Зачин. Большое дело ждёт героя

Зачин
Большое дело ждёт героя

- Ты ещё так молод. Совесть не позволит мне рассказать всех подробностей. Это слишком опасно, понимаешь? Не держи на меня зла, - усталый старческий голос затих.
В маленькой комнате настоятеля церкви мерно потрескивали огонь. Напротив камина сидел сам священник, и ворошил кочергой тлеющие угольки. Высокая спинка стула полностью скрывала старика, и лишь изредка из-за неё выныривала лысоватая макушка.
- Да разве важно количество прожитых лет, святой отец? Ведь куда важнее то, как они прожиты! Разве я не прав? – стоявший позади стула юноша крепче сжал рукоять меча. Затянувшийся разговор ни к чему не вёл, и молодого человека это раздражало. – Разве не я только что рассказывал вам, как одолел сотню неупокоенных на Безымянном? Разве не от меня вы слышали о чёрных рыцарях и вампирах, павших от этого меча?
Юноша слегка выдернул из ножен меч и со щелчком вогнал обратно.
- От тебя, - спокойно произнёс священник, поднимаясь со стула и поворачиваясь к гостю, - только от тебя и больше ни от кого, к сожалению.
- Вы мне не верите? – почти выкрикнул гость, в голубых глазах вспыхнуло негодование.
- Не нужно так горячиться, мой мальчик, - примирительно выставил руки старик. – Никто не знает дороги на Безымянный, никто не приезжал оттуда уже много-много лет, и некому подтвердить твои деяния. Не надо, не думай что я хочу уличить тебя во лжи, я лишь стараюсь уберечь тебя от верной гибели… А себя от вины. Ведь не ты первый хочешь взяться за это дело. Были и прежде храбрецы – рыцари святой церкви. Сильные и опытные мужи. Каждый из них сражался пудовым молотом, держа его в одной руке. Это были истинные паладины, наделённые силой, что подчинялась их чистым сердцам. Когда кто-то из них являлся ко мне, я смотрел на него и думал: «Да! Вот ему-то по плечу одолеть то зло, что не даёт нам покоя!» И каждый раз я ошибался. Никто из них не вернулся. Теперь же передо мной стоишь ты – совсем ещё юный мальчик с одноручным мечом. Ты не высок, от тебя не веет той силой и уверенностью, что покорила меня в рыцарях церкви. Зато самоуверенности и строптивости тебе не занимать, - усмехнулся старик. - Прошу, не обижайся на меня за эти слова. Я всего лишь хотел донести до тебя всё то, что пережил сам. Я каждый день молюсь и оплакиваю души павших воинов. Я не хочу быть посредником ещё и в смерти ребёнка.
- Ребёнка? – на челюсти молодого человека заиграли желваки, хотя могло показаться, что это лишь тени от пляшущего в камине пламени. Громко выдохнув, юноша продолжил уже без нажима. – О каком опыте вы говорите, святой отец? Тот, кого вы только что назвали ребёнком, много месяцев прожил нос к носу со своими врагами. Я каждый день сражался со слугами тёмных сил, и даже сам владыка Безымянного – старый некромант - боялся сразиться со мной лицом к лицу. Не сочтите за дерзость, но мой опыт ничем не уступает тому, через что прошли доблестные рыцари церкви. Что же касается моего меча… Может быть, он и не разбивает плоть восставших мертвецов на части, подобно освящённым молотам, но силы его достаточно, чтобы разрубить вдоль любое исчадие теней.
Старик по-отечески взглянул в беспокойные глаза.
- Зачем тебе всё это? Я вижу, как огонь злости туманит твой взор и разум. Ты не можешь просто стоять и говорить – ты должен сражаться. Я вижу это в твоих глазах, но не пойму, зачем и от чего. Расскажи мне.
Рыцарь отвёл взгляд. Некоторое время он смотрел в пол, словно подбирая слова, и, наконец, произнёс:
- Это мой долг.
Вздохнув, старик отвернулся и поковылял назад к стулу у камина.
- Не хочешь говорить – настаивать не буду. Вижу, не готов ты ещё расстаться с тем, что питает твою злость. Возможно, и вправду, нет для тебя другого пути…
- Так вы расскажите мне, где искать Шепчущего во тьме?
- Не так быстро. Ты уже о многом рассказал, но я хочу подлинно убедиться в твоих способностях. Кто знает, может быть, ты не настолько хорош, каким себя выдаёшь. Сказать по чести, я не думаю, что ты меня обманывал. Ты хочешь уничтожить Шепчущего во тьме и не просишь за это никакой награды. Сама возможность битвы со злом и есть для тебя лучшая награда, ведь так?
- Так что же вас сдерживает? Поведайте всё что знаете, и я покину сей Божий дом, – юноша не двигался с места, только пристально всматривался в спинку стула.
- Я хочу тебя проверить.
Воин с облегчением выдохнул.
- Ну, наконец-то вы решились хоть на какой-то шаг.
Священник усмехнулся и, после недолгой паузы, произнёс:
- Уже год прошёл с тех пор, как окончилось правления Демениона. Охотники за демонами и нежитью осмелели и заполонили Теану, - не весело улыбнулся старик. - Тьма забилась в самые укромные уголки, и лишь по-настоящему могущественные из её представителей ещё занимают свои твердыни. И, тем не менее, то тут, то там пробуждаются мёртвые, а жаждущие крови демоны выходят из порталов. Никто не знает, почему так происходит, ведь не осталось тех, кто мог бы их призвать. Всё это ты знаешь и без меня, - священник положил руку на высокий подлокотник. – Подойди поближе.
Походные сапоги молодого человека отзывались гулким стуком при каждом шаге. Встав рядом со святым отцом, воин пристально воззрился на него сверху вниз.
- На погосте, рядом с этой церковью, тоже иногда происходят пробуждения неупокоенных. Раньше я сам занимался их упокоением, но после того, как один из костяков повредил мне ногу, я больше не покидал стен церкви. Ещё полгода назад Собор Вероны обещал прислать мне на замену молодого пастора, но до сих пор этого не случилось.
- Я с радостью помогу вам, - склонил белокурую голову рыцарь.
- Это будет очень кстати, - кивнул старик, не отрываясь от созерцания огня. – По словам монахов, уже несколько месяцев на нашем погосте бродят несколько мертвецов. Говорят, они безобидны и не нападают на людей. Но факты утверждают обратное: за последнее время рядом с церковью пропало два человека. Молодая девушка сгинула почти два месяца назад, а четырёхгодовалый мальчик – на прошлой неделе. Я хочу, чтобы ты осмотрел погост и уничтожил всех неупокоенных. Может быть, тебе удастся что-то разузнать о пропавших детях. Сюда приплывают многие добрые люди, я не хотел бы, чтобы пострадал кто-то ещё.   
- Готов приступить немедленно.
- Тогда иди. И помни, я чувствую их присутствие и сразу же узнаю о том, что ты справился с заданием. Так что не думай лукавить.

Молодой человек буквально вылетел из ворот церкви. В нём кипели злоба и негодование, которым требовался срочный выход. « Как так!» - думал рыцарь, сбегая по порожкам. – « Какой-то старый священник усомнился в моих умениях! Усомнился в умениях того, кто несколько месяцев вёл в одиночку партизанскую войну с нежитью на острове Безымянный! У оплота некроманта! Ему, уничтожившему не один десяток чёрных рыцарей и вампиров, освободившему несколько сотен человеческих тел от служения тёмному колдовству, не верят! И пусть он, рыцарь Гауди, ещё не успел отличиться здесь, на обжитых островах Теаны, но это не значит, что можно вот так… Ну уж нет, любезный святой отец, скоро всё изменится! Ты увидишь, как заблуждался! Совсем скоро я получу официальное звание паладина святой церкви, и тогда ни одно тёмное порождение не спрячется в этом мире от гнева небес. Даже захудалый костяк побоится высовывать голову из могилы, ибо будет знать, что карающий меч Света тут же её снесёт!»
И всё же старый священник знал, о чём говорит. Здесь, на окружавшем церковь кладбище, чувствовалось присутствие бродячей смерти. Лишь только сойдя с корабля, он, Гауди, сразу же уловил этот, неразличимый для обыкновенного обоняния, запах чёрной магии. Магии старой и никем не контролируемой. 
Само её появление на Алом Ветре казалось странным явлением. Раньше близ этого пиратского оплота не замечали колдунов. Испокон веков здесь проливали кровь другие представители не чистого на руку народа: морские бандиты, контрабандисты и прислужники Демениона постоянно пытались взять остров под свою опеку. Это место скрытой торговли и быстрых денег, здесь вопросы не решаются магией. Так откуда же она могла взяться?
Возможно, кто-то из сильных чародеев проходил мимоходом на одном из множества кораблей, бороздящих морские пути рядом с островом, а может, когда-то здесь и жил, втайне от других, какой-нибудь хитрый некромант.
Гадать сейчас бессмысленно, имеет значение только выполнение долга.
Маленький островок, вынырнувший из моря недалеко от Алого Ветра, давным-давно приютил на себе небольшую церквушку, окружённую соответствующим её статусу погостом. Здесь почти не росли деревья и прямо с холма, где стояла церковь, можно было без труда обозреть и пустующий пирс, и замок губернатора Алого Ветра, стоящий недалеко от берега, прямиком через узкий пролив.
Серое небо и густой туман пророчили к вечеру бурю, так что затягивать с местными зомби не стоит. Остров нужно покинуть к полудню.
Ещё раз вдохнув морского воздуха, Гауди безошибочно выбрал направление. Чёрной магией несло откуда-то с заднего двора церкви.
Он шёл широким шагом, нисколько не опасаясь быть услышанным неупокоенными. Меч с лязгом покинул ножны на поясе. Серое матовое лезвие никогда ничего не отражало – редкий сплав стали, и особые чары сделали его непригодным для сражений с живыми существами, зато мёртвую плоть и осквернённую чёрной магией сталь оно резало без помех. Меч, словно учуявшая дичь ищейка, сам тянулся в сторону тёмной волшбы.
Размытый силуэт в конце тропинки привлёк внимание молодого человека. Кто-то топтался у могильной плиты. Туман мешал внимательно рассмотреть незнакомца, зато шестое чувство подсказывало – впереди мёртвый. И чем ближе Гауди подходил к загадочному силуэту, тем твёрже в этом убеждался.
Назвать существо опасным не поворачивался язык. Оно даже не повернулось на звук приближающихся шагов. Полусгнившее тело в драных обносках вряд ли могло слышать, видеть или чувствовать хоть что-то. Силы остаточной магии, что витала вокруг церкви, хватило, чтобы случайно поднять тело из могилы, а вот наделить его всеми качествами зомби уже не смогла. Для этого нужен направленный поток магической энергии и постоянный контроль некроманта.
Гауди заходил со спины. За взмахом меча последовал свист рассекаемого воздуха. Мертвец даже не пошевелился, он ни о чём не подозревал.
 Почти не замедлившись, лезвие срезало лысую голову, и та с гулким стуком упала в траву у могилы.
Наученный опытом многих схваток с зомби, юный рыцарь не ограничился лишь отсечение головы. Заклинание, поддерживающее в теле жизнь, таилось не там. Оно пульсировало в солнечном сплетении.
Когда тело дергалось на земле, меч пронзил нужное место на торсе, и еле заметный зелёный дымок заструился через рану. Магия покинула случайное вместилище и растворилась в естественном магическом потоке. На Безымянном некромант щедро наделял зомби силой, и в момент, когда один из них погибал, из его тала вырывался целый фонтан призрачного зелёного света, невидимого для неподготовленного глаза. Те зомби были по-настоящему опасны, они умели практически всё необходимое для служения тёмным силам: быстро передвигались, знали, как нападать и защищаться, даже разговаривать пытались. Вот в них то и текла настоящая сила, не та, что здесь – жалкие остатки.
Когда мертвец затих, Гауди вновь принюхался. Запах гнили не исчез. Где-то поблизости бродит ещё один неупокоенный. Совсем рядом.
Долго искать не пришлось. Через дюжину могил, прямо за одиноким деревцем «схоронился» искомый экземпляр. Юноша, заученными движениями, обезглавил тело и пронзил грудную клетку, при этом, не встретив никакого сопротивления.
И вновь кладбище накрыла тишина.
А запах гнили только усилился, но теперь в нём ощущались новые нотки. Набрав слюны во рту, Гауди сосредоточился на её вкусе. Появившийся из ниоткуда кисло-металлический привкус говорил юноше о многом. Безобидные зомби не могли причинить вреда не только детям, но даже букашке. Они совершенно не ориентировались в пространстве. Причина пропажи детей крылась где-то совсем рядом, и имя ей, как ни странно, - вампир.
Позади церкви находилось самое густое скопление могил, но даже особого чутья на нежить не понадобилось, чтобы понять, где здесь мог притаиться ночной охотник. Вдали, у самой оградки, отделяющей кладбище от крутого обрыва, виднелась крыша склепа. Гнилью несло как раз с той стороны.
Только под крышей, только там, куда не проходит дневной свет, способны выживать отродья чёрной магии, чей удел – вечный поиск пищи. Конечно, это не касается Возвысившихся, сумевших обрести иммунитет к солнцу и всяческие сверхвозможности. С такими Гауди не встречался, зато вампиров третьего сорта повидал немало. Стоит ли упоминать, что ни один из них не пережил той встречи.
Сосредоточившись на склепе, рыцарь отчётливо уловил шестым чувство движение внутри древней постройки.
Гауди болезненно сощурился от нахлынувшей на колени и стопы ноющей боли. Но это была не его боль. Так чувствовал себя вампир. У него болели суставы на ногах, болели пальцы. Следом юноша ощутил холод в ступнях, и понял, что боль связана с холодом и сыростью – виной тому пол склепа. Вампир слишком задержался в этом жилище, и теперь с трудом передвигался – о том свидетельствовала возникшая в ногах слабость.
Когда рыцарь остановился перед дверью, то ощутил ещё кое-что, так присущее вампирскому роду – ноющую пустоту в животе. Тварь терзал жуткий голод. Если с упырём не разделаться, то ночью он выйдет наружу, и первый человек, кому не повезёт быть поблизости – расстанется с жизнью.
Взявшись за потёртую ручку, Гауди обнаружил, что дверь заперта. Не колеблясь, он выбил дверь ногой и та, со скрипом провернувшись на ржавых петлях, грохнулась о внутреннюю стену. На такое богохульство Гауди решался не часто, на Безымянном старался караулить упырей снаружи. Да и вообще, спускаться в их логово, даже будучи вооружённым до зубов – игра с удачей – может, выберешься, а может, и нет.
Каменные порожки спускались во тьму. Молодой человек неспешно двинулся вниз, по пути доставая из-за пазухи камешек, тут же начавший ярко фосфорицировать. 
Всего шесть ступеней отделяли вход от пола усыпальницы. Свечение камня выхватило из сумрака ниши в стенах. В нишах лежали пыльные гробы. В центре комнатки на полу разлилось чёрное пятно, а рядом с ним, из тёмного угла торчала босая нога ребёнка.
Выставив перед собой меч, Гауди сделал несколько шагов к телу. Тьма нехотя отступила. Мальчик лежал на животе, чёрные пятна на его одежде и шее ярче любых свидетельств доказывали присутствие вампира, хотя он до сих пор не показался на глаза.
Что-то шаркнуло в не освещённом углу. Рыцарь указал туда камнем, но тьма отказывалась покидать насиженное место. Тогда Гауди сделал робкий шаг в ту сторону. Ещё шаг, совсем скоро можно будет коснуться кончиком меча, скрывающейся за мраком, стены, а скопившаяся в углу чернота даже не шелохнулась в свете приближающегося камня.
- Не убивай! – раздалось шипящее из темноты. – Пощади!
Гауди знал, что именно в этом кусочке мрака таился упырь, но всё равно вздрогнул. Запах гнили здесь стоял такой, что кружилась голова, и причиной тому был отнюдь не залежавшийся труп.
- Ты убил двух человек, - стараясь, чтобы голос оставался твёрдым, произнёс рыцарь, хотя прекрасно понимал, что со слугами Тьмы беседы вести не стоит, - и должен понести наказание.
- Я не хотел! – прошипело из темноты. – Я сопротивлялся голоду, сколько мог!
- Слабый довод, - холодно произнёс Гауди. – Выходи на свет.
- Не убивай! – взмолилось существо, оставаясь в тени. – Я хотел уйти, но мешала вода. Я не могу входить в неё. Мне бы только выбраться с этого острова и, клянусь, что уйду в лес. Буду охотиться на животных. Я не хочу убивать людей! Я помню, как сам был человеком, и мне больно это делать! Прошу, поверь!
Речь вампира смутила рыцаря. Никогда прежде он не встречал подобный экземпляр. Чтоб вампир сожалел о жертвах, да ещё зарекался отказаться от человеческой крови… Такого быть не может. И всё же казалось, будто тварь не врёт.
- Как ты здесь оказался?
- Я многого не помню. Прежде я жил на Вероне… - человеческая речь давалась упырю с трудом, но выжить он желал всем сердцем, поэтому говорил быстро и сбивчево. - Грабил на дорогах. Помню, как однажды меня с друзьями пригласили на корабль местные пираты. Была большая сходка. Я не помню, как покидал палубу, помню лишь, что очнулся в подвале, среди бочек и вяленой рыбы. Это был подвал церкви. Через некоторое время, я понял, что обращён. С тех пор и живу здесь. Клянусь, я давно хотел уйти, но если бы ты меня видел, то понял бы, что ни один корабль не примет такого, как я, ни пассажиром, ни матросом. К тому же, я не могу выходить на свет, а ночью здесь не бывает судов.
Гауди показалось, что вампир плачет.
- Помоги мне, человек! Дай мне лодку! Я знаю, у монахов их много. Обещаю, ты больше никогда обо мне не услышишь!
Можно ли верить вампиру? Да и зачем вообще ему верить? Тварь ослаблена, измучена голодом и болями – всё решит один удар. Но у Гауди не поднималась рука. Одна часть сознания твердила, что вампир лжёт, что как только он окажется свободным, то одуреет от возможностей полакомиться свежей человеческой кровью. И тогда тому, кто сохранил ему жизнь, придётся отправляться на долгие поиски. Отпустить его, значит взять на себя ответственность за те убийства, что он совершит.
Другой, будто бы отколовшийся, кусочек сознания робко намекал, что таящийся перед ним упырь ещё не растерял человечности и искренне хочет избежать уготованной судьбы. И лишить это существо шанса на свободную жизнь, кою оно так жаждет, значит уподобиться мертвяку или чёрному рыцарю, безоговорочно следующему приказам Хозяина. Воину Света же Хозяина заменяют его собственные стремления, великая мечта о том, чтобы в мире не существовало ни порождений Тьмы, ни тех, кто ей потворствует.
 Никогда прежде Гауди не молили о пощаде, не ставили перед ним таких дилемм, и теперь он не знал, что решить. Понятно, что за вампиром не стоит ни чья воля. Тот, кто его создал, давно забыл о своём жалком творении. Может ли быть так, что однажды у этого бедняги вновь получится стать человеком?
- Если ты действительно не хочешь никому зла, - медленно начал говорить юноша, - то сегодня ночь придёшь на пирс. Я отвезу тебя на один из островов близ Ржавого Якоря. Там богатые леса, ты не будешь голодать. Но и никогда не выберешься оттуда. Согласен?
Во тьме ощущалось смятение, вампир не верил в собственную удачу.
- Ты… Ты мой спаситель! Да! Я согласен! Только избавь меня от нужды убивать людей и влачить свои дни среди мёртвых в этом ледяном склепе.

Святой отец по-прежнему сидел на стуле у камина, подставив ступни огню. Заслышав открывающуюся дверь, он, не оборачиваясь, сказал:
- Спасибо за помощь, сэр Гауди. Быстро управились. Теперь по кладбищу можно безопасно передвигаться.
Юноше показался странным переход на «вы». Возможно, в словах старика крылся подвох.
- Почему вы сами их не упокоили?
- Я же говорил, что злобный костяк повредил мне…
- Уничтожить тех зомби мог любой взрослый мужчина, - перебил Гауди, хмуро глядя на собеседника. – Они были слепы, глухи и совсем не соображали. Такие неупокоенные не могут нападать.
- Не кипятитесь, молодой человек. Монахи, конечно, могли бы сделать эту работу за вас, но я им запретил.
В ответ на вопросительный взгляд рыцаря, священник продолжил:
- Я знал, что вы придёте, - старик сделал выразительную паузу. - Иногда мне сняться сны, в которых я вижу размытые картины будущего. Такие сны я всегда помню по пробуждению. Приснился мне и ваш скорейший визит. К тому же, помимо безобидных зомби на нашем кладбище есть ещё кто-то посерьёзней. Но почему-то вы до сих пор не упомянули о нём. Странно... Неужто не нашли?
- Это упырь, - хмуро произнёс Гауди. – Найти его не составило труда. Он живёт в склепе, за церковью. Там же, в склепе, лежит тело мальчика.
- Надеюсь, отродье больше не будет тревожить мирных людей? – старик внимательно следил за лицом юноши.
- Не будет. Сегодня я принял не простое для себя решение.
- Очень интересно.
- Тот упырь… он не совсем обратился, – Гуди терзали сомнения, стоит ли рассказывать всё, как есть. - Он молил меня о пощаде, обещал никогда не покушаться на жизни людей, если сможет попасть в лес. Так он говорил. И я решил помочь ему. Мне придётся задержаться у вас до полуночи, святой отец.
- Вы и вправду полагаете, что вампир говорил правду? Он ведь мог сказать что угодно, лишь бы спасти свою шкуру, - брови священника сошлись на переносице.
- Я хорошо чувствую нежить. В момент, когда мы разговаривали, я ощутил его состояние. Он болен и голоден. Он хочет выбраться с острова, но физически не способен этого сделать. Раньше, чувства разумной нежити никогда так ярко не влияли на меня, но там, я будто бы на миг стал тем упырём, желающим лишь одного – вернуть себе нормальную человеческую жизнь.
Гауди поднял глаза на священника, и вместо ожидаемого недовольства, увидел одобрительную улыбку.
- Знаешь, мальчик мой, видывал я многих истинных паладинов. Все они были могучими воинами и преданными служителями церкви. Скажу больше, они были непреклонны в стремлении очистить мир от порождений Тьмы. Следование кодексам Воинов Света было для них важнее любых человеческих принципов. Никто из тех паладинов не дожил до моих лет, они сгинули бесславно или же, покрыв себя позором…
- Разве существует хоть что-то, способное очернить действия паладина? – не сдержался и перебил Гауди.
- Существует, - терпеливо продолжил старик. – Может быть, ты слышал историю о Томасе Торкве, рьяно следовавшем идеалам святого кодекса и, в конце концов, предавшем себя Тьме? Он и сам не заметил, