Загадочная смерть Курта Кобэйна. 11-20

начало: http://www.proza.ru/2017/08/05/1883



Глава 11


Четверг, 7 апреля
«Со всеми моими деньгами, со всей моей любовью не так хорошо, как с наркотиками»
                - Кортни Лав



Вздремнув несколько часов в гостинице у Пайк-Плейс-маркет, я проснулся под тёмно-серым небом, когда ливни со вчерашнего вечера убавились до устойчивого мелкого дождя. Я был далеко от Южной Калифорнии. Что ещё более важно, был Пятый День расследования, а мы по-прежнему не нашли Курта Кобэйна. Я полагал, что, если мы не найдём его вскоре, мы никогда, возможно, не найдём его живым. Оказывалось давление, по крайней мере, в моих собственных мыслях.
    Я вернулся в свою арендованную машину и заехал за Диланом в его квартиру.
    - Вы что-нибудь слышали? - спросил я его, когда он занял пассажирское место.
    - Нет, ничего. Но я говорил с Марком Лэйнганом. Он - один из наших лучших друзей, и он согласился прийти и помочь нам.
    Отлично, я подумал, что мы могли бы воспользоваться всей возможной помощью. Мы проехали несколько кварталов, пока не приехали к квартире Лэйнгана, и Дилан подошёл к входной двери, чтобы забрать его. Как только Марк сел в машину, я спросил его:
    - У вас есть какая-нибудь идея, где мог бы быть Курт?
    - Нет, чувак. Он не давал мне о себе знать.
    У Марка были длинные каштановые волосы, которые частично прикрывали его глаза, и на нём был просторный чёрный кожаный пиджак, нечто вроде 30-летнего «парня в тренче». Сейчас он больше всего известен тем, что он - ведущий вокалист «Screaming Trees», но тогда Марк был не очень хорошо известен за пределами Северо-Запада.
    - Хорошо, Марк. Давайте я скажу прямо: думаете ли вы, что Курт хочет покончить с собой?
    Лэйнган посмотрел на меня так, как будто я был с другой планеты.
    - Неа, в смысле, парень сильно занят, но он определённо не хочет покончить с собой.
     - Хорошо, у меня есть идея. Вы, ребята, постоянные клиенты Кейтлин, верно?
     И Дилан, и Марк кивнули.
    - Сколько стоит достать героин?
    Их глаза широко открылись, как у двоих малышей, которым только что предложили пломбир с сиропом.
    - Я хочу, чтобы вы оба пошли в квартиру Кейтлин, чтобы купить героин. Как только вы туда зайдёте, вы можете оглядеться. Посмотрите, если сможете, там ли Курт. Если его там нет, спросите Кейтлин, не видела ли она его. Просто узнайте, что сможете.
     - Хорошо, - сказал Дилан. - Мне нужно долларов 200.
    Естественно, я понятия не имел, сколько стоит героин, и я дал ему деньги. Только намного позже я понял, что дал Дилану намного больше, чем ему было нужно. Я также дал Дилану свой диктофон, чтобы он смог записать свой разговор с Кейтлин Мур.
    Примерно через 30 минут Дилан и Марк вышли из квартиры Кейтлин, всё ещё в тумане от героина, и вернулись в машину. Пока они отходили от кайфа на заднем сиденье, я поставил кассету и послушал их встречу. Я слышал, как Дилан, Марк и Кейтлин делают себе инъекции, слышал, как хрустят резинки, и звук «aххххх», который они произнесли, когда испытали то, что наркоманы называют «кайфом». Но когда Дилан в лоб спросил Кейтлин: «Ты видела Курта?», она ответила: «Нет, он не давал о себе знать.
    После этого я решил высадить Марка Лэйнгана у его квартиры.
    Может показаться неэтичным снарядить разведывательную миссию, отсылая двух наркоманов достать героин. Но вы должны понимать: я работал над делом о пропаже человека, и время было крайне важно. Мы должны были получить ответы о местонахождении Курта быстро, а мне сказали, что Кейтлин Мур точно знает, где Курт.
    Потом мы с Диланом решили проверить некоторые из гостиниц, которые Курт часто посещает.
    - Кортни сказала мне, что Курт останавливается только в лучших гостиницах, - сказал я ему.
    Дилан засмеялся.
    - Нет, это не так. Он обычно останавливается в каких-то забегаловках.
    Потом мы поехали по сиэтльскому бульвару Аврора, захудалому участку дешёвых мотелей, таких, как «Marco Polo», который был любимым у Курта. Дилан сказал, что они с Куртом иногда регистрировались в «Marco Polo» и принимали героин в течение нескольких дней кряду, смотрели телевизор и ели еду на вынос.
    Однако в «Marco Polo» нам не повезло, и мы поехали дальше по некоторым другим тусовкам Курта. В какой-то момент я подумал, что у нас произошёл прорыв, когда мы нашли машину Курта, «Додж Дарт» 1965 года, припаркованную перед домом Криста Новоселича. На заднем стекле машины была табличка «Продаётся».
    - Почему его машина здесь? - спросил я Дилана.
    - Вообще-то, Крист отвозил Курта в аэропорт в первый раз, когда его пытались заставить пойти на реабилитацию. Это был неприятный случай. Они серьёзно поцапались. Машина, наверное, была здесь с тех пор. Я думаю, что Курт не возвращался, чтобы её забрать.
    Я сделал фото Дилана, стоящего рядом с машиной, просто чтобы засвидетельствовать то, что мы её нашли.
    В ходе нашей следующей остановки нам надо было проверить две лачуги, которыми владели Курт и Кортни в маленьком городе Карнэйшне, примерно в часе езды от Сиэтла. Но пока мы ехали, небо потемнело, и дождь усилился. Дилан не думал, что он сможет найти особняк в таких условиях, поэтому мы развернулись и вернулись в Сиэтл.
    Во время остановки для дозаправки Дилан отправился к телефону-автомату, чтобы позвонить. Через несколько минут он второпях вернулся к машине.
    - У Кортни неприятности. Её арестовали, и она в больнице.
     - В больнице? В какой больнице?
     - Я не знаю. Мне нужно сделать ещё несколько звонков.
    Дилан вернулся к телефону-автомату, потом возвратился через несколько минут.
    - Я говорил с Кортни. Она в порядке. Она говорит, что всё это было большим недоразумением.
    - Ну, это хорошо.
    - Кортни хочет, чтобы мы вернулись в дом. Она хочет, чтобы мы проверили шкаф в спальне хозяев в потайном отсеке. Она говорит, что именно там Курт хранит дробовик.
     Пока я заводил машину, я задавался вопросом: почему Кортни не попросила нас раньше проверить шкаф? Почему она просто не попросила Кэли проверить шкаф? В этом не было никакого смысла. Но, опять-таки, она была клиентом, а моя работа состоит в том, чтобы делать то, о чём просит клиент. 
    Примерно в 21:45 в четверг мы приехали в дом на Лэйк-Вашингтон и начали искать и Курта, и его дробовик второй раз за день. Дилан снова пролез через окно кухни и открыл мне заднюю дверь. Но как раз когда мы собирались подниматься по главной лестнице, мы нашли записку на двух страницах, лежащую на третьей ступеньке снизу - записка, которой там не было, когда мы ранее входили в дом приблизительно в 2:15 в тот день.
    Записка была написана Кэли Дьюиттом и адресована Курту Кобэйну. В ней было написано:
    Курт-
    Я не могу поверить, что тебе удалось находиться в этом доме так, что я не заметил. Ты чёртов придурок, потому что не звонишь Кортни и как минимум не даёшь ей знать, что стобой [так] всё в порядке. Ей очень больно, Курт, и этим утром у неё был очередной «несчастный случай», и теперь она снова в больнице. Она твоя жена, и она любит тебя, и у вас есть общий ребёнок. Соберись, чтобы по крайней мере сказать ей, что стобой [так] всё в порядке.     Или Она Умрёт. Это нечестно, чувак.
    Сделай Что-Нибудь сейчас же.
    Эта записка казалась явно фальшивой по многим причинам, самой очевидной было та, что Кэли, конечно, заметил, что Курт был в доме, потому что они на самом деле говорили друг с другом в субботу. Однако записка может также указывать на то, что Кэли знал, что Курт вернулся в дом после их встречи в субботу. Но если это было правдой, то Кэли должен был сообщить Кортни, которая должна была потом передать эту информацию мне.
    Я сразу же заподозрил, что записка была специально положена туда, чтобы я её нашёл. В конце концов, Кортни позвонила Кэли и сказала ему, что я еду. По крайней мере, записка доказывает, что Кэли, должно быть, был в доме между несколькими часами наших первых поисков рано утром в четверг и этих вторых поисков в четверг вечером. Но учитывая то, что записка была адресована Курту, а не мне, я положил её обратно на ступеньку, где я её нашёл.
    Потом мы обыскали шкаф и нашли потайной отсек, но дробовика внутри не было. Потом мы ещё раз тщательно проверили дом, но в отличие от Кэли, мы не смогли найти никаких доказательств того, что Курт вернулся; и мы решили уйти и отправиться спать.


















