Зачем живём?

ЗАЧЕМ ЖИВЁМ?
1. Предназначение
- Дружище! Давай выпьем с тобой. Одному, типа, скучно мне.
- Одному не должно быть скучно. Если скучно с самим собой, то и другим будет скучно с тобой. Так не должно быть, молодой человек.
- Чё?
- Да нет, ничего… Я не пью, я за сигаретами сюда заходил. Хотя, давайте, постою с вами. Мне интересно поговорить.
- Интересно ему… Ха! Бухать всегда, типа, интересно. Закуски нет, колой вот запьём… И пить будем из горла, стаканов нет. Не побрезгуешь? Давай ты первый, короче… Не скучно самому с собой… гы-гы, дружище, ты приколист. Это сумасшедшие сами с собой, типа, разговаривают… Давай-давай, пей. Слушай, дай сигаретку, у меня денег не хватило купить, всё вон на водяру с запивкой ушло, короче.
- Да нет, я не буду пить. А с кем ещё говорить, если не с собой? Вот вы задавали себе вопросы, зачем?
- Что, зачем? Какие вопросы? А тя как зовут-то? Меня Михой!
- А вопросы, например, зачем живете, Миша? Неужели только для работы, развлечений, удовольствий, водки той же? Неужели для этого?
- Я, дружище, живу для кайфа! Кайф нужно брать отовсюду. Живу, как живётся, как мне нравится… Только вчера, вон, четырнадцать суток отсидел, правда. Меня, типа, четвёртый раз уже. Первый раз на шесть, второй на шесть, а вот два последних на четырнадцать, короче… Бухой за рулём.
- Зачем же вы, Миша? Пьяным за руль… ладно сам, а если собьёте кого. Нехорошо это.
- Тааа… знаю. Слышь, так как зовут-то?
- И что, прав лишили, наверное? Вы же совсем молодой человек.
- Та ну… У меня их никогда и не было, прав-то этих. Девяносто четвёртого года я выпуска, типа, гы-гы.
- Ну, вы мне в сыновья годитесь, Миша. У меня дочка тоже девяносто четвёртого.
- Нифига… А тебе сколько? Молодо выглядишь. Слышь… дай сотку, а! Лучше две, короче. Ты-то сейчас свалишь, а я б пожрать чо купил.
- Хорошо. Держите сотню, а я пойду, пожалуй. Хотя, нет, если поесть… вот вам триста. Всего хорошего, я пойду.
- Чо? Дядя! Стой. Мне ещё на тачку дай, до деревни добраться, не пешком же… Стой, я сказал! Мне бабки срочняком нужны, понял!

***
- Слышь, Андрей! И салон кожа? Супер просто, короче! Она какого года?
- Второго, Миха. Ты прав был…  Лучше тачку себе купить, продав этот бабкин старый дом городским. Так что, тебе тоже спасибо за тачку.
- Не, ну нормально, четырнадцать лет для бехи ерунда. Масло менял?
- Миха, я взял её только вчера, какое масло… Давай обмоем пока.
- У меня пузырь есть и рубасов триста осталось, короче… Масло менять нужно сразу, Андрей, движок - это главное в машине.
- Да, не парься, я ж проставляюсь… не все же деньги на тачку потратил. А ты, смотрю, бухал вчера, хе-хе.
- Да так, типа… короче, отпустили, как и посадили, в первом часу ночи, час в час, через четырнадцать дней. На телефоне денег нет, позвонить тебе или кому. И денег три сотни и мелочь. Я пузырь взял и колу. Думаю, пешком с водярой-то дойду за пару часиков. И тут этот лох, сигареты там себе брал, типа. По ушам ему пришлось дать. Сам виноват, мне деньги нужны, а у него были. Я видел… засветил, я не виноват, правда, Дрюнь? Не хрен бабки показывать было. К тому же, не все. У него ещё остались.
- Ну, ты как всегда… Сильно по ушам-то?
- Я в лоб ему головой и по ушам с двух рук. Но он встал, я помог ему даже, отряхнул, короче. И пошли мы каждый своей дорогой, гы-гы… Он странный, этот лох…Вопросы, говорит, себе нужно задавать, типа, зачем живёшь.
- Да хрен с ним, с лохом этим… Миха, сможешь мне масло поменять?
- Да легко. А масло-то есть? Ещё фильтр нужен, чтоб сразу масло менять, короче.
- Да, давай сейчас в город мотанёмся, возьмём, что нужно.

