Охота на оборотня. Глава 25

Тем временем оклемался Карл. Только парень высунулся из кучи обломков, как тут же на него обрушилась гневная тирада новоявленной герцогини. Бедняга даже не понял кто это такая и откуда она вообще взялась, что уж говорить о смысле ее претензий. Пока несчастный пытался вникнуть в ее гневные речи, Фрэнсис бессовестно ржал, на пару с чего-то развеселившимся дедом, а заколдованная дамочка зло восклицала оные речи, Адель быстро сменила обличье и незаметно шмыгнула в ту сторону, куда предположительно забросило Волка. И не ошиблась, оборотень обнаружился лежащим у стены, щедро усыпанный обломками чего-то некогда древесного, стола видимо, и что самое обидное, маг был совершенно без сознания. В чем Адель убедилась, ткнув его носком сапога в ногу.

“Что же делать?” мысленно вопросила она сама себя. Ответ пришел неожиданно быстро и девушка сильнее пнула мужчину.

К ее огромному счастью это помогло, оборотень недовольно рыкнул и приоткрыл глаза.

Не долго раздумывая, она схватила колдуна за шиворот и пользуясь всеобщим замешательством, потащила его к выходу. Маг усилием воли заставил себя подняться на ноги и слепо подчиняясь бывшей служанке, кое-как поковылял за ней. В голове все еще не прояснилось, к горлу подступала тошнота и ноги казались подозрительно ватными. Никак последствия магического взрыва сказывались, или же обыкновенное сотрясение. Ощущения, в принципе, одинаковы, только первое еще и грозит дестабилизацией магической силы и временной полной невозможностью пользоваться магией.

Едва не рыча под весом навалившегося на нее тела (и чего это он навалился-то, дурак? У него ж не ноги пострадали, а голова), девушка все таки вытащила оборотня во двор и тут же не церемонясь отпустила. Колдун грузно свалился на землю, явно не намереваясь куда-либо идти (нет, все таки голова пострадала - сошел с ума). Адель торопливо присела рядом с ним и хорошенько встряхнула за плечи.

- Да не тряси ты, и без того голова кружится, - подал голос маг и мотнул головой будь-то бы сгоняя наваждение.

Ночной прохладный воздух, на пару с полной луной, воистину благотворно влияющей на оборотничьий организм, возвращали ему ясность сознания. Лесной колдун шумно втянул холодный сентябрьский воздух и наконец поднял взгляд на девушку, все также продолжая нелепо сидеть посреди дороги, - Спасибо, что вытащила меня оттуда, - уже более живо улыбнулся он.

- Не за что, - отказала девушка, - Сам ведь помнишь о нашем заклятьи, а быть убитой в столь прелестную ночь у меня не возникает ни малейшего желания.

- У меня тоже.

- Тогда чего расселись, герр Виктор? Сейчас кто-нибудь из трактира побежит к крестьянам подмогу искать и здесь такое начнется… Нужно поскорее убираться отсюда, - сказала Адель, кивком указав в сторону терявшейся во тьме аллеи тропинки.

- Нет, туда мы не пойдем, - отрезал маг. - Упомянутые тобой господа уже топчутся,  подобно табуну лошадей, по той дороге. И когда только их успели созвать?Единственный выход - превратиться и уйти через лес.

Адель не стала спорить, к тому же в волчьем обличии продолжать путь действительно было куда легче. И видимо не только ей, судя по исчезнувшему звону в ушах, являющемуся отголоском страданий Виктора, последний также почувствовал себя лучше. Прислушавшись к чему-то Волк едва заметно улыбнулся и прытью сорвался с места, скрывшись в ближайших кустах. Оборотница не заставив себя ждать, бросилась вслед за ним.

Ночь была в самом разгаре, сотни, вернее тысячи, звезд мерцали в темно-синем небе, будь-бы намереваясь осветить своим холодным и умиротворенным сиянием путь двум бегущим по лесу существам. Хотя, их путь был и без того прекрасно освещен. Полная луна решила скрасить паскудное настроение волков, хотя бы эстетическим образом - разукрасив весь темно-синий ночной мир в волшебно-серебристые краски. Казалось даже промозглый воздух и тот пропитался этим светом и искрился каким-то магическим сиянием.

