Весь день не в своей тарелке

ВЕСЬ ДЕНЬ НЕ В СВОЕЙ ТАРЕЛКЕ

(секс будущего)

Книга сексуальных откровений Алексея Виноградова
http://www.proza.ru/2002/06/17-11

В обеденный перерыв меня похитили инопланетяне!
Я никогда раньше не задумывалась, как они это делают, но никто не стал накидывать мне мешок на голову и испепелять мое тело невидимыми лучами.
- Пошли, - просто сказали они мне, и я покорно подчинилась.
В мои тридцать лет уже не приходится выбирать, и когда предлагают идти, я иду, если, конечно, он не очень страшный.
Этот был не страшный, второй был тоже не страшный, но он был женского пола, потому что меня к нему абсолютно не тянуло.
- Закрой глаза и шагни, - предложили они мне, и я шагнула.
- Открой глаза и отступи на один шаг, - добавили они, и я отступила.
- Смотри, - услышала я их шепот, и тут же открыла глаза.
Все было слишком буднично, словно три мыши были накрыты банным тазом и официально обсуждали свое положение.
- Мы приветствуем тебя на нашем корабле, который пролетел миллионы световых лет, чтобы встретиться с тобой.
Я была приятно удивлена.
- У нашей миссии мало времени, и нам надо вступить в половую связь с вами и получить здоровое потомство.
- У нас так сразу не принято, - я была неприятно поражена, - уж мысль завести ребенка без мужа и так посещала меня неоднократно, и вы тут, кстати, приземлились, но честная женщина не может так сразу, ведь надо вначале познакомиться.
- Времени в обрез, - резко повысил голос до крика инопланетянин мужчина, слишком резко переключивший свой электронный словарик с нашего официального языка на наш же разговорный язык.
- А где мы сейчас пролетаем, - я перевела тему из щекотливой торопливости инопланетянина.
- Ваше величество, я полагаю, что, подойдя к стенкам корабля, Вы увидите это сами, - инопланетянин вновь запутался в кнопках электронного разговорника и попал на русский язык времен Екатерины II.
Я подошла, приплюснула носом мытую стенку таза и увидела вытянутый мыс Флориды, которая убегала куда-то вниз, открывая перед моими глазами весь северо-восток Соединенных Штатов.
- Ой, - у меня перехватило дыхание, я никогда там не было, - это разграфленная лужа и есть тот самый Нью-Йорк. А можно спуститься пониже и сбросить скорость. Это, правда, Бруклинский мост, правда, Бруклинский, а можно я с высоты тарелочного полета плюну на Бродвей.
В этот момент наша тарелка сделала сложный разворот и пронеслась прямо под знаменитым мостом и ушла в сторону уже видневшихся небоскребов Манхэттена.
- Ух, ты, да за это можно всю жизнь отдать, - я завопила, как впервые выпившая вина девчонка.
- Всю жизнь отдавать не надо, - вновь перешел на современный язык прилипчивый инопланетянин, - уделите мне несколько минут на совокупление и, как можно заботливей отнеситесь потом к появившемуся потомству.
- Несколько минут, - я оторопело отпрянула от престижных районов американского мегаполиса и посмотрела в глаза оскорбившего меня мужчину. – У меня мужика не было уже почти два года, а ты предлагаешь мне вместо Нью-Йорка всего несколько минут секса. Нет, лучше полетели на 42-стрит.
- Наверно, я могу дольше, - вдруг почему-то стеснительным голосом пролепетал пристыженный инопланетянин, у которого от смущения на голове обвис весь частокол антенн.
- А где же мы это сделаем, - я подозрительно обвела взглядом весь космический таз и растерянно уставилась на его инопланетную подружку, которая, насупившись, забежала за спину кавалера. – Она тебе часом не женой приходится?
- Мы вместе, - пропищал спрятавшийся за спину организм, - мы, это, того, одно целое раньше были, а потом мутации, вот и расползись на две половинки. С тех пор никто у нас на планете не размножается.
- А между собой не пытались совокупляться? – я все еще пыталась оценить обстановку.
- А мне нечем, - храбро выскочила вперед вторая половинка моего инопланетянина, - и тут же показала все свое тельное устройство.
Уж действительно, ей этим заниматься было абсолютно нечем.
- Это что ж, мы будем заниматься сексом при ней. Да вы что! Я на груповуху никогда не подпишусь, - я тоже перешла с официального языка общения на сленговый язык, чтобы подавить в себе смущения возможного секса при свидетеле неопределенного пола.
Оба инопланетянина с поникшими головами вдруг дружно заплаксивили мне официальное сообщение их самого главного компьютера, который, оказывается, безошибочно назвал меня единственной спасительницей их цивилизации.
- Ну, ладно, не хнычьте, я согласна, а у вас водка есть?
Но водки, шампанского, красных роз, кровати и даже умывальника у них не было. Абсолютно нищая цивилизации. Вечно мне достаются мужчины второго и третьего сорта, так и инопланетяне попались такие же. Я проводила взглядом проплывающую за бортом Гренландию и попыталась всмотреться в ее ослепительные льды. Ну, когда я еще сюда выберусь.
- А у тебя это, как его, как это у вас называется, плодоратор какой-нибудь есть? – я окончательно взяла инициативу в свои руки.
- Член что ли? – без всякого смущения переспросил инопланетянин, - есть, конечно, мне его сделали наши выдающиеся ученые.
Он тут же показал мне, что сделали его ученые. Было, похоже.
- А пользоваться им ты умеешь? – автоматически поинтересовалась я, хотя уже краем глаза успела заметить, что пришили они его с полным знанием дела.
- Да он вашу «Камасутру» семь световых лет по справочнику учил, - вмешался бесполый организм, - я его лично экзаменовала.
- Цыц, - шикнула я на добровольную помощницу, - не лезь, если сама не может. Здесь «Камасутра», видимо, не пригодится.
- Как не пригодится, - побледнел от испуга инопланетянин, я же только так и умею, а что есть еще какие-нибудь секреты.
- Есть, - властно прохрипела я взволновавшимся голосом, - клади руку, или лапу, на мою грудь.
- Я знаю, как она называется - угодливо пролепетал инопланетянин, и замер в этом щекотливом положение.
Ну, через пять минут я поинтересовался, как долго мы будет так стоять, на что мне инопланетянин резонно напомнил, что я сама просила его не спешить.
- Уж не в этом же момент, когда я готова отдать всю себя, - я повалила его на себя на пол, и мельком увидела, что наша тарелка пролетает где-то над Европой. – Вторую лапу сюда!
Я поняла, что нельзя так долго не быть с мужчинами, так как даже прохладный инопланетянин меня возбуждал своей карябавшей чешуей.
В этот момент тарелка опасно снизилась, и десятки тысяч жителей бельгийской столицы уставились на пролетающий инопланетный таз.
- Закрой рот и постарайся набрать высоту, - прикрикнула я на обалдевшую от нашего секса вторую половинку нашего инопланетянина, - за нами вся Европа подглядывает.
В этот момент сама тарелка под немыслимым углом обогнула город Брюссель и уже забрякала под пригородами Парижа.
«У меня был оргазм под Парижем, но мне никогда и никто в это не поверит, ну, кроме, конечно, врачей, если обращусь сразу к психиатру».
- А можно я с открытыми глазами попробую, - пролепетал осмелевший инопланетянин.
Я еще раз посмотрела на его крупную чешую в интимной части тела и милостиво согласилась.
- Черт с тобой, я уже и так вся исцарапалась.
В районе русской Сибири он выдохся, так и не воспользовавшись своей (нашей) Камасутрой. Я поцеловала его повлажневшую щеку и впервые назвала милым.
В этот момент незаметная спутница вывернула тарелку у берегов Японии и уже хотела положить ее на курс в Россию, но я попросила снизиться над Токио.
У них только что начинался день, который я уже прожила с моим инопланетянином.
Уже через 50 минут мы тормозили тарелку в подмосковном небе.
- Наша улетать, ваша оставаться, - почему-то переключив переговорник на японский акцент, напомнила его преданная напарница.
- Ну, ты звони, как прилетишь, - прощалась я с инопланетным любовником.
- Я не успею вернуться, у нас жизнь кончается на полдороге домой, так что звонить буду каждый день, до последнего дня.
Мы обнялись, я расплакалась.
Уж вышла я на проспекте Мира, поближе, у станции Алексеевская и, шмыгая носом, пошла на работу, но как только перешагнула порог своего офиса, как меня тут же позвали к телефону.
- Тебе межгород уже в пятый раз спрашивает, - ворчливо передала мне трубку секретарша.
Я взяла трубку и услышала уже ставший родным инопланетный голос.
- Мы уже передали данные по нашей встрече на головной компьютер, он одобрил, и теперь к тебе на Землю летят для спаривания тысячи инопланетных кораблей с лучшими мужчинами нашей цивилизации.
- Ты подлец, сутенер и козел, - я расплакалась прямо в трубку.
- Я не понимаю, я не понимаю, у нас слово «козел» в этот контексте не переводится, - залопотало инопланетным шумом.
- А у нас «козлы» вообще не переводятся, - я бросила трубку на рычаги.
Ну, неужели снова придется делать аборт, и вот, интересно, их головной компьютер додумался до того, что из меня в районной поликлинике всего за полчаса вычистят всю их гибнущую цивилизацию.
Ну, видимо, все мужики одинаковы!
Впрочем, через сто миллионов лет, когда инопланетяне сюда прилетят, они меня уже не найдут, но, я думаю, такие дуры, как я, за это время здесь на Земле не переведутся.
Алексей ВИНОГРАДОВ