***
- Зацени, что тачка высокая, менять масло без ямы можно… Подай фильтр, этот выбрось, короче.
- Совсем плохо?
- Та-а... Ща сольётся всё, подождём. О… ты водочки налил уже… гы-гы. Ну, пусть там пока сливается…
- Давай…
- Ну, за тачку, шоб ходила ещё пятнадцать лет.
- Уф-ф… знаешь,  лох тот из головы не выходит, короче. Про смысл жизни который… Вот реально, для чего кто живёт, а? Не водяру ж, типа, глушить. Вот, для чего я?
- Ты? Шоб мне помочь с машиной, вот для чего. Не было б тебя, я об масле-то и не вспомнил, так и ездил бы. Да и не купил бы её, тачку эту… Ты голова! А давай за девчонками в Купчино сгоняем, типа, тачку им покажем и всё такое?
- А погнали! Давай, водяру бери, по дороге допьём из горла. Заводи!
- Блин, идёт-то она как… Немцы, всё же, лучшие тачки делают.
- Икс-пятые? Та-а… делают. Но щас не то. И кожа ободрана, но маслом можно  потереть.
- Каким маслом тереть-то?.. дай и мне глотнуть.
- Подсолнечным, обычным, всё блестеть будет. Вот, хоть и джип, а  дном цепляет… Для наших дорог повыше бы, да?.. Чо это?!
- Заглохла…
- Ну-ка… стартер, вроде, крутит. А у тебя аккумулятор-то как, смотрел? Покупатель!
- Я шо, доктор? Не знаю. Давай ещё по глотку, и посмотришь, что там с ним. Я бабам пока позвоню, может, сами до нас дойдут, пока возимся.
- Правильно, пусть идут, тут остался километр, не больше… Короче, нужно прикурить кого-то вызвать… но провода нужны.
- Ало, Ксюха! У нас тут аккумулятор навернулся. У братана твоего трактор на ходу? Мы тут на повороте перед лесом. Найдёшь? Всё! Приезжайте, давайте, водки полно.
- Давай пока, типа, полежим в траве, чем у капота стоять… Я вот реально начал думать, как тот лох - а на хрена я живу на свете, какое моё предназначение?

***
- Металлолом это уже, а не машина… Если только на разборке кто что возьмёт. Масло слили, не залили…
- Да-а… Миха! Вон, канистра полная в багажнике так и осталась. Может, залить сейчас?
- Теперь-то чо, Андрей, раз движок стуканул.
- А кто масло менял?
- Вместе меняли! Я слил, и ты тут с водярой, вот и забыли… Да и чо ты, я ж оплачиваю мастера.
- Оплатить-то меня придётся. Пять тысяч за вызов из города. Но сделать я ничего не смогу, парни. Без масла километров пятнадцать ехали, потом «прикуривали» трактором… Офигели совсем, двадцать четыре вольта пускать? Все мозги сгорели, все прошивки. До кучи автомат добили, когда на верёвке по полю тащили обратно. По частям на жестянку, если продадите чего, а так, в металлолом только…
- Миха, всё ты…  я теперь понял твоё предназначение.