                Глава 12

Пятница, 8 апреля

Апрель - самый жестокий месяц
                - Т. С. Элиот


Рано утром в пятницу, 8 апреля, Гэри Смит из «Veca Electric» приехал на бульвар Лэйк-Вашингтон, 171, чтобы установить сигнализацию в оранжерее над гаражом. Там через большие стеклянные балконные французские двери Смит первым заметил мёртвое тело Курта Кобэйна, дробовик, лежащий поперёк его груди. Тогда Смит позвонил в центральный офис «Veca», чтобы рассказать им, что он обнаружил. Потом кто-то из «Veca» сделал два звонка, один в полицию Сиэтла, а другой - на сиэтлскую радиостанцию «96.5 KXRX FM».   
    В то утром я заехал за Диланом Карлсоном, и мы направились обратно в поместье Курта и Кортни в Карнэйшне. По дороге мы остановились, чтобы выпить кофе, и Дилан сделал звонок из таксофона. Вернувшись в машину, он сказал мне:
    - Мой друг сказал, что в новостях передали, что в доме Курта и Кортни было найдено тело.
    - Что? Мы обыскали весь дом дважды? Где могло быть тело?
    Мы включили радио и услышали, что ди-джей Марти Реймер из «KXRX» сообщил своим слушателям, что Курт Кобэйн покончил с собой в оранжерее над гаражом. Дилан смотрел прямо перед собой и ничего не говорил.
    - Дилан, что за оранжерея? Почему мы не проверили там?
    - Это просто ужасная грязная комнатка. Я думаю, что там хранили какое-то барахло или что-то в этом роде.
    Когда я развернул машину и помчался обратно к дому Курта и Кортни, Дилан просто сидел с тем же самым пустым взглядом. Его друг только что умер, и мы, возможно, могли бы спасти его, или в это я тогда верил. Но Дилан не выразил ни гнева, ни горя или сожаления. Однако теперь, вспоминая это, я думаю, что Дилан был героиновым наркоманом, и он, вероятно, реагировал на новость как наркоман, а не как друг. Умер его главный источник финансирования его пристрастия к героину, и он просто сидел на пассажирском сиденье, думая: «Что я теперь буду делать?»
    Когда мы приехали к дому Курта и Кортни около 12:00, мы припарковались по диагонали через дорогу бульваре Лэйк-Вашингтон. Парк Виретта, который находился рядом с домом, уже наполнялся репортёрами местных и национальных сетей; я даже видел там нескольких представителей японской прессы.
    Подъездная дорога была огорожена жёлтой сигнальной лентой, и мы с Диланом вошли в парк Виретта. Увидев дом при дневном свете и без проливного дождя, я был удивлён, насколько он был незащищённым. У подъездной дороги не было ворот, а вокруг поместья не было забора; только несколько кустарников, отделяющих дом от общественного парка рядом с ним. Я не мог поверить, что знаменитость может купить поместье, которое настолько открыто. Не удивительно, что Курт боялся воров.
    Мы пробрались сквозь кусты парка и столкнулись с полицейским, одетым в форму, в оранжевом дождевике, стоящим перед гаражом.
    - Здравствуйте, меня зовут Том Грант. Я - частный детектив, которого наняла Кортни Лав, чтобы найти Курта Кобэйна. Скажите главному детективу, что мы, вообще-то, вчера вечером были в поместье, разыскивая Курта Кобэйна.
    Офицер направился к другому офицеру и передал ему сообщение. Приблизительно десять минут спустя второй офицер вернулся и сказал:
    - Позвоните в участок в 15:00 и спросите сержанта Кэмерона.
    Я был изумлён. Это было не то, что я ожидал услышать. Всякий раз, когда на месте преступления находят труп, следователь всегда хочет поговорить со всеми, кто был на месте преступления, пока там лежало тело. Сержант Кэмерон должен был бы ответить: «Не отпускайте того парня, пока мы его не допросим. А если он попытается уйти, наденьте на него наручники». Но последнее, что следователь должен сказать свидетелю: «Конечно, позвоните мне позже».
    Что ещё более странно, «Додж Дарт» Курта, который мы обнаружили припаркованным в нескольких милях перед домом Криста Новоселича вчера днём, был загадочно возвращён и теперь стоял на подъездной дороге. Машины там не было, когда мы с Диланом уходили из дома вчера приблизительно в 23:00, но у кого-то, должно быть, были ключи от машины Курта и он отвез её к дому, скорее всего, до приезда туда электрика в 8:00. Я так и не смог определить, кто вернул на место машину Курта.
    Когда я возвращался обратно через парк Виретта, ко мне подошли несколько репортёров. «Вы знаете Курта Кобэйна? Что вы говорили полиции? Что они говорили вам?» Я только взмахнул руками и ответил: «Без комментариев».
    Затем я отвёз Дилана домой, и пока мы ехали, он просто сидел с тем же пустым взглядом. «Я узнаю, что смогу», - сказал я ему, когда подъехал к его дому. Дилан ничего не сказал, вышел из машины и ушёл.
    Потом я вернулся в свою гостиницу и начал звонить всем друзьям и партнёрам Курта Кобэйна, с кем мог связаться. К моему изумлению,  каждый, с кем я говорил, упорно настаивал, что Курт Кобэйн не хотел покончить с собой. Все они были в полном шоке. И все же Кортни сказала мне, что «все» знали, что Курт хочет покончить с собой, очевидно, все, кроме его самых близких друзей.
    Однако ещё более шокирующим является то, что Полицейское Управление Сиэтла лично не опрашивало ни одного из друзей и соседей Курта, чтобы выяснить, что они видели или слышали, когда пропал Курт. Это потому, что в Сиэтле всё делают немного по-другому.

