Верни назад мою любовь

«И зажгутся в небе звёзды и погаснет в окнах свет. Без тебя мне очень грустно, но тебя со мною нет…» (с)

Глава 1

«Любовь живёт три года». Так говорили великие философы и писатели, а психологи возражали, что любовь живёт ровно столько, сколько хотят двое. Мой Марко. Мой драгоценный муж. Не успели мы с тобой прожить эти счастливые три года, как ты скончался. Тебя нашли задушенным в собственном авто. Экспертиза показала, что смерть наступила моментально в состоянии алкогольного опьянения. Как такое возможно, если ты никогда не пил! Особенно, когда садился за руль! В эту ложь, я никогда не поверю и обязательно доберусь до истины, доказав всем, что ты никакой не алкаш и не пьяница!

Надев черное платье, я посмотрела на себя в зеркало и поправила шляпу. Сегодня, я прощаюсь с тобой любимый мой, самый близкий и родной человек. До сих пор мне кажется, что ты стоишь рядом, обнимаешь меня за плечи и шепчешь: «Кеседи, все хорошо. Всё прекрасно! Расслабься!» и раньше мне это действительно помогало, словно камень с души падал. Обернувшись, я увидела перед собой Фию. Сестру моего покойного мужа. Она была так прелестна в этом черном костюме, что среди присутствующих, я бы её с трудом узнала.

- Пойдем, - шепчет она и берет меня за руку. – Пора начинать церемонию прощания. Все только тебя ждут.

Зайдя в церковь, я вытерла поступившейся слёзы и села рядом с сестрой на лавочку. Она была холодна, как лед и еле сдерживала себя, чтобы не разрыдаться:

- Мой брат, был самым замечательным человеком. Кто бы мог подумать, что он так скоро покинет этот мир?

Мне хотелось, ей ответить, но ком сжал горло, поэтому я уткнулась в молитвенник и стала со всеми зачитывать. Господи, упокой его душу. Пусть ему будет хорошо там, а не здесь.

После церемонии, мы отправились на кладбище. Марко в гробу – это ужасное зрелище для меня, а когда его стали закапывать, я просто уткнулась в ладони, не понимая, почему не могу заплакать. Моя мама приехала в Испанию, чтобы поддержать меня в трудную минуту, как мне ее не хватало все эти месяцы. Выйдя замуж за Марко, я покинула Нью-Йорк и звонила ей всего лишь раз в неделю, а могла бы чуть ли не каждый день созваниваться, но дела не терпят отлагательств.

Когда все закончилось и все стали расходиться, я опустилась рядом с могилой и потрогала свежую землю. Мой Марко теперь отдает Богу душу. Мой Марко, теперь не со мной. Мой Марко клялся, что смерть никогда не разлучит нас. Мы умрем вместе, больные, в собственной постели.

- Кеседи, - прикоснулась рукой к моему плечу Фия и положила на могилу цветы, - ты уверена, что Марко убили его сообщники, друзья? Может, он кому-то дорогу перешел, не знаешь? И правильно ли, что ты подключила полицию к расследованию? Они ведь и пальцем не пошевелят, чтобы дойти до истины.

- Конечно, - шмыгнула носом я. – Что за глупые вопросы ты задаешь? Мой Марко никогда не вступал в конфликты! Он был очень дружелюбным человеком!

Ещё бы чуть-чуть и я бы заревела в голос, так, как Фия сейчас не к месту, решила завалить меня своими расспросами. В эту минуту подошла мама, взяла меня за руку и отвела вместе с сестрой домой. Там уже было скопище народа. Все скорбели по Марко и выражали мне свои соболезнования, от которых мне было ни холодно, и ни жарко. Стоя с бокалом вина, я прокручивала всю свою счастливую жизнь, с этим замечательным человеком. Его красивая фотография на столе, перевязанная черной лентой, отражала весь позитив в его чёрных глазах и надежды на все самое лучшее.

- Кеседи, - обратился ко мне незнакомый мужчина. Я обернулась. – Меня зовут, Антонио. Я работал с Вашим мужем. Примите мои соболезнования.

- Спасибо, - сказала я, чокнулась с ним бокалами и отпила вино. Какой-то странный тип, никогда его не видела в компании Марко, хотя, я не всех его друзей помню. Муж был – душой компании и все его звали то в гости, то на вечеринки.

Всю неделю, я проходила в забытье. Никуда не выходила, гуляла только до кладбища и обратно домой, приносила на могилу мужа, только свежие цветы и рассказывала ему о своих переживаниях, думая, о том, что он меня слышит и понимает. Слезы застилали мне глаза, я не могла, ни спать, ни есть, у меня пропал интерес к жизни и всё стало черным-черно. Только Фия своим присутствием успокаивала тем, что многие через это проходили. Смерть близких людей – это самое страшное, что может приключиться с человеком, но со временем, всё проходит. Любимых уже вернешь и надо продолжать жить, как-то дальше, помня, о них всё хорошее.

- Мой муж умер, как ты не понимаешь! Больше никто не обнимет меня и не скажет, что все хорошо и все прекрасно! Марко был для меня всем! Поддержкой, опорой, главным в жизни человеком! Как ты не можешь понять, я любила его! – кричала я, когда Фия опять заводила разговор о покойном Марко.

- Я тебя прекрасно понимаю, - вздыхала она, - сама пережила подобное, но потом вовремя успокоилась. Я не могу на тебя смотреть, Кеседи. Ты теряешь себя и скоро станешь, как зомби. Тебе нужно гулять на свежем воздухе.

- Без тебя разберусь! - отвечала ей всякий раз я, когда меня всё бесило.

На следующий день, когда я стала привыкать к тому, что осталась совершенно одна и овдовевшая. Фия ошарашила меня новостью:

- Детка, ты не будешь возражать, если брат моей подруги поживет у нас? Он проездом. Несколько дней побудет, а потом уедет. Ну, пожалуйста, а то я уже согласилась! – взмолилась она.

- Фия, ты нормальная? А со мной никак не могла посоветоваться?

- Не могла. Вчера ты пришла с работы и сразу уволилась спать. Официанточка, пора бросать тебе этот ресторан и устраиваться на другую работу. С твоими чаевыми и зарплатой в пять копеек, не поживешь красиво. Хорошо, что хоть, я работаю. Вместе веселее скидываться на еду. Так, о чем это я, - почесала голову она, - так ты не против? Кеседи, умоляю тебя, ну скажи, что «нет»!

- Если ты уже все за меня решила, то чего мне возражать? Пусть приезжает, - пожимаю плечами я. – Мне на работу надо. Зарабатывать деньги на твои развлечения.

- Ну, зачем ты так? – слегка обиделась Фия.

- Фия, мне не до шуток и не до гостей, но если ты так хочешь, то пусть живет! Но готовить ему будешь ты! И убирать за ним, тоже!

- Успокойся, он чистоплотный!

- Все мужики на словах чистоплотные, а ты им швабру дай, так они и спросят, что это такое, - усмехнулась я и прошла в прихожую. – И, когда же гость придет? У него хоть имя есть?

- Его зовут Николас. Такой отличный парень!

- Помнится, со мной в общаге, тоже жил парень с таким именем. Мама родная, если бы ты только знала, как я хотела его убить.

Неожиданно, в дверь позвонили.

- О, - зашевелилась девушка, - это, наверное, он.

Сдуваю непослушную прядку волос и упираю руки в боки. Ну, удиви меня, Фиона! И, когда дверь открылась то, я схватилась за самый прочный стол, чтобы не упасть в обморок. Молодой человек небрежным жестом бросает сумку на пол, чешет голову и кидает:

- Привет, девчонки!

- Никки??? – выпалила я и зажала рот ладонью. Всегда называла его так, потому что он просил. Мол, я тут царь, я тут Бог. Можно просто, «Никки».

- Рыжая! – улыбнулся он. – Какая приятная встреча!

- Вы знакомы? – подняла бровь Фия. – О, Николас, позволь, я покажу тебе, твою комнату. Можешь не разуваться, я все потом помою. Кеседи сейчас уходит, так что вместе воевать будем.

Я открыла рот, чтобы что-нибудь сказать, но Фия взяла придурка под руку и пошла показывать владения. Этот вычурный мальчуган будет жить всю неделю с нами? Да, я не вынесу этого и лучше сниму номер в гостинице, чтобы еще раз напороться на его претензии и просьбы, что-то за него сделать. 

Николас. Тот сумасшедший, что снял комнату, в нашей общаге и названивал мне, чтобы я приходила и выполняла его просьбы, кроме интимных, конечно же.

Наглый, самоуверенный тип, который съедал наши пельмени, оставляя пустую кастрюлю после себя с запиской: «Спасибо, все было очень вкусно. Помоешь за мной?» и смайлик в конце. Мне хотелось тогда, надеть ему эту кастрюлю на голову и отдубасить. Такой был неприятный мальчонка, что не передать словами. Девочки не часто жаловались на него, а другие наоборот мечтали  побывать с ним в постели. Фу! Аж, вспоминать противно! Помню, как он планировал поступать в академию полиции, но отрастив длинные волосы, он поменял свои планы и не захотел вообще никуда поступать, но поступил. Про волосы ему, конечно, ничего не сказали, но за тату замечание сделали. На правой руке, он набил красивую женщину с тигром, а на шее китайского дракона. И на кой, ему нужны были эти размалевки, если его с ними не примут на работу? Вот бы узнать, чего он добился в этой жизни, спустя столько лет? Но мне некогда. Надо идти на работу.

Глава 2

День сменяет ночь, так, пожалуй, тоже писалось в какой-то книге или пелось в песне. Чиркнув в блокнотике, заказ, я прошла на кухню и зачитала повару:

- Один «Фрэш с клюквой» и два «бургера».

- Будет сделано, Кеседи!

Обегав, еще пару столиков, я почувствовала усталость, а еще не хотелось возвращаться домой. Встречаться с Николасом снова, мне не очень-то и хотелось.

- Может, вы мне еще смену добавите? – обратилась к хозяину я. – Готова пахать весь день без перерыва.

- Милая, девочка, я кончено все понимаю, что тебе хочется отвлечься, чтобы не загружать себя мыслями о муже, но прости, я не могу. Если бы у нас было два официанта из восьми, то я бы задумался над твоим предложением. Но извини, я пока буду делать так, как заблагоразумится мне, хорошо? Только не обижайся, я очень ценю твой труд.

Ничего не ответив ему, я вздохнула, поблагодарила за все и принялась дальше работать. Через час, я сдам смену и уйду домой, а может, созвонюсь с мамой и проболтаю с ней все свое время по городскому телефону.

Работа кипела, клиентуры на сегодня было прилично, вертелась, как белка в колесе и принимала заказы. Кто-то недовольно бурчал про холодное блюдо, кто-то был недоволен тем, что коктейль подали безо льда, потому что по нашим правилам, лед с водкой – не положен.

Я так устала, что хотела сесть на ближайшую лавку и не вставать с нее, однако, мои ноги дотащили меня до дома без проблем и вечных остановок на отдышку. Зайдя, в квартиру. Я разулась и прошла в зал. Николас по-барски закинул ноги на кофейный столик и стал, что-то черкать на листочке.

«Держи себя в руках, Кеседи. Этот тип не стоит твоих нервов. Когда-то ты ему показала, свой стержень и тут не подведи», - пронеслось в голове.

- Привет! - старалась выглядеть естественной я, хотя очень хотелось ударить его сумкой, за то, что он закинул ноги на столик. – А Фия дома?

Тишина. Нет, ну он издевается! Никки, был увлечен своими зарисовками и даже не думал обращать на меня внимания. Тогда я подошла к нему вплотную, сбросила его ноги со стола и уперла руки в боки, одарив его хмурым взглядом. Только тогда мужчинка отвлекся от листочка и поднял на меня свои серенькие глазки:

- А вот, это, ты зря.

- Что??? – меня охватила паника. Я была готова задохнуться от возмущения. – Да, ты… Ты, хоть знаешь, в чьем ты доме??? В моем! Какого черта, ты развалился? Я тебя спрашиваю, где Фия?

- Пошла в магазин. Сказала, что скоро будет, - закинул руки за голову он и причмокнул. – Рыжая, ну чего ты бесишься? Я же к тебе ненадолго. Все-то пару недель переконтуюсь и всё, прощай, дорогая! Да и потом, Фия обещала за мной убирать.

Я опустилась рядом с ним, отодвинулась на приличное расстояние и потёрла левую руку, словно замерзла:

- Она не сказала, когда именно придет?

- Нет, - придвинулся ко мне он и убрал мои волосы за ухо, не забыв при этом прикоснуться пальцем к моей щеке.

- Не прикасайся ко мне! – оттолкнула его я. – Имей совесть, я недавно мужа похоронила.

- Да, знаю. Фия рассказывала. Ну и что? Все мы не вечны.

- Ты больной или реально придуриваешься?

- А, что я такого сказал? Всё честно, как оно на самом деле есть.

- Ах, есть, - выдохнула я и отправилась на кухню. Никки почапал следом за мной.

Открыв шкаф, я поджала губы, взяла тарелку и разбила её со слезами:

- Мой муж умер две недели тому назад и ты мне смеешь такое говорить? «Все мы не вечны», - передразнила я его. – Да, ты даже не знаешь, что это такое любить и быть любимым! А я знаю! Вы с Фией одинаковые! Хоть, бы один из вас, сказал мне что-то приятное, мол, держись, Кеседи, ты переживешь смерть любимого, ты - сильная? Нет, вы постоянно, учите меня жизни, говорите, как надо дальше жить! А я стараюсь изо всех сил! – разбила еще одну тарелку я. – Редко навещать могилу Марко.

Достав еще одну тарелку, Николас опередил меня и схватил за руку, чтобы я не натворила делов:

- Успокойся, рыжая. Никто тебя не учит, ты лучше меня послушай. Я обещаю помочь тебе разобраться с убийством твоего мужа, если ты доверишься мне.

- Что? – вырвала свою руку я. – Кому? Тебе? Да я лучше земли наемся, чем расскажу тебе всё.

- Ну, как знаешь, рыжая, я хотел, как лучше, - пожал плечами Никки и развернулся, дав мне веник в руки. – Убери свое творчество. Фия, не оценит.

- Мерзкий тип! Никогда тебя недолюбливала!

-Зато я любил… Когда ты мне помогала и навстречу шла, - остановился в дверях Никки и принялся наблюдать за тем, как я сметаю тарелки в совок и выбрасываю в мусор.

- Я никогда не шла тебе навстречу, я всячески избегала твоих просьб.

- Разве? – поднял бровь он. – А на вечеринке? Когда ты нажралась, а я попросил тебя не шуметь, сесть в машину и поехать ко мне, помнишь? Ты еще тогда, расслабилась, ответила: «Давай, я согласна».

- Это была самая противная ночь в моей жизни и я поклялась, что больше никогда не запрыгну к тебе в койку и не отреагирую на все твои просьбы.

- И, тем не менее, тебе понравилось, - похабно улыбнулся он, за что получил от меня пощечину:

- Хам!

- Я был твоим первым, а ты взяла и вышла замуж за этого выскочку Марко.

- Не смей оскорблять память моего мужа! – взорвалась я и кинулась на него с кулаками, но он схватил меня за запястья и больно сжал.

- Ты не дури, девка, я не потерплю, чтобы бешеная баба бросалась на меня. Ясно? – ослабевает хватку он. – Я до сих пор горю желанием тебе помочь разобраться с Марко, а ты всё не хочешь. Я бы на твоем месте согласился на все, лишь бы докопаться до правды.

- Я согласна, - сдалась я.

- Мой дипломчик полицейского, уже ждет своего применения.

- Чего? Так ты все-таки пошел учиться по профессии?

- Глупости, я безработный, - с сарказмос ответил он и вышел из кухни.

- Оно и видно, - бросила я. – Кто тебя с такой лошадиной гривой примет, - фыркнула я и прошла с ним в зал.

Сев на диван, Никки кладет ногу на ногу и жестом просит рассказать все, что случилось с моим мужем:

- Это поможет мне предложить тебе разные варианты.

Я расправила платье и села рядом, косо на него посмотрев.

- Я не буду тебя трогать, - помахал руками он. – Только не сегодня. Сейчас, я готов углубиться в твои проблемы, а секс можно на потом перенести.

- Ты дурак?

- Ладно-ладно, я слушаю.

- Так получилось, что Марко собирался отметить день рождение коллеги. Сам муж человек не пьющий, поэтому решил сесть за руль, чтобы после праздника приехать пораньше, но его не было. Вот как мы с ним попрощались, так я его и не видела. Проходит очень большое количество времени, а муж все не брал трубку. Я начала волноваться, не случилось ли что, но мне тотчас же позвонили из полиции и сообщили, что моего мужа нашли задушенным в собственной машине. Я долго не  могла в это поверить и приехала на место преступления, - вспомнив мертвого Марко, я еле сдержала слёзы, чтобы не показать выскочке, как мне больно. – То, что я увидела, повергло меня в шок. Марко был мертв, пульс не бился и меня еле отодрали от него. Я до последнего не верила, что мой муж умер. Потом все было, как в тумане, я ходила по моргу, подписывала какие-то бумаги, у меня что-то спрашивали, а я лишь качала головой, а потом похороны. Вся жизнь пролетела у меня перед глазами. Я только помню, что нашли орудие убийства. Мужа задушили с помощью шнурка от кед.

- Не хилое преступление и как ты думаешь, кто бы мог пожелать ему смерти? Были такие люди под подозрением?

Я помотала головой:

- Марко никогда мне не рассказывал про своих друзей и коллег, разве, что говорил о том, что его любят и уважают.

- Не густо, - задумчиво пробурчал Никки и хотел что-то сказать, но пришла Фиона:

- Привет, а чего это мы грустим? Случилось, что? О, Кеседи, ты уже подружилась с Николасом? Правда, он душка?

Встав с места, я взяла у Фионы пакеты и кинула:

- Не думаю.

- Позволь мне, - выхватил у меня из рук пакеты Никки, так, что наши пальцы соприкоснулись, я посмотрела на него из-под ресниц и ответила:

- Спасибо.

Один вопрос: «Фия, зачем ты его привела сюда? Неужели, было сложно отказать своей подруге и сказать, что в нашем городе есть масса гостиниц?».

Когда человек тебе близок всего несколько дней, то это значит, вы либо сроднились, либо друг друга ненавидите. Вспомнив Марко и наше влечение, после первой встречи, цветы, комплименты по поводу моей внешности, конфеты, вино, море подарков и обещания свозить меня на Мальдивы и Ника, такого наглого, вечно с выкрутасами и с пультом в руке.

Стоило мне появиться в его блоке, уперев руки в боках, как моя злость, сразу же исчезала. Ник умел красиво просить девушек, помочь ему убраться или купить пива с селедкой, но не я. Ник, всегда дарил мне улыбку и указывал на диван. Мол, посиди со мной, будем смотреть криминальный сериальчик. Очень интересно. Я не могу сказать, что все девчонки ему прислуживали, но ко мне он относился как-то по-другому. Делился чипсами и при виде моего недовольного лица, ухмылялся и проводил пальцем по щеке. Ненавижу этот жест! Всё в нем ненавижу!

Конечно, если бы он мне звонил и просил о чем-то, я бы с радостью бросала трубку или отказывалась, но нет, я любила его звонки. Любила, когда он веселил меня, а еще любила, когда он гладил меня по щеке. Непередаваемое ощущение. Но Марко был такой галантный, привлекательный мужчина, что хотелось бежать от всяких Николасов, главное, с ним, в безопасности, в обнимку под луной.

Когда я вышла замуж, Ник рассердился на меня и пообещал еще напомнить мне о себе, но кто мог знать, что через два года он заявится в Испанию и скажет: «Привет»?

Зайдя в зал, где сидели мы с Никки, я наткнулась на листочек, в котором он что-то задумчиво черкал. Какой-то рисунок непонятный мне, походу тату-эскиз и памятка: «Как завоевать девушку за пять минут. Нужно быть, достаточно красивым и умным, а еще они любят храбрых и слегка сумасшедших». Кто-то выдергивает у меня листок из рук и сжимает его в ком. Это был Никки:

- Любопытство, не для красивых леди.

- Ты так и страдаешь неуверенностью?

- Что за вздор? Кто тебе такое сказал? Я еще тот, красавчик, - подмигнул мне он и сел на диван.

- Тогда зачем смял листок?

- А, чтобы ты спросила! – сверкнул на меня своими глазами Ник. Я села рядом:

- Николас, есть ли еще возможность докопаться до истины про Марко? Я очень переживаю, как бы нам это боком не вышло.

- Детка, - проводит пальцем по моей щеке. Так бы и откусила, чтобы не лез, - я профессионально все проверну, ни одна муха не проскочит, если… Ты будешь верить в меня. Ничего страшного не произойдет, если ты не будешь орать на каждом шагу про Марко и про то, кого ты подозреваешь, что мы ходим туда-сюда, чтобы раздобыть информацию у стен есть уши, а улица – это такое место, где каждый человек, чей-то родственник или знакомый. Кеседи, ты хоть понимаешь, куда мы с тобой вляпываемся? Все будет в чистом виде, без единой помарочки. Я применю все свои знания и напрягу мозги, чтобы впечатлить тебя своим блистательным умом, чтобы ты не сомневалась во мне, - похабно улыбнулся он.

- Да пошел ты! – встала с дивана я и направилась к Фии.

Злость поедала меня полностью, я готова была убить кого угодно, но больше всего самоуверенного Ника, который, по сути, строит из себя, не пойми что, а сам боится нормально заговорить с девушкой.

- Либо ты сейчас же звонишь своей подруге, либо я собираю вещи  и ищу ночлег поблизости! – не выдержала я.

- А, что такое? – развернулась ко мне Фиона и захлопала глазками. Еще немного и сеструха бы выронила  лопатку от удивления.

- Он многое себе позволяет!

- Он наш гость! – продолжала парировать она и перебивать меня, когда я говорю.

- Гости ведут себя адекватно, а не как у себя дома!

- Ну, что ты так сразу, Кеседи? Николас, очень даже хороший мужчина. Я бы за такого, сразу замуж.

- Вот и дуй! А его, вон из моей квартиры.

- Из твоей? – уперла руки в боки девушка, - ах, из твоей… Знаешь, что, дорогуша, это моя квартира! И мы с братом делили ее поровну! Если я не ошибаюсь, ты жила с нами вдвоем и даже не смела вякать, что это твоя собственность. Радовалась бы, что в трудную минуту я осталась с тобой, а не уехала отдыхать на дачу.

- Я обрадуюсь, прямо сейчас, если ты уедешь на дачу и заберешь это недоразумение с собой!

- Кеседи! – ударила лопаткой по столу сеструха и сняла фартук. – Должна же быть хоть какая-то капля терпения! Какое-то воспитание. Не смей выгонять его, слышишь! Будь гостеприимной! Ник - сложный человек, но с ним весело ты сама неплохо об этом знаешь. Вы, оказывается, дружили, - прищурилась и посмотрела на меня с каким-то намеком, словно мы крутили отношения.

- Мы не дружили, а общались – это разные вещи и Никки слишком, много на себя взял, чтобы заявить то, что мы были друзьями. Фиона, о каком воспитании может идти речь, если Ник позволяет себе многое?

- Ну и что? Кто запрещает ребенку веселиться?

- Фия, ты меня пугаешь, - помотала головой я и вышла из кухни.

Фия на стороне Ника! С ума сойти! И, что с людьми влюбленность делает! Ник, конечно, классный парень, не спорю, но чтобы за него замуж? Упаси господь. Хорошо, что мне повезло. Бывает же земля круглая. Встретились!

Закрывшись в своей комнате, я плюхнулась на кровать и посмотрела на нашу совместную фотографию с мужем. Всегда смотрю на нее перед сном и плачу в подушку. Столько теплых воспоминаний связано с ней. Обещанные Багамы, превратили мою жизнь в сказку, подарили множество впечатлений, шикарных фотографий и незабываемого райского наслаждения.

- Милая, встань так, - командовал Марко, держа в руках фотоаппарат. Он был у меня не только замечательным мужем, но и профессиональным фотографом. – Вот хорошо! Есть! Теперь поверни лицо навстречу ветру! Вот, молодец! А теперь, улыбнись мне, я так люблю, когда ты улыбаешься!

Тяжко вздохнув, я отложила фотографию, подтянула колени к животу и уткнулась в них лбом. Как же, мне хочется повторить этот шикарный отпуск вместе с мужем! Стереть бы себе память и вернуть бы его,  родного, жизнерадостного, ценящего каждый прожитый миг! Марко, не хотел умирать так рано, хотел, чтобы я нарожала кучу детей и была с ним счастлива, но в один момент, все испарилось. Остался только приятный осадок, который подарил мне муж, что сказал однажды:

- Женщина должна быть желанна и любима! Ни один мужчина не допустит, чтобы с её глаз упала хоть одна слезинка. Если он – мужчина, конечно! Женщина плачет, лишь от радости или от тоски по любимому. Ну, никак от недостатка внимания. Свою женщину, надо любить и оберегать от всех бед и не дать злым языкам ее расстроить.

Вспоминая его слова, я понимаю, что нигде больше не найдешь такого человека, как муж. Николас никогда не скажет: «Какая ты красивая, слушай, а пойдем сегодня в ресторан? Или прогуляемся по ночной Испании, держась за руки. Там красиво!», он только скажет: «Принеси, мне еще пиво и орешек захвати! Сегодня будет жесткий матч». Николас полная противоположность Марко. Бывают же такие мужчины. Зацелованные в задницу маменькины сынки или того хуже затисканные до смерти бабским вниманием.

Глава 3

Лучшее лекарство от всех болезней – это хороший сон. В нём ты всегда можешь встретиться с человеком, по которому скучаешь или давно не видел. Там вы всегда будете вместе, но открыв глаза, понимаешь, что возвращаешься в страшную реальность. Твоего человека нет рядом с тобой. Всё, что остаётся от него – это память или приятные ощущения, что вам все-таки удалось поговорить во сне:

- Марко, как можно любить меня, после того, что я спала с другим мужчиной до тебя? – сквозь слезы спросила я.

- Это была любовь, моя девочка, - гладит меня по волосам муж. – Самое прекрасное чувство, что объединяет сердца людей. Ты любила этого человека. Вами двигала страсть. Не бери в голову, девочка моя, я тебя люблю любую. Будь ты тронутой или не тронутой. В первую очередь ты – женщина, которой нужна ласка и поддержка любимого. Ты у меня одна такая, особенная! Твои красивые волосы, падающие на плечи – завораживают, твоя улыбка, заставляет меня влюбляться в тебя снова и снова. Кеседи, я люблю тебя! – накрыл мои губы поцелуем он.

Мне казалось, что все это явь, а не сон, что я проснусь рядом с любимым мужем, в шикарном отеле, закиданной букетом роз и вкусным завтраком в постель. Его губы были такие нежные. Его губы… О боже, я чувствую их, но они такие настойчивые… Марко, ты жив? Но ты никогда не целовал меня так грубо! Ты был нежным мужчиной и никогда бы не просунул язык  в мой рот!

Открыв глаза, я ужаснулась и спихнула с себя Ника. Этот мерзкий ублюдок, залез на мою кровать и целовал меня, пока я спала! Ужас, какой! Прям, мороз по коже!

- Пошел вон из моей комнаты! – крикнула я, что есть мочи и вытерла губы.

- А что? Мне понравилось, -  хитро улыбнулся Ник и облизался. – Твои губки не изменились, все такие же мягкие и сочные.

- Как смеешь ты! – встрепенулась я и прикрылась простыней, словно была перед ним голая.

- Спокойно-спокойно! Кеседи, я к тебе вот по какому вопросу…

- Уходи!

- Но ты послушай меня для начала…

- Не постучавшись в мою комнату, ты нагло проник в мои покои и пытался меня изнасиловать!

- Милая моя, ты еще изнасилования не видела, - усмехнулся Ник и залез ко мне на кровать, положив руку на миллиметр от моей ноги. – Нам нужно начать вести расследование, начиная с офиса твоего мужа. Там наверняка, есть люди, которые знают о нем больше, чем ты – любимая жена. Я думаю, это будет легко, а как ты думаешь?

Я вскипела от злости и раздула ноздри, одарив его сердитым взглядом.

- Кеседи? – пощелкал перед моим носом, пальцами он. - Что ты на это скажешь? Мы будем расспрашивать всех, кто лично знаком с твоим мужем, вплоть до завистников, а потом пойдем в полицию и все им расскажем, если тебе бросится в глаза, хоть один подозреваемый.

- Ты, что рехнулся? Я не собираюсь никого подставлять!

- А я не про это, рыжая. Мы сами справимся! Только дадим полиции повод наведаться в офис и всех расспросить. С нами, люди твоего мужа не испытают испуга, а вот при дяденьках в униформе, возможно.

- Я не рыжая, прошу заметить, а  Кеседи!

- Блонда, да, тебе очень идет, но я не о внешности пришел твоей поговорить. Пожалуйста, давай начнем сегодня.

- Я сегодня работаю, так что не знаю! – бросила Нику я.

- А, если я за тобой зайду? Ты до какого времени работаешь?

- Не твоего ума дело! - встала с кровати я. – Пожалуйста, выйди, я переоденусь.

- Не вопрос, - ответил Ник и вышел.

Сняв пижаму, я вздохнула и посмотрела на себя в зеркало. Ник дело говорит, надо уже начинать расследования, а я все фыркаю на него, да прогоняю и слушать не хочу, но если он не дружит с головой, то, как с таким работать? Он может любой фокус продемонстрировать, а тебе потом ходи с рукой на лице и ускоряй шаг, будто ты его не знаешь и первый раз видишь. Недолго думая, я переоделась в элегантное черное платье и открыла дверь. Ник, стоял, прислонившись спиной к стене. Заметив меня он, облизал губы и приблизился ко мне:

- Я знал, что ты не передумаешь.

- Нет, передумала. С чего ты так решил?

- Ты долго думала над моим предложением и хотела выгнать из дома, но Фиона тебе не позволила этого сделать. Бабы будут на моей защите, Кеседи и ты это знаешь.

- Бабы? Я обязательно ей передам твои слова, пусть она больше не пропадает сутками на кухне, чтобы побаловать тебя чем-то вкусным!

- Кеседи, ну, что я могу поделать, если это так? К тому же я - мужчина и меня надо кормить, а ты так и не поняла этого и все еще увиливаешь от ответа на мое предложение.

- Какое? Помочь в поисках преступника? Извини, я опаздываю на работу.

- Подумай только, как будет здорово, когда мы узнаем, кто убил твоего Марко! Это же будет намного лучше, чем мучить себя догадками, сидя в четырёх стенах и рассчитывать на полицию.

- Что? Да, моя полиция меня бережет! Я должна идти на работу, а не стоять рядом с тобой и языком чесать!

