Свеча за упокой мистический триллер ч. 13

Алена  Скрипкина 
               
                © Скрипкина  Елена  Владимировна, 2005 г.

          ГЛАВА  13

Дверь открылась, и в проеме показались два силуэта. Сердце Марьяны сразу закувыркалось где-то в горле, вызывая спазмы и мешая дышать. В отчаянии она попыталась еще раз подергаться, чтобы ослабить веревки, но чеченцы прикрутили ее на совесть. От сильных рывков еще больше разболелась голова и так противно ноющая после удара пистолетом.
Не спеша вошли Хасан с напарником и сразу же закрыли дверь. Щелкнул выключатель. Тусклый свет заполнил тесное помещение. У Марьяны мелькнула страшная мысль – Олег предал ее и пересказал их разговор. Теперь придется расплачиваться по полной программе еще и за это. Только сейчас ей предоставилась возможность немного осмотреться. Когда люди Хасана волокли ее сюда, они что-то накинули на голову, поэтому она вообще не имела представления, где находится.
Единственным моментом, который хоть как-то утешал, было наличие здесь Олега. Может быть, он все-таки ничего не сказал и сумеет ей помочь? Марьяна заморгала, привыкая к свету. Она находилась в маленькой, вроде бы, подвальной комнатке без окон. Кроме стула, к которому была привязана, там еще находились допотопный стол и несколько убогих конторских стульев.
Второй бандит пристроился на одном из них, зачем-то выставив на стол бутылку с водой, а сам Хасан подошел к Марьяне так близко, что ей пришлось задрать голову, чтобы видеть его лицо. Для начала он выдержал театральную паузу. Про себя Марьяна подумала, что это совершенно лишнее, ощущать себя хуже, чем сейчас, было уже просто невозможно. Наконец, вдоволь потешив самолюбие, Хасан соизволил заговорить. Первый вопрос был без изысков и совершенно банальным:
- Боишься?
- Нет, наслаждаюсь, - процедила Марьяна сквозь зубы.
- Тут одна твоя бывшая подруга недавно поделилась со мной одной маленькой тайной, - осклабился Хасан и злорадно добавил: - Твоей тайной.
Марьяна подняла брови в немом вопросе.
- Не догадываешься? – продолжал издеваться чеченец. Упорное молчание и небрежное пожатие плеч только еще больше его разозлило, и он поспешил уточнить. - Колеса-то глотаешь?
Марьяна почувствовала, как зашевелились волосы, кровь вполне ощутимо застыла в жилах, а сердце пропустило несколько ударов. Хасан ухмыльнулся:
- Судя по перекошенной роже, правда. Но то были еще цветочки. Сейчас я угощу тебя ягодками – новейшим изобретением господина Иванова. Ты же хочешь этого, правда, лапочка?
Марьяна в ответ отрицательно замотала головой, почти теряя сознание, от дикой боли в затылке.
- Не хочешь? – как бы разочарованно уточнил Хасан, и тут же сам себе ответил: - Но придется. Заодно, проверю на таком хорошеньком подопытном кролике, не обманул ли нас этот русский иностранец, шакал паршивый.
Она следила за ним расширившимися от ужаса глазами. Хасан продуманно медленно сунул руку в карман, достал оттуда две таблетки. В этот момент, Марьяна пожалела, что Денис успел поймать ее на самом краю крыши. Изо всех сил сцепив зубы, она молча уставилась в грязный бетонный пол. Она ни за что не выпьет это.
- Давай, глотай, - почти ласково предложил Хасан. – Тебе же лучше будет. Сегодня выпьешь, а завтра выйдешь отсюда совсем свободной будешь!
Марьяна продолжала упорно смотреть в пол. По-видимому, терпение никогда не было определяющей чертой характера Хасана. Не прождав и минуты, он рявкнул, что было мочи:
- Открой рот, ты, сука!
Снова не дождавшись эффекта, он кивком подозвал помощника и приказал:
- Держи ее!
Цепкие пальцы обхватили Марьяну за голову, одновременно запрокидывая  назад. А Хасан зажал нос, перекрывая доступ воздуха. Марьяна почти сразу почувствовала, что ей нечем дышать. Перед глазами запрыгали цветные пятна. Сейчас она предпочла бы задохнуться, но инстинкт оказался сильнее. Открыв рот, она постаралась вдохнуть, как можно быстрее, но номер не прошел. Хасан сразу же забросил ей в горло обе таблетки и плотно зажал ладонью рот. Через минуту, общими усилиями, они влили Марьяне в рот воду. Кашляя и задыхаясь, она была вынуждена проглотить страшное зелье.
- Теперь балдей, лапочка, - почти ласково напутствовал ее Хасан и, выходя из комнаты, щелкнул выключателем.
Свет погас, в замке повернулся ключ. Марьяна осталась один на один со своими мыслями. Теперь все кончено, решила она, пути назад нет. У нее не хватит сил еще раз пройти через такое. Головная боль стала медленно отступать, следом накатила полная апатия и безразличие ко всему на свете. Марьяна закрыла глаза.