Глава 13
Пятница, 8 апреля

Оценивая, умер ли покойный в результате несчастного случая или самоубийства, или если смерть была причинена другим человеком, вообще-то, лучше всего подозревать худшее - убийство... Как известно, убийцы преднамеренно делают так, чтобы смерть казалась несчастным случаем или самоубийством. Следователь должен знать об этой возможности.
- Барри Джей Фишер, «Методы Расследования При Осмотре Места Преступления»


Это элементарный курс Расследования При Осмотре Места Преступления: каждый раз, когда полицию вызывают на место преступления, где есть труп, полиция должна расследовать смерть как возможное убийство, пока не смогут определить иное. Сообщение о трупе может означать многое: это может быть результат естественной смерти, несчастного случая со смертельным исходом, самоубийства или убийства - или это может быть убийство, замаскированное под несчастный случай со смертельным исходом или самоубийство. Именно поэтому детективы по расследованию убийств обычно реагируют на любое сообщение о смерти без свидетелей, такая была политика, когда я служил в Управлении Шерифа Округа Лос-Анджелес.
    Однако оказалось, что в Сиэтле всё по-другому. В Сиэтле официальная политика состоит в том, чтобы позволять патрульным подразделениям определять, является ли смерть без свидетелей результатом преступления или нет. Это было официальной политикой в 1994 году, и - хотите верьте, хотите нет - это остаётся официальной политикой по сей день.
    Расследование убийства - нелёгкая задача. Патрульные офицеры, некоторые из которых, возможно, только что окончили академию, не обучены определять, является ли смерть самоубийством, несчастным случаем со смертельным исходом, или убийством. Это должно быть исключительной компетенцией квалифицированного детектива по убийствам.   
    Также важно понимать, что, когда полицейские квалифицируют преступление как убийство, то им нужно проделать огромное количество дополнительной работы. Они должны выявить и опросить свидетелей преступления, а также друзей, родственников и знакомых жертвы. Они также должны проанализировать улики с места преступления, составить список подозреваемых и возбудить дело. Другими словами, полиция должна доказать убийство. Однако полиция никогда на самом деле не должна доказывать самоубийство - ни суду, ни окружному прокурору, ни даже семье жертвы. Если полиция определит, что это самоубийство, то они могут просто написать «самоубийство» в качестве причины смерти, закрыть дело и идти дальше.
    В 15:00 я позвонил в Отдел по убийствам Сиэтла по своему мобильному телефону и попросил позвать сержанта Кэмерона, но мне сказали, что его нет. Вместо этого я поговорил с детективом Стивом Кёркландом.
    - Детектив, - сказал я, - думаю, что в этом деле есть много несоответствий, которые вас, ребята, вероятно, заинтересуют.
    - Это очевидный случай самоубийства, как мы считаем, - ответил Кёркланд.
    - Почему вы так уверены, что это самоубийство?
    - Ну, у нас с моим партнёром более чем тридцатилетний опыт в расследовании убийств, - самодовольно ответил Кёркланд. - Я думаю, что мы понимаем, что это самоубийство, когда мы его видим.
    Хотя тело было обнаружено всего несколько часов назад, детектив Кёркланд был явно глух ко всему, что я должен был сказать. Это дело уже было закрытым, и ничего из того, что я мог сказать, не убедило бы их в том, чтобы оставить его открытым. Кёркланд постоянно говорил мне, что Курт «забаррикадировался» в оранжерее. Он сказал, что дверь была заперта изнутри, и пожарной команде пришлось разбить оконное стекло, чтобы войти, имея в виду, что Курт, должно быть, был один в оранжерее, когда умер.
    Я предполагал, что они должны знать то, о чем говорят, но мне было любопытно, как выглядит эта дверь оранжереи. Тем не менее, я оставил сообщение для сержанта Кэмерона, хотя и знал, что он так мне и не перезвонит - и он так этого и не сделал.
    Не поймите меня превратно. Несмотря на все настораживающие моменты и подозрительные обстоятельства, я всё ещё полагал в тот момент, что Курт Кобэйн, возможно, покончил с собой. Но я, конечно, не думал, что полиция Сиэтла должна квалифицировать дело как самоубийство в тот же день, когда было обнаружено тело.   
    Потом я позвонил в свой офис. «Это во всех новостях, - сказал Бен. - Но, Том, вот что странно. Кто-то пытался воспользоваться кредитной картой Курта дважды этим утром.
    Что? В новостях сообщили, что Курт был мёртв как минимум сутки. Это означает, что кто-то другой получил его кредитную карту и всё ещё пытался ею воспользоваться.
    После этого мне пришлось сделать звонок, которого я боялся больше всего. Мне пришлось позвонить Кортни. И хотя я был знаком с ней меньше недели, я знал, какой у неё взрывной характер. Я помнил, как она поносила Эрика Эрландсона за простое предложение проведать свою дочь. Я мог только представить себе, что она мне скажет теперь, когда я не смог найти Курта до того, как он умер. Я не помню, где была Кортни, когда я ей позвонил, но Бен дал мне её актуальный контактный номер. И я глубоко вздохнул и набрал его.
    - Кортни, мне очень жаль.
    - Том, что случилось? - невозмутимо сказала Кортни.
    - Я не знаю. Но я собираюсь выяснить.
    - Хорошо, Том. Я скоро с вами поговорю.
    К моему удивлению, Кортни вообще не показалась расстроенной. Однако я имел в виду то, что я сказал. Я был настроен узнать точно, что случилось с Куртом Кобэйном.
    Я прилетел обратно в Лос-Анджелес на следующий день, но прежде чем поехать в аэропорт, я встретил за завтраком в закусочной возле рынка Пайк-Плэйс Эрни Барта, чтобы получить у него информацию, но главным образом с целью успокоить его.
     - Какого чёрта, Том! Почему мы не следили за домом! - закричал он на меня.
    - Успокойся, Эрни. Ты всё делал правильно.
    - Мы могли бы найти этого парня, если бы мы следили за домом.
    - Эрни, мы с тобой больше не полицейские. Мы должны делать то, что хочет клиент, а клиент не хотел, чтобы мы следили за домом. Это так просто.
    Потом я рассказал о своих разочарованиях из-за общения и с Кортни Лав, и с полицией Сиэтла.
    - Эрни, есть много вещей, которые здесь просто не складываются. Ты знаешь, как в этом городе работают правоохранительные органы. Почему они так спешат закрыть это дело?
    Тогда Эрни подался вперед и посмотрел мне прямо в глаза.
    - Тебе-то что, Том? Все они - просто кучка наркоманов.
























