28. Последний отсчёт. Эпилог

В чём смысл жизни?
Ответить на этот вопрос легко.
Смысл жизни – в простом её течении. В постоянном воспроизводстве себе подобных. Для зверя, птицы, рыбы, для одноклеточной амёбы жить – значит продолжать свой вид через потомство.
А человек – лишь одна из форм жизни.
Но тогда какой смысл в жизни? Его нет, как и нет смысла в смерти. Человек отличается от всех остальных форм наличием разума. Это позволяет ему задавать и задавать самому себе этот вопрос – о смысле сущего.

Смерть – лучший советчик.
Когда ты думаешь о смерти, ты невольно проводишь ревизию прожитой жизни. Так ли всё было? Правильно ли? Сколько грехов ты совершил, сколько праведных дел? И что есть мерило, если всё в этом мире субъективно…

Может случиться так, что настанет тот день, когда бог вознамерится испытать тебя.
И в этот день прозвучит четкий ответ – сколько ты стоишь. Тебе будет ниспослано испытание, вызов, который не будет иметь альтернативного решения.
Или – или.
По одну сторону соберется вся твоя воля, принципы и ценности, в которые ты верил. По другую – инстинкт самосохранения, страх и рефлексы. Ты воочию увидишь границу между животным и человеческим.

И тогда смерть обретет смысл.

Как выстрелы прозвучали магнитные запоры, и створки ворот начали медленно разъезжаться. В просвете меж ними замаячили саприкрны. Рента выстрелила в потолок «люстрой» - пирофакелом. Он воткнулся в бетонное перекрытие  и  лопнув, загорелся.
Тоннель осветился ярким синим светом. Ворота открылись.
- Срань господня!
Их были тысячи. Первые ряды состояли из крупных особей, вооруженных экстракторами. Они стояли на задних лапах и щерились.
Шах снял оружие с плеча и включил инжектор.
- Нет времени на базар. Делаем так: я иду в авангарде и пробиваю дорогу. За мной плотно – Саша. Его задача прикрывать мой тыл. За ним ты, Гернер. Ты доделываешь то, что пропустил Шпиндель. Замыкает Рента с игрушкой.
- Шах, это авантюра. Мы не пробьемся.
- А и не надо. Задача – пройти как можно ближе к логову. Тот, кто останется в живых, включит детонатор.
- А кто не останется? – я повел плечами.
Но Шах не ответил – не успел.

Крысы резво побежали по тоннелю. Треск экстракторов наполнил пространство, его перекрыл крысиный писк, переходящий в ультразвук.
- За мной! – завопил Шах.
Это было последнее, что я слышал. Всё заглушил рёв его огнемета. Мы ринулись за ним бегом, в образовавшуюся брешь в рядах саприконов. Я еле успевал отстреливать тех, кто кидался с флангов.
Шпинделю разрядом разорвало комбинезон. Он попытался зажать рану, но передумал – остановка теперь была смерти подобна.
Под ногами росли горы крысиных трупов, разрубленные пополам, обугленные, без голов, и еще шевелящиеся тела.
Через минуту у меня на счетчике оставалось несколько сотен зарядов.

Странно, но я не думал о смерти. Я думал о другом – позади шла Рента, а за ней уже смыкался круг саприконов. Они полезли из тоннеля, с той стороны, откуда мы пришли.
Я дернул её за комбинезон, втаскивая между мной и Шпинделем.
Ещё минут пять, и - конец.
Впереди как машина работал Шах, словно у него был вагон с патронами на плечах.
- Гернер! – крикнула Рента.
Она стояла возле люка в полу. Одной рукой она держала крышку, другой стреляла.
Я подскочил и втолкнул её туда.
- Прыгай за ней, Гернер, туда, я вас прикрою, - Шпиндель махнул рукой. Я скорее догадался, чем услышал что он сказал.
Крышка закрылась. Я нащупал поворотный запор - счастье, что он оказался изнутри. Это должно задержать крыс минимум минут на двадцать. Потом они разрежут замки, и тогда - всё.

Мы спустились по скобам вниз метров на десять. Оказавшись на полу, прошли еще столько же. Рента уже открыла дверь, она стояла на краях шахты, ведущей еще ниже.
За дверью обозначилась площадка и уходящая дальше паттерна с перилами. Мы ступили на неё, и я посмотрел вниз…

Воздух, мутный и теплый, словно пар в бане. Внизу оказался огромный зал с плоским полом. Всё было заполнено яйцами. Несколько крыс, таких же крупных как воины в тоннеле, грузили их на транспортерную ленту. Она непрерывно двигалась, унося яйца в пролом стены.
Боже, сколько же их было.
Рента дернула меня за рукав.
- Посмотри.
Возле самой стены, под паттерной, в туманном смраде скрывалось НЕЧТО.
Нечто бесформенное, огромное. Как пресловутый крысиный король, спаянное из сотен тел, переплетенных меж собой, давно сросшихся в единый чудовищный организм.
Но оно имело голову и лапы, как полагается саприкону. Покрытое слизью, оно ворочалось, замирало, и… рожало яйца.
По одному каждые пять секунд.

Рента вскрикнула.
Оно подняло «голову» и задвигало носом, принюхиваясь. Оно почти достало мордой до самой колоны, и я услышал, как оно издало утробный стон.
В середине паттерны пересекались крестом. Дальняя боковая дверь открылась, и появились два воина-саприкона.
Они нас не видели, мешало ограждение.
Я достал из сумки заряд и открыл пусковое табло.
- Поживем еще пятнадцать секунд, - сказал я Ренте.
Она медленно подошла и сняла перчатку.
- Гернер, возьми меня за руку.
- Тебе страшно?
- Нет. Просто…возьми за руку.
Я взял её ладошку, она была тёплая и нежная.
Таймер уже отсчитывал последние секунды.

Четыре.

Три.

Два.

Один.

Ноль…

***



                ЭПИЛОГ

Охотниками рождаются. Но охотники не умирают.

Железная кровать и куцый стол на трёх ножках…
Лампочка под потолком на скрученном проводе.

Каждый день с наступлением сумерек он совершал свой обход, повесив на плечо экстрактор. Встречи с тварями были уже не такие частые, и они уже не заговаривали с ним как прежде.  Они молча бросались на него при каждом удобном случае.

Перемирия больше не было. Они устраивали засады на его пути даже тогда, когда он менял маршрут.
Они ненавидели его.

Но стрелял он всегда без промаха.

Даже после смерти…


Рецензии
На это произведение написано 9 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.