Охота на оборотня. Глава 24

Волк легко проскользнул мимо нападающего человека, на миг притормозив у самых его ног. Негодующий вопль вырвался из горла мужчины, когда врезавшись коленом в бок зверя, он потерял равновесие и полетел на пол. Из волчьего тела вышла превосходная подножка, свидетелем чему было печальное ойканье стража и звон столкнувшегося с осколком горшка меча.

Впрочем, времени дабы всласть насладится своей победой у Виктора, ясное дело, не было. Он бросился вперед уходя от очередного удара, цапнув по пути за руку врага и пока последний сокрушался над своей пострадавшей конечностью, кинулся на третьего, тут же сбив замешкавшегося противника с ног. Четвертый, последний страж явно не спешил на помощь товарищам и стоя в сторонке, с неподдельным ужасом смотрел на гордо восседающего на груди его товарища и довольно ухмыляющегося (что уже само по себе донельзя жутко) зверя.

“Однорукий” с упавшим тем временем, кто совладал с болью, а кто поднялся на ноги и отряхнулся от мусора, дружно ринулись на врага.

До этого момента Адель еще успевала следить за происходящим, и находясь уже в облике волчицы, все ждала удобного мгновения дабы и себе ввязаться в драку, но когда три воина и оборотень сошлись в жестоком бою, девушка совершенно растерялась. Она понимала, что стоило бы помочь Виктору, но страх за собственную жизнь (попасть под лезвие меча не хотелось определенно) не позволял ей даже приблизится к дерущимся врагам.

Хриплый надсадный крик вырвал девушку из раздумий и заставил вздрогнуть. Что-то подсказывало ей, что кричал не Виктор, но тем не менее по хребту белой волчицы змеей скользнул ледяной страх. К счастью интуиция ее не подвела - Волк был цел, только пасть его окрасилась багровой кровью, капли которой медленно стекали по удлинившимся клыкам. Взгляд Адель скользнул вниз, под лапы зверя - на полу, в стремительно увеличивающейся луже крови лежал человек, на шее которого чернела жуткая рана. В тот же миг девушка почувствовала, как тошнота подкатывает к ее горлу,  тело становится подозрительно легким, а незатейливый интерьер таверны плывет перед глазами.

Может в предобморочном состоянии ей показалось, но тогда в воздухе повисла напряженная и изумленная тишина. Странно, чтобы смерть одного из них так уж напугала стражей, ведь всем было ясно, что охота на оборотня никогда не обходится без жертв со стороны так называемых охотников. Верно, звенящая тишина только причудилась Адель. Волчица облизнулась, отнюдь не от голода, просто в горле вдруг пересохло и покачнулась.

Еще мгновение и пол бы украсило еще одно обморочное тело, в компанию к трем уже лежащим. Увы, но этого не произошло, ибо произошедшее далее не позволило волчице так безрассудно грохнуться без сознания.

Увернувшись от нападающего противника и самое главное - от лезвия его меча, оборотень столкнулся спиной с чем-то твердым. Мгновение он даже не чувствовал боли, ощущая лишь холод скользнувшей по шкуре стали. А после волна жгучей боли разошедшаяся вдоль хребта, заставила его взвыть не своим голосом и осесть на враз обмякшие лапы.

Сквозь пелену затуманившую взгляд, а вместе с ним и рассудок (предусмотрительные гады, как оказалось, вооружились мечами с серебрянным напылением) Виктор увидел, как какой-то парень занес над ним свое оружие. Лезвие сверкнуло в тусклом свете факелов, точно также, как клинок приставленный к горлу высокопоставленной жертвы в его руке тогда, когда ему казалось, что победа им с Адель обеспечена. Серебрянная сталь блеснула где-то высоко над головой, Виктор инстинктивно прижал уши, все еще будучи не в силах сдвинуться с места, он завороженно смотрел на стремительно приближающийся меч и тогда, верно, впервые за долгие годы в душе оборотня всколыхнулось давно забытое чувство панического страха.