Разум и Чувства Кортни Лав












































Глава 14
Социопатка

«Я встречалась с Кортни один раз за последние 18 лет, и провела с ней час в очень навороченной гостинице, где она остановилась. Я послала ей детские книги для Фрэнсис, её дочери, от которой она теперь полностью отдалилась. Она абсолютно сумасшедшая. Однажды она позвонила мне несколько лет назад, чтобы сказать мне, что снимает кино в Бруклине, и попросила приехать на следующий день. Я сказала - конечно, а потом она не появилась. Она позвонила несколько месяцев спустя. Я спросила: «Как же так, почему ты мне не позвонила?» Она бросила трубку. Она сумасшедшая и, используя современный термин, психопатка».
- Пола Фокс, бабушка Кортни Лав



Пола Фокс - как многие считают, величайшая из ныне живущих писателей Америки - виделась с Кортни Лав всего час (она назвала это «часом в кармане дьявола»), и всё же в течение этого часа, кажется, она составила довольно хорошее представление о своей внучке. По нашему мнению, однако, точнее описывать Кортни Лав как социопатку, чем психопатку.
    Существуют споры по поводу того, что отличает социопата от психопата, но многие криминологи используют эти термины попеременно. Однако одним из важнейших различий между социопатами и психопатами является то, что психопаты неизменно совершают свои преступления сами, тогда как социопаты предпочитают манипулировать другими, чтобы те совершали преступления от их имени. Как мы увидим в ходе этой истории, Кортни превосходно манипулирует другими людьми, чтобы те делали всё, что она хочет.
    Важно понимать, что у социопатов, как и у психопатов, отсутствует человеческая совесть. Их поведение не ограничено ни одной из структур, которые совесть налагает на всех остальных. Они не испытывают чувства вины или раскаяния по поводу любого своего действия, и они совершенно не беспокоятся о друзьях, родственниках, супругах, или даже о своих собственных детях.
    Социопаты страдают от того, что психиатр доктор Саймон Барон-Коэн называет «нулевым сочувствием»; это означает, что они не испытывают никакого сочувствия к другим людям. Кстати, врачи-исследователи определили, что на самом деле в мозгу существует кругооборот сочувствия, который можно измерить посредством магнитно-резонансной томографии. У людей, которые демонстрируют сильное сочувствие к другим, эта часть мозга очень активна. У людей, которые демонстрируют нулевое сочувствие к другим, эта часть мозга просто бездействует. Как будто их кругооборот сочувствия был выключен при рождении.   
    Теперь любой, кто хорошо знает Кортни, скажет вам, что она никогда не чувствует вины, стыда или раскаяния по поводу вреда, которое она причиняет другим людям. У тех, кто говорит иначе, вероятно, есть очень серьёзное основание, чтобы бояться её. И поверьте мне, что многие люди, как мужчины, так и женщины, по-настоящему боятся Кортни. «Бойтесь, очень бойтесь», - однажды предупредила Кортни в интервью «Rolling Stone».
    Разница между Кортни и многими другими социопатами состоит в том, что она очень умна. У Кортни есть замечательная способность спланировать выход из щекотливой ситуации и снова вернуться в центр внимания - и это всегда было целью для Кортни: оказаться в центре внимания и удержать его, любой ценой, даже если это означает сделать из себя публичное посмешище.
    В то же время, как и большинство социопатов, Кортни очень хорошо подделывает нравственную жизнь нормальных людей. Она может расплакаться в нужный момент, как она прекрасно сделала, когда Барбара Уолтерс брала у неё интервью по телевидению в 1995 году. Но не обманывайтесь. Всё это - представление.   
    В типичной социопатической манере тактика Кортни - врать практически в каждом аспекте жизни. Ложь вполне допустима для Кортни, потому что социопаты не чувствуют ни вины, ни стыда. Действительно, адвокат самой Кортни, Розмэри Кэрролл, удивлялась её способности манипулировать и СМИ, и Полицейским Управлением Сиэтла весной 1994 года. «Знаете, что удивительно? - сказала мне Розмэри в отчаянии. - То, что она умеет это делать. Понимаете?»
    Да, я действительно знаю. Кортни лично хвасталась мне, как она манипулировала отдельными репортёрами и платила людям, чтобы вбросить выдуманные истории, которые соответствовали её намерениям. «Если я буду врать, то люди мне поверят», - сказала она всего за несколько дней до того, как было обнаружено тело Курта Кобэйна.
    И в те дни люди, конечно, верили ей. После смерти Курта Кортни изображала себя скорбящей вдовой, которая тщетно пыталась спасти своего знаменитого мужа прежде, чем он (предположительно) покончил с собой.
    Единственная проблема с этой версией истории состоит в том, что это - полнейший бред. Кортни никогда не пыталась спасти жизнь своего мужа - ни в Риме, ни в Лос-Анджелесе и, конечно, ни в Сиэтле.
    Однако для того, чтобы действительно понять эту весьма публичную социопатку, мы должны понять, что Кортни всегда была очень больным человеком, которая, вероятно, не может не быть такой, какая она есть.





Глава 15
Тёмные Начала

В два года она уже оттачивала мрачный, сердитый взгляд, который я начала расценивать как объявление войны.
- Линда Кэрролл



Проблема споров «природа или воспитание» состоит в том, что в них никогда не бывает победителя. Похоже, никому ни с одной стороны не нравится терпеть поражение. Но в случае с Кортни Лав, определённо, кажется, что природа всегда одерживала верх. Кортни просто, кажется, родилась серьёзно психически больным человеком. Конечно, это - то, как видит её собственная мать. «Мы делаем наших детей лучше или хуже. Но мы не делаем их такими, какие они есть, - сказала Линда Кэрролл о своей дочери. - Я не создавала химию её мозга».   
    В своей автобиографии, «Дочь Своей Матери: Биография Матери, Которую Я Никогда не Знала, и Моей Дочери, Кортни Лав», Линда Кэрролл описывает Кортни как ужасно дефективного ребенка фактически с момента её рождения. В младенчестве у Кортни был неконтролируемый характер, и она страдала от хронических кошмаров и пугающих приступов гнева. К тому времени, когда Кортни стала ходить, Линда «заметила, что часто [Кортни] не понимала, когда людям было больно, и при этом она не чувствовала себя виноватой, когда она была причиной этого».
    Когда её дочери было два года, Линда подарила ей щенка, подарок, который вызвал бы трепет у большинства детей. И Кортни действительно недолгое время нравилось играть со щенком, до того дня, когда она сломала ему лапку. «Щенку больно», - сказала Кортни как ни в чём не бывало.
    Больше всего Линду встревожило то, что Кортни «ничего не почувствовала» по поводу травмы собаки; «что-то в её реакции было выключено», и Линда стала «волноваться, что с Кортни происходит то, чего я не понимала».
    Кстати, жестокость по отношению к животным, тем более, к детям, является общей чертой характера социопатов. Социопаты сильно реагируют на свои собственные страдания, реальные или воображаемые, но они совершенно безразличны к любым страданиям, испытываемым другими. Это было очевидно даже по школьным рисункам Кортни, которые типично включали в себя изображения раненых и кровавых сцен резни.
    Линда Кэрролл изо всех сил пыталась улучшить положение вещей для своего ребенка, но ничего не изменилось. Кортни страдала хронической бессонницей, бодрствуя в течение нескольких дней подряд; в других случаях она занималась членовредительством, резала себя. У Кортни не было друзей и она часто рассказывала страшные истории о том, как другие взрослые и дети плохо обращались с ней. Но Линда позже узнала, что утверждения о плохом обращении были беспочвенными, или, более вероятно, люди, которые предположительно плохо обращались с Кортни, даже не существовали; кроме как в воображении Кортни.
    Интересно то, что сама Кортни сама иногда признаётся в этом диагнозе «прирождённого зла», и даже, кажется, упивается им.   
     По моему мнению, самая показательная биография Кортни - это «Кортни Лав: Подлинная История» Поппи Брайт, изданная в 1997 году. Кортни - большая поклонница Брайт, живущего в Новом Орлеане автора готической беллетристики, и она заключила с ним (это женщина, авторы не в курсе - Прим. Пер.) контракт на написание своей биографии в противовес нелестной книге Мелиссы Росси «Королева Шума» (1996).   
    По словам Брайт, Кортни жёстко руководила процессом создания рукописи и контролировала практически всё, что вошло в книгу. Поэтому можно с уверенностью сказать, что это - фактическая авторизированная биография Кортни Лав, и хотя она, конечно, содержит много приукрашиваний и откровенных фальшивок, большая её часть является весьма показательной, часто подозрительно показательной.   
    По словам психиатра доктора Марты Стаут, автора книги «Социопат По Соседству», социопат извлекает пользу из доминирования - доминирующих ситуаций, и больше всего, людей. Должным образом, биография Брайт показывает что, даже будучи маленькой девочкой, Кортни постоянно мечтала о том, чтобы суметь сформировать себя и своё окружение в своём собственном частном мире - в мире, где все будут вращаться вокруг неё, как планеты вокруг солнца. Кортни «мечтала о том, чтобы держать крошечных людей в банках и морить их голодом, о создании фермы для женщин, где она била бы их и делала их красивыми. Она стащила дорал из сумочки [своего врач] и придумывала маленькие ведьминские ритуалы в своей комнате». Однажды на уроке рисования «Кортни слепила из глины модель себя и рассматривала её с каким-то нарастающим страхом: она имела абсолютный контроль над этой вещью, этим изображением себя».
    Доктор Стаут предупреждает, что «игра» - это вещь для социопатов. Они западают на игру в доминирующие игры и всегда стремятся победить в них. «Для социопата, - говорит Стаут, - смысл в победе».
    Победа для Кортни часто принимала форму нажатия на кнопки других людей, главным образом - своей собственной матери. Возможно, самый тревожным пример этого - когда восьмилетняя Кортни сожгла карточки Линды с католическими молитвами, которые были очень дорогими для неё предметами. Линда описывает конфронтацию, которую она имела с Кортни по поводу этого инцидента в своей биографии:

