Глава 17. Опасная профессия

В ГЛАВЕ ПРИСУТСТВУЕТ ЭРОТИКА.



                ГЛАВА СЕМНАДЦАТАЯ.



... - Циркач, ты уже знаешь, что директора гостиницы "Интурист", и всю его охрану замочили?

- Знаю, - ответил Виктор.

- Как это всё произошло?

- Подъехали на двух "Жигулях", положили всех из «калашей», и уехали. На соседней улице пересели в другие машины, а эти бросили. А ты чего на меня так смотришь? Думаешь, это я приложил руку к "мочилову" Маслака? Да, он оказался козлом и падлой, да, я грозился замочить его, но это был обыкновенный трёп, я не стал бы марать об него руки.

- Чего ты возбухаешь, Циркач? А же тебе ничего не предъявляю. Неужели это "чехи" опять ступили на тропу войны? Тогда надо начинать мочить их. Ещё раз спустим такое на тормозах, и об нас начнут вытирать ноги.

- Только замирились с ними и вновь затевать войну? Ведь в этой войне не только у них, но и у нас потери будут, а это сильно ослабит нашу группировку. И, к тому же, я думаю, что это вовсе не чеченцы, а какая-нибудь другая группировка? Сам знаешь, сколько сейчас борзоты в Москву лезет.

- Не знаю, может это и не чеченцы, но только они больше всех борзеют, значит, будем их валить.

- У тебя к чеченцам личная неприязнь?

- Ничего личного. Просто мне известно, какие они коварные беспредельщики.

- Мы тоже беспредельщики, но дело не в этом. Я думаю, что искать надо не среди чеченцев, мы с ними уже больше двух месяцев не пересекаемся, поэтому нет необходимости возобновлять "тёрки" с ними.

- Тогда говори, что предлагаешь?

- Поискать надо, откуда ноги растут. Может, это "казанские" убили Маслака за то, что он поменял "крышу", а может и кто-то другой. Не надо забивать стрелки чеченцам, пока не прояснится ситуация.

- Ладно, давай подождём. А ты на похороны пойдёшь?

- Нет.

- Почему? Маслов же твой бывший кореш.

- Этот бывший кореш помогал тем, кто на восемь лет определил меня на зону, потом соблазнил мою невесту и женился на ней. А я не простил. Ни ему, ни ей.

- Послушай, Циркач, если сам не хочешь идти, пошли кого-нибудь из братвы, пусть сходят к вдове и выразят ей соболезнование от нас всех. Вдова Маслова стала наследницей акций "Интуриста", которыми владел её муж - ныне покойный. Эти акции не должны от нас уйти. Уловил тему?

- На кладбище пошлю Сеню Резаного и ещё кого-нибудь из пацанов, - буркнул Виктор. - А после поминок - вечером схожу на хату к вдове. Не хочу на поминках светиться.

- Замётано...




... - Убирайся, ты мне больше не нужна, - после гибели Бориса Маслова, сказал Марине новый сутенёр.

- Почему? - удивлённо спросила проститутка.

- Потому, что приносишь только убытки. Спишь здесь, жрёшь, а отдачи никакой. Не хотят тебя больше клиенты, говорят, что ты старая.

- Мне всего тридцать лет.

- Вот я и говорю - старая.

- А куда же мне теперь идти? - всхлипнула Марина. - У меня ни квартиры, ни сбережений.

- Это не мои проблемы. Иди на точку.

- Хорошие места заняты.

- Я тебе уже сказал, это не моя проблема. К вечеру чтобы освободила комнату, на твоё место я уже принял молоденькую девочку.

- Молоденькие не умеют делать то, что могу я. Не зря же меня зовут Марьей-искусницей.

- Ничего, молодые быстро научатся этому искусству, ничего сложного нет в вашей профессии - раздвигай пошире ноги и ягодицы, - усмехнулся сутенёр.

- Не так уж это и просто - полностью удовлетворить клиента, - тихо сказала проститутка.

- Я всё сказал. Чтобы сегодня убралась отсюда. И не зли меня...




...Марина сняла в пригороде Москвы небольшую комнату, и пошла обслуживать клиентов на точке. Мизерных денег, которые она получала за свою работу, не хватало на жизнь: нужно было платить за съёмную квартиру, одеваться, покупать косметику, чтобы поддерживать свой товарный вид, питаться. И тогда, на свой страх и риск, она решила проникнуть на чужую территорию – начала снимать клиентов в барах и отелях.

Вот и сегодня она неторопливым шагом подошла к отелю, и сердце её громко забилось, когда она толкнула тяжёлую входную дверь. Проскользнув мимо швейцара, Марина прямиком направилась в бар, решив, что именно здесь её сегодня ждёт удача. Обстановка в баре успокоила её. Приглушённый свет, ненавязчивая музыка, предупредительные официанты. Марина расслабилась и заказала себе кофе с коньяком, и отдельно рюмку коньяка.

Отпивая мелкими глотками кофе, она неторопливо шарила взглядом по сторонам. Взгляд хорошо одетого, лет пятидесяти мужчины, Марина засекла сразу, и их взгляды встретились. Мужчина даже не попытался отвести глаза, он откровенно раздевал её взглядом.

"Интересно, кто он такой"? – подумала Марина, поощрительно улыбнувшись мужчине, - "Восточные черты лица, большой нос, глаза навыкате. Не иначе – еврей или армянин».

Мужчина не долго рассматривал её, встал из-за своего столика и решительно подошёл к ней.

- Зачем скучаем, девушка? – спросил мужчина с характерным кавказским акцентом. – Такая красивая, и одна.

- Так получилось, что сегодня я одна, - кокетливо улыбнулась Марина, и заказала проходившему мимо официанту бокал сладкого «Мартини».

- Вай, зачем это, чай пить? Надо пить самый лучший на свете армянский коньяк.

- У них здесь нет такого, я спрашивала, - притворно вздохнула Марина.

- Зачем у них спрашивать? У меня в номере есть, - сказал мужчина. – Может, пойдём?

- Не откажусь от приглашения, - сказала Марина и многообещающе улыбнулась.

- Пойдём красавица, не пожалеешь.

"Ну, если у тебя и в магазине то же, что и на витрине, то тогда с тобой будет приятно", - подумала Марина, посмотрев на нос клиента.



- Я армянин, - сказал мужчина уже в номере, торопливо сбрасывая с себя одежду.

- А я об этом уже догадалась, - улыбнулась Марина, снимая кофточку.

- Нет, ты не догадалась, - ухмыльнулся армянин, - Ты знаешь, как армяне любят?

- Знаю. Я уже имела дело с армянами.

- Это хорошо, - обрадовался армянин. – Только предупреждаю, я не люблю всякий там вазелин-мазелин.

- Хорошо, миленький, как скажешь, - кокетливо улыбнувшись, сказала Марина и сняла юбку.

- Вах, вах, вах, какая у тебя красивая попка! - восхищённо покачал головой армянин. – Иди сюда...




...Улыбаясь, Марина спускалась в лифте. Все её страхи оказались напрасными, витрина оказалась обманчивой, в штанах у армянина был такой маленький член, что она еле сдержала смех.

"Придурок, ещё про какой-то вазелин болтал, я его мизерную письку и без вазелина в своей заднице не почувствовала. Ну, если и дальше все клиенты будут такие, то можно брать на себя повышенные обязательства - почти ничего не делала, а стольничек баксов сняла. И, это за какие-то двадцать минут", - усмехнувшись, подумала она.

В общем, сегодня ей повезло с почином – клиент оказался лёгким на столько, что она даже не ожидала. Он ничего больше не просил делать, чем очень удивил опытную проститутку. Ещё ни один клиент не отпускал её без минета.

Лифт остановился на первом этаже. Выйдя из него, Марина опять направилась в бар, снимать следующего клиента.

- Ты откуда, кошёлка, здесь взялась? – услышала она за спиной грубый голос и, вздрогнув, оглянулась. Сзади стояли два здоровенных парня и окидывали её взглядами с ног до головы.

- Ты кто такая? – наконец спросил один из них. – Как тебя зовут?

- Марина, - тихо сказала она и посмотрела на парней широко открытыми глазами. Она знала, что такой взгляд безотказно действует на мужчин.

- Откуда ты здесь нарисовалась?

- Приехала...из Украины.

- Прикинь, Вован, эти хохлы и здесь хотят свой товар беспошлинно сбывать, - усмехнувшись, сказал один парень другому. Тот ничего не ответил, только неопределённо хмыкнул и сплюнул на пол.

- Пошли с нами, - сказал первый парень, ухватив девушку за локоть.

- Что вам от меня надо? – спросила Марина, голос которой сразу стал потерянным и жалким. Она поняла, что эти парни совсем не её клиенты.

- Молчи, шлюха, и топай вперёд, - сказал Вован, и грубо подтолкнул её коленкой под зад.

Помещение, куда её привели, было небольшим, но очень уютным. На полу, большой ковёр, у стены большой диван с подушками, стильная мебель. За столом сидел мужчина лет пятидесяти, может чуть старше. Тщательно зачёсанные редеющие волосы, с трудом прикрывали намечающуюся лысину.

- Леонид Маркович, вот партизанку поймали, что с ней делать? – спросил один из парней, и толкнул Марину в спину так, что она, сделав несколько быстрых шажков вперёд, оказалась прямо перед столом.

- Кто такая? – спросил мужчина, складывая губы в презрительную усмешку.

- Да шлюха залётная...начал было говорить один из парней, но хозяин кабинета жёстко остановил его репликой: - «Я не тебя спрашиваю».

- Марина...из Украины...

- А что, в Украине уже трахаться не с кем? – усмехнулся Леонид Маркович, окидывая взглядом фигуру девушки.

- Есть, - замялась Марина, - но платят мало.

- Давно занимаешься этим?

- Двенадцать лет.

- Значит, опыт есть? – опять усмехнулся хозяин кабинета.

- Я всё умею делать.

- Вы можете пока идти, - сказал Леонид Маркович парням. – Если понадобитесь, я вас позову.

Парни молча вышли из кабинета.

- Раздевайся и ложись на диван, - сказал Леонид Маркович, выходя из-за стола. - Проверять буду твои способности.


Леонид Маркович оказался профессионалом в любовных делах. Марину он взял грубо, энергично, его напряжённый член так плотно входил внутрь её тела, что она застонала вполне искренне, и в конце даже испытала долгий оргазм.

- А ты – ничего, - наконец отдышавшись, сказал Леонид Маркович, - тело у тебя жаркое и упругое, и вообще...с тобой приятно, ты очень искусная в любви и не ленивая, не то, что наши москвички. Хочешь обслуживать клиентов в этом отеле?

- Если вы разрешите, - тихо сказала Марина. Она сразу поняла, что именно от этого господина теперь будет зависеть её будущее.

- Хорошо. Сегодняшний заработок оставь себе, а впредь, будешь все деньги сдавать мне, а уж я назначу тебе твою зарплату. Не бойся, в накладе ты не останешься. Согласна?

Марина молча кивнула головой.

- Тогда иди и работай, я скажу там, тебя больше никто не тронет.

- Спасибо, - прошептала Марина и направилась к двери.

- Да, и не забывай отмечаться три раза в неделю у меня, так же как сегодня, – сказал Леонид Маркович ей вдогонку.




...Этот чернокожий американец, заплативший за всю ночь, долго не церемонился - сразу уверенными движениями раздел её, потом разделся сам. Марине стало дурно, когда она увидела напряжённый, чёрный член огромного размера. За свою двенадцатилетнюю практику она не видела ничего подобного и сделала инстинктивное движение, попытавшись вырваться из мощных рук чернокожего гиганта, но тот держал её крепко, поднял на руки и бросил на кровать животом вниз. Догодавшись о том, что сейчас негр попытается засадить своего монстра ей в задницу, Марина попыталась спастись бегством, но споткнулась и упала на пол, при этом разбив себе до крови коленку, и ударившись головой об столик.

Негр прыгнул на неё сверху и с остервенением начал вгонять член в её анальное отверстие. Стоявшая на столике бутылка из-под шампанского упала на пол и закатилась прямо под извивающуюся от дикой боли проститутку. Судорожно ухватив бутылку за горлышко, она изловчилась и, наотмашь ударив, попала негру по голове. Тот дёрнулся, и начал сползать на пол. Марина выбралась из-под него и с остервенением стала наносить бутылкой удары негру по голове. Она не считала, сколько раз ударила, она била, и била пока в номер не вбежали люди и не оттащили её в угол номера. Так и сидела она там, пока за ней не пришли боевики Леонида Марковича.

Негр оказался живучим, только голова его была сильно разбита. Чтобы замять скандал, чернокожему американцу вернули все деньги и ещё доплатили за моральный и физический ущерб, а Марину, награждая грубыми тычками и сильными ударами, поволокли в подвальное помещение отеля. Она не знает, как долго её избивали там. Очнувшись, она медленно осмотрелась вокруг и увидела, что помещение битком набито народом. Это были боевики Леонида Марковича, и их было не менее двадцати.

Поняв, что сейчас с ней произойдёт, Марина с трудом приподнялась и стала на колени. Избитое тело сильно болело.

- Пощадите, - жалобно прошептала она разбитыми губами.

- Ты нарушила закон, - сказал, выходя вперёд, Леонид Маркович. – Ты знаешь, что полагается за нарушение закона.

- Я исправлюсь...

Не обращая внимания на её мольбы, Леонид Маркович дал знак боевикам. Те подбежали к девушке и сорвали с неё остатки одежды. Оставшись в одних трусиках и лифчике, она инстинктивно прижала ладони к груди.

- Леонид Маркович, не губите, - простонала она, - я заплачу неустойку, у меня есть...драгоценности. Наследство от мамы.

- Вот эта твоя драгоценность, которая между ног? – усмехнулся Леонид Маркович. – Так она уже ничего не стоит, по сравнению с тем, сколько мне пришлось заплатить этому долбанному черножопому негру. Ты забыла, что клиент всегда прав, а зарубежный клиент – вдвойне прав. Ты прекрасно знала наши законы, и если уж решила их нарушить, то должна и отвечать. Теперь с Марины сняли всё. Двое боевиков схватили её за руки, ещё двое за ноги и повалили на спину.

- Подходите в очередь по одному, - сказал Леонид Маркович боевикам и, усмехнувшись, добавил: - И не толпитесь, всем хватит...




...Когда Марину дважды пропустили по кругу, она уже перестала что-либо ощущать. Разметав руки и раскинув ноги, она в каком-то полубессознательном состоянии распласталась на полу. Её уже никто не держал ни за руки, ни за ноги. Это было похоже на конвейер: не успевал отойти один, как его место занимал другой. Никто не отказывался – боевиков в комнате было много, а зрелище непрерывного совокупления возбуждало сильнее, чем порнофильм.

- Она в отрубе и, кажется, сейчас загнётся, - тихо сказал один из боевиков, подходя к Леониду Марковичу. – Что будем делать?

- Попробуйте привести её в чувство, а там посмотрим.

Два ведра воды вылили на Марину, пока она не пришла в себя, долго ещё лежала, бесстыдно раскинув ноги, потом встала на четвереньки, у неё дрожали и подламывались руки. Качаясь, поднялась на ноги и, растрёпанная, бледная, без кровинки на лице, обвела всех присутствующих долгим взглядом, словно пытаясь навсегда запомнить их лица.

- Оклемалась? – спросил Леонид Маркович. – Теперь поняла, что ты была неправа?

- Поняла. Я могу уйти? – прошептала Марина сквозь спёкшиеся губы. Взгляд у неё был, как у раненой лани.

- Ты знаешь закон. Он строг, но справедлив и должен всегда выполняться.

Марина упала перед ним на колени и, собрав последние силы, простонала: - Пощадите. Вы же и так со мной сделали всё что хотели...

- Но ведь закон - есть закон.

- Да пошёл ты в жопу со своим законом, москаль проклятый, - простонала Марина, поняв, что живой она отсюда уже не выйдет.

- Продолжайте, пока не сдохнет. Учить надо сучек, чтобы другим неповадно было.

- А когда сдохнет, что делать? – спросил кто-то из боевиков.

- Отвезёте за пределы города, и там выбросите, - сказал Леонид Маркович, и направился к выходу из подвала...


ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ.


Рецензии