Адель мчалась вперед не разбирая дороги и уж точно не обращая внимание на творившуюся вокруг красоту. Колючие ветви ощутимо царапали бока, острые камни обивали лапы и единственное, что оставалось девушке, это умолять свое тело не свалится где-то под очередным кустиком от усталости, а судорожно хватая раскрытой пастью холодный воздух, мчаться вперед. Она даже не знала куда они бегут, просто видела впереди светло-серую шкуру Виктора и беспрекословно следовала за ним, доверив ему ответственность за спасение их жизней.

Он действительно знал куда собственно держит путь, только вот звериная интуиция вопила о том, что не суждено ему целым и невредимым добраться к этому месту. Да ладно ему, не в первый раз его волчья шкура (и человеческая тоже) подвергалась опасности и вон до сих пор жив. Страшно было в первую очередь за Адель. Допустить ее смерти он не мог. Раньше он думал только о себе, сейчас же ему предстояло беспокоится о двух жизнях и это не вселяло большие надежды на спасение.

Где-то вдали, справа, послышался приглушенный лай собак. Но не успел Волк отреагировать и свернуть в противоположную сторону, как вдалеке слева послышался такой же глухой протяжный лай.

“Окружили значит” обреченно подумал Виктор и внезапно резко затормозил.

- Ой! - только и успела воскликнуть белая волчица прежде чем на всей скорости впечататься головой в бок Волку. Голове-то ничего, лишь загудела, а тело под ней подозрительно хрустнуло.

- Ты зачем остановился? - вскочив на лапы, спросила Адель.

- На ходу я не смогу осуществить задуманное, - туманно ответил оборотень. Похоже хрустнуло под ним, а не в нем, ибо поднялся он без труда на все четыре лапы. - Думаю, несколько минут у нас в запасе есть, а больше и не понадобится, - задумчиво изрек он.

Адель от подобного заявления слегка опешила, глубокомысленно задумавшись, что ушибленный за сей день не единожды оборотень сейчас собирается сделать.

Он тем временем еще раз продемонстрировав мастерство превращения, мгновенно обратился в человека. Передвинулся ближе к Волчице и сосредоточенно начал расстегивать ворот куртки.

“Это он что? Совсем уж башкой ушибся, раз решил здесь о любви вспомнить.” Адель ошеломленно пялилась на мужчину, размышляя не куснуть ли его за руку, вдруг в чувства, да разум возвратить удастся?

Волк видимо не пожелал таким способом возвращаться в сознание и закончив копаться с воротом куртки, извлек из внутреннего кармана что-то черное и граненое.

Присмотревшись, Адель с удивлением узнала вещь.

“Камень Дракона… Как он успел его стащить? Ладно, хоть не сошел с ума, а всего лишь, похоже, клептоманом сделался.”

- Забрать его было не трудно, он упал мне под ноги. Было бы глупо не воспользоваться такой возможностью, особенно учитывая то, что именно из-за него мы сейчас и находимся, прилично сказать, в столь печальном положении, - объяснил мужчина.

- Зачем он тебе? - удивилась Адель, - После удара он даже не светиться, верно утратил магию.

- С ним все прекрасно, он сейчас просто заблокирован, но дома я вполне смогу эту досадную вещь исправить, - улыбнулся Волк и протянув руку, притянул к себе Адель. Осторожно так, но настойчиво, мол, и не думай вырываться.

Она и не думала, до этого момента.

- Что ты собираешься делать? - опасливо покосилась на него Волчица.

- Даже в заблокированном состоянии у него остались силы на одно, так сказать желание. Я собираюсь снять силу связывающего нас заклятия.

- Зачем?

- Чтобы тебя не убили. По большей мере, охотятся за мной, я их главный враг и мне совершенно не хочется, чтобы из-за меня ты пострадала, - серьезно сказал он. Даже и следа не осталось на его лице от той улыбки, с которой он рассказывал о Камне.

- Нет, - Адель решительно мотнула головой. - Я же говорила, что не хочу жить без тебя, так пусть останутся наши жизни связаны и я приму смерть вместе с тобой.

- Все, - довольно сказал Волк, нагло перебив речь девушки.

- Что все? - опешила она.