- Хочешь сказать, что тебе плевать, кто убил твоего Марко? Так? – налетел на меня Ник.

- Нет, не так! – крикнула на него я и ударила кулаками в грудь, показав всю свою боль в память о муже. – Фиона сейчас проснется, а ты мне нервы делаешь перед работой!

- Ну, хорошо, блонда. Это было твое последнее слово, я вижу, как ты любишь своего мужа! А, как все красиво начиналось, правда? Он тратил на тебя свои миллионы и «любимой» называл!

- Марко, никогда не зарабатывал миллионы, но ему хватало средств, чтобы баловать меня, как принцессу!

- То-то, я смотрю,  ты больно капризная стала! Что, Марко затискал тебя, милую? Шуб дорогих накупил, духов, одежду! И это дерзит мне та, которая покупала шмотки в «Сенд Хэнде»!

- Прекрати! – крикнула я на него и была готова влепить пощечину, но не было желания руки марать об такое дерьмо.

- А, что я такого сказал? Что, правда глаза режет?

- Ничего мне не режет, а наоборот убивает желание искать преступника с тобой! Прощай!

- Хотя бы скажи мне, что ты согласна! – схватил меня за руку Ник. – Прости меня, я был не прав.

- Нет, ты прав, я, правда, чмошно выгляжу, - отцепила свою руку из его лап я и вышла. Не даст же спокойно уйти. Сейчас еще хозяин будет недоволен за опоздание и выкинет меня на улицу.

Мерзкий тип, как он смеет оскорблять мой внешний вид? Как смеет говорить мне гадости и еще что-то требовать взамен? Ненавижу! Я лучше обращусь в полицию за помощью, чем к нему, ироду неопытному. Что он в своей академии добился? Ловить преступников или выражаться их словечками?

Приняв заказ, я зачитала его повару и оперлась на кухонный столик.

- Что, сегодня не самый лучший день, детка? – по-отечески спросил меня Луи.

- Самый ужасный, - бросила ему я и тут же пожалела, что нахамила такому хорошему человеку.

- Не переживай, это переимчиво. Сегодня понедельник, а это тяжелый день.

- Для меня каждый день тяжелый, - ответила я и пошла дальше, принимать заказ. Новый посетитель, как хорошо! Пойдут чаевые.

Подойдя к столику, я положила «меню» и замерла. Никки приперся в мой ресторан! В ушах внезапно зазвенело: «Охрана! Охрана, выведите этого хама!».

- Мне, пожалуйста, пиво и картошку по-домашнему, - небрежно кинул мне «меню» Ник, так и не глянув в него.

Записав заказ, я пошла на кухню, а так хотелось спросить: «Неужто, Фиона все-таки узнала, как ты ко мне относишься и не ценишь ее труд, что решила лишить тебя обеда и выгнать на улицу?».

- А он не сказал, какое пиво? – спросил у меня Луи.

Я пожала плечами:

- А какое у нас есть, чтобы у человека вообще пропало желание пить пиво по утрам?

- Хочешь, чтобы нас за невкусное пиво выперли с работы?

- Нет, я как официант позабочусь о нем и принесу самое лучшее пиво, но я вижу, что ему без разницы, название и дата изготовления.

- Ладно, держи пиво «Эдем», как человек, который пил это, скажу, что на вкус оно не очень, а картошка будет готова через пять минут. Принеси ему напиток, пусть похмелится и подождет.

Я кивнула, поставила перед Ником пиво и развернулась, пока он не положил мне деньги в задний карман:

- Хорошо, работаешь, девочка, держи свои чаевые, - буркнул он, поднял голову со сложенных на столе рук и прикоснулся своими красивыми пальчиками к холодному стакану с пивом. Я ничего не ответила и пошла работать дальше.

Через несколько минут, я положила перед скучающим «алкоголиком» его картошку и извинилась за ожидание.

- Ты и не хотела ко мне идти, потому что обиделась!

Я не обратила внимания на его реплику и ушла с головой в работу. Но даже, когда тарелка с картошкой и стаканом опустела, и счет был полностью оплачен, Ник все еще сидел за столом и оценивающе разглядывал меня.

- Что-то еще будете заказывать? – спросила его я.

- Песню, - откинулся на спинку стула он, - для такой красивой девушки, как ты.

- Извините, но у нас нет музыкантов.

- Тогда я приглашу их сюда, чтобы ты услышала, как я раскаиваюсь в своих словах, через песню.

- Иди домой, - наклонилась к нему я и убрала назад хвост. – Я скоро приду.

- И мы все обсудим? – с надеждой посмотрел на меня он. Я кивнула и проводила его уходящего, взглядом. Ник выглядел таким потерянным, что его было просто не узнать.

Может довериться ему? Кто, как не он поможет мне прийти к разгадке и найти убийцу мужа. Клянусь, что я выдерну ему все волосы и отомщу за мучительную смерть моего дорого Марко. А Ника, поцелую за все хорошее, что он для меня сделал. Пусть, хоть что-то помнит обо мне и не карает на чем стоит свет.

Засунув руку в задний карман, я нащупала деньги, которые вложил мне Ник и развернула: «Прости меня, детка. Я был неправ. Ты сегодня чертовски красивая в этом платье». Я улыбнулась, вытерла его трепещущие душу слова ластиком и задумалась о том, что мужчина не ценит деньги и пишет на них, все, что вздумается, но было так приятно получить от него комплимент и неважно как. Ник решил сыграть роль Марко или сказать мне честно, что я прекрасна? Он никогда не говорил мне об этом, а только гладил по щеке и называл рыжей. Можно ли с помощью прикосновений выразить любовь или это была просто игра?

Первый раз с ним в постели, я не почувствовала, как он меня любит, но он всячески пытался это показать ссылаясь на то, что психологи пишут про то, что секс начинается с ласк, ну и он не будет игнорировать советы, а делать, как говорят. Честно, я была пьяна, но я прекрасно помню, свой дикий крик, когда он вошел и остановился. Мы испуганно смотрели друг на друга, а потом, он продолжал дальше и тогда, я кончила, чтобы он не мучил меня и обессиленная, закрыла глаза. Спать с ним было для меня ужасно. Проснувшись утром с ним, я стала лихорадочно собирать вещи, а потом выбежала, как проклятая из его блока и закрылась на щеколду в своём. Соседка не поняла юмора и посмотрела на меня, приподняв бровь:

- Кеседи? Что с тобой? Ты бледна, как смерть!

- Все хорошо, я просто бежала из автобуса сюда, боясь, что опоздаю на пары. Сейчас только, соберу нужные учебники и пойду, - засуетилась я.

- Я бы на твоем месте отлежалась сегодня. Вид у тебя несоответствующий. Вчера отмечался «День студента». Вижу, что и ты принимала участие в вечеринке и отправилась со всеми отмечать, а могла бы остаться и к предмету подготовиться. Я только немного посидела с вами, пока ко мне Никки не пристал. Пьяный ублюдок, что ему от меня вообще надо? Я не подхожу под его параметры модели. Его никто не любит. Ты заметила?

- Да, - отдышалась я, - заметила, но наши девки бредят тем, чтобы быть к нему ближе. В блоке столько красивых парней, а все цепляются за Ника. Девочки любят плохих пареньков.

- Не скажи, а Марко, так за всеми ухлестывает, что его называют то батаном, то интеллигентом, но встречаются с ним только из-за красивых подарков и дорогих цветов. Марко любит баловать девушек, то шоколадками, то конфетами, а никто его не ценит. Все за  Ника цепляются.

- Я бы оценила, только Марко боится ко мне подойти, когда он меня видит, он забывает, что хотел сказать. Молча, протягивает курсовую и лепечет, мол, ты просила немного подкорректировать, так я сделал. А потом приходишь с этим курсачом, а из него выпадает шоколадка с наилучшими пожеланиями на обертке, мол, ты прекрасна, будь выше, ты особенная и в том же духе.

- И ты оценила?

- Линси, - села на кровать я, - я замуж за него захотела! Лучше такой, неуверенный в себе Марко, чем Никки-мудак!

Вытерев слезы, я прошла два квартала и остановилась, сердце билось с бешеной скоростью, когда я вспоминала о Марко. Его теплые губы, нежные слова, нашу свадьбу на Мальдивах, как он держал меня за руку и шептал на ухо: «Ты – моя» и гладил обручальное кольцо на пальце, единственная вещь, которая осталась у меня после его смерти.

Я понимала, что сейчас приду домой, а там Никки, с сигаретой во рту или пускающий карамельный дым изо рта. Он любил это дело. Ставил перед собой кальян и курил его с таким видом, словно он царь в этой задрыпанной общаге.

Открыв дверь, я вздыхаю. Фия опять куда-то улетучилась. Наверное, специально хочет оставить меня с Никки или опять в магазин, чтобы приготовить ему оладьи с вишней.

Никки снова сидел в зале, но его ноги, на мое удивление, были подтянуты к животу. Он снова что-то рисовал. Очередной эскиз или пейзажик.

- Привет, - нарушила молчание я, чем заставила Ника вздрогнуть. Убрав свои художества, он встал с дивана и подтянул джинсы. Подхожу к нему ближе, аккуратно кладу руку на плечо и отвечаю: - Я хочу узнать кто убийца.

Мужчина слегка улыбается, проводит пальцем по моей щеке и отвечает:

- Готовься. Завтра начинаем.

Глава 4

Утро с Николасом, самое отстойное, что было в моей жизни. Сначала он долго не мог приготовить кофе, видите ли, первый раз воспользовался кофе-машиной, потом подбирал, что надеть и выносил мне этим мозг, в то время, как я уже стояла в дверях в элегантном черном платье, потому что из моего гардероба только чёрные вещи. До сих пор храню память о муже и пока, моя боль не утихнет, я буду носить чёрное. Потом искал блокнот и ручку, чтобы что-то туда заносить и еще… устроил бардак в гостевой комнате! Куча разбросанных шмоток, обертки от конфет и недоеденный бургер. Фия, видимо разбаловала мальчика, раз он позволяет себя так вести. Я смотрела на весь этот ужас и была готова, дать ненормальному швабру и тряпку, но поздно спохватилась. Николас нашел все необходимое, подвернул свои штаны, открыв взору свои щиколотки и сунул сигареты с блокнотом в карман:

- Я готов. Вроде ничего не забыл, а ты?

- Тебя жду! – недовольно буркнула я и пошла в прихожую.

- Уже уходите? - засуетилась Фиона. – А у меня оладики на столе. Никки, как ты любишь!

- Придет и поест. Дело у нас есть очень срочное, как закончим, вернемся. Ты только их не убирай, Николас, должен их оценить,  - сказала я и убрала назад волосы.

Развернувшись, я увидела, как Николас, возится с волосами и не может завязать волосы в хвост. Всё чесался, чесался, там неровно, здесь торчит. С последней попытки, когда мои нервы были уже на пределе, ему удалось закончить свои проблемы с прической, накинуть кепку на голову и продеть туда свою русую косу.

- Ну, как я? – предстал пред нами во всей своей красе Ник.

- Вылитый Алон Делон, - бросила я, попрощалась с Фией и вытолкнула красавца за дверь.

Достав блокнот, Никки начал делать помарки и задумчиво грызть ручку:

- Итак, кем работал твой муж?

- Мой муж занимал должности: главного редактора и фотографа журнала «Модная Испания». Его офис находится недалеко от нашего дома. Записывай четко Никки, потому что эта информация тебе может понадобиться. За кого мне тебя выдать, даже страшно представить. Твои подвороты ни к месту, ты выглядишь с ними, как огородник! А мог бы и сменить имидж. Мы в люди выбрались, а не на прогулку.

-  Я, конечно, не хочу устраивать скандал, но ты тоже, слегка неудачное платье выбрала, но я не могу тебя судить, потому что прекрасно понимаю в каком ты сейчас состоянии. Так Марко стал у нас фотографом! С ума сойти, как жизнь людей изменила, а еще и редактором сделала! Да, уж. Помню, я как он всем курсачи писал и редактировал. Умник, за такой курсач, я бы и доллара не отдал. И фотографировал, все, что видел, даже меня с бухлом, - Ник хотел произнести что-то оскорбительное в адрес Марко, но уловив мой взгляд, сразу замолк.

- Не суди по себе, Ник. Мой муж был умным человеком и никогда бы не позволил себе сесть на диван и проторчать на нем все свои годы  и молча завидовать, тем, кто поднялся выше по карьерной лестнице. Манна небесная, просто так на голову не падает, запомни, Ник. И пожалуйста, будь тише и веди себя прилично в офисе.

- Как бы, не так, милая! Мамочка меня не просто так учила разговаривать, чтобы я все время молчал.

«Глубоко сочувствую этой женщине»,  - отметила про себя я, но вслух не произнесла. Я никогда не смогу с ним договориться!

В офисе, меня встретили добродушно, сказали, что я прекрасна, как всегда и кто-то даже поцеловал мне руку, что и заставило Ника поджать губы, на которого косо посматривали и спрашивали у меня, кто это, я отвечала без лишних подозрений, что это дальний родственник моего мужа и в прошлом глава полиции. Нику, это польстило и, слегка обняв меня за талию, мужчина вызвал лифт и затолкнул меня вперед:

- Глава полиции? Да ты меня просто засмущала, деточка.

Я вздохнула, нажала на нужный этаж и залезла в сумочку, но Ник, нажал на кнопку «стоп» и прижал меня своей могучей тушей к стене.

- Что за? – испуганно пролепетала я и почувствовала, как его рука скользнула мне под платье. – Успокойся, Никки, это уже не смешно!

Он поднимался всё выше и выше, пока я не зажмурила глаза и не закусила губу. Его губы нежно коснулись моей шеи, а рука остановилась на кромки белья.

- Перестань! – нашла в себе силы я и оттолкнула его, поправила волосы и нажала на кнопку. – Ты больше не притронешься ко мне ни на секунду! Я не позволю тебе, так со мной обращаться!

Ник расплывается в довольной улыбке, облизывает губы и посылает мне воздушный поцелуй. Дергаю плечом и дарю ему свой неповторимый хмурый взгляд, который он так любит.

- Куда мы идем? – спросил меня Ник, положил свою руку мне на талию, которую я тут же отдернула:

- К Роберту, - ровно ответила я и вытащила из сумки что-то очень важное для мужа. Это были снимки, которые он обещал отдать своему коллеге перед смертью. – Он его сослуживец. Они очень долго и упорно шли к своей цели.

Постучавшись в дверь, я вошла вместе с Ником и улыбнулась.

- Кеседи, дорогая! – встретил меня радушными объятиями Роберт и поцеловал в щеку. – Прекрасно выглядишь! Бесподобно. Эти шпильки, босоножки, просто – бомба, а это кто с тобой?

- Николас. Он дальний родственник Марко и долго служил в полиции.

- Что ж, прекрасно, садитесь! Не знал, что у Марко есть такие крутые родственники.

- Я принесла тебе фото, - протянула ему папку я и села напротив стола Роберта, который перебирал снимки и внимательно их разглядывал.

- Гениально! Это то, что я ожидал от Марко! Какие изгибы, какой ракурс! Боже, как жаль, что я больше не посмотрю на то, как он профессионально фотографирует наших девочек и задумчиво отбирает самые лучшие снимки. Помню, как он сидел за моим столом и говорил, мол, Роберт это совсем не то! Нам нужен свет, луч надежды, позитив, а не этот вот мрак. Боже, как он тонко относился к своему делу и получал удовольствие от работы!

Ещё бы чуть-чуть и я бы расплакалась, потому что Роберт описывал Марко, как живого:

- Да-да, Роберт, ты прав, - еле сдерживала эмоции я. – Марко, ценил свой труд. Роберт, расскажи мне подробно, как погиб Марко. Ты же был с ним в эту злополучную ночь.

Николас, видимо заинтересовался, кивнул, достал блокнот и ручку.

- Вы хотите занести это в протокол? – округлил глаза Роберт и глянул на Никки.

- Нет, - ответил он и почесал ручкой висок. – Я буду собирать что-то ценное о моем замечательном родственнике. Семья желает знать правду. Папа с мамой никак поверить не могут, что наш талантливый Марко отдал богу душу.

Я посмотрела на него и покачала головой, ещё бы немного и я бы здесь ему накостыляла за лифт и за то, как он себя ведет. Свой гонор он будет дома демонстрировать, но не при многоуважаемых людях!

- Тогда начнем. Может чаю, кофе?

- Люблю воду, - улыбнулся Ник. Ублюдок, закрой свой рот!

 - Хорошо, - поправил галстук Роберт и попросил секретаршу принести нашему королевичу воду. – А ты, Кеседи?

- Спасибо, я сегодня пила.

Когда Нику принесли стакан с водой, то Роберт начал:

- Это было в районе восьми часов, когда Марко стало плохо от выпитого и он решил отправиться домой. Ты уж прости его, Кеседи, но юбилей – это был такой важный повод, что он не удержался и выпил с нами по бокальчику красного. Он только один бокал, не больше.

Ник усмехнулся и продолжил дальше писать. Я кивнула и ответила, что полностью доверяла мужу и всегда верила, что он не скатится до уровня пьяницы. В отличие, от Ника.

- Марко, свою меру знает и я часто замечала его с бокалом в руке. Только у него аллергия на вино. Он становится красным, как рак и его начинает душить. Может, он и умер своей смертью, но я жутко в этом сомневаюсь, - ответила я и положила ногу на ногу. – Экспертиза показала, что в крови у него обнаружили алкоголь и что Марко задушили при помощи шнурка. Возможно, этим хулиганом, был подросток.

- Глупости, милая. Подростку незачем садиться в машину и нападать на бедного Марко. А вот про удушье замечу, не пил он тогда столько много, как бывало выпивал на коорпоративах. Это он домой заявлялся ближе под утро, чтобы тебя не расстраивать.

- Надо же, какие у него были скелеты в шкафу, - влез в наш разговор Ник, не прекращая что-то там черкать. – Мужчины часто скрывают от своих женщин, что злоупотребляют алкоголем.

- Марко никогда, не пил так много, молодой человек! – сдержанно ответил Роберт и быстро взял себя в руки. Никки заставляет адекватных людей выходить из себя и выпускать пар наружу, но Роберт был хорошо воспитан и не сказал бы что-то колкое в его адрес, потому что понимал, что перед ним сидит родственник и полицейский, я бы даже сказала в отставке. – У него режим и слабое сердце.

- И поэтому ему так стало плохо! – внёс свою лепту Ник и всплеснул руками. Я готова была вмешаться, потому что знала, что сейчас разразиться скандал, но Роберт вел себя терпимо по отношению к Нику:

- Молодой человек…

- Можно, просто Никки.

- Никки, вы, глубоко ошибаетесь, говоря о Марко плохое. Он в свою очередь не любил пить дешевые вина, а предпочитал такие, чтобы не вредили его здоровью.

- Это где же такое вино взять, чтобы дуба не дать? – продолжал гнать своё Ник.

- Есть фабрика, которая выпускает такие вина, но они стоят очень дорого.

- Я бы глянул, - буркнул Ник и уткнулся в свой блокнот.

Роберт не выдерживает, лезет в папку с документами, достает оттуда каталог той самой фабрики виноделия и протягивает Нику.

- Благодарю Вас, - кивнул он и принялся смотреть журнал.

- Я могу продолжить? – спокойно спросил Роберт.

- Да, конечно, я вас слушаю.

- Кеседи, Марко убили его завистники. Кто именно, я точного ответа дать не могу. Не лезь ты в это дело, об одном лишь тебя прошу, не лезь. Пусть полиция разбирается, пусть Ник, но только не ты! Марко бы не одобрил того, что ты лезешь в опасные дела. Не знаю, почему именно шнурком задушили твоего мужа, но факт остается фактом. Нужно только рассчитывать на помощь полиции, которая поможет разобраться тебе в этом деле. Больше путного я тебе ничего не скажу. Марко ушел с корпоратива, глубокой ночью. Он был в трезвом состоянии вести машину, хоть и выпил чуток. С ним никого не видели, ни с кем он не ругался и никому не угрожал. Твой муж, был очень добрым человеком и всем желал только счастья и здоровья.

Я улыбнулась и посмотрела на Ника, который… Вместо того, чтобы что-то писать, рисовал эскизы для татуировок, болтая ногой, пока мы с Робертом… О мой, Бог, зачем я его с собой взяла?

- Записал? – сдержанно спросила у него я и сжала руки в кулаки.

Заметив мою реакцию, Ник удовлетворительно кивнул, встал с места, выпил стакан воды и поблагодарил за радушный прием.

- Рад был помочь, Кеседи, - целует меня в щеку Роберт. – Заходи, как будет время и огромное спасибо за снимки! Я долго их ждал от Марко. Было приятно познакомиться, Никки, - пожимает руку ненормального, - думаю, что эта маленькая информация была для вас очень полезна и пригодится в следствии.

- Безусловно, - бросил Ник и вышел вместе со мной.

Поднявшись еще на один этаж уже по лестнице, я, молча посмотрела на Ника и ответила:

- Одного не понимаю, почему ты так себя ведешь? Человек всю душу излил, рассказал, как оно было, а ты… Вместо того, чтобы занести все в блокнот начал гнуть своё и рисовать татуировки! Тебе, что действительно нечем заняться или ты любишь подшучивать над людьми?

- Я занес все, что нужно! Чего ты меня недооцениваешь? – обиженно надул свои красивые губки Ник. – Твой Марко любил выпить, а еще был мил со всеми и ни с кем не ссорился. Ушел один, без сопровождения кого-либо, но был задушен шнурком от кед. Вот ведь странно. Не находишь?

- Хватит!

- Хорошо, разворачиваемся и идем домой.

- Нет, мы будем спрашивать всех, кто мне нужен!

- Тогда было бы проще подняться на лифте. У тебя шпильки!

- Если бы ты меньше курил и следил за своим здоровьем, то с легкостью бы поднялся по ступенькам.

- Дурочка, тебе же понравилось в лифте, - хитро улыбнулся Ник, а я быстрее поднялась по лестнице и открыла первый кабинет, который бросился в глаза. Как удачно! За столом сидел Антонио, что был на похоронах и показался мне странным субъектом. Он внимательно изучал бумаги и не сразу меня заметил. Наш драгоценный артист, дал о себе знать, громко хлопнув дверью.

- Здравствуй, Кеседи, чем я могу тебе помочь? Выглядишь потрясающе, новое платье? Тебе очень идет!

Ник опустился рядом со мной и сверкнул своими серенькими глазами, обещая еще расквитаться со мной. Я вздохнула, взяла себя в руки и начала расспрашивать о своем муже. Ничего полезного я так и не узнала. Все словно сговорились или знали, что Марко стало плохо и он пошел к машине, чтобы уехать домой.

- Поверь мне, Кеседи, это все, что я знаю! Ну, не расстраивайся ты. Может еще, кто в курсе, хотя это вряд ли. Все кто тусил с твоим мужем, скажут в один голос тоже, что и я. Извини, но большего я тебе сказать не могу. Завистники у него были, а кто непонятно, присылали угрожающие письма и тут же удаляли.

Ник встрепенулся и занес в свой блокнот. Приколист, я его шутейки знаю. Строить из себя делового у него больше не получится.

- И, что же ему писали? – спросила я.

- Ну, что пишут таким великим людям, как Марко: «убью, зарежу, если сунешься на территорию» и что-то в этом роде.

Антонио говорил слишком быстро и подозрительно. Это наводило меня на нехорошие мысли. Встав с дивана, я взялась за ручку и ответила:

- Большое спасибо.

- Не за что, дорогая. Если, что узнаешь, говори. Мы тоже переживаем его смерть вместе с тобой.

Выйдя из офиса, я обхватила себя руками и посмотрела куда-то вдаль. Антонио ускользает от ответа и это очевидно. Он знает, что Марко писали письма, а кто именно без понятия. А еще, он старался не смотреть мне глаза, когда говорил о муже и об этих письмах. Что-то тут не так.

- Пойдем? – положил руку на мое плечо Ник. Резким движением я сбросила ее, убрала непослушную прядку волос за ухо и направилась в сторону парка.

Расследование еще не окончено. Кто знает, может Марко и умер от руки Антонио, а может, нет. Послать сообщников, отомстив моему мужу – это гениально. Я так устала, думать об этом день и ночь, что хочется просто уткнуться в ладони и зареветь от безысходности. Мой Марко, почему ты мне не дашь ответ на мой вопрос? Как же мне тебя не хватает.

- Как ты думаешь, можно ли обратиться за помощью к экстрасенсам? – осенило меня.

- Шарлатаны, - закурил Ник. – Всякую пургу тебе в голову забьют, лишь бы заработать на этом денег.

- Но есть же такие, которые берут и дают правильные указания.

- Кеседи, - развернул меня к себе Никки. Своими вонючими от сигарет пальцами, он еще смеет ко мне притрагиваться? Ух, как я хочу его убить, но у меня нет сил, чтобы выплеснуть на него всё свое зло, - ты сомневаешься в моих способностях? Найдем мы убийцу! Все хорошо будет, - обнимает меня и гладит по спине. – Не расстраивайся.

Не остаюсь равнодушной, обнимаю его в ответ и утыкаюсь в плечо. Мне сейчас так нужна поддержка, особенно в такой переломный для меня момент. Марко, как же ты мне необходим.

Глава 5

Тихий вечер. Вот и подходит к концу моё лето. Что в нём интересного? Да, ничего, кроме, как того, что погибли великие артисты и певцы, умершие скоропостижно и мучительно, а потом и твой любимый муж следом за ними. Марко, конечно, не был таким знаменитым, зато был нужным в трудные минуты. Какой же он был ранимый, нежный, чувственный, что заставлял меня плакать по ночам в подушку от счастья. Марко не любил мои слёзы и всячески просил не плакать, но как я могла, не проронить слезу, когда вокруг была такая роскошь и бесконечные признания в любви?

Тихий вечер. Фия не слезает из кухни, еле держится на ногах, но всё же пытается впечатлить Ника своей стряпнёй, думая, что путь к его сердцу лежит через желудок и Ник, лежащий рядом со мной на диване, сложив руки за голову. Лентяй, каких свет ни видывал. Я, в сидячем положении бесконечно листающая наш общий альбом с мужем и сдерживающая слёзы.

- Твой муж был фотографом, - нарушает молчание Ник, - творческий человек по сути, а во мне тоже течет кровь художника. У меня своя тату-мастерская и отличный персонал, а еще я сам набиваю татуировки людям, делая их чуточку счастливее.

Я отстранилась от альбома и внимательно посмотрела на него. Серые глаза в темноте, вдруг стали чернее, словно тучи в дождливую погоду, только тусклый свет настольной лампы освещал его прекрасные черты лица. Проведя пальцем по моей щеке, Никки кусает губы и прячет руку за голову:

- Ты веришь мне? – смотрит на меня с надеждой он.

- Мои мысли сейчас далеко от реальности, Никки и я не могу всё сразу воспринимать. Моя голова забита полностью и я не хочу, пока о чем-либо говорить, но всё ровно безумно рада, что у тебя всё хорошо и ты не сидишь дома без дела.

- Всё хорошо? – поднимает брови он. – Я до сих пор один и мне очень одиноко.

И снова этот палец по моей щеке.

- Сочувствую тебе. Ничем помочь не могу, сама такая, - выдыхаю я, закрываю альбом и отправляюсь на кухню.

Одинокий. Вот и живи со своим одиночеством, а я буду верность мужу хранить! Ненормальный! Нашел время, когда разговаривать о своих чувствах.

Зайдя на кухню к Фии, я оперлась о столешницу и скрестила руки на груди:

- Фия, когда ты его выгонишь?

- А, что он тебе мешает? – невинно спросила она.

- Да. Он занимает все моё личное пространство! Накидает своих вещей в один угол, а ты ходи и спотыкайся! Пора бы тебе уже указать ему на выход, - вспомнила я сегодняшнее утро и бесконечный бардак в комнате, отведенной Николасу. – Он, же совсем не следит за порядком, Фия!

- Ничего страшного, я обязательно за ним уберу.

- Как ты можешь спокойно об этом говорить, если в твоем доме срач!

- Ну, во-первых, - разворачивается ко мне Фиона, постукивая ложкой по столешнице, - это не мой дом, а наш, а во-вторых, ты бы тоже убирала бы за ним.

- Я??? – моему возмущению не было предела, она, что свихнулась?

- Да, Кеседи, да! Я не могу разорваться между уборкой и кухней, я хочу хоть немного побыть в тишине и насладиться вечером, а вместо этого, хожу по дому и собираю обёртки от фантиков!

- А ты не хочешь поинтересоваться, откуда они появились?

- Хочешь, чтобы я устроила ему скандал?

- Хочу! – задрала нос я. – И показала этому выскочке, что ты не прислуга, а хозяйка этого дома и прежде всего – женщина!

- А я так и сделаю! – бросила мне вызов Фия.

- Да?

- Да! – твердо ответила она, кинула фартук и пошла к Николасу.

Правильно! Надо поставить придурка на место, пока он не сел на шею и не свесил ноги! А то он совсем обнаглел, пользуется её добротой и не замечает, как бедняжка устает. Налив себе вина, я приготовилась слышать крики, ор, метание, что угодно, лишь бы результат превзошел мои ожидания, но этого не последовало. Осмелевшая Фия, вдруг покинула «тонущий корабль» и продолжила дальше готовку.

- Фия, что это сейчас было? – поперхнулась вином я. – Ты ходила к нему?

- Не пей, - отнимает у меня бокал она, - аппетит перебьешь.

- Не притворяйся, заботливой, я знаю, что ты нормально относишься к тому, когда я пью перед едой. Не каждый день, но глоточек могу себе позволить. Ну и, что ты мне скажешь?

- Он уснул.

- Ах, вот как! Уснул? Понятно. Закрыл глаза на все происходящее? Ну, ничего! Я ему сама взбучку устрою! – двинулась я, но Фия притягивает меня к себе:

- Не смей! – и берет под руку. – Я обещала заботиться о нем, Кеседи. Ради нашего же будущего.

- О чём ты? – прищурилась я.

- Клара поделилась со мной тем, что Ник имеет отношение к полицейскому уклону. Ты понимаешь, что я хочу до тебя донести?

- И без тебя знаю, что он учился в полицейской академии и с горем пополам окончил её. Мозгов у него не хватит применить свои знания на практике.

- Ошибаешься. Он успешно закончил академию, разбирается в этих криминальных делах, не хуже нас и сможет напасть на след преступника. Ты хоть сейчас понимаешь, что я хотела для нас сделать? Я позвонила подруге и в срочном порядке попросила заслать сюда Ника!

- Так это была твоя идея  позвать его сюда? Я с тебя валяюсь, как ты додумалась пригласить его сюда?

- А, что здесь такого? – нахмурилась Фиона. – Ты-то, сама ли не бьешься в догадках, кто прикончил нашего Марко?