В последнее мгновение что-то белое метнулось перед глазами и судя по тому, какой возмущенный вопль послышался за этим, а лезвие меча не обрушилось ему на шею, Виктору каким-то чудом удалось избежать неизбежной казалось бы гибели. Точнее, кому-то удалось ее предотвратить. Кому-то белому, зло рычащему и любимому.

Зрение мало-помалу стало вновь четким, боль в рассеченной спине поутихла и колдун уже ясно увидел стоящую перед ним маленькую волчицу. Она прижимала уши, показывая острые клыки, мол, только попробуйте приблизится, враз что-нибудь откушу, и закрывала своим хрупким телом огромного волка, точно своего волчонка. Виктор оценил всю красоту данной ситуации - его любимая Адель так отчаянно защищает его, как это прекрасно! - и поднялся на лапы.

- Спасибо, - прорычал он, ткнувшись носом в шею белой.

- Не могла же я позволить тебе умереть, - усмехнулась Адель, стараясь казаться куда более беззаботной и не выдавать дрожи, так и колотящей все ее тело.

- Ну а эта откуда взялась? - печально подал голос какой-то страж, первым пришедший в себя, после героического прыжка оборотницы, который сопровождался громким лаем вперемешку с отборными деревенскими ругательствами.

- Любовница она его, мы уже этот вопрос обсудили, пока вы там “Радость” допивали, - подал из-за спинки стула голос Гилберт и высунувшись чуть побольше, скомандовал: - Чего встали? Убейте их! За что я вам деньги, в конце-концов плачу, лодыри, - пробормотав это, Его Сиятельство вновь поспешило скрыться в своем убежище.

- Даже не сомневался, что вы меня предасте, равно как и вашего братца, - заверил герцога Волк. - Все таки не можете со своим братцем простить мне съеденного отца. - Заметив удивленный взгляд Адель, Виктор поспешил объяснить: - Много лет назад на меня устроили охоту, но исход ее получился слегка иной, нежели предполагалось - я убил главного “охотника”. Полагаю, тот факт, что оным был отец этих двух дивных Сиятельств, ты уже догадалась, а вот о том, что упал старый правитель мне прямо под лапы совсем не случайно и кто-то его спихнул с лошади, до сель тактично умалчивалось, - закончив говорить Волк, хитро взглянул на стул, за которым виднелась перекошенная то ли от удивления, то ли от испуга физиономия Гилберта.

- Ой, да подумаешь секрет. Какой уж смысл об этом говорить, когда все идет по моему плану? - хмыкнул спустя пару мгновений мужчина и добавив: - Да убейте уж его! - скрылся за спинкой кресла.

Оставшаяся троица людей явно без энтузиазма двинулась вперед исполнять приказ, Волк приняв вызов, кинулся на них, похоже за столь короткое время сумев подлечить свою рану магией. И только Адель осталась пребывать в неком заторможенном состоянии - надо же какие козни и “благородная” кровная месть, аж противно становится.

Победить троицу людей, когда он и с десятками сражался, почти всегда выходя победителем, не составляло для него никакого труда. До этого времени Волк похоже просто развлекался, соскучившись по героическим поединкам. Но получив разок мечом тут же растерял всякое желание продолжать эту странную игру и решил покончить с врагами более быстрым способом.

Будучи в считанных сантиметрах от соперников, Виктор обратился в человека, ловко увернулся от скользнувшего по воздуху лезвия и схватил одного из парней за горло. Человек дернулся и ошарашенно выпучил глаза, рука сама собой выпустила оружие и то с отчетливым звоном стукнулось об пол. Двое его дружков предусмотрительно застыли в нескольких шагах от зверя, то ли опасаясь за жизнь пойманного коллеги, то ли не желая подвергнуть опасности собственные жизни.

- Вот и молодец. Наивно, конечно, полагать, что я не трогаю безоружных, но так уж и быть, за проявленное благоразумие сохраню тебе жизнь, - всмотревшись в лицо паренька, сказал Волк. Юноша кажется даже облегченно выдохнул, впрочем, следующие слова оборотня заметно испортили ему настроение. - И лучше превращу тебя в какую-нибудь зверушку, - улыбнувшись провозгласил Виктор.

