В поисках русского кода

               
    Недавно смотрел на канале «Культура» очередную передачу «Что делать?». На этот раз её бессменный ведущий Виталий Третьяков пытался выведать у мудрецов, приглашённых в студию, формулу «русского кода». Речь шла, конечно, не о генетическом коде. Он давно известен всем любопытствующим. В Интернете можно найти информацию, что 70% всего мужского населения России, Украины и Белоруссии (а в старинных русских городах — до 80%) являются обладателями гаплогруппы R1a1, которую можно истолковать, как маркер русского этноса. Указанный набор нуклеотидов и есть «русскость» с точки зрения генетики.
Но Виталий Третьяков, очевидно, ищет что-то другое. Ведь истинный русский человек — это не набор генов, а культурно-исторический тип в его непрерывном развитии. Даже простому обывателю должно быть понятно, что пять веков назад он был один, через пару веков — другой; в начале двадцатого века — третий, а вначале двадцать первого — уже какой-то четвёртый. Национальный характер — субстанция вроде бы очень понятная, но внешне обманчивая и даже неуловимая. В каких «рудниках» исторической памяти найти ту золотоносную «жилу» необходимых и достаточных качеств (этнических, социальных, культурных и всяких прочих), которые отличали бы русского человека от всех других?
Виталий Третьяков — человек капризный, едкий, претенциозный и любит браться за неподъёмные темы. Кроме того, он косноязычен и с трудом «выворачивает» наизнанку свои вопросы, пытаясь точнее выразить суть, хотя обладает несомненным достоинством настоящего русского человека, а именно, бескомпромиссным стремлением к правде. Если он недоволен «течением беседы», то едко ухмыляется в усы или горячо возражает, не взирая ни на какие авторитеты. В частности, мне понравилось, когда он разозлился на «цитату из Достоевского» (на самом деле это мысль Гоголя, которую Достоевский лишь повторил: «Пушкин — это русский человек в его развитии, в каком он, может быть, явится чрез двести лет»). И что? Вот двести лет и прошло! Третьяков развёл руками и сделал кислую мину. И где этот человек? Сегодня, по крайней мере, треть российских юношей и девушек даже не знает Пушкина и мечтает сорваться куда-нибудь на Запад в поисках «сладкой жизни». Эх, если бы можно было вот так, с кондачка, найти ответ на все наши «проклятые вопросы» у Достоевских, Толстых, Бердяевых, Лениных, Путиных и иже с ними! 

Однако, несмотря на мой скепсис и всю сложность темы, я бы выделил три ценных мысли, изречённые в студии умными собеседниками.
Во-первых, это стремление к поискам смысла жизни — как главное достоинство русской культуры. Действительно, «русские (независимо от их «внутрироссийской» национальности) — это странники, ищущие Божьей правды», как писал Николай Бердяев. Причём, её ищут и академики, и бомжи, и артисты, и революционеры, и политические эмигранты…
Во-вторых, миссия жертвенности во имя спасения — несомненная черта русского человека. На алтарь победы Россия готова положить миллионы, как никакая другая нация. К сожалению, это не понимают зажравшиеся америкашки, привыкшие воевать на других территориях; они быстро умерят спесь, когда в Вашингтоне или в Нью-Йорке разорвётся парочка водородных бомб. Однако тут бы я уточнил: наши люди спасают, прежде всего, самих себя и всех своих близких, а подспудно — и кого-то другого. Русь не ставила своей целью защитить Европу от монголо-татар, но «по ходу пьесы» её защитила. Русские не ставили своей целью освободить европейские народы от диктатуры Наполеона и избавить мир от фашизма, но подспудно избавили. Они не ставили целью спасти евреев от истребления, но спасли, за что евреи (наиболее мудрые) им благодарны.
И, наконец, в-третьих, российская нация — это, конечно, имперская нация, и её экспансия в пространстве и времени — основной нерв русского исторического процесса.

