Выпускной школьный бал, как песнь души

Из школьного дневника:

«Облака, как белые платочки расставания,
Ими размахивает путник-ветер,
И сердце ветра колотится
Над молчаньем нашей любви...»

Мне семнадцатая весна. Этим летом заканчиваются мои школьные годы. Кто же я накануне вступления во «взрослую» жизнь?
 
У меня большие с раскосинкой карие глаза. Говорят, что они печальные, что они остаются печальными и тогда, когда я смеюсь, а смеюсь я так заразительно, что даже незнакомые на улице, услышав мой смех, улыбаются. Когда я смотрю на себя в зеркало, вижу уже девушку, невысокую, с нежной кожей и золотистыми, чуть рыжеватвыми волосами. Всё в ней нежно и тепло, как летний день, у которой большое обаяние в каком-то сплаве веселья и печали.
 
За этой девушкой часто ухаживают, приглашают на танцы - она нравится мужчинам. И не только в школе. Она хочет тепла, ласки. Не одну бессонную ночь провела она... Девушка, глядящая из зеркала на меня, по природе страстная, и эта черта её связывает, когда она думала о мужчинах, которые искали её взаимности. Она жаждала любви и любила в своих грёзах и снах слишком сильно - сжимала в обьятиях, целовала и... просыпалась от страсти, вырывающейся из глубин души и тела...
               

А это уже без зеркала.

В школьные годы я несколько раз влюблялась, целовалась с мальчишками в парке или на тёмной улице, а неделю спустя дивилась, как мне мог понравиться какой-то Витёк или Колянчик, мои одноклассники или пацаны из других классов школы.               

С Юрием Сергеевичем мы познакомились на школьном Новогоднем вечере, куда его пригласил кто-то из девчонок. Наши взгляды пересеклись, и я вдруг ощутила, что он понравился мне. И, как мне казалось, влюбила его в себя. Но я старалась показать всем своим видом, как в песне, «... у меня такой характер, ты со мною не шути...». Как он не старался, но я даже не позволила проводить себя домой после вечера. Ушла с подружками. Уже потом он мне признался:
- Я чуть с ума не спятил, получив такой «облом» от тебя.

А я призналась ему:
 - С той памятной встречи каждый вечер я видела твои глаза, жадные и умоляющие. Помнишь, я была с тобою ласкова, и то, что я могла быть настолько ласковой с мужчиной, меня обрадовало. «Вот он тот, кого я могу любить», - было в моём сердце. Страшило то, что тебе двадцать четыре года, а я школьница, но сижу на уроках и, как дура, считаю, сколько часов до встречи. А в голове - «Зачем я ему? А мне он зачем?»

Когда мы встречались вечером, ты начинал меня целовать, а я говорила: - «Не надо», хотя мне хотелось с тобой целоваться. Но я боялась, что это не настоящая любовь, и губы мои были холодные. Я перебирала в памяти прочитанные мною романы, во всех герой и героиня мучались. Но ты, как герои романов, не мучался, а только хотел обнимать меня и целовать. Я думала, что это не любовь, а что-то осуждаемое.

«Лучше о нём не думать!» - говорил мой рассудок... Но это решение не так-то легко было выполнить. Я думала о тебе в школе, дома, везде и всюду. Я не могла забыть твоё лицо, огонь глаз, порывистость и робость. Я не ждала с тобой встречи умом, но сердце моё только этого и ждало. Я начала думать о тебе вечером, и не могла уснуть – всё время думала.
 
В одну из ночей в комнате было жарко (а может быть, это мне казалось), я встала, подошла к окну. Был предрасветный час. Смотрю в окно, и поняла, что не усну. Оделась и вышла во двор, в наш сад. В саду было темно, на минуту мне стало страшно, хотя я знала каждое дерево. Забралась под старую яблоню и, сидя на скамейке, продолжала думать о тебе. Размышляю: - Почему он мне говорит: «Ты не похожа на других. У тебя глаза, как водоворот, ты - Белладонна».
 Мне было приятно, хотя я не знала кто такая Белладонна, но постеснялась спросить.

Ранняя весна растревожила моё девичье сердце, а когда запели в кущах парка и санатория соловьи, любить стало просто необходимо физически...  Я, сама не ожидая, внезапно и пылко влюбилась в тебя. Мне казалось, точно из сумерек вышла на ослепительный свет. Это было жгучее ощущение самой себя, своей женственности, огнём закипевшей крови. Перед этим чувством все прошлые поцелуи с мальчишками померкли.

Сидя под звёздами, услышала песнь соловья в парке, что рядом с нашим домом. Вдруг я почувствовала облегчение: я страдаю - значит это у меня настоящая любовь. И я подумала - даже если меня он не любит, я могу с ним целоваться. И решила - сегодня вечером мы должны встретиться. Когда он меня обнимет, я не скажу ему «Не надо», а первая поцелую его в губы. Так решило моё сердце... После чего я вернулась в комнату легла в постель, положила руку под щеку, мгновенно уснула...

В тот же вечер, когда ты меня обнял, я первая поцеловала тебя в губы...

А вскоре школьный прощальный бал. Когда он был в разгаре, я была слегка пьяна от обьявшей меня радости, бокала шампанского, присутствия любимого и ощущения своей взрослости. Скрыть своё состояние я просто не могла. И ты то видел, чувствовал игривое настроение и увлекающие в таинственство мои глаза. Поэтому, когда ты увлёк меня незаметно для всех в кущи сирени и жасмина школьного сада, я не противилась...Не владея собой, безмолствовала.
 
-Анечка,... ты хочешь быть любимой мною всегда? - жарко опаляя мою грудь своим дыханием, шептал ты.

- Хочу, любимый.

- Тогда к твоему школьному аттестату прими от меня "Аттестат зрелости" и выходи за меня замуж.

В сердцем своём я этого давно желала, и в тот же вечер под песнь соловья приняла его предложение.

И теперь ни о чём не жалею.
                Аня Хак Пу.
 
 


Рецензии