Екатерина

 

 В эту ночь, как впрочем и в предыдущие, Екатерине не спалось, да и уже брезжил рассвет. Присев на  табуретку у окна, пожилая женщина положила свои морщинистые, измученные ревматизмом руки на подоконник и задумчиво посмотрела во двор.  Там, на небольшой круглой клумбе благоухали бордово-красные розы и почти рядом примостилась белая берёзка,  на серебристо-зелёные листики которой мягко лился слабый утренний свет. Екатерине показалось, что нежное деревце протянуло тонкие ручки-веточки  к небольшой ажурной скамейке, стоящей чуть дальше, в немой просьбе, присесть.
 
"Как же быстро прошла жизнь,"- едва шевельнув сомкнутыми губами, скорее подумала, чем сказала старушка, бесцельно оглядывая знакомый с детства пейзаж.
Потом её взгляд скользнул по старой фамильной фотографии, лежащей у локтя, с которой родители, давно умершие, по прежнему смотрели на дочь спокойными добрыми глазами, но уже ничем не могли помочь. Скрученной от старости и болезни рукой,  Екатерина провела по родным лицам, словно желая смахнуть с них невидимую пыль, и тяжело вздохнув, проронила слезу.
И тут она подумала о Василии, младшем брате. Он, живой и здоровый, совсем забыл о сестре.
Екатерина ещё громче всхлипнула:
 "Эх, Василёк, Василёк, почему  ты такой?"

Уже в который раз в её сознании всплыли картины прожитой жизни. Она ни о чём не жалела, но никак не могла понять,  почему её младший брат, которому она посвятила лучшие годы жизни, сейчас, когда она так нуждается в поддержке, совсем позабыл про неё.
Так получилось, что женился он рано -  сразу по возвращении из армии, и вскоре в его семье родились девочки-двойняшки. Без специальности, он, перебиваясь случайными заработками, постоянно нуждался в поддержке, в которой его единственная сестра никогда не отказывала.

Её личная жизнь не сложилась, но имея природную деловую хватку, она неплохо зарабатывала на ответственной должности в строительно-монтажном тресте и конечно, всячески помогала Василию, а в любимых племяшках, и вообще души не чаяла. Но с годами аппетиты родственников росли и они, уже не стесняясь, забирали у Екатерины всё, что можно и нельзя. Дошло и до размена родительской квартиры. Екатерине досталась однокомнатная - в том же доме. Да она и не возражала. Много ли ей одной надо. Василий навещал сестру до тех пор, пока не обиделся, когда она заупрямилась,  переписать и оставшуюся жилплощадь на его внучку, а самой пойти в дом престарелых.

Теперь горемыка сомневалась - правильно ли поступила.
От тяжёлых раздумий старушку отвлёк шум в прихожей. Это пришла соседка, по доброте своей взявшая шефство над брошенной братом.
Она всегда приходила ровно в девять. Открыв дверь ключом, она прошмыгивала на кухню, где у окна уже всякий раз сидела Екатерина, и начинала готовить завтрак, попутно делясь последними новостями. При этом она никогда не упоминала Василия.

В этот же раз, она, увидев катившиеся по щекам несчастной слёзы, не выдержала:
- Ну что ты его высматриваешь? Не придёт он! Взять-то с тебя больше нечего!
Хозяйка квартиры молчала. Её взгляд остановился на овчарке, крутившейся у ног мужчины, сидевшего на скамейке в сени берёзки и  из глубин её памяти явственно всплыло событие далёкого детства.

  ***
Летний день заканчивался. Солнце закатилось за горизонт и серая пелена окутывала пространство, постепенно переходящее в непроглядную тьму. Десятилетняя Катя села за стол. Она, её братик Вася и дедушка с бабушкой собирались ужинать. Девочка любила это позднее время, когда уже никто никуда не торопился и можно было спокойно полакомиться тем, что приготовила бабуля.

