Аладруин

Ветки обугленными пальцами тянулись к небесам. Тучи клубились, цепляясь за острые кончики, срываясь с крючка, плыли дальше, не задерживаясь на месте. Шаги звучали треснувшей оболочкой листвы. На краю горизонта вспыхнула желтая полоска. Сложно предположить был ли то закат или рассвет. Здесь я впервые. Экзистенциальное путешествие по глубинам своего сознания рассыпалось магнетическим порошком, комочками скатывалось между пальцев, собиралось обратно в единое целое. Земля оборвалась неожиданно и я, взмахнув руками я еле удержалась на месте. Да и разбейся я сейчас вдребезги, летя вниз головой, там внутри моего тела возможно не нашла отражения моя выходка. Еще одно неосторожное падение. Возможно…
Холодок пробежал по спине, сзади кто-то был. Я оглянулась – никого. Глухой клокочущий рык ввел меня в оцепенение. Но кто это был, я не смогла увидеть. По ноге проползла красная в черных кольцах змея. Я даже не шелохнулась.
- Ты слышишь, слышишь, - шипела, пела, пела, она.
- Слышу, - повторила я на автомате.
Детский смех звучал везде: справа, слева, носился по кругу. Но не веселый, вымученный. Когда неожиданно падаешье и, чтобы не заплакать, дети смеются, чтоб не показать свою слабость перед тем кто сильнее. Ему вторила грусть плещущая осколками клавиш из пианино. Кто-то потянул меня за правую руку, затем за левую, кажется они решили сыграть со мной.
Кто-то шептал около уха:
 - Она не знает куда идти.
- Смотри у нее амулет.
- Ты думаешь она найдет выход отсюда?
- Спроси у нее сам, ты же был ее любимчиком.
- Глупости, это она принесла горящую свечу в тот вечер. Смотри мои пальцы до сих пор черные.
Ветки дерева затрепетали. Пальцы, ветки, круговерть.
- Давай покажем ей выход?
- Зачем? Пусть останется с нами.
- Она не видит нас.
А меня все кружило и кружило Черная полоска неба слилась с желтой полоской солнца в пеструю ленту, змеи обвившей мою ногу.
Мелодия набирала силу, а мир слился в один пестрый крутящийся шар. Когда смиренно принимаешь происходящее как данное, нет уже желания вырваться из него поскорее. Ты вписываешься в событие случившееся с тобой, и становишься его частью. Вплетаешься нитями в каркас, прорастаешь сквозь новые волокна. Смотришь глазами смотрящего на тебя мира. И тогда ты можешь управлять событиями, творящимися вокруг тебя.
Я резко остановилась, От моих рук в разные стороны посыпались тела. Калейдоскоп красок продолжал вращаться, но внутри него я уже видела путь отсюда. Они больше не смеялись, они рычали и шипели как маленькие зверьки, с ярко красными глазами.
- Аладруин, - завыли они.
- Аладруииин, - рычала, разверзаясь, земля.
Первобытный страх неизвестности сковал конечности, пробежал холодком по позвоночнику. Он был бесплотным духом, от взгляда которого и самой хотелось выть на все голоса от обрушившейся тоски, безысходности, бесцельности существования в этом месте здесь и сейчас. Хотелось лечь на землю и умереть вместе с теми детьми, неизвестно откуда всплывшими в моем путешествии в сознание.
Наконец демон заговорил
- Я исполню одно твое желание, только одно.
Просить ничего не хотелось. Хотелось падать, обезумев с обрыва, тонуть в океане, рассыпаться на части, быть пеплом уносимым ветром.
Он ждал.
Время остановилось. Стихли голоса.
- Проси.
- Я, - не было даже сил говорить, чистая ангедония во  всей ее меланхоличности.
- Я хочу вернуться в момент предшествующий моему погружению.
- Хорошо, - ответил демон, раскрывая рот до невероятных размеров.
Он поглотил меня. Прожевав, перемолов в космическом пространстве множества астероидов и планет и выплюнув обратно.

Стук барабанной палочки, записанной на диктофон вывел меня из оцепенения. Я выключила Винамп и заварила чай с апельсином и корицей. Близился рассвет.


Рецензии