Русские флибустьеры на Кубе. ч. 6 Замысел генерала

      КОВАРНЫЙ ЗАМЫСЕЛ "МЯСНИКА ВЕЙЛЕРА"
   
        Испанский генерал Вейлер, маркиз вальяжный, был весьма доволен собой и жизнью. Назначенный  сверх срочно губернатором на  разбушевавшуюся  Кубу, он не сомневался, что с легкостью раздавит  мятежников и иже с ними!   Ведь он, ранее  отличаясь в  суровых  баталиях, уже в сорок лет  достиг звания генерал-лейтенанта!И Госпожа Удача не посмеет покинуть его в сей жесткий час!

     - Я   сурово расправлюсь на этом непокорном острове с отвратительными черными рожами, мулатами,   примкнувшими к ним волонтерами,    белыми и азиатами! –  самоуверенно заявил  он   собранным в   зале  военным, блистающим  золотым шитьем  мундиров,  аксельбантов и звезд. - Также безжалостно, как усмирил восстание аборигенов  на Вест-Индийских островах, принадлежащих нашей Испании. 
 
        Сидевшая  закаленная  офицерская братия многозначительно переглянулась, а молодые вояки в душе содрогнулись в предчувствии  страшных боев. Каждый невольно  вспомнил, что не случайно генерала  за его злодеяния и беспощадность  к людям прозвали жутким именем «Мясник Вейлер». Значит, в этой ужасной бойне придется сложить головы  многим из них – таков непреложный закон войны.

     И каждый   подумал, что это, не считая  огромных потерь солдат и офицеров, которые во влажном, хватающем за горло тропическом климате, толпами вымирали от лихорадки, дизентерии и других   заболеваний, против которых опытные врачи  опускали руки.

          В  роскошном  зале заседаний, украшенном старинной резной мебелью, китайскими вазами и гобеленами, портретами  полководцев, доставленными из Испании,   железной рукой Вейлера были собраны  за массивным деревянным столом командиры крупных батальонов пехоты, кавалерии, артиллерии. Эти военные, как на подбор чистокровные  и гордые испанцы, уже изрядно хлебнули сражений на суше и на море во славу  своей метрополии.
Среди них  выделялась тревожными лицами в чопорных фраках,   сверкающими на пальцах драгоценными перстнями,  гражданская знать - владельцы  обширных  плантаций, латифундий и фабрик ценного сахарного тростника,  какао и  элитного табака. Они  беспокойно перешептывались.

    - Все наше достояние находится на грани  уничтожения сражениями, поджогами и пожарами злющих партизан.
    - Надежда только на неумолимого Вейлера или нам грозит крах и разорение, если он  не поступит так  же жестоко, как  усмирил   на      Вест-индийских островах  туземцев, которые захлебнулись в своей крови.

       Вейлер пригладил усы, подвинул  к себе карту. Резкие черты его лица, холодный, острый взгляд говорили о нем, как о человеке привыкшем командовать и не привыкшем никого жалеть.  Постучал карандашом  по столу. Все напряглись, перешептывание стихло.
     - Вам известно, когда на Кубе началось последнее восстание, наша армия насчитывала около 80 тысяч человек. Из них   только 20 тысяч регулярные, опытные  части. А 60 тысяч – это  так себе, собранные с "миру по нитке" вроде как «добровольцы», испанские и кубинские, да наемники из Бразилии и Аргентины.  Они занимались в основном «непыльной» работой: состояли в охране и полиции.

             Вейлер сделал паузу.
        - Я же добился увеличения армии на 22 тысячи солдат и пароходы с ними спешат к нам сюда через океан.
             По залу пронесся вздох удивления и восхищения идущей подмогой.
         Вейлер промокнул потное лицо легким платком и  пригубил  из  хрустального  стакана с водой.

            Кто-то из  офицеров довольно  хмыкнул:
      -  Так что, мамбиес-партизаном остается только молиться своим богам?!

           Вейлер криво поморщился.
      - Уволенный   в отставку до моего прибытия на Кубу генерал Мартинес Кампос тоже так считал… Да просчитался. А я бы  не торопился  так утверждать!  Мы не пойдем по пути его промашек и многочисленных смертей полков!

     Сидящие в зале офицеры оживленно, а кто и скептически, удивленно переглянулись. Как так?

             Вейлер  выдавал командирам  убийственные  фразы, словно рубил саблей.
         - Да,   Мартинас Кампос  стратегически  возжелал   охватить повстанцем   цепью укреплений, так называемой «трочей», как широким поясом по всему острову. Это было задумано   хитроумно. Раздробить  мятежников вначале в  провинциях, изолировать и поэтапно  уничтожить заживо. Для этого  и   начали возводить железную дорогу с бронепоездами,   рядом для ее охраны     форты   и упроченные блокгаузы  с солдатами.   За укрепленными толстыми бревнами зданиях таились снайперы, через окна   могли отбивать атак.  Путь нападающим  должны преграждать глубокие траншеи. А ряды колючей проволоки на столбах пресекать доступ атакующим…

         Вейлер закашлялся от продолжительной речи, чем воспользовался молодой нетерпеливый офицер.
  -  Простите генерал, тогда почему его мощная преграда не привела к гибели партизан?