- Ритуал закончился. Твоей жизни больше не грозит оборваться из-за моей гибели, - Виктор героически не обратил внимания на слабый, но полный злости укус за руку и гневный и негодующий взгляд белой волчицы.

Что за беда эти заклинания? Если срочно надо, оно плететься с полчаса где-то, пока всех его плетущих не перебьют под корень, а если не нужно, так действует мгновенно. Адель зло сверкнула глазами и отпустила руку Виктора.

“Вот же заботливый дурак! О ней он подумал, а о ее чувствах нет.”

Виктор задумчиво взглянул на артефакт на своей ладони. Черное странное сияние вновь медленно исчезало, камень становился тусклым. Волк вздохнул и посмотрел на стоящую у его ног Волчицу.

- Держи, с тобой ему будет безопаснее, - еще более выразительнее вздохнул он и с видом будь-то бы расстается с чем-то родным сердцу, протянул Камень Адель.

- Это потому, что за мной не погоняться? - все еще недовольно спросила она.

- Это потому, что я их отвлеку, - вдруг улыбнулся маг. - Не волнуйся, я не собираюсь позволить себя убить, всего лишь запутаю следы и вернусь. Потом вернем силу Камню и заживем прекрасной жизнью. - Голос его в те минуты звучал весьма неуверенно, но Адель предпочла поверить его словам. Другого выхода у нее не было, как и способа успокоиться.

Она молча позволила нацепить себе на шею драгоценнейший Камень и дождалась пока Виктор вновь заговорит:

- Некоторое время будем идти вместе, потом я скажу тебе когда бежать к моему дому. Тебя не заметят, уверяю, а я отвлеку их и возвращусь к тебе. - Девушка кивнула явно без энтузиазма. - А теперь пора бежать, и так много времени потеряли.

- Ну не из-за меня ведь, не я ж решила проводить неуместные ритуалы, - буркнула себе под нос Волчица.

Виктор то ли не расслышал ее слов, то ли сделал вид. Он уже успел изменить свой облик и превратившись в серого зверя, бросился вперед. Адель ничего не оставалось, как последовать за ним.

Где-то совсем близко послышался приглушенный собачий лай, от которого сердце девушки едва не ушло в пятки (лапки?). Похоже крестьяне, вооружившись своими псами, и что еще более вероятно, арсеналом колюче-режущих предметов, типа вил и граблей, уже присоединились к остальным “охотникам”. Понимание этого удивительным образом добавило девушке энтузиазма бежать вперед со всех лап. Это она и сделала, даже на несколько метров обогнав Виктора.

Она мчалась почти не разбирая пути. Черный однообразный лес, старые деревья, густые кустарники, едва заметные звериные тропки, - любой человек давно бы заблудился в этом ночном лесном царстве, но звериное чутье вело ее лучше всякого компаса. Адель каким-то неведомым образом знала куда нужно бежать, где именно находиться их дом, она даже не нуждалась в помощи Виктора, намного обогнав его. Видимо благодаря этой весьма экстремальной ситуации ее волчьи инстинкты заработали на полную силу.

Впрочем, к добру рвение юной волчицы не привело. Она вдруг услышала тихий свист, будь-то что-то рассекло воздух, и ощутила удар, а следом и резкую боль в правой лапе. Белая взвыла и повалилась на землю. Лапу будь-то бы обожгло раскаленным железом (или побывавшим в печи казанком, который Адель когда-то угораздило схватить голыми руками). Волчица попыталась сфокусировать взгляд и увидела стрелу подозрительно серебристого оттенка, которая глубоко пронзила ее переднюю лапку.

Адель с тоской вспомнила стрелу ранившю некогда Виктора и то как последний потом целую неделю отлеживался, лишь чудом и с помощью зелья избежав гибели. Спасительного зелья поблизости не наблюдалось, мир покачнулся, потемнел и Адель обреченно закрыла глаза. Последним, что она услышала был приближающийся лай охотничьих собак и крики предполагаемых охотников, последним же что увидела, стал темноволосый человек обеспокоенно склонившийся над ней и заслонивший собой свет луны. Чем собственно и вызвал стремительное потемнение для напуганной Волчицы окружающего мира.

