Ошибка. Этап 8. Очищение

   Планета Ог'Соот почти близнец Земли. Содержание кислорода в воздухе, наличие океанов с водой, количество видов живых организмов и растений должно о чем-то говорить.
Растения имеют преимущественно темно-розовые – красные листья и темно-красный стебель. Деревья тоже с красными листьями, черный – серый ствол. Из-за особенного вещества, чем-то похожего на хлорофилл, материковая часть планеты красного цвета. Даже для обитаемой Ог’Соот особенная планета. И сооты нашли, чем ее еще больше выделить: огромные пятикилометровые в длину и вширь сооружения, похожие на цилиндры и черные стержни. Черные стержни – фильтры воздуха и регуляторы погоды. Цилиндры – здания, где соотцы работают. Расположенные друг от друга на расстоянии в тридцать километров, они превращают сфероид в пупырчатый фитнес-мяч. Есть еще огромный правительственный дворец, куст кристаллов диаметром восемь километров. Помимо имеются маленькие здания с разнообразными формами. Вблизи эти творения выглядят завораживающе и жутко.
Птиц и животных, обитающих на суше, Ог’Соот не имеет – давным-давно жестокие племена соотов истребили всех наземных младших тварей. Потом более мирные племена так же истребили этих тиранов (это не значит, что в то время более мирными стоило считать совсем паинек, но сейчас соотцы многое понимают и стараются сохранять настоящий мир).
Океаны богаты морскими существами, похожими на рыб, осьминогов, ракообразных и змей. Есть и совсем экзотические существа. Например, зедка – сороконожка с панцирем и без мозга, который впоследствии будет нарастать на камне, к которому она прилепит свои четыре щупальца. Зедка – идеальная добыча для ковумалии, гигантской змеи с четырьмя глазами и тремя ртами, где два используются еще как жабры.
Считается, что поверхность Ог состоит из четырех океанов, четырех континентов и пяти больших островов. Причем второй, третий и четвертый континенты значительно уступают по размерам первому. Первый размера Пангеи.
Около разломов тектонических плит раньше часто происходили землетрясения с тяжелыми последствиями, разрушившие целые города, но ученые Ог’Соот смогли решить проблему передвижения тектонических плит с помощью технологий.
У соотцев существует распорядок дня (сутки – 53,5 часа), режим (они тоже спят, но несколько иначе, чем человек). Удивительно, что жители Ог не испытывают надобности в освещении своих площадей – они спокойно видят в темноте. Однако в «Экспериментальных Комнатах» есть образцы источников света. Что касается ламп, то используются «радиолампы». Одна радиолампа даже сквозь стены несет свой «свет», так что на всю планету хватает двенадцать супер-ламп.
Все жилые помещения находятся под поверхностью – там сооты спят и проводят досуг. Есть под поверхностью особые штабы управления, которые посещают лейгиды и ваеры. О визитах лейгидов не принято говорить во всеуслышание, хотя вестники Аубетраттурема – частые гости, и даже передвигаются по планете в открытую.
Соотцы говорят на двух языках (не двумя). Первый – «звучащий», второй – язык жестов. Жестами называют в правильной последовательности повороты зрачков глаз. То есть для соотов обычное дело стать друг напротив друга и «судорожно осматриваться». Так можно быстро передать информацию, музыку, картинки, даже видео-файлы.
Когда необходимости передавать «биты» коллегам по работе нет, нужно послать звуковой зов о помощи, или поговорить с кем-то знакомым, сооты переключаются на слова. Веселым голосом говорят шутки; угрожающим и раздраженным выражают свое неприятие; спокойным и лишенным волнения – информацию, требующую ударения; тихим – признания в любви и личные комплименты. Хотя окраска признания от комплимента заметно отличается.
Такие вот соотцы многогранные, они понимают все чувства спектра, так же как человек, и даже чуточку больше. У них случаются разные ситуации в жизни. Жизнь у них подольше будет, чем людская, от тысячи до полторы тысячи лет, по их годам. Год на Ог – три года на Земле.
Соотцы по своему красивы. Одна раса, обоеполые, млекопитающие. Рост взрослой особи колеблется от 1,60 м до 2,10 м. Два глаза, нос с шестью тонкими незаметными вертикальными ноздрями. Жители Ог ходят на двух ногах, имеют две руки, и чем бы не люди, если бы не расположение сердца, качающего малиновую кровь, отсутствие почек и серый тон кожи. Еще нервная система другая.
Мужская половина соотцев не имеет волос на голове, как лейгиды. Сооток же часто украшают «волосы» – продолговатые упругие чешуйки. Они могут быть по-разному уложены, это сразу говорит о классе в обществе. Нет, деление на богатых-бедных отсутствует, оценка производится по месту работы, от которого зависит прическа.
Соотов и людей лейгиды создавали приблизительно в одно и то же время, решив сделать цивилизации в чем-то очень похожими. Четыре типа темперамента. Два типа логического мышления. Два полушария мозга.
Нынешний правитель (страна одна на всю планету, прямо как у фанкекха) заботится о здоровье и самочувствии жителей, прислушивается к их просьбам.

Именно здесь, на Ог’Соот, и родилась Деметра. Старый купол-родоносец (десятиметровый кустообразный нарост с двадцатью биологически активными живыми искусственными матками) севера, выносивший ее, доживал свои последние дни перед закрытием. Он принес этой планете почти десятую процента населения, но за восемь тысяч лет его структура несколько видоизменилась, некоторые внутренние компоненты окислились, кое-куда пробрался грибок. Различные проверки заставили правительство местного города выбрать дату гибернации купола. Почему нельзя было вылечить его мгновенно: это живое существо, наподобие дерева, имеет свои болезни. Сооты обнаружили, что если лечить его, оно умирает, так как не приемлет никаких лекарств. Если не лечить – живет от семи до десяти тысяч лет, медленно заполняясь космическим видом плесени. Но нет другого заменителя куполу, так как машины дают свету бездушных, менее чувствительных, долго развивающихся после рождения, а связанное с природой – природой наделяет.