- Не бьюсь, потому что Ник сегодня вел со мной расследование, - раскололась я.

- И, как?

- Хреново! – ответила я. – Ни одной зацепочки, кроме того, что я все за него делала! Я всех расспрашивала. Кончено, Марко мне небезразличен, он мой муж, а Николасу никто! Зачем слушать про покойного человека, если в глаза его не видел? А еще он сидит на диване, с важным видом, дрыгает ногами, записывает, что люди говорят и при этом отводит себе время на зарисовку тату! В рабочий момент! Ума не приложу, как можно таким быть? Таких полицейских, мне, пожалуйста, не засылать!

- Тише-тише, - гладит меня по плечам Фиона. – забыли. Главное, чтобы Ник вмазался в это дело и увлекся поисками. Может, он переволновался или растерялся, всякое с людьми бывает. Вот и рисовал. Ты дай ему второй шанс! - подбадривает меня и мило улыбается. – Людям свойственно ошибаться, а ты спасла его, не дала упасть в грязь лицом. В следующий раз, он соберется с духом и будет повнимательней. Ты, только, веру в него не теряй.

- Потеряла.

- А зря. Он же толковый парень.

- А засирает нас так, словно в доме порядка не видел.

- Ну, это уже другой вопрос, - сложила руки на груди Фия и облизала губы. – И, что? Мы не сможем узнать, как погиб Марко?

- Многие утверждают, что он ни с кем не ссорился перед смертью, но Антонио... Так зовут, этого парня, кажется, сказал, что ему приходили угрожающие письма и после прочтения, сразу стирались из компьютера. А от кого именно, неизвестно.

- Значит, Марко был в беде, но нам ничего не сказал?

- А, что ему оставалось делать? Впутывать баб в свои проблемы, никогда не было его долгом. Он не считал, это правильным. Слишком был вольный и самостоятельный.

- Не скажи. Вольным, Марко никак не назовешь. Вот, что я думаю, Кеседи. Надо вам с Ником глубже покопать. Может, что и найдете. Давай поедим, а? Что-то в животе урчит, а я голодная, как волк. Садись, покормлю тебя.

Улыбаюсь, опускаюсь на стул и складываю руки, как первоклассница. Фиона не замечает косяков Николаса, защищает его, как брата лучшей подруги и не хочет признавать то, что он в своём роде пофигист. Боже, Фия, как ты далека от истины! Ему не нужен наш Марко. Ему не нужен этот город. Ему не нужно наше горе. Глупышка! Как ты могла этого не заметить? Придурок приехал сюда развлекаться. Нафиг, ему все это? Понапридумывает кучу незамысловатых истории, к примеру того, что преступник умер, его останков не нашли или что он улетел из города и никто его не видел, и будет таков. Помашет нам ручкой и все. Скажет, мол, девки не обижайтесь на меня, делал все, что в моих силах и еще конфеты с цветами подарит, чтобы раны свои зализать, но я-то буду знать, что он плевал на расследование и тупо прогуливался по городу.

Я не дам тебе расслабиться, друг, ты еще хлебнешь со мной яду!

Проходя мимо зала, я остановилась в дверях и посмотрела на Николаса. Возникало желание, взять подушку и придушить его со всей любовью, но вместо этого я уставилась на его красивое тело и не могла оторвать взгляда.  В одних джинсах, с взлохмаченной головой он был похож на секс-символ страны. Мои губы слегка приоткрылись, дыхание участилось, а в горле образовался комок и слегка пошатнулись ноги. Я не помню его обнаженным, как-то в памяти не отпечаталось, а вот каждый изгиб его тела запомнился надолго. Эти длинные пальцы, черт, а как он пытался совратить меня в лифте, это было нечто. Еще никто так не прижимал меня и не показывал свою страсть. В теле все начало пульсировать и я чуть ли не согнулась пополам от невыносимой боли. Черт, неужели так бывает, когда долго смотришь на красивого человека? С Марко такого не было. С Марко было все по-другому. Зря, я выпила.

Завтра всё пройдет и я стану ненавидеть Ника, как прежде. Считать его лентяем, хамом и засранцем. Только Ник может устроить погром из шмоток и оберток  в собственной комнате.

Не успела, я улизнуть, как Ник встал с дивана и заметил меня:

- О, рыжая! А ты чего не спишь?

Беру себя в руки и приближаюсь к нему:

- Нам надо еще раз провести следствие и разузнать побольше об Антонио.

Ник трет глаза и смотрит на меня недовольным взглядом:

- Сейчас?

- Нет, что ты! Я только хотела тебе сказать…

- Знаю, рыжая, что тебя выбесил этот тип, но я ничем помочь не могу. Он обычный человек, как и все, только без настроения. А вообще, держи, - дает мне альбом он. – На последней странице твой муженек с этим раздолбаем. Фотография, как фотография, а ты все морду воротишь и делаешь вид, будто поглощена воспоминаниями, а на самом деле, тебя не колышат эти фотки. Всего лишь прикрываешься ими, лишь бы со мной не разговаривать. Кеседи, - убирает мой непослушный волос за ухо он, – не пытайся себя обмануть, если бы ты внимательно разглядывала фотографии, то наткнулась бы на этого типа и сразу же стала дергать меня, указывая пальчиком, мол, посмотри, я его сегодня видела, какой-то мрачный тип! Мы, мол, должны узнать о нем многое. А я тебе скажу, что он не темная лошадка, потому что сам не имеет отношения к угрожающим письмам. Мало ли, что твой Марко ему рассказал. Такие письма до добра не доводят и человек, сразу бежит за помощью. Так, что рано ты его под подозрения берешь. Спокойной ночи, - прижимает меня к себе он и завлекает в поцелуй. – Помни, что завтра мы идем в полицию, чтобы узнать, как идут поиски, а потом и дров подкинуть. Хочешь знать о своем Антонио? Дерзай! Это будет твой бросок в кольцо, - и снова поцелуй только какой-то дружеский, в щеку. – Увидимся!

Губы пульсируют, не могу прийти в себя. Надо бросать пить. Его поцелуй все еще хранит тепло. Боже, Марко, прости меня, но я сделаю все лишь бы оставаться верной только тебе и не осквернять нашу память.

Говорят, что жизнь продолжается и надо идти вперед. Некоторые погорюют по любимым, что ушли в мир иной, а потом встречают нового человека и всё начинает играть яркими красками. Клянусь, что не позволю себе утонуть в чувствах, погрязнуть в разврате и получить массу наслаждений. Ник всего лишь мой бывший сосед по блоку, только и всего, а остальное, уже не имеет значения. Мы знакомы. Мы друг друга знаем. Между нами ничего не может быть. Только рабочие отношения. Я покажу ему, что не питаю никаких чувств и тогда он перестанет себя так вести и трогать меня. Но сердце бьется все сильнее, когда он рядом. Чушь! Это страх. Это волнение и горькие переживания, когда дело касается смерти моего мужа.

Глава 6

Какой же это кошмар, жить с человеком, который палец о палец не ударит, чтобы сделать тебя счастливой, хоть на одну секунду! Возьмет все твои обязанности на себя и будет во всем тебе помогать. Шепнет: «Милая, ты устала? Пойди, приляг, а я сейчас помою посуду за тебя». Какой кайф услышать подобные слова от любимого! Кто бы знал! Марко всегда шел мне навстречу, потому что знал, что я отличная хозяйка, но когда прихожу утомившаяся с работы, сразу бежит в магазин за продуктами и готовит нечто вкусное, убирает со стола и моет за нами с Фией посуду. Мне было неловко, а сеструха лишь махала рукой и говорила, что его так воспитала мать и это уже не исправить. Жалко, что я так и не познакомилась с его родителями. Они погибли в автокатастрофе, перед тем, как Марко собирался меня с ними познакомить, объявив, что женится на мне. Марко рассказывал, что дорога была скользкой и папа не уследил за управлением и врезался в грузовик.

Фия снова вышла из комнаты Николаса с тряпкой в руках и молча, прошла мимо меня, ответив из-под плеча:

- Хочешь что-то сказать, лучше не говори.

- Фия, - проскулила я и сжала руки в кулаки. Девушка не собиралась меня слушать и делала всё так, как велит разум. Убирать за Ником, ради подруги, смерти Марко, чтобы удержать Никки, поблагодарить за всё, что в трудную минуту он упал для нас с небес и помог.

Проведя щеточкой по ресницам, я вздохнула и полезла за помадой. Работа, работа, люблю тебя в субботу. Ну, почему именно сегодня, я должна туда идти, чтобы получить свои чаевые и купить на них бутылку кока-колы? Только на это и хватает, чтобы побаловать себя и не  сдохнуть после окончания рабочего дня. Ник подошел сзади и обнял меня за талию, поцеловав в щеку. Отпрянув от него, я покрутила пальцем у виска и сказала, что он больной и ему необходимо лечение. Не дай Бог еще Фионе увидеть, что вытворяет ее обожаемый Ник. Тогда ему точно не жить!

- Мы же собирались сегодня в полицию, как ты могла забыть? – удивился он.

- Прости, но я совсем забыла, что сегодня мне предстоит идти на работу.

- Как же! Решила отмазаться от меня, вот и придумываешь причины!

Я вздохнула и провела помадой по губам. С чего он взял, что я его избегаю? Наоборот, я хочу, чтобы он сам взял и отстал от меня! Как хорошо, что Фиона появилась вовремя и увела от меня этого психа. Еще бы немного и я бы точно показала ему свой характер. Нашел дуру.

С этого дня, все будет по-другому!

На работе день прошел на пять с плюсом, даже уходить не хотелось, но время подходило к концу. Чаевых было предостаточно, чтобы сбегать в магазин и купить не только газировки, но еще и пиццу, всякие вкусности и еще одно черное платье. Клиентура сегодня хорошая попалась.

Марко никогда не придирался к тому, что я работаю официанткой. И в отличие от Фионы, он понимал, что мне необходимо работать, а то сидя дома в четырех стенах, в ожидании его, я побледнею.

- Тебе, нужно общение, любимая, - говорил он и гладил меня по волосам. – Без него, люди чахнут и ведут себя дико в обществе. Конечно, родная, устраивайся куда хочешь, я все ровно буду тебя любить, в независимости от того, кем ты работаешь! Но помни, что мужчина всегда зарабатывает больше женщины.

Марко был только рад, что я пошла, работать в кафешку, потому что более престижных мест не было, да и мне понравилось. Хороший персонал, хозяин золотой, да и платят прилично. Только  Фиона косо на меня поглядывала и говорила мужу, что лучше бы я дома сидела, чем металась вокруг столов и дарила свою улыбку, на что он отвечал:

- У моей жены прекрасная улыбка. Я бы делился ей с каждым, кого встретил на улице!

Вспоминая мужа, невольно появляются слёзы на глазах. Какой же он был добрый, преданный мужчина, способный защитить свою женщину и дать ей уверенность в завтрашнем дне. Таких мало. А мой муж и вовсе умер. Это еще одно доказательство того, что редко встретишь такого человека, как Марко.

Когда умерли его родители, я не переставала его поддерживать, всегда была рядом и держала за руку, гладила по плечам и успокаивала ночами. Марко впервые заплакал. Я еще никогда не видела на его глазах слезы! Ведь, он был такой сильный, что хотелось бы, чтобы он передал свою стойкость мне, а тут такое горе. Фиона. Я не отходила от этой семьи ни на шаг. Мне было настолько жалко их, что однажды сестра не выдержала и сказала, сквозь слёзы:

- Женись на ней. Она достойна этого.

Итак, мы поженились, купили все вместе квартиру в Испании и зажили счастливо, но наша любовь продлилась всего два года. Чертова контора! Ну, почему Марко устроился туда работать? Конечно, фотографии и написание статей, было как раз, его любимым занятием и я не могла ему запретить устроиться туда. Я впервые видела человека, который любит то, чем он занимается и находит работу по душе. Одна я не знала, чего хотела, то в одно место запихнут родители, то в другое, а я все училась, получала заниженные балы и считала себя просто красавицей, без мозгов. Зато гордилась своей внешностью и длинными волосами. Марко очень любил их и просил не обрезать:

- Каждая девушка мечтает отрастить такие волосы, как у тебя, долго мучается, подрезает кончики, ходит к парикмахеру, а у тебя свои. Ты же знаешь, как это трудно. Не экспериментируй с волосами, потом пожалеешь.

Я слушала его и кивала. Марко единственный, кто оценил меня по достоинству и не прекращал говорить, какая я у него чудесная и безумно красивая.

- Когда я тебя увидел в нашем блоке, то не смог оторвать глаз. Ты была святая для меня. Я не хотел торопить события и первым подходить к тебе сразу, мне хотелось, чтобы все произошло само собой! И так все исполнилось. Ты зашла ко мне и попросила помочь с написанием курсовой, села рядом и стала внимательно смотреть, что я делаю. Ты помогала мне, искала нужные учебники, мы часами сидели в библиотеке, пили чай и… не спали ночами, пока не добивали курсач до совершенства. Я просил тебя полежать, поспать, говорил, что страшно на тебя смотреть, уставшая, глаза закрываются, а ты махала рукой и говорила, мол, пустяки, а сама убирала назад свои красивые волосы и искала что-то нужное, чтобы еще дополнить нашу курсовую. Со мной, ты выполнила ее на «отлично», чему я был несказанно рад. Ведь, мне говорили, что ты профессиональная лентяйка и ничего не хочешь делать, а со мной у тебя появился прилив энергии и ты активно мне помогала. Я очень благодарен судьбе, что она послала мне тебя, Кеседи, - целовал меня муж, нежно обнимал и прижимал к себе, как самое дорогое.

Марко держал меня за руку, боясь потерять, упустить, хоть на секундочку. Находился рядом и вытирал мои слезы, когда я плакала:

- Я не позволю тебе больше плакать. Со мной, ты в безопасности.

Столкнувшись с соседями нос к носу, я поняла, что пора возвращаться в реальность и мужа уже не вернешь. Стереть бы себе память и окунуться в нашу сказку снова и снова.

Ник все также продолжал валяться на диване и делать свои зарисовки, положив ноги на кофейный столик. Негодяй! Видимо, одного раза, когда я сбросила ноги и попросила больше так не делать, было мало.

- О! Блонда! Я как раз о тебе думал! Времени еще вагон, так что мы успеем сбегать в полицию. Ну, ты как со мной? – принялся на ходу надевать он кофту.

- Пожалуй, нет, - опустилась я на кресло. – Я устала. Налей мне чаю.

- Хорошо, я налью, только попозже. Нам надо в срочном порядке…

- Да, ты больной! Я же тебе русским языком сказала, что я валюсь с ног, не видно, что ли? Вечно о себе думаешь, когда ты уже найдешь себе бабу и будешь прикалываться только над ней, а не надо мной?

- Я уже нашел, - хитро прищурился он, - так, сколько тебе ложек сахара в чай класть?

Показала ему на пальцах, что два и постаралась унять дрожь. Этот подонок скоро выбесит меня  и вылетит первым классом в окно, если не прекратит себя так вести. Настала моя очередь класть ноги на кофейный столик и запрокидывать голову от наслаждения. Моя квартира. Что хочу, то и делаю.

Принеся мне горячий чай, в котором даже и не чувствовались ложки сахара, я откровенно выплюнула и поставила кружку на место.

- Может, что покрепче? Ты не обижайся, но я выпил все твое вино, - невинно ответил Ник. – Тебе нельзя пить, ты мне еще детей должна родить.

- Что? – поднялась с кресла я и накинулась на него с кулаками. – Да, как ты посмел, чертов алкаш, тронуть мое вино? Мне его Марко на годовщину нашей свадьбы подарил! Ты, что творишь, а? Подожди… Если ты разговариваешь со мной на трезвую голову, так это было то вино, что пил Марко? Ах, ты сволочь! – стала бить его в грудь я, за что была отброшена резким движением на диван.

- Успокойся! Я не пил, а всего лишь расслабился, пока тебя не было. И да, ты права, это было то самое вино, что пил твой муж.

Я еле сдерживала себя, чтобы не накинуться на придурка снова, но силы покинули меня и я просто закрыла глаза, чтобы не дать воли слезам. Как он мог? Марко очень любил это вино. Я не стала его выбрасывать и даже не сделала ни глотка. Захотела оставить все, как есть при покойном муже. Даже вещи его не выбросила, убрала все в дальний ящик. Кто знает, может продам их за бешеные деньги и перечислю в детдом. Детям, они нужнее. Не дай Бог Ник прочешет весь дом, пока нас с Фией не будет и примерит хоть одну вещь моего мужа! Я тогда сама его вперед ногами выкину. Не нужны, нам такие помощники в расследовании. Не нужны.

- Ну, что ты, в самом деле, с кулаками на меня из-за одной только вкусной жижи? По мне, это чистый компот. Зато здоровым буду, - продолжил гнать свое Ник.

- Ой, заткнись! – проскулила я и потерла лоб. – Без тебя тошно!

- Что? – садится на корточки напротив меня он. – Настолько дорогая тебе вещь была?

- Да! – выдохнула я и постаралась взять себя в руки. – Дороже, чем ты вместе взятых.

- А это уже в своем роде алкоголизм, когда бутылка становится важнее близких.

- Как ты меня достал, проповедник! Убирайся вон из моего дома! – взбесилась я и схватилась за голову. В виски резко вдарила боль.

- Ну, вот видишь, а говоришь, что не пьешь. У самой голова раскалывается.

- Пошел вон! – вскрикнула я, встала с дивана и схватила его за майку, - если ты сейчас же не покинешь этот дом, то я лично, выкину тебя отсюда. Не сомневайся во мне, долбанный качок, я покажу тебе, что умею!

- Отпусти, - приказывает он и сжимает губы в тонкую линию.

Я ослабеваю хватку, опускаю глазки в пол и тру руки.

- Теперь слушай меня. Я не уйду отсюда, пока не найду убийцу Марко. Хочешь ты этого или нет, но Фиона сама попросила мою сестру отправить меня сюда. Понравилось мне это или нет, тебя не должно касаться, я прибыл сюда, только, чтобы помочь вам, только и всего и если ты думаешь, что прогнав меня, облегчишь себе душу, то ты глубоко ошибаешься. Кто, как ни я поможет вам разобраться в этой всемирной паутине. Вы сами не знаете, чего хотите, девочки, но я вижу, что Фионе небезразлично, кто убил Марко, да и тебе тоже. Плачешь по ночам из-за него и винишь себя в том, что отпустила его на праздник, но ты, можешь быть спокойна, как только я найду убийцу, то уеду отсюда навсегда, а ты, живи и плачь по своему Марко, сколько угодно.

- Как смеешь, ты? – хрипло ответила я и сложила пальцы. – Я люблю этого человека и ни на кого его не променяю, а ты вместо того, чтобы понять это - цепляешься ко мне и показываешь, как сильно любишь.

- В любом случае, ты перестанешь страдать одиночеством и поймешь, что любой женщине нужен мужчина.

- Но не такой, как ты! – развернулась на сто восемьдесят градусов я и остановилось. Что-то держало.

- И еще, я бы хотел, чтобы ты снова дала согласие пойти со мной в полицию. Я устал соответствовать твоему настроению, мне нужно твердое решение, а не твои бесконечные  думки на этот счет. Сказала раз, не смей повторяться дважды. Отступления нет.

- Я пойду, - ответила из-под плеча я. – Дай только собраться с мыслями и отдохнуть, - собрала волосы в хвост я и отправилась к себе.

Глава 7

Если Николас так хочет меня, если ему так надо то, боже мой, прости меня Марко, но я это совершаю, только ради того, чтобы он отстал от меня навсегда. Прости меня. Измена – это не самое удачное, что может случиться с тобой, но если безвыходная ситуация, как быть?

Я никогда не изменяла своему Марко, да и он тоже был примерным семьянином. Вовремя приходил домой и не смел, задерживаться на работе. Брал все необходимое с собой  и заканчивал дома. Долго сидел над своими снимками, советовался со мной, какой лучше, подключал к своей работе Фиону и писал вместе с ней статьи, когда я отдыхала после тяжелого рабочего дня. Марко всегда относился ко мне с уважением и не давал сделать резких движений, когда жутко болели ноги или спина. Заботливо давал пить таблетки, приносил завтрак в постель и дарил розы. Каждое утро! И, когда он только успевал сбегать в цветочный! Он был моим героем, гордостью Фионы и просто всеми любимым. Каждой из нас он уделял особое внимание и дарил дорогие подарки.

- Братец, ты скоро разбалуешь меня так, что мне захочется найти похожего мужчину на тебя, а не обычного пастуха! – не переставала улыбаться Фия.

- Будет еще в твоей жизни мужчина, который растопит твое холодное сердце и станет пылинки сдувать, держать за руку в зимнюю погоду, боясь, что ты поскользнешься и упадешь!

- Братец, как можно, после такого тебе не верить? – умилялась сестра и сильно обнимала мужа за шею.

Смахнув слезы, я накрасила губы красной помадой и поправила волосы. Было ужасно стыдно идти на такой рискованный шаг, но я дала себе слово, что больше не совершу подобное. Медленными шагами, я направилась в комнату Николаса, который оживленно болтал по телефону и приоткрыла дверь. Сердце билось с бешеной скоростью и готово было пробить грудную клетку. Я зажмурила глаза, потому что слёзы предательски шли наружу и, когда мужчина прекратил разговор, собралась с духом и зашла к нему, плотно прикрыв дверь.

- Ну, что? Надумала? – повернулся ко мне он и положил телефон.

- Николас, я, - недолго думая, я приоткрываю губы и спускаю бретельку от платья, оголяя плечо,  а сама иду к нему на ватных ногах.

- Кеседи, ты нормальная? Прекрати, сейчас же!

Но я была непреклонна, подошла к нему ближе и коснулась губами его губ, попыталась завлечь в поцелуй, но он оттолкнул меня и поправил бретельку на платье:

- Не надо так больше ко мне заходить. Это неправильно с твоей стороны. Это я должен прорываться в твою комнату и стягивать с тебя платье, - вошел в свою выпендрежную роль Никки. – Так нельзя, запомни. 

С психу толкаю его на кровать, вытираю слезы и говорю, что еще ни один мужчина не посмел меня так оскорбить, как он.

- Кеседи, проснись! Я не Марко! Отдавай отчет своим поступкам, деточка, - попытался встать на локти шокированный моим поведением Николас.

Я расплакалась села к нему спиной, уткнувшись в свои ладони. Слёзы застилали мне глаза и я чувствовала себя, просто паршиво по отношению к себе. Ещё никто меня так не унижал, как Никки. Скорее всего, это не его грех, а мой. Не стоило мне к нему заходить. Не стоило. Ради всего святого, нужно прекратить весь этот разврат и спокойно жить своей жизнью. Пусть этот придурок, ищет себе девушку и пристает к ней, но только не ко мне. Бога ради, я уже своего хлебнула с этим человеком в студенчестве.

Николас осторожно кладет руки на мои плечи и поглаживает:

- Не дури, девка, мне это от тебя не нужно. Перестань плакать, а то я заплачу вместе с тобой!

Но я не прекращала и еще сильнее подняла рев, тогда он крепко обнял меня за плечи и поцеловал в щеку:

- Не надо так убиваться. Ты же не любишь меня. Какой же секс без любви?

- Я просто хотела, - дрогнувшим голосом ответила я, - чтобы ты оставил меня в покое и перестал клеиться.

- Не могу. Жалко, мне на тебя смотреть. Такая красивая и плачешь.

- Некрасивая!

- Ты еще поспорь со мной. Была бы уродиной, Марко бы и не женился на тебе.

- Марко полюбил мою душу, но ни тело! – а это уже было направлено в адрес Никки.

- Кто бы сомневался! Он же у нас был джентльменом. Каждой телке за то, что она есть, дарил цветы.

- Это разве плохо? – подняла заплаканное лицо я.

- Нет, - вытирает мои слезы Ник и садится чуть ближе. – Это пустая трата денег.

- Как ты можешь так говорить? Марко был хороший и ко всем девчонкам относился бережно!

- Мне было с таким скучно. Позовешь бухла попить, а он откроет книжку и начнет читать в кафешке. Зачитает тебе отрывок из какого-нибудь романа или поэмы, а ты сиди, подперев голову рукой, и думай, когда же он закончит.

- А ты вообще читать не умеешь, - вздохнула я.

- Умею! Просто не кричу об этом на каждом шагу и не показываю всем, что книжный червь.

- Неужели?

- Да! Хочешь, поделюсь своими впечатлениями о последней книге?

- Не хочу, - встала с кровати я и поправила платье.

- Называется: «Как вести себя, при турбулентности».

 – Мы идем или нет? – устало спросила я и уперла руки в боки.

- О’кей, - кивает Ник и растерянно проводит рукой по волосам.

Вечером совсем уже не хочется никуда идти, только в магазин за шмотками или на прогулку с собакой, но так, как у мужа была аллергия на шерсть, мы с Фионой воздержались. И до сих пор решили чтить его просьбы, не заводить четвероногих друзей.

В полицейском кутке, нас ничем не удивили. Поиски продолжаются, а преступник все еще на свободе. Я вздохнула и скрыла нахлынувшее раздражение.

- Ну, поймите, Кеседи, мы опросили всех работников вашего покойного мужа и все в один голос утверждают, что всё было гладко, веселились, выпили чуток, но, чтобы Ваш муж с кем-то конфликтовал, никто не видел. Что Вы от нас хотите? Стараемся, как можем! – развел руками младший лейтенант.

Никки почесал подбородок и поменял позу,  убрав ногу с ноги:

- Мне кажется, есть один кадр, который знает больше всех. Кеседи сказала, что он подозрительный тип. Только боится об этом говорить, потому что сама не знает, права ли она.

Раздула ноздри и поджала губы. Ненавижу этого идиота!

- Так-так, - заинтересовался полицейский, - и кто же он?

- Антонио, - оживленно ответил Ник. – Работает в отделе кадров и отбирает самых профессиональных людей в свою команду. Я успел прочитать табличку на двери, перед тем, как зайти к нему и опросить.

«Без меня зайти к Антонио и провести с ним беседу? Да, ты смелый Ник! А, как же я? Или я была в туалетной комнате и приводила себя в порядок перед встречей с ним? Самое натуральное ты брехло, если выдаешь меня за себя!»,- пронеслось в голове.

- И, что же Вам поведал кадровик, Ник?

- Что Марко приходили угрожающие письма и после прочтения, стирались из компьютера, - блеснул своей остротой Ник.

Я поджала губы.

- Это правда, Кеседи? – посмотрел на меня лейтенант.

- Не знаю, но мне кажется, что этот человек, что-то скрывает. Если он занимается кадрами, то должен знать все не только о своих сотрудниках, но и о том, что с ними происходит. Проблемы  Марко, могли бы, стать общими и каждый бы помог ему, чем смог.

- Дружелюбный коллектив,  - рассмеялся Ник. – Какая сказка!

Хотела вмешаться, но сотрудник полиции это сделал за меня:

- Но позвольте, есть люди, которым небезразлична судьба другого человека, пусть даже, это будет самый противный тип, но ему тоже необходима чья-то помощь.

- Я считаю, что с ним надо лично пробеседовать и узнать все «от» и «до», но я не уверена, что делаю все правильно, - засомневалась я и прикусила палец. – Может, он правда, ничего не знает, а я прикопалась к нему, потому что он бросился мне в глаза на похоронах и показался странным.

- Это мы и выясним, но и не станем стоять на месте и будем двигаться дальше. Мы обязательно поговорим с Антонио и все с него вытрусим, но если вдруг окажется, что он не виновен, то извините меня, надежды на то, что он преступник не будет. И еще, если вдруг вы захотите самой провести расследование, то бога ради, я не буду больше учувствовать в этом. Вижу, вы слишком самостоятельная.

- Нет, товарищ лейтенант, просто девушка захотела побольше узнать об этом человеке, - кинулся на  мою защиту Ник. – Сам не хотел, чтобы она шла сюда. Ну, разве ее можно было остановить? Всё желает знать, до последней секунды. Горой стоит за мужа.

Я посмотрела с благодарностью на Ника и кивнула:

- Ведите расследование, я вас очень прошу, – всхлипнула я. – Только, пожалуйста, опросите Антонио и сообщите мне.

- Всенепременно, - ответил мне лейтенант и положил свою руку поверх моей. Серые глаза Никки наполнились ревностью, а губы скривились в тонкую линию.

- Будем на связи, - ответил он, взял меня за руку и увел отсюда, кинув: - До свидания!

- Спасибо тебе, - шепчу я, когда мы вышли из полицейского участка. Ник крепко сжал мою руку, потом отпустил:

- Пустяки! Я ни раз с такими разговор вел. Тупые, как пробки и твердят только свое. Им лишь бы улизнуть и придумать веские причины, чтобы не помогать людям.

- А ты бы смог так сделать, будь полицейским?

- Я думаю, нет, потому что я татуировщик, а не полицейский, - усмехается он и ведет меня через парк.

Надо же, какой ты самоуверенный! Недолго думая,  я прикусила губу и спросила:

- Сходишь со мной завтра на могилу к Марко?

- С какой стати? Он, что, мне родственник? – удивился он. – Помниться, мы с ним не близко общались, чтобы я ходил к нему на могилку, а только по учёбе разговоры вели. И то, он меня терпеть не мог.

- С чего ты взял, что он тебя недолюбливал? Марко хорошо относился к людям и видел в них только светлое.

- Сплошной иллюзионист. Жил, только в своем собственном мире. Он случайно, не рыбкой был по гороскопу?

- Был, - кивнула я.

- Я так и думал. Вы оба друг друга стоили. Ты такая же была, как и он. Вечная мечтательница. Не зря, говорили, что две рыбы – это одно целое.

- А ты кто?

- Козерог, - не моргнув глазом, ответил Ник. – Самый трудолюбивый человек, который стремится к своей цели.

- Заметно, как ты стараешься, - хмыкнула я и прикусила губу: - Мне очень хочется навестить Марко. В последнее время, мне стало казаться, что, когда ты рядом, то мне ничего не угрожает. Вдруг, его убийца пристально следит за мной, хоть я с работы возвращаюсь поздно домой и не думаю об этом.

- Могу заходить, но ты же не даешь.

-  Я бы попросила ждать тебя возле выхода, а не появляться тогда, когда я работаю.

- Будь, по-твоему, я на все согласен, - пожал плечами Ник и засунул руки в карманы джинс.

- И ты даже не скажешь что-то остроумное в мой адрес? – улыбнулась я.

- Я еще не придумал, пока более удачной шутки, чтобы заставить тебя нервничать и улыбаться, - ухмыляется он и затягивается своей несравненной электронкой с запахом клубники. Ненавижу электронки! Один только запах, заставляет меня согнуться пополам и блевануть.

- Жизнь итак посмеялась за меня, - вздохнула я и убрала за ухо непослушную прядку волос. – Мне не до веселья, Ник. Еще многое предстоит узнать о Марко.