- Адель, - сквозь шум стоящий в голове послышался знакомый вкрадчивый голос, правда теперь он звучал взволнованно и осторожно. Девушка попыталась оттолкнуть наглеца, посмевшего тревожить ее сон и толкнуть его рукой, но резкая боль в оной заставила оборотницу приглушенно зарычать и окончательно прийти в себя. Она открыла глаза, обвела туманным еще взглядом лес и остановилась свое внимание на Викторе. Маг сидел на земле рядом с ней, или точнее под ней, ибо маленькая белая волчица сейчас почти полностью лежала у него на коленях. Вид у колдуна был весьма печальный и усталый, под глазами залегли темные синяки, он тяжело дышал и выглядел так, будь-то заколдовал только что целый герцогский дворец ну или перекопал поле. Впрочем, заметив, что Волчица смотрит на него, мужчина улыбнулся и взгляд его стал более жизнерадостным.

- Очень рад, что ты очнулась, - сказал он. - Стрела, к счастью, оказалась обыкновенной железной и лишь зацепила тебя.

Может после этих слов девушке стоило бы устыдиться, что она - будущая колдунья, грохнулась в обморок, точно какая-нибудь герцогиня, но Адель не устыдилась.
Наоборот, услышав это она ощутила, как волна облегчения расплылась по ее телу и повинуясь душевному порыву, девушка покрепче прижалась к колдуну.

- Спасибо тебе, что спас и не бросил, - нежно прошептала она, хотя в следующий миг отстранилась и удивленно оглянулась по сторонам. - Почему так тихо? И где наши охотники? - удивленно спросила она.

В душе всколыхнулась радость и надежда на то, что пока она была без сознания, Виктор быстренько побил всех охотников, но Волк ответил:

- Я телепортировал нас сюда. Не знаю, правда, далеко ли мы от наших преследователей, пока я их не ощущаю, но в любом случае задерживаться здесь не стоит, - заключил маг.

Не взирая на серьезность произносимых им речей, взгляд оборотня был полон какой-то необычайной нежности, с которой он смотрел на свою Волчицу. Видать, тоже волновался из-за нее.

Тут Адель вспомнила о своей пострадавшей лапе и поспешно посмотрела на нее. Та была туго перевязана белым платком, на котором к удивлению, почти не было пятен крови. Волчица попыталась шевельнуть лапкой и инстинктивно прижала уши, ожидая почувствовать боль, но той не последовало, лишь только неприятное ноющее ощущение. Без магического лечения явно не обошлось, поняла девушка и с еще большей благодарностью посмотрела на своего благородного спасителя.

- Ты сможешь идти? - спросил спаситель, заметно испортив этим свой образ. А ведь ему в фантазиях Адель предполагалось нести прекрасную деву (ладно, белую и пушистенькую волчицу) на руках…

- Не знаю, - честно ответила она и постаралась сесть, соскользнув с рук мужчины.
 - Наверное смогу, - решила она и бодро сделала шаг.

Последовавшая за этим череда ругательств четко подтвердила прямо противоположное - идти белое создание не сможет. Лапка хоть и не болела, но все еще не до конца зажила.

- Перенести нас обоих домой я не смогу, сил, увы, не хватит, -  начал рассуждать колдун. Адель уже не понравился голос, с которым он это начал говорить, но она решила дослушать до конца, - Думаю, лучше всего будет отправить тебя одну домой, а я вернусь позже, - закончил он и девушка убедилась, что подозрения ее были не напрасны.

- Нет, я так не хочу, - привычно запротестовала она. Хотя в голосе ее не было той обычной уверенности и упрямости, девушка будь-то сама сомневалась и не видела другого выхода, но сдаваться так просто не хотелось. Как и не хотелось расставаться с любимым оборотнем, зная что возможно он уже никогда не вернется. И пусть девушка уверяла себя, что Виктор сдержит обещание и не даст себя поймать или убить, но логика подсказывала ей, что вряд ли почти лишенный магии после битвы в трактире чародей, сможет противостоять стольким врагам.

Но если она останется, Виктору будет еще труднее спасти их обоих, как это не обидно, девушка понимала, что сейчас пользы от нее крайне мало, вернее ее вообще нет. Адель охватила злость на саму себя (угораздило же ее попасть под стрелу), на все это герцогство и Третье королевство с его глупыми законами запрещающими колдовство, да и что греха таить, на самого Виктора она тоже немного злилась. Ну вот зачем ему был тот Камень, что без этой безделушки жить было так уж плохо? Его и так боялись все в этих землях, в него была влюблена прелестная белая волчица (ну никто ведь не говорил, что Адель была скромной), а ему зачем-то понадобился этот Камушек. Сам же все и испортил, а она даже злится на него не может по-настоящему, потому что любит его.