2. День рождения - грустный праздник
Сначала просто звенело в ушах и болел нос. Тот парень, что меня вырубил, даже поднял потом, отряхнул, прежде чем порыться в моём бумажнике и засунуть обратно в карман. Всё как в тумане. Виноват, конечно, я сам, не нужно было перед ним бумажник с деньгами открывать. Да и врезать сам ему мог, но не готов был к агресси. И вышел-то ночью пройтись, подумать по работе, сигарет купить, и на тебе…
Начала страшно болеть и кружиться голова. Отгоняя боль, пытался опять думать о своих исследованиях. Когда я ими не занимаюсь, чувствую себя полным ничтожеством. Приходят мысли, а нужны ли они вообще, нужен ли я в этом мире? Но стоит опять взяться за дело, и приходит уверенность, что нужны. Мои исследования нужны человечеству, которое уже привыкло к антибиотикам, но даже последние разработки – это лишь производные старых, что разрабатывались в прошлом веке. Новых пока нет, а нужно ещё испытать, наладить производство - это годы и десятилетия ожидания для больных. Опасность понятна лишь профессионалам. Старые препараты будут действенны настолько же, как анальгин против рака. Нынешняя власть, да и вообще поколение, думает только о сиюминутных благах, удовольствии и комфорте. Им  важнее, в какой машине они едут, в каком доме живут, как одеты и где отдыхают, а не то, что будет с их детьми, с последующим поколением.
Когда нашу лабораторию генных исследований закрыли, мне предложили заняться другой тематикой под руководством бездарного чиновника от науки. Я психанул и уволился, но свои исследования не прекратил. Теперь занимаюсь этим без финансирования, и, чтобы прожить, подрабатываю извозом на своём видавшем виды фольксвагене.
Голова болела всё сильнее. Начало тошнить. Чтобы не упасть, сел на бордюр и обхватил голову руками. Я ненавижу праздники. Последний всенародный -  Новый год - был для меня самым плохим днём. Все со своим близкими и любимыми, а я одинок: моя любимая дочь праздновала с моей бывшей любимой женой. Она пригласила на праздник своего нового молодого человека, а меня, не позвали. Любимая женщина тоже была не со мной - у неё муж и двое детей. И чтобы не выть белугой, новогоднюю ночь провёл за рулём, возил пьяных, весёлых и счастливых людей. Я думал, что новогодний праздник для меня самый плохой день, оказалось, ошибался. Сегодняшний, день сорокапятилетия, оказался ещё хуже. Он выпал на субботу, когда любимая в кругу своей семьи, что полностью исключало даже возможность встречи, а мои надежды провести день с дочкой, посидеть в кафе рухнули. Я не люблю свой день рождения. Совсем. Принимать поздравления мне как-то неловко, а отмечать шумной компанией, тем более. Я не публичный человек. Но в этот раз был некий юбилей, и я начал ещё за месяц копить деньги на застолье в кафе, отрываясь чаще обычного от исследований на заработок. План был прост. Ещё неделю назад в телефонном разговоре дочка припомнила о моём дне и пообещала найти время встретиться.  «Я позвоню тебе шестого, и мы договоримся, пап», - сказала тогда моя Таня. Не позвонила. К концу дня я понял, что не могу работать, что я ЖДУ. Её звонка. Ждать – противоестественное занятие, трата самого ценного, что у нас есть, впустую. Время уходит, а мы - мы ждём. Когда уже стемнело, раздался звонок. К удивлению, это была не дочь, а моя любимая Валечка.
- Здрасте! Такси?
- Валечка!
- Вы не могли бы приехать на Лучевую 17 и отвезти пассажира на Гудкова 45?
- Не можешь нормально говорить, муж рядом… А встретиться? Сегодня, в субботу?
- Нет.
- Не понял тогда.
- У меня тут тётя… мы звоним в другие такси, там говорят триста – это дорого, отвезёте за двести?
- Я отвезу бесплатно.
- Нет… За двести отвезёте?
- Я тебя увижу сегодня?
- Нет.
- То есть, ты позвонила, что бы сэкономить сто рублей своей тёти?.. Валечка, лично тебе это очень нужно?
- Если не можете, то мы не будем отказываться, и она поедет за триста.
- Пусть едет за триста… Валечка.
Когда положил трубку, вдруг понял, что день уже прошёл, и я зря копил деньги на кафе и зря обрадовался звонку Вали. Выйдя из дома, пошёл по улице с мыслями о работе – это отвлекало. У меня даже была цель. В двух кварталах от дома в ночном магазине купить сигарет. А в итоге, сижу на обочине с разбитой рожей, да ещё ограбили.
Тут пришлось прикрыть глаза рукой от света фар проезжающей машины. Та остановилась, продолжая светить мне в лицо.