- Осталось только узнать, убил его Антонио или нет, - мрачно ответил Ник и выпустил изо рта свой фруктовый дым.

Глава 8

Уважение, оно должно быть везде, либо оно есть, либо его нет. Отсюда и следует вывод, дорога ты человеку или он специально издевается над тобой, дабы подавить.

Уважение – это, когда любимый не оскорбляет тебя прилюдно, не говорит гадости, относится к тебе с любовью и пониманием и всячески старается не навредить твоей тонкой душе. Одобряет твои мечты, не расстраивает и не высказывает своё негативное мнение о них, считая тебя сумасшедшей.

Господи! Прошло всего-то ничего, а я так и не навестила своего мужа. Стойко держалась, чтобы не сорваться, не просидеть на кладбище часами, пока не позвонит мама и не скажет, что Фиона уже заждалась и волнуется, а ты не хочешь появляться ей на глаза, пожалуйста, вернись домой, там тебя ждут.

Мама говорила, что единственное, что досталось от Марко – это Фиона. Сестра и есть отражение своего брата, если она его близнец. Глядя на нее, можно почувствовать присутствие мужа и увидеть, как же все-таки они похожи, не только внешне, но и внутренне.

Иметь таких красивых детей-близняшек, мне кажется – это большое счастье, трудно с ними конечно, но потом, когда они вырастают, становишься самым богатым человеком на всей планете, потому что у тебя есть такие прекрасные дети. Когда смотришь на них, понимаешь, насколько это круто, когда они неразлучны, дружны и в моменты разлуки, переживают друг за друга. Марко всегда звонил Фионе и просил быть осторожной на дорогах. Вдруг, пьяный придурок собьёт её  на высокой скорости.

Между близнецами существуют невидимые нити, что связывают их.

Когда Фия получила права, Марко был не очень рад:

- Ты у меня такая хрупкая и еще садишься за руль! Негоже такой красавице, слушать возгласы недовольных водителей и нервничать на дорогах. Могла бы и моей помощью воспользоваться. Я всегда найду для тебя время и приеду, даже если это будет распродажа в магазине одежды, я просто ринусь с работы и подвезу тебя!

Фия улыбалась, говорила, что все в порядке, и она будет аккуратнее, но Марко все ровно был непреклонен и говорил, что это очень опасно и мало ли, что может случиться, но прокатившись с ней пару раз, изменил своё мнение, назвав ее прирожденным водителем. Такого комплимента от брата, сестренка не ожидала услышать, так же, как и получить машину своей мечты в день рождение:

- Марко, ты сумасшедший! Откуда такие деньги?

- Сам заработал, - целует ее в щеку он, - должен, же я баловать свою сестренку.

- Не надо было.

- Не скромничай, моя дорогая, это подарок лишь тебя достойный.

- О, Марко! Такую машину, я хотела заполучить любой ценой.

- И у тебя это получилось, потому что у тебя есть я, а еще, мне очень нравится этот замечательный костюм от «Прада»! Сидит идеально, словно ты знала, что я хотел его всю жизнь.

- Так же, как и я, эту машину, - проводит рукой по капоту сестренка и поправляет ворот рубашки Марко. - Для любимого брата, ничего не жалко. Мы близнецы, всегда знаем, чего хочет каждый из нас.

Эта семейка была моей самой любимой! Не могла на них ни налюбоваться. Такие дружные, искренние друг с другом и воспитанные. Марко – джентльмен, а Фия, прекрасная хозяйка. Вижу, что родители всерьез взялись за их воспитание и научили всему, что сами умели. Мне кажется, это были достаточно мудрые люди, чтобы вывести в люди, таких замечательных детей и гордиться ими.

Человек жив, пока ты думаешь о нем. Если бы мне представилось описать свои самые лучшие мгновения, то я бы рассказала, как мне повезло с тобой, Марко. Как ты учил меня быть на высоте и не опускать руки в трудные минуты. Ты был единственным, кто мог среди ночи прошептать мне на ухо, как любишь и никогда не бросишь, а я улыбалась, делая вид, что сплю, но было так приятно, что хотелось повернуться и сказать: «И ты у меня самый лучший», но в итоге, я говорила тебе об этом утром, провожая на работу. Ты светился радостью и просто летел зарабатывать, хоть уже и утомился, но я прекрасно знала, что все это ты делаешь во благо нашей семьи.

Пожалуй, я больше никогда не встречу мужчину, который будет схож с моим мужем.

В магазине цветов, я выбрала самые красивые розы, которые дарил мне муж, и попросила перевязать их черной лентой. Ник стоял за дверью докуривал очередную сигарету, выпуская ровные колечки дыма изо рта. Не понимаю, что красивого в том, когда ты стоишь и куришь? Наблюдаешь за дымом, который растворяется в воздухе и думаешь, что жизнь прекрасна. Вот бы мне попробовать покурить с ним за компанию и посмотреть, что в этом такого, но нет желания.

- Надо же, - присвистнул Ник, когда увидел меня выходящую с цветами. - Чтобы получить красивый букет от такой женщины, достаточно всего лишь умереть!

- Что ты несешь? Такие, как ты живут долго и счастливо, портя людям настроение, своим присутствием, пока они сами не задумаются, не прибить бы тебя за твои шуточки, - фыркнула я.

- Обещай, что, когда меня не станет, ты принесешь мне на могилу такие же розы.

- Это, когда это тебя не станет? – удивилась я. – Ты нам еще с Фионой нужен. Не спеши скоропостижно умирать, а на могилку, я обязательно буду приносить тебе только дорогие сигареты. Ну, или твою электронку с запахом клубники, которую ты не отнимаешь от своего рта!

- Откуда ты знаешь, что я страсть, как клубнику люблю? Особенно, со сливками, - облизывается он.

- Фу, прекрати, меня сейчас стошнит!

- А, как ты меня ей кормишь, - продолжал издеваться Ник.

- Я тебя сейчас убью на месте, если ты не угомонишься!

- Значит, это ты убила Марко.

- Что???

- Что слышала.

- Я никого не убивала!

- Тогда почему грозишься меня прикончить, а?

Еще немного и я бы огрела его своими драгоценными розами, но они не достойны того, чтобы быть поломанными об тупую башку Никки.

- Потому, что ты можешь довести кого угодно, даже меня, - ответила я и пошла дальше.

Дойдя до кладбища, мне хотелось уже ринуться к могилке Марко, поговорить с ним, рассказать, что происходит и, как я хочу найти его убийцу, но в этот момент, меня схватили за ворот платья и притянули к себе. Это был Ник. Спрятавшись вместе со мной за дерево, он указал пальцем на незнакомого человека, который разговаривал с могилой моего мужа и о чем-то слезно просил, мне показалось, что прощение. Лица не видно, все прикрывает черная куртка с огромным капюшоном, руки загорелые, на пальцах татуировки, что называются «перстнем». Человек, явно отбывал наказание или следовал моде, набивая такие тату. Со зрением у меня всё в порядке, прекрасно вижу издалека при помощи линз, но то, что незнакомец беседовал с моим мужем, меня повергло в шок!

- Кто это мог быть? – тихо спросила я.

Ник пожимает плечами и отвечает:

- Вероятно, кто-то из ваших друзей! Откуда мне знать? – разводит руками он. – Нашла, что спросить, блонда!

- Но у нас нет таких друзей! Марко никогда меня с ними не знакомил.

- Очень плохо! – единственное, что я могла услышать от Никки, в момент поддержки.

- Надо выяснить.

- Выясняй. Только меня не впутывай в это дело. Хочешь узнать кто он? Иди! – толкает меня вперед он, а я сильнее вжимаюсь в его руку, смотрю умоляющим взглядом, не делать этого и прижимаюсь. Никки не остается равнодушным, целует меня в макушку и гладит по голове: - Не дрейф, блондиночка, он сейчас будет топтаться на одном месте, вскоре, поймет, что с Марко бесполезно разговаривать и уйдёт. Чего ему с мертвым болтать, если он не живой? – усмехнулся. – Марко все ровно ему ничего не ответит, он давно покинул этот мир.

Я кивнула, посмотрела на незнакомца и попыталась припомнить эту милую куртенку с капюшоном. Но, увы, ничего мне в голову не лезло. Не та была ситуация. Когда он покинул могилу Марко, то я быстро подбежала к ней, положила цветы и просто разревелась. Ник не стал со мной ходить, стоял за деревом и наблюдал. Зачем ему появляться рядом со мной, если Марко это будет неприятно? Никки понимает это и не собирается даже встревать. Мне было ужасно плохо. Рыдала без конца и, когда слёз больше не осталось, всего лишь шмыгнула носом и пообещала найти убийцу. Встав с колен, я обернулась и увидела Ника, который ответил:

- Не забудь пообещать, что лично перетрешь с тем парнем, что стоял рядом с его могилой и что-то щебетал, - улыбается он.

Тру руки, поджимаю губы и выпаливаю слова Ника, поправляю волосы и покидаю могилу любимого мужа.

Пока, мы добирались до дома, я прокручивала счастливые моменты, проведенные с мужем. Как он пригласил меня на вечеринку и познакомил с одним очень влиятельным типом, который увлекается фотографиями, тогда его улыбка, показалась мне неодобрительной и я попросила Марко поехать домой, сославшись на головную боль. Ещё так натурально сыграла больную.

На следующее утро, муж сделал вывод, что я всего лишь скромничаю, неуютно чувствую себя в компании и что привыкла, когда рядом два или три человека, но не целая стая. Я кивала и честно отвечала ему, что все, что он говорит, чистая правда. Марко не злился на меня из-за этого и прекрасно понимал, какого это находиться в компании. Всем улыбайся и приветствуй. Больше, он не брал меня с собой на вечеринки и разрешал сидеть дома. Сам он не задерживался и вовремя приходил домой. Только в последний раз, когда его не стало было понятно, муж, не хотел задерживаться на корпоративе и спешил ко мне, потому что знал, как я его люблю и жду.

Не знаю, как я смогла найти в себе силы, дойти до дома и уснуть на кухне, но Николас потревожил мой сон, тряся за плечо. Идиот! Кто так делает?
 
- Чего тебе? – поднимаю голову я и устало зеваю.

- Вот так новость! Сама напрягала меня своим Антонио, а теперь еще спрашиваешь: «чего мне»? 

- Ну, что там?

- Антонио, пошел на самоубийство...

- В смысле, как?

- В прямом! Его нашли повешенным в собственном доме.

- Поверить не могу, зачем он это сделал? - растерянно пролепетала я и заправила волос за ухо.

- В том-то и дело, что никто не знает. Полицейские успели его опросить по поводу писем и Марко, но Антонио соблюдал мертвую тишину и старался казаться вежливым, но в итоге раскололся. Сказал, что в письмах были угрозы по поводу того, что если Марко не отдаст кому-то важные фотографии, то ему будет крышка, а позже и тебе, - сказал Ник и сглотнул. -  Я не хочу, чтобы ты занималась поисками убийцы! Понимаешь, как это опасно? Если тебя прикончат, то это будет на моей совести, потому что я не смог тебя вовремя остановить.

- И, что теперь делать?

- Сидеть дома, ходить на работу, только под моим присмотром и ни с кем не заводить разговоров на улице. Любой человек, может оказаться – преступником. Я боюсь за тебя, - обнимает меня Ник и утыкается носом в шею. – Пожалуйста, будь осторожней.

После этих слов, Ник покинул меня, дав возможность все обдумать, но мне так было страшно, что я и не знала, где искать защиту. Фиона! Я уверена, что она сможет защитить меня, но она сестра Марко и ей тоже может не поздоровиться!  Уткнулась в свои ладони и заревела. Через несколько минут подошел Никии, убрал мои руки с лица, вытер слезы своими руками и прошептал:

- Ложись спать, тебе надо отдохнуть. Тебе итак пришлось узнать слишком много на сегодня, - и ушел к себе.

Первый раз вижу его таким заботливым, переживающим за меня и, таким далеким. Я не люблю Ника, но очень нуждаюсь в нем, как в человеке, способным прикрыть меня своей могучей спиной и не дать никому в обиду.

Глава 9

Не знаю, как я живу без Марко. Просто держусь, не даю себе сорваться, а по ночам накатывает истерика. Запираюсь в своей комнате, соскальзываю вниз по стенке, обнимаю колени и  чувствую, свое одиночество. Фотографии, стали для меня, кусочками памяти. Марко, не вернуть. Марко не вернуть.

Разве можно любить только одного человека и не смотреть на других? Разве можно, позволить себе прикоснуться к другому мужчине и ощутить что-то новое  и необычное? Марко был совсем иным, не таким, как все, всегда говорил мне комплименты и прощал, многое, особенно, когда узнал, что моим первым половым партнёром стал мудак Никки:

- Кеседи, ведь ты же совсем его не любила! Как ты могла отдаться ему? Он же тебя не достоин! Этот человек опорочил твою честь и гулял со спокойной душой! Будь у меня такая ситуация, я бы не позволил своей первой девушке уйти от меня.  Схватил бы руками и ногами, а возможно и зубами, чтобы не давала себя другому. Она моя. Предначертана мне судьбой и даже если бы она меня и не любила, то я бы сделал все, лишь бы ей никто не навредил и сберег. Скажи, а ты, правда, не хочешь вспоминать тот первый вечер с Николасом в постели?

Тогда я расплакалась, села рядом с ним, крепко обняла и сквозь слёзы ответила, что мне было противно и вдобавок, была пьяна.

- Николас, напоил тебя, чтобы обладать твоим телом, пока ты считаешь овец в пьяном угаре и смеешься, как дурочка?! Какой кошмар, что я не смог вмешаться и сказать ему: «довольно»,  взять тебя за руку и увести отсюда с этой поганой вечеринки. Не думал, что «День студента» люди отмечают таким образом. В нашем веке повода не нужно, чтобы напиться.

- Марко, прости меня, что не рассказала тебе об этом раньше. Возможно, ты бы передумал на мне жениться.

- Не говори глупостей, я люблю тебя такую, какую создал в своем воображений и пусть, я не заметил того, что у тебя уже до меня с кем-то было, я никогда не посмею назвать тебя «шалавой».

После этих слов, мне стало комфортно жить, можно было делиться с мужем, чем угодно и не бояться того, что он скажет, что ты не такая и не осудит тебя, указав на ошибки. Он всегда скажет, как надо сделать, чтобы не было проблем и как найти выход из сложной ситуации. Марко можно было доверять.

Открыв холодильник, я обнаруживаю пустые кастрюли и сковородки. Ник успел уже все съесть и ничего не оставить нам с Фией. Я вздыхаю, хлопаю дверцей и упираю руки в боки. Этот проглот достал меня! Жрет за троих и не толстеет. Бегает по утрам, снимает наушники, майку и кидает ее на пол. Как представляю, как он это делает, сразу кусаю губы и забываю, что недавно похоронила мужа.

Ник проходит на кухню, замечает меня задумчивую, приближается ко мне, обнимает за талию и прижимает к себе, я выдыхаю и кладу голову ему на плечо.

- Очень скоро мы узнаем, кто убийца, - шепчет он и касается губами моей щеки.

Открываю глаза и понимаю, что позволяю себе слишком многое и  отталкиваю его, убираю за ухо непослушный волос и отвечаю:

- Куда ты дел всю еду?

- Не знаю. Фия выбросила ее вчера, сказав, что никто её не ест.

Еле сдерживала себя, чтобы не посмотреть на его внешний вид. Одни джинсы на нем, чего стоят, чтобы я смогла выдохнуть, раскраснеться и смущенно отвести глазки, но я взяла себя в руки и сквозь зубы произнесла:

- Разве не ты последний раз был на кухне?

- Нет, я питаюсь исключительно в ресторанах, то, что готовит Фия, есть невозможно. Уж простите меня за резкий тон.

- Да, как ты смеешь! Ведь Фия так для тебя старается!

- Очень плохо старается, - спокойно отвечает Ник.

- Ты не имеешь право так говорить, потому что сам не умеешь готовить!

- А вот умею! Хочешь, продемонстрирую! – бросает вызов он и достает из полок все, что можно, при этом свалив, некоторые специи на пол. Криворукий!

- Подмети! – раздраженно отвечаю я и закрываю рот, чтобы не расчихаться. Дурацкий перец!

- Не буду! Твои заботы!

- Козел!

- Я – козерог!

- Да, мне плевать! – резко бросаю я, беру веник и сметаю специи в совок.

- Сейчас, что-нибудь приготовим и ты будешь в восторге.

- Не сомневаюсь, что ты решил нас всех погубить своей стряпней! – ставлю совок и оживляюсь: - Что? Ты сказал «приготовим»?

- Один, я не справлюсь, - пожимает плечами Ник и спрашивает, где овощи.

- В соседней полке, - завязываю волосы в хвост я и помогаю ему выложить овощи на стол. Не дай бог, еще что-нибудь уронит, а мне потом покупать.

Готовка с Никки не такая уж скучная. Больше всех говорил он, а я молчала и кивала ему. Лично мне, было не интересно, как он жил все это время без меня, набивал татуировки и кидал деньги в воздух на свою выпивку и проституток. Противно. Мои каникулы с Марко на Ибице не стоят того, чтобы зависнуть в баре и проболтать с барменом. Я бы проводила свою жизнь где-нибудь далеко от этого придурка, чтобы он больше не забадывал меня своими историями из прошлого, настоящего и будущего. И про то, как он подрался, когда-то будучи пьяным, как кто-то из клиентов дал мало денег за татуировку или устроил скандал из-за криворукого мастера. Думаю, что Ник, явно приходил бухой на работу и брал в руки иглу, раз ему оставляли плохие отзывы.

Ник все продолжал рассказывать о себе, а я не переставала думать о муже, корча из себя хорошего слушателя и резала салат, пока не порезалась и не облизала палец.

- Давай помогу, - оживился Ник, встал сзади и положил свои руки на мои, теснее прижался и прикоснулся губами к моей шее.

Внутри все запульсировало, стало трудно дышать, я попыталась сбросить себя этого конченого качка, но мои силы были на нуле, он продолжал целовать, подниматься руками все выше, пока я не развернулась и не слилась с ним в страстном поцелуе. Мужчина садит меня на стол и блуждает руками по моему телу, язык играется с моим, проникает глубже и касается неба. Обвиваю руками его шею, влеку к себе, провожу рукой по массивной груди, но когда Ник сжимает мои бёдра, то до меня сразу все доходит и я отталкиваю его, встаю из-за стола и бегу из кухни, как ошпаренная.

Закрывшись в своей комнате на щеколду, я спускаюсь вниз по двери и чувствую себя просто паршиво. Ник стучится в мои двери и просится войти, но я не пускаю его, обхватываю себя руками и хватаюсь за голову.

Марко, прости меня.

Хочется выпрыгнуть из окна, от этого позора, хочется не появляться  Фионе на глаза, ибо стыдно, хочется, чтобы Ник ушел и никогда не возвращался, только с хорошими новостями, что убийца пойман и надо поехать в полицейский куток на распознание и поговорить с ним, задать все интересующиеся вопросы. Но самый главный вопрос, я задам ему в лицо и плюну туда, если будет нужно, когда я узнаю, за что он убил Марко.

- Кеседи, пожалуйста, я все объясню! – орет, как потерпевший Ник.

Открываю перед ним дверь и поднимаю бровь:

- Чего тебе?

- Это было недоразумением, каюсь, но и ты хороша. Вела себя, вульгарно и не обращала на меня внимания.

- Меня, сложно завоевать, особенно такими методами. Я слышала, что ты мне говорил и все поняла, ты татуировщик, алкоголик и денежный магнат, любишь запах денег и тратишь их на всякую ерунду. Вроде все или я, что-то пропустила? - вздыхаю я и перебираю шмотки. – Прости, послушаю тебя позже, мне нужно на работу.

- Хорошо, я зайду за тобой.

- Не надо. Я не настолько, популярна, чтобы у меня был свой телохранитель.

- А я и не навязываюсь к тебе в телохранители, а просто хочу зайти.

- За рамки дозволенного? – разворачиваюсь к нему я с вешалкой в руках. – Хватит, разошелся уже. Дальше некуда!

- Кеседи, я не думал, что всё так получится. Всё само с собой завертелось и я просто не смог совладать с собой. Ты не могла меня не зацепить. Такая хозяйственная, с ножом в руках, режущая салат. Всегда о такой жене мечтал.

- Мечтай дальше, - ответила я, закинула сумку на плечо и прошла мимо него.

- Ты простишь меня?

- Дай мне время прийти в себя, - выдохнула я, переобулась и кинула на прощание: - Приготовь все к приходу Фионы, возможно она тоже не захочет, есть твою стряпню, как и ты ее. Прощай!

Воткнув наушники в уши, я попыталась унять нарастающую дрожь и купила по пути бутылку кока-колы. Этот напиток всегда возвращал меня в реальность и заставлял трезво мыслить, смотря на ситуацию с другой стороны, но то, что произошло между мной и Ником, не  укладывается в моей голове.

Ник, самый ужасный в мире человек, прикоснувшись к нему, можно обжечься, увидеть всю гниль, что скопилась в нем и потерять интерес к нему, пока не поздно. Связавшись ним, ты уже никогда не убежишь, будешь пытаться, но все попытки будут четны, он прижмет к себе и скажет:

- Ты от меня не уйдешь!

И при этом будет показывать тебе всю свою любовь, как ты ему нужна, как он тебя любит или наоборот мучить и травмировать твою психику. Тебе захочется простого, элементарного человеческого счастья, а он всё превратит в балаган и будет требовать все твое внимание к себе. То подай, то принеси, куда пошла? Я не отпускал, присядь со мной, нет, уйди, хочу побыть в тишине. Нет, не иди на кутеж с подружками, бухни лучше со мной. Почему ты не так посмотрела на меня? Я тебя раздражаю или ты меня не любишь? И тому подобное, что чаще можно услышать от недовольных жизнью баб, а бывает и от таких мужчин, как Ник. Он разобьет каждой сердце, заставит нервничать, будет отшивать на каждом шагу и заигрывать, но никогда не даст о себе знать. Скроется, потом с собаками его ищи. Ник может появиться раз в жизни в одном кафе и не прийти в него больше никогда, в одном магазине, а также промелькнет в твоей жизни раз, а ты сиди, вспоминай его и думай, какой он хороший и замечательный. Ник может вернуться к тебе, если ты этого действительно пожелаешь, но потом держись, он будет приставать к тебе, грузить, что-то требовать и надоест тебе за один день.

Такое бывало и со мной. В каком-то случае, я хотела, чтобы он исчез, но потом все ждала, когда он появится в нашей общаге после очередной пьянки. Помню, как ему было плохо, он звонил мне и просил принести воды, я заботилась о нем, но ничего взамен не получила, ни «спасибо», ни цветов, а только: «все, можешь быть свободна». Тогда я просто отключила телефон, дождалась, когда сдам сессию, выйду замуж за Марко и уеду отсюда. Теперь и он мне должен. Единственное, что мне от него надо, так это узнать, кто убийца Марко, а большего и не требуется.

Ник мне и нужен, в качестве человека, который шарит в криминальных делах, ну уж точно не в любовных.

Глава 10

После трудового рабочего дня, я просто валилась с ног и села за столик, заказав, у своих же официантов бокал «Мартини». Краем глаза, я заметила, как Ник наблюдал за мной, опершись о дерево, скрестив руки на груди. Его взгляд серых глаз так и говорил: «иди сюда и поторапливайся». Показав ему язык, я отвернулась и подняла голову, передо мной стоял незнакомый мужчина и внимательно меня рассматривал. Не в силах долго на него смотреть, я спросила:

- Что?

Но он покачал головой, протиснулся сквозь столики и покинул меня. Ненормальный! Наверняка, какой-нибудь алкаш. Вот же, бывают люди, одетые во все черное и с чудаковатыми наклонностями, как этот. Напрягаюсь, поворачиваю голову и вздрагиваю от того, что рядом стоял Ник и сверлил меня своими глазками:

- Ну, что? Празднуем? А я, между прочим, стоял и видел, как этот парнишка подошел к тебе и сделал ноги. Кто он? – спросил он и пригубил мое «Мартини». Наглый тип!

- Откуда, я знаю? – развела руками я и забрала у него свой бокал. – Подошел, посмотрел и был таков. Сам видел, зачем переспрашиваешь?

- Тебе не показалось, что мы его где-то раньше видели?

- С чего это? Я всех своих знаю. Зачем, мне смотреть на мужчину, который тупо стоит и ждет от меня ответа? Возможно, он какой-то пришибленный.

- А на кладбище? Тогда, помнишь?

- Может и он. Я ж не помню его лица, а тот в капюшоне был.

- Вот именно! Узнал, где ты работаешь и поджидает! Хорошо, что я вовремя пришёл, а то бы остались от тебя рожки, да ножки.

- Слушай, что ты ко мне пристал? У тебя, что своих дел нет? Сама разберусь! – кинула деньги на стол я и встала. – Оставь меня в покое, я уж, как-нибудь сама!

- Ну и дура! - бросает мне в спину Ник и недовольно бурчит. Малое дите.

Вздыхаю, выхожу из кафе и иду по улице, размахивая сумкой. День, просто замечательный! Глубокая ночь, чтобы подумать о себе и о своей жизни, снова позвонить маме и сказать, как я ее люблю и услышать, что это взаимно. Улыбнувшись, я покружилась по парку и положила руку на сердце. Сегодня Ник не прикоснется ко мне! Сегодня, я дала ему понять, что кроме мужа, мне никто не нужен. Сегодня, он что-нибудь поймет. Не успела, я обрадоваться своему чудесному настроению, как врезалась в кого-то и поспешила извиниться, но меня сильно схватили за руки и потащили. Завопив, я стала брыкаться, пускать в ход кулаки и кусаться, пока тусклый свет фонаря не осветил лицо Ника и я не влепила ему сумкой по морде:

- Редкостная сволочь, что ты опять задумал?

- Испугалась? Вот и я про тоже, а обзываться, я тебе не советую. Красивым девушкам не идут ругательства. Еще бы немного и на моем месте мог оказаться тот скользкий тип из кладбища. Ведь, это он стоял у тебя над душой.

- Откуда ты знаешь? Может, это наш постоянный клиент!

- Ну, да. Ну, да. Постоянный клиент, который что-то от тебя хочет и смотрит пожирающими глазами. Так бы и похитил дурочку.

- Хватит! На меня никто не покушается. С чего ты взял, что мне необходима твоя помощь? Когда ты мне понадобишься, я тебе позвоню.

- Куда? На свой домашний? Красоточка, у тебя нет моего номера, - похабно улыбнулся Ник.

- И не нужен, - невозмутимо ответила я. – Зато у Фионы есть, вот она тебе и сообщит!

- Могла бы взять, а то я недолго у вас буду. Созвонились бы, кофе попили.

- Знаю, я твой кофе… С коньяком. Подливаешь, а потом в постель затаскиваешь.

- Но не тебя…

- Правильно! Успел попробовать, - хмыкаю я и иду дальше, но Ник хватает меня за руку:

- Не боишься, что в следующий раз, могу оказаться не я?

Бесстрашно бросаю ему:

- Нет, не боюсь! После тебя, у меня иммунитет укрепился. Бухай дальше.

- Что ж, дорогая, - закуривает Ник. – Желаю удачи!

- И тебе отлично провести время, - отвечаю ему я и иду дальше, обхватив себя руками.

Дорога была бесконечной и мне казалось, что я уже не дойду до дома. Выбрав самый короткий путь, я прошла несколько кварталов и снова врезалась в человека. Фонарей поблизости не было и стало по-настоящему страшно:

- Никки, пожалуйста, не шути так, я тебя умоляю, мне сейчас не до веселья. Пошли домой, - но ответа не последовало, что заставило мое сердце биться чаще.
 
Я попыталась пройти мимо человека, но он тут же оттолкнул меня, схватил за ворот платья и заскрипел зубами, пока я не завизжала и не позвала на помощь. Меня тут же ударили так, что я еле удержалась на ногах и чуть не свалилась на землю. Слава богу, что на мой крик примчался Никки и прижал меня к себе.

- Что стряслось?

- Там… Там, - дрожащим голосом ответила я и уткнулась Нику в грудь, указывая на место, где стоял незнакомец.

- Там, нет никого, - закончил за меня Никки.

- Как? – поднимаю голову я и ошарашено смотрю на пустой сквер. - Но он был здесь.

- Игра воображения. Какой-то алкаш или маньяк-убийца решил поиздеваться над тобой. Вот, что, Кеседи, не знаю, как ты, но я бы предпочел, чтобы ты держалась поближе ко мне. Мало ли, что.

- Он ударил меня, - шмыгнула носом я.

- Где? – заботливо спрашивает меня Ник и ведет к фонарю.

- Тут, - показываю на щеку я.

- Пройдет, - гладит меня по щеке он. – Надо вытереть кровь с твоей губы. Он еще и здесь постарался,  – аккуратно касается платком ранки Ник. - Теперь ты согласна не расставаться со мной ни на секунду?

- Защити меня, Ник, мне, правда, страшно, - обнимаю его я.

- С этого и надо было начинать, когда я только предложил тебе свою помощь.

- Фиона тоже пострадает?

- Не думаю. Ей бояться нечего. Ты теперь главная цель преступника. Он не успокоится, пока не расправится с тобой.

- Почему именно я?

- Потому что ты приманка. Всегда невеста и никогда жена, - выдыхает Ник, обнимает меня за плечо и ведет в сторону дома.

Рядом с ним мне было так спокойно. Хоть вечно озиралась по сторонам и испуганно прижималась к Нику, что гладил меня по голове и говорил, что все будет хорошо.

На следующее утро, я проснулась совершенно опустошенной, встала с кровати и отправилась к Нику. Мне так хотелось с ним поговорить, рассказать о своих страхах, попросить защиты, но вместо этого, я зашла к нему в комнату и просидела на кресле, глядя на него спящего. Он даже не думал просыпаться и спокойно посапывал в своей кровати. Моя губа после вчерашнего нападения всё еще была распухшей и, потрогав ее, я скривилась от боли. Где-то у него в комнате лежали всякие мази, что способствуют заживлению ранок на коже, но их нигде не было.

Отчаявшись, я сажусь на край кровати и складываю руки в замок. Ник касается моего плеча:

- Чего пришла?

- Мне нужна мазь. Она где-то здесь. Только я не могу ее найти.

- Эта? – отодвигает ящик шкафа он и дает мне пузырек.

- Да, спасибо, - отвечаю я и встаю с кровати.

- Все хорошо? – поднимает бровь он. – Ты хотела со мной о чем-то поговорить?

- Нет. Тебе показалось. Я искала мазь, - растерянно ответила я и вышла из комнаты, столкнувшись нос к носу с Фией.

- Что случилось? У тебя губа распухла.

- На меня напали, - без нотки лжи, ответила я.

