26. Призрак

Крышка коллектора подскочила, и сквозь щели на пол хлынула желтая пена. Шах прыгнул на нижнюю ступеньку и полез вверх. За ним – Рента.
За пеной пошла грязная вода.  Пена фосфоресцировала в полутьме.
- Не меньше тысячи рентген, - Шпиндель кивнул на водяные буруны.

Мы пролезли в люк в потолке.
Скобы, приваренные к метровой стальной трубе, в которой мы оказались, кое-где сгнили, но в целом держали вес. Метров через тридцать труба кончалась нуберритовыми кольцами. Промежуточное помещение, небольшое, квадратов сорок, ничем не освещалось – темень хоть глаз выколи. 
Шах зажег химическую трубку.
Здесь ничего не было. Только бетонный пол и пара железных дверей с вентильными запорами. Я с трудом открыл первую дверь и посветил фонарем.
За дверью был пандус, идущий вдоль путей, на высоте нескольких метров. Где-то далеко в тоннеле горел одинокий фонарь аварийного освещения.
- Отдохнем пока, - я снял с плеча поклажу.

Рента разломила промо-брикет и бросила половину мне. Шах расстелил маленький коврик и принялся разбирать оружие.
Меня заинтересовала дверца, вмонтированная в стену. Обычно такими закрывали электрощитки освещения.
Я повернул собачку и не без труда отворил её.
Так и есть. Три рубильника и ряд старинных автоматов, несколько вставок. Всё было покрыто сырой черной плесенью.
Нет, пробовать включать было небезопасно. Из-под клеммника вылезла здоровенная красная сороконожка.
- Оба-на! – Шпиндель ловко подцепил ее на конец катаны. Насекомое угрожающе затрещало, но было поздно – Шпиндель мгновенно поджарил её запальником экстрактора.
- Чистый протеин, - заявил он и тут же отправил ее в рот.
Рента перестала жевать.
- Ты бы хоть счетчиком ее проверил, самурай.
- Зачем? Если б их было десяток, а так - только между зубов застряло, -  Шпиндель аппетитно хрустел, жуя сороконожку.
- Шах, ты что не ешь?
Тот не ответил, сосредоточенно занимаясь своей пушкой.

Я услышал шум, он появился со стороны открытой двери. Взяв оружие, я вышел на пандус.
Шум доносился из тоннеля. Он становился громче, ощутимее. Словно приближался поезд. Из решеток вентиляции пошел теплый воздух с запахом извести.
Звук поезда уже заполнил пути прямо под пандусом. Колеса громко стучали на стыках.
- Это не здесь, это выше, - Рента стояла рядом и смотрела на черный потолок.
- Странно. Я чётко слышу, что это здесь.
- Так все слышат.
- Ты о чём?
- Это «Ноль Девятый».
Я усмехнулся. Я слышал эту сказку с самого детства. Однако же звук был, и он был вполне реальный.
Мы вернулись в комнату.
- А что это за легенда? – спросил Шпиндель.
Рента уселась, скрестив ноги.
- Это не легенда. Это случилось еще в первую войну. Тогда люди верили, что могут спастись в убежищах и в Подземке. Поезда уходили на конечные станции, дальше от эпицентра. Последним шел ноль девятый. Люди заходили в вагоны в той одежде, в которой покинули дома. Ракета попала прямо в эту станцию, но ноль девятый каким-то чудом успел въехать в тоннель.
От ядерной детонации сместилось время, и поезд попал в петлю Хартмана. Он движется по кругу вот уже сто лет и никак не прибудет на станцию.
- Почему? – Шпиндель непонимающе помотал головой.
- Они всегда уезжают. Но никогда не приедут.
- Кто – они?
- Люди в поезде. Рассказывают, что некоторые видели этот поезд. Он проносится по заброшенным неведомым путям, замкнутым в кольцо. Иногда появляется на станциях. Там, за его окнами, стоят и сидят пассажиры. Держатся за поручни, читают газеты. Только машиниста нет.
- Круто. Ну, это вроде фантома, я понял. Поезд сгорел, а его призрак остался.
- Ничего ты не понял. Поезд настоящий, и люди в нём живые. В том и дело, что если бы призрак, то он бы проходил сквозь препятствия как призрак.
- А разве не так?
- Не так. Ты знаешь, что такое петля Хартмана?
- Нет.
- В неё может попасть вообще любой человек. К примеру, живет он, ходит на работу. И так день за днем. И завтра на работу, и послезавтра. В воскресенье – телевизор, компьютер. Потом опять на работу. У него ничего не меняется, понимаешь? И тогда вдруг случается щелчок, такой тихий щелчок. Временной отрезок растягивается, и тогда человек может прожить хоть сто лет. И никто этого не заметит, потому что вокруг него ничего не меняется. Он не умирает, а как бы выпадает из жизни.