В офисе Иванов к возвращению чеченцев разогрел чайник и даже достал из стола непочатую бутылку водки – на выбор. Хасан с напарником вернулись вполне довольные сделанной работой и были слегка удивлены такой теплой встречей. Приказав Олегу сидеть и не высовываться, они ожидали обиды, раздражения, но этот интеллигент оказался настолько труслив, что даже такое откровенное пренебрежение, только еще больше заставило его почитать хозяина.
-    Я, пожалуй, с утра пить не буду. Так что, чайку хватит, - лениво протянул Хасан.   Второй с ним молча согласился.
-    Сию минуту, - торопливо пробормотал Олег, доставая чашки. – Сколько сахару?
Иванову было невообразимо стыдно. Он вел себя, как последний подобострастный лакей из самого дешевого захудалого трактира. И только ненависть, постоянно мерцавшая где-то в глубине души еще напоминала о почти испарившемся человеческом достоинстве.
Он суетливо выполнил пожелания Хасана – две ложки и одну – его напарнику. Сам пил без сахара, заискивающим тоном объяснив, что мол, имеет склонность к диабету. Вскоре чеченцы, довольные жизнью и оказанным приемом, отбыли, предупредив, что к вечеру приедут еще, но Олег не должен проявлять излишнего любопытства и спускаться в подвал, не то очень и очень пожалеет.
От избытка верноподданнических чувств, химик даже вышел их проводить до пропускного пункта. Посмотрев вслед удаляющейся машине странным взглядом, он неторопливо побрел назад. Было ясно, что чеченцы забрали на проходной оба ключа от подвала, поэтому ему предстоит ломать замок. Олег знал, что тут уж он точно не специалист, в отличие от кое-чего другого. Вернувшись в офис, он поспешно выбросил в туалет пакет с остатками сахарного песка. На всякий случай, чтобы больше никто им случайно не воспользовался.
А потом начал мучительно вспоминать, где он мог видеть или читать, как люди поступают с замками, если у них нет ключа. Перед глазами постоянно всплывала одна и та же картина – здоровенный мужик в камуфляже вышибает дверь одним профессиональным ударом ноги. Но совершенно очевидно, что такой интеллигентный человек, как Олег на такое не способен. Да и сил у него вряд ли хватит.

Несмотря на бессонную ночь, Хасан возвращался в город в приподнятом настроении. Теперь, эта баба со всеми своими потрохами полностью принадлежит ему. К вечеру, она дойдет до соответствующей кондиции и встретит его, как родного, окончательно забыв про свое высокомерие. Этот паршивый интеллигентик, такой трус, что и близко не подойдет к комнате, обмочится еще по пути. Кажется, они хорошо запугали замухрика. К тому же это было совсем нетрудно, ведь более трусливыми бывают только зайцы.
Неожиданно Хасан почувствовал, легкое головокружение, на которое вначале не обратил внимания, решив, что сказывается бессонная ночь. Однако, оно постепенно начинало усиливаться. Мелкие темные точки, прыгающие перед глазами, стали превращаться в пятна, которые, постепенно расширяясь, захватывали все пространство вокруг, мешали смотреть на дорогу и вести машину.
Внезапно руки онемели так сильно, что стало трудно держать руль. Хасан почувствовал, как громоздкий джип заносит. Словно сквозь вату, донесся предостерегающий гортанный крик. Но он так и не смог разглядеть дорогу. Перед глазами почему-то снова и снова возникало довольное лицо Магомеда. Казалось, он ждет Хасана и хочет ему что-то сказать, наверное, очень важное… А последняя мысль, мелькнувшая в голове, относилась уже к совершенно другому человеку, тихому и забитому, которого он и за человека-то не считал. Но, оказывается, при определенных условиях, даже они могут быть смертельно опасны: «Отравил, падла!»
Резкая боль взрывом внезапно разорвала мозг. Где-то там, внутри оторвался тромб, который по венам доплыл до мозга и наглухо закупорил какой-то жизненно важный сосуд. Хасан уже не видел и не чувствовал, как джип скатывается с насыпи и на всем ходу врезается в дерево, не слышал предсмертного крика напарника и последовавшего взрыва. Ему  было уже все равно.
Если бы врачи производили вскрытие искореженных и обгоревших тел, то установили у обоих странное для такого возраста заболевание – обширный тромбофлебит. Причем, в значительно большей степени, он проявился у Хасана, который любил более сладкий чай. Впрочем, вскрытие никто не делал. Да и кому оно нужно? Картина и так была слишком очевидна. Очередное ДТП со смертельным исходом, каких сотни, а может даже тысячи ежедневно происходят на наших дорогах.

Замок, к счастью для Олега оказался несложный. Когда он вошел в комнатенку и щелкнул выключателем, Марьяна содрогнулась всем телом и, моргая, уставилась на него совершенно ошалелым взглядом. Она никак не могла понять, почему у нее всего лишь перестала болеть голова? Неужели, Иванов так сильно задурил всем голову своим ноу-хау? Но ведь этого не может быть!
- Это был всего лишь анальгин. Он случайно завалялся у меня в кармане, - успокоил ее Олег, аккуратно разрезая веревки ножницами, которые он продуманно прихватил из офиса.
- Господи, - пробормотала Марьяна. – Хорошо-то как, - но сразу же вздрогнула и вопросительно посмотрела на Иванова: - Они скоро вернутся?
- Вряд ли, - пожав плечами, загадочно сказал химик.
Он помог Марьяне добраться до офиса, нежно придерживая ее за талию, и налил горячего несладкого чая. А она в благодарность за свое чудесное спасение, поделилась последними новостями, самой потрясающей из которых оказалось внезапное воскрешение Магомеда, которое, правда, столь же внезапно оборвалось очередной трагической кончиной. Марьяна боялась возвращаться домой. Вдруг ее там ждет Хасан с компанией головорезов? Олег тоже не жаждал встречи с ними, даже и без главаря, но пока об этом знал только он. Кто может знать их непредсказуемую душу? Восток – дело тонкое.
Марьяне первой пришла в голову мысль, позвонить домой. После первого же гудка трубку снял Денис и сразу огорошил ее двумя вопросами:
- Ты где? – и сразу же без паузы: - Что случилось?
- Я сейчас приеду, и все расскажу, - торжествующе сообщила Марьяна. Слава богу, теперь можно вернуться.
Когда она, в компании Иванова, радостно вошла в гостиную, там, в клубах табачного дыма, которому не помогали выветриться даже открытые окна, их встретил Денис и еще трое здоровенных парней угрюмого вида.
- Давайте, выкладывайте, - сразу же приступил к допросу Денис.
- Да… но… - замялась Марьяна и огляделась по сторонам. Этим она давала понять, что ей совсем не хочется вдаваться в детали при посторонних.
- Вообще-то, я их привез для твоей охраны, - хмыкнул он, - но, кажется, уже опоздал.
- Ну… может, они еще пригодятся? Ведь Хасан… - она замялась.
- Хасан? – переспросил Денис. – Так вы не знаете?
Иванов и Марьяна синхронно покачали головами, правда, глаза Олега при этом как-то странно бегали, но, кажется, в гуще происходящих событий этого никто не заметил.
- Он еще утром разбился на машине с одним из своих людей. Совсем недалеко от города, - Денис внимательно смотрел на их удивленные физиономии. Даже если он и сделал для себя какие-то выводы, то озвучивать их не стал.
После этого последовал такой же синхронный вздох облегчения, и Марьяна сразу поспешила представить Иванова с наилучшей стороны, как своего благородного спасителя. А когда все уже уходили, Олег на пороге обернулся и с такой тоской посмотрел на Марьяну, что у нее сжалось сердце. Когда за ними закрылась дверь, она почувствовала себя просто предательницей.
Марьяне не составило большого труда собрать воедино кусочки разрозненной цепи событий, слишком уж много там было подозрительных совпадений. Но каков Олег! Признаться, она не ожидала от него такой прыти. Мысленно представив себя на его месте, она просто растерялась, но честно призналась самой себе, что вряд ли смогла бы решиться на подобный шаг. Конечно, с уходом в мир иной Хасана и его холуя, человечество вряд ли что-нибудь потеряло, и все-таки в глубине души Марьяне было немного не по себе. А как же Олег? Человек рисковал жизнью, а она кроме элементарной благодарности, ну ничегошеньки к нему не испытывает. Стыдно?
Окончательно запутавшись в нравственных проблемах, Марьяна не пришла ни к какому определенному выводу и решила поделиться своей историей с Денисом. Он был далек от интеллигентских изысков и излишней мнительностью по поводу нравственных проблем не страдал. Марьяна жива, и это основное, но сейчас ей требовалось хотя бы формальное отпущение грехов, даже чужих, но сделанных из-за нее. Боковым зрением она оглядела Дениса. Прямо скажем, на священника он, ну никак, не тянул, и все-таки…
С тяжелым вздохом Марьяна рассказала ему все – и о внезапном появлении Магомеда и его убийстве Хасаном. Правда, потом из ее повествования выпал целый кусок, в связи с ударом по голове. О своем сидении в подвале и ложных наркотиках, которыми накормил Хасан. Денис ее почти не перебивал, изредка задавая короткие уточняющие вопросы. Свое предположение по поводу вклада Олега в смерть Хасана, Марьяна оставила при себе. Даже если она права, и Иванов имел какое-то отношение к аварии, но сделал он это из лучших и даже, можно сказать, благородных побуждений. Ее размышления внезапно прервал Денис. Вопрос прозвучал так, словно он прочитал ее мысли:
- Как ты думаешь, Олег имеет отношение к смерти Хасана?
- Нет, - с вызовом ответила Марьяна. Он в это время спасал меня, а потом отпаивал чаем в офисе.
- Да, наверное, ты права, он, действительно, не может иметь к этому отношения. В конце концов, химик – не боевик, - с легким смешком, проговорил Денис, закрывая тему. – Но, несмотря на то, что бояться тебе вроде бы нечего, пока одна никуда не ходи. Только с моими ребятами. Они будут по очереди дежурить здесь. Обещаешь? Вообще, ты обладаешь феноменальной способностью попадать в самые невероятные ситуации.
- Ладно, - со вздохом согласилась Марьяна и закрыла глаза.
Теперь, когда все самое страшное позади, можно отдохнуть и расслабиться.
- Да, кстати, пока не забыл, - прервал процесс Денис. – Ты поедешь в Москву, знакомиться с партнерами или тебя это уже не волнует?
Сон, как рукой сняло.
- Еще как поеду, не надейся, что все отдам в твои загребущие руки, - невнятно пробормотала Марьяна в подушку заплетающимся языком.
Внезапно, у нее возникла мысль – тщательно собрать информацию на всю эту шайку, а потом сдать их кому следует. Только надо решить, как поступить с Денисом. Почему-то ей теперь совершенно не хотелось отправлять его за решетку, но она подумает об этом позже, потом, когда хорошенько выспится.
- Тогда готовься на следующей неделе. Будешь там всех очаровывать, - не давал ей заснуть объект нелегких, но приятных размышлений.
- Всегда готова, - это были последние слова, которые с трудом удалось разобрать Денису. Дальше послышалось ровное сопенье мирно спящего человека.
На самом дела Марьяна не хотела засыпать. Она боялась. Боялась снова очутиться в странном и жутковатом доме, встретиться со старой ведьмой и вновь выслушивать ее то ли просьбы, то ли приказы. Внезапно на ум пришел виденный еще в школе фильм ужасов про Фредди Крюгера. Он тоже обделывал свои темные делишки, пробираясь в сны своих жертв, но умирали-то они наяву! Марьяна почувствовала, как неприятный холод пробирает до костей. Вдруг таинственной старухи так же, как и того урода вообще не существует на свете. Она живет только в ночных видениях, методично уничтожая тех, кому снится, и вот сейчас пришла ее, Марьяны, очередь…
Придя к такому зловещему выводу, она еще какое-то время старалась упорно сопротивляться наплывающему туману. Но Марьяна слишком устала, чтобы долго выдержать эту неравную борьбу.  Вскоре она сдалась и почти сразу услышала над ухом:
- Ты упрямая, очень упрямая девочка. Нельзя так себя вести, особенно, если тебе предлагается так много…
- Я не просила об этом, - угрюмо пробормотала Марьяна.
- А ты попроси, - задушевно и мягко, в несвойственной ей манере, предложила старуха. – И сразу же все получишь!
- Почему бы тебе ни предложить все эти радости жизни кому-нибудь другому? Вдруг он примет их с распростертыми объятиями? – Марьяна с радостью уцепилась за эту внезапно пришедшую идею, но не тут-то было.
- Некому, - спокойно сообщила старая ведьма. – Только ты этого достойна.
- Но я не хочу! – Марьяна постаралась вложить в это предложение всю энергию своего отказа.
- Ничего, скоро ты придешь ко мне. Сама придешь. Никуда не денешься, - старуха, видимо, решила не замечать ничего, что противоречит ее мнению и самоуверенно ухмыльнулась…

Перед самой поездкой в Москву Денис неожиданно предложил Олегу прихватить его с собой и подвезти прямо до «Шереметьево». Выпуск продукции к этому времени был окончательно налажен. Иванов выполнил все, для чего его приглашали. На кредитной карточке химика была заветная цифра с шестью нулями, конечно, в свободно конвертируемой валюте. Поэтому, он с радостью согласился. Давно пора отчаливать домой. Олег отдавал себе отчет, что в отношениях с Марьяной шансов у него нет, поэтому не стоит попусту тратить время. Лучше быстрее покинуть эту страшную и ставшую теперь совершенно непонятной страну, вернуться к себе в тихий, предсказуемый Люксембург, где все можно распланировать хоть на тридцать лет вперед. Там он заведет красивую кошку какой-нибудь редкой породы, непременно женится на дочке местного аристократа и все у него будет хорошо.
Через много лет, может быть, удастся, наконец, забыть этих чеченцев, лица которых, на фоне горящей машины, снятся ему теперь каждую ночь. Иванов не назвал бы это муками совести. Они их не заслуживали. Просто он никак не мог отделаться от неприятных воспоминаний. Он ведь на самом деле ученый, а не убийца. Думая так, Олег не знал, что подобное предположение высказал недавно другой человек. Только сделал он это исключительно для Марьяны. Сам же при этом думал иначе. Совершенно иначе.
Из-за самолета, который вылетал утром, Денис с Олегом уехали очень рано, Иванову еще нужно было заехать в банк и перевести деньги в Люксембург. Никто не знал, сколько эта процедура может занять времени, хотя Денис и успокаивал его, что данное кредитное учреждение подконтрольно их организации.  Марьяна, как солидная бизнес-вумен, в сопровождении джипа с охраной отправилась в Москву на любимом красном «Рено». Они договорились встретиться с Денисом прямо в клубе «Розовый фламинго», где и должно было состояться знакомство с партнерами.

Ну вот, наконец-то, к удовольствию Олега все завершалось. Удовлетворенный химик бодро катил чемодан по залу. Вот и паспортный контроль. Перед тем, как отдать документы, Иванов, снова ставший  господином Иванофф оглянулся напоследок назад и увидел через стекло Дениса, который, махнув на прощанье рукой,  направился к выходу. Это отвлекло химика всего на мгновенье.
- Ваш паспорт, пожалуйста, - услышал Олег и вздрогнул от неожиданности.
- Да-да, - он торопливо протянул документы.
Пограничник привычно скользнул по ним равнодушным взглядом. Быстро пробежал пальцами по клавиатуре компьютера и снова поднял глаза на Иванова. Взгляд его уже не был равнодушным, он стал цепким и холодным.
- Попрошу вас пройти для дополнительного собеседования, - это официальное предложение, сделанное негромким голосом, для Олега прозвучало грохотом водопада Виктория.
- Это ошибка, вы меня с кем-то путаете, я подданный Люксембурга. Вы не имеете права! – этот стандартный набор слов посыпался из господина Иванофф, как горох.
- Если это ошибка – вам будут принесены соответствующие извинения. А сейчас пройдите, не создавайте очередь, - пограничник уже протянул руку за следующим паспортом.
Олег лихорадочно оглянулся. Дениса уже и след простыл. А прямо позади него стояли два человека в штатском, напрочь отрезая все пути к отступлению. Иванофф затравленно огляделся и почувствовал, что его локоть крепко сжимает рука одного из сопровождающих. Химик тяжело вздохнул и понуро поплелся за ними. Бежать ему было некуда.
По пути он отчаянно прокручивал в голове варианты того, как можно минимизировать свое участие в организованной преступной группировке. Когда перед Олегом открылась дверь в небольшую служебную комнату, он уже решил для себя, что станет говорить. Его, бедолагу, выманили сюда обманом, запугали, заставили работать на себя под угрозой смерти. Все время пасли, поэтому у него не было никакой возможности что-то предпринять. Опасаясь за свою жизнь, он не очень-то и хотел этого. К тому же можно еще потребовать пригласить посла. Ведь как-никак, господин Иванофф – подданный другого государства, надо уважать права человека.
- Присаживайтесь, гражданин Иванов.
Эти слова почему-то сразу напомнили Олегу тридцать седьмой год, про который он только читал в книгах и смотрел фильмы. Его обуял такой животный ужас, что все умные мысли сразу вылетели из головы, поэтому он так и не смог вспомнить то, что всего минуту назад он решил требовать присутствия посла. Иванов тяжело плюхнулся на стул и осторожно, с опаской поднял глаза на собеседника. Так ничего особенного, человек, как человек. Но глаза! Наверное, у всех людей, облеченных властью такие же жесткие и холодные глаза, решил Олег, чувствуя, как его охватывает дрожь. Она начиналась где-то в районе солнечного сплетения и сначала была совсем слабой и незаметной, но, постепенно, захватывая все большую территорию, безмерно усиливалась. Иванову пришлось даже сунуть руки в карманы, чтобы не было заметно, как они дрожат.
- Если я вам все скажу, вы меня отпустите? – слабым голосом спросил он.
- Вряд ли. Но если вы окажете действенную помощь следствию, то можно будет говорить об экстрадиции. Тогда ближайшие лет двадцать вы проведете в люксембургской тюрьме, - следователь, не мигая, в упор смотрел на Олега.
Тот занервничал еще больше и опустил глаза. Внезапно Иванову в голову пришла совсем уж безумная мысль. Ведь он сейчас очень состоятельный человек, а все эти представители компетентных органов, получают совсем мизерные зарплаты. К тому же почти каждый день по телевизору говорят о коррупции в милиции и остальных подобных службах. Они здесь один на один. Все остальные остались за дверью. Больше такого шанса не представится. Олег набрал в грудь побольше воздуха и выпалил:
- Если вы поможете решить мои проблемы, то я могу помочь вам в решении ваших. Сколько хотите за это?
- Вы предлагаете мне взятку? – на всякий случай уточнил следователь. Вначале он даже засомневался, что правильно понял предложение, настолько дико оно прозвучало в этой обстановке.
- Нет, ну что вы, - Иванов вымученно улыбнулся побелевшими губами. Даже при своих минимальных познаниях в области уголовной юриспруденции, он знал, что дача взятки должностному лицу, да еще при исполнении, тоже карается законом. – О чем вы говорите? Это просто предложение о взаимопомощи. Люди ведь должны помогать друг другу…
- Ну что ж, - протянул следователь. – Тогда я вас очень расстрою тем, что скажу. Денег у вас нет. Вы, господин Иванов, бедны, как церковная мышь. Все ваши счета арестованы еще здесь. Они не успели уйти за границу.
Пол под Олегом закачался, он начал хватать ртом воздух. Это был конец. Конец всему. Всей его жизни. Даже если он выйдет отсюда, что ему делать дальше? Теперь у него ничего нет и, наверное, уже никогда не будет. Какое страшное слово – никогда. Он никогда не будет богатым человеком, никогда не женится на дочери люксембургского аристократа, никогда не заведет себе кошку редкой породы, которая будет напоминать ему Марьяну…
Выходит, за ними следили. Следили давно и плотно. Везде, включая даже банк. Они знают все. С него просто начали. Следом арестуют Дениса. На него-то наплевать, так ему и надо морде уголовной. Но за ним неизбежно последует Марьяна. Вот ее действительно жалко. Нечего такой красивой женщине делать в тюрьме, а потом в лагере. Обидно, но они даже там не встретятся, ведь лагеря делятся на мужские и женские, да и Россия слишком велика, в отличие от Люксембурга.
- Вы же все знаете, что еще хотите узнать? – тихим бесцветным голосом спросил Олег. – Спрашивайте.
- Очень хорошо, что мы поняли друг друга, - улыбнулся следователь. – Расскажите, что вы знаете о причинах смерти Хасана…

Перед тем, как выйти из здания аэропорта, Денис еще раз оглянулся, так, на всякий случай. Он успел увидеть, как Олега уводят в сторону от паспортного контроля двое крепких парней. Ему все стало ясно. Теперь надо действовать очень быстро, чтобы все успеть. Нельзя допустить никаких накладок. Слишком дорого это может обойтись. До встречи с Марьяной и всеми остальными в «Розовом фламинго», надо успеть еще многое сделать. Марьяна… При всех ее достоинствах, она совершенно непредсказуема. Поэтому от нее можно ожидать всего, чего угодно.
Теперь одна из основных проблем на ближайшее время – держать ее под жестким контролем, да еще умудриться сделать так, чтобы она ни о чем не догадывалась. Денису было очень неприятно так поступать. Она совершенно не заслужила такого обращения. Но в данном случае, для нее будет лучше – ничего не знать. Судя по всему, Марьяна намылилась сдать их всех оптом в компетентные органы. Денис фыркнул и включил зажигание. Слава богу, за ней сейчас присматривают его люди и вряд ли она сможет что-то предпринять в ближайшее время, а потом будет уже поздно.


Рецензии
С Новым Годом!!!
Пущай, Алёна, Вас в Новом Году ждёт Счастье!
ВАМП.

Вамп Инкогнито   03.01.2019 00:22     Заявить о нарушении
ВАМП! Спасибо, взаимно! Надеюсь, счастье уже дожидается за ближайшим углом :) А Вам в Новом Году - написать увлекательное продолжение из жизни Главной Героини всех Ваших произведений.

Алена

Алена Скрипкина   03.01.2019 00:59   Заявить о нарушении
На это произведение написано 19 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.