Почти три года никто не хотел отдавать свои эмбрионы куполу, соотки не подписывали контракт, считая древний кустообразный организм слишком нестабильным. Одна из работниц, Матема Эри, дезинфектор атмосферы в комнате с куполом, решила отдать свой эмбрион. Без ее вмешательства купол бы закрыли в короткие сроки, а она лишилась бы работы. Документ продлил получение ее зарплаты, но явил и обратную сторону такого решения.
Прошел год, девочку вынули с некоторыми мутациями на голове и теле: у нормального ребенка одно сердце, а не полтора, глаза находятся в среднем на полтора сантиметра выше, волосы-чешуйки не сращиваются вместе. Некоторые кости получились незначительно искривленные. Новорожденные соотцы имеют умственное развитие восьмилетнего ребенка homo sapiens.
Ее назвали в честь человеческой древнегреческой богини плодородия Деметры, так как директор предприятия искусственного вынашивания детей увлекался людской мифологией.
Несмотря на мутации и неприглядную внешность, Деметра Эри росла активной и веселой. Как и каждый новорожденный житель Ог, Деметра получила жилище и необходимую бытовую технику.
«Родитель» – это слово у соотцев тождественно со словом «друг». Мать изредка наведывалась к дочери. В первый раз она пришла, чтобы за час научить Деметру готовить еду. Во второй чтобы объяснить, как пользоваться виртуальной сетью, подключаемой к голове (нечто наподобие интернета). Этого было достаточно на год.
– Привет, мам.
– Привет, дочь. Вот так готовят еду.  Пока, дочь.
– Пока, мам.
Правительство дает соотцу от рождения пять лет детства, после чего наступает выбор Пути. Существуют три – Путь рабочего, Путь художника, Путь рабочего на правительство. Под Путями прописаны различные вариации, которым почти нет предела. Каждый выбирает себе, что по душе.
– Что такое свет?
Глаза Деметры не видели радиоволны, она обратила на это внимание только на втором году жизни, когда появилась нужда выйти из дома. Можно сравнить с дальтонизмом у человека.
– Мам, я путаю цвета.
– Вот тебе номер доктора.
Приготовив съедобную жижу, Дема позвонила врачу, он порекомендовал ей:
– …Сделать операцию. Я приду за вами, ожидайте завтра.
Глазной врач изучил проблему девочки, обнаружив у нее невероятную способность – видеть «людской световой спектр», а также инфракрасное свечение. Поражение доктора было столь сильным, что он вызвал ученого делегации.
– Здравствуйте, господин Ном. Извините за беспокойство…
– Нисколько не обижен. Покажите мне Деметру.
Взглянув на строение сетчатки, профессор Ном тоже нашел глаза необычайно особенными.
– Операцию пока ни в коем случае не проводить. Создаем документ о передаче Деметры мне для исследований.
Свидетельство о передаче составлено, через час Деметра едет в другой город с ученым в аэропоезде:
– Господин Ном, а в чем мои глаза особенные?
– Видишь ли, ты не видишь того, что видим мы. Но ты видишь то, чего мы не видим.
– Видно, мое виденье будет на виду?
Ном улыбнулся. Он достал сверток с фото-пыльцой. Рассеяв пыльцу по кабине транспорта, он предложил Деме посмотреть видео, в котором рассказывалось про работу ученых. Фото пыльца забурлила, исторгнув 32 кубических вершка разноцветного газа. Газ застыл на месте и начал принимать разнообразные формы, показывать фильм. Пыльца могла создавать как радио-свет, так и «людского спектра», какой видела Дема.
– Меня назвали в честь какой-то богини с планеты Земля. Расскажите о Земле.
– Эта планета очень похожа на нашу, и логисты (лейгиды) создали там жизнь. Планета людей, меньших братьев. Древний относительно недавно подарил людям души.
– Расскажите о Древнем.
– Давай потом, как приедем и закончим дела, связанные с твоими глазами. Лучше опиши тучи. Какие они для тебя за окном?
Деметра посмотрела в небо через огромное открытое окно. Резко начался дождь.
– Ну, они, эм… большие.
– Как четко видишь их? Можешь рассмотреть вон ту, слева от Хыиге?
– Ох, очень ярко.
Для Нома звезда Хыиге была обычным кругом, Деметру же лучи ослепляли.
– Ярко? Ты весьма удачно применила это слово, если хотела сказать о высоком уровне контрастности. На свет тебя произвел, я так понял, старенький Дродов купол? Покажи, пожалуйста, все обнаруженные мутации.
Купол-родоносец города, в котором родилась Дема, был назван в честь Дроды. На многих планетах еще миллиард лет назад ходила легенда о том, что Дрода не доппель, и ненавидит всякое разрушение. За четыре миллиарда лет ни одна цивилизация не застала свидетельства уничтожения Дродой планеты, звезды, или другого космического объекта. Случай с разрушением своего храма оправдали.
Дродамаху часто строили храмы в различных цивилизациях. Однажды он пришел в такой храм и разрушил его со словами: «Не мне вам молиться».
Иногда Дрода становился легендой, так как почти никому не являлся. Многие цивилизации признавали его истинным вершителем, а его недоступные пониманию идеи превозносились. Он мог прийти в один мир, сказать два слова, и они записывались на века. Мог прийти в другой, создать статую, изображающую нечто, и его рукотворность прятали, замуровывая под семьюдесятью метрами металла. Известные его предложения: «Живите, архиане», «Тяну правду из сердцевины», «И вы слабы, и вы сомневаетесь», «Говорю с вечным, и вы говорите». Лейгиды же от архиан знали, что Дрода доппель, поэтому недоверчиво к нему относились.
Ном привел Деметру в палац науки, где работал. Сделав трехмерный снимок Деметры, он приступил к изучению, попросив девочку подождать результатов в зале ожидания.