Несколько слов о «всемирной отзывчивости» (по-Достоевскому), под которой можно понимать ту охоту и лёгкость, с которой русские усваивают чужую культуру. Если в юности я был убеждён, что советские студенты знают американскую литературу лучше американцев, а Смоктуновский и Ливанов играют Гамлета и Шерлока Холмса, соответственно, лучше всех англичан, то в наши дни ситуация изменилась. Имея дело с китайскими инженерами, я убедился, что они знают советскую литературу лучше россиян. Да и японцы любят русский балет больше нас. Зато «новые русские» любят «Макдональд» и Голливуд больше самого Голливуда. Катись к чёрту такая «отзывчивость»! Впрочем, «русский код» вовсе не должен означать что-то безусловно хорошее и приятное для души. Он лишь является атрибутом нации, то есть, родимым пятном у неё на лбу!

И ещё одна мысль, которая, к сожалению, так и не прозвучала на «посиделках» у Третьякова. Русский код будет правильно сформулирован лишь в том случае, если удастся найти связующую нить между Святой Русью, Великой Октябрьской социалистической революцией и революцией «лихих 90-х». Сегодня это — проблема для всех философов, политиков, социологов и прочих мудрых людей. Все ФАЗЫ РУССКОЙ СУДЬБЫ отражаются в РУССКОМ КОДЕ. И любое качество русского человек — это диполь, на одном конце которого — «минус», а на другом — «плюс». Такова диалектика. Смирение хорошо, когда оно противостоит гордыне, но плохо, когда ведёт к раболепию и попустительству (например, к воровству и произволу чиновников). Коллективизм хорош при защите Родины от врагов, но не нужен в искусстве для индивидуального творчества. Стремление к равенству хорошо, когда восстанавливает справедливость, но плохо, когда ведёт к тому, чтобы «все люди были одинаковы, как берёзы в роще» (мечта Базарова в романе «Отцы и дети»). То же самое касается «религиозности» и «атеизма». Когда-то православие сыграло ведущую роль при создании Московского царства. Но Святая Русь растворилась ещё в XVII веке. Вспышка «религиозности» в 90-е годы XX века — это не «возрождение духовных святынь», как его стараются интерпретировать, а поток лицемерия (со стороны «партии власти») и суеверия (со стороны небольшой и самой наивной части народа). Искать святыни на кладбище — занятие бесперспективное, хотя, может быть, и полезное с точки зрения «медитации»! Это так же полезно, как спортсмену перед соревнованием делать приседания, крутить головой, похлопывать себя по ляжкам и отжиматься от пола.

Недавно Владимир Путин изрёк то, что, по его мнению, является «конструкцией российской государственности» и «генетическим кодом» россиян: «Бережное отношение к Родине, забота о ней, верность искренней дружбе и неприятие какого-либо давления извне». По-домашнему мило, сердечно и патриархально! Но это не «код», а его личные пожелания.

То обстоятельство, что Россия на протяжении пяти веков была бедной страной, имея малый «прибавочный продукт», известен любому грамотному человеку. На большей части её территории свирепствует холод, урожайность мала, и жить только за счёт продукции сельского хозяйства чрезвычайно трудно. Но то, что она бедна сегодня – это уже не «русский код», а результат конкретных событий. Причём, в них нет никакого рокового предопределения! Просто так сложилась история нации за последние полтора века. Напомню хороший тезис Нины Берберовой: «Русские ничем не хуже негров, арабов, немцев. Но и не лучше. Просто им нечего было грабить при экспансии на восток». Не стоит преувеличивать значение выдуманной Максом Вебером «трудовой протестантской этики» англосаксов. Они разбогатели не за счёт своей «этики», а за счёт грабежа колоний!
Сегодня нет надобности грабить колонии. Россия обладает огромными ресурсами и вовсе не обречена на бедность. Жизнь народа можно и нужно наладить, если правильно выстроить экономическую систему. Но пока от Президента и его подопечных слышны только призывы и лозунги. Кстати, заповедь «легче верблюду пройти сквозь игольчатое ушко, нежели богатому войти в царство небесное» — нужно адресовать богачам! А не трендеть, как это делает Путин, что все они «уйдут в тень», если их обложить прогрессивным налогом! Тогда на кой хрен сдались все его ФСБ, МВД и «опыт работы» в КГБ?


Рецензии
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.