Волчица в бессильном отчаянии сильнее прижалась мордой к руке колдуна и закрыла глаза, позволяя поступать ему, как он считает нужным.

- Не стоит так недооценивать мои способности, - улыбнулся он, будь-то бы прочитав мысли ученицы. - Я не позволю себя убить. У меня ведь не возникает ни малейшего желания провести остаток вечности в виде чучела или того хуже, коврика, у чьего-нибудь камина, - закончил он и осторожно провел рукой по белой шерсти Волчицы.

Представив этот светло-серый коврик Адель стало совсем тоскливо. Конечно, ей не хотелось чтобы к нему присоединился еще и беленький коврик чуток поменьше размером, но все равно оставлять оборотня здесь одного ей ужасно не хотелось.

Он похоже столь печальными мыслями не задавался и вместо этого пытался собрать оставшуюся магическую силу для нужного заклинания. Увы, сила категорически не желала подчиняться уставшему колдуну, из-за чего последний начинал заметно злится. Особенно этому способствовали громогласные голоса охотников, раздающиеся совсем близко (и чем, спрашивается, эти господа думают, так горланя в лесу? Может маневр такой, морально напугать добычу перед нападением, или просто глупость).

Наконец, колдовство соизволило подчиниться своему хозяину и в руке сверкнула светло синяя вспышка. Слишком слабая, но для телепортации такого маленького существа ее должно было хватить.

Только маг произнес первые слова заклинания, как кусты перед ним весело зашуршали и из ветвей высунулось щекастое лицо какого-то парня. Виктор от неожиданности даже замолк, а лицо тем временем скривилось и заверещало:

- Я убью тебя, мой враг!

- Тьфу ты, Карл, - даже обрадовался Волк, узнав “кровного врага”. Он то уж испугался, что это кто-то более могуществен и умен, раз так не боязливо пошел в одиночку на опасного лесного хищника, а оказалось просто глуповатый мальчишка.

Не дожидаясь, пока юноша прокричит очередную гневную речь и тем самым привлечет внимание прочих охотников, маг вскинул руку и запустил колдовской волной прямиком в лоб человека, по пути преобразовав магическую энергию с телепортирующей на обычную молнию (не хватало еще Карла к себе домой отправить).

Парень не успел отскочить и повалился обратно в кусты, издав при этом очень оглушительный вопль.

Маг недовольно скривился. Нет, ну зачем было так орать? Это ж только глухой не услышит, а в том, что среди охотников таковые находились, Виктор почему-то сильно сомневался.

Увы, он не ошибся. На голос пострадавшего юноши поспешили все охотники и прочие охотящиеся сей ночью на Волков личности. Тут еще, как назло, волшебство решило полностью исчерпаться. Маг проклял Карла в весьма изощренных выражениях, за то, что пришлось истратить на гаденыша свою последнюю магию и отстранив от себя до сель покорно молчавшую Адель, обратился волком. В таком виде у него будут хотя бы какие-то шансы вырваться из этой передряги живым и утащить за собой живую (и желательно совершенно невредимую) Волчицу.

Впрочем, когда их окружили примерно две дюжины крепких мужиков, вооруженных кто арбалетами, луками и мечами, а кто и обычными граблями (обидно, конечно, что его - грозного лесного мага, собираются бить граблями, но ведь и этот безобидный инструмент в руках разъяренного человека может стать убийственно опасным) Волк понял, что спастись вряд ли удастся. По крайней мере так, как он собирался, так точно, а значит нужно было быстро выдумывать новый план.

Оборотень устрашающе оскалил клыки, надеясь отпугнуть этим особо резвых охотников и заслонил собой Адель. Девушка испуганно следила за происходящим, ранение и усталость давали о себе знать, перед глазами кружилось, очень хотелось повалиться здесь и уснуть, а проснувшись утром обнаружить себя лежащей в собственной кровати, обязательно рядом с любимым оборотнем, и понять, что эта ночь была лишь глупым кошмаром.