Все проходящие мимо зала ожидания, невольно взглянув на Деметру, начинали на нее таращиться, чем чуть не довели до слез. Один молодой ученый попросил разрешения сделать ее трехмерный снимок себе, но Деметра отказала, не выдержав и побежав к профессору Ному.
– Отлично, анализ завершен. У тебя обнаружились, помимо мутаций и неспособности видеть сквозь стены, интересные особенности. Во-первых, в твоей крови обнаружено новое вещество, подозреваю, это гормон. Такие гормоны нормальные соотцы точно не вырабатывают. Еще ослаблен иммунитет к заболеваниям. Повышена температура кожи – она у тебя теплее внутренностей. Глаза видят по-разному, оказывается – свет «человеческого спектра» один вообще не улавливает. Насчет ребер: да, операция необходима, не то они будут расти и впиваться в органы. В остальном мутации несущественные, можно оставить все как есть. Займусь тщательным синтезом твоего нового гормона и созданием лекарства для глаз. Ты свободна. Я уже заказал тебе обратный путь. Как понадобишься, вызову.
– Благодарю за эту замечательную поездку, господин Ном. Я столько всего увидела!
– Естественно, ведь ты не можешь смотреть сквозь твердые тела. Представить не могу, как это.
– Надеюсь, будет очень захватывающе начать смотреть сквозь стены, когда вы сделаете мне лекарство.
– Не торопи события. Пока не знаю, удастся ли это мне. Возможно, придется и на глазах сделать маленькую операцию.
– Господин Ном, вы обещали рассказать мне о высшем существе по имени Древний.
Ном слегка качнулся и замер:
– Он не совсем существо. Некоторые почитают его за существо, но большинство считает его создателем этой вселенной, Богом. Это покровитель архиан и лейгидов. Как и о Дродамахе, о Древнем мало что известно. В ранних свидетельствах архиан описано, что Древний телосложение всех своих созданий на пути их эволюции вел к тождеству со своим. И кто достигал такого облика, получал большую душу, сущность вечную. И хотя мы, ученые, обнаружили души вовсе не вечными, а тоже смертными, не исключено, что они все же продолжают благодаря Древнему существование в его измерении. Когда речь заходит о Древнем, то вспоминаются все те странности, какие он творил с привычными нам физическими законами. Записи архиан рассказывают о странной силе его слов. Объяснить пока не получилось, как он словом однажды передвинул корабль архиан с одного края скопления галактик к другому. Если бы он ускорил корабль своим магнитным полем каким-нибудь… Но нет, корабль просто прыгнул сквозь пространство, чего в природе допустить невозможно. Доппель, ускоряясь, порождает своим телом микроволны, и можно отследить его приблизительное перемещение. Корабль на пути таких волн не сделал, когда переместился Древним. Кто бы он ни был, он знает тайны вселенной. Все, Деметра, у меня дела. Посмотришь про Древнего в сети дома.
Девочка отправилась в обратную дорогу. По пути назад в аэропоезде она подслушала разбирательства соота и соотки, молодой пары. Они выясняли свои отношения:
– Не смотрел на нее, сколько повторять?! – доказывал он.
– Я же видела! Она там за стеной приводила нижнее белье в порядок, пока ты изучал ее фигуру! Не прощу!
– Я смотрел на картину…
–  А за стеной с картиной стояла она!
– Ох, это повторяется изо дня в день! Лучше бы я не видел сквозь стены!
– Лучше бы я видела твои помыслы сквозь невинные глазки! Тогда бы я точно уже ушла от тебя!
«Должно быть, отношения – это здорово», – подумала Деметра. – «Надо и мне кого-нибудь найти, чтобы не скучать».
На одной из остановок в вагон аэропоезда зашел лейгид. У соотцев имелся перечень правил как себя вести в таких редких ситуациях: не разговаривать с лейгидом, вести себя спокойно, при необходимости уступить ему камеру отдыха, если все заняты.
Лейгид занял камеру напротив Деметры, и ей выпала удача рассмотреть его. Он, опустив голову, сел на коленки. Она изучала его странные черные глаза. Он посмотрел на нее, но, в отличие от соотцев, никак не отреагировал. Она дрогнула, перевела взгляд.
«Настоящий лейгид, высшее существо. Умеет ли он говорить по-соотски?» – спросила себя Дема.
Но она не рассчитывала, что он услышит ее мысли.
– Деметра, – отозвалось в голове девочки.
Она опять посмотрела на лейгида, и все ее сознание вдруг окутала странная пелена радости. Она видела только лейгида, сидящего на коленях. В его глазах появились какие-то яркие галактики.
– Радуйся, божье творение. – Лейгид слегка поменял положение головы. – Ты станешь спасением твоему миру.
Вместо радости в ее голове появился вопрос. Он не покидал, даже когда она приехала домой.
«Может он из-за моих мутаций сказал мне так? Но почему сразу не обратил внимания?» – задавалась вопросами Дема.
Наступил вечер, Хыиге медленно заходила за горизонт. Деметра искала в сетевом пространстве информацию об интересующих ее вопросах, готовилась ко сну.
Кровать у соотцев необычная – она представляет собой куб, три четвертых которого замуровано в полу. Ложась в такую кровать, проваливаешься вовнутрь, зависаешь посредине, удерживаемый эластичным прозрачным настилом. «В центре» кровати появляется чувство, что ты защищен от всего вокруг. Там удобно не только отдыхать, но и работать. Можно скачать в память этого приспособления для сна виртуальную реальность, и исследовать ее.
Деметра упала в кровать и провалилась в… кровать. Она отключила дополнительные функции типа «Выберите направление сновидений», желая поразмыслить о своем. Внезапно вспомнился вопрос, который она забыла задать профессору. И тут же нашла ответ в сети:
«На Ог’Соот нет сооружений, называемых «Храмами Древнего». Но такие сооружения существовали раньше. Последний храм был погребен вместе с городом Иммимя семнадцать с половиной тысячелетий тому назад. Сутью храма считалась вера в Древнего, как в создателя всего».