- Хватит байки травить, - Я прервал Ренту, - откроем люк. Мне что-то не нравится эта тишина.
Мы откинули крышку и я посветил фонарем вниз. Пятно луча отразилось от стен. Рента подобрала железный костыль с пола и бросила вниз.
Раздался тихий всплеск.
- Вода. Она через три часа поднимется до третьего уровня, и мы зажаримся. А до главного колодца часа четыре хода.
- Гернер, давай в голову. Я за тобой, замыкает Шах. Выдвигаемся.
Шпиндель подхватил поклажу и натянул противогаз. Шах задраил люк, и мы побежали по паттерне.

…Пятно фонаря плясало перед ногами. Мы бежали уже час с небольшим. Смазка не помогала, и стекла начинали запотевать. Приходилось на ходу  снимать и снова смазывать.
Дышать стало труднее.
Я оглянулся – Рента бежала без маски.
- Снимай, Гернер. Снимайте все. Здесь уровень небольшой.
Шпиндель остановился.
- Ты рехнулась. Это в воздухе он небольшой. А в слизи на стенах?
- Она права. Мы не успеем.
Шах молча снял противогаз и швырнул его на пол.
- Вперед!

…Мы прибыли на место через два часа бега.
Главный колодец, сливная шахта коллектора – это двадцать метров в поперечнике и сто метров в глубину. Мы находились на четвертом уровне, метрах в двадцати ниже бетонного потолка. Коллекторные порталы выходили по всей высоте, по несколько штук с каждого уровня. Вода струями стекала из них и устремлялась вниз. Внизу находились резервуары на миллионы литров с механическими фильтрами. Фильтры давно разрушились, и вся вода просто поднималась промо-насосами к набережной и выбрасывалась в залив.
Там, внизу, и была цель нашего похода.
Мы стояли у ограждения.
- Крепите веревки. Ниже под нами – площадка обслуживания.  Там есть лифт, - Я показал на небольшой балкон.
Рента и Шпиндель начали вязать веревки к перилам. В этот момент где-то на верхнем уровне раздался грохот, и на нас полетела ржавая дверь. Рента отскочила в сторону, и дверь саданула по перилам.
- Быстрее! Нас сейчас смоет, как крысят! – крикнула она.
Я зацепил карабин и махнул через леер вниз. Шах и Рента тоже, за ними поспешил Шпиндель. В момент мы были уже на площадке. Последним вбежал Шпиндель – в проеме двери уже шумела чудовищная стена воды, водопадом низвергавшаяся в шахту.
Шпиндель дернул с трудом поддавшуюся дверь, и мы задраили ее наглухо.
В помещении горела дежурная лампа. Я открыл щиток и включил питание. Над дверями лифта загорелось зеленое табло.
- Нормально. Грузитесь, лифт едет четыре минуты.
Оружие – к бою…!


Рецензии
Да действительно мне видно что к концу произведения Силы Добра заметно прибавили в технологиях размышлениях креативе и яркости и таким отрадно видеть улучшение и развитие к большему.

Лайтовик Производства   08.01.2018 12:40     Заявить о нарушении
Внимательно прочёл все Ваши рецензии. К сожалению, не знаю Вашего имени, пусть будет Лайтовик. Непонятное слово.
Вам не следовало так утруждать себя, достаточно было одного отзыва. Тем не менее благодарю вас за столь подробные отзывы, мне они понравились. Вы человек думающий и внимательный. Это редкость в наше время.

Еще раз огромное спасибо, с уважением,

Гавриил Фрост   08.01.2018 13:26   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.