***
- С вами всё в порядке?
- Да. Спасибо, всё хорошо.
- У вас кровь…
- Да, я знаю, спасибо. Фары… ваши фары прямо в глаза.
- Да, сейчас уезжаю… А, может, вас в больницу отвезти.
- Лучше, дайте зажигалку, если есть, я свою потерял где-то.
- Я не курю… А, подождите, в машине есть прикуриватель. Встать сможете?
- Смогу, но лучше этого пока этого не делать. Обойдусь, спасибо за беспокойство.
- Сейчас… Вот, прикуривайте быстрее, пока раскаленный.
- Очередное спасибо… фары… ваши фары.
- Сейчас уеду… А вы не на машфаке учились в начале девяностых.
- Учился.
- А я смотрю, лицо знакомое! Я с вами в параллельной группе учился на первом курсе, после горбачёвского приказа, не помните, наверное? Меня отчислили, правда, после первого. Вот, память на лица хорошая, а на имена нет… Мы, по-моему, даже как-то пиво с вами пили в одной компании.
- Да? Очень рад встрече… Не помню, к сожалению… Чем сейчас занимаетесь по жизни?.. Фары…
- Да сейчас, выключу… Так лучше? Я сяду рядом.
- Мне подвинуться?
- Ха! Приколист. Давай на ты? Ты чего тут сидишь-то? Вроде, трезвый… Что с лицом?
- Упал… Так чем занимаетесь?
- Бизнес у меня небольшой… Дай сигаретку, что ли… Я, вообще, не курю… но дай. О! Хорошо. Слушай, как тебя зовут-то? А то неудобно: сидим на одном бордюре, курим, учились вместе, а как зовут друг друга, не знаем. Меня - Виталий. Виталий Картов, не помнишь?
- Ну, не такой уж и небольшой бизнес, наверное, раз на Brabus ездите, Виталий… А зачем вы живёте? Не задавали себе такой вопрос?
- Ты, похоже, не слабо ударился, все же…
- Нет, это не в обиду, Виталий! Я сам об этом который день думаю. Не обижаетесь?
- Да нет… Мы ж на ты. Зачем живу? Дом достроить нужно, детей вырастить, мир объездить… Бизнес, опять же.
- Я не об этом, Виталь. Это… Ну, не для этого же живёт человек. Вот жил, к примеру, помещик, покупал себе кареты, строил дом, пристройки, сады там… Карета давно превратилась в прах, на месте усадьбы квартал хрущёвок теперь, имени его и то никто не помнит… А был Менделеев, простой крестьянин.
- Ну, ты, знаешь… Кстати, так и не сказал, как там тебя... Всё временно. На то время, значит, была нужна и карета, и поместье. Вечного ничего нет. А гениев на земле единицы, и если каждый будет претендовать на роль уникума, то… знаешь.
- Да я не об этом вовсе. А к тому, что купить машину, самолёт, яхту, сколотить состояние, быть, так сказать, успешным – это актуально на тот момент, когда это происходит, для будущего не имеет значения. Потом человек попадает в гроб, его деньги, скорее всего, проматываются родственниками. А у каждого есть предназначение, только нужно его понять. Гении… сколько гениальных и талантливых людей в мире так ничего после себя и не оставили, а всякие ничтожества - наоборот.
- Спорно. Посредственности не вершат историю.
- А правители? Да большинство царей, королей - посредственности… Далеко ходить не нужно! Вон, сейчас у власти…
- Засадить бы тебе ещё разок по шнобелю… Ты, я сморю, «пятая колонна»! А я-то думаю, что за странные вопросы? Насмотрелся пропаганды и теперь исходишь желчью, плюясь от ненависти к своей стране!
- Да… я вообще не о политике. Пусть у тебя другое мнение, это в данный момент не принципиально. Пусть как пример будут Сталин или Гитлер! Тема разговора о другом. Тема…
- Пошёл ты… Придурок! Знаешь, что я тебе скажу… Предназначение нашего президента сделать великой нашу страну, что он с успехом и делает. Моё предназначение, ездить на Brabus, жить в большом доме с бассейном, путешествовать по миру, обучать детей в лучших университетах мира, быть счастливым и получать удовольствие от жизни. А твоё предназначение сидеть ночью на бордюре с разбитой рожей и бычком во рту! Ты и есть чмо, недостойное своей страны!
- Ты…
- Молчи уж, придурок! Пока я тебе промеж глаз не заехал!..
         