Не успел юный страж возмущенно вскрикнуть, как стремительно начал уменьшатся и покрываться густой рыжей шерстью, а спустя одно мгновение у ног Волка уже сидел весьма привлекательный и очень обиженный лисенок. Адель даже умиленно улыбнулась смотря на это пушистое чудо и искренне не поняла, чего это оно недовольно, в виде лисы, по ее мнению, молодой человек выглядел куда привлекательнее.

- Ну а вы, господа, мне не так приятны и даже не стоит убегать, я вас все равно поймаю, - обратился Виктор к медленно и, как им казалось незаметно, направляющимся к выходу стражам.

Молодчики тем не менее решили не поверить ему наслово и прытью бросились к двери, да там и застыли, мгновенно обратившись в каменные изваяния.

- К слову, давно хотела спросить, - подала голос Адель, - а почему ты так любишь обращать своих врагов в камень?

Волк удивленно взглянул на нее.

- В таком виде они мне не мешают, - пожал он плечами и подумав добавил: - К тому же каменеть весьма неприятно, многие полагают, что даже смертельно, вообщем как раз то, что нужно для неприятных личностей.

- То есть, ты хочешь сказать, что эти скульптуры способны ожить? - теперь уж удивилась Адель, на пару с “лисёнком” недоверчиво разглядывая дуэт статуй “стражники в бегах”.

- Они и оживут, дня так через два. Убивать всех подряд мне не приносит ни малейшего удовольствия, особенно если эти все передо мной ни в чем не виноваты.

- А еще говорят: оборотни кровожадны и жестоки, - изумленная неожиданным благородством своего учителя заметила Адель. - А тот бедолага тебе чем завинил? - она кивком указала на убитого стражника.

- Он едва не отрубил мне голову, - ответил Виктор. Только что созданная репутация благородно воина с упоминанием убиенного господина начала медленно и уверенно рушится, а посему Волк поспешил перевести тему: - А куда это вы уползаете, Ваше второе Сиятельство? - спросил он мановением руки остановив бодренько ползущего Гилберта.

Герцог за время разговора волков решил видимо покончить с надоедливым братцем, логично рассудив, что смерть оного можно будет списать на счет оборотня. Увы, но дотянутся клинком к шее брата ему не удалось, тот застыл в нескольких сантиметрах от спящего Фрэнсиса, в его онемевшей руке. Гилберт зло рыкнул и покосился через плечо на Виктора. Тот крайне довольно ухмылялся и злорадно разглядывал замершего во время ползка и стоящего на четвереньках герцога.

- Вот, а ты, моя милая, переживала, что здесь может быть опасно. Ничего страшного не произошло, как по мне, было даже весело, - Виктор обернулся к Адель.

Девушка тем временем успела уже вернуть себе человеческий облик и теперь пыталась сообразить, каким таким образом сейчас передник на ее алом платьице оказался сзади, а бант вообще отвалился. Видимо последний сгорел от избытка энергии во время превращения.

- Что же, Камень у меня и теперь мне осталось только покончить с вами. О, сколько же лет ваше семейство не давало мне спокойно жить, насылая на меня толпы охотников…  - нежданно негаданно Виктора настигла одвечная беда всех злодеев - желание поговорить напоследок со своими жертвами. Адель попыталась было заметить, что ежели камешек у них, так можно и домой идти, но серебро попавшее в кровь или же легкая победа окончательно опьянили разум оборотня и он совершенно не обратил внимания на мудрые слова девушки.

Увы на полуслове его нагло прервал другой человек.

- Волчонок, может оставишь свою славную речь и дашь уже спокойно тебя прикончить? - не к месту спросил Гилберт.

- С чего бы это? - хмыкнул Волк, будучи явно недоволен, что его так вопиющего перебили. Впрочем, тут же его выражение лица резко переменилось, а глаза сверкнули стальной злостью.

- Правильно догадался, сейчас они уже будут здесь, - хохотнул Гилберт.