       Вейлер аж  побагровел от прямого вопроса .
    -  Потому что, на этих важных участках было до чертовой матери офицеров – пьяниц и разгильдяев,  куда их  специально отправляли, спихивали.  Кроме, того ловкие партизаны не шли в лоб на наши мощные укрепления, а ночной теменью  легко просачивались по 2-3 человека сквозь трочу. К тому же им не грозила смерть от голода, ибо местные  крестьяне снабжали их  продуктами  да боеприпасами.
     Вот только скажите мне, откуда черт подери, у окруженных партизан взялись золотые монеты и прочие деньги, которыми они расплачивались   за все услуги и продукты. Но   и сейчас подкупают наших караульных для своего свободного прохода, и кроме того скупают наше оружие? -  повысил голос рассвирепевший генерал.
 
       - Итак, - остепенился Вейлер,- мой план подавления и уничтожения  армии повстанцев состоит из нескольких необычных операций. Начнем с первой…

      Восставший остров мы «разрежим» мощными "трочами"-укреплениями. На три части  перерезав его   территорию   от одного берега до противоположенного. И каждую часть с вооруженными повстанцами будем  по отдельности уничтожать беспощадно! Многие сооружения уже готовы противостоять этим   бандам.

      Чтобы запереть войска Масео в ловушке   Пинар-дель-Рио, мы возведем на западе острова   серию фортов «трочи». Чтобы эта "троча", упиралась своими фланговыми фортами в море и перерезала остров в самой узкой его части. И эта «троча" станет началом конца восстания, поверьте мне !

           В этой ловушке,  на небольшом пространстве мы сосредоточим 60 тыс. своих войск, чтобы  не дать возможности  4-м тысячам повстанцев Масео выбраться из этой бесплодной провинции. У Масео  не будет ни единого шанса! А дальше последует ряд жестких мер, о которых я скажу вам в свое время.

       Вейлер одернул мундир, и жестко заявил:
      - Я принимаю на  себя личное руководство  военными действиями в провинции Пинар-дель-Рио против повстанцев Масео. Приказываю покончить с восстанием в три месяца. О чем и отправляю донесение в Мадрид.
     В зале повисла мертвая тишина. «Это нереальный срок…» прошелестело среди умудренных войной офицеров.
        Но Вейлер уже  закрыл оперативное совещание.

        Масео же будучи в своем лагере, после прибытия экспедиции, привезшей  им много оружия и боеприпасов, решил двинуться на восток, прорваться  с яростными, но короткими боями через «неприступную трочу» Вейлера, о которой горделиво трубили испанцы, нагнетая страх и ужас .
     - Наша задача, - нацеливал свою армию   Масео, -   пересечь с боями населенные провинции Гавана и Матансас, и этим доказать испанцам и местному населению  лживость Вейлера о непобедимости его фортов и войск. Тем самым дать разгореться пламени гнева среди  кубинцев и привлечь колеблющихся   в наши ряды.
 
     - Для этого, - ставил задачу своим офицерам Масео,- нам надо пройти мимо ряда испанских фортов и перейти укрепленную линию, которая протянулась от Виньялдеса до Леванте. Эта «троча» очень укреплена,и  на ней базируется несколько испанских колонн. Поэтому переход наш невозможен без жестких схваток, и увы, кровопролитных потерь.

     - По силам ли будет сделать это  немногочисленному войску, - обсуждали  озабочено у костра  наши русские добровольцы.
         Утром их внезапно вызвали к Масео, который улыбаясь, сообщил им неожиданную новость.
      - Ночью в лагере появился внезапно  русский доброволец Паненков, который   воевал  в наших рядах.  Солдаты уважали его, как опытного офицера, прошедшего сражения в Африке на стороне абиссинских войск против Италии, захотевшей покорить эту страну. До  Паненкова дошли   слухи, что в нашем  лагере   Масео   находятся   земляки из России, и с ними, по описаниям  партизан,   медицинская сестра, так похожая на его  знакомую по Африке санитарку. 
          Взволнованные русские волонтеры слушали Масео:
      - Тогда он,   с двумя друзьями добровольцами  поспешил увидеть ее. Но  тут узнал, чтоэта медсестра Наташа пропала, ее похитили, а вестей от отправленного в ее поисках отряда нет.  По мнению коренных негров, этот отряд убили  фанатичные негры-поклонники богини Вуду. Почему? Чтобы потом  захватить Наташу, вроде   предназначенную   в жертву своему божеству.
   И ваш Паненков убедил меня разрешить ему с   друзьями  отправиться на вызволение  ее у похитителей.  Я не мог отказать этому пылкому русскому и они тотчас они исчезли в темени ночи.
       Трое русских добровольцев, слушая необычную весть Масео, были поражены, а затем успокоились, надеясь на Господа и отвагу боевого офицера Паненкова.

    Все повстанцы до одного, из последнего приказа Масео, понимали, что  их цель прорваться через испанские укрепления, чтобы соединиться в Гаване с войсками М.Гомеса, чтобы потом,  более крепким кулаком,  ударить по войскам испанцев, изгоняя их с острова.
          И  четыре тысячи храбрых солдат, в т.ч. трое наших друзей, под командой  Масео,  готовых сложить головы за свободу Кубу, двинулись в дерзкий поход. С первых же дней проникновения на восток острова начались упорные, кровавые стычки с испанским войсками.
          Паненков же отправился по  горным тропам, торопясь застать Наташу живой, выйдя на следы похитителей по рассказам местных крестьян, и с трудом  выпытывал у них хоть малость  сведений о таинственной  и  жестокой секте змеепоклоников Вуду.
      

             Продолжение следует... 


Рецензии