    В глазах Кортни показался гнев. Но она говорила с ужасающим холодом. «Ты заплатишь за это, мать», - сказала она, уходя. Я поняла, что боюсь её. Я понятия не имела, где она остановится.

    Однако простого доминирования над своей матерью, своими братьями и сёстрами и своими сверстниками было недостаточно. Окончательная фантазия доминирования для Кортни - это стать рок-звездой.
    Брайт описывает, как Кортни начала мечтать о славе после того, как она подростком увидела, как в Портленде выступают «Cheap Trick», и сумела обманом достать несколько проходок за кулисы. Этот опыт стал для неё переломным моментом.
   
    Она наблюдала за группой из-за кулис, с их точки зрения, и это заставило её понять, что она хотела не музыкантов. Она хотела того, что они чувствовали, глядя в зал: дикий всплеск, сумасшедшие лица, зажигалки, пот. Она хотела их власть. Она хотела играть эту музыку - и зал.

    Хотя Кортни всегда была нетерпелива по своей природе, она была достаточно умна, чтобы понимать, что ей придётся ждать и тщательно готовить свои карьерные ходы. Слава рок-звезды не приходит в одночасье.
    Тем временем, это желание доминировать над залом было частично удовлетворено её работой в качестве подростка-стриптизёрши в Портленде и за его пределами. Стриптиз «дал ей вкус власти над аудиторией, которую она жаждала», пока она выясняла, как превратиться в настоящую рок-звезду.
    Самое большое препятствие для Кортни состояло в том, что у неё не было музыкального таланта, и ей совершенно не хватало самодисциплины, чтобы развить какие-либо подлинные способности. Например, Линда Кэрролл купила Кортни фортепьяно, когда она была девочкой, но всё, что хотела делать Кортни, это громко бить кулаками по клавишам. У нее был просто не такой характер, чтобы сидеть спокойно и учиться играть на инструменте. Линде в итоге пришлось избавиться от фортепьяно, потому что она больше не могла слушать грохот, который производила Кортни.
    Курт Кобэйн, с другой стороны, подростком проводил бесконечные часы, играя на гитаре совершенно один, чтобы развить свою технику. Но такая тихая преданность никогда не была стилем Кортни. Кортни всегда искала лёгкие пути и была настроена выехать на чьём-то таланте, чтобы достигнуть своей цели - славы рок-звезды.







Глава 16
Нацелившись на Курта

Когда социопатка идентифицирует кого-то как хорошую фишку для игры, она изучает этого человека. Она считает своим долгом узнать, как этим человеком можно манипулировать и использовать его и, с этой целью, как именно выбранной ею пешке можно польстить и очаровать.
- Доктор Марта Стаут



К тому времени, когда Кортни Лав стала подростком, она была мастером по прокладыванию себе дороги в один и тот же зал со многими известными музыкантами. Она преуспела в том, чтобы быть ими замеченной, даже если это означало выставить себя на посмешище, или хуже. По словам биографа Мелиссы Росси, Кортни по слухам занималась оральным сексом с любым «даже отдалённо связанным с какой-нибудь группой, просто чтобы получить возможность поговорить с певцом». Кортни даже утверждает, что делала оральный секс Тэду Надженту, когда ей было всего двенадцать лет.
    Такая прилежная развращённость, в конечном счёте, начала окупаться, поскольку Кортни накопила толстую картотеку людей из музыкальной индустрии к тому времени, когда ей было 20 лет. Хотя Кортни по-прежнему может очень быстро козырнуть каким-нибудь известным именем, её способность заводить связи, пусть и незначительные, всегда была впечатляющей. Но ни один из этих людей не мог считаться фактическим другом, потому что у Кортни нет настоящих друзей.
    Действительно, некоторые из сверстников Кортни использовали термин «друговраг», чтобы описать отношения Кортни; имея в виду, что все друзья Кортни - одновременно её враги, по крайней мере, в её голове. Если вы делаете то, что хочет Кортни, вы - её друг, но если вы как-либо сопротивляетесь Кортни, то вы немедленно становитесь её врагом. И почти все, кто знает Кортни, были тем или другим неоднократно (включая меня).
    По словам доктора Стаут, социопаты неспособны иметь подлинные отношения. Скорее социопаты вступают в исключительно «паразитические отношения», в том смысле, что они вступают в отношения с другими с единственной целью использовать их в своих интересах. Поэтому многие люди, которые кажутся хорошими друзьями Кортни, такие, как Эрик Эрландсон и Майкл Дьюитт, являются фактически её подчиненными. Кортни всегда искала людей со слабой волей, над которыми она могла легко доминировать и командовать исключительно для собственной выгоды. По какой-то причине она, кажется, естественным образом привлекает таких людей.   
    Однако окончательными паразитическими отношениями для Кортни должна была стать возможность уцепиться за многообещающего музыканта мужского пола прежде, чем он станет знаменитым; так, чтобы когда его карьера взлетела, её карьера взлетела бы тоже. Как подружка/жена известного музыканта, Кортни была бы в прекрасном положении, чтобы постепенно перекачать центр внимания от него так, чтобы, в конце концов, у неё самой могло бы быть всё это. Кортни довольно часто и не скрывала этого; даже рассказывала в интервью «Rolling Stone»: «Я нахожусь на этой земле не для того, чтобы трахаться с рок-звездой, я здесь, чтобы БЫТЬ рок-звездой».
    Вызовом для Кортни было то, что она знала, что она никогда не сможет достичь последнего, не сделав первого. Её бывшая подруга по группе Кэт Бьёлланд сказала в интервью «VH1»:

    «Она хотела встречаться с рок-звездой. Это было очевидно. Возможно, она хотела быть известной опосредовано через них. Но это должна была быть рок-звезда».