Адель ничего не поняв, взволнованно посмотрела на Виктора. Эмоции мгновенно сменялись в его взгляде от какого-то мрачного удивления, к пламенной ярости и остановились на насмешливом спокойствии.

- Полагаете, после тех облав, которые устраивали по вашему приказу, меня можно напугать двумя десятками разбойников? - удивленно выгнул он бровь.

Гилберт недовольно фыркнул, надо же лесная тварь каким-то дивом узнала количество нанятых разбойников. Никак почуял их или унюхал, что более вероятно, учитывая нечистоплотность наемников из данной касты населения.

Услышав слова о разбойниках Адель решила, что дела плохи и собралась уже превращаться, но Виктор остановил ее.

- Не стоит, не подвергай себя опасности, ты и так мне сегодня очень помогла. А сейчас тебе будет лучше где-нибудь спрятаться и переждать эту драку, я не хочу чтобы ты пострадала.

- Аналогично я не желаю, чтобы пострадал ты. В конце-концов из-за этого я могу умереть, уже не говоря о том, что я просто буду переживать за тебя, - проворчала девушка.

- Не стоит волноваться, моя милая, - улыбнулся колдун. -  Я быстро разберусь с ними, а заодно продемонстрирую тебе силу Камня Дракона. - С этими словами он опустил руку в карман, где покоился хваленый Камень и тут же лицо колдуна неестественно побледнело.

В кармане было пусто. Совсем. Во втором тоже. Хихиканье Гилби и испуганный взор любимой только нагоняли панику. Волк нервно сглотнул и бегло огляделся. Дорогой сердцу артефакт таки обнаружился, впрочем от этого не особо полегчало, Камень сиял черным граненым боком у разбитого горшка и совершенно целого и невредимого спящего деда. Вернуть себе магическую вещь оборотень не успел, в то же мгновение распахнулись дверцы зала и в помещение ввалилась разношерстная компания вооруженных до зубов и воинственно настроенных головорезов.

С этого момента началась настоящая ожесточенная битва. Каким бы великим колдуном не был Виктор, какую-то часть своей силы он уже потратил в предыдущей драке, а сражаться с двадцатью громилами, попутно пытаясь не дать прибить свою белую и вездесущую ученицу, было затруднительно даже для него. Юная Адель узрев волнение в зеленых глазах хозяина решила наплевать на его былое указание и благородно ринулась в бой. Не известно, было ли от нее больше хлопот (отводить к примеру удары клинков от ее белоснежной шкурки) или все таки пользы (кусалась она знатно, да и молнией по разбойничьим лбам раза два шарахнула), этого Виктор так и не понял, слишком уж замотался средь всей этой магии и обычного боя. Часть колдовства пришлось сосредоточить на атаках врагов, магические нити удерживающие под своим влиянием сознания Карла и Гилберта ослабели и двое мужчин радостно выскользнули из-под его колдовского воздействия.

Волк лишь разъяренно выругался заметив, как пошатываясь, но все же весьма бодро к нему бежит бывший жених Адель и как его меч, высоко поднятый над головой, поблескивает в тусклом свете факелов. Ох если бы их погасить, победа бы точно осталась за Виктором, человек во тьме существо куда беспомощнее, даже нежели маленький волчонок, а оборотню тьма ни по чем. К сожалению отвлечься дабы осуществить задуманное Волк не мог. Вот если бы добратся к Камню, тот вполне вероятно был еще в силах увеличить способности оборотня в несколько раз.

Виктор тоскливо посмотрел на деда охраняющего магический артефакт (хотя, скорее, это Камень охранял старого человека, ибо последний даже не взирая на творящийся здесь ужас, продолжал мирно спать, безмятежно похрапывая). Черный камень тускло поблескивал на полу, будь-то бы ободряюще подмигивая своему законному хозяину. Стараясь не упускать из поля зрения Адель, в виде волчицы кажется отргызающую ногу какому-то пареньку, и отбиваясь от нападающих, Волк уверенно направился к спасительному Камню.

- Получай, тварь лесная! Искуситель подлый, умри! - раздалось где-то у самого уха.