ПРИМЕЧАНИЕ:
Все книги со временем устаревают с разной степенью скорости, вот и моя Книга сексуальных откровений сегодня уже устарела, вся или частями, это я хочу выяснить в процессе ее правки, сокращения или, наоборот, добавления ранее не опубликованных текстов. Сделать я хочу это публично, каждодневным выставлением текстов, и будут чрезвычайно признателен за любую подсказку по тому или иному тексту, стоит ли его оставлять, нужно ли его изменить, честно говоря, без посторонней помощи это сделать не очень просто. К текстам привыкаешь, и уже не понимаешь, степень их читаемости.

Хочу напомнить, что в этой книге изложены моей стилизацией высказывания о любви сотен опрошенных мною людей, за время моего видения брачной рубрики. Сознаюсь, что они говорили не так, в тексты практически не вошли слова мною интервьюируемых людей, даже мысли были часто навязаны моими вопросами, но в текст вошли именно их эмоции и информация о событиях, которые с ними произошли на любовном фронте.

В общем, извините, если текст уже настолько устарел, что вы возмущены, и буду очень признателен, если вы поделитесь своим возмущением. В принципе, это, возможно неудачная, попытка коллективного редактирования книги, и я не знаю, получится ли так, но я попробую каждый день выставлять уже опубликованный или некогда еще не публикуемый кусочек текста моей Книги сексуальных откровений: http://www.proza.ru/2002/06/17-11


Рецензии