    В восемнадцать лет Кортни устремилась к тогдашней восходящей звезде Роззу Резабеку, ведущему вокалисту портлендской группы «Theatre of Sheep». Она несколько месяцев добивалась Резабека, угощая его наркотиками, сексом и постоянной лестью. Но после того, как карьера Резабека не смогла взлететь, она занялась Джеймсом Морландом, ведущим вокалистом-трансвеститом из группы «Leaving Trains», у которого было много поклонников в Лос-Анджелесе в 1980-х.
    Кортни и Морланд поженились в Лас Вегасе в 1989 году после того, как Кортни предложила брак. Морланд даже продюсировал первый сингл, после которого Кортни заметили («Retard Girl»). Однако Морланд также оказался слабым трамплином к славе, и они, в конечном счёте, расстались после того, как Кортни специально подожгла его кровать, пока он спал.
    Хотя музыкальный талант Кортни, возможно, не улучшался, она лучше преуспевала, конечно, в том, чтобы определять его в других. Примерно в то время, когда она бросила Джеймса Морланда, она обратила своё внимание на Билли Коргана, который именно тогда собирал «Smashing Pumpkins». Конечно, Кортни казалось глупым бросать такого талантливого музыканта, как Билли Корган. Они встречались и расставались на протяжении нескольких месяцев, но, кажется, она бросила Коргана только после того, как она нацелилась на Курта Кобэйна, потому что она полагала, что Курт был талантливее и поэтому полезнее для неё.
    «Не ты решаешь, что хочешь Кортни, - говорит Розз Резабек. - Она решает, что хочет тебя».
    Сама Кортни сказала в интервью «VH1», что она захотела познакомиться с Куртом после того, как увидела выступление «Нирваны» вживую. «Когда я услышала «Sliver», я стала как лист, на котором он может писать, чёрт возьми».
    По словам некоторых её коллег, Кортни была настолько одержима Куртом, что она фактически отправилась в свой собственный тур с только что созданной группой «Hole», чтобы увидеть выступление «Нирваны» в Чикаго 12 октября 1991 года. Она даже заняла деньги у своего адвоката, Розмэри Кэрролл, чтобы заплатить за рейс.
    В то время у Курта были отношения с бостонской певицей Мэри Лу Лорд, женщиной, в которую он был безумно влюблён. Но Кортни редко принимает «нет» в качестве ответа, и они с Куртом провели ночь вместе в Чикаго, вынудив Дэйва Грола при этом уйти из его собственного гостиничного номера.
    В течение нескольких недель Кортни забеременела, и в этот момент она одной ногой уже была на пороге рок-славы; по крайней мере, в её собственных мыслях.
    Так что вряд ли это была любовь с первого взгляда. Кортни Лав сделала правильный выбор, когда инвестировала свои надежды на рок-славу в Курта Кобэйна, и он был чертовски хорош. Курт добивался успеха, и Кортни была настроена этим воспользоваться.


















Глава 17
Чаровница

Одна из наиболее часто наблюдаемых черт [социопата] - развязность и поверхностное обаяние, которое позволяет истинному социопату обольщать других людей, фигурально или буквально - своего рода сияние или харизма, которая сперва может заставить социопата казаться более очаровательным или более интересным, чем большинство нормальных людей вокруг него. Он или она более непосредственны, или более яркие, или в какой-то степени «более сложные», или более сексуальные, или более интересные, чем кто - либо другой.
                - Доктор Марта Стаут


Кортни Лав - очень хороший продавец, по крайней мере, для тех, кто не слышал её предложения раз сто раньше. Она харизматична и очаровательна и обладает такой личной силой, которая есть у немногих людей из тех, с кем я когда-либо сталкивался. Знакомство с Кортни - это опыт, который вы вряд ли забудете.
    Эверетт Трю говорит, что Кортни «обладала этаким умением заставить вас почувствовать, что вы - самый важный человек в мире, когда она говорила с вами». Мелисса Росси рассказывает, что у Кортни самый сильный пристальный взгляд из всех, с кем она когда-либо сталкивалась; Росси была столь запугана, что часто заикалась, говоря с ней.
    Кто может сомневаться, что Курт Кобэйн был так же впечатлён? Курт рассказал Майклу Аззерарду (Азерраду - Прим. Пер.), что отчасти Кортни привлекала его тем, чем социопаты часто явно привлекают других.

    «Я просто хотел испытывать волнение в своей жизни. И я никогда не встречал никого столь откровенного и харизматичного. И просто кажется, что она притягивает захватывающие вещи. Например, если бы я просто шёл с ней по улице, кто-то попытался бы напасть на нас с ножом или ещё чем-нибудь просто так, только потому, что она похожа на такого человека, который просто притягивает такие вещи. Я чувствовал себя как бунтарь, в некотором смысле, потому что я уходил с Кортни, и мы принимали наркотики и, типа, долбались у стены снаружи и всё такое. И устраивали сцены, просто чтобы сделать это. [...] И было просто так классно играть эту роль с кем-то, кто вдруг встанет и разобьёт стакан на столе и наорёт на меня и повалит меня. Это было просто очень забавно».

    Для Курта Кобэйна жизнь с Кортни походила на круглосуточную вечеринку. Но проблема вечеринок состоит в том, что они очень забавные, пока на следующий день не наступает похмелье. И, в конце концов, похмелье от жизни с Кортни становилось всё дольше и сильнее.
    Однако нацеливание на Курта Кобэйна было умным ходом Кортни, потому что над ним было очень легко доминировать. Несмотря на его сильные выступления на сцене, Кобэйн был тих и скромен за кулисами. Будучи ростом всего в пять футов семь дюймов, и имея вес в 125 фунтов, Курт был хилым и часто ужасно застенчивым. Кортни могла легко манипулировать им и третировать его. Курт был также, как известно, плох в конфронтации, в то время как Кортни в этом процветала. Это было несоответствием с самого начала.   
    Самым большим преимуществом, которым Курт обеспечил Кортни, был, конечно, его музыкальный талант. До знакомства с Куртом Кобэйном «Hole» выпустили «Pretty on the Inside», альбом, который, как признавала даже Кортни, был неблагозвучным шумом. «На том альбоме нет ничего мелодичного, - сказала Кортни в интервью «VH1» в 2010 году. - Тот альбом невозможно слушать».   
    Однако всё быстро изменилось после того, как появился Курт. При участии Курта Кортни и «Hole» смогли записать «Live Through This», альбом с цепляющими текстами и мелодиями, которые были самыми нетипичными из более ранней работы Кортни. Многие сразу заподозрили, что истинной творческой силой на альбоме был Курт Кобэйн, слух, который Кортни неоднократно отрицала на протяжении более чем 20 лет, хотя немногие люди на самом деле его покупают, особенно учитывая то, что можно услышать, как Курт поёт на подпевках на нескольких треках альбома. Кстати, Мелисса Росси утверждает, что говорила с несколькими людьми, которые слышали запись того, как Курт Кобэйн играет соло на всём альбоме.   
    «Я пашу как каторжная, - сказала Кортни в интервью «Rolling Stone» после смерти Курта. - Я поставляю эти чёртовы товары. И я поставлю их снова».   
    Проблема в том, что Кортни никогда не могла ничего поставить без большой помощи более талантливого музыканта мужского пола. После того, как Курт умер, она вернулась к Билли Коргану, и в романтическом, и в музыкальном плане. Корган руководил большей частью последующей работы Кортни, и всё же ни одна из них не приблизилась к достижению «Live Through This», ни благодаря фэнам, ни благодаря критикам.   
    К несчастью для Кортни, Билли Корган теперь не хочет иметь с ней ничего общего и открыто заявил, что Кортни не умеет сочинять или записывать музыку без посторонней помощи. Кортни даже использовала некоторые песни, которые написал Корган, на своём сольном альбоме, «Nobody's Daughter», и ложно утверждала, что они были её собственными. В онлайн-посте, адресованном Кортни, Билли Корган сказал:
   