3. Сдать на права
- Таня, когда в поворот входишь, просто смотри вперёд и машину по взгляду веди. Куда смотришь туда и езжай, тогда плавно в поворот войдёшь, без подруливания.
- Хорошо.
- Во-от… Ласково, плавно. Экзамен уже в пятницу, но ты сдашь. Ты хорошо водишь.
- Спасибо.
- Да что, спасибо… Паркуйся сюда. Так… Сегодня восьмое, приходи завтра в…
- Восьмое?
- Да. А что?
- У отца позавчера день рождения был! В субботу.
Как же я? Как всегда. В том году опять забыла! Ведь ещё первого хотела не забыть и подарок ему купить… Он меня раздражает. Меня с ним надолго не хватает. Гораздо проще любить его на расстоянии. Просто знать, что он есть, что-то там делает, и мне этого достаточно. Он человек не глупый, но занудлив и совсем не позитивен. У него не бывает просто, во всем проблемы и сложности. Он грузит философскими вопросами о сути бытия,  цели жизни. Мне с ним скучно и непонятно. Кажется, ему никто не интересен и ничто, кроме исследований и философских терзаний. Он равнодушен к людям, общение его утомляет. Не любит праздники, спешит в своё одиночество. Даже когда мы рядом, он как не со мной - задумчив, смотрит вдаль. Но меня  любит… Да и я его.
- Ма, привет! Слушай, а ты тоже забыла, что у папы день рождения позавчера был?
- Да нет, я помнила, почему… просто уж и забыла, когда поздравляла его. Ты где? В автошколе?
За отца стало обидно. После развода с мамой он снимал комнату в какой-то лачуге. Я была там лишь однажды. Впечатление от жилья удручающее. Но он утверждал, что его всё устраивает: есть его работа, для которой нужен лишь компьютер и интернет, а питается он в «МакДональдс».  Живет, по его словам, «маленькими шажками». Каждый шажок - это этап исследования. Проведя его, отсылает кому-то, после чего становится на пару дней весел и спокоен, говоря: «Всегда нервничаю, пока этап не завершён. Отсылаю отчёт и как камень с души! Если и помру, то работа останется в надёжных руках». Кому отсылает, не знаю. И ладно бы деньги за это получал…
- Да, в автошколе. Слушай… А я вот хотела его попросить машину дать мне в пятницу. У нас ведь экзамен, обратно самой за рулём, круто же. Что думаешь?
- А я чего? Хочешь, говори с ним, это ваши дела.

***
- Да, алло! Мам! Алло! Ты?! Я не знаю, что делать! Мам! Эта дрянь, Полина из моей группы, угнала папину машину! Ты представляешь, мам?! Она первая получила права, и я оставила её в машине с ключами. Машины нет, мама… я уже два часа жду, нет! Не знаю, что отцу говорить!
Как, однако, может стремительно измениться мир вокруг. Вдруг разрушиться, пусть и чужой ... Да не чужой, а, оказывается, твой. И лишь потеряв его, понимаешь, что это для тебя значило.
- Таня! Таня!
- Что, мам? Что!? Чего ты кричишь?!  У меня истерика, мам! Что я скажу отцу? А если она разбила машину?
- Танечка! Милая моя Танечка! Ты только успокойся…Мне позвонили тут, только что, минуту назад, и я сразу тебе... С тобой всё хорошо?
- Да что такое, мам?!
- Подожди!.. Ты же знаешь, у папы в паспорте штамп так и стоял, после развода. Он не хотел со мной разводиться, штамп и остался, что мы женаты, понимаешь?! Поэтому мне и позвонили, Тань!
- Мама! Причём тут это!? Машину угнали! Что я скажу отцу?! А если она попала в аварию и разбила его машину?
- Она попала, Таня… Она и ещё какая-то девочка с ней.
- Наташка!
- Отцу позвонили, когда он шёл по улице. Позвонили из полиции, машина же его…
- Ой, мамочка…
- Они сказали ему, что машина влетела под фуру, и они сейчас её распиливают, пытаясь достать два трупа девушек… Просили приехать на опознание, Тань.
- Ой, мамочка…  Полинка с Наташкой!! Ой, мама-а-а!
- Мне позвонили из больницы, Тань, по штампу-то я его жена. Папа умер в скорой, Тань… Он думал, что там ты. В машине. Сердце, Тань…


Рецензии
Непонятный сюжет и зачин,а в дальнейшем неплохо.

Гоку Энд Мичан   18.12.2017 14:16     Заявить о нарушении