Корейский юбилей

Описанные ниже события могли быть, но не так, как они описаны, а совпадения – случайны.

                Там вдали за рекой догорали огни,
                В небе ясном заря разгоралась.
                Сотня юных бойцов из буденновских войск
                На разведку в поля поскакала.

Тамада запел эту песню, и все присутствующие в зале песню подхватили. Отмечали юбилей – 90 лет одному заслуженному деятелю науки и образования – корейцу. Дело происходило в Казахстане, в котором Юбиляр прожил почти всю свою жизнь. Значительная часть собравшихся были корейцы или имевшие какое-то отношение к Юбиляру казахи, русские, татары и представители других не столь крупных этносов. Жена Юбиляра была татаркой, да и дети Юбиляра почему-то женились не на кореянках.

Корейцы эти были не те, которые заполонили весь мир самсунгами и хьюндаями, и не те, которые угрожают ядерным оружием. Раньше их называли советскими, а теперь их от этой приставки освободили. Освободившиеся, как и многие бывшие советские люди начали уезжать – кто куда, только не в Корею. Поздравить Юбиляра пригласили внуков, которые приехали даже из США и из Германии. Американский внук по-русски говорил с большим трудом. Немецкие внуки говорили по-русски без акцента. Кстати, Юбиляр корейский  язык не знал или уже не помнил, но говорил с акцентом, типа такого – на вопрос: «Как дела?», кореец отвечает: «Хоросо, лука, чеснока сазаем».  Странные они какие-то – эти корейцы.

Тамада начал с описания жизни Юбиляра. Родился, вырос и в возрасте 10 лет переселился в Казахстан.

- Как это переселился? – вдруг выскочил какой-то нервный человек, по виду либерал, - это Сталин в 1937 году переселил всех корейцев с Дальнего Востока в Казахстан. Дальше он понес что-то про Сталина, но тамада как-то оттеснил его. Интересно, что присутствующие равнодушно смотрели на Либерала, как бы недоумевая, кто это такой – этот Сталин.

Тамада продолжил историю – десятилетнего Юбиляра выбросили где-то в степи, в которой, казалось, выжить будет очень сложно. Но люди, казахи, там жили (то ли им Сталин, кто же еще, запретил кочевать, то ли просто была зима), и они помогли, кто чем мог, обогрели, накормили и напоили. И они (советские тогда еще корейцы) выжили.

                Они ехали, молча, в ночной тишине
                По широкой украинской степи.
                Вдруг, вдали у реки засверкали штыки –
                Это белогвардейские цепи.

Юбиляр взгрустнул, вспоминая, как он хотел воевать с фашистами, но корейцев, несмотря на то, что они тогда были советскими в армию до 1944 года не брали, опасаясь шпионажа в пользу японцев, от которых именно эти корейцы и бежали. Может быть, их и в 1937 году по этой же причине выслали с Дальнего Востока. Логика такая – идет, например, японский шпион по Уссурийску, думая, что он на корейца похож, а корейцев, как раз, здесь и не должно быть. Хватай его! Старшего брата Юбиляра, который в 1943 году окончил в Ташкенте институт и ехал на поезде в Томск, так и сняли с поезда и расстреляли, как японского шпиона – не знаем никаких корейцев. Потом реабилитировали, конечно, – справедливость восторжествовала.

Более того, в середине 50-х корейцам, и не только им, разрешили вернуться на Дальний Восток. Чеченцы, например, уехали сразу такими же эшелонами теплушек, какими приехали, а корейцы возвращаться на историческую родину не хотели. Юбиляра, можно сказать, уговорили поехать в какую-то деревню хабаровского края, преподавать математику в школе. Он с женой и двумя детьми поехал, но через два года они всей семьей вернулись в Казахстан. Странные они какие-то – эти корейцы.

Объявили перерыв, и гости – кто танцевал, кто курил, кто просто прогуливался туда-сюда. Либерал снова пытался поднять вопрос о несправедливости переселения.

 - Дальний Восток – это исконно русские земли, - сказал какой-то здоровый русский дядька (этих ни с кем не спутаешь), - и Порт-Артур тоже.

- Да, ну, - встрепенулся Либерал, - получается, что вы с Дальнего Востока через Москву в Крым попали? Или как?

- Крым наш, - Русский угрожающе двинулся к Либералу, - а тебе я сейчас морду набью.

Корейцы столпились вокруг Русского и пытались его угомонить,  упрашивая  не портить юбилей. Их было много, и кое-кто уже какие-то стойки изображал, но не таэквондо, которое другие корейцы придумали.

                И бесстрашно отряд поскакал на врага,
                Завязалась кровавая битва.
                И боец молодой, вдруг, поник головой –
                Комсомольское сердце разбито.

Конфликт как-то рассосался. После перерыва опять что-то тепло говорили, пили и ели. Пили водку, ели бешбармак. Было и что-то корейское, папоротник что ли. Говорят, что они (корейцы) собак едят, но не все и без особого шума, потому что другие народы осуждают. Действительно, собака – друг человека. С другой стороны, а кого же и есть, как не друзей. Опять же одному человека она (собака) друг, а другого и загрызть может. Все равно, что-то не то, поэтому в Корее вышел закон, по которому собак есть нельзя.