Виктор едва ль не подпрыгнул автоматически отбросив магической энергией какого-то чахлого зазевавшегося разбойника и поднял взгляд вверх. В воздухе в элегантном прыжке парил Карл, направив лезвие меча прямиком на Волка. Не дожидаясь, пока эта безобразная ласточка спрыгнувшая видимо из какого-то стола домчился к нему, оборототень собирался шагнуть в сторону и пускай летающий юнец впечатается в пол. Но отступать было некуда, Волка плотно окружили враги, поэтому он инстинктивно выбросил руку вперед и отшвырнул юношу с помощью магии.

Карл крайне недовольно завопил не долетев к “искусителю” и “подлецу” каких-то жалких полметра и ведомый кошмарной невидимой силой полетел в сторону. Раздался оглушительный треск и злой вскрик, с чего Виктор понял, что его недоброжелатель приземлился аккурат на кого-то из наемником.

Тем временем пока волки храбро сражались, Гилберт отыскал выпавший было из рук клинок и продолжил свой путь к брату. Приходилось быть крайне осторожным, дабы не угодить под удар чьего-нибудь меча, поэтому путь занял у почтенного в герцогстве человека не немало времени. Но в конце-концов он таки достиг своей цели.

- О Гилби! - радостно взвизгнул его братец, также сумевший выскользнуть из под колдовства мага. Все еще будучи очень пьян, он не обратил должного внимания на нож в руке брата и широко улыбнулся младшему родичу: - Посмотри что у меня есть! - Он протянул Гилберту рыжего и очень тоскливого лисёнка. - Правда он милашка?

- Очень, - мрачно заметил пока еще несостоявшийся братоубийца и поудобнее перехватил клинок.

Что ему какая-то лисичка, когда он наконец может свершить свою мечту? Нож со свистом разрезал воздух и помчался к груди еще ничего не понимающего Фрэнсиса.

- Ай! - раздался отчаянный возглас за которым последовала череда отборных ругательств. - Проклятая лисичка! Сними с меня эту тварь! - завопил лысый мужчина, пытаясь стрясти с руки маленького рыжего зверька.

- Ой, ты не понравился Рыжику, - нелепо хохотнул Фрэнсис.

- Ты же мой слуга, лис подлый, приказываю немедленно отпусти меня! - отчаянно выкрикнул Гилберт намереваясь стукнуть рукой, а вместе с тем и лисом, о ближайший стул.

Заколдованный стражник поняв его намерения разжал зубы и с позорным визгом улетел куда-то влево, описав красочную дугу в воздухе и приземлившись аккурат на что-то белое и мягкое.

- Не мешейся под лапами, прячься! -  выкрикнула Адель стряхнув ошалелого стража со спины. Лисёнок взвизгнул и поспешно спрятался. Волчице пол лапы. Это, ясное дело, только осложнило положение девушке, а вместе с ней и защищавшему ее Волку.

Зло рыкнув, Виктор вдруг взглянул на Фрэнсиса.

- Нет уж, его, а вместе с ним и тебя, убью я, - прорычал оборотень, заметив попытки Гилберта догнать уползающего и странно хихикающего герцога. Да, последний похоже от своего вина совсем сошел с ума.

Силы были на исходе, как магические так и физические, нужно было что-то быстро решать. В принципе, первых оставалось еще на вполне неплохую вспышку магии, которая по сути могла оглушить оставшихся врагов. Правда, использовав такую сильную технику, он сам вполне вероятно может отключится, но Адель ведь не бросит его. Ну хотя бы из соображений сохранить собственную жизнь. Бросив беглый взгляд на любимую Волчицу, оборотень решил положится на ее благородство или хотя бы желание жить и закрыл глаза, призывая и концентрируя свою силу.

Перед глазами полыхнул яркий красный свет, по телу разлилась тяжелая горячая энергия, постепенно концентрируясь огненным жжением в руках. Виктор даже не почувствовал, как очередной удар чем-то тяжелым пришелся ему в бок, он резко вскинул руки и распрямил пальцы, позволяя рвущейся наружу магии покинуть тело.