Деметра решила узнать больше о забытом городе:
«Некогда величественный город Иммимя, под воздействием череды землетрясений, ушел под поверхность, затянутый Малой Южной литосферной плитой. Город имел размер четырех Йиче (Столица Мира, центральный и наибольший город на планете в наше время). Утрата Иммимя – великое тяжкое бедствие для всех соотцев. Умерло шесть процентов населения, пропало двадцать процентов инфраструктуры всей планеты того времени».
«В центре города находился Храм Древнего – огромный торговый центр, в котором продавали разнообразные предметы и вещи, связанные с поклонением Древнему как божеству. Интересную особенность можно заметить: во всех храмах Древнего начинали торговлю, и все храмы закрывались. Это связывают с особенностью рынка, его кругооборотом. Но случившееся с последним великим храмом никак не укладывается в индукционную связь».
«В наше время многочисленные группы исследователей отправляются под землю в поисках остатков древней культуры жителей Иммимя».
Деметра заинтересовалась пропавшим городом, решила стать исследователем. Она составила прошение, отправив его по адресу учебного заведения, занимающегося подготовкой подземных археологов. Ближе всех к ней был Эмпирический Пятый Учебный Центр археологов – всего в ста километрах от дома. Прошение представляет собой кубик с личной информацией и заявление. В течение трех дней прошение обрабатывают и готовят приказ о зачислении, либо отказ. Отказы случаются очень редко, в случаях, если у претендента имеются определенные статьей заболевания.
На посылку не ответили в первые три дня, и не отвечали последующие три. Деметра огорчилась, но сдаваться не собиралась. В сети она начала искать работников учебного заведения, чтобы связаться с ними напрямую. Нашла двух – управляющего (Мубис Аув) и его заместителя. Ответили они так: «Ваше заявление возмутило у нас большие споры. Завтра будет еще одно заседание, оно все решит. Не отчаивайтесь. Мы никогда не оставляем заявителя забытым».
Наступило «завтра». Деметра оделась и поехала в штаб организации археологов, дабы контролировать процесс лично.
Здание показалось ей привлекательным: бледный параллелепипед с небольшим количеством квадратных окошек. В радиусе километра от здания площадь с металлическим покрытием.
Входа нет. «Где же он? Об этом нет упоминания в сети».
Деметра простояла час на улице, прежде чем увидела перегруженного двумя мешками парня, блуждающего по площади.
– Простите, господин. Подскажите, пожалуйста, где вход?
Соотец мягко посмотрел на девочку:
– Сам ищу.
– Вы тащите что-то. Должно быть, вы грузчик.
– Должно быть.
– Как же вы не знаете, где вход? Может он совсем не здесь?
– Может.
Скинув мешки со спины, парень оформил их в кресло, со вздохом усевшись. Звезда Хыиге палила на небе в полную силу.
– Будем жда-а-а-ать, – сказала Деметра, присев на коленки, как лейгид.
Хыиге медленно плыла на небосводе над терпеливыми.
– Не надоело? – спросил соотец.
– Не.
– Мож ты пить хочешь? – додумался парень.
– Мож.
– На.
– Благодарю.
Парень подал Деме свою наполовину пустую флягу.
– Вы здесь давно работаете?
– Да тока пришел! – не выдержал парень, слезинка потекла по его румяной щеке.
Наверное, его глаза хорошо промылись. Не исключено, он только обратил внимание:
– Что у тебя с кожей? И что на голове?
– Ох, это… Да это так.
– Хочешь нестандартно выглядеть? Но в твоем возрасте… Тебе же где-то года два?
Не стоило переключать тему.
– В каком возрасте? Я взрослая! Не надо мне говорить, как жить! Я хоро…
Огромная стальная плита начала отрываться от остальных. Площадь медленно раздвигалась, как мозаика. Металлические призмы вытянулись, медленно поворачиваясь. Плиты слаживались, образуя нисходящую дорогу. Треугольные плиты переворачивались, являя деревья. За три минуты латентный парк показал себя. Зрелища такого масштаба оба не ожидали.
По нисходящей дороге кто-то поднимался к пришедшим. На свет вышел соотец в яркой белоснежной мантии. Он гостеприимно произнес:
– Добро пожаловать в Эмпирический Пятый Учебный Центр Археологического Всемирного Сообщества. С какой целью вы совершили к нам визит?
– Здрасте. У меня тут обоз. Вы заказали криловую руду.
– А я на поступление, – добавила Дема.
– Хорошо. Подождите ответа оператора.
Двоих пригласили вовнутрь. Различные артефакты древности украшали винтовую дорогу. Потом следовал длинный коридор в сторону здания. Три лестницы, и цель достигнута: Деметра смотрит на восемнадцать удивленных господ, сидящих за овальным столом.
– Взяли?
Директор Мубис в негодовании собрала кубики вместе, поместила их в резонатор и бахнула молоточком по диффузору. Маленькие молнии затрещали, двигаясь снизу вверх по жезлам резонатора, выжигая на кубиках шифр.
– Вы приняты! Поздравляем!
– Спасибо. Где мой учитель?
– Вот он, – ответила директор. – Эй, вон ты, сюда. Тебя как зовут?
– Цахих Уорэм.
– Будешь у нее преподавателем. Заседание окончено.
Цахих Уорэм привел Деметру в техническое помещение.
– Вот комплект одежды поступившего. А здесь необходимая техника. Завтра у тебя начнутся занятия; вот график; держи введение. Это план комнат. Твой класс будет на третьем этаже. Удачи в учебе.
Уорэм вручил девочке кучу учебного барахла и поспешно удалился. Деметра развернула ткань с введением:
«Вы стали частью сообщества археологов Ог’Соот. Отныне вы следуете правилам нашей организации. Добро пожаловать в 9-й корпус Эмпирического Пятого Учебного Центра! Мы надеемся, вы проявите полную заинтересованность в подготовке к непростой работе поиска и восстановления древних артефактов нашей великой и славной цивилизации».