- Кто?

- Сама не знаю, но хотелось бы знать.

- Бедная, моя девочка, - прижимает меня к себе Фиона. – Эти алкоголики, совсем страх потеряли. Слушай, ты мне вот, что скажи, кто устроил погром на кухне? Я пришла,  а там недорезанные овощи, немытая посуда и куча шкурок от картошки. Я, конечно, успела все убрать, только не понимаю, кто так похозяйничал, ты или Никки?

- Догадайся с трех раз! – подняла бровь я. – Твой ненаглядный Никки. Сказал, что дома есть нечего и вызвался готовить. Видимо, перестарался со своими кулинарными трудами.

- Не то, слово. Так мало того, что в холодильнике жрать нечего, так он еще ничего и не приготовил!

- Вот засранец! И, как ты его терпишь?

- Кеседи, ну надо относиться к человеку с пониманием. Вдруг, у него дела появились.

- Угу. И он не поспешил за собой убрать. Фия, ты такая наивная, что я с тебя валяюсь. Он всегда любил свинячить, в вечном ожидании того, что придет какая-нибудь телка, которая течет по нему и уберет. Я надеюсь, ты не тащишься по нему?

Фия помотала головой:

- Нет. Я всего лишь из добрых побуждений к нему. Брат подруги, всё-таки.

- Что-то он не ценит твои труды и пользуется ими.

- Ну и что! – машет рукой Фия. – Зато хоть помог приготовить, не до конца конечно, но все же решился сделать доброе дело.

Знала бы ты, как он отзывается о твоей готовке Фия то, перестала бы готовить.

Ведь ценить надо то, что о тебе заботятся, правда? Накидывают на плечи теплый плед, желают спокойной ночи, а на утро пишут сообщения, спрашивая: «как спалось?». Улыбаешься, радуешься, что в твоей жизни появился такой заботливый друг и отвечаешь ему, что все в порядке, ночь была теплой. Человек, который похвалит тебя, поцелует и скажет, что ты прекрасна сегодня. Ник никогда не подойдет к Фионе, не возьмет нож из ее рук и не спросит: «может, помочь?». Он только и делает, что придирается к девушкам и считает то, что они не умеют готовить. Уж, извините, царь и Бог,  жрите, что дали.

Убрав назад волосы, я прошла в комнату и отцепила наушники от телефона. Когда-нибудь Ник поймет, что здесь его любят и ждут, но нужно время, чтобы до него дошло или когда Фия выскажется по поводу его наглости и того, что он не убирает за собой и свинячит, где попало, но она не посмеет. Воспитание не позволяет.

Вспомнив вчерашний день на кухне, я закусила губы, сжала ноги и повертела головой в разные стороны от наслаждения. Со мной явно что-то происходит и причиной становится Никки. Его красивое тело сводит меня с ума, его губы нежнее лепестка розы, обволакивают и уносят в бездну, его руки, такие умелые и творческие, заставляют биться в конвульсиях. С Марко такого не было. С Марко была тишина и покой. Он всего лишь обнимал меня, целовал в макушку, давая почувствовать себя слабой, а с Ником, хочется каких-то ощущений, страсти и бесконечного счастья. А он не из тех, кто способен подарить сказку, а тот кто сможет  устроить нервотрепку на пустом месте. Своим остроумием и тем, что он самый умный мужчина на планете, каких свет ни видывал. Ошибаешься! Марко был самым понятливым и вежливым человеком, каких не встретишь на своем пути, а не куском дерьма.

Никки заходит ко мне без стука, чему я не удивляюсь и спрашивает:

-Ты собираешься идти на работу?

- Нет, - бросаю ему из-под плеча я.

- Значит, сегодня дома? – осторожно спрашивает у меня он. Что это с ним? Фиона успела нагнать на него, пока я витала в облаках и не услышала ругань?

- Не знаю, - торопливо собираюсь я. – Возможно, у меня возникнут кое-какие дела.

- Например? – поднимает бровь он.

Разворачиваюсь к нему, отвечаю сквозь слёзы, как маленькая девочка и прижимаюсь к нему:

- Хочу к маме… Пожалуйста, отвези меня в аэропорт. Я куплю билет на ближайший рейс и улечу.

- И, когда ты вернешься? – гладит меня по волосам он.

- Я не знаю. Где-то через недельки три, пока все не уляжется. Напиши мне свой номер, чтобы я хоть как-то могла поддерживать с тобой связь.

- Я не отпущу тебя, Кеседи и ты это прекрасно знаешь, я не для того приехал, чтобы разгребать твои проблемы в одиночку.

- Но у тебя же есть Фиона!

- Фиона – это не то, хоть она и является ему сестрой-близняшкой. Ей знать всё, не обязательно. Это подорвет ее психику, она итак держится из последних сил и пьет таблетки. Мне не хочется ее травмировать.

- Фия, переживает вместе со мной смерть Марко? Но мне казалось, что она отошла потихоньку.

- Все намного сложнее, чем тебе кажется, потерять своего брата-близняшку, для нее хуже некуда. Сама понимаешь, что близнецы, они такие. Чувствуют друг друга.  Ты должна остаться с ней и поддержать ее. Не уезжай. Хотя бы прозванивай маме, но не уезжай, - просит меня Ник и гладит рукой по плечу.

- Если меня хотят убить, то, что мне делать? Я хочу хотя бы отдохнуть и понять, что в родном городе, мне ничего не угрожает.

- Тебя и там найдут, поверь мне. Наведают все справки, поднимут шумиху, но все ровно придут к тебе и тогда будет не скрыться. Будут дежурить у твоего дома. Это сейчас ты выходишь со мной, а если с мамой? Нет, Кеседи, ты не должна уходить. Ради Марко, не делай глупостей.

Поднимаю на него взгляд и шмыгаю носом:

- Я остаюсь. Это было необдуманное решение. Мне просто захотелось прижаться к маме и сказать, что со мной происходит.

- Ни в коем случае, твоей маме нельзя нервничать. Ей уже не семнадцать лет, - целует меня в макушку Ник и исчезает из моей комнаты.

Я смотрю в одну точку и одного понять не могу, что это с ним? Либо проснулись человеческие чувства, либо он просто изменился в лучшую сторону? Бросил курить, перешел на свои электронки и зажил нормальной жизнью? Поверить, не могу, что серьезные ситуации делают с человеком. Я только рада за него, но не настолько сильно, чтобы верить ему на слово и тешить себя мыслью, что Ник еще поменяется. В любом случае, он выпендрится и будет, доволен тем, что потрепал нервы не только мне, но всем окружающим. Как он умеет это профессионально делать и раздражать людей. Уж помню я его поведение в офисе Марко и полицейском кутке. Весь такой из себя рассудительный и встревающий, куда не надо.

А, как он грыз ручку и водил ей по губам. Боже мой, я прямо сейчас взорвусь на месте, от дикой страсти к этому человеку.

Прости меня, Марко. Прости.

Глава 11

Подруги – это такие люди, которые тебя всегда поддержат, придут на помощь и выслушают, дадут дельный совет и никогда не кинут, как бывает с многими девками, что укололись женской дружбой, что разрушила всё: преданность и доверие. И пусть говорят, что женской дружбы не бывает, но я не верю в это, хоть убейте. И если разделяют с подругой километры, на протяжении всего времени вы все ровно вместе и держите связь.

Хлоя была моей самой близкой подругой, с которой я могла делить секреты, советоваться и говорить всё, то что чувствую. Только она была в курсе того, как мне было хорошо вместе с Марко и почему мне так грустно, когда приходит  осознание, что муж, уже никогда ко мне не вернется.

Встреча с подружкой была назначена в начале второго, но время шло быстро и работало против меня. Через полчаса мне нужно уже было выйти, если бы не одно «но». Ник все маячил у меня перед глазами и не думал никуда спешить. То телевизор посмотрит,  то порисует свои татуировки, то на мое удивление книжку возьмёт. От скуки, я откровенно зевнула и посмотрела на Никки. Такой задумчивый, серьёзный, аж засмеяться хочется.

- Куда смотришь, блонда? – поймал мой взгляд он и ухмыльнулся.

- На тебя. Ты такой красивый, - скривила душой я.

- Не кокетничай со мной, блонда! Куда на этот раз намылилась?

- Никуда, - невинно посмотрела на него я.

- А мне кажется, что ты что-то не договариваешь, - сверлит меня взглядом Ник. – Так куда?

- Подруга ко мне приехала. Я хочу с ней поговорить.

- Нет, - отрезал Ник и самоуверенно скрестил руки, - Ты никуда не пойдешь. Я тебя не отпускаю!

- С ума сошел? Я в своем собственном доме и сама решаю, куда пойду, а куда нет! Ты и вякнуть не успеешь, как я возьму и уйду. Не в моих интересах сидеть с тобой взаперти, ради своей же безопасности!

- Пытаешься убежать от меня? Не выйдет! Я тебя к себе привязал и теперь всё зависит от моего мнения.  И мы, кажется, не поднимали тему по поводу твоей подруги. Кто она и откуда взялась? Долго ли вы собираетесь с ней гулять?

- Какое теперь это имеет значение? Твое дело сидеть дома и следовать своим правилам, не касаясь моих прав! В конце концов, мы пришли к единому соглашению по поводу того, что ты встречаешь меня с работы. А остальное – это сугубо личное дело каждого! Про моих близких друзей и родственников, разговора и в помине не было.

- И, правда, - задумчиво чешет затылок Ник и загорается: - Но теперь он есть!

- Вот, как! – вскидываю брови я. – Говори, только мне уже параллельно.

- Теперь ты  будешь отсчитываться передо мной! Хочется тебе этого или нет! – оскалился он.

Показываю ему фак:

- Видал?

- Ты хочешь меня выбесить? Тебе это удалось! – выпалил Ник и прижал меня к стенке. – Ты больше не станешь дерзить мне и потакать своим капризам. Отныне, ты в моей власти!

- Что?– распахнула глаза я и попыталась оттолкнуть Ника, но он был непреклонен и вжал мое хрупкое тело так, что было трудно дышать.

- Я удержу тебя любыми способами, дай только слово сказать.

- Ну? - прохрипела я и посмотрела на него.

Каждая его жилка, возбуждала меня и приводила в неистовый восторг. Не в силах бороться против себя и Ника, я больше не смогла себя сдерживать, прижалась своими губами к его губам, завлекла в поцелуй, обняла за шею и запустила пальцы в его длинные волосы. Ник не стал сопротивляться и ответил мне только глубоким, настойчивым, требующего своего, поцелуем и расслабился, дав мне немного воздуха.

- Что же, блонда, ты выиграла! Тикай отсюда, пока я не передумал, - ответил он и скрылся из моего поля зрения.

Я вздохнула и покачала головой. Этот тип, никогда не изменится.

Может быть, Ник прав, надо сидеть дома и не высовываться, но то, что происходит между нами, только подливает масла в огонь, или он делает все нарочно, чтобы заполучить от меня, то, что ему должно принадлежать: мое тело, душа или он прикалывается? Но зачем он нетрадиционным способом, старается привлечь меня к себе?

Я никогда не пойму, Ника и не захочу понимать. Его философия, никак не соответствует с моим образом жизни. У нас разные пути. Мы никогда не будем вместе.

Хлоя, поджидала меня у сквера и временами поглядывала на часы. Я, явно опаздывала и старалась не брать, трубку. Пробки, плохая связь, тот же самый Ник с утра пораньше и пришлось потянуть время, но, Хлоя на меня не в обиде. Как выяснилось, подруга была полностью занята статьей, которую писала в своих заметках на телефоне, чтобы ничего не забыть. Хлоя была репортером и работала вместе с моим мужем. Собирала важные заметки, брала интервью у знаменитостей и сдавала материал Марко, для оценки.

- Ну и как? Идет процесс? – отвлекла ее от важного занятия я.

- Кеседи! – улыбнулась она и крепко обняла меня. – Я уж думала, что ты не придешь!

- Как я могла пропустить нашу встречу? Ты что? Я только и делала, что спешила сюда, несясь со всех ног!

- Могла бы и не спешить, - спрятала телефон Хлоя. - Дел сегодня невпроворот.

- Я понимаю. Тебе хоть что-нибудь удалось раздобыть про компанию Марко? – с надеждой в голосе спросила ее я и подняла глаза. – Ты же написала мне, что разговаривала сегодня с Робертом!

- Разговаривала, но он не  собирается раскалываться, кто убил Марко, потому что сам не знает, кто это может быть.

- А остальные?

- А, что мне до них, если Роберт всем заправляет?

- Как заправляет?

- Ты разве не знала, что на место «управляющего» метили два человека? Твой муж и Роберт?

- Нет, - покачала головой я. – А, как так вышло?

- Тогда позволь мне просветить тебя! Роберт и Марко собирались занять этот пост, но поскольку их двое, то начальник решил сам разобраться с проблемой и сообщить результаты того, кто из них удостоен занять его трон. Между мужчинами началась тяжелая борьба. Они ненавидели друг друга и желали смерти, но чтобы настолько сильно их отношения подпортились, не знал никто, кроме меня, - хитро улыбнулась Хлоя. – Прости, я не хотела тебе рассказывать про переживания твоего мужа, но видно, он и сам не хотел посвящать тебя в свои дела. Марко назначили главным управляющим, в том числе разрешили ему заниматься фотографиями и статьями, только работы поднабралось больше, вот тогда-то Роберт и стал иметь на него виды. Вскоре, он сделал подлянку и Марко отстранили от должности, назначив вместо него Роберта. Тот справлялся с обязанностями по высшему сорту,  а Марко хотел делать, все и сразу, делать фотографии, писать, а там еще и неготовые отчеты рядом, вот Роберт и пожаловался начальнику, что Марко упертый и не хочет слушать его советов. Твой муж, хотел успевать всегда и везде, но он ошибся, когда стал управляющим. Марко стал по-прежнему фотографом и редактором и был очень счастлив, нисколечко не пожалев о том, что потерял такое престижное место!

- Почему ты сразу мне об этом не сказала?

-  Я дала ему слово, что не донесу до тебя ни одного сведения. Марко боялся, что ты его не так поймешь, ни порадуешься, а наоборот скажешь, что быть управляющим – это трудно и еще, управляющий уделяет больше времени работе, нежели семье. Вероятно, ему казалось, что работа редактора и фотографа, тебя вполне устраивала, ну вот видишь, деньги они такие, - пожала плечами Хлоя.

Я и подумать не могла, что Марко способен промолчать. Ведь, он всегда со мной делился, а теперь между нами пропало доверие. Что это? В последнее время, мы стали чаще отдаляться друг от друга, я думала, что во всем виноваты истории про Ника. Как я могла рассказывать их мужу, который любил меня безумной любовью? Но он так хотел, чтобы я раскрылась перед ним, обнажив душу. Но муж отреагировал нормально и простил, говоря, что все мы ошибаемся, когда выбираем не тех.

Надо было ему поделиться наболевшей проблемой, сказать, как плохо и нелегко сейчас приходится работать в офисе, вечные стычки с Робертом из-за того, что нужно выживать и терять лучшего друга из-за одной только высшей должности. Я бы посоветовала ему не идти на рожон, пересмотреть всевозможные варианты и уступить другу трон «управляющего». Фотографом быть тоже неплохо, ведь у него была еще и должность редактора.

Вернувшись домой, я сняла босоножки и на ватных ногах прошла в зал. Ник, как обычно сидел на диване и рисовал:

- Ну, что узнала? – не поздоровавшись, бросил мне он.

- Кого? – не поняла его я и плюхнулась на кресло, убрав свои длинные волосы назад.

- Убийцу. Ведь ты же за этим ходила.

Я округляю глаза:

- Следил за мной? Да? Опять?

- Скажу тебе откровенно, - отставляет в сторону свои зарисовки он и складывает руки в замок: - Твоя Хлоя, очень мрачная женщина, которая наводит на меня подозрения. Откуда ей знать, что творилось на работе у твоего мужа? Они, правда, работали вместе, или спали после окончания рабочего дня? Но тут назревает вопрос, а не любовники ли они были часом?

Залепляю ему пощечину:

- Как ты можешь так говорить, если не знаешь этих людей?

- А вот и знаю! – трет щеку он. – Марко хотел стать управляющим, часто ссорился с другом из-за этого и был убит.

- Роберт не убивал Марко!

- Я думаю, что Хлоя твоя и прикончила его. Любовницы всегда сходят от ревности с катушек.

- Ну, она была моей подругой!

- Какая «подруга»? Детка, опомнись, женской дружбы не бывает. Ее зависть к тебе и подтолкнула к убийству. Считаю, что у нее был сообщник, мужчина, которого мы видели на кладбище. Стал бы он  перед твоим мужем просить прощение! Беги от нее, девочка и старайся не отвечать на звонки.

- Да ты совсем с катушек слетел! Я не собираюсь тебе, подчиняться! – встала с кресла я и посмотрела  Нику в глаза. – Не на ту напал!

- Ах, так! – хватает меня он и тянет к себе так, что наши губы оказываются на миллиметр. – Делай, что хочешь, только ко мне не беги, когда случится беда. Я больше не буду тебя преследовать. Справляйся сама в одиночку, но помни, что когда я бросил тебя однажды в парке, я понял, что был дураком, после того, когда увидел твое испуганное лицо из-за встречи с незнакомым мужчиной, - и погладил по щеке.

Была ли у моего Марко любовница, если у него одна я? Любимая и неповторимая Кеседи, которой он все прощал, говорил приятные сердцу слова и просто напросто был рядом в трудные минуты? В последнее время, мы все чаще стали отдаляться друг от друга,  но Марко во, чтобы то ни стало, старался выкроить время и для меня, но не всегда у него это и получалось. Я прекрасно понимала, что у мужа завал на работе и, как было сложно попасть домой, когда не все отчеты готовы, но чтобы у него была любовница, с которой он зависал в клубе или в номере, мне и в голову не приходило! Неужели, Марко был способен на измену?

На следующее утро, мы пересеклись с Фией на кухне и я прямо, без задних мыслей, ревности, подозрений, спросила у нее:

- Марко состоял в отношениях с Хлоей?

Та, чуть не выронила кружку, но вовремя успела ее поймать и выпучила свои красивые карие глазки на меня:

- Как ты могла такое подумать? Хлоя никогда бы не стала соблазнять Марко! Ни при каких обстоятельствах!

- Тогда почему она знала о его проблемах на работе, а не я?

- Понимаешь, тут не всё так просто, но постарайся понять, что он это делал ради вашего блага, - зажалась Фия.

- Еще и ты обо всем знала! – всплеснула руками я. – Замечательно! Расскажи мне еще что-нибудь, а то может, я что, пропустила!

- Больше ничего, - вздохнула она и нервно погладила кружку большим пальцем. – Это было один раз, когда он тебе что-то недоговорил, отныне, своими тайнами и переживаниями, он делился с тобой, кроме повышения. Этот вопрос, он старался решить сам, не напрягая тебя. Ему хотелось немного поработать на этой должности, чтобы потом убедиться в том, что тебе уже можно рассказать о случившемся, но он не смог. Из-за Роберта его отстранили.

- Тогда расскажи мне, что натворил муж?

- Передал не те снимки для журнала и документы. Марко и не сильно хотел занять этот пост, но начальник настоял и верил в то, что у него все получится. И Марко справлялся, только была нагрузка большая, одновременно фотографировать, писать статьи и отчеты – невозможно, но он пытался, видимо, плохо вышло.

Обхватив себя руками, я вздохнула и направилась в зал. Достала первую попавшуюся книжку, из которой вывалились фотографии обнаженной девушки. Опять у Никки начались проблемы в сексуальном плане и он решил отвлечься? Хоть бы постеснялся. В чужом доме все-таки.

 Если мне не изменяет память, то последний кто держал книжку в руках, был Николас. Так, так, так, что это тут у нас? Переворачиваю лицевой стороной. «Портрет Дориана Грея». Забавно, читать сей литературное произведение человеку с художественным уклоном, будь у меня его картина, я бы сожгла ее сразу.

Подняв фотографии с пола, я немею от страха и прикрываю ладонью рот. На снимках была Хлоя. Обнаженная, улыбчивая и сияющая от счастья. Вероятно, Марко снимал ее для какой-то фотосессии. Мне стало не по себе. Почему он не отдал ей эти снимки, а предпочёл оставить себе? Ума не приложу. Прячу их в карманы кофты и исследую территорию зала дальше. Документы Марко, фотографии без всякой пошлости и грязи, на которых запечатлены мужчины, женщины и приложения к ним: «Каникулы на пляже Ибицы», «Маскарад», «День святого Валентина» и каждая фотка была прикреплена к теме и статья. Марко писал очень грамотно и разборчиво, можно было понять, что он работал над снимками, которые так и не успел донести до Роберта. Похоже, это были черновые варианты. Не знаю, почему Марко решил оставить половину работы дома. Чтобы пересматривать свои труды и радоваться? Но обнаженная Хлоя, это еще куда не шло. Хотелось бы разобраться, побеседовать с ней лично и отдать то, что должно по праву принадлежать ей. Марко никогда бы не стал хранить такие фотографии дома. Возможно, перед смертью он не успел завершить все свои дела.

Беру телефон и набираю номер Хлои, но тут входит Ник, упирает руки в боки и тихо спрашивает, наклонившись к моему уху:

- Кому звонишь, детка?

Поворачиваю голову и замираю с трубкой у уха, так и, не нажав на кнопку вызова. Господи, он опять в джинсах! Да, когда уже это закончится?

- Переоденься, - выдыхаю я, стараясь на него не смотреть, - Фия может в любой момент вернуться и будет очень неудобно, если она увидит тебя в таком виде и раскраснеется.

- Как ты? – разворачивает меня к себе Ник и обжигает своим дыханием.

- Да ты, что с катушек слетел? – отпрянула от него я. – Прекрати! Я всего лишь попросила…

- Ну да, ну да, - продолжил ко мне лезть он, пока не взял меня за руку и не забрал телефон, посмотрев на экран. – Хлоя… Видимо, ты сильно перепугалась, когда увидела фотографии в книжке.

- Так это всё ты подстроил??? Зачем??? – распёрло через край меня.

- Чтобы открыть тебе глаза на твоего Донжуана, - приближается ко мне он и толкает на кресло, - чтобы ты поняла, как ошибалась в выборе этого человека и, как сложно свыкнуться с той истинной, что ты была у него не одна. Чтобы ты напрягла свои мозги и вспомнила, как в студенчестве он ухлёстывал не только за тобой, но и за всеми девками в блоке. Чтобы ты проанализировала все  его поступки и свои тоже. Чтобы у тебя еще осталось время подумать, нужен был тебе этот человек или нет!

Я расплакалась, закрыла руками лицо, оттолкнула от себя Ника и выбежала из зала, как ошпаренная. Марко имел отношения с Хлоей, Марко имел… Не верю, не верю, чтобы мой обожаемый муж, смог так поступить со мной! Ник специально меня изводит, задевает, за самое больное, завидует, бесится, что у меня все сложилось прекрасно, а у него нет! Рву фотографии, сама не понимая того, что делаю, а вдруг Хлоя завтра позвонит и спросит, не оставлял ли Марко у себя снимки? Вдруг, они ей будут нужны? Но меня уже переполняли эмоции и, выбросив все в урну, я умылась и вышла. Ник поджидал меня возле двери, все также в своих джинсах и скрестив руки на груди:

- Успокоилась? А теперь послушай меня.  Твой муж никогда не был чистеньким, ходил по девкам и дарил им цветы, зачитывая стихи великих поэтов, а потом брал под свое крыло и тащил в постель. Твой Марко давал фору, даже мне и грозился тем, что мы еще посмотрим! На спор сказал, что возьмет тебя в жены и сделает счастливой, но я ему не поверил и взял инициативу в свои руки. Когда ты отправилась с нами отмечать «День студента» и села со мной, я стал тебя подпаивать, подливать алкоголь в твой коктейль, когда ты выходила поговорить, приглашал на грязные танцы, от которых ты балдела и соблазнял тебя у всех на глазах. Ты была такой беззащитной, пьяной, некрасивой, что мне пришлось отвезти тебя к себе и совратить. Подумать не мог, что ты окажешься целкой. Тогда, я просто пожалел об этом и сообщил Марко, чтобы он забирал свой лакомый кусок. Тот согласился, стал завоёвывать твое сердце, пока ты окончательно не растаяла и не доверилась ему. Вскоре, он женился на тебе. Никогда бы не подумал, что он влюбится в тебя и сделает предложение, вольется в роль идеального мужа и будет любить тебя до конца своей жизни. Марко был тот еще мудак и строил из себя невесть, что. Все считали его интеллигентным? Да он просто играл свою роль, Кеседи! И воображал из себя того, кого ищут девушки. И у него получилось, стать твоим мужем, но он по-настоящему любил тебя, - гладит меня по щеке Ник. – Я бы никогда бы так не полюбил свою девушку. Безумно и страстно.

Влепив ему пощечину, я вытерла поступающие слёзы и застыла на полпути к своей комнате:

- Я больше не желаю слышать из твоих уст про моего покойного мужа. Марко был замечательный и никто его не заменит, даже ты со своим гнусным характером. Сколько же в тебе зависти, Никки? Сколько же в тебе злости и дерьма? Почему ты такой? – вздыхаю я, еле сдерживаю слёзы и хлопаю дверью.

Глава 12

Ошибки делает лишь тот, кто наступает на одни и те же грабли. Ошибки, делают нас сильнее, могущественнее и направляют на путь истинный. Что касается Ника то, у него все наоборот. Любитель гладить грабельки, сдувать с них пылинки, смеяться от того, как они бьют его по лбу и говорить: «как же сильно, мне Вас не хватало, дорогие мои. Готов снова и снова наслаждаться мгновением своих собственных ошибок». Никки, не за что не расправит штаны, не бросит парить, прикалываться и строить из себя не пойми кого, чтобы снова обидеть, задеть и сделать больно.

Закрыв глаза, я на минуту задумалась о Марко, такой родной, теплый, понимающий. Никогда бы не подумала, что он смог бы жениться на мне из-за спора с Ником и пойти на измену. Марко был слишком верный, чтобы позволять себе излишества, что натолкнет его на гадкий поступок соблазнить Хлою, которая в первую очередь даже не догадывается о фотографиях, что хранились в моём доме.

После смерти Марко, я узнала о нем слишком много, чтобы теперь, лежать и думать, а правда ли мой муж был способен на такое распутство? 

Марко не был лжив в словах, от него всегда исходила правда, которую бы хотелось слышать, чем от многих, кто был не способен оценить тебя, как человека, что верит, надеется и ждет.

- Ник, мне нужна помощь! – когда-то кричала я, чтобы услышать от придурка, хоть какое-то одобрение.

- Что случилось? – поднимался с кровати он и тер глаза. – Время три часа ночи! Сдурела?

Или наоборот, когда я уже поняла, что от Ника ничего не дождешься и бежала к Марко:

- Мне срочно нужна твоя помощь!

- Да, душа моя? - улыбался любимый, хоть глаза его почти слипались.

- Необходимо, переписать все данные, что были указаны в курсовой.

- Будет сделано! – переворачивался на бок он. – Оставь бумажку, к утру принесу.

И тогда, мне стало все так ясно и видно, что Марко был способен выручить из любой беды, а к Нику, я приходила, лишь только для того, чтобы убедиться, способен ли он в позднее время суток, оторваться от кровати и помочь во всем, в чем требуется. Будь у меня тошнота или головная боль, он бы смог набрать номер ближайшей больницы? Нет, он обязательно, махнет рукой и скажет: «Не сдохнешь. У всех такое бывает. Всего лишь симптомы» и дальше продолжит валяться в кровати, пока я сама не дотянусь до телефона и не сообщу врачу о своём критичном состоянии.

Время шло быстро и мне казалось, что оно никогда не остановится, а будет идти-идти, назло всем, чтобы поторапливать, подгонять под себя, чтобы все дела были выполнены и ты успела добежать домой в дождливую погоду.

Открыв дверь своим ключом, я прошла в комнату, сбросила с себя всю одежду и выдохнула, словно, пробежала кросс и запрокинула голову, собирая непослушные волосы в хвост. Кто-то медленно подходит и обнимает мою талию, притягивая к себе и судя, по теплым пальцам, касанию губ, я поняла, что это был Никки:

- Ты превосходна сегодня! И вдвойне еще и мокрая. Попала под дождь? Да, погодка, увы, нелетная.

- Что ты здесь делаешь? – обернулась я и быстро завернулась в халат, не боясь того, что стояла перед ним абсолютно голая.

- Да так, - пожимает плечами он, чешет затылок и смущенно улыбается, - навестил давнюю подругу и решил к тебе заскочить. Ну, ты как?

- Вполне, нормально и рассчитывала на то, что ты не придёшь. Фия сказала мне, что ты куда-то намыливался этим утром.

- Да, к твоей ненаглядной Хлое, - нагло садится на мою кровать он, закидывает ногу на ногу и скрещивает руки в замок, продолжая смотреть на меня. – И скажу тебе, что она та еще штучка. Никогда не испытывал такого наслаждения с бабой, которая вскружила голову за пять секунд и заволокла в постель. Да, приятный вкус у её губ и запах духов, тоже ничего. Я бы с ней еще отплясал, не будь она тупой блондой.

- Что ты хочешь этим сказать? – нахмурилась я.

- Что Хлоя твоя, слишком много знает про Марко. Стоит ей подлить и соблазнить, как она сразу  рассказывает тебе незатейливые истории из своей биографии. Я узнал, где она обычно тусуется и заглянул в клубешник. Подцепил ее и предложил провести время, та охотно согласилась и воля! После трех рюмок «Портвейна» и она моя! Так бы и отымел, была бы возможность, но нет. Она бревно в постели, но тут, мне вдруг стало интересно, когда в минуты оргазма, Хлоя начала мне рассказывать про какие-то фотографии, что сделал её ассистент. Он пригрозил ей тем, что в скором времени передаст их бойфрэнду, чтобы тот узнал, об их «деловых отношениях» и посмотрел какую шмарь пригрел на груди. Ты случайно, не находила, фотографии с участием этой симпотяжки? Думаю, ей будет приятно, если она получит их прямо от меня.

- Я ничего не находила! -  побагровела от злости я.

- Надо же, - подметил Ник и гордо задрал голову, одарив меня улыбкой победителя. – А твои эмоции говорят, об обратном. Ты видела их и куда-то припрятала. Негоже так поступать с людьми, чьи рушились отношения. Она соблазнила твоего Марко, а он, решил ей отомстить и припомнить за всё хорошее. Выходит, что ее бойфрэнд и грохнул Марко. Ты об этом не догадываешься? Помнишь, Антонио говорил тебе, что в письмах упоминались важные фотографии. Так это они и были! Куда ты их задевала?

- Никуда! – выкрикнула я и вжалась в стенку.

