Zona O-Xa-2 Глава 2

ГЛАВА 1. ЗА НЕИМЕНИЕМ ГЕРБОВоЙ, ПИШУТ НА ПРОСТОЙ
===>http://www.proza.ru/2018/02/19/194

Возрастное ограничение - 21+




ГЛАВА 2.  Я ТАКОЕ ВИДАЛ, ЧТО АД ЛЮЦИФЕРА ПОКАЗАЛСЯ БЫ РАЕМ ТЕБЕ

Абух сделал чуть заметное движение рукой и послушник тут же замер в той позе,  в которой его застало это едва заметное движение. Магистр Пустоты прислушался. Из-за дверей раздавались  приглушенные голоса его вассалов.

Он знал,    что они  уже почувствовали его приближение и  с нетерпением ждут, когда же, наконец, откроется дверь и они  смогут лицезреть  саму Пустоту – главное Зло и  кровососа Вселенной воочию. Абух,  выдержав театральную паузу прекрасно понимая ее роль и значение,   глянул еще раз на свое отражение в висевшее перед дверью зеркало.

На  него смотрел вполне респектабельный белокурый молодой человек с очень внимательными голубыми глазами и волевым подбородком. Улыбнувшись, Абух чуть качнул указательным пальцем с огромным изумрудным перстнем в сторону двери.

Послушник моментально распахнул массивную дубовую дверь,  и взору Магистра  открылась  его   любимая  аудитория –  Lemur  Water Hall, заполненная приглашенными им руководителями разного рода нечисти,   разврата  и    грехопадения непросто до отказа, а даже   с  горбушкой.  Увидеть  воочию,    своего Верховного жреца – Магистра Пустоты  было  для них великой честью.

Зал так неистово взвыл, что стены аудитории   раздвинулись, чем моментально воспользовались  те,   кому не хватило мест и они вынуждены были висеть прямо на стенах или сидеть на подоконниках, находившихся достаточны высоко от пола. Теперь они,  весело похохатывая и насвистывая,  расположились в расширившихся проходах на невесть откуда взявшихся тут  стульях.

Надо отметить, что взвыть действительно было отчего. В самом зале сидела аудитория отвратительнее которой вряд ли можно было найти где-нибудь   в другом уголке Вселенной. Но то, что сейчас к ним вышло, даже лучше сказать выплыло,  было просто чудовищно.

Голограмма, которую представил Магистр на всеобщее обозрение  напоминала   огромную грязно-жёлтую клоаку, поставленную непонятно какими законами гравитации в вертикальное положение, и то и дело менявшую свой цвет,  форму и запах. В ней что-то постоянно бурлило, кто-то надрывно кричал, выбрасывая наружу различные части тела, из пустого в порожнее переливались струйки  крови,  и целые кровавые водопады ниспадали с верхних её уровней  в нижние.

Верховный злодей поднял руку. В зале мгновенно воцарилась  полная тишина. Вновь обретя  вид достопочтенного белокурого  джентльмена  в безукоризненной белизны смокинге и таких же   белых, лакированных туфлях,  он заговорил - громко и внятно: – Я приветствую  вас, Воины Волчьей Пасти! Пустота гордится вами! Вы самая могущественная    Галактика Вселенной!

Достопочтенные вурдалаки и вурдалачки, зомби и зомбиянки,  демоны и демончанки,  кроганы и кроганчанки, гоблины и гоблиянки, вампиры и вампирянки,   зигфреды и зигфредчанки,  лешии и лешиянки,  водяные и водянки,  черти и чертовки,  дьяволы и дьяволицы,  гидры гермафродиты  и потрошители одиночки, бабки яги и лесные   разбойники, псы смердючие   и гады ползучие, словом,  долго вас тут всех перечислять... Всем мое глубокое уважение  и  респект.

– Вы недоумеваете почему я вас всех тут собрал и сгораете от желание поскорее это узнать?  – Да,–  громогласно разнеслось по залу. – Вам не терпится приступить к настоящим делам? – Да, – с  нарастающей силой опять прокатилось по залу. – Такой час настал!  Пришло времена больших  начинаний и перемен. Завтра мы   выступаем единым фронтом для проведения карательной операции в Зоне О-Ха.

– Мы, наконец-то, дождались, когда птенцы нашего злейшего врага, сами изнутри разрушили свою космическую скорлупу, облегчив тем самым  нам задачу по овладению  их Осиным гнездом. – Теперь вы можете беспрепятственно проникать в эти  миры, пожирая их  изнутри, наслаждаясь без ограничений их тёплой кровью и  нежным мясом,    притягивая к себе всё новые и новые жертвы.

Каждого, кого вам удастся перетянуть на сторону порока и разврата, жадности и злобы, ненависти и стяжательства, жажды наживы и алчности, растления малолетних и надругательства над стариками, вы сможете с превеликим аппетитом и без всякой закуски проглотить  одним большим нежным куском, или же  маленькими дольками без всякой приправы, потому как к этой изысканной пище, которую нам открыла  Космическая Рыбка,  приправа не нужна. Она сама по себе является и приправой и самой нежной, филейной частью любого блюда.

–  Вам, господа,  предстоит только приятная и не пыльная работа. Ибо, всё самое сложное уже сделано моими верными кунаками: тайными агентами,  офицерами  ночи.  Дело осталось за малым: проникнув в каждый существующий в этом яйце эмбрион, заменить  его внутренности на свои и  овладеть его сознанием. Расширяйте  список  ваших побед  до тех пор,  пока в этом яйце не останется  ни одной живой,   умирающей своей смертью  тушки. Наша задача –  выесть это яйцо до голой скорлупы!

Зал поглотила неистовая волна воплей. Магистр опять поднял руку призывая всех к тишине: – Но только помните, дети мои, вы должны постоянной хитростью, двигать всю эту аморфную шевелящуюся и переползающую с места на место массу  в сторону Пустоты. Как только эмбрион заглатывает вашу наживку и клюет на ту приманку,  которую вы ему подбрасываете, считайте что он ваш. И попрошу не соперничать там особо друг с другом. Мы дождались момента, когда  количество эмбрионов само довело себя до  семи  миллиардов, так что голодными никто из вас не останется. Приятного всем аппетита.

– Телепортация  вас в  указанное мною яйцо,    осуществится через сутки одним чартером. А сейчас прошу всех переместится по своим колониям и подготовить свои боевые мобильные группы для захвата самой лакомой за последние десять  тысяч  лет космической рыбки.

Зал опять неистово взвыл и тут же молниеносно опустел.
– А ты куда, –  едва успел  выхватить,  практически,  уже из вакуума своего послушника Абух.
– Так Вы же,  шеф,  сами сказали по своим колониям, вот я и … того.
– Кого того? Я кому это сказал? Этому быдлу обрыганному,   а ты кто у меня?  Тайный агент, офицер ночи, причем лучший.
– Так точно,   тайный агент, – подтвердил Хуба.
– Вот, или опять хочешь зависнуть над моим креслом?
– Нет, только не это,  – взмолился агент.

– Тогда слушай боевой приказ. Ты сейчас же телепортируешься  на эту планету  и пока наша  босота туда не прибыла и все там не перетоптала, нащупаешь следы Крошки.
– А они там есть, шеф?
– Ну, а как ты думаешь, не наследить она не могла, да и мандариновый мальчик у нас уже на крючке. Только вот я думаю, что через него мы не выйдем на нее, глухой номер. Это наверняка пустышка, а основная часть ее Навигатора успела от нас ускользнуть. Вот ее то и надо достать, по тем следам которые она там, наверняка,  оставила, надо и выйти на него.  Главное,  чтобы эта сучка не включила процесс клонирования.

– Да,  тогда ее не возьмешь, –  вздохнул  Хуба,  искоса поглядывая на Абуха.  – А я там пойму, шеф, включила она его или нет?
– Все по ситуации, все по ситуации,  ты ж понимаешь,  что на таком расстоянии я не могу тебе сейчас давать какие-то рекомендации как себя вести в той или иной шкуре. Но только помни, что если она включила процесс деления, то основная  головная часть ее Навигатора, наверняка,  будет ею упрятана в недалекое-прошлое. Глубоко закапывать его она сама не рискнет, а та,  которая будет произведена в процессе клонирования,  скорее всего будет где-то рядом с мандариновым мальчиком, чтобы не потерять его. Ты же понимаешь, что потеря даже части энергии может привести к потере всего, поэтому Крошка будет дорожить мандариновым мальчиком,  пока не заберет оттуда своих лазутчиков.

– Сколько миллиардов лет мы   ждали ее  появления в этом  космическом концлагере?
– Четыре, шеф, – важно выдул Хуба. –  Практически,  сразу как Наблюдатель спустил на планету своих кунаков, я по вашему приказу вошел в одного из них и, перевербовав,   сделал из него настоящего Воина Пустоты.

– Ну-да,  ну-да, только не четыре а четыре с половиной,  если быть точными.  А ты никогда не задумывался,  почему Наблюдатель не предпринял никаких действий по его спасению и позволил тебе перетянуть его на  нашу сторону?
– Ну,  как бы он смог, шеф, –  засмеялся Хуба. – Против Вас не попрешь.
– Да нет, очень даже  просто попер бы, но  не захотел.  Тут-то как раз все понятно. Просто,  таким образом, он говоря шахматным языком пожертвовал  нам пешку, ради общей победы,  или по крайней мере сохранения шанса на нее. А вот если бы с его стороны не было жертвы, тогда партия была бы им неминуемо проиграна, потому что каждый последующий ход для него бы был полным  цугцвангом.

– Чем-чем?
– Вел бы его к неминуемому поражению.  А  так,  он,  отдав нам свое любимое дитя Люфицера-свет несущего, ответственного за все свое родовое гнездо, между прочим,  тем самым не раскрыл остальных своих пассий  и  самого себя. Вот как ты среди этих миллиардов душ поймешь сейчас кто там следующий в этой цепи, если он – Наблюдатель нами не выявлен и молчит,   как сыч?

– Я даже  уже начинаю думать, даже не думать, а я, практически, полностью уверен,  что Наблюдатель – это не он,   а она – Женщина, Кали,  Родина – Мать, так сказать.  Потому как,   только мать обладает таким острым чутьем опасности и способна пожертвовать своим ребенком ради спасения остальных. Но уж не дай владыка тьмы загнать ее в угол и дать ей понять,  что кирдык подкрался незаметно ко всем ее детишкам сразу.

 Тут она может запалить все гнездо и разнести его, к ****ей  матери, в одночасье в клочья, не думая уже ни о себе,  ни о соседях по космосу,  ни о чем на свете. Тут уж ничего  не попишешь,  материнский инстинкт. Чем она в общем-то и сильна. Тут,  как ты понимаешь,  нас  уже по головке  не погладят.

– Вот поэтому ты и должен опять проникнуть туда в самую гущу  этих людей и пока наши вампиры и вурдалаки отрабатывают брану за браной этого несметного количества параллельных миров, прибирая всех их там к рукам, так сказать оптом,  ты должен  точечно, хирургически   просто и тихо  вычислить  этих разведчиков Черной дыры и, выйдя через них на след самой Крошки, ликвидировать их.

 И вот когда мы выйдем на ее след, тут-то  Наблюдатель и проявит себя, пытаясь защитить Черную дыру. Будь уверен.  Вот тут-то она и оголит свой мир, и я через    Крошку  ее  достану. Ты ж видишь, сейчас мы просто носим воду в решете, причем уже  не одно тысячелетие.

– Если ее взгляд не касается созданного ею мира, то этот мир сразу разлетается на миллионы  таких же точно копий  и мне,  честно говоря,  уже надоело играть в эту рулетку и стараться зацепить  Jack pot.  Глупое, не благодарное занятие – ловить один шанс из миллиона.

 Так что,  дорогой, сейчас я только интересуюсь Кэт. Потому как Наблюдатель со своим миром для меня недосягаема, ее просто нет.  Все ее миры  – это полная профанация, иллюзия. Вот представь себе что бы было с тобой если бы не было тут меня, твоего Наблюдателя?

– Что,  шеф?
– А вот, пожалуйста,  полюбуйся. Меня нет.
Хуба  обалдело  стал крутить головой по сторонам. Вокруг него на сколько хватал взгляд стояли точно такие же Хубы и так же как и он обалдело крутили по сторонам головами.

– Ну, и какого из вас  мне мочить,  чтобы добраться до твоего сердца,  если вас тут миллионы, – услышал Хуба голос магистра откуда-то сверху. – Так,  милый,  никогда не угадаешь какой мир реальный,  а какой иллюзия, – опять появляясь перед послушником,  вздохнул Абух.

– И она это четко понимает, потому и,  создав  свой мир, отвернула взгляд в сторону. Тем самым она его полностью на сто процентов прикрыла броне непробиваемым   колпаком. И он нам всем стал не по зубам.
– Но тут появилась Кэт со своей миссией и этой игре в  поиск черной кошки в темной комнате  приходит  конец. Наш Наблюдатель или точнее Наблюдательница, как ты понимаешь, все это прекрасно чувствует. Не удивлюсь,  если ее и Крошку связывают даже какие-нибудь родственный связи. Только последняя об  этом еще, по всей вероятности,  не догадывается.

– В общем так,   Крошка туда еще вернется,  помяни мое слово. А пока мы по тихому должны найти там ее разведчиков, не привлекая к себе внимания, и  следить за ними до тех пор пока малышка не проявит себя. Вот здесь-то я уже не промахнусь.
Абух опять вспомнил про те роковые сорок три  секунды, которых ему не хватило при нанесении Черной дыре  смертельного,  как он тогда полагал, удара. Но, увы,  Крошка и в тот раз вывернулась и ушла неведомо куда. Хотя,  Абух чувствовал ее незримое присутствие в зоне О-Ха и был уверен,  что своих разведчиков она  не бросит.

– Но, шеф,  если этот Наблюдатель или Наблюдательница себя не проявляет уже на протяжении четырех с половиной миллиардов лет,  где вероятность того,  что когда мы выйдем на Крошку она себя проявит?
– Проявит,  не беспокойся. Она прекрасно понимает,  что если я пленю Крошку, то ей будет неминуемый конец,  и всеми фибрами души будет стремится помочь ей, тем самым откроет себя, примет участие в процессе   до момента его схлопывания, вот тут-то мы ее мирок и накроем.

–  Как только она устремит свой взгляд в этот мир, все остальные иллюзорные копии его просто лопнут,  как мыльные пузыри,  и мы  возьмем ее тепленькой, так сказать,   на  блюдечке с голубой каемочкой.
– Но  если я иду  туда  опять инкогнито и  с миссией, зачем вообще  весь этот сыр бор с привлечением всей нашей  нечисти?

– Не скажи,  некоторый  публичный космический променад в сторону  этой планеты нам  сейчас не помешает. Вся эта вселенская  шумиха и беговня телевизионщиков и халдеев из Зоны Тьмы и Организованного  Хаоса со своими спутниками и ретрансляторами нам только на руку.
– Пусть думают, что в  зоне О-Ха  началась повальная Вселенская мобилизация, помноженная на всеобщую Космическую  дебилизацию и приведение бран параллельных миров,  которые  мы уже держим в своих руках,  во всеобщую космическую клоаку и отходник.

– Якобы, мы уже отказались от мысли подмять под себя саму Матку  с ее реальным миром,  а решили довольствоваться  имеющимися у нас бранами  параллельных миров  этого космического яйца, и просто  завалить, нахрен, там все оставшееся еще живое и непорочное пространство  разного рода зловониями, испражнениями и прочим космического масштаба мусором.

– Создать в том месте, так сказать,  большой космический могильник  для всех желающих туда  опорожняться.  Небольшая шумиха вокруг этой планеты, тебе будет только на руку.  В мутной воде,  как ты понимаешь,  проще ловить  рыбку.
– Ну,  давай, иди  поспи немножко перед дальней дорогой. Пространство-время   пока терпит.

– Почему пока? – подумал Хуба. – Пространство-время просто терпит, – но задавать вопрос не решился. Почтительно поклонившись напоследок Магистру Пустоты, он мгновенно исчез,  переместившись в свой параллельный мир и только тогда спокойствие и хладнокровие вернулись к нему вновь.
– Хорошо дома, – подумал он и, глянув на свои настенные часы, двинул в сторону спальней комнаты. На сон,  как всегда,  у него было ровно тридцать минут.

ГЛАВА 3. УБЕРИ ГОРБАТОГО - АЛЬБОМ НЕ ЗАКРЫВАЕТСЯ ===>http://www.proza.ru/2018/02/19/198








 


Рецензии
Супер! Будем отслеживать и далее происходящее. Удачи в творчестве. Лена Широкова

Лена Широкова   15.12.2018 15:49     Заявить о нарушении
Спасибо, Лена, большое.
Вам дальнейших творческих успехов,
счастья и добра.

С уважением, ВГ

Виктор Грецкий   15.12.2018 16:18   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.