Деметра собрала все мешки и папки, направилась к центральной дороге. На выходе она опять встретила парня-грузчика:
– Ого тебя нагрузили, – сказал он.
– Да.
– Не тяжко?
– Да не.
– Давай помогу донести.
– Если вам нетрудно.
Они вместе вышли и отправились к дому Деметры.
– Вам нормально заплатили? – спросила девочка.
– Еще бы они не заплатили мне как следует! – оглянулся назад парень. – Работаешь каждый день, как ароглот в бытность свою.
– М-м… Почему вы выбрали именно такую работу?
– Хе, ну, это… Не сказать, что мне нравится таскать мешки. Вообще я работаю на шахте регулировщиком. Просто попросили принести, вот.
– А меня взяли в ученики сообщества археологов.
– Круто. Ты, значит, полностью подземная станешь, как я. Дай четыре!
*Негромкий хлопок*
– Мы уже почти дошли, вон мой лифт. Может, вы хотите поесть?
– Не, спасибо.
– У меня хорошо получаются импровизированные лепешки.
– Не-не, спасибо. Не хочется на смену опаздывать.
Пришли домой. Парень выгрузил все мешки и пакеты.
– Спасибо за то, что помогли. Как вас зовут?
– Граик. Ну, что, удачи тебе…
– …Деметра, – добавила девочка.
– Деметра. Стань крутым археологом и найди свой супер-артефакт.
Граик покинул дом. Его уход вызвал у Деметры маленькую грусть, потому что за то небольшое время, которое они путешествовали вместе, она успела чуть-чуть привязаться к нему.
«Пусть Удача идет и с Граиком вместе», – подумала она.
Потом начался разбор учебного материала. Деметра примерила два вида рабочей формы, разделила склеенные чипы-учебники, вытянула инструменты. Насмотревшись на все это, она разложила наборы по ячейкам для вещей. От хлопка ячейки опустились вниз, под разъехавшуюся плитку на полу. Плитка затем сомкнулась, скрыв новые приобретения в «погребе».
Настало время кулинарии. Отточенные до профессионализма движения: разделение плеяд (это фрукт) выгнутым ножом, дробление кенового листа с высоким содержанием аргона до состояния кашицы, смешивание алканов с полидезлептидохлорофагом, добыча цедры исакона, синтез жгутиков снежного колючего гриба, доведение кустообразных микробактерий Эрбо до состояния шока для получения глюкольперсинилнитрата. Температура жара из печи максимальная; сосуды перегоняют эссенцию под давлением в три атмосферы; компрессор превращает обильно выделяющий соки фрукт, похожий на яблоко, в скрюченную гульку; ядрообогатитель пульсирует, источая приятный запах; поршни-нагнетатели качают силикон (кто ж знал) в режиме «турбо». Пар наполнял помещение, все бурлило, кипело, шипело и тряслось.
Напомним, мама давала Деме только один урок кулинарии. За год Деметра превратила создание пищи в искусство. В результате на свет рождалось невиданной мощи блюдо, поражающее воображение своим деморализующим видом:
– Ма, съедобная жижа готова. Если можешь, приди, пожалуйста, сегодня вечером, оцени блюдо.
– Ой, я сегодня не могу, дочь. Поставь пока ее в крио-печь. Завтра, возможно…
Вечер проходил в обыденном спокойствии, пока не позвонил профессор Ном:
– Привет, Дема. Это я. Закончил изучение твоей проблемы и составил план дальнейших действий. За тобой через неделю прилетят два врача из Главного Научного Операционного Центра Ог’Соот…
– Главная больница в мире?!..
– Да-да. Будем проводить дегенерацию ДНК и вживление постагамм. Это несколько отличается от обычной, вернее, это невероятно сложная операция, возможно, сложнейшая за последние десять лет. Событие немалого масштаба! Участие в реструктуризации очагов управления твоего тела примут тридцать шесть врачей-ученых!
Деметра присела, осознав услышанное:
– Господин Ном, пожалуйста, расскажите коротко, в чем заключается смысл такой сложной операции?
– Ох, не могу по сети. Давай, когда прилетишь.
– Скажите, я хотя бы имею право отказаться? Или операция неотложна? У меня настолько серьезная болезнь?
– Все расскажу, Дема. Все, как встретимся. Мне выпала честь вести все это дело.
– Выпала честь?
«Что он там делает? Разве он не вел все изначально?» – спрашивала себя Деметра.
– Просто жди. Если что, еще поговорим.
Неожиданные обстоятельства слегка дезориентировали. Решение профессора делать операцию показалось странным.
– Мам, ты ведь знаешь, меня тогда вызывал профессор Ном. Это из-за мутаций. Так вот, он сказал, что через неделю мне будут делать какую-то «дегенерацию генов». Что это?
– Он так сказал? – Лицо матери стало серьезным. – Ох, это плохое слово – «дегенерация». Видимо, тебя хотят лишить ДНК-спиралей, полностью их уничтожить, заменить искусственными. Не знаю, чем вызвано такое решение. Дегенерацию генов обычно проводят в военных целях, для создания боевых биологических солдат. Держи меня в курсе. Помни, что можно составить отказ от любой операции, даже если она необходима для жизни.
На следующий день Деметра пошла в сообщество археологов. Вид ассоциации со вчерашнего не поменялся – красивый парк вокруг здания никуда не делся. Пришло очень много учеников разного возраста – около пятидесяти соотцев. Все стояли посреди парка. Самым молодым являлся годовалый соот, самой старшей – четырехлетняя соотка. Деметре было 2 года (приблизительно равно возрасту шестилетнего человеческого ребенка).