- Врешь! Ты их видела! – встал с кровати Ник и приблизился ко мне, сжав руки в кулаки.

- Они в урне!

- Какого черта! – разозлился Ник и ударил кулаком в стенку.

- Прости, мне было неприятно видеть их в своём доме!

- Ты хоть понимаешь, что сейчас сделала?

- Что? – испугалась я и закрыла руками лицо.

- Подставила себя, теперь он точно займется тобой и будет выпытывать эти фотки.

- Кто?

- Её бойфрэнд!

- Откуда мне знать, что это были они! Я в дела мужа не вмешивалась.

- Серьезно? Тогда почему он не рассказывал тебе про них?

- Наверное, потому что не хотел расстраивать и видеть моих слез. Ах, зачем я тебе все это говорю, если ты же не умеешь любить!

- А вот умею! – запротестовал Ник и прижал меня к стенке. – Сколько лет, Кеседи, я бегал за тобой. Сколько, нервов истратил, бухая, за твое счастье с этим сосунком. Сколько рук перебил своим клиентам, доказывая всю свою любовь к татухам, а на самом деле к тебе. Представлял, будто это ты посетила мой тату-салон, а не девочка лет двадцати! Ты, растопила лёд в моем сердце и сама не понимала, почему я веду себя с тобой, как мудак, так вот он я пред тобой! Искренний и добрый Ник, которого ты желала  видеть! – сжал мою талию он и выдохнул.

У меня перехватило дыхание, и я быстро перевела свой взгляд на него:

- Ты, что городишь, Никки? Я никогда тебя не любила!

- И всё же, чуть ли не кончаешь, когда видишь меня без майки!

- Это абсурд! Я из приличного общества!

- Да, знаем мы таких! – еще сильнее злится он и впивается в мои губы, нагло просовывая свой язык. – Скажи, что хочешь меня. Скажи!

- Нет!

- Женское «нет», означает «да», - и пихает меня на кровать, нависая сверху.

Я смотрю на него, пытаюсь оттолкнуть, но Ник прижимает меня и пытается развязать полы моего халата. От этого, хочется кусать губы, расслабиться, но слёзы застилают глаза и, обняв его за шею, я затряслась, как в лихорадке и прошептала:

- Ты пугаешь меня…

- Кеседи, - сжалился он, перекатился на спину, прижал к себе и погладил по волосам. – Ты должна себе признаться, что любишь меня.

- Нет, - помотала головой я, отстранилась и встала с кровати. – Совсем не люблю, - и хлопнула дверью.

Фия вернулась примерно через час, пока я сидела на кухне и пыталась прийти в себя с помощью таблеток, но мне не помогало. Как он посмел ко мне прикоснуться, завалить на кровать и чуть ли не изнасиловать? Этот человек жесток, пора прекращать с ним вести дела, но как только Фия поговорила с ним, то все встало на свои места, я вновь доверилась ему, простив всё, что он хотел со мной сделать.

- Хлоя в списке подозреваемых, - мрачно ответила Фиона. – Эх, никогда бы не подумала, что она была способна на такое. Соблазнить Марко, ради какой-то выгоды, чтобы получать от него деньги, тратить их на дорогие шубы и просто купаться в золоте. Бедный мой Марко. Как ему было тяжело с этой женщиной.

- Об этом не может быть и речи! Марко не посмел бы с ней переспать!

- Знаю, милая, - садится рядом со мной Фия и обнимает за плечи. – Мой брат любил только тебя. Хлоя не смогла бы  влезть в вашу идиллию.

- Ты так думаешь? – подняла на нее глаза я.

- Уверена, но не совсем. Как видишь, Хлоя не из тех, кому нравится жить в кайф.

- Что ты хочешь этим сказать? – нахмурилась я.

- Что Хлоя запросто могла, соблазнить Марко и сделаться ему женой, но мой брат не из тех, кто идет на первый зов. Он ненавидел Хлою и прекрасно знал, что дружит она с нами не из добрых побуждений, а ради того, чтобы видеть Марко ежедневно. Одним словом, влюбилась в него по уши. Хлоя решила, завладеть его сердцем, попросив сделать снимки в стиле «ню», а брат же безотказный, взял и сделал, только пообещал повременить с фотками. Вот и подзадержались они у нас. Я, помню, что устроила ему скандал и просила немедленно вернуть, но он пообещал мне, что всё в скором времени решиться, когда он предоставит снимки ее бойфренду, чтобы она не смела больше к нему приставать. Дело в том, что Хлоя положила на него глаз, не замечая того, что у нее уже был парень, но все же, с Марко ей было прекрасно. Брат не бросал её и во всем помогал. Финансово, конечно, но однажды, он отказался и сказал то, что их отношения больше не могут продолжаться. Мол, люблю свою жену и точка, а деньги, можно и заработать. Мол, тебе итак неплохо платят, чего еще надо для полного счастья! Потом после длительной ссоры, Марко оставил себе ее фотографии и собирался передумать. Мол, зачем я буду рушить отношения? Лучше выкину. Но не тут-то было. Парень Хлои, стал угрожать ему. Видать, брат обидел её своим расставанием.

- Неужели, я узнаю это от тебя???

- Кеседи, я и впрямь не думала, что все так серьезно зайдет, - невинно захлопала глазками Фия и я ушла, так и оставив ее одну. Тоже мне! Могла бы и рассказать, мы же не враги друг другу.

Открыв комнату Ника, который лежал на кровати и тупо, плевал семечки на пол, я бросила:

- Фия готова рассказать, что на самом деле случилось с Марко. Она больше знает, чем мы! – и хлопнула дверью. Этот поганец еще и семечек прикупил! Ну, подожди! Скоро закончатся эти муки и я исполню своё желание, выкинув тебя из дома.

Глава 13

Всё тайное становится явным, когда проходит огромный промежуток времени, чтобы дойти до истины и понять, насколько сильно ты ошибся в человеке, признав его своим другом.

Хлоя была моей поддержкой и опорой, как она могла так поступить? Изменить своему парню с Марко? Мой муж, никогда бы не пошел на это, потому что очень сильно меня любил, но если Ник говорил, что он проспорил ему, то можно ли поверить в это? В вечную любовь, которая длится больше десятков лет? В верность, что хранят те, кто любят? В пустые обещания и бездейственные слова? Марко не привык, лезть за словом в карман, он брал и делал, чтобы осчастливить человека и подарить ему сказку. Хлоя запросто могла воспользоваться его добротой, ведь он у меня такой наивный, что позволило ему довериться этой бесчувственной девушке:

- Хлоя, очень хорошая, - говорил мне Марко. – Тебе она обязательно понравится! Я думаю, вы станете лучшими подружками и в моё отсутствие будете отлично проводить время. Тебе надо с кем-то дружить, Кеседи, а Хлоя, что ни на есть, самый оптимальный вариант. Уверен, вам есть о чем поговорить.

И после знакомства с Хлоей, я убедилась, что Марко был прав. Такая хорошенькая, милая девочка, с кукольным личиком, как у Братц и ангельской душой. Мне с ней было легко, словно знала я её много-много лет.

Марко был безумно рад, что у нас с ней всё хорошо, приносил важные документы и, бывало, работал с ней дома. Повода для ревности у меня не было и зачем, если мы успели познакомиться? Но, чтобы так! Поссориться с ней из-за каких-то скандальных фотографий, у меня и в мыслях не было! Похоже, Марко и правда, был в конфликтных отношениях с Хлоей, раз она потребовала от него снимки.

Следующим днём, пока Никки валялся в своей постели, я отправилась к Хлое, но девушки дома не было. Пришлось идти в офис, но и там ее не оказалось.

- Может, что передать? – взволнованно спросили меня на ресепшене.

- О, нет! Я сама бы с ней пересеклась, но видно, не судьба. Как только она появится, сразу же позвоните мне, - и чиркнула контактный телефон, - я с нетерпением буду ждать.

Осталось только подняться за копиями, если таковые имеются и отдать ей фотографии, во чтобы то, ни стало. Роберт всё также продолжал сидеть в своем кабинете, не отрываясь от телефона. Пришлось подождать, пока он закончит болтать, прежде чем, я успею постучаться в дверь, но тут сам господин случай улыбается мне и из своего кабинета вылетает Роберт и  чуть не врезается в меня:

- Кеседи, дорогая, здравствуй! Что случилось?

- Мне нужны все копии документов моего мужа.

- Извини, но это дело конфиденциальное, я не могу тебе их показать, но есть один выход из ситуации. Давай я сейчас сбегаю к нему в кабинет, все-все заберу и принесу их тебе, если ты будешь ожидать меня в кабинете?

- Да не вопрос! – отвечаю ему я и захожу внутрь. Там конечно, был просто мрак из кучи неподписанных бумаг и бесконечных телефонных звонков. Что же Никки, дело об убийстве Марко, я возьму на себя и дойду до истины.

Прежде, чем я успела подойти к столу Роберта, мне показалось, что кто-то за мной следит. Выглянув в окно, я увидела мужчину в черной футболке и слегка испугалась, отпрянув, но увидев подвороты и электронку во рту, я выдохнула и отошла от окна на приличное расстояние. Никки, что ты здесь забыл?

- Ну, вот дорогая, - ставит передо мной коробку Роберт и закрывается, - я не хочу, чтобы нас рассекретили. Ищи, то что тебе нужно и уходи. Я не собираюсь отвечать за тебя головой. Итак, взял грех на душу.

- Спасибо, - благодарно киваю я и перебираю снимки, но Хлои тут не было. Отчаянно, я схватилась за голову и проскулила. Роберт напрягся и посмотрел на меня:

- Всё в порядке? Ты не можешь ничего найти?

- В том-то и дело, что мне нужен один снимок, а его, как назло нет.

- Могу, я чем-нибудь тебе помочь?

- Да. Скажи мне, Хлоя фотографировалась для вашего журнала?

- Было дело, - чешет задумчиво подбородок он. – Только Марко забраковал эти снимки. Сказал, что не формат.

- А копии, нет?

- К сожалению, Марко не успел их сделать, поскольку скоропостижно умер.  Ты же знаешь, что твоего мужа убили, а по какой причине не понятно. Возможно из-за снимков. Хлоя тогда очень сильно с ним поругалась и обещала пригрозить, тем, что ее парень найдет на него управу, но тогда конфликт был исчерпан. Кому, как ни тебе знать, что Марко бесконфликтный человек.

- Вот, как.  Что же теперь делать? Мне бы хотелось, передать ей снимки.

- Ни в коем случае, не делай этого! – взорвался Роб, подлетел со своего места и схватил меня за плечи. – Иначе тебе будет плохо! Всем нам будет плохо! Попробуй только отыскать эти снимки, я тебе голову оторву. Не смей, слышишь, не смей о них заикаться! Если Марко забраковал, значит, были причины и очень серьезные. Твой муж, просто так поспешных решений не делает. Они явно могли стоить ему жизни!

- Почему?

- Потому что Марко мог умереть из-за них! Кеседи, ты не знаешь, во что ввязываешься. Беги отсюда и даже не думай, соваться сюда, мы с Хло и сами разберемся! Наш человек! А ты сиди дома и вари спагетти, но не смей проводить расследование дальше, пока не стало только хуже! Иди и не оглядывайся, а коробку отдай мне!

- А, что если они у меня дома?

- Храни их и никому не показывай. Это всё, что я могу сказать тебе, а теперь уходи и не смей появляться. Я дорожу тобой, - дрожащим голосом произнес Роберт и указал на дверь, - не хочу, чтобы с тобой случилось тоже самое, что и с Марко. Уходи!

Выбежав из офиса, как ошпаренная, я врезалась в Ника и уткнулась в него.

- Блонда, сколько раз тебе говорить, чтобы без меня ты никуда не ходила? Почему ты такая непослушная, черт бы тебя побрал?

- Никки, нам нужно срочно отыскать эти фотки.

- Зачем? – непонимающе посмотрел на меня он. – Ты же выбросила их и если Фиона подобрала и склеила то, можно тебе смело идти и мириться с ней. Между прочим, она очень переживает, что ты так и, не выслушав ее, сделала свои выводы, а так нельзя. Фия, не хотела тебя расстраивать Марко и Хлоей, думая, что ты её не так поймёшь. Видимо, не зря боялась, на тебя страшно смотреть! Ты готова наброситься на всех, чтобы дойти до истины.

- Фия, действительно может мне помочь? Пожалуйста, позвони ей, пусть откопает в мусоре и склеит, - поднимаю голову я.

- Еще чего удумала, умного человека, по мусору заставлять копаться. Сама же и разгребай. Твоя затея была избавиться от них, вот и налаживай свои дела, а сеструху не приплетай, а мирись с ней.

- Хорошо, хорошо, - закивала я. – Только перестань поучать, - и пошла вдоль по улице.

- Что сказали в офисе?

- Я наделала глупостей, когда попросила охранников перезвонить мне, если она придет. Хлои нужны эти фотографии и она найдет их, во чтобы то ни стало. Роберт попросил меня не вмешиваться, быть тише и держать фотки у себя.

- Послушай людей. Они тебе плохого не посоветуют. Он уже, который раз просит тебя ни во что не вляпываться, а ты опять за свое?

- Сам же и пошел со мной в куток!

- Я хотел лишь пронюхать, что да, как,  - стал оправдывать себя Никки. – А Роберта, я естественно послушался. Толковый парень, знает, что говорит. Я таким верю. А со мной, ты будешь, как за каменной стеной, только есть одно «но», ты никогда не будешь делать все по-своему, а только так, как я скажу. Будешь ходить только со мной и ни шагу из дома. Я не оставлю тебя одну! – прижал к себе Ник, доказывая, что я его собственность. – Уйдёшь из дома, я тебя удушу!

- Не уйду, - выдохнула я и прикрыла на секунду глаза.

- Кеседи, - гладит меня по спине Ник, - ты должна понимать, что это опасно. Я не могу все время тебя контролировать, но пожалуйста, хоть раз будь поближе ко мне?

- Хорошо, - киваю я, отстраняюсь и иду домой, крепко сжав его руку.

Теперь мы смотрелись, как идеальная пара, лишь только из-за того, что нет выбора и приходиться быть начеку.  Криминал, происходящий между нами, только добавил искорки в наши отношения.

- Я бы пошёл по шлюхам, но мне придется сидеть дома. Вдруг, ты надумаешь бежать?

- Успокойся, со мной будет Фия. На работе, я взяла отгул по семейным причинам, - слегка обиделась я из-за «шлюх».

- А ты продуманная баба. Всегда восхищался тобой. Тогда сиди дома и не глупи, пока я не вернусь.

- Почему ты собираешься пойти к своим шлюхам, если все это время крутишься возле меня?

- А ты же мне дала отпор, а я мужчина и мне надо с кем-то развлекаться, пока ты ломаешься и строишь из себя паиньку, - слегка улыбнулся Ник. Ему нравилась эта игра, любоваться моей реакцией и то, как я кусаю губы от ревности. – Я не могу без женщины, а ты была не в состоянии подарить мне мгновения. Ухватилась за своего Марко и давай доказывать мне, как ты его любишь и ни на кого больше не променяешь.

Отпускаю его руку, ничего не говорю и всего лишь, прошу проводить меня до дома, но когда Никки замечает слёзы в моих глазах, тут же смягчается и просит прощение:

- Не думал, что тебя это может задеть, блонда.

- Всё переживаю, как бы парень Хлои не грохнул тебя, - выдыхаю я.

- Вот ты, как. Не так страшен черт, как его рисуют. Я бы нашел на него управу.

- Скорее, он на тебя, - продолжаю идти я, на секунду останавливаясь. Ноги гудели ужасно.

Дойдя до подъезда, Ник заводит меня домой, кладет в карман мои ключи и закрывает за собой дверь. Он ушел, а это значит, я могу делать, что хочу, прыгать, бегать, корить его на чём стоит свет и просто ненавидеть, но вместо этого, я сползла вниз по стенке и расплакалась. Фия пришла моментально, схватила меня под руки и потащила на кухню, налив чаю:

- Кеседи, прости меня, я поступила неправильно, когда скрыла от тебя правду, но я должна была промолчать из-за уважения к брату.

- Пустяки! Я уже все забыла, - махнула рукой я.

- Тогда, что же случилось?

- Ник, он…

- Знаю, милая, можешь не продолжать. Взял над тобой контроль? Ну, правильно! Ты всегда впутываешься в непонятные ситуации. Тут уж не спорю! Но послушай, если доверять этому человеку, то все будет хорошо! – садится рядом со мной сестра и обнимает за плечи. – К чему тогда слезы?

- Фия, я, кажется, люблю его! – выпалила я и сильно обняла её.

- Вот тебе, на! – только и смогла услышать от Фионы я. – Давно?

- Как только все завязалось с убийством Марко.

Фия долго молчала, а потом все же взяла себя в руки, чтобы произнести важные слова:

- Не каждый способен полюбить дважды. Ты не из тех, кто придерживается этого. Марко был хорошим мужчиной, чутким, добрым, всегда мог прийти на помощь и сказать, что ты прекрасна и тебе любой наряд к лицу. Конечно, его уже не вернешь, но жизнь продолжается. Происходят перемены и, когда ты к ним привыкаешь, то становится легче. Решения, поступки, делаются обдуманно и все предельно ясно. Ты понимаешь, что началась новая полоса, которую нужно увидеть, понять и почувствовать, чтобы осмелиться попробовать, войти с головой. Ты смогла что-то изменить и у тебя получилось. Ник оказался тем самым человеком, который был тебе нужен. Важно лишь только знать, нужна ли ты ему.

Я не стала кивать, потому что прекрасно знала, как раньше уже не будет. Полюбив человека, который так тобой дорожил, и чьи чувства ты растоптала, однажды, станет уже не тем и разлюбит окончательно, поняв, насколько ты была черства по отношению к нему. Встав со своего места, я вытерла слезы:

- Скажи мне только одно, я предала Марко?

- Нет, - помотала головой Фия. – Ты перестрадала его смерть и стала жить дальше. Так бывает со многими, кто еще не успел сломаться окончательно.

Я понимаю, что еще прошло, не так много времени, со смерти Марко, но все же, чувства такая гадость, что от них никуда не спрячешься. Все ровно найдут и не дадут житья.

Глава 14

Боясь полюбить еще раз, в страхе обжечься.

Однажды полюбив, мы ошибаемся в людях, не представляя себе, какими они бывают, злыми, завистливыми и больными на голову.

Полюбив – это значит, принять человека, таким, какой он есть и простить все его недостатки. Полюбив – это, когда чувства превыше разума. Быть любимой – это значит, что без тебя он не сможет дышать и просто напросто жить. Стать чем-то большим, для человека, чем дорогим существом – это перейти на новый уровень, жены или мужа, где тебе уже всецело доверяют не только душу, но и тело, соприкасаясь губами, сплетением пальцев.

Иногда, когда наступает момент, чего-то нового – это всегда прекрасно. Ты познаешь жизнь во всех ее плюсах и минусах. Когда умирает твой человек, ты живешь в нем, не можешь поверить, что все так быстро произошло и вы не успели сказать друг другу самые важные слова, но и без этого, вы прекрасно знали, что без любви не бывает музыки: расставания, слез, потерь и воссоединения душ.

Все, это так банально с моей стороны, что хочется опустить голову в воду и понять, насколько сильно я  ошибалась в Николасе, когда влюбилась в него.

Взять к примеру, мужа. Он, особенный, от него пахнет уверенностью, страстью и каким-то безумием, я была для него самой лучшей парой. Две рыбки-мечтатели, рисующие свой мир в розовые тона. Такие, смешные и одинокие по жизни. А от Ника, чего ожидать? Цветов, подарков и конфет? В нем нет ничего привлекательного, кроме красивого тела и татуировок, от которых не оторвать глаз. В нём нет той изюминки, что была у мужа. Верность и забота. Такого Марко, я любила больше всего на свете. В нем, чувствовалась опора.

- Я не хочу рассматривать эти фотографии. Убери их, - вздохнула я и уткнулась в блокнот, когда Никки сунул мне под нос снимки. Придурок!

- Здрасте, Вам! Я их три часа клеил! А мы еще и недовольны. Не хочешь, не бери, я могу их и сам выбросить или, - хитро щурится он, - передать Хлое.

- С ума сошел? Решил меня подставить???

- А почему бы и нет, если ты сама нарываешься на неприятности?

- Никки, прекрати, это не смешно. Роберт сказал не трогать фотки.

- Тогда почему ты просила их склеить?

- Я ничего не просила, - помотала головой я. – А всего лишь хотела, чтобы они хранились у меня.

- Но я же их склеил, а ты все ровно противишься! Что за хрень с тобой происходит? – встряхнул меня за плечи Ник и посмотрел в мои глаза.

- Ничего. Я просто устала.

- От чего?

- Не знаю. Такое чувство, что я подавлена.

- Это все нервы, - гладит по волосам меня он. – Тебе нужно поспать и все пройдет, - и целует меня, словно мы были знакомы много лет. – Я скоро вернусь, - и уходит.

Может, Ник прав? Мне действительно надо выспаться? В последнее время, я очень редко сплю. Все время думаю, прокручиваю ситуацию с Хлоей и фотографиями и не могу сомкнуть глаз. Что же между ними все-таки было? Не могу поверить, что Марко состоял с Хлоей в отношениях и в то, что между ними было. Сомневаюсь, чтобы муж позволил себе прикоснуться к ней и затащить в постель. Или я не так близко знаю его?

Все мужчины – гулёны, пока не встретят свою настоящую любовь. Их мировоззрение меняется, чувства становятся другими, не такими уж холодными и отрешенными, а нежными и ласковыми, появляется улыбка, которую никогда у них не увидишь.

И куда это намылился Ник? Встав с дивана, я посмотрела в окно и увидела, как он сел к кому-то в машину и поехал. Недолго думая, я выбежала из дома, поймала попутку и попросила остановить в ближайшем парке. Я знала, что Ник туда пойдет. Я чувствовала. Пройдя несколько кварталов, я замерла и остановилась, возле одинокого дерева. Ник разговаривал с Хлоей, подперев голову рукой и, внимательно наблюдал за ней. Этот взгляд из-под ресниц, я узнаю из тысячи.

Ник беседовал с Хлоей так, словно они были триста лет знакомы. Слышалась дружеская манера общения, резкие подколы в сторону девушки и не прекращаемый смех, а потом, Ник вмиг посерьезнел и стал допрашивать её:

- Ну, так что, расскажешь мне, как оно было на самом деле?

- Марко был моей первой любовью, мы встречались с ним до того момента, пока он не женился на Кеседи. Через месяц, я устроилась в редакцию и встретила его снова. Поверить не могу, что такое бывает в моей жизни, но Марко правда, напомнил мне былые времена и мы снова возобновили отношения, но ненадолго. Марко любил свою жену и не собирался ей изменять. Нам пришлось завязать дружбу и вести себя без лишних подозрений, но однажды, я предложила ему идею для журнала фотки в стиле «ню» с моим участием. Марко эта затея не понравилась и он просил одуматься, но я была непреклонна и говорила, что журнал разлетится в продажу и пойдет огромная прибыль. Парни любят голых баб. Марко был слишком воспитан, чтобы согласится с этим, но идею не отклонил и на следующий же день принялся меня фотографировать. Всё было прекрасно, он обещал их выложить, но только я поздно спохватилась и стала умолять его не делать этого, чтобы Бред, не подумал обо мне чего лишнего. Марко обещал всё это сделать в чистом виде и не выдавать меня, заменит лицо другой женщиной и всё. Мы с ним сцепились, как кошка с собакой. Я не могла просто поверить, что Марко может быть способен, на такую глупость и пришлось смириться, что там уже не я и журнал вот-вот поступит в продажу, но нет. Фотографии остались у Марко, я пыталась их выпросить, но он лишь мотал головой и говорил, что это невозможно. Я пригрозила ему, что отомщу, за то, что он так со мной поступил  и  расскажу жене, о наших с ним отношениях. Хоть и не собиралась рушить их семью. А он пригрозил мне тем, что, если я раскрою свой рот, то и мне не повезёт. Сделает так, что Бред получит мои фотографии по электронной почте и я уже ничего не смогу сделать, потому что на фото будет четко видно мое лицо.

- И он получил их?

- Нет. Сама не знаю, откуда они появились в папке Марко и как их еще не нашла жена! Николас, я должна их забрать!

- Это невозможно, сама знаешь. Жена не подпустит тебя к его документам.

- Откуда такая уверенность?

- Она не из тех, кому можно доверять, я так считаю. Она не дура и все поймет.

- А если по работе к ней заглянуть и сказать, что Роберт запрашивает какие-то документы.

- Очень смешно. Так и скажешь?

Хлоя помотала головой:

- Нет. Мне ничего не лезет!

- Тогда оставь это дело и живи спокойно.

- Но, если фотки у нее дома???

- И что? Она пойдет морду тебе бить? Оправдаешься перед ней. Не впервой.

- Я боюсь, - закрыла лицо руками Хлоя, а Никки придвинулся к ней поближе и коснулся губами ее губ:

- Не бойся, малышка, Ник с тобой, - и поцеловал её, так, как не целовал меня, когда мы оставались вдвоем.

В висках запульсировало, из глаз покатились слезы. Даже непонятно отчего, толи от чувства ревности, толи от того, что так обидно, когда доверял человеку, а он поступил с тобой подло!

Когда я покинула парк, то шла очень медленными шагами, думая, что он меня заметит, но как бы грустно это не звучало, Нику было наплевать на меня и, дойдя до заброшенного места, я забралась на крышу, уткнулась в колени и посмотрела на ночной пейзаж. Как это больно, когда предает тебя близкий человек. Как это больно, когда тебя никто не слышит, когда хочется кричать и твердить своё. Как это больно, любить человека и знать, что ваши чувства не взаимны. Как это больно, видеть, что он целуется с другой, не думая о тебе.

Как это больно…

Я еще долго сидела на крыше и размышляла о жизни, разговаривала с Марко, с потушенной сигаретой, застывшей у моего рта и, с тишиной, обняв колени.

- Кеседи, я могу всё объяснить, - послышался голос Ника, который заставил меня вздрогнуть и обернуться. Сигарета, всё также оставалась мерцать в моих пальцах:

- Как ты меня нашел?

- Шел по парку и нашел. Ты, как вернулась в прежний цвет, так я везде стал тебя узнавать! - Моя рыжая, - присел рядом со мной он и зарылся носом в мои волосы, - как я же скучал по тебе. Ты пахнешь табаком, а я не люблю курящих.

- Отстань, - нудно отвечаю я и дергаю плечами.

- Что же случилось с моей Кеседи и почему она снова не в настроении? – улыбается он, как ни в чем не бывало, забирает из моих  рук сигарету и затягивается, выпуская дым.

- Ты предал меня, - обнимаю колени я и утыкаюсь в них лбом.

- Разве? А я давал повода?

- Ты сегодня разговаривал с Хлоей и обещал быть на ее стороне.

- Постой, так ты подслушивала?

- Да! – выпалила я и резко встала. – Ты целовал ее на моих глазах, говорил, что всегда будешь рядом, вместо того, чтобы быть со мной, каждую секунду, пока я нахожусь под прицелом незнакомого парня, который наверняка расправился с моим мужем!

- Так-так-так, - привстает Ник и приближается ко мне, убирая назад непослушный волос. – Похоже, мы ревнуем, да, Кеседи? – выдыхает он. – А я бы на твоем месте не паниковал, а сказал бы «спасибо», за то, что я не сдал тебя Хлое. Ей нужны фотки, а мы их не отдадим, - прикасается к моим губам, - покуда я, командую парадом, - и завлекает меня в поцелуй. – Ты никуда не уйдешь, без моего ведома и я попрошу Фиону, чтобы она контролировала каждый твой шаг. Не думай, что я не узнаю о твоих похождениях по паркам, ресторанам и забегаловкам, доложат, а про работу, мы уже поговорили. Когда тебе надо приступать к обязанностям?

- Завтра, - выдыхаю я.

- Отлично. С завтрашнего дня, ты под моей опекой и если ты попадёшься мне на глаза, не в том месте то, пеняй на себя, я оставлю тебя, - шепчет, касаясь моих губ, - совершенно одну, как ты и хотела. Смотри, чтобы потом, тебе все боком не обернулось.

- Я больше не хочу, чтобы ты опекал меня, - сердито произнесла я и сжала губы. – Довольно!

- Что же, - пожимает плечами он. - Это было твое решение, - и разворачивается на сто восемьдесят градусов, оставляя меня одну.

Сев на крышу, я снова обняла колени и копчиком почувствовала, как Никки смотрит на меня, но не повернула голову, чтобы сказать ему: «уходи». Только отдаляющие шаги, доносились до моих ушей, а слёзы не переставали литься.

Можно открыться человеку, поделившись своими страданиями. Можно, стать к нему ближе, сказав, как на самом деле, тебе хреново без него. Можно, прижаться к нему и попросить побыть еще немного. То, что мне хотелось получить от Ника, было недосягаемым. Человек не изменится, если ему не позволит ситуация.

Ник останется, все тем же оболтусом, бабником и самым натуральным хамом. Ему нужны, деньги, слава, красивые женщины, а любовь для него ничего не значит. Он будет вести себя так, пока кто-то не скажет ему: «Прекрати! Меня это бесит!» и возможно в его мозгу, что-то щелкнет и он не поймет, как глубоко ошибался в себе и закидоны прекратятся. Но, а пока, я буду любить его, нежно  и осторожно.

Глава 15

Минуты тянутся так долго, словно вечность ожиданий еще впереди и никогда не знаешь, когда наступит тот день, когда ты сможешь обнять человека и прижать к своей груди, рассказав, как скучал все эти годы и, как сильно тебе его не хватало.

Ожидания стоят того, чтобы мыслить, болеть, страдать и переживать всё снова и снова, а когда наступает момент встречи, хочется, чтобы все длилось долго и долго, как твоя счастливая жизнь с дорогим тебе человеком.

Закурив, я вышла из дома и побрела по тёмным улочкам. Вторая смена, как всегда ни, кстати, хорошие чаевые, щедрые клиенты и добрые люди, которые работают с тобой и во всём поддерживают. Ник шел следом за мной и пристально наблюдал, что я делаю и как себя веду. Оттолкнуть его от себя у меня никак не получилось. Упертый баран, который стоит на своем и делает во благо себе, чем мне.

- Не стоило было со мной идти, Ник, - развернулась я. – Возвращайся домой.

- Я не могу просто так тебя оставить. Ты должна добраться до работы, целой и невредимой, и пофиг, что ты сказала, когда речь зашла о твоей опеке. Я буду с тобой, даже если ты будешь против и упираться руками, умоляя не ходить за тобой. Я буду, Кеседи и ты это прекрасно знаешь. А сейчас иди, - доводит меня до ресторана он и целует в щеку. – Я зайду за тобой в семь. Не хочу, чтобы эти олухи держали тебя до полудня. Тебе нужен отдых, - гладит меня по щеке. – Пока.