Люди, к сожалению, не оценили по достоинству ужасающие клыки Волка, несколько человек ринулись на него, выставив вперед свои грабли и палки. Настоящие охотники оказались куда осторожней и нападать на зверя первыми не решились. И правильно, стоит отметить, сделали. Даже будучи очень усталым Виктор смог без труда уйти от удара какой-то палкой и ловко прыгнуть на первого нападающего. Мужчина ясное дело не удержался на ногах и рухнул назад, по пути придавив двоих своих товарищей.
 
Волк едва заметно улыбнулся, надо же какой удачный прыжок вышел. Он собирался было закрепить свою победу и перегрызть горло первого храбреца, но не успел. Сильный удар по спине заставил его взвыть и соскочить с побелевшего от страха несчастного крестьянина.

Теперь перед ним стоял высокий крепкий мужчина, к счастью Волка, в руках у него была лишь обыкновенная палка. Ну хоть за целостность своей спины беспокоится не придется, обычным ударом оборотня не прикончить, а вот разозлить еще как можно.
 Виктор ощетинился, оскалив свои клыки и бросился на храброго человека, целясь выхватить из рук того его сомнительное оружие.

Маленькая Волчица с замиранием сердца следила за действиями своего Волка. Все внимание охотников было также обращено к нему и его противнику, и верно, если бы Адель того пожелала, она смогла бы незаметно улизнуть отсюда. Но далеко ли она убежит с простреленной-то лапой? Поэтому девушка твердо решила до последнего оставаться со своим магом (вдруг еще чем-нибудь пригодится своему любимому “хозяину”). Она напряженно следила за битвой, за тем, как легко Волк вырвал из рук противника его позорную палку и тем, как кто-то кинул тому взамен утраченного оружия настоящий меч, по пути едва не зарубив им самого воина.

“Лучше бы зарубил. Виктору легче было бы” с досадой подумала оборотница.

Воин тем временем удобнее перехватил меч и успел заслониться им от очередной атаки оборотня, Виктор в свою очередь успел вовремя затормозить в считанных сантиметрах от лезвия.

Адель, стойко игнорируя вновь возвратившуюся боль, поднялась на лапы и твердо решила присоединиться к этой драке и помочь своему оборотню. К великому счастью последнего, опрометчивому плану маленькой Волчицы не суждено было сбыться.

- Как ты могла так поступить, Адель? - послышался позади голос ее бывшего жениха.

Девушка инстинктивно прижала уши и обреченно закатила глаза. Ну почему этот надоедливый тип не угомониться? И не берут его молнии и даже удары о стены ему нипочем…

- Я ведь любил тебя, а ты!... Ты выбрала его! - продолжал возмущенно восклицать юноша выкарабкиваясь из кустов и направляясь к бывшей невесте.

Адель обернулась к нему и заметив судорожно сжатый в его руке меч, тут же отмела всякие мысли уговорить бывшего женишка. Она слабо оскалилась, мол, попробуй подойди и зарычала.

Впрочем, Карл не оценил эту угрожающую позу и продолжил свой путь, медленно занося свой меч. Белая волчица смотрела на него с долей удивления и недоверия, не ожидала, что он сможет убить ее. Но это ведь теперь не она, это жуткое чудовище, в которое из-за проклятого оборотня превратилась его любимая невеста. Убыть ее, значит освободить от мучения на которые тот обрек ее. Юноша решительно замахнулся, остановившись у маленького волка.

Увлекшись битвой с одним противником, Виктор очень неосторожно забыл о прочих врагах. Стоит ли говорить, что два удары по его многострадальной спине оказались для него полной неожиданностью, сбившей его на некоторое время с толку. Этим незамедлительно воспользовался главный противник, приставив к горлу зверя лезвие меча.

- Стой, - воскликнул кто-то рядом с ними.

Волк попытался взглянуть на своего неожиданного спасителя (или просто отсрочителя его казни на несколько секунд), но лезвие приставленное к шее не позволило ему поднять голову. Меж тем, человек продолжил говорить:

- Его Сиятельство приказал взять его живым.