    Если ты не умеешь писать собственные песни, возможно, ты должна быть просто счастлива, что обманом заставляла кого-то делать твою работу за тебя.

    Однако на протяжении многих лет Кортни Лав обманывала многих людей. Именно это получается у неё лучше всего.
Глава 18
Меркантильная Девушка

«Что приносит больше всего денег этому бизнесу? Мёртвые рок-звёзды».
- Кортни Лав


Любой, кто рос таким же нищим, как Курт Кобэйн, будет, конечно, чувствовать облегчение, добившись такого огромного богатства, какого он добился в последние годы своей жизни. Однако материальные достижения были для него не особенно важны. До самого дня своей смерти Курт Кобэйн предпочитал носить одежду из секонд-хэнда и водить подержанные автомобили.
    Кортни Лав, с другой стороны, всегда любила деньги, особенно деньги Курта. Кстати, Кортни радостно сказала журналистке Джине Арнолд накануне своего бракосочетания, что её свадебным подарком будет «банковская карточка моего мужа».
    Со временем, как только они поженились, Кортни начала тратить деньги Курта быстрее, чем он мог их заработать. Она регулярно нанимала лимузины и частные самолёты для обычных поездок и была известна своими рейдами за покупками с неуёмными тратами - всё за счёт Курта.
    «Она распоряжается моими кредитными карточками», - жаловался Курт тур-менеджеру «Нирваны» Дэну Рэймонду незадолго до смерти.  Действительно, Кортни вцепилась в финансы Курта мёртвой хваткой, и было бы очень трудно вытащить её пальцы из кошелька. Но в последние месяцы жизни Курт пытался сделать именно это, добиваясь развода и лишив Кортни материальной поддержки.
    Но Курт не ожидал, что именно к этой ситуации Кортни подготовилась.






Строя Повествование










Глава 19
Повествование

«Уж кто-кто, а Кортни всегда очень хороша в подаче информации под нужным углом».
- Джэнет Биллиг



Кортни Лав может быть социопаткой, но она также очень умна и сообразительна, и это наиболее очевидно проявляется в её способности строить повествование.
    Позвольте мне объяснить.
    Кортни редко говорит правду о чём-либо. Она никогда не пытается выиграть спор по существу, однако она почти всегда побеждает, потому что знает, как построить повествование в свою пользу. Это было особенно верно во времена её расцвета с середины до конца 90-х.   
    Под термином «построение повествования» мы подразумеваем представление определённых фактов для перекрывания одной интерпретации другой. И если факты не на стороне Кортни, то она будет просто манипулировать ими, чтобы вписать их в повествование, которое она хочет подтвердить. Что ещё более важно, Кортни понимает, что решающий фактор в успешном построении повествования - это удостовериться, что вы первыми получите свою версию истории. Это область, в которой Кортни часто опережает всех остальных, включая меня; по крайней мере, когда она первоначально наняла меня.   
    Помните, в воскресенье, 3 апреля, Кортни уже сообщала мне, что накануне вечером (в субботу, 2 апреля) она вбросила фальшивую статью в «Associated Press», утверждая, что у неё была передозировка наркотиков, и её пришлось госпитализировать. Это было её первой попыткой построить повествование в свою пользу после того, как Курт ушёл из Реабилитационного Центра «Exodus».
    Затем, сделав ложное заявление о пропаже человека Полицейскому Управлению Сиэтла в понедельник, 4 апреля, Кортни успешно представила смерть Курта Кобэйна как самоубийство. Во-первых, Кортни выдала себя за мать Курта, Венди О`Коннор, когда делала заявление, потому что она знала, что полиция и СМИ никогда не будут подозревать чью-то мать в том, что она сделала ложное заявление. Кроме того, то, что Кортни выдала себя за Венди, позволило Кортни определённым образом сформулировать заявление, и эта формулировка крайне важна:
   
    Мистер Кобэйн убежал из учреждения в Калифорнии и прилетел обратно в Сиэтл. Он также купил дробовик и, возможно, хочет покончить с собой. Мистер Кобэйн может быть в [отредактировано] месте, чтобы достать наркотики. Дополнительная информация есть у детектива Терри - ПУС / Наркотики*
   
    Здесь Кортни вбросила историю - историю, которую полиция и пресса повторяли бесконечно, но никогда не подвергали сомнению - что Курт Кобэйн сбежал из учреждения по реабилитации от наркотиков, а потом купил дробовик с целью совершения самоубийства.
    Это важно понять, потому что это часть принципа работы Кортни: в заявлении, которое она сделала от имени Венди О`Коннор, есть фрагмент правды, на котором Кортни построила гораздо большую, более выгодную ложь.
    Да, Курт Кобэйн действительно покинул Центр Восстановления «Exodus» в Марина дель Рей, штат Калифорния. Но из заявления следует, что «Exodus» - закрытое лечебное учреждение, а не такое, где содержатся добровольно. В действительности Курт мог свободно покинуть учреждение в любое время и не должен был «убегать» из него. И, да, Курт Кобэйн недавно купил дробовик, но из заявления следует, что он сделал это после «побега» из реабилитационного центра. В действительности Курт купил дробовик для защиты до того, как он полетел в Лос-Анджелес и лёг в реабилитационный центр.
    Однако Кортни успешно представила смерть Курта Кобэйна как самоубийство, и полиция Сиэтла просто никогда не подвергала это сомнению. В их сознании Курт Кобэйн был вооружён и одержим самоубийством. В конце концов, так сказала его собственная мать.
    По словам бывшего Командующего по Убийствам в Бронксе Вернона Геберта:
   
    Если о деле сообщают как о «самоубийстве», полицейские, которые принимают сообщение, а также следователи автоматически склонны рассматривать вызов как самоубийство. Это критическая ошибка в мышлении - квалифицировать вызов, основываясь на первоначальном сообщении. Непосредственная проблема состоит в том, что в психологическом отношении можно предположить, что смерть является самоубийством, когда фактически это базовое расследование смерти, которая вполне может оказаться убийством. Следователь ничего не может «принять» как профессиональный сотрудник правоохранительных органов.
   