Все, что я видела своими глазами, повергло меня в шок! Ник, хочет, чтобы я прекратила работать и посвятила время себе? Да он в своем уме? Я не собираюсь ему потакать. Но, как бы то ни было, за эту неделю, я очень устала и хотела поспать, но сон не шёл. Любимый муж, все чаще вспоминался. Ник, как мог, отпрашивал меня у начальства и дошло до того, что мужчину собирались выкинуть, но он не сдался и настаивал на своем и вот, я работаю по три часа в сутки. Спасибо, Никки, удружил! Не такого счастья, я хотела.

Проработав без продыху, я плюхнулась на первый попавшийся диван в холе и вытащила сигарету, Никки был тут, как тут и забрал из моих рук пачку, кинув мне:

- Пойдем, - и протянул руку.

Взяв его, я вышла из кафешки и направилась в сторону дома.

- Как прекрасен этот вечер, когда со мною рядом ты, - вдруг услышала я от Ника и на миг обомлела и покосилась на него. – Кеседи, не бери в голову. Меня часто посещает  муза, когда мы добираемся до дома. Только, я бы не посмел, произнести строчки вслух. Ты же знаешь, я не романтичный персонаж, но сейчас, - разворачивает меня к себе он и гладит плечи. – Я готов тебе сказать, что не могу без тебя жить. Каждый день, я болею мыслью о тебе, каждый божий час, я считаю минуты, когда ты придешь домой и каждый раз, когда хочу тебя обнять, мне хочется прижаться, - накрывает мои губы поцелуем он.

Мы стояли молча, блуждая руками по нашим телам, в то время, как наши языки сплетались и игрались друг с другом. Тогда я поняла, что Никки влюблен в меня. Стёб – это и был способ проявления любви, а я дура, думала, что он нервирует меня и наслаждается реакцией, а на самом деле, все было гораздо проще. Выдохнув, я отстранилась и обняла его, но в какой-то момент, мне показалось, что Ник и есть моя надежная защита от гадких тварей, что преследуют меня и не дают покоя.

Придя домой, я стянула пальто и прошла в зал, Фиона была на работе, а это значит, что мы остались вдвоем. Прикусываю от волнения губу и прикрываю глаза. Ник обнимает меня за плечи и утыкается носом, шепча, как он хочет меня. А, как же хочется мне, он и представить себе не может!

Взяв меня за руку, он ведет к себе в спальню и нежно целует в щеку, погладив ее большим пальцем и спускается к шее, пока его рука не проникает под мое платье и я не вздрагиваю.

- Не бойся, девочка, все будет в порядке, - и задирает его, поглаживая мое бедро.

Я думала, что утону в его ласках, оторвусь от реальности, но поняла, что невозможно убежать от его прикосновений. Ник казался таким нежным, что мне хотелось, обнять его, запрыгнуть, обхватить его ногами и целовать, целовать, как голодный зверь.

Повалив меня на кровать, Ник освобождает от платья и накрывает мои губы поцелуем. Упираюсь ему в грудь и тут же чувствую сердцебиение, расслабляюсь, сплетаю его пальцы со своими и подаюсь телом вперед. Еще немного и я бы застонала от удовольствия, если бы он не снял футболку. Воздуха категорически не хватило и я тупо уставилась на него, прижалась губами к ключицам и уткнулась в них лбом. Я не могла им не насытиться и противиться себе. Я хотела его каждой клеточкой своего тела и завлекла в поцелуй,  пытаясь снять с него джинсы. Рука касается пуговицы и все выходит само собой. Танец тел, черт возьми! У меня никогда такого не было, как с ним! Он мой первый и последний. Никакой Марко с ним и рядом не стоял, но, как я могу осуждать своего мужа, если в постели он был совсем другим, нежным, чутким, никогда не тянул с этим делом и бережно ко мне относился, словно я еще девственница в его руках, но Никки, это что-то другое, это пройденное, но не до конца.

Когда он в меня вошел, я просто выгнулась дугой, подставляя ему шею, для поцелуев и тяжело задышала, когда он ускорил темп, не отрываясь губами от моего тела. Я была на вершине блаженства, стонала и кусала губы, в то время, как его руки, нежно поглаживали мои бёдра и тут же ахнула, прикрыв от наслаждения глаза.

Когда все закончилось, Ник погладил меня по щеке и лег рядом, я лишь прижалась к нему и прошептала:

- Я люблю тебя.

- Это всего лишь временно, рыжая. Я скоро исчезну из твоей жизни.

- Но я так не хочу, - еще сильнее обняла его за талию я, словно не хотела его отпускать.

- Знаю, - гладит меня по волосам он, - но рано или поздно, я найду преступника и мы больше никогда не увидимся. Я бы хотел, чтобы ты запомнила этот вечер и простила меня за все, особенно, за студенческие годы, когда мы остались наедине и я совратил тебя. Прости, у меня не было в планах затащить девственницу в постель. Я никогда не думал, что ты такая.

- Да, какая к черту девственность! Я тебя любила! Хоть ты был и хамло в своей джинсовке, но я никогда бы не посмела лечь с тобой в постель, но, однажды, я все же отошла от своих принципов и подумала, что это будет мой счастливый шанс, отдаться тебе по любви.

Ник кивает и прикрывает глаза:

- Я это ценю, рыжая, но, увы, нам придется расстаться.

- Почему??? 

- Сама знаешь.

- Но я не хочу, чтобы ты уходил.

- Я должен!

- Только мне!

- Я итак это знаю, но пойми правильно, что нет пути обратно. Фия убьёт меня, если узнает, что я остался с тобой, - гладит мои костяшки пальцев Ник. - Мы должны соблюдать дистанцию.

- Хочешь сказать, что мы должны держаться вместе, но на расстоянии вытянутой руки??? Да ты в своем уме, Никки? Я отдалась тебе, потому что люблю тебя, а то, что Фия подумает об этом, мне по-барабану. Она достаточно взрослая женщина, чтобы позволить себе вторгнуться в наши отношения.

- Да! И вдобавок, она сестра твоего мужа! Прекрасно! Пойди и скажи ей, как ты меня любишь и души не чаешь! Я посмотрю, как ты дальше запоешь.

- И запою! Запою от того, что она дала добро!

- В смысле? – приподнимается на локтях Ник и смотрит на меня. – Ты уже ей все рассказала?

- Да! – ответила ему я и скрестила руки. – Фия добрый души человек и мне пришлось слишком долго и упорно набираться смелости, чтобы сознаться ей в этом.

- И? Она, что?

- Ничего, только счастлива за меня. Не век же мне вдовствовать! – ответила я и поджала губы.

Рука Ника нежно скользит по моей щеке, заставляя простить его и не дуться, как воздушный шар, но все ровно  продолжает издеваться:

- Нам придется расстаться, Кеседи, как бы то ни было.

Вздыхаю, сердито кошусь на него, собираю свои вещи и ухожу к себе в комнату, закрываюсь и переодеваюсь в пижаму, отбросив свое черное платье в сторону. Мерзкий ублюдок! Если бы ты знал, как я хочу прибить тебя! Как же ты мне надоел, со своими выкрутасами, артистизмом, дерзкой натурой! Неужели так сложно понять, как ты мне дорог??? Как не хочется отпускать тебя от себя??? Прижаться к тебе и ощущать себя защищенной? Прильнуть губами к твоим и обнять за шею, крепко-крепко, чтобы ты понял, как я люблю тебя. 

Марко бы так никогда бы не поступил, слишком уважал и трепетно относился к моим чувствам, а ты, как остался хамом, так таким и был.   

Никогда не прощу себе того, как снова оказалась в твоей постели и выслушала, что нам надо расстаться и как назло ни одного ласкового слова, мол, да, Кеседи, я тоже тебя очень люблю, но я не могу остаться. Какой же ты, кретин, Николас!

Глава 16

Изменять, не очень хорошее занятие, особенно, если ты вдобавок вдова, которая не чтит память о своем муже и спит с человеком, который не имеет отношение к тому, как тебе сейчас фигово и не хочется никого видеть.

Марко походу в гробу перевернулся, когда увидел весь этот разврат, что творится снизу и ударил себя по лбу от того, что не может сделать все по-своему и вернуть все на свои места.

Обещала себе, обещала, что не прикоснусь к Никки, нет же, дернул меня черт связаться с ним. Скорее, бы это все закончилось и мы простились с миром, чтобы не докучать друг друга. Ник прав. Ему здесь ничего не светит, как только он управится со своими делами, то тут же соберет свои манатки и свалит домой. Мне уже насточертело его терпеть, но то что произошло между нами прошлой ночью, было для меня по истине волшебным. Такого Ника, надо было видеть. Как он боялся причинить боль, как хотел быть нежным по отношению ко мне, было явью, а не сном. Ник стал для меня другим человеком, каким стоит быть в наше время. Добрым и незабываемым.

Когда Ник вошел в мою жизнь, то стало как-то непривычно, от того, что он снова рядом, держит за руку и никуда не отпускает, без своего ведома. Этого Ника, я ждала давно, когда была еще совсем студентка. Тогда он бы стал моим первым и последним, если бы не одно «но», влюбленный в меня Марко. Может быть тогда, у меня бы стал выбор между мужем и Ником, а не сейчас, когда все уже потеряно. Марко не вернешь, а жить как-то надо. Не век же оплакивать его память. Фия права, надо меняться. Ведь столько интересного происходит вокруг, когда надо радоваться, новому дню и встречать его с улыбкой, а не в черном платье с мрачным лицом.

Выйдя из дома, я закинула сумку на плечо и обернулась вокруг, Ника поблизости не было и слава богу, можно спокойно на могилу к Марко сходить.

Вечная опека, от работы и до дома, бессмысленные разговоры и ночь, в холодной постели, надоела. Прошло всего лишь несколько дней, после того, как мы переспали и Ник ничуточки не изменился. Он перестал ко мне прикасаться, брать за руку, чтобы не удумала сбежать и перестал веселиться. Что с ним происходило, одному богу только известно! Но он стал серьезным, насупив брови и без тени улыбки. Сколько раз я не пыталась его развеселить, все было безуспешно, Ник  оставался холоден ко всему.

Когда я дошла до кладбища, то почувствовала, как кто-то сверлит меня в спину и развернулась. Но не было ни души и стало по-настоящему страшно. Только возле могилы мужа, я успокоилась и села напротив его фотографии со слезами:

- Прости меня, Марко! Я была такая дура, когда позволила себе заняться любовью с Ником. Я, не специально, ты знаешь, но он, так меня любил, что я не смогла противиться. Помнишь, ты говорил, что, когда любишь, то все трезвые мысли уходят куда-то далеко и ты поддаешься влечению, не противостояв себе? Любовь и есть смысл, когда двое сходят с ума. Прости меня, Марко! – заливалась слезами я. – Но я ничего не могла с собой поделать. Единственным выходом, было для меня спастись и не стать одинокой. Ник, не такой, слышишь? Он, особенный, в нем есть какая-то черта, которую сложно разобрать, но я смогу, Марко. Если ты меня отпустишь, я буду тебе благодарна и мы оба принесем цветы на твою могилу. Я люблю тебя, - и провожу рукой по его фотографии.

Скрип шагов, стал ближе и я разворачиваюсь, так и не успев опомниться. Мужчина в черном пальто затыкает мне рот  какой-то тряпкой и берет на руки. Все кружится, становится трудно дышать и давит всё тело. Не знаю, что со мной происходило, но глаза сами слипались и тянуло спать.

Мне казалось, что я уже никогда не проснусь, какой-то холод пронзал меня, заставив поднять голову и осмотреть территорию. Чья-то хорошо обставленная квартира, в которой ведется каждодневный порядок, стирание пыли, там, влажная уборка, но факт остается в том, что в ней все сверкало, так, что не придерешься. Зеркало, которое намывалось, чуть ли не каждую минуту и запах свежего белья.

- Проснулась? Вот и хорошо! – послышался мне голос человека напротив. – Я не хотел с тобой разбираться на кладбище при покойном-то муже, а предпочел это сделать дома, чтобы выбить из тебя правду, но, как я понял, ты не собираешься колоться.

Открыв глаза, я увидела перед собой незнакомого парня, который задрал ногу на стол и поглядывал на меня, играясь ключами от дома.

- Ты кто? – приподнялась на локтях я и потерла голову. – Мы знакомы?

- Меня зовут Бред Маршал, и я знаю, кто убил Марко.

- Что??? - окончательно проснулась я. – А кто???

- Хлоя. Моя бывшая любовь. Ты, наверное, знаешь причину, по которой и произошел весь этот случай. Ей нужны были фотографии, а у Марко их не было. Так, где они, Кеседи?

Сглатываю, продолжая смотреть на него и хлопать ресницами:

- Я не знаю.

- Врешь! – накинулся на меня он и повалил на диван. – Ты должна знать, потому что сама помогала Марко. Говори!

- Я их выкинула.

- Что? Зачем?

- Мне было неприятно, что муж хранит у себя полуобнаженную тетку.

- И ты даже и не пыталась все выяснить?

- Было поздно, его убили, - сглотнула я. – Очень жаль, что Хлоя так с ним поступила, я думала, она клёвая.

- Никогда не знаешь, каким бывает человек, пока сам его не увидишь, - садится на край дивана он, сложив руки в замок. – Хлоя, была доброй мадмуазель, пока не связалась с Марко. Твой муж, сделал ей выгодное предложение, от которого невозможно было отказаться, я знаю, что Хлоя будет его защищать, говоря, что это была ее затея с  фото «ню», но как бы, не так. Это ему понадобилась, девкина помощь, чтобы раскрутить журнал и пустить его в продажу, но Хлоя отказалась и вскоре, начался скандал. Он пригрозил ей, что передаст мне по электронке те фото, на которых они отдыхали на Мальдивах, а они как раз таки были в стиле «ню», а ему захотелось втулить их в журнал. Но увы, предпочел оставить их себе и сделать уже более нормальное «ню» только без Мальдив, а с фотошопом. Хлоя  приняла участие в обычной фотосессии, где она не голая, а в пиджаке, золотой цепью на шее и в брюках, но так и не получила взамен фотографии, обещанные твоим мужем. Марко был хитер, развел девочку, чтобы тупо пофоткать, а сам намеревался в стиле «ню» в журнал пропихнуть. Обычные он оставил на всякий случай. Вдруг придется вставлять их в новый выпуск журнала. Я знаю, эту историю и ты можешь не опровергать того, что фотографии «ню» хранились у него, но я хочу их заполучить. Если ты умная девочка и хочешь жить, принеси их мне и мы в расчете. Ты мне явно врешь, что их у тебя нет, ты просто оставила их на крайний случай. Не надо, мне лгать, - выдыхает мне в губы он и отпускает. – Сдашь Хлою копам, я разберусь с тобой и разрежу на мелкие кусочки. Не зли меня, - и по-хамски улыбается.

Взяв куртку, я быстро накинула ее на плечи и выбежала из подъезда. В голове творилось черте, что и хотелось плакать.  Хлоя, убила моего мужа и все из-за того, что он не отдал ей совместные фотографии. Марко изменял мне, а я не верила! Ник был прав! Мой муж, настоящее чудовище, которое притворялось неженкой.

Вызвав такси, я села в машину, примчалась домой и от страха закрылась на все замки.

- Кеседи, что такое? – вышел из душа Ник. Смотреть на него в полотенце, у меня не было времени и желания, я всего лишь уткнулась в свои ладони и сползла вниз по стенке, пытаясь прийти в себя.

- Мне очень нужны фотки. Я просто обязана их найти! – кинулась я и стала искать по всем полкам. – Куда ты их положил???

- А ну, стой! – разворачивает меня к себе он и  смотрит в глаза. – Ты, что-то скрываешь от меня?

Прячу глазки, прижимаюсь к его мокрому телу и кладу голову на грудь. Он выдыхает и запускает руку мне в волосы, шепча:

- Говори, я никому не скажу, - и целует.

- Хлоя, убила моего мужа. Я встречалась с Бредом. Марко оставил себе ее полуголые фотки, так и не вернув, чем и поплатился жизнью. И, как я только не заметила, что Хлоя носила кеды. Шнурки. Они и были доказательством того, что это она его прикончила, задушив ими, - и расплакалась. – Ему нужны фотографии. Только так, они спасут меня от смерти. Отдай, мне их, прошу.

Ник ничего не отвечает. А, что ему еще говорить, если я опять ушла без него? Тут уже тупо смириться надо с тем, что я придурочная. Достав с верхней полки снимки, Ник протягивает их мне и снимает полотенце, что приходится зажмуривать глаза, чтобы не возбудиться.

- Будь осторожна, - шепчет он и уходит. Я лишь выдыхаю, открываю глаза и вижу в своих руках снимки. Такие свежие и не скажешь, что их кто-то порвал и склеил. Все было идеально. Ник на все руки мастер. Жаль, только что я его недооценивала.

Выйдя из дома, я вспомнила адрес Бреда и отправилась к нему, но дверь мне открыл не он, а Хлоя, которая нахмурилась, затолкала меня внутрь и кинула на пол.  Еще немного и она бы избила меня, но увы, полезла в мою сумочку и вытряхнула все содержимое и, когда упали ее фотки, ударила меня ногой в живот, так, что я свернулась калачиком, чтобы не причинили вреда.

- Сучка! Ты мне всю жизнь испортила! – и замахнулась еще, пока Бред ее не остановил.

- Прекрати размахивать! Не видишь, что она хрупкая? Ей только тресни и синяк. Вставай, - поднимает меня Бред и как-то по-отцовски гладит по плечам и прячет за свою спину. – Не смей делать резких движений, Хло и я сразу обо всем расскажу полиции. Я вернул твои снимки. Можешь быть спокойна.

Девушка медленно попятилась назад и достала из пальто пушку, но парень резко перехватил ее руку и поднял вверх.

- Не бойся, он с глушителем, - мрачно ответила Хлоя и шмыгнула носом.

- Хлоя, давай всё обсудим. Давай обойдемся без рукоприкладства и оружия, ты же хорошая девочка, так? – гладит ее по волосам Бред, прижимает к себе, вырывает из ее рук пистолет, положив на полку. – Ты же не станешь убивать меня, верно? А ее тем более. Чем же она заслужила такое наказание? Правда?

Бред разговаривал с ней, как со своей девушкой, хоть они давно уже не встречались. Стирал ее слезы, целуя в заплаканные щеки. В моих глазах Хлоя, казалась такой несчастной, что хотелось пожалеть, но я лишь, положила руку на живот и посмотрела на нее, со страхом в глазах.

- Он… меня предал, - выдохнула она.

- Ну, ничего, все мы не без греха, - пытается успокоить ее Бред.

- Он променял меня на эту рыжую куклу!

- Ну, ничего, все мы кого-то любим, имея уже своих любимых. Такое, бывает, Хло, когда человек, не может любить двоих и к тому же, они  были женаты. Чего ты? – медленно уводит ее в комнату Бред, обняв за плечо, машет мне головой в сторону двери и успокаивает её нежными поцелуями.

Взяв свою сумку, я снова выбежала за дверь и помчалась куда глаза глядят, Хлоя не найдет меня. Хлоя не причинит мне вреда. Хлоя будет сидеть в тюрьме и мотать свой срок условлено. Хлоя, никогда не будет в моих глазах прежней.

Живот болел так, словно в него вонзили острие ножа и, доковыляв, до дома, я кинула сумку на полку и разулась. Ник был уже одетый и поглядывал на меня из-под непослушной челки.

- Ты постригся? – села от удивления на стул я.

- Да, надоели эти лохмы. Выгляжу с ними, как баба. Вот тебе идет рыжий цвет волос и длинная грива, а мне, нет. Закончился тот век, когда я любил их причесывать и делать прически. Проигрались и хватит. Я должен быть мужиком.

- А мне нравится, - лукаво улыбаюсь я и кусаю палец.

- А ты мне, - приближается ко мне Ник, садится рядом и обнимает за плечо. – Мы посадим эту дуру за решетку и найдем на неё управу, уж имей в виду. Хлоя просто так не выкрутится. И снова ты ввязалась в мою работу, засранка! – улыбается он и целует меня. - Я тебя когда-нибудь пристрелю, если выскачешь опять без меня. Это я должен был разговаривать с Бредом, ну уж никак не ты, Кеседи, - и треплет меня за щечку, целуя в нее. – Моя же ты самостоятельная!

Глава 17

Когда есть парень, который встанет на твою защиту и будет грызть землю зубами, доказывая всем, что ты не такая, а самая обаятельная и общительная девушка на планете, то за такого можно сразу и замуж выходить. Он никогда не позволит осквернить твою честь и сделает белой и пушистой. Люди будут думать, что ты, правда такая милая и приличная, а на самом деле сущий дьявол. Но кто, как ни твой бойфренд, скажет, что это не так и будет грозить пальчиком тем, кто посмел открыть на тебя рот.

Бред пригласил меня в кафешку, чтобы обсудить все детали по поводу Хлои. Откуда он взял мой номер, одному только богу известно.

Сжав чашку с кофе, я подношу ее к губам и думаю, что могла бы обойтись и без этих разбирательств, но кто виноват, что Ник пошел и настучал в полицию.

- Хло, арестовали сегодня ночью и ты делаешь вид, будто бы не в курсе, кто за этим стоит? – нахмурился бойфрэнд.

- О чем ты говоришь? – вздохнула я и оперлась о спинку стула, положив на нее руку. – Я вообще спала в такое время.

- Кеседи, не глупи, кто кроме тебя был еще в курсе? Говори мне, - стучит пальчиком по столу Бред, словно я нашкодивший ребенок, - кто этот парень? Говорят, что его зовут Николас и он майор в отставке. Дружил с моей Хлоей. Ведь, так? Он бывал в офисе, вместе с тобой и вы оба что-то вынюхивали! Говори, - сквозь зубы напирает на меня он.

Поглаживаю чашку и глупо взмахиваю ресницами:

- Да и были! Ну и что? Мой муж умер, а я и не в курсе, что происходило в момент его смерти! Подумаешь, расспросили коллег и знакомых. Что здесь такого? Я, как нормальная жена, желаю знать все! – гордо ответила я и задрала нос. – Чего тебе еще от меня надо? Фотки твоя кукла получила, я закрыла рот на замок, а дальше, что? Никки, не такой уж и дурак, каким себе воображала его твоя подруга. Он сам ее раскусил. Нечего ему, было душу открывать. Он сразу все смекнет, что к чему и разведет на постель. Ты думаешь, Хлоя любила его? Да, боже правый! Он оказался в нужное время и в нужном месте, что на него и похоже, - пробубнила я и подперла голову рукой.

- Ник, спал с моей Хлоей? - приподнялся на кулаках он и хмуро посмотрел на меня.

- А я думала ты в курсе, - положила ногу на ногу я и вздохнула.

- Ты мне зубы не заговаривай, девочка, говори, где он живет!

- Со мной! - с вызовом ответила ему я. – Я приютила его у себя, пока он расследует убийство мужа и скоро ты больше Ника, не увидишь! Он улетает завтра утром и никогда сюда не вернется! То, что Хлоя будет отсиживать свой срок,  это еще ничего не значит! Я приложу все усилия, чтобы ее закрыли в тюрьме надолго! – и встала с места.

Если бы, мой парень, был готов разбить голову об стену, любому, кто меня оскорбит, то это был бы не парень, а настоящий Кинг Конг. Схватив меня за шиворот, Бред прижал к себе и закрыл рот рукой злобно, прошептав:

- Я убью тебя, Кеседи, если ты сейчас же не скажешь, где он!

- Я не буду тебе этого говорить, - оторопело ответила я и поняла, что парень не шутит.

- Тогда, - достает из кармана нож он и я отпрянываю, назвав адрес своего дома.

Ник будет в шоке, если увидит Бреда в моем доме, но чтобы не было подстав, парень позаботился обо мне и запихнул в машину.

…Что было между ними, я так и ничего не поняла, разве что, по царапине на лице Бреда и окровавленной губе. Видать, сильно поцапались.

- Выходи, - кидает мне Бред и кладет руки на руль. – Хлоя ни в чем не виновата. Это я убил Марко. Можешь сама пристрелить меня за это, но Хлоя взяла мою вину на себя. Прости.

- Ты??? Тварь! – накинулась на него я и тут же ударила ногой сидение водителя, нанося удары без передышки потом, я не знаю, что со мной случилось.

Я была настолько в шоке, что выбежала из машины и поплелась в сторону дома, так и не удавив его до конца. Хотелось. Но я так дернулась, что даже не знаю, что на меня нашло. Слов не было, только слезы застилали глаза. Что со мной? Мой муж был убит от руки бойфренда Хлои, а я его не задушила своим же шнурком, что лежал у меня в сумочке, как запасной, а всего лишь вышла? Зато от души долбанула ногой по сидению, словно эти удары помогли бы мне забрать боль. Это все мои вымершие чувства, эмоции или мысли.

Можно сказать, что это все было во имя любви? Бред пошел на такой шаг из-за ревности? О, боже, я ничего не хочу думать! Довольно!

…Ник снова сидел на своем любимом диване и покуривал сигарету, выпуская ровные колечки дыма. Его лицо было все в синяках, но он продолжал улыбаться и сидеть при мне в одних джинсах:

- Ты дала ему адрес? Отвечай! – напирает он.

- Прости, - нервно убираю прядь волос за ухо и сажусь рядом с ним, положив руки на колени.

Ник долго смотрит на меня и не произносит ни слова. Лишь кромешная тишина разлучала нас, давая возможность услышать биение сердец.

- Ты не такая, как все, Кеседи. Я сразу это понял, когда увидел тебя в нашем блоке. Болтливая сплетница, которая выдает чужие тайны налево и направо и радуется жизни, но знаешь, я думал, что со мной ты будешь предельно откровенна и скажешь, зачем столкнула меня с Бредом! Ведь было все хорошо, Хлоя раскололась и готова была принять на себя вину, но зачем ты наболтала ему, что мы спали вместе. Я ведь, тогда пошутил! Мы с Хлоей всего лишь пересеклись в баре и стали закадычными друзьями. Мне было это нужно. Втянуться к ней в доверие, ради тебя, ради, твоего же блага, а ты… Поступила со мной, как настоящая свинья и выставила меня в глазах её парня, любовником. Я долго думал, что тебе сказать и все-таки решил. Нам нельзя быть вместе ни при каких обстоятельствах, как бы ты этого не хотела, - и гладит меня по щеке. – Не тот я человек, который тебе нужен.

Вздыхаю, прижимаю ладонь к своей щеке и прикрываю глаза:

-  Я бы не хотела, чтобы ты уходил.

- Тогда, я покончу с Хлоей, раз и навсегда! – и встает с дивана.

Лишь в испуге, я хватаю его за руку и шепчу:

- Ты же не посадишь его вместе с ней, правда?

- Он принимал во всем этом участие и был в курсе событий. Бред накинулся на меня из-за того, что я посмел переспать с Хлоей и получил под дых, но ты-то, видать не знаешь какая он шишка! Хло призналась мне, что давно хотела убить Марко, но не решалась, поделилась с бойфрендом. Думаю, он и решил ей подсобить и сам задушил твоего хахаля. Об этом, я узнал от неё, но не хотел тебе рассказывать и пытался хранить это втайне, но видимо, не вышло, ты сама полезла на рожон.

- Ты снова скрыл от меня правду??? – вне себя от злости накинулась на него я. – А ты, тогда кто? Не та же свинья, что и я???

- Девочка моя, ты еще слишком молода, чтобы позволять себе нервничать, я только лишь хотел тебе помочь и сам обо всем рассказать, но ты опередила меня и узнала обо всем сама. Прости, но я хотел, чтобы Хлоя сидела за свои грешки, вместе с Бредом, но он так любил ее, что сам решился на убийство. Хлоя не причиняла Марко никакого вреда, это Бред, кинулся на ее защиту, но в случае чего, Хлоя прикрыла его своей спиной, взяв свою вину на себя. Вот такие девочки. Ты просто не понимаешь, какого это любить человека и потихоньку терять от него голову, превращаясь в не что иное, как зависящая девушка. Бред был готов убить его, но Хлоя умоляла не делать этого и сама не зная, ляпнула про фотки, про все, что у них с Марко было. Естественно, тот разозлился и убил за все хорошее. Хлоя не виновата. Бред сам спихнул все на нее, по просьбе девушки в случае чего, - и берет меня за руку, поглаживая: - Мы вытащим ее, детка, вытащим, - и целует в щеку.

Я бы никогда не подумала, что в нашем мире существуют глупые девушки, готовые прикрыть задницу своего парня. Я бы не стала защищать Ника, если бы этот сумасшедший где-то косякнул или что-то украл, сразу бы сдала в полицию и наслаждалась процессом от того, какая мне мразь попалась. Но Хлоя, похоже любила Бреда и не хотела, чтобы кто-то причинял ему боль. Её затея убить Марко? Ее же и вина, только она бы этого не сделала, если бы не парень. Какие же все-таки они жестокие бывают по отношению к людям, что невинны ни в чем. Ревность, портит все. Стоит другому человеку, накинуть на тебя пальто, так сразу кулаки и грязные слова, мол, шлюха, как ты посмела? Я знал, что ты гуляешь! И тому подобное, что можно услышать от ревнивых мужиков.

Ревность и есть повод для расставания.

…Никки был из тех парней, которые не спешат предпринять какие-либо попытки, чтобы сделать все красиво, а, наоборот, надо через задницу, где-нибудь, да косякнуть и состроить невинное лицо, будто бы ни, причем и пожимать плечиками, улыбаясь.

Я бы с радостью ушла из полиции, если бы Ник не стал умничать и рассказывать всем, как Хло прикрыла своей спиной возлюбленного и села за него в тюрьму. Я, как поняла, Бред не собирается раскаиваться в содеянном и очень скоро свалит из города. Ник продолжал напирать и тогда не выдержала я:

- Это уже через край, Никки! Кому нужна эта сопливая история, если девушка во всем призналась? Я думаю, что ей по кайфу там сидеть.

- Кеседи, что такое говоришь? – опешил Ник и посмотрел на меня испуганными глазами. – Мы должны вытащить Хлою!

- Я не понимаю, почему вы именно сейчас настаиваете на выпуске девчонки, - вмешался лейтенант. – Хлоя, прекрасно себя чувствует и во всем сознается, если вы хотите привести сюда сообщника, то, что же, мы не против. Это наоборот подкинет дров о деле убийства Марко, так, говорите, Ник, он воплотил ее желаемое в действительность?

Ник кивнул и победно улыбнулся.

- Тогда я, считаю, что дело до сих пор не раскрыто. Девушку мы выпускать не будем, но если парень опровергнет ваши слова, то вам будет только хуже.