Соперник Виктора с досадой вздохнул, но давление меча на шею заметно ослабилось. Это без сомнения радовало оборотня, но известие о том, что герцогу невесть с чего понадобился Волк, заметно встревожило его. Это не младшенькому ли часом Сиятельству он живьем-то понадобился? Если так, то Виктор даже боялся представить какая казнь его ждет в герцогском дворце, как непосредственного виновника в превращении оного герцога в даму.

Волк осторожно отодвинулся от меча и собирался было спросить на счет своей догадки, но тут его взгляд наткнулся на нечто во много крат ужаснее, нежели самая изощренная казнь: этот придурок Крал собирался убить его любимую Адель.

- Неужто не жаль тебе убивать любимую? - громко и как можно спокойнее поинтересовался Виктор. Ему даже удалось придать голосу слегка насмешливый тон.

- Ты не достоин со мной говорить! Ты испортил мою любимую! - зло выкрикнул Карл, но меч его все таки остановился, не достигнув своей цели.

Белая волчица с трудом оторвав взор от грозного оружия посмотрела на Виктора и в глазах ее всколыхнулся ужас и отчаяние. Конечно, не самое приятное зрелище, видеть его побежденным, прижатым к земле, окровавленным, да еще и с мечем у шеи. Волку и самому быть в таком положении не нравилось, но сейчас главное было заставить этого глупого женишка передумать убивать Адель, а остальное не столь важно.

- Испортил? Какое странное определение, - хмыкнул Волк. - Как по мне, быть  в виде волчицы ей очень идет. Согласитесь, белая волчица существо крайне красивое, - Адель непроизвольно улыбнулась. Даже в таком состоянии слышать комплименты ей было приятно.

- Красивое, - кивнул какой-то охотник и улыбнувшись добавил: - А какие красивые из нее получатся рукавички или же шапка!

Люди единодушно согласились с ним, дружно расхохотавшись. Видимо решили, что если Виктор побежден, больше боятся им нечего. Не оценили шутку только сам Волк с Волчицей и Карл. Последний кинув презрительный взгляд на оборотня, нервно воскликнул:

- Мне не жалко ее убивать, это ведь уже не она, не моя невеста, теперь это чудовище. Убив ее, я освобожу ее душу. - Юноша с нескрываемой брезгливостью посмотрел на Адель и снова замахнулся мечом.

- Придурок, - отчетливо констатировал Виктор. Услышав оскорбление парень предсказуемо остановился. - Адель какой была, такой и осталась, я всего лишь помог ей полюбить меня и согласиться стать оборотнем. Не без помощи магии разумеется, - Виктор самодовольно улыбнулся и постарался не смотреть в изумленные глаза самой Адель. Если она тоже начала верить его словам, то Карл уж точно попадется на эту уловку. - Но никакое колдовство не в силах держать человека вечно под своим контролем, особенно когда маг в таком положении, в котором, увы, нахожусь сейчас я, - закончил он и выжидающе уставился в глаза юноши.

Поверил, медленно отбросил меч и удивленно посмотрел на Адель. Виктор также посмотрел на нее и увидел полный удивления взгляд.

- Зачем ты нам все это рассказываешь? - поинтересовался какой-то подозрительные охотник.

Волк нехорошо посмотрел на него.

- Она мне нравиться и я не хочу, чтобы ее убили за то в чем она не виновата, - честно ответил маг и снова посмотрев на напряженно застывшую Адель громко сказал: - Спасибо за помощь, милая. Теперь ты свободна от моей магии.

Глаза оборотня сверкнули зеленым светом, который, казалось, больно обжег само сердце девушки. Адель судорожно вздохнула, сомнение закралось в ее душу. А вдруг он вправду заколдовал ее? И все это было всего лишь игрой. И пусть, если подумать чуточку более логически, ответ был бы отрицательным, ибо не стал бы жестокий колдун, совершенно не испытывающий любви к ней, рискуя своей жизнью, спасать ее от той серебрянной стрелы. А если он все же испытывает к ней любовь, он бы точно не стал ее заколдовывать, такое уж существует правило в магическом мире. Но Адель, ясное дело, не догадывалась об этом, как и не была способна тогда логически рассуждать, ее сознание завлекла туманная пелена. Ночной лес, освещенный светом факелов, померк перед ее взглядом и последнее, что дольше всего удавалось ей различить в наступающей вокруг тьме, ярко-зеленые глаза оборотня.


Рецензии
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.