Просветление белых воротничков

  Ниже публикуется отрывок из книги:


Игрушечные люди: Повести и рассказы/Тимофей Ковальков.
— [б. м.]: Издательские решения, 2018.—262с. ISBN978-5-4493-9971-7

Ознакомиться с книгой и прибрести печатную или электронную версию 
можно по адресу:
https://ridero.ru/books/igrushechnye_lyudi/

Ссылка на книгу расположена внизу авторской страницы. Приятного чтения.

***


                Глубоко внутри каждого мужчины живет другой
                мужчина, гораздо коварнее первого.
                Народная мудрость



        Один начальник, бывший на излечении в неврологическом санатории, попавший туда из страны стеклянных офисов, поведал мне по секрету загадочную историю. Якобы двое его знакомцев, в былые времена белых, но пожелтевших от времени воротничков, утомились офисной жизнью. Растратив внутренние инвестиционные капиталы впустую, отправились клерки на последние припасенные доллары бизнес-классом в затаенные деревни внутреннего Лаоса и посвятили остаток жизни исступленному поиску Просветления. А произошло это так.

        Скитались двое клерков по каменистым тропинкам и уходили в густейшую чащу леса. Истерев о камни три пары кроссовок «Найк», они стояли часами на одной ноге в темной сталактитовой пещере. Искатели истины постились, медитировали и молились, пели мантры и размышляли над коанами[1], слушали звон фарфоровых колокольчиков в тени, стучали себя по плечам бамбуковыми палочками и выпускали диковинных певчих птиц из клеток на волю.

        Воротнички прошли курс «Детокс», постриглись наголо, отрастили бороды и накололи одинаковые татуировки в виде танцующих красно-синих драконов на спинах. Совершали бывшие инвесторы необходимое и возможное, строго по священным текстам на страницах «Фейсбука», для приманивания просветления к себе. Но капризное просветление бегало мимо на звонких копытцах и не обращало никакого внимания на бывших клерков.

       Первый из этих двоих — молодой, слюнявый невротик хвастался не в меру. Он гордился аналитическим умом и искал просветления так искренне, как только мог. Трудно догадаться, что представляет собой пресловутое просветление, но молодому клерку верилось в существование пути к просветлению.

      Второй воротничок, немолодой, оброс толстой корой и пребывал в психозе. Он был крайне опытен и искушен, видал всякие виды и подвиды тоже видал, заматерел. За годы службы в офисах старший клерк изрядно поистаскался. Жил ни во что не веря, никуда не стремясь, но умел искусно играть роль самого себя, верящего во что угодно.

      Юный воротничок на самом деле, если присмотреться, верил искренне в путь к просветлению, но не развился волей и не доверял себе, сомневался в своем увлечении. Большую часть времени он не столько шел по пути просветления, сколько играл роль иной версии себя, верящей в намерение достигнуть лучшего.

      Ветхий воротничок не верил никогда и ни во что, но так окреп духом, что затмил выдержкой коньяк «Курвуазье», наполнился самоуважением. Он знал, что может играть любую необходимую в жизни роль безукоризненно и точно. Если взглянуть повнимательнее, то видно, что старший клерк попросту выучил текст назубок. Бедолага так утвердился в роли, что ему приходилось самым искренним образом верить в то, что он на полпути к просветлению.

      Такова была неуловимая разница между двумя типами психоза. Оба воротничка ревностно наблюдали друг за другом и за собой, стремясь постичь, кто лучше играет роль. В самой глубине коварного, но ранимого подсознания нервные клерки узрели, что они — лишь актеры друг пред другом и в особенности — перед собой. Так буддисты-неудачники незаметно вступили в соревнование, кто из двоих наиболее извращенный игрок. В новой внутренней лаосской игре им предстояло убедить соперника и себя невиданной доселе и безукоризненно чистой партией в том, что как бы путь к как бы просветлению как бы найден.

      Тема казалась трудной, но в общих чертах знакомой им практикой. Воротнички разыгрывали спектакль, отрепетированный в веселые времена, когда они наперегонки изображали успешность внутренних инвестиций в стенах офисов.

     Никто из двоих в уме не допускал и половину мысли о том, что такая фигня, как путь просветления, на самом деле реальна. Если вообразить, что эта гадость реальна, то как такую идею можно продать сопернику или себе самому? Очевидно, нужно убедительно ее продемонстрировать, а для убедительной демонстрации, как знали приятели по богатому опыту, важно одно лишь искусство совершенного изображения, а не сама далекая реальность, какова бы она ни была.

     Впрочем, если присмотреться глубже, то сама далекая реальность, какова бы она там ни была, если бы о ней случайно зашла речь, существовала исключительно в виде проданного продукта совершенного изображения самой себя по отношению к самой глубокой, спрятанной и ранимой части подсознания.

     Временами, слоняясь как два изголодавшихся и обгоревших на солнце зомби по лесу в динамической медитации с песнопением, оба отставных воротничка полностью теряли нить тонкой игры. Актеры поневоле забывались и путали, что они изображают и для кого. Так проходили трудные и напряженные годы пребывания во внутреннем Лаосе, и прошло ни много ни мало — тринадцать долгих лет.

     Воротнички трудились над собой и над мозгом друг друга, как два электрических лобзика фирмы «Бош», и не отдыхали от тяжких трудов ни днем ни ночью. Каждая минута потрачена была не зря, а в соответствии с ранее поставленной важной целью. Шла невероятная по силе конкурентная борьба, шел спектакль, шоу, шел мыльный сериал маленьких изобразительных сцен, поставленных друг для друга и для внутренней коварной части себя. Без устали, наяву и во сне одна часть сознания продолжала убеждать другую и бормотать невнятные монологи. В жестокой схватке так никто и не победил, несмотря на то, что их дважды показали по телевизору в популярной вечерней программе «Борьба духов-инвесторов во внутреннем Лаосе».

     За тринадцать лет воротнички-буддисты прервались один раз, это длилось не более трех минут. В один из дней во внутреннем Лаосе истощавшая парочка случайно набрела в лесу на забытую кем-то и почти пустую пачку сигарет. К тому времени бывшие инвесторы совершенно отвыкли от табака, но инстинкт толкнул их сесть ненадолго в тень у ручья и закурить. Целых три длинных минуты они не соревновались, не думали, не играли, не оценивали себя и игру друг друга, а просто медленно выпускали дым и наблюдали, как он уходит к верхушкам пальм.

    Строго говоря, в тот момент никто и не наблюдал за дымом. Три минуты, длинных как вечность, воротнички потратили бесцельно, ни на что. Настолько бессмысленно и настолько впустую, что проступило с очевидностью полное отсутствие вечно играющих и вечно ищущих умов там, в те минуты у ручья.

    Журчал прохладный ручей, поднимался к вершинам пальм легкий дымок от сигарет, пели выпущенные на волю диковинные птицы. Земля дышала прохладой, дул ветерок, звучала мелодия лаосского утра. В канавке рядом лежали три пары истертых о камни кроссовок «Найк». А две одинаковые татуировки красно-синих танцующих драконов шевелились на загорелых спинах.


Примечания

[1] Загадки, основанные на нарушении логики, принятые в дзен-буддизме.


Рецензии