На мгновение реальность будь-то бы пошла рябью, уши заложило, лапы обмякли и Адель почувствовала что вот-вот и она упадет на пол. Точнее на лиса прячущегося под ней. Туманный взглядом она обвела зал, с каким-то отрешенным удивлением отмечая, как уцелевшие разбойники, точно по команде грузно валятся на пол.

Слух, зрение и нормальное самочувствие вернулись также внезапно, как и накатила эта слабость. Девушка даже успела услышать, как звенит падающее на землю оружие. Сомнений в том, что это была магия оборотня у нее не возникало, она даже почти не удивилась, когда увидела стоящего посреди всего этого безобразия Виктора. Волк заметив ее взгляд улыбнулся, лицо его казалось теперь еще более бледным, даже отсюда было заметно, что он с трудом стоит на ногах, но судя по довольной усмешке искривившей его губы, чувствовал он себя куда лучше оглушенных им парней и был просто чрезвычайно доволен собой.

Виктор сделал несмелый шаг вперед и поняв, что тело пока падать не собирается, осторожно направился к притихшим в углу братьям. Он поднял правую руку, стараясь сконцентрировать остатки силы для контрольного удара. Пальцы дрожали, в ладони все еще ощущалось жжение после прошлого удара, но это были такие мелочи по сравнению с его победой.

Алый свет змейкой скользнул по руке, Волк еще более довольно улыбнулся и произнес заклинание. Вспышка пламени сорвалась с ладони и тут произошло то, чего Виктор явно не ожидал - откуда-то сбоку выскочил Карл и сунул ему в руку что-то черное и холодное.

“Драконий Камень” услужливо выдала память.

Виктор нервно сглотнул и обреченно закрыл глаза, предпринять ничего более спасительного он все равно бы не успел.

В следующий миг прогремел взрыв такой мощности, что первая атака показалась всем просто искусным фокусом шарлатана. Виктора сшибло с ног и со всей силы приложило головой о стену, на этом его и без того желающее покинуть уставшее тело, сознание таки покинуло его. Карла тоже не миновала печальная участь, его впечатало в противоположную стену. Адель успела пригнуться спрятавшись за телом разбойника и попутно пряча под собой лиса. Фрэнсис сидя под столом просто завалился обломками, но на пару с оборотницей остался в сознании.

Спустя несколько минут они оба осторожно высунули головы из своих убежищ и огляделись. В воздухе стояла пыль и едкий запах гари, с потолка медленно осыпалась побелка, где-то на окне тлела алым огоньком занавеска, весь пол был усыпан обломками мебели, относительно целыми разбойниками, и среди всего этого нетронутыми оставались только две статуи окаменевших стражей и старик. Последний после взрыва похоже протрезвел и даже проснулся. Стряхнув с себя пыль он сел и медленно протянул руку, указывая куда-то за спины Адель и герцога.

- О! - прокомментировал увиденное он.

Дружно заинтересовавшись этим “О” девушка с Фрэнсисом повернулись в ту сторону и удивленно уставились на пышногрудую дамочку в потрепанной мужской одежде, вылезающую из-под обломков.

“Кто эта красавица? - подумал Фрэнсин, - Лицо ее мне кажется смутно знакомым”
“Разбойница?” предположила в свою очередь Адель.

Красавица тряхнула пышной копной темных черных волос, отряхивая с себя пыль и недовольно воззрилась на Фрэнсиса.

- Ну что, подох оборотень, удался наш план? - поинтересовалась она и тут же неосознанным жестом прикрыла рукой рот, округлив глаза.

- Наш план? - удивленно переспросил герцог. - Гилби? - голос его дрогнул, и явно не от волнения или сочувствия. Старший герцог громко и неприлично хохотнул, но попытался было сдержаться. Впрочем заметив укоризненный и одновременно ошарашенный взгляд брата (сестры?) упал на пол давясь смехом.

Адель бы с удовольствием присоединилась к радостным воплям Его старшего Сиятельства, но сейчас для нее куда более было важно другое.


Рецензии