Припугнули. Бред, скажет все, что знает или иначе, я убью обоих. Я не собираюсь просто так отступать и буду бороться за то, чтобы этих тварей честно посадили.  Мне все ровно, виновата Хлоя или нет, но я сделаю так, чтобы парочка отсидела свой положенный срок.

На следующий день, Ник отправился к Бреду, но того не было дома. Я занервничала и стала кусать ногти:

- Ну и где же он? – всплеснула руками я. – Есть, хоть какие-нибудь предположения, чтобы оправдать его Ник? Ответь мне, как мужчина. Где его носит?

- Я считаю, что парень где-то виснет с бабенками, но я уверен, что он еще и отправился работать.

- Слава богу, что в твоей голове, есть место не только для баб, но еще и для честного заработка на них.

- Какая ты остроумная, Кеседи! Прям, там где не надо, - съязвил он. – Я бы сразу начал искать его по клубам, но в вашем городе их так много, что и яблоку негде упасть.

- А я смотрю, ты не зря время теряешь! – скрестила руки на груди я и одарила его нахмуренным взглядом. – Все клубешники испробовал.

- Немного, любимая, немного, - показывает на пальцах щепоточку. – Но я бы предпочел его подождать, а может и проверить обстановку, - выбивает ногой дверь, чем и шокирует меня. Боже мой и этот мужчина, мне когда-то симпатизировал? Какой ужас! Как мы теперь починим эту дверь?

- Ник, что ты наделал??? – вне себя выпалила я.

Ник отряхивается и включает фонарик, заходя в квартиру, я лишь пытаюсь поднять дверь и поставить ее на место. Тяжелая. Мог бы и помочь, вместо того, чтобы рушить все на своем пути. Естественно, сам накосячил, а я разгребай. Убить, его мало.

- Детка, ну, что ты придерживаешь эту дверь? Дуй, лучше сюда, что покажу! – поманил меня рукой Ник и я приставила стул. Хлоя наверняка, любила разуваться, сидя на стуле.

Выйдя к Нику, я поправила платье и посмотрела на бумажки, которые держал в своих накачанных ручищах он:

- Смотри, он состоял на учете у психиатра! – сделал глаза на лоб он. – Это нам с тобой пригодится, - сует себе в карман он и снова изучает территорию. Нервно кусаю губу и поглядываю из-под плеча, вдруг Бред вернется и застанет нас, а я этого не хочу.

Любопытство Ника не знало границ, то конфеты найдет в коробке из-под чая, то еще какую-нибудь бумажку. Мне уже начинало всё это надоедать и я не выдержала:

- Долго еще?

- Погоди, детка, скоро мы управимся.

- Я бы не стала шариться по кухне в поисках сладкого. Тебе не кажется, что это слишком странно с твоей стороны?

- Милая, я всего лишь наткнулся. К тому же, он наверняка, забыл про эти конфеты.

- Тогда выкинь их к чертовой матери и бежим отсюда.

- Погоди, - стал ковыряться в вещах Бреда Ник и присваивать его футболки себе, кидая в мою сумку. – Классный шмот, надо бы померить, а ты не плюйся, я тебе тоже что-нибудь, да найду. Наверняка, у него Хлоя ночевала.

- Я не понимаю, ты полицейский или вор в законе? Мне это начинает, не нравится, Ник,  - обеспокоенно проговорила я. – Я по-человечески тебя прошу, пойдем отсюда, ну же! – хватаю его за руку я и веду к двери.

- О-го-го, - присвистнул Ник, глядя на стул, которым я подперла ручку двери и поцеловал меня в макушку, - кто-то продуманный у нас. Моя девочка, я очень рад, что взял тебя собой на это задание, но ты права, нельзя терять ни минуты, а то может вернуться хозяин, - и снова выломав дверь, псих подхватил меня на руки, вызвал лифт и зашел со мной, отпустив. – Фух, пронесло. Ты сумочку не забыла?

- Не забыла, - процедила сквозь зубы я. – Ты что-нибудь накопал о нем?

- Да, любовь моя. Он конкретный псих и ему уготовано место в психушке, понятно почему от него Хлоя сбежала.

- А еще? – налетела на него я.

- О, да, классные конфеты! Надо домой себе купить, а то я не выдержу и наведаюсь к нему снова.

- Какой же ты придурок, Никки! Это тебе надо в психушку, а не парню!

- Я знаю, - довольно лыбится он, нажимает на знак стоп и задирает мое платье, целуя в шею. – Надо бы повторить, детка, - и чуть ли не снимает с меня платье.

- С ума сошел? – оттолкнула его я и тяжело задышала. – Я бы тебя убила, да только сегодня не мой день, а так бы ты уже лежал трупом на этом месте, - нажимаю на нужный этаж и выхожу из лифта, поправляя волосы.

Этот тип, снова пытался изнасиловать меня в лифте, когда-нибудь я не выдержу и прямо ему скажу, что между нами и правда, все кончено, а то так переживаю за наши отношения, что не хочу ни на секунду отпускать этого безумца.

- Ник, ты же хотел расстаться со мной, - убираю непослушную прядь волос я и смотрю на него.

- Не сегодня, милая, не сегодня, - задумчиво чешет подбородок он, утыкаясь в бумаги. – Я планирую порвать с тобой отношения, когда мы наконец-таки дойдем до истины и засадим парочку за решетку, а сейчас, я тебя никуда не отпущу, - и целует меня в шею, крепко держа за руку. – Не хочу, чтобы мы вообще расставались, но видно такова судьба.

И снова этот взгляд в бумажки, эта непослушная челка, которую он постоянно убирает и заметная грусть на лице. Ник, пожалуйста, только скажи мне, что между нами еще есть искра, только не уходи от ответа, только будь со мной честным.

- Чего ты на меня смотришь? – обратил внимание, на мой взгляд Ник. – Хочешь посмотреть заключение психиатра?

- Нет, - мотаю головой я и целую его в щеку. – Я хочу, чтобы ты никуда не уходил, - поглаживаю его по руке я и утыкаюсь в нее.

- И не уйду, - выдыхает он и кусает губы. – Пока не уйду.

Глава 18

Ведь жить не так уж плохо, когда нет любимого человека, так же? Никто не выносит мозг и не говорит, как тебе вести себя в обществе, чтобы не оказаться тупой, среди умных людей, быть воспитанной и соблюдать правила поведения, а не вот это вот все, глупые улыбки и хриплые и неестественные смешки, как считает Никки.

В полицейском кутке, мы сидели, молча, поклявшись друг другу, не встревать и не вносить свою лепту. Дело очень серьезное, хотя для Ника, это так не кажется. Каждый раз, когда он видел Хлою краем глаза, то ухмылялся и смотрел на меня. Какая же реакция будет у меня и приревную ли.

Девушка подписывала какие-то бумаги и старалась не поглядывать в нашу сторону. Ну, позвольте! Когда такой красавчик, как Никки сидит в кутке и внимательно за тобой наблюдает, с улыбкой на лице, то хочется обязательно посмотреть на него и прикоснуться к красивым пухлым губам, которые при любой возможности захочется поцеловать. Ник, развалился на стуле, словно барин и прикрыл рукой глаза, словно его не волнует убийство мужа и то, что убийца скрывается и пытается сделать ноги, пока его девушка пытается оправдаться и найти хоть какие-то аргументы, чтобы его защитить, но ей никто не верил, отчасти. Никки старался никуда не влезать, одна я наблюдала за тем, что происходит и в силу своих возможностей прикрывала ее. Я знала, что Хлоя не хотела причинить вред моему мужу, но почему это сделал Бред, оставалось только догадываться.

Любовь, всегда двигала людьми, используя их, как марионеток-жертв. 

Ник не стал долго задерживаться с ответом и резко кинул ей перед носом документы из психушки, которые нашел у Бреда. Полиция была в шоке, да и Хлоя не сразу поняла, что происходит. Только тогда, когда открылся документ и девушка, внимательно его прочла, то было видно, что ей не по себе. Эмоции бурили внутри и сердце, почему-то так отчетливо застучало, что приходилось кусать губы. Хлоя поднимает глаза и наши взгляды встречаются. Несчастная, пытается еле сдержать слезы, пока полицейские пишут заключение и выпускают девчушку под залог.

- Мы найдем его, - шепчу я, наклоняясь к ней через стол, но Ник быстро меня одергивает и сажает на место, все еще молча, смотря на нее из-под челки и нервно, постукивая пальцами по руке.

- Ваши вещи, мадам, - передает ей сумку лейтенант и отдает бумагу на подпись.

Благодарный взгляд девушки, глаза полные слез, такой я ее раньше не видела. Если вспомнить, как она дубасила меня в квартире Бреда, то я бы схватила ее за волосы и ударила башкой об стол, но нет, я слишком добрая, чтобы быть жестокой. Взяв все самое необходимое, мы вышли из кутка и отправились в сторону парка.

Все молчат, словно слов уже не осталось, только Хлоя смотрела на Ника в ожидании ответа и думала, что он заговорит с ней, но нет. Ник был холодным, отрешенным от мира и всего лишь смотрел вперед, поправляя непослушную челку. Лишь услыхав, как она признается ему в любви, я впала в бешенство и попыталась взять себя в руки. Мужчина слабо улыбнулся и взял ее за руку, остановился на полпути. Недоуменно смотрю на него и все понимаю без слов. Это прозвучало в кромешной тишине, как: «Кеседи, иди отсюда, я сам с ней разберусь. Тебе здесь делать нечего». Обнимаю себя руками и медленно иду домой, думая, что же между этими двумя могло произойти. Если не дружба, то конечно, же любовь. А, что же еще? Хло признается ему своих чувствах, Ник холоден, не иначе, он не любил ее?

Вернувшись домой, я выложила все свои вещи и стала перебирать на стирку, не прошло и пяти минут, как дверь открылась и на пороге оказался Бред. Наглый тип. Взгляд его карих глаз не предвещал ничего хорошего и, закрыв мне рот вонючей тряпкой, я снова ощутила запах хлороформа и вмиг отключилась.

Куда вез меня этот ненормальный, одному богу было только известно, яд не подействовал и приоткрыв слегка глаза, я посмотрела на Бреда и закрыла их. Так сладко, я еще не спала, как сейчас. Вспомнился Марко, который любил меня больше жизни и унес свою любовь в могилу, Никки, такой самоуверенный и весь из себя и Хлоя, такая несчастная и в то же время одинокая.

Встав с сиденья, я потёрла глаза и посмотрела на Бреда. Мне не хотелось драться, кидаться, душить его за мужа, мне хотелось обнять его со спины и попросить выпустить на волю. Заметив, меня, он остановился и со всей дури врезал мне локтем в лоб так, что я потеряла сознание и откинулась на спинку кресла, соскальзывая вниз.

Марко, ну почему, я не смогла защитить тебя? Убить этого подонка? Почему, я не принимаю реальность за происходящее и все еще не могу понять сон это явь? Почему я не могу, заплакать, когда так хочется? Почему я не могу разобраться с ситуацией и отомстить ему за тебя? Почему? Когда Бред признался мне в твоем убийстве, почему я не пустила в ход кулаки и не отдубасила его от души, а только сидение? Все потому что я разлюбила тебя? если бы я была в том же состоянии, что после твоих похорон, то я бы его точно убила, а теперь, время прошло и боль понемногу стала утихать. Как я могла так поступить с тем, кто был мне так дорог и дарил мне самые шикарные подарки, о которых мечтала каждая девушка. Почему мне так стало на тебя пофиг, когда это было совсем не так?

Наплевав на человека, с которым тебе было когда-то хорошо – это самый наихудший поступок. Ник заморочил мне голову и вовлёк в свой омут любви и разврата, я не понимала, почему так повела себя с ним, предав память Марко, ведь я так хотела быть счастливой, а получилось все наоборот. Марко теперь никогда не простит мне, такое предательство, пусть его даже и нет рядом, но я точно уверена, что пару разочков, муж успел перевернуться в гробу от моего вульгарного поведения или нашел оправдание.

В любом случае, он бы сказал: «Раз меня уже нет в этом мире, то пусть моя жена будет самой счастливой женщиной на планете, будь рядом с ней уже другой мужчина. Ну, пусть он хоть появится, чтобы я был спокоен!». И тут, врывается в мою жизнь Никки. Не в самую лучшую пору и время, переворачивая все вверх дном, так, что я забываю обо всем на свете с его ласками и  поцелуями.

Когда машина останавливается, Бред вытаскивает меня и тащит в неизвестном направлении. В это время, я успела уже прийти в себя и тупо прикинуться спящей, чтобы не навести подозрения. Вонь стояла несусветная, складывалось ощущение, что мое тело несут на помойку, но нет. Мягкий матрас, спасает меня от лишних синяков. Бред неаккуратен с девушками. Тут уж и не пахло тем, что он страстно кинул меня на кровать, наоборот: «швырнул, как ненужную вещь и был таков».

Проснувшись, я поднимаюсь на локтях и понимаю, что парень завез меня слишком далеко, чтобы позвонить родным и сообщить, что я в опасности. Тусклый свет, комната пропахла кошачьим туалетом, тумбочка, покрытая пылью и грязная кровать. Простыни, видать давно не меняли. Окна все в грязи, хотелось просто взять тряпку и вытереть. На дворе стояла ночь и было по-настоящему страшно, а когда зашел Бред, то я просто сжалась в комок и уставилась на него, боясь, нанесения вреда. Сев, напротив меня, парень хмыкнул, почесал коленку и закурил:

- Так это вы копались в моем доме и снесли дверь?

Я продолжала молчать, поглядывая на него, но он был настойчив и требовал ответа. Сглотнула и всего лишь кивнула, прикусив нижнюю губу до крови:

- Ты убил моего мужа и я желала знать правду о тебе. Кто ты такой и, чем занимаешься.

- Вы освободили Хлою? – не обращая внимания на мой ответ, задал следующий вопрос он.

Снова кивок:

- Под залог, - облизываю губы.

Бред приближается ко мне и выдыхает дым в лицо:

- Значит, скоро полиция придет и за мной? А ты сука, Кеседи, - набирает харчок он и направляет мне в лицо, но я вовремя успеваю уклониться и смотрю на него полными слез глазами.

- Марко уже не вернешь, но я очень хочу знать, зачем ты это сделал, если Хлоя была против.

- Хлоя – дура! Перепихнулась с ним и строила из себя невинную девку, - гладит меня по щеке он и слезает с кровати, поворачиваясь к окну. - Та же самая песня и с твоим Ником. Парень сдохнет, если не отлипнет от моей Хлои. А, если убить его, то полиция точно не кинется на мои следы, а затем тебя, потом эту шлюху и все будет хорошо. Меня больше никто не тронет, я сам себя трону, если будет такая возможность еще кого-нибудь убить.

- Ты говоришь страшные вещи, парень! Тебе всего лишь тридцать лет!

- Да? И это не мешает мне сидеть в дурке и быть профессиональным убийцей. Родичи, отнекивались от меня, не принимали за человека, а видели, одно лишь чудовище и посмотри, кем я стал! – разворачивается Бред. – Три года, я сидел на препаратах, терпел в задницу уколы. Три года, никто не верил, что я вменяемый! Три года! Это большой срок, чтобы выжить, не пить лекарство и притворно колоть себе уколы. Три года, чтобы доказать всем, что я выбился в люди. Три года! – хватается за голову он и сползает вниз по стенке.

Мне хотелось успокоить Бреда, но подсознательно знала, что это нельзя. Убийцу жалеть, только во вред, будь он добрым или хорошим, но он убил моего мужа.

- Бред, я все понимаю, но мой муж ни в чем не виноват. Хлоя сама на него повесилась. В том числе и к Нику. Пожалуйста, давай оставим все, как есть и я прощу тебя за все, только прошу, не убивай меня.

- Нет, Кеседи, - встает с пола он и снова приближается ко мне, - я должен закончить начатое.

Хмурюсь:

- Значит, в кафе был ты??? И на кладбище тоже???

- Да, я искал тебя, дурочка, везде искал. И на кладбище каялся Марко, что убил его за Хлою, но ты пойми, я не могу не иначе. Мне нужна только ты, чтобы завершить благое дело, но мне лучше, отыграться на Нике, чем  на тебе.

- Ты не тронешь его, слышишь??? – вцепилась в него я, за что и получила в лицо.

Плевок, хмурый взгляд. Со мной происходило что-то не то, словно бес вселился. Встав с кровати, я резко толкаю его в стенку и собираюсь бежать, но не тут-то было. Парень резко хватает меня за волосы и кидает на пол.

И тут, я теряю сознание...

Весь мир, стал таким туманным, мысли окончательно запутались и, очутившись в больнице, я вижу перед собой Ника и крепко обнимаю его. Погладив меня по спине, он шепчет:

- Бред сдался. Больше он тебя не тронет. Твое состояние заставило его пойти на такой рискованный шаг. Он думал, что убил тебя, но черт возьми, как он ошибся!

- Что со мной произошло? – недоуменно смотрю на него я.

Ник аккуратно кладет меня на кровать и поглаживает по волосам:

- Ты беременна, Кеседи.

- Что? – привстаю на локтях я.

- Вероятно, он от Марко. Не думаю, что от меня, заниматься любовью можно и на ранних сроках беременности, я где-то читал. Возможно, ты пока этого не чувствовала, не было признаков или у тебя цикл в конце месяца намечался, я не знаю таких тонкостей, как ты, это всего лишь мое предположение. Я очень виноват перед тобой, что завладел тобой тогда. Не стоило. Так же, как и тебе волноваться, но я тебя понимаю, ты похоронила мужа и тут уж сразу невозможно прийти в себя.

Мотаю головой и вцепляюсь в его руку:

- Ты не оставишь меня, правда? Никки, скажи, что ты никуда не уйдешь! Никки, я не хочу воспитывать ребенка одна! Ведь, ты так меня любишь. Признайся себе!

Ник пожимает плечами и смотрит на меня с легкой улыбкой на лице, от которой сразу бегут мурашки по коже. Обняв меня, он ничего не говорит, а только поглаживает по спине и шепчет:

- Я боялся, что потеряю тебя. Этого козла надо было, сразу арестовать, когда мы узнали правду, но это был такой шок, для нас двоих, что мы не смогли справиться с заданием.

Утыкаюсь ему в плечо:

- Кажется, что в тот момент, мне было пофигу.

- Не говори глупостей, просто ты не ожидала, что все так произойдет и убийца сам во всем сознается. Не бывает такого.

- Он три года пролежал в дурке.

- Я думаю, что полиции теперь это не понадобится.

- Родители сильно подорвали его психику, когда отправили его туда.

- Теперь это не имеет значения. Главное, что ты жива, - гладит меня по щеке он и целует. – Хлоя, была не очень рада, когда узнала, что мы вместе. Сказала, что вечно ты стоишь на ее пути, когда ей нравится мужчина.

Вздыхаю, убирая непослушную прядь:

- Раз ее, что-то не устраивает, пусть дожидается своего психа из тюрьмы, - и впервые за все свое время искренне улыбаюсь.

Никки улыбается в ответ и крепко меня обнимает, словно с момента нашей встречи прошло тысячу лет.

Если он уйдет, то, что же будет со мной? Воспитывать ребенка вместе с Фией, я просто не смогу. Она выйдет замуж, родит своих, а мои ей будут явно по боку. Еще сильнее прижимаюсь к нему, показывая, всю свою любовь и просьбу не уезжать, но Ник был уперт и всего лишь отстранился, поцеловав меня на прощание в щеку.

Эпилог

За отношения должны бороться двое. Кусая ногти, крепко сжав зубы и перетягивать канат любви на себя и свои заботы. Если удерживать человека в своей жизни, то он сможет задержаться хоть, ненадолго, чтобы сделать тебя счастливой? Я думаю, нет. Человеку не нужны чувства, пока он сам не созреет и не поймет, как это прекрасно.

Ник уехал и в моем сердце поселилась пустота, Фия была, хоть и рада ребенку, но мне было час от часу нелегче.

- Наконец-то у тебя появятся детки от Марко, ведь это единственное, что он успел оставить после себя.

-  Ребенок не от Марко, - подавлено ответила я.

- Как? – оборачивается она. – А от кого же? Нет, не говори, я знаю, знаю! Но, как?

- Мы с Ником, слишком любили друг друга, чтобы противиться страсти, а в больнице, я не успела ему сказать правду. Ведь я находилась в таком шоке, после встречи с преступником, - опустила глаза я. – Прости меня, но мы с мужем не успели.

- Господи, Ник должен вернуться, слышишь? Ты только дождись! Никки парень не глупый, все просчитает, я уверена!

- Глупости! Если человек хотел, то он бы остался! Ни родственники, ни кто-либо еще, не заставят его передумать! И по сути не должны лезть в жизнь двоих, это я уяснила давно. Не надо, Фиона, пусть живет своей жизнью, - нервно поглаживаю локоть я и кусаю губу. – Ему так удобно.

Прошло два месяца, а я все также хожу на могилу к Марко и обо всем рассказываю, неся самые прекрасные розы, которые он так любил мне дарить. Хлоя уехала в Америку, осуществлять свои голубые мечты, а Бред, так и отсиживает свой положенный срок. Фия, как бы ни отнекивалась насчет любви и воссоединения душ, в ее жизни все-таки появился парень, а у меня результаты УЗИ. Двойняшки. Наши с Ником двойняшки…

Он бросил меня! Испугался ответственности! Зачем мне такой нужен? Будь это даже не его ребенок, смог бы он воспитывать его вместе со мной, если бы любил по-настоящему? Нет! Он просто играл свою роль! Ему не нужна эта любовь и к тому же дети, хоть свои, хоть чужие. Не тот он, не тот… А может, я просто не знаю, что у него творилось на душе, когда он узнал, что я беременна? Вдруг догадался, что это может быть его ребенок и свинтил, чтобы подумать? Тогда он полный крейтин  и надо забыть его и поднимать ребенка самой! Я справлюсь и не нужен никакой Никки, который так и не позвонил с момента своего исчезновения. Молча тогда, забрал свои вещи, пока я лежала в больнице и улетел… Попрощался, конечно с Фией, но мне ничего не передал…

А так хотелось! Как и сейчас, услышать его голос и понять, что все в порядке. Но из уст Фионы я узнала лишь только то, что он до сих пор работает в своем тату салоне и тратит деньги. Хотела спросить: «на баб?», но в итоге, Фия прочла мои мысли и ответила:

- Нет, он собирается сделать ремонт в квартире. Клара рассказывает, что он настолько впал в депрессию, что потратил все свои деньги на новую мебель и дорогие краски. Будет рисовать на стенах, чтобы не тратится на обои. Считает, что с помощью рисования, может передать все свои чувства, выплеснув их на старые обои. Но Клара не сердится, а все прекрасно понимает, Ник также страдает, как и ты, - поглаживает меня по плечам Фиона, чувствуя, что еще немного я и точно сорвусь. – А мог бы и позвонить и узнать, как ты, но я ничего не сказала Кларе. Ник, действительно сам должен решить, что делать со своей жизнью, а с другой стороны... Стал бы он делать перестановку в квартире и рисовать мультяшных персонажей, если твёрдо уверен, что станет для девочек хорошим отцом?

- Что??? – не поверила своим ушам я.

- Жди Ника и он обязательно придет, - улыбается Фия и облегченно вздыхает.

День близился к концу и, набрав номер Никки, я услышала лишь короткие гудки, положила трубку и вытерла поступающие слезы. Нервничать нельзя, Кеседи, нервничать нельзя. И почему же я так за него ухватилась? Почему же не нашла себе другого? Марко наверняка бы был бы искренне рад за меня, что в моей жизни появился мужчина, от которого у меня ребенок.  Не думаю, что Ник готов быть отцом, не его эта участь. Не его.

Фия уже не ночевала дома, а бегала на гулянки с бойфрэндом, то оставалась у него на ночь, то приходила слишком поздно, когда время было ложиться спать, то вовсе звонила и предупреждала, что сегодня не придет. Было настолько больно и паршиво, что у кого-то есть любимый человек, а у меня нет. Кольцо на пальце, это все, что осталось от Марко и, положив его на тумбочку, я ощутила себя абсолютно свободной и не обремененной узами брака. Мне теперь не с кем общаться, делить свои тайны. Все, кто мне был так сильно нужен – ушел.

Положив руку на живот, я отодвинула штору и не поверила своим глазам. Никки стоял напротив моего окна, в длинном пальтишке и, конечно же, со своими подворотами в тридцатиградусный мороз, думая: «зайти или не зайти, прибьет за все хорошее или не прибьет», но предпочел замереть на месте. Убила бы, если бы он был моим мужем, поправила бы штаны и дала по голове. Обморозит ноги, а мне, что потом делать?

Увидев его, я просто не могла поверить своим глазам, схватила пальто и спустилась. Ужасная метель, не давала мне спокойно пробраться к нему и только обняв, я поняла, что окончательно дошла до своей цели и заполучила его. Ник зарывается носом в мои волосы и выдыхает:

- Пошли, а то замерзнешь, - ведет меня к подъезду. – В твоем положении, это неодобрительно.

- Никки, - продолжала тереться об него щекой я.

- Знаю, знаю, ты рада меня видеть, - осторожно придерживает меня за талию он и идет по лестнице, открывая дверь.

Захожу в квартиру и тяну его за собой, аккуратно, прижимаю к себе и вдыхаю аромат его духов, целуя в шею.

- Ненасытная, - смеется он. - Лучше рассказывай, как у тебя дела. Когда рожать будешь и кто у тебя?

Кусаю палец и застенчиво улыбаюсь, как маленькая девочка:

-В марте. Двойня будет.

- Какое счастье! – в голосе Ника слышался сарказм, что слегка и обидело меня, но он продолжил: - Что я вовремя появился и надумал на тебе жениться. Кеседи, ты же выйдешь за меня, правда? – обнимает меня он, поглаживая по животу. – Я обустрою квартиру, увезу тебя к себе, твой дом, отдадим Фионе с бойфрэндом, заживем счастливо…и ещё, я все-таки должен у тебя спросить, хотя сам делал предположения, но всё же… Может, это все-таки мои девочки? Прости, я не должен был задавать тебе этот вопрос, ведь тогда у тебя был Марко и…

- Я была уверенна в этом и поняла, что девочки точно от тебя, - перебила я его. - Мы с Марко планировали детей, только после корпоратива он обещал воплотить это в реальность, но не успел, - грустно вздохнула я, возвращаясь в прошлое, - его убили.

- Девочка моя, - обеспокоенно шепчет Никки и обнимает меня за плечо, - не надо думать об этом, всё хорошо. Теперь у нас будет счастливая семья. Прости, что не объявился раньше. Испугался, каюсь. Но, когда я пришел к выводу, что девочки от меня, то сразу метнулся к тебе. И даже если бы от Марко, я все ровно бы забрал тебя к себе. Ты не должна оставаться одна, вместе с детьми. У них должен быть отец.

Улыбаюсь, прижимаясь к нему:

- Ты меня все-таки любишь?

Гладит меня по волосам и целует в щеку:

- Давно. Еще с того дня, как ты появилась в нашем блоке с бутылкой колы и жвачкой во рту. Тогда, я не смог оторвать от тебя глаз и подсознательно знал, что ты еще придешь ко мне и станешь загонять всякую фигню, так и получилось. А, когда, я стал твоим первым, то захотел заполучить тебя любой ценой, но Марко, ох, уж этот Марко, добился своего, но ничего, - прижимает меня к себе он и поглаживает мой подбородок большим пальцем, - у меня это получилось не скоро.

Смеюсь и прижимаюсь к нему теснее. Рядом с ним, мне было так хорошо, что захотелось банального человеческого тепла, которое будет длиться вечно.

Выйдя замуж за Николаса и, перебравшись в новую квартиру, я поняла только одно, как он потихоньку готовился к отцовству. Комната, про которую мне рассказывала Фия, была разрисована картинками из Диснеевских мультфильмов, а зал, был полностью украшен гирляндами и разбросан детскими игрушками.

- Теперь это все твое, - шепчет он и выпускает меня из своих объятий.

Сев на пол, я взяла в руки игрушку и прижала к своей груди. В доме витало запахом мандаринов и новогодней ёлки. Отмечать с ним Рождество, было бы для меня мечтой, но нет, все оказалось, гораздо круче. Любые праздники мы будем справлять вместе, а потом уже вчетвером. Ник, садится рядом со мной, поглаживая по плечу:

- Правда, детскую, я не закончил, но думаю, что скоро добью свою комнату до конца, ну, а пока будем спать с девочками в кругу далматинцев и котов-аристократов. Я уверен, что, когда наши девочки подрастут, то страсть, как будут любить животных. Ты, так не считаешь, детка? – проводит пальцем по моей щеке он.

Киваю и нежно целую его в щеку, в знак того, как он мне дорог и все-таки оказался в нужное время и в нужном месте.

-Ты так и будешь забивать татуировки и получать за это деньги? – шепчу я.

Ник кивает и прижимает меня к себе, целуя:

- Или иначе, я не смогу без этого жить.

Его нос трется об мою щеку и я чувствую всю любовь, которую так давно хотела. За большой промежуток времени, Ник так сильно изменился, что было не узнать, подобрел, полюбил и стал ценить каждый прожитый день. Обняв меня со спины, он шепчет:

- Я хранил верность только тебе, веришь? Никакие бабы мне были не нужны. Это были всего лишь отговорки, чтобы тебя позлить.

Смеюсь, ничего ему не отвечаю и облокачиваюсь, согнув ногу. Мягкий ковёр, приятная атмосфера и шум города, это все о чем, я когда-либо мечтала. Конечно, Марко старался выбирать квартиру по своему вкусу, но то, что у Никки намного лучше и я подумать не могла. Марко старался выбрать спокойный район, чтобы ничего не мешало, чтобы тишь, да гладь, да и мне нравилось, но я так скучала по городской суете.

- Думаю, девочки будут на меня похожи, но больше хочется, чтобы на тебя. Такие рыжие и красивые, - нарушил молчание он и посмотрел на меня своими красивыми глазками.

Улыбаюсь ему и прижимаюсь, выдавая самую «страшную» тайну:

- Вообще-то, я не рыжая, это цвет приелся и не смывается. Я – русая, - и смеюсь.

Ник смеется следом и щекочет меня за бока, еще сильнее прижимая к себе и, целует в шею. Таких моментов, мне не хватало, когда рядом любимый человек и жизнь превращается в сказку.

- Ты только моя девочка, Кеседи и ничья больше, - шепчет Ник и поглаживает меня по волосам.

Забуду ли я Марко? Нет, конечно. Ведь до Ника, было все хорошо и все прекрасно, но когда муж покинул этот мир, появилась пустота и казалось, что я больше никогда не стану счастливой, буду вдовой и никого к себе не подпущу. И тут, снова встречается Никки и моя жизнь обретает смысл в том, что рядом со мной находился самый занудный, привлекательный на своей волне мужчина.

Придурок, но зато любимый...


 




 






 


Рецензии
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.