Чистота

Маленькое уродливое тело лежало перед Владимиром, словно насекомое на предметном столике микроскопа. В идеальном помещении больничной палаты неказистый комок живой плоти смотрелся совершенно неуместно и даже отталкивающе.

«Его слёзы омоют всё вокруг, и мою жизнь они наполнят бесконечной болью. Будущее станет прошлым, а комната, где живут мечта и надежда пропахнет тоской и скорбью».

Снаружи суетился и радовался страшный мир.

«И что же такое чистота? Упиваться тщеславием добродетели, принимая иллюзорность бытия или избавление от страданий путём других страданий. И где предел этого нескончаемого круговорота самообмана? Ничто в мире не стоит слезинки ребёнка? А оно – и не человек пока, … уже!? Это лживая мораль тех, кто никогда не сталкивался с настоящим выбором лицом, сердцем, разрывающейся душой. Вы – лжецы, любите себя в праведности и плюёте в тех, кто преступил ваш порог самообожествления. Нищие духом, вы, словно шавки, кусаете только, когда не чувствуете опасности».

Слезинки ребёнка?..

«Его нет ещё в этой жизни. То, что оно появилось, вовсе жизнью не является. И что великого в том… христианство… христианство? Да, я верю в добродетель разума, труда, отношений, здоровья. Но я не верю в добродетель креста и уныния… я не вижу в этом Бога, если уж на то пошло, в этом нет Бога, он – в красоте, и свободе, и творчестве, а не в рабстве. Мы – люди – бесконечно заблудились в лабиринтах собственных мнений, учений, традиций. Мы вытягиваем грузы прошлого, взваливая их на немощные спины. Тем самым делаем уродливым и невозможным будущее».

Существо зашевелилось, нервный спазм пробежал по конечностям, покровы кожи начали краснеть. Но оно молчало.

«Греховно что? Мысли, действия? Чем-я-то виноват, ведь это я сейчас страдаю, ведь это я породил это, кто и за что меня наказывает? Жизнь моя, полная передряг и колдобин, вылилась вот в это. Я не вижу здесь правильности, значит, я не могу поступать, как велит «правильность». Значит, я должен поступить, как надо, а не как правильно, и пошло всё прахом. Это моё решение, моя и ответственность».
Существо закряхтело, мало похожим на плач звуком. В нём что-то булькало и как будто лопалось.

Владимир протянул руку и ладонью зажал крякающий рот.


Рецензии