    Кроме того, Геберт, который в настоящее время обучает расследованию на месте преступления в полицейских департаментах по всей стране, обнаружил, что эта ошибка в расследовании на самом деле более распространена в больших полицейских департаментах, как в Сиэтле, у которых нагрузка больше.
    Мы полагаем, что именно поэтому в 1994 году власти Сиэтла недооценили смерть Курта Кобэйна. Они появились на месте преступления, предположив, что это было самоубийство, и в течение нескольких часов «Самоубийство Курта Кобэйна» стало сенсационной новостью во всём мире. Дело закрыли.
    «Если я буду лгать, тогда то люди будут верить мне, и мне симпатизируют», - сказала мне Кортни Лав всего за несколько дней до того, как было обнаружено тело Курта.
    И она была права. Кортни действительно пользовалась большой общественной симпатией в 1994 году. Люди действительно верили всему, что она говорила о смерти своего мужа. Она успешно представила смерть Курта Кобэйна как самоубийство, а остальные костяшки домино просто упали так, как ей было надо.
    Но всё это было ложью.


    *Мы обсудим значение упоминания Антонио Терри в одной из следующих глав.






























Глава 20
8 апреля 1994 года

«Ведущий вокалист «Нирваны» сегодня застрелился в своём доме в Сиэтле, штат Вашингтон».
- Дэн Рэзер, Служба новостей «CBS»



Вы должны понять, что история о том, что «Курт Кобэйн Покончил с Собой» быстро начала жить собственной жизнью вследствие того, что по радио передали эту новость в 9:40, приблизительно за 35 минут до того, как детективы по расследованию убийств даже прибыли на место преступления, и всего за несколько минут до первых репортёров. Одним из тех репортёров был Роберт Сэйз Холгин из «Associated Press». Он приехал как раз тогда, когда полицейские охраняли место преступления, уточнил несколько необходимых деталей, потом вернулся в свой офис, чтобы доработать историю.   
    Сообщение Холгина крайне важно, потому что это было первое письменное сообщение об этом событии, прочитать которое у большинства журналистов была возможность в тот день. Оно вышло на ленте новостей «AP» в 11:59 по Тихоокеанскому времени; достигнув фактически каждой редакции новостей в стране и за её пределами.   
    Самая значительная цитата, которую Холгин получил тем утром, исходила от матери Курта Кобэйна, Венди О`Коннор. Холгин получил домашний номер телефона Венди из абердинской газеты «Daily World» и говорил с ней лично. И то, что сказала ему Венди, оказало огромное влияние на то, как остальные СМИ восприняли смерть Курта Кобэйна.

    В Абердине мать Кобэйна, Венди О`Коннор, сказала, что её сын пропал на шесть дней, и что она боялась, что он будет найден мёртвым. Она сказала, что у нее нет официального подтверждения того, что покойный - её сын, но сказала: «Теперь он ушёл и вступил в этот глупый клуб», ссылаясь на ранние смерти таких рок-звёзд, как Джими Хендрикс и Джим Моррисон. «Я говорила ему, чтобы он не вступал в этот глупый клуб», - сказала она.

    В интервью с моим соавтором Холгин сказал, что он не помнит, спрашивал ли он мисс О`Коннор, заявляла ли она в полицию о пропаже человека, но она не отрицала этого утверждения.   
    Не принимая во внимание вопрос о заявлении о пропаже человека, нужно задаться вопросом, почему Венди О`Коннор дала Холгину эту выразительную цитату: «Я говорила ему, чтобы он не вступал в тот глупый клуб», ссылаясь на печально известный «Клуб 27» рок-звёзд, которые умерли в возрасте двадцати семи лет. (Венди в то утро также дала ту же самую цитату репортёру Дагу Баркеру из «Daily Word»). Разве это не кажется странным - говорить это после того, как вам сказали, что ваш сын покончил с собой? Кстати, Холгин сказал, что Венди казалась очень отстранённой и бесстрастной, говоря с ним.
    Таким, конечно, было впечатление, которое Венди О`Коннор произвела на меня, когда я встретил её в резиденции Кобэйна на следующей неделе. (См. Главу 26). Кроме того, учитывая, что Дилан Карлсон недавно сказал мне, что у Курта было мало общего со своей матерью; мне пришлось задаться вопросом, действительно ли этот разговор – «Я говорила ему, чтобы он не вступал в этот глупый клуб» - когда-либо действительно имел место между Куртом и Венди. Её слова подразумевают, что у неё и её сына были близкие и постоянные отношения, но в действительности их отношения были надломленными и отдалёнными.
    Однако афористическая цитата Венди О`Коннор: «Я говорила ему, чтобы он не уходил и не вступал в этот глупый клуб» повсеместно повторялась в СМИ в течение следующих нескольких дней, и прошла длинный путь к укреплению веры в то, что Курт Кобэйн был близок к самоубийству. Рассмотрите следующие заголовки:

    «Курт Кобэйн из «Нирваны» Мёртв - Предсмертная Записка, Дробовик Возле Тела Музыканта В Его Доме в Сиэтле - Мать: «Теперь Он Ушёл И Вступил в Этот Глупый Клуб»» («Seattle Times», 8 апреля 1994 года)
    «Он Вступает в Клуб Мёртвых Музыкантов»; Его Мать Говорила Ему Не Следовать за Хендриксом» («Seattle Post Intelligencer», 9 апреля 1994 года)
    «Лидер рок-группы «Нирвана» вступает в «глупый клуб», покончив с собой» («Vancouver Sun», 9 апреля 1994 года)

    Предполагаемое предупреждение Венди О`Коннор, адресованное Курту, стало ещё более убедительным, учитывая, что спустя всего несколько часов после того, как тело было обнаружено, пресса начала сообщать, что Венди заявляла в полицию о пропаже человека; то, чего она никогда не делала.
    В пятницу в вечерних новостях журналист Кевин Рис из «KSTW» Сиэтла сообщил следующее:

    «Голос грандж-музыки покончил с собой. Курт Кобэйн из Сиэтла умер в результате очевидного самоубийства. Тело ведущего вокалиста «Нирваны» было найдено сегодня в коттедже для гостей в его доме в Сиэтле. Судебно-медицинский эксперт говорит, что он умер от нанесённого самому себе огнестрельного ранения в голову, рядом была найдена предсмертная записка... Как раз за несколько последних дней мать Кобэйна обратилась с заявлением о пропаже человека в полицию Сиэтла, с заявлением, в котором сообщается многое о последних днях Кобэйна».

    Сообщение «KSTW» продолжает повторять ложь, что Курт сбежал из реабилитационного центра, а потом купил дробовик. Поэтому можно понять, почему все, кто смотрел эти последние известия, наверняка поверили бы, что Курт Кобэйн хотел покончить с собой. Здесь мы также видим невероятную безответственность Управления Судебно-Медицинского Эксперта Округа Кинг, сообщившего СМИ, что смерть Курта Кобэйна была самоубийством ещё до того, как даже было произведено вскрытие.
    Естественно, я догадался, что Кортни участвовала в манипулировании прессой по поводу смерти Курта Кобэйна, хотя в этот момент я понятия не имел, как далеко она зашла. Однако вскоре я узнал, что самый большой обман прессы со стороны Кортни - ход злого гения, по моему мнению - имел место за несколько дней до того, как было обнаружено тело Курта, всего через несколько часов после того, как я встретился с ней в Гостинице «Peninsula».

продолжение: http://www.proza.ru/2018/01/27/2206


Рецензии