Горький Новый Год

           Близился Новый Год. Шла последняя декада декабря две тысячи шестнадцатого года.
           Это где-то сверкали огнями города, где-то люди покупали к празднику живые или искусственные ёлки,  сувениры, подбирали  убранство и праздничный антураж для дома. Это у кого-то блестели глаза счастьем, или, во всяком случае,  надеждой на счастье, лица светились улыбкой. Это у кого-то уже прошли первые новогодние вечеринки по месту работы, детские утренники. Уже рассекают скороспелые салюты ночное небо, взрываются то здесь, то там, нетерпеливыми подростками петарды и хлопушки в дневные часы…
           Всё ЭТО где-то и с кем-то происходит,  не в моей семье. У меня одна забота – о маме. Покормить, провести санитарно-гигиенические процедуры. С каждым днём она слабее и слабее. Врачи ещё в начале ноября сказали, что любой день может стать её последним днём жизни. Мама не при памяти, малость самую малую разговаривает – несвязно, обрывками, невнятно. Но я без слов понимаю, чего она хочет. Кормлю с ложечки. После пятой-шестой ложечки (чайной) устаёт –  начинает подкашливать и закрывать глаза. Постанывает, двигает ручками, хочет снять с себя кофточку, особенно ей не нравится памперс – так и хочет его сорвать, теребит краешек одеяла, а то тянет руку к ковру  и водит ею по ворсу. На каждое подобное действие подхожу к ней – поправляю одежду, укрываю,  переворачиваю на другую сторону, чтобы она поменяла «бочок». Сижу возле неё, глажу по голове, по волосам, целую щёчки…
           «Мамочка! Моя мамочка! Одной ногой Новый Год – Семнадцатый, уже на пороге…», - надев улыбку на лицо, говорю ей. Я улыбнулась, значит, и ей надо – мама силится улыбнуться. Уголки рта вздрогнули, а в глазках так и не вспыхнула даже искорка…

29 декабря 2016 года
 
           Детские утренники уже прошли. Накануне сын-учитель ездил разбирать школьную ёлку, которая состояла из нескольких сосенок. Вот, одну из них он привёз домой, дал ёлочке вторую жизнь и мне маленькую тихую радость. Вечером сосенку установит мой брат Геннадий. А я – наряжать буду. Вспоминать…

Годы семидесятые прошлого века.

- Мама! Мама! Ты купишь  ёлочку!? Купи! Пожалуйста, купи! – такими просьбами мы с братом начинали каждое утро последней десятидневки перед Новым Годом. После школы мчались домой, чтобы увидеть первыми – куплена ли ёлка сегодня. Мама старалась купить ёлку ближе к празднику, чтобы свежее была, зеленее, пушистее и пахучее. Замечу, что «ёлкой» в нашем доме всегда была сосна, в наш посёлок привозили только сосны. А вот, в соседнем городе Таганроге  продавались и ёлочки. Сосны продавались возле магазина «Культтовары». Помню, что стоимость сосны равнялась её высоте. Потолки в нашем доме были низкими, потому ёлку мама выбирала маленькую – 1 м 50-60 см. Завоз зелёных красавиц  производился рано утром. Очередь нужно было занять ещё до открытия магазина, чтобы выбрать красавицу-ёлочку, а не однобокую или кривую-какую. А к десяти часам утра уже оставались одни «палки» или веточки. Каждый год маме удавалось купить самую лучшую сосенку, а как она благоухала свежестью морозной, хвоей, смолой!
           Обычно, двадцать девятого декабря вечером устанавливали  ёлочку в ведро с песком. Втроём – мама, я и братик, наряжаем её с восторженными возгласами: «Ух, ТЫ!». Игрушки и «лампочки» - это так называем гирлянду, которая представляет собой цепь разноцветных маленьких лампочек – красных, зелёных, жёлтых и фиолетовых – на сосне! Теперь красную звезду на верхушку нужно водрузить! И «дождик» развесить! Ведро обмотать бархатной бумагой зелёного цвета! Конфетти рассыпать под ёлку! Всё! Ёлочка, зажгись! Многократное из наших с братом уст: «Ух, ТЫ!»…
           Мы целуем мамочку – «ЗА» самую красивую ёлочку, «ЗА» новые игрушки. Это – стеклянный «Дед Мороз» с поролоновой бородой жёлтого цвета и «Рыбки» с поролоновыми цвета зелёнки плавниками и хвостом, «Алладин», «Юла» и «Шишки». 
           Две игрушки я разбила нарочно, чтобы сделать из них блёстки для плаката. Клеем написала «С Новым Годом!», а затем буквы посыпала битым стеклом игрушек. Получилось красиво и… опасно, ведь колкие частички имели свойство отваливаться. Потому, плакат не был прикреплён на стену, я его показывала маме и Гене сворачивала в трубочку до следующего Нового Года. Комнату под потолком украшали гирляндой из цветных колечек и флажками. На окна – влажные от конденсата – снежинки, вырезанные из белых салфеток. Стёкла порой были настолько влажными, что приходилось каждый день добавлять новые снежинки взамен тех, потерявших свой облик…

29 декабря 2016 года. Вечер

           Я наряжаю ёлку. Большую часть игрушек составляют ТЕ, из детских лет, что мамочка покупала. Среди них «Дед Мороз»,  «Рыбки», только без поролоновых бороды и плавников-хвостов. Некогда розовобокие шишки не так розовобоки. Некогда красочная «Вертушка» облезла и теперь просто серебристая. А вот, и пятиконечная звезда. Её место – неизменное – на верхушке деревца. Гирлянда у меня тоже из времени СССР, такая же, как и предыдущие «лампочки», только вместо лампочек резные фонарики.
           Мама после кормления ещё не спит, глаза её открыты, но она не проявляет эмоций. Теребит ручкой краешек одеяла. Я разговариваю с ней, показываю игрушки, включаю «лампочки», утвердительно спрашиваю: «Красиво, да?!» И она головой в ответ мне кивает, слабым голосом: «Касиво, даж...».
           Извлекаю из индивидуальной коробочки стеклянный «Шар с изображением символа предстоящего года – Петуха». Пока подвешиваю «Шар» на ёлку, маме в ручку вкладываю коробочку, чтобы она рассматривала. На мгновенье она подносит коробочку ближе к глазам, как бы хочет рассмотреть её, но сразу опускает руку. Теребит коробочку, постепенно начинает её сминать. Через несколько минут мама погрузится в сон-забытьё, зажав в ручке смятую в комок праздничную коробочку. Я заберу этот комок из её постели, чтобы он не давил в тельце моей Драгоценной. Как же горько видеть свою Родненькую в таком беспомощном состоянии, знать, что дни её сочтены. Я зажгу ёлочку и заплачу возле неё… 

31 декабря 1976 или 1977 года

           Я болею простудным заболеванием. У меня постельный режим. Я  в той комнате, где ёлочка уже наряжена и «лампочки» горят. Мама с утра собралась в Амвросиевку за продуктами. Амвросиевка находится в часе езды на электричке. Амвросиевка – это Украина, и в отличие от нашего российского посёлка, в городке хорошо со снабжением продуктами питания. Взрослые говорят, это потому, что Донецкая область – шахтёрский регион, и снабжение продуктами – по высшей категории.
            После обеда брат пойдёт встретить маму с электрички помочь донести сумки, а пока он находится рядом со мной.  Вдруг мне захочется воды или чаю или поиграть « в города»? Я не хочу НИЧЕГО. Читать книжки – глаза слезятся. Телевизор не показывает. Играть нет никакого интереса. Я рассматриваю ёлочку с включенными лампочками, в глазах – «мережка» и я проваливаюсь в сон. Мережка у нас с братом – это, когда прищурить глаза, смотря на огоньки – они раздваиваются, троятся и так далее.
           Как же чудесно – мама приехала! Мамочка! Гена уже спешит доставать из сумок свёртки и баночки на стол. Это – колбаса по 2 руб. 10 коп., по 2 руб. 80 коп., ветчинная колбаса (мы называем её «рулет») по 3 руб. 50 коп., масло сливочное, трёхкилограммовая жестяная банка яблочного повидла, майонез, сгущёнка, искусственный мёд, маринованные грибы, зелёный горошек, иваси в банке – основные продукты питания. Но для меня важны «лакомИдыки» (лакомства). Прежде всего, ванильный зефир и пастила. Сразу после них – лимонные вафли. Уже после идут  Гулливеры, шоколадные «медали». Гранат, мандарины, апельсины и «зелёные» (Симиренко) яблоки: моя к ним любовь выражена в порядке предпочтения.
           Мамочка спешит ко мне – пробует лоб – температуры нет. Только слабость. «Сейчас и слабость пройдёт, колбаски покушаешь, хлебушка с маслицем, да чайку с медком…», - с этими словами мама уходит готовить кушать. Я клянчу: «Одну! Ну, всего одну-однёшеньку зефирку или пастилу!». Мамочка даёт и то, и другое. И мандаринку холодную даёт, чтобы она под подушечкой у меня нагрелась...

31 декабря 2016 года

           Бульон, пюре картофельное, жидкая кашка, икра, фрукты и овощи на тёрке, хурма, творожки, йогурт – мамины продукты питания на сегодняшний день. В каких количествах? В ложках – чайных ложках. Сегодня мама кушает меньше, чем вчера,  проглатывать трудно, начинает подкашливать после нескольких ложечек. Пить не хочет совсем. Даю пить из ложечки. Из кружки не получается – глотательный инстинкт почти никакой…
           Телевизор не включаем. Телефонные поздравления от знакомых ни к чему – какое может быть счастье в Новом Году, если угасает жизнь самой Дорогой моей!?
           Обычно прошёл день: кормления, туалет, гигиена, смена белья, уборка, готовка...
           Брат с утра у нас. Он каждый день приезжает мамочку проведать, продукты привезти, по-хозяйству во дворе помочь. В десятом часу ночи собрался домой. Я вышла за ворота проводить его. На дворе – красота неземная – снежок идёт – медленно опускается с небес. В отражении фонарного освещения я сделала глазами «мережку». Тихая радость внутри и слёзы наружу…
           Вернулась в дом – ёлочка «горела» разноцветными огнями. А мои глаза, полные слёз, снова увидели «мережку». Захотелось вдруг, как в детстве,  найти под ёлкой «кулёчек» – подарок. Ан, нет его там.

31 декабря 2016 года, около 23 часов

           Снег прекратился. На улице начал сгущаться туман.

31 декабря 2016 года 23 час 55 минут

           Вышла на улицу увидеть праздничные салюты, которых должно быть великое множество. Но! Ни ОДНОГО салюта в ночном небе я не увидела – настолько туман густой. Это было впервые за много лет – не видела салюты. Словно, вернулась в своё детство – без салютов…
 
1 января 2017 год, первые минуты

           Это где-то громко веселились, танцевали, обнимались, звенели бокалы…ГДЕ-ТО, КТО-ТО…
           Я включила чайник. Взяла «одну-однёшеньку зефирку», подошла к окну: туман рассеялся, словно и не было его. Белым-бело кругом, красиво… Мама спит, кажется. А пальчики в движении, теребят одеяльце…

1 января 2017 год, около часа ночи

           Выключила ёлку. Пора и мне спать. Знаю, что это будет самый горький новый год, что он принесёт...

           Мама моя, Луговая Александра Петровна, умерла 8 февраля 2017 года.
 

Фото автора Елены Цыбы: Фрагмент новогодней ёлки 1 января 2017 года – гирлянда «фонарики» и  ёлочная игрушка из детства, купленная мамой в 70-е годы прошлого века.
 
      

 


Рецензии
Не могу читать без слёз...
Леночка, спасибо Вам за всю Вашу нежность и заботу, любовь и безграничное терпение...
Одно утешает - наши мамы сейчас в лучшем мире, всем сердцем верую в это!

Натали Бизанс   28.09.2018 20:19     Заявить о нарушении
Натали,
*********
Наши мамы в лучшем МИРЕ! И оттуда мама мне недавно сообщила (во сне), что очень-очень любит меня, любила и будет любить вечно!
И мы любим и будем любить их вечно ЗДЕСЬ, в нашем мире, до последнего дня своего!
Спасибо, Натали, за отзывы на эти дорогие моему сердцу "мемуары".
С теплом души к Вам я!

Елена Цыба   28.09.2018 21:34   Заявить о нарушении
На это произведение написано 10 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.