Не так давно младший сын Юбиляра решил показать своим детям (корейской крови у них осталась всего одна восьмая) землю предков. Они проехали от Сеула до Пусана. В Пусане они пошли на пляж. Молодые корейцы купались в майках, шортах и с желтыми надувными кругами, кучи которых лежали вдоль всего пляжа через каждые пятьдесят метров. Дочь поплавала немного, заскучала и сказала: «Странные они какие-то – эти корейцы. Плавать не умеют».

Юбиляр когда-то  после Развала тоже посетил землю предков в составе научной делегации. Тогда из Казахстана уезжали многие – немцы в Германию, евреи в Израиль, греки в Грецию, и другие, и даже русские уезжали в Россию. Не уезжали корейцы и курды. Курдам, вроде  как и некуда, а корейцев никто в Корею не приглашал, и никто их там не ждал, разве что на научную всекорейскую (собирали корейцев со всего мира, а их по миру более 7 миллионов разбросано) конференцию, на которой, между делом, много говорили об объединении двух Корей – даже в каком-то большом зале пели гимн. Теперь уже не говорят, да и кому нужно такое государство – народу под 100 миллионов, самсунги и хьюндаи, плюс ядерное оружие, если, конечно, оно есть. Ни Китаю, ни Японии, ни России, а американцам – тем, вообще, дай только «бурю в пустыне» устроить.

Принимали хорошо, и делегаты славно провели время. В последний день один молодой коллега, попавший каким-то образом на работу в Самсунг, пригласил Юбиляра и еще одного старшего коллегу на ужин. Коллега этот придумал, как сэкономить по 40 долларов (поселили их в 5-зведном отеле со скидкой 70 процентов). Из отеля выписываемся до 12-00, гуляем, вечером ужинаем, и Молодой отвозит нас в аэропорт. Там мы отлично проведем время, а вставать все равно рано. Молодой не обрадовался, но возразить старикам постеснялся.

Поздно вечером он привез их в аэропорт (ехали часа два), но там было подозрительно тихо, точнее, не было ни души. Полицейский на входе в терминал объяснил им, что аэропорт закрыт просто потому что ночью нормальные люди (на что намекает?) не летают. Приходите утром к рейсу. Ехать в отель – выйдет в три раза дороже, да денег уже нет, а в квартирке, которую он снимает, он сам-то еле размещается, а на работе надо быть в 6-00. Юбиляр с коллегой молчали, а и что тут скажешь. Молодой лихорадочно соображал и придумал-таки. Он увидел большущий камень, можно сказать, глыбу, в тени которой (вся территория была ярко освещена) можно было бы спрятаться от полицейских и, что уж там, провести ночь на траве – лето как-никак.

Так и сделали. Что-то подстелили на травку и залегли. Ночью подул ветер, и было прохладно – хоть и лето, но середина августа. Коллега виновато молчал и переворачиваясь с боку на бок, кряхтел, но не стонал, и Юбиляр не упрекал его. Наверное, и тогда покорно молчали, когда их в теплушки, которые, на самом деле, холодушки, грузили. А либералов тогда не было, и выступить было некому, и слава Богу, а то отправили бы куда поближе к Дальнему Востоку, например, в Туруханский край..

А песню на юбилее эти странные корейцы вместе с казахами, русскими, татарами и представителями других,  не столь больших этносов, допели.

                Он упал возле ног вороного коня
                И закрыл свои карие очи.
                Ты конек вороной передай дорогой,
                Что я честно погиб за рабочих.


Рецензии
Добрый вечер, Владимир!
Я вот, что хотела у вас спросить: «Юлий Ким вам случайно не родственник? Или вы – корейцы все такие юмористы?»
Спасибо огромное за ваш юмор, насмеялась от души.
Мне даже захотелось вам анекдот рассказать, о том кто как ходит в гости и как уходит из гостей домой, но думаю, что вы этот анекдот давным-давно знаете.

С улыбкой, Марья Рощина

Марья Рощина   11.09.2018 23:02     Заявить о нарушении
Большое спасибо, Марья.
Мне кажется, что чувство юмора исчезает катастрофически быстро. За корейцами, кстати, особого чувства юмора никогда не наблюдал. Советские корейцы еще посмеиваются, южные - слишком деловые, а северным - не до смеха (хотя кто его знает, у меня есть такая шутка: чем больше народ гоняют, тем больше в нем развивается чувство юмора, и наоборот, а сейчас, как раз наоборот - Вы понимаете, о чем я). С Юлием Кимом мы не родственники и даже не знакомы, хотя публикуемся в одном издательстве "Время". Он - человек известный, а я - кто?

Но роднит нас то, что матери у нас русские (по паспорту), вполне может быть, что с еврейскими корнями (вот откуда чувство юмора). Недавно модератор на Прозе заблокировал анонс моей миниатюры "Чудак - писатель". Сама миниатюра осталась, а анонс заблокировали. Эти, вообще, шуток не понимают.

Анекдот знаю. Вам еще раз спасибо и всего наилучшего.

Цай Владимир   12.09.2018 13:37   Заявить о нарушении
А, почему так уничижительно о себе: «А. я – кто»?
Вы – Человек!
Как говорили на древнем Востоке « Каждый человек – Вселенная»!

С уважением, Марья Рощина

Марья Рощина   12.09.2018 18:54   Заявить о нарушении
На это произведение написано 11 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.