Из-под земли выехала трибуна с Мубис. Эта красивая соотка ста тридцати лет (достаточно молодая директриса) сияла от счастья. Мубис обратилась к присутствующим:
– Сегодня все вы пришли провести первые уроки. Надеемся, наша ассоциация докажет вам, что вы не зря выбрали профессию археолога. Отделение школы нашей ассоциации больше практическое, так что за дальнейшие три года обучения вы вдоволь попутешествуете по планете. Каждому ученику дается металлическая плата-свидетельство, разрешающая бесплатный полет в любую точку мира. Также на время обучения срок вашего официального детства продляется, как и во всех учебных заведениях Ог – вы продолжаете получать детские льготы и не возвращаете империи чип для стопроцентной скидки на покупку еды. Мое имя профессор Мубис Аув, я директор школы археологов – управляющая всех одиннадцати корпусов Эмпирического Пятого Учебного Центра. Добро пожаловать!
Перед присутствующими выехал парадный вход. Толпа торжественно зашагала внутрь. В здании все разошлись по своим классам. Деметра отправилась на третий этаж, в класс профессора Уорэма.
Просторное помещение с множеством экспонатов предстало ее виду. За Деметрой вошло еще три ученика и ученица. Слева на возвышении находился Цахих:
– Прошу, проходите. Если вам нужны рабочие места – пол у нас трансформирующийся, и может выделить каждому по парте. Чипы-учебники вон там.
В класс зашло еще шесть новеньких. И еще четыре. И еще три.
– Сегодня у нас введение в археологию, – объявил Цахих. – Присаживайтесь. И, пожалуйста, потише.
Все смолкли, приготовившись слушать учителя.
– Мы живем в настоящем, – начал он. – Но у нас также есть и прошлое. За те десятки веков, которые существует наша империя, цивилизация, планета, в меняющемся обществе соотцев происходило много разного, интересного, важного. Важного – для истории. А история тесно связана с археологией. Воскресить забытое – вот что мы пытаемся…
Деметра обратила внимание на окружающих. Рядом с ней сидела девочка постарше, с красиво уложенными волосами-чешуйками, в легком платьице. С другой стороны дремал мальчик с модными рунами на плече и шее. Он был одет по школьной форме. Не все оделись, строго следуя правилам, так как «Руководство по обучению» не запрещает ходьбу в своей одежде в обыденное время. Исключение составляют контрольные работы и экзамены. Сама Дема оделась по форме.
Как оказалось, мальчики киснут на уроках куда быстрее девочек. Учителю приходилось на каждом новом уроке напоминать всем держать осанку.
– Теперь возьмите свои лопатки. Вот оно, неизменное оружие археолога! Представьте себе, даже земляне такими пользуются. Просто, универсально, элегантно…
Тут что-то громко пикнуло.
– Урок окончен. Перерыв. Кто хочет есть – столовая на четвертом этаже.
Среди выползших из класса Деметра вылетела, исполненная радости. Она нисколько не устала – все новое ее сильно радовало. Куда же теперь направиться? Еще целых пять минут свободного времени! Настал черед рассматривать клыки вымершего гигантского бугрохода.
– Можно к тебе обратиться? – спросила одна девочка Деметру, взирающую на разнообразные останки животных.
– Да?
– Посмотри, пожалуйста, на моего Ятли. Он совсем грустный, потому что никто с ним не говорит.
– Привет, Ятли, – улыбнулась Дема маленькой морской змейке.
– Он говорит тебе: «Пивет, я Ятли. А как тея заут?» – пропищала девочка.
– Очень приятно видеть тебя, Ятли. Мое имя Деметра.
– «Деетла, а пасиму ти так стланно виядишь?»
– Потому что у меня мутации по всему телу.
– Что такое мутации? – спросила девочка уже от своего лица.
– Видоизменения тела из-за нестандартного генетического кода.
– Знаешь, Ятли очень нравятся твои волосы. Они у тебя с рождения такие?
– Угу.
– Ятли говорит: «Жако, у моей хозяки нету таих воос», – загрустила девочка.
– Ну что ты, Ятли, на самом деле «Деетла» хотела бы себе такие же волосы, как у твоей «хозяки».
– Правда? – сделала домиком бровки девочка. – Я Теи. Ох, и нагрузили нас на первом уроке.
– Да вроде нет…
– Еле как вытерпела. Ой, сейчас уже второй.
«Чуть не пропустили уведомляющий о начале урока пик», – подумала Деметра.
Второе занятие было более интересным. Цахих включил проекцию пещеры и показывал, как лазерной установкой правильно срезать слои камня, если не знаешь, какие артефакты могут в нем находиться. Также он показывал трехмерные модели лазерных установок, которые используют сейчас и использовали раньше; рассказал о забавном случае, когда с помощью лазерной установки выкапывали более древнюю такую же установку; показал на карте, где сейчас проводятся самые масштабные археологические работы. При упоминании Иммимя Деметра засияла.
– Пожалуй, закончим на этом. Всем приятного вечера, – пожелал Уорэм, распустив класс по домам.
Деметра шла домой в хорошем расположении духа. Появлялись маленькие приятные мечтания о дальнейшей жизни в классе. Было принято решение завести себе домашнего питомца и подружиться с одноклассницами. Только мысль об операции тяготила девочку. Зиждиться ли на своих опасениях? Пожалуй, следует заранее составить заявление об отказе.
«Но в операции будут принимать участие много ученых. Стоит ли отказываться? Не подведу ли я много кровных?» – рассуждала Деметра.
Кровными соотцы называли друг друга. Все считались братьями и сестрами.
– Мам, я собираюсь купить себе домашнего питомца. Какую амфибию ты мне посоветуешь?
– Бери губку, их кормить совсем не надо.
– Мам, я серьезно.
– Да любого питомца бери. Я тебе что, консультант?
Деметра зашла в магазин амфибий. Сколько тут всякой живности! Прямо на входе стоят два вертикальных аквариума с рыбками и всякими морскими обитателями. От дизайна магазина создается впечатление, что ты попал под воду.
