Книга V. Часть 3. Tel vice, tel supplice. Глава 2

http://www.proza.ru/2016/09/16/77 - начало 1 книги

http://www.proza.ru/2018/02/21/182 - предыдущая глава

1927 г. (Париж)

ЭЛЬ

День промелькнул в спорах с собой, тщательных сборах и приготовлениях. Мучили справедливые сомнения, не совершаю ли я роковую ошибку, но подстегивало беспокойство, что промедление может обернуться катастрофой не меньшего масштаба. Да и что греха таить, хотелось сделать что-то важное, проявить решительность и смекалку. Раз выпал шанс попасть в круговорот событий, не отползать же трусливо в сторону, как всегда оставив серьезные действия другим.

Крийон-отель сиял огнями. Широкая мраморная лестница привела в большой зал приемов, наполненный шумом голосов и музыкой. В другое время я бы с удовольствием посетила этот раут с Джори. Мне нравилось искусство, и благодаря высокообразованному другу я уже неплохо разбиралась живописи, отличала художественные направления, вполне могла поддержать разговор о кисти мастера и игре цвета на картине. Но сегодня не до любования шедеврами, у меня задача посложнее.

Помещение выставки было визуально разделено на несколько частей, каждая из которых соответствовала различной тематике или определенным художникам. Скользя по залу, стараясь не попасть на глаза возможным знакомым, я вспоминала информацию, полученную от Сержа, и думала насколько абсурдна моя затея. Вот так непредставленной подойти и начать беседу о заговоре? До утра не доживу, это очевидно.

Я внимательно прислушивалась к разговорам. Интуитивно решила, что лучше всего обратиться к единственной среди старейшин женщине. Надеюсь, что вампирши менее склонны к вспышкам гнева и немотивированной агрессии. В одной из групп, оживленно обсуждающих картину известного мариниста, я уловила искомое имя. Женевьев — так называл Серж одну из членов Совета. Что же, он прав, кому как не такой особе почти королевского величия занимать столь высокую должность.

Улучив момент, я все же попыталась подступиться поближе. Однако это оказалось практически невозможным, таким плотным кольцом обступили красавицу восторженные мужчины, ни на миг не желающие уступать отвоеванные позиции соперникам. Пришлось воспользоваться способностями. Когда очередной воздыхатель, внезапно побледнев и пошатнувшись от слабости, ретировался, мне удалось обратить на себя внимание и наши с вампиршей глаза на секунду встретились. Я непроизвольно внутренне сжалась — и как только решилась на подобное? Что я ей скажу?

Спокойно взяв меня под руку и бросив острый взгляд по сторонам, женщина решительно двинулась прочь из зала сквозь толпу к явному разочарованию поклонников.

— Ты не похожа на мою воздыхательницу, милочка, — заметила она, лукаво прищурившись. — Полагаю, у тебя есть ко мне нечто важное.

Я лишь кивнула. Мы прошли по длинному, устланному зелеными ковровыми дорожками коридору к лифтам. Поднявшись на пятый этаж, мадам предложила войти в ее номер. Оказавшись в тишине и покое, вдалеке от шумной толпы, я немного пришла в себя и смогла собраться с духом. Хозяйка налила шампанское в бокалы и, грациозно усевшись в кресло, жестом предложив мне другое, приготовилась слушать.

Выпив залпом игристый напиток, я слегка успокоилась и даже обрадовалась сложившейся ситуации, хотя стоило бы напрячься из-за той легкости, с которой удалось провернуть задуманное. Не загнала ли я себя в ловушку? Поколебавшись мгновение, я набрала побольше воздуха и, вцепившись в бокал, как в спасательный круг, скороговоркой, быстро, но четко и связно выдала информацию, понимая, что ходить окольными путями не в моих интересах.

Женевьев явно не предполагала, что речь пойдет о деле государственной важности. Однако переключилась она мгновенно от расслабленно-заинтригованной до собранно-деловой.

— Тебя прислал Джори? — прямо спросила вампирша, заставив меня вздрогнуть. А получив в ответ испуганное отрицательное мычание, добавила: — В таком случае нам придется подождать. Тебе, конечно, сие неизвестно, но столь серьезные сведения необходимо донести до господина, непосредственно ведущего это дело. Не волнуйся, долго не задержу, он весьма пунктуален.

А я испугалась, и еще как! Брат появится здесь? Только бы не упасть в обморок, возможно, еще есть шанс не допустить катастрофы.

— Мадам, — мой голос дрогнул, величина собственной глупости предстала во всей красе. Всего-то нужно было подождать в Бельвиле, но разве я предполагала, что Джори прервет командировку ради этого сборища? — Поймите правильно, но у меня есть веские основания не встречаться с месье Ансело. Видите ли, он очень заботится обо мне и считает, что я должна находиться как можно дальше от вашего мира и опасностей, которые он таит.

Вампирша вскинулась, как гончая, почуявшая дичь. В глазах загорелась неискоренимая женская любовь к сплетням и пикантным историям.

— Разумеется! Ты же та малышка-провинциалка, которой протежирует Джори Ансело! Энджель, если не ошибаюсь. О тебе одно время долетало немало слухов, ведь он окружил тебя столь нежной заботой и опекой, весьма для него несвойственной. Рада наконец познакомиться, дорогая, — высказавшись, Женевьев вновь резко сменила тон, подозрительно пронзая меня взглядом. — Однако возникает резонный вопрос, почему ты рискнула прийти сюда, а не сообщила столь ценную информацию напрямую брату?

Деваться некуда, пришлось объяснять свою истинную роль в происходящем с того момента, где злой рок послал по мою душу грабителя на набережной.

— Напротив! — воскликнула собеседница, внимательно выслушав. — Я склонна считать, что тебя само провидение послало. Трудно переоценить важность и своевременность этих данных. И то, что ты не побоялась прийти, справедливо опасаясь упустить драгоценное время, делает всех нас твоими должниками, я не шучу.

Я вновь кивнула. Конечно, надеялась, что мои действия помогут избежать беды, но заслуги моей в этом особой нет. Это ведь все Серж. Он сделал правильный выбор, его нужно благодарить. Посчитав необходимым, я рискнула донести до важной вампирши и эту мысль. Ведь парень действительно оказался неплохим. Он ввязался в нехорошую историю по незнанию, руководствуясь, скорее всего, тем, что преподали охотники. Но кто не ошибается? «Да ведь, можно сказать, что я его товарищ по несчастью в некотором роде, — мелькнула мысль, о которой я, конечно, умолчала. — И я была охотником, пусть и не по своему желанию. Вряд ли нас за это нужно судить строго».

Женевьев слушала, хмуря брови в раздумье. В ее голове явно происходила серьезная работа. Я нервничала, отчаянно желая убраться отсюда как можно скорее.  Вампиры предупреждены и начнут действовать. Моя роль окончена.

— Спасибо, Энджель, — вспомнила обо мне старейшина. — Думаю, ты сама понимаешь, как помогла нам сегодня. Но сейчас мне необходимо созвать Совет, а в первую очередь переговорить с Джори. Уходи запасным ходом, не задерживайся здесь. И помни, отныне мы твои должники. Хотя никто об этом не узнает.

«Это я смогу пережить», — вздохнула я с облегчением.

Вампирша понимающе улыбнулась и взяв меня за руку, ободряюще сжала ее.

— Молодец, что обратилась ко мне, Энджель. Я получила эту информацию из своих обширных источников. А тебя не видела, и вообще мы не знакомы, — и она заговорщицки подмигнула, заставив рассмеяться, — это будет нашей маленькой женской тайной. Может быть, мы еще встретимся при других обстоятельствах и познакомимся поближе. Мир тесен, не правда ли?

Я полностью согласилась с ее мудрым решением. Покидая номер, была уверена, что поступила абсолютно верно, несмотря на то, что нарушила уйму правил. Возможно, если Джори когда-нибудь станет известно о моем участии, то даже оценит.

Однако в свою пустую квартирку я вернулась в очень противоречивых чувствах. Снедало беспокойство о том, как в итоге эта история завершится. Весь остаток ночи я места не находила, волнуясь и переживая: «Все ли точно поняла Женевьев, и не ошиблась ли я в выборе? — потом начинала накатывать паника: — А все ли я верно запомнила и не дезинформировала ли? А что если кто-то пострадает? В силах ли я еще как-то помочь? И как я узнаю, чем все закончилось? Ведь Джори мне точно не расскажет, значит, так и мучиться неизвестностью?» — это заставляло тоскливо вздыхать и обиженно морщиться.

Заслужу ли я когда-то доверие? Я приносила бы больше пользы, чем вот так случайно попадая в неприятности. Ведь не первый раз доказываю, что могу действовать решительно и самостоятельно. И все же это пустые сетования, брат никогда своего мнения не изменит.

Еще очень волновала судьба зачинщика этого дела. Искать оправдания Сержу я не собиралась. Конечно, его поступки нельзя назвать ни благородными, ни похвальными или героическими. Он использовал меня, пусть и из желания исправить содеянное. Но все же он не заслуживал смерти, в нем не было зла и подлости, если чувства меня не обманули. Уверена, ему можно дать шанс, предоставить возможность искупить прошлое. Но вот позволят ли ему? Было очень грустно и тоскливо от осознания, что я наверняка никогда его не увижу.

ДЖОРИ

Активную деятельность по расследованию событий с вампиром-охотником пришлось приостановить для протокольного мероприятия — ежегодного бала меценатов. Поскольку на нем традиционно присутствовали все члены Совета, с моей стороны было бы весьма невежливо проигнорировать это.

Прервав расследование, загнавшее меня в провинцию, я поспешил домой, чтобы привести себя в порядок и облачиться в дежурный смокинг. Отец поведал, что Эль побывала у него, облегчив ухудшившееся состояние. Стало радостно и грустно одновременно. Моя девочка такая заботливая и любящая, ведь наверняка она мечтала застать меня дома. А я как подорванный кручусь, но лишь для того, чтобы понять — мы топчемся на месте. И что мне изложить в отчете старейшинам? Их доверенное лицо потерпело фиаско, и наши собратья продолжат гибнуть на радость конкурентам и недругам?

Не успел я, вручив служащему отеля шляпу и плащ, подняться по лестнице в огромный зал, как запыхавшийся коридорный сообщил, что меня желает видеть мадам Женевьев.

Испытывая немалую долю раздражения оттого, что патронессе так не терпится получить известия, а мне не удалось даже горло промочить, я направился к лифтам. Но постучавшись, приняв предложение войти, застыл, охваченный внезапным, абсолютно неожиданным, явственным ощущением присутствия Эль.

Прежде чем отмести эту нелепость, я невольно окинул взглядом помещение, физически чувствуя, как она бросается мне на шею и замирает в объятиях, а вся суть бытия сосредоточивается на этом моменте. Было так странно и так необычно, что даже традиционные комплименты вылетели из головы. Откуда же возник этот образ? Статная красавица Женевьев ничем не напоминала утонченную и хрупкую Эль. Что за шутки разума? Наваждение, да и только. Я никак не мог избавиться от эффекта присутствия эльфийки.

Наконец я немного опомнился при виде шагнувшей навстречу хозяйки номера, удивленно приподнявшей ухоженную бровь, не понимая причину моей заминки и проявления тем самым несвойственной невоспитанности. Собравшись и усилием отгоняя взбесившееся воображение, я по достоинству оценил великолепный внешний вид и эффектное бальное платье Главы. Положенные условности были соблюдены, но странное давящее ощущение не покидало.

Вернуться к здравому рассудку мешал запах. Тот самый, что не спутаю ни с чьим, который, казалось, чувствую не обонянием, а кожей. Легкий, почти неуловимый аромат, оттененный капелькой любимых духов Эль.

Я всегда считал себя весьма здравомыслящим, логичным и поэтому решительно отмел малейшую вероятность подобной реальности. Если бывают звуковые и визуальные галлюцинации, то это, похоже, нечто им сродни. Или я просто устал и желал оказаться в другом месте, рядом с родными и близкими людьми.

Серьезное, но слегка самодовольное выражение лица Женевьев заставило переключиться на более важные события, чем происки моих потаенных желаний.

— Дорогой мой Джори, — пропела патронесса, беря меня под локоть и ведя в гостиную к сервированному на двоих кофейному столику. — Ты прибыл как нельзя вовремя.

— Дела наши не блестящи к сожалению, — начал я, предполагая, что она пожелает выслушать отчет.

— Позволь с тобой не согласиться, — огорошила она ответом, после чего подробно изложила сведения, над поиском которых я безрезультатно бился всю минувшую неделю. — Звезды нам благоволят, друг мой. Но, вероятно, мы чрезмерно зациклились на столице, упустив, что управление Марселя, да, вероятно, и других областей изрядно попустительствует в установленных правилах и законах, чем провоцирует образование охотничьих гнезд буквально у нас на заднем дворе.

Я всегда полагал, что более упорядоченной жизнь сверхъестественных сообществ делает необходимость постоянно балансировать на острие ножа. Наверное, за подобное меня закидали бы камнями, но я уверен: для нашего беспутного и кровожадного брата нужен поводок. Охотники, как антипод вампиризма, возникшие параллельно распространяющемуся по миру этому виду нечисти, необходимы и даже в некотором смысле полезны. И ведьмы, помешанные на балансе, и оборотни в полнолуние — все это служило залогом спокойствия и сдерживало нас от чрезмерной наглости. При этом мы старались, чтобы противоборствующие организации, являясь своеобразным пугалом, оставались вне пределов вверенных Совету границ. И пропустили такое под самым носом.

Пока мы озадаченно морщили лбы, у врага все шло чисто и гладко. Вампиры гибли, охотники потирали руки.  В свете сложившихся событий и фактов можно ли верить, что одному из них вдруг совесть не дает спокойно спать? Женевьев утверждает, что источник надежный, при этом признавая, что сведения не проходили проверку, значит, все вилами на воде писано.

— Будут какие-то приказания? — поинтересовался я ехидно и немного язвительно. Не слишком достойно, если считать, что мы всем сейчас обязаны вампирше и ее неизвестному информатору.

Мадам легко и снисходительно улыбнулась, понимая мои низменные мотивы.

— Если позволишь, мой всезнающий друг, я хотела бы кое-что тебе посоветовать, — не обманула моих ожиданий патронесса. — Речь о молодом вампире, предавшем нанимателей. За него я хотела бы походатайствовать. Поговори с ним, прежде чем принять меры. Учить тебя, как поступать, я не стану. Но ради меня и моего шестого чувства, —собеседница кокетливо стрельнула глазом, — сохрани ему жизнь хотя бы пока мы полностью не возьмем все под контроль.

Как любой прогрессивный мужчина на шестое чувство женщины полагаться я не имел ни желания, ни причин, но отказать посчитал грубым и невежливым.

— Разреши разобраться на месте, — ответил я уклончиво, не давая опрометчивых обещаний.

Откуда мне знать, как поведет себя названный тип? Не служит ли столь подробно преподнесенная информация очередной уловкой? Что-то не слишком верится в вампирское раскаяние, зато всевозможного вида козней я насмотрелся с лихвой. Мадам все прекрасно поняла и благосклонно улыбнулась.

— Вряд ли кто-то упрекнет меня в необъективности, если скажу: ты именно тот, кто способен все досконально выяснить и поступить по чести с любой проблемой. Я всегда в это верила, и не сомневаюсь, что ты не подведешь.

На том и распрощались. Женевьев настоятельно просила держать ее в курсе. Действовать необходимо незамедлительно, а это значит, что нынче ночью я не попаду ни домой, ни, к глубочайшему сожалению, к моей Эль.

За девушкой-охотницей, внедренной в наши ряды, я отправил своих людей. Приказал расправиться быстро и без затей. Со вторым я планировал разобраться сам. Выполняя просьбу патронессы, его причастность придется сохранить ото всех в секрете, по крайней мере, на время. Конечно, заговорщиков требовалось передать в руки Эйдриана для дознания и последующего возмездия. Вряд ли он обрадуется, что его лишили любимого развлечения. Остается надеяться, что психопат утешится преподнесенной на блюде марсельской гильдией.

Стоя напротив старинного трехэтажного дома на улице Пигаль недалеко от Красной Мельницы, раздраженным жестом я отослал подальше назойливых проституток, желающих подзаработать и буквально слюни пускающих на мою представительную персону. Мешают слушать. Судя по звукам, доносившимся из квартиры, объект находился у себя, был один, и казалось, нервничал, то расхаживая по комнате, то наливая бокал за бокалом из графина. Что же, на ловушку не похоже, а значит, пора познакомиться с месье де Виллем и вынести о нем собственное суждение. Малейшее подозрение, и ходатайство Женевьев его не спасет.

На стук хозяин открыл почти мгновенно. Не знаю, кого он предполагал застать в столь поздний час на пороге. Меня видеть точно не ожидал, судя по удивленно расширившимся зрачкам и мимолетному проблеску страха, который, однако, сразу исчез.

— Серж де Вилль, полагаю? — поинтересовался я вежливо.

— Он самый, — кивнул вампир, слегка отстраняясь. — Раз уж вы явились лично, нет смысла что-либо отрицать. Проходите.

Он знал, кто я, успел выяснить, собирая сведения, что подтверждает его причастность. О том же свидетельствовала напряженная поза и волнение, написанное на лице.  Я спокойно постукивал тростью об пол, создавая расслабленно-непринужденный вид, оставаясь собранным и внимательным. Нельзя забывать, что передо мной бывший охотник, и обманываться растерянностью тоже не стоит. Хозяин предложил присаживаться и спросил, что я предпочитаю выпить. Держится великолепно для того, кто наверняка понимает, какая участь его ждет. Но не исключено, что прячет карту в рукаве…

Однако ответ на его вопрос на пару мгновений застрял в горле, когда, войдя в гостиную, я вновь ощутил запах Эль, неуловимо витающий и в этой комнате. Безумие какое-то! Не рехнулся ли я? Да провалитесь вы все к чертям в преисподнюю со своими заговорами! Поскорее бы покончить с этим и на улицу Шампольон, прижать мою малышку к себе. Следует взять себя в руки, затуманенный мозг сейчас не помощник.

Мы невозмутимо расселись напротив друг друга, потягивая отменный коньяк.

С приближением рассвета, я сделал необходимые выводы. Серж де Вилль действительно не вел двойной игры, полностью осознавая последствия. Отвечал он искренне, без излишних эмоций и театральности, ощутимо волновался, но держался достойно. Свою вину признал, всю информацию, полученную мною от Женевьев, дословно подтвердил. Да, он не рассчитывал, что его найдут, по крайней мере, так быстро. Был уверен, что обезопасил себя, но не особо удивлен, что наши возможности оказались выше его предположений. На мой взгляд, он совершил ряд грубейших и непростительных ошибок, которые свели на нет всю конспирацию. Но это лишний раз доказывало, что опыта у него маловато, а значит, ряды охотников пополнил недавно. К тому же, он осознавал — жить ему осталось недолго, но принял это философски, без истерии, что тоже мне приглянулось.

И все же я не видел особых причин, по которым Женевьев так настойчиво призывала сохранить ему жизнь. Мне хватало одного факта предательства, чтобы вынести приговор, и всем благим намерениям этого не перекрыть. Но и отказать уважаемой мадам было невежливо. Просчитав в уме варианты, я поднялся с дивана. Серж непроизвольно вздрогнул, но поднялся вместе со мной, застыв в позе обреченного, но выдержанного ожидания.

— Нужно было убедиться, что посланец не принимает вербену или не носит защиту. И сменить квартиру тоже было бы неплохо, — попенял я ему между делом, по-прежнему погруженный в свои мысли.

— Полагаю, ваши советы мне уже не пригодятся, — констатировал молодой вампир.

— Мудрые советы лишними не бывают, — возразил я, приняв наконец непростое решение. — У тебя есть два пути. Либо ты сейчас же, несмотря на то, что рассвет не за горами, исчезаешь из города и больше никогда не дашь повода вспомнить о тебе. Либо остаешься и пытаешься доказать, что можешь быть полезен и впредь. Однако учти, что в этом случае с тебя отныне глаз не спустят. Малейшее подозрение повлечет за собой череду долгих мучений в руках нашего инквизитора.

Первоначальная вспышка радости от внезапного спасения, сменилась бледностью на лице Сержа, несомненно, он понял, о ком идет речь. Любой бы на его месте нацелился на ближайший выезд из города, но, минуту поразмыслив, вампир меня удивил.

— Я принимаю ваше предложение и осознаю степень недоверия ко мне, а значит и меры, примененные в связи с этим. Смею надеяться, что не разочарую вас.

Я пожал плечами, начиная терять интерес к встрече и беседе в целом. Думаю, дальнейшее покажет время, а мне пора вернуться домой. Еще предстоит выслушать отчет о выполнении распоряжения относительно охотницы. 

— Наш разговор, как ты понимаешь, еще далеко не окончен. Не заставь пожалеть о моем снисхождении.

Серж кивнул, протягивая ладонь для рукопожатия, на которое я, разумеется, вежливо ответил.

Наконец я мог поставить в истории с вампирами-охотниками жирную точку с чувством выполненного долга. Как я и предполагал, Толе счастливо ухватился за возможность лично учинить суд и расправу над недругами и скорым рейсом укатил в Марсель в сопровождении внушительного отряда приспешников. Следовало ожидать, что вскоре Совету придется искать замену марсельским старейшинам, но меня все это уже не касалось. Распоряжения относительно Сержа я дал, тщательно проинструктировав сотрудников, не озвучивая, однако, информацию о нем. Женевьев была весьма довольна проделанной работой и своим в ней участием, и эта предрождественская эпопея осталась позади.

Пора вздохнуть с облегчением, позабыть заботы и трудности и предаться безмятежной радости общения с любимыми и близкими людьми.

http://www.proza.ru/2018/04/02/2063 - продолжение


Рецензии
Отличная глава. Приключенческая. Понравилось, что Серж не постарадал.

Василиса Ветрова   21.03.2018 14:02     Заявить о нарушении
Спасибо, Василиса! У Сержа еще не все экранное время вышло.)) Рад, что заглянули.

Гай Северин   21.03.2018 15:20   Заявить о нарушении
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.