В тот раз это были; картошка в мундирах, отварная курочка и малосольные огурчики.
Катя обожала божественный запах, исходящий от разломленной пополам, ещё горячей картофелины. Присыпав её солью, она не торопясь наслаждалась, откусывая маленькие кусочки. За столом никто не обращал на неё внимания, видимо потому, что она с аппетитом поедала положенную ей пищу.

 Всё внимание взрослых было приковано к Василию, семилетнему  братишке Кати.  Худенький и всегда чем-то недовольный, он ел нехотя, через силу. Это, конечно, удручало близких и, если у родителей не было времени на уговоры, то на каникулах бабушка с дедушкой не жалели сил, пытаясь откормить любимца.
В силу этого обстоятельства Катерина была предоставлена сама себе. Но девчушка не унывала. Если в течении дня её брат лишь лежал на диване, подпирая взглядом потолок и ленясь выйти на улицу, то его сестрёнка успевала помочь бабушке, с которой они вместе кормили курочек и подметали двор. Да  и ещё множество других мелких поручений выполняла неугомонная внучка, успевающая, прихватив со двора  четвероногого любимца, Жука, поиграться с соседскими ребятишками.

Беспородный пёс получил эту кличку за свой чёрный окрас. Он, величиной с овчарку, оказался совершенно безобидным и сразу привязался к Кате. По двору он бегал свободно, а когда кто-либо чужой осмеливался войти без звонка, подбегал к калитке и отчаянно лаял. В такие моменты он имел вид довольно устрашающий, но когда кто-то из хозяев появлялся во дворе, верный "сторож" мгновенно успокаивался и  продолжал заниматься своими собачьими делами.
Его появление у стариков было абсолютной случайностью. Он вдруг, ни с того, ни с сего, прибился к ним и они, хоть и не нуждались в охране, не стали прогонять животинку.

Василий, когда первый раз увидел Жука; не проявил к нему никакого интереса, а вот его сестрёнка сразу нашла с псом взаимопонимание. И потом, всякий раз, когда Катюша гостила у бабушки, кормить четвероногого друга, являлось для неё не обязанностью, а истинным удовольствием, а Жук старался всегда находиться рядом с маленькой хозяйкой.

Но в тот злополучный вечер, ужин закончился неожиданным происшествием, сыгравшим в судьбе Жука роковую роль. Да и в жизни Екатерины всё пошло наперекосяк. Девочка, как всегда, собрала с помощью бабули остатки пищи со стола и пошла обрадовать лакомством лохматого друга. Вася же, неожиданно выхватил из её рук часть куриных косточек, вдруг решив, тоже поучаствовать в кормёжке. Катя, кинув угощение в собачью миску, по привычке погладила Жука и поспешила в дом, а мальчик, бросив кости рядом, уже развернулся, чтобы догнать сестрёнку, но тут случилось то, чего никто не ожидал.

Пёс бросился на Василия, опрокинул наземь и впился клыками в его руку, которой тот инстинктивно прикрыл лицо. Хорошо, что Катя громко закричала и старики, услышав её, выбежали из дома, и оттащили взбесившегося кобеля, успевшего вырвать из руки жертвы кусок плоти.
Пса сразу заперли в сарай и вызвали скорую.

Во всей этой истории обвинили Катерину. Родители забрали детей домой и потом ещё долго упрекали дочь за то, что не углядела за братишкой. Вот до недавнего времени она за ним и приглядывала, а теперь и сама нуждается в присмотре, но увы...

Продолжая смотреть на овчарку, прилёгшую у ног хозяина, Екатерина вдруг вспомнила ходящую в народе молву о том, что собаки плохого человека за версту чуют.
"Да, мой брат не хороший," - в глубине души наконец-то призналась себе старушка и ей стало ещё грустнее и тоскливее. Oна до конца осознала, о чём давным-давно её хотел предупредить четвероногий друг.


Рецензии