«А вы знали, что соотцы раньше могли дышать под водой…» – болтали динамики.
– Можете подсказать мне, какого питомца выбрать? – спросила Деметра.
– Хорошо. Вот у нас морские змейки, сейчас очень популярны. Еще есть налемовые рыбки, червячки, осьминожки, каракатицы, пенициллоды, морские зомбии, всасыватели, зедки. Выбирайте, что вам по душе.
Взор  девочки остановился на красивой маленькой каракатице:
– Вот эта.
– Держите. Вот инструкция и домик для нее. Без воды может жить десять дней.
– Благодарю.
Через минуту каракатицу звали Хемронодовозора. Или просто Хема. Хема и Дема. Девочка сразу же стала обустраивать Хеме уголок дома: вылепила из твердеющей пасты морские волны с рыбками, разрисовала в яркие цвета. Со стороны выглядело как профессиональная работа. Поставив в уголок аквариум, Дема наполнила его водой и всунула туда каракатицу. Хотя та постоянно норовила выскочить и радостно носиться по всему жилищу.
Вечером Дема рассказывала Хемронодовозоре свои выдуманные фантастические истории о людях с планеты Земля, и каракатица понимающе булькала, а вне воды попискивала «йой-йой-йой», «чивк-чивк». Истории были очень интересными, придуманными с любовью и воображением:
– И представляешь, Хема, люди стали повелителями вселенной. Целой вселенной (какие хорошие получались сказки)! Потом бог разгневался, что они высоко возомнили о себе, и… ну, убил всех. Вот такая грустная история. А потом их всех воскреси-и-или! Сжалились. Видишь, уже веселая. Потом опять убили, передумали. – Дема махнула рукой. – Воскресили – убили, воскресили – убили, воскре… Ауф, м-ням. Я уже спать хочу, сказка окончена. Спокойной ночи, Хема.
– Йой-йой. Чивк.
На следующий день Деметра взяла Хему с собой – пусть учится археологии. Уорэм отвел всех учеников на минус шестнадцатый этаж, чтобы показать раскопки, которые ведутся прямо под Учебным Центром. Хема, видимо, почувствовала повышение давления и понижение температуры, потому что испуганно затряслась.
Цахих показывал всем выступающую из гранита кость:
– Редкое природное явление. Этот токтапрь стал жертвой извержения вулкана.
Оказалось, под Центром было полно вырытых комнат, ведущих в пещеры с рудными залежами, разнообразными минералами. Атмосфера под поверхностью менялась. Деметра не видела сквозь стены, поэтому ее небольшая экскурсия вдохновляла. Она попадала в прошлое, во времена рудокопов, когда слово «механика» не знали.
Представлялись картины, где соотские рудокопы своими неустанными потертыми ручищами ломали молотоколом кусок за куском тускло светящуюся щажную руду.
– Я вам больше покажу! – воскликнул учитель. – Пройдемте сюда. Вот наше достояние.
Все вошли в просторную комнату с десятиметровой длинной/шириной и пятиметровой высотой. Из боковой части потолка на протяжении шести метров выступал слегка повернутый большой металлический полукруг, отражающий в искаженном виде окружающее. Он устрашающе свисал над удивленными пришедшими.
– Сплайтр лейгидов. Модель «Душа». Возраст этого мотылька – семьсот миллионов лет. Представление есть о том, как это – семьсот миллионов?
– Это же целая вечность! – воскликнул удивленный мальчишка.
– Именно! – довольно опоясал заключение преподаватель теории археологии Цахих Уорэм. – Это целая вечность. Это транспортировщик, не боевой корабль, но все же выглядит воинственно, не так ли? Понимаете ли, насколько лейгиды мудры и древни?
Деметра вспомнила лейгида, которого видела в аэропоезде – его молодая кожа будто не знала, что такое старость. А ведь соотцы старели – пусть и медленно, но предел в генах был. Зачем лейгиды устанавливали этот предел? Во-первых, не они это делали. Древний устанавливал всем живым одушевленным существам порог, когда они должны перейти в его измерение. Все от воли Древнего зависело. Если кто-то противился высшему порядку, убирал ограничение, дабы стать бессмертным, того все равно ловили и «отправляли к Древнему». Лейгидов же Древний сделал своими помощниками, они получили привилегии.
– Как часто лейгиды посещают Ог’Соот? – спросил любопытный паренек.
– Дорогие, я же не военный планировщик, откуда мне знать? Мы занимаемся археологией.
– А как этот сплайтр оказался здесь?
– Вот это уже правильный вопрос. Он просто упал. Да-да. Даже у лейгидов случались поломки.
Деметра тем временем обратилась к своей новой подружке Теи:
– Смотри, какая у меня каракатица. Ее зовут Хема.
– Ятли очень рад, что познакомился с такой милой каракатицей.
– Как тебе уроки?
– Честно говоря, не очень. Я сильно устаю, – вздохнула Теи. – Нет, уроки-то хороши, просто… устаю. А тебе как?
– Восхищаюсь, – сказала Дема. – Хочу когда-нибудь отправиться исследовать древний город Иммимя.
– Ого, вот это цель, – удивилась Теи. – Говорят, находящиеся под землей, на стыке литосферных плит, руины города Иммимя наполовину погружены в разогретую мантию планеты. Но как утверждают исследователи, центральный храм Древнего остался почти на 90% целым. Изнутри он совсем не повредился!
– Да? Откуда инфа?
– Смотрела недавно в сети. У меня ж родители верующие.
– Верующие? Это как?
– Ну… пойдем, – позвала Теи Деметру. – Отойдем вон туда, пока нас не видят.
Став позади всех, Теи начала рассказ:
– Может ты слышала, хотя сейчас не все знают… Это о создателе миров Древнем. Когда-то давно на нашей планете было много храмов. Строились они для того, чтобы соотцы приходили туда и просили Древнего о помощи. Он все слышал, и помогал им.
– Все слышал? Как это?
– Ну, его жизненные нити во всех местах…Они, ну… Несмотря на то, что он сейчас далеко, он все слышит через нити. Они не материальные.
– Не материальные? Они состоят из бозонов?
– Да нет же… Как объяснить… Вера – это…
– А не надо никак объяснять, – влез какой-то мальчик. – Древний не бог. Теи, ты рассказываешь ей какую-то чушь.
– Тебя вообще никто не просил влезать! – возмутилась Теи. – Оставайся при своем мнении сам с собой!
– Ой-ой. Учеными уже давно доказано, что Древний никак не помогал обществу соотцев на протяжении веков. А вера в его божественность – то же самое, что цепляться за какую-то надежду, которая в итоге ничего не стоит.
– Оставайся. При. Своем… – отделяла каждое слово от другого Теи. – Мнении. Сам. С собой!
Мальчик безнадежно помотал головой:
– Таким как ты бесполезно объяснять. – И отвернулся.
– Вот и отлично. Наконец он закрылся, – успокоилась Теи.
– То есть, вера в Древнего в качестве создателя, а не в качестве существа – это и есть причина, по которой были построены храмы? – спросила Деметра.
– Да, – воскликнула Теи. – И хоть храмы уничтожены, вера все равно существует и сейчас.
– Хм… – задумалась Деметра. – Так это же лейгиды создали соотцев…
– А кто создал лейгидов? Кто создал архиан? Фейонцев? Онохом? Все мы созданы в соответствии с первородным образом.
Деметра вздохнула. Она чувствовала перед собой тяжелый выбор – встать ли на сторону Теи, или разрушить ее убеждения, декламировав суровую реальность? Но Дема остановилась. Она решила, что недостаточно знает о Древнем, так что выбор можно отложить на потом.
Цахих вернул всех в класс, дал домашнее задание, и отправил домой. По дороге туда Деметра чувствовала усталость, размышления давались с большим трудом.
Дома вдруг все предстало перед ней в другом виде: какое-то неживое. Деметра начала замечать, как сильно все имеющее душу отличается от неживого. До этого у нее был приятный образ дома, живого существа. Сейчас же она чувствовала вокруг себя только спаянные между собой металлические стены. Живой была только она и каракатица.
«Жизнь – вот оно что такое. Жизнь надо беречь», – рассуждала Деметра.
Неделя пролетела весьма незаметно. Настал тот самый час. Самое неожиданное – настал он ночью. Девочку разбудил звон, уведомляющий о прибытии кого-то. На пороге стояло два статных молодых мужчины. Лица их не выражали абсолютно ничего.
– Здравствуйте, Деметра Эри. Одевайтесь. Вещи желательно с собой не брать.
Вместе с двумя стройными врачами в длинных серебристых бушлатах девочка выехала на поверхность, увидев перед собой большой полукруглый космический корабль точной формы ганодермы южной, земного гриба, растущего на стволах деревьев. Иллюминаторы отсутствовали.
«Военный корабль соотцев? Что за дела?!» – негодовала Деметра.
Корабль плавно присел на уличную плитку. Боковая дверь растаяла, образовался вход.
– Прошу, входите, – пригласил соотец.
Обстановка внутри была мрачноватая, привычная для военного транспортировщика. Деметра в небольшом пассажирском корпусе ощущала, как корабль стремительно набирает высоту. Гул ядерного двигателя, бездушной машины, доносился до нее. Стало немного одиноко, ведь девочка и в военных врачах не почувствовала чего-то живого.
Не прошло и трех минут, корабль уже садился. Выйдя из корабля, Деметра оказалась в темном помещении.
– Добро пожаловать в Главный Научный Операционный Центр империи Ог. Мы находимся на глубине в десять тысяч метров под поверхностью. Вы, верно, Деметра Эри? За мной.
С группой ученых Деметра пришла в просторный кабинет. Там находилась еще куча врачей и инженеров. Среди них девочка рассмотрела профессора Нома. Он, улыбаясь, что-то кому-то передавал. Потом в компании четырех ученых Ном вышел на трибуну.
– Вам, кавалер Ордена Науки II-й степени, магистр Умбра Ном, присуждается грант в размере трех квадриллионов единиц криптовалюты для проведения сложнейшей за последние двадцать лет операции! Так же за поиск, обнаружение особого образца, и передачу данных о нем военным силам империи, вы получаете благодарность от всех военных Ог’Соот – Декады Легионов Ог’Соот! Эта карта с благодарностью позволит вам пожизненно приобретать любые товары с огромной скидкой!
– Куда уже подарков, – довольно урчал Ном.
«Ах ты скотина!» – додумалась Деметра. – «Передаешь меня военным, чтобы срубить бабок?! Ты опустился в моих глазах, Ном. Неужели ты думаешь, что меня, как куклу, можно подвергать любым опытам?! Твоя «необходимая операция» – это всего лишь очередной эксперимент по созданию суперсолдата! Нетушки, не видать тебе гранта! Мне всего-то чистая карта памяти нужна».
В Деметре кипела неимоверная ярость. Дегенерация ДНК ведет за собой полное бесплодие. Перспектива бесплодия не особо радовала Деметру – она хотела бы иметь здоровых жизнерадостных детей, хотела бы заботиться о них, учить их; не так относиться к ним, как относилась к ней ее мать.
Она увидела всю изуродованную сторону мира (как ей показалось).

Продолжение
Этап 9: http://proza.ru/2018/03/25/748


Рецензии
Здравствуйте Александр! На одном дыхании прочитал 8глав "Ошибки".Превосходно!
Давно не читал подобного.Какая фантазия! Какое воображение ! Вас можно сравнить
с Айзиком Азимовым. Удачи Вам и неиссякаемого полета Разума! Жду продолжения.
С уважением,

Игорь Герасименко   15.01.2018 18:54     Заявить о нарушении
На это произведение написано 11 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.