Встреча с поэтом в санаторииЗвездный тупик

ВСТРЕЧА  С ПОЭТОМ

История, которую увидел и услышал и мне передал
кот Бегемот. Репортаж из санатория "Звездный тупик"

В санатории «Звездный тупик»
Объявили о встрече с  поэтом.
Три старушки пришли напрямик
В зал, другим стихоплетом  воспетый.
Он был яростен, горд или зол,
И значок  был привинчен, и орден
На груди, он встречаться пришел
С видом очень воинственно - гордым.

Рассказал про завод и развал
Средь писателей, все, мол, бунтуют,
И стихи, спотыкаясь, читал.
Не слыхали вы ересь такую.
Только губы кривились вдали,
Только слушали там и молчали,
Им хотелось еще о любви,
Но к заводу их снова бросали.

Этих строк неказистых экстаз,
Как не взвыли от  гнева старушки,
Продолжая  свой  дикий рассказ,
Им поэт говорил о разрухе.
И о том, что порядка тут нет,
И не будет пока не у власти
Он, великий и страстный поэт,
Но не нравились эти им страсти.

Он замолк на коротенький миг,
Баба Таня  бессильно рыдала,
Не от слов возбужденных твоих.
Она просто глуха – Не слыхала,
Девки, что там глаголет поэт.
И смотрела на мир виновато.
- Но беды в том, родимая,  нет,
Глухота для тебя не расплата,

Только благо на встрече такой,
Он ушел в тишину,  не прощаясь.
В санатории снова покой.
Но поэты  сюда возвращались
И не раз, собиралась гроза,
Баба Таня все книжку листала,
Протирая  с улыбкой глаза…
Видно рада  - стихов не слыхала…

И когда  мы уходим  в народ,
Мало зная об этом  народе,
Предо мною опять предстает
Эта встреча, трагичная вроде,
В санатории «Звездный тупик»,
Где спешили к поэту старушки,
От забот и от болей своих,
Глухота лишь покой не нарушит.

Кот Бегемот лапу приложил



Как выжить в клубке змей и поэтов
КАК  ВЫЖИТЬ В КЛУБКЕ ЗМЕЙ (ПИСАТЕЛЕЙ)

О Прозе и жизни. Страницы из дневника.
http://proza.ru/2013/11/09/665

Вот сегодня с утра пораньше почитала заметки Татьяны Алейниковой, автора мне близкого и дорогого не первый год, и поняла, что надо как –то ответить на строки, пронизанные болью и  грустью.

А что говорить о последних событиях, и со мной лично тут связанных?
Но мы еще живы, мы не собираемся закрывать страницы, не дождетесь, значит придется как-то жить. Хотя  не хочу называть этих фруктов  Змеями, Змей обижать не хочется.

 **********


Вероятно, настало время, когда придется подумать о том, как выжить в этой закрытой банке со змеями, половина из которых ядовиты, некоторые  ядовиты смертельно, а осенью их деятельность резко активизировалась, чего и стоило ожидать.

Обо всем этом совсем недавно мы говорили и писали  вместе с Ириной Царевой – Маргаритой, Музой, удивительнейшей женщиной, женой первого поэта эпохи (начала 21 века) Игоря Царева, чей уход 4 апреля я, и ни одна только  я,  воспринимаю как личную трагедию, поверить, что он внезапно умер, просто не реально.
Да на самом деле, никуда он не ушел, как отмечал сам Игорь после смерти М. Анищенко, его творческая жизнь только начинается…

Он был Поэтом, и не просто поэтом, но  человеком, остро чувствующим нашу реальность, перемены, которые тут творились, улавливающим последние веяния, пока многие из нас стремились  витать в облаках, не хотели замечать кошмара реальности, молчали, отмахивались от того, что видели и слышали. Ведь если не видишь в упор, не озвучиваешь, то этого вроде и нет. Как же долго можно оставаться в своих иллюзиях.

Игорь Царев так жить не умел. Пример тому, пронзительное  стихотворение «Бродяга и Бродский». Посмотрите сами, о чем и как он пишет

 Бродяга и Бродский
 Игорь Царев

 Вида серого, мятого и неброского,
Проходя вагоны походкой шаткою,
Попрошайка шпарит на память Бродского,
Утирая губы дырявой шапкою.

В нем стихов, наверное, тонны, залежи,
Да, ему студентов учить бы в Принстоне!
Но мажором станешь не при вокзале же,
Не отчалишь в Принстон от этой пристани.

Бог послал за день только хвостик ливерной,
И в глаза тоску вперемешку с немочью...
Свой карман ему на ладони вывернув,
Я нашел всего-то с червонец мелочью.

Он с утра, конечно же, принял лишнего,
И небрит, и профиля не медального...
Возлюби, попробуй, такого ближнего,
И пойми, пожалуй, такого дальнего!

Вот идет он, пьяненький, в драном валенке,
Намешав ерша, словно ртути к олову,
Но, при всем при том, не такой и маленький,
Если целый мир уместился в голову.

Электричка мчится, качая креслица,
Контролеры лают, но не кусаются,
И вослед бродяге старухи крестятся:
Ты гляди, он пола-то не касается!..

http://stihi.ru/2010/06/18/3264

Наверное, никто и никогда, в обозримом времени точно, так не писал о бродяге, хотя сталкивались все сто раз подряд с такими вот героями. Но просто отвернулись, промолчали, сунули десятку, и пошли по своим делам, вполне собой, щедрым и великодушным, довольные. С нами –то такого точно никогда не случится.

Особо доверчивые читатели скажут о том, что Игорь писал о себе, что он и есть тот самый бродяга, иначе  как  можно было так пронзительно написать. У нас даже писатели доверчивые ребята, они не могут поверить в то, что есть ситуация, лирический герой, а есть сам автор. Разве редко звучит со страниц просьба не отождествлять  героя и автора, только кто ее и когда слышит?

А ведь написать другого, как себя, чтобы поверили - это вершины мастерства.

Так вот, спешу вас разочаровать – Игорь Царев был  зам.шеф-редактора "Р.Г.-Неделя", и уж никак  не таким вот героем, что  и заставляет  удивляться тому, как он это видел, чувствовал и сочувствовал. И от этого стихотворение приобретает еще большую ценность для меня лично, потому что его душа никогда не была успокоенной, он видел сердцем даже то, что «скрыто от глаз».

Такова вся его поэзия, потрясшая многих, но ведь с таким отношением к миру надо было  как-то защищаться от этого самого мира, вовсе никогда не бывшего к нему великодушным и добрым, скорее наоборот, мир к нему был невероятно жесток, и в этом можно было убедиться даже в последние годы, а что говорить о юности и молодости. когда из Хабаровска он дошел до Питера, а потом и столицы, приходилось просто выживать и бороться. А вот ведь смог он оставаться  достойнейшим и в этом мире…

В свете последних событий на сайте - скандалов, драк, выяснений отношений, конечно же, мне приходится обращаться именно к Игорю и к Ирине, которой хочется пожелать крепкого здоровья и мужества и исполнения всего, что она задумала, и что  делает для памяти Игоря каждый день с утра до вечера.

И спросить именно у них, так любивших друг друга, как же жить и выжить в этой вот среде писательской, где все еще страшнее порой, чем в реальности, одной из первых у меня появилась   Папка с названием «Враги Игоря»- живое тому свидетельство. И материала  там слишком много для грядущих глав о поэте и жизни его в сети и на наших сайтах в первую очередь.

А еще есть рецензии самого Игоря  на сайте Стихи ру с 2002 года, когда он там появился, которые я за это время очень внимательно почитала, скопировала.

Так как же здесь жить и выжить, остаться, не закрыть страницу, и не послать всех или многих подальше?

Игорь свято верил, что если стихотворения написаны, и они стоят того ( а к себе он был очень строг, так, как многим и не снилось), то они должны быть опубликованы, и автор должен присутствовать рядом со своими текстами, пока у него есть такая возможность.

Последнюю рецензию он написал 28 марта, и так получилось, что эта рецензия была написана мне, что меня, конечно, потрясло до глубины души и заставило на многие вещи взглянуть по-другому…Это случайность, но бывают ли в мире случайности вообще?

Но если присутствовать и не хлопнуть дверью, то как же тут выжить и жить?

Только в очень узком кругу людей, которых нужно очень тщательно выбирать, безжалостно  закрываясь перед остальными…

Это не мой принцип, это так жил Игорь, и время показывает, что он был совершенно прав, по-другому не должно быть.

Игорь был мягким, добрым человеком, и порой казался беззащитным, но я вижу, как безжалостно отсекал он чужаков, хамов, скандалистов, борцов всех страстей и мастей… Не общаясь с ними – рецензии так и остались без ответа, хотя он почти никогда их не удалял. Только изредка ставил наглеца на место.

Наше пребывание на сайте подразумевает публичность, это так, но  ведь это вовсе не значит, что мы должны быть близки и откровенны с любым, вести бесконечные разговоры, убеждать, быть с кем-то и против кого-то. А потом жаловаться на то, что они  выдают наши тайны, предают…
Да и в жизни, много ли  у нас настоящих  собеседников?

Так, именно так приходится поступать и здесь, отыскивая драгоценности в тоннах руды.

Вступать в дискуссию только по принципиальным вопросам, игнорируя мелкие и мелочные выпады, а самое главное, говорить только по делу, соблюдая дистанцию… И уж точно никаких переговоров с шантажистами, хамами, мерзавцами.

Удивляюсь краткости и емкости его отзывов. Некоторых особенно любвеобильных это раздражало, обижало, но  и в этом Игорь Царев себе не изменял. Он всегда был краток и деловит. Наверное, так и должно быть…

Ни для кого не секрет, что порой нам объясняются в любви совершенно незнакомые люди, как с этим быть? Вопрос ведь актуальный. А если вспомнить, что от любви до ненависти один шаг?

Сначала в отдельных рецензиях, а потом и  вообще всем дамам, пытавшимся умело и неумело флиртовать, Игорь объявил о том, что  у него есть один такой существенный «недостаток», он влюблен в свою жену вот уже почти тридцать лет, и это навсегда.

Нельзя сказать, чтобы особо пылкие дамы оставили свои попытки заполучить поэта, завладеть его вниманием,  но они неизменно натыкались на скалу, от которой отлетали, теряя последние надежды.

Признаться, такую вот позицию я видела в первый раз, и она мне показалась очень симпатичной, по крайней мере, многие вопросы были сняты, не успев возникнуть. И лучше печальный конец, чем печали без конца, не так ли, господа писатели?

Потом Ирина рассказывала, как трепетно он берег ее  от всей этой публичной шумихи, при том, что человек она здравомыслящий и  с чувством юмора все в порядке, и  повода сомневаться не было, вероятно, никогда. Но все-таки порой нас  могут так ранить какие-то особенно несдержанные проявления чувств, и чтобы даже подозрения исключить, ему пришлось приоткрыть вот эту завесу тайны  личной жизни. Но не более того, об остальном можно было только догадываться. искать в стихотворениях...

Да и о чем можно мечтать, когда такие вот строки написаны не тебе?

  Когда объявит белый танец небесный церемониймейстер,
Когда пронзительная нота из-под кленового смычка
 Перечеркнет заслуги лета, и дальновидные предместья
 Достанут снежные одежды из ледяного сундучка,
Не подводи меня, родная, не разжимай свои объятья,
Какие б трубы ни трубили, не отводи любимых губ!..
И ветер, пролетев над крышей, не руны зимнего проклятья,
А наши имена напишет на свежевыпавшем снегу.

http://www.stihi.ru/2008/06/02/1521

И опять же, насколько  мы бываем открыты и излишне откровенны, а порой от этого же сами и страдаем, заставляет задуматься  именно вот об этой стороне жизни  в творчестве.

Еще одна особенность его поведения здесь.

Когда стихотворения удавались на славу, а это было почти всегда, и опять же появлялись восторженные рецензии, вполне, кстати, заслуженные, а не просто потому что  хочется пообщаться с человеком, комплемент ему сделать,  после таких од, Игорь обычно писал: « Мне неловко слышать такие слова».

Наверное, это самый странный ответ из всех, когда-то  прозвучавших…Но это так, и вот это подкупает очень, потому что поддаваясь лести мы начинаем быстро,  и сами возносимся в небеса, даже не подозревая о том, как  далеко и больно будет падать, а вот всегда трезво оценить то, что творится, с юмором, с иронией – это такая редкость. Но для по-настоящему творческого человека – необходимость. Испытывать неловкость, когда хвалят, это дорогого стоит....

И наконец, нельзя не сказать о многочисленных конкурсах,  в жюри которых он был неизменно, не из-за них ли и рейтингов тут  идут все войны. А в последнее время просто дикости какие-то творятся.

Насколько трудно было судить именно ему, потому что человеком он был действительно добрым, и  не хотел обижать других, прекрасно видя уровень стихотворчества. А такие люди бывают особенно обидчивы и надоедливы, и мстительны, при отказе у них крышу сносит сразу.

Но слышала от совершенно разных людей и критиков в том числе, о том, что  люди, им выдвинуты, были всегда достойны, и оценки объективны.

  То, что предлагал Игорь,  всегда было со знаком качества. Как ему удавалось отсекать остальных, а отсекались они неизменно, останется загадкой.

Кто сталкивался с этим лично, может представить себе, что  переживал поэт, прекрасно видя всех своих бесчисленных, агрессивных врагов,  толпой валивших на его страницу и в выражениях не стеснявшихся. И все-таки он стоял за свои принципы до конца, пока внезапно  не остановилось сердце.

И несмотря на то, что он  был страшно занят, что такое  выпуск «тостушки»,  некоторые из вас  наверное, знают или хотя бы представляют, так вот когда у него спрашивали, пойдет ли он на передачу «Вечерние стихи», если там будет Г и К – его личные враги, Игорь отвечал, что пойдет, потому что если он этого не сделает, то их окажется большинство,  и они победят. И при всем при том, он оставался воином, настоящим воином, никогда не отступавшим и не сдававшимся…

Писал Игорь нам всем кратко и мало, но когда он появлялся на странице, да в разгар рабочего дня, было совершенно понятно любому, кто его знал, что это был не  праздный визит, чтобы кликнуть и ждать, когда  автор  явится к тебе. Это был настоящий интерес, внимание и уважение, именно уважение к автору, и никаких других причин для визита не было.

  А для него хотелось писать, чтобы пришел Игорь Царев, что я и делала с момента появления его в «Вечерних стихах», и потом, когда он стал членом Худсовета и знакомил нас с достойными авторами, тогда особенно внимательно читал все, что писалось, как писалось.

Вот та самая последняя рецензия, о которой  я говорила выше

 Рецензия на «Не все коту Масленица. Вечерние стихи 27 марта» (Любовь Сушко)

 :) Рад, что мой протеже пришёлся по душе
 Игорь Царев   28.03.2013 13:49

И самое главное, я никогда больше не видела поэта, который так радовался бы успехам людей, ему близких, любимых, и тех, чье творчество было дорого по-настоящему. Писал он  в первую очередь именно о них, не скрывая своих чувств, следил за тем, как были у них дела дальше.

Сегодня это кажется почти нереальным, невозможным. Хорошо, что у нас есть доказательства того, о чем я говорю – его рецензии.

И так и получается, что с 2002 по 4 апреля 2013  года больше 10 лет Игорь Царев достойно и ярко жил и работал в сети, вопреки всему, что там творилось, сталкиваясь с большими трудностями, чем мы все, уж поверьте на слово.. Ни разу не ушел, не закрыл страницы, она и сегодня открыта для всех нас.

Не верится, что кто-то из нас способен вот так достойно оставаться в клубке змей, простите, по-другому трудно назвать творческую среду,  происходящее. Но если он мог, то почему бы и нам не попробовать?

- Зачем это нужно? – спрашиваю я у Игоря, помня о том, как много страниц было закрыто, и ушли не самые худшие из авторов.

И он мне отвечает, как ответил бы и любому из задавших такой вопрос:

Недописанное

 Игорь Царев

...Так важно иногда, так нужно,
Подошвы оторвав натужно
 От повседневной шелухи,
Недужной ночью с другом лепшим
 Под фонарем полуослепшим
 Читать мятежные стихи,
Хмелея и сжигая глотку,
Катать во рту, как злую водку,
Слова, что тем и хороши,
Что в них - ни фальши, ни апломба,
Лишь сердца сорванная пломба
 С неуспокоенной души...
http://stihi.ru/2012/04/06/11665

И мне тоже кажется, что больше ничего не страшно.

Хамы на сайте Стихи ру называют нас, оставшихся и сегодня с Игорем Царевым,  «Царевцами» - высшего звания я лично для себя не могу и представить..

Но хочу пообещать всем, кто рычит, воет, хамит –ничего у вас не выйдет, не дождётесь. У нас есть такая зашита, какая вам и не снилась…Так что зарывайтесь в свои берлоги и норы, и лучше не высовывайтесь, а кто со скандалом придет, от него и погибнет…как говаривал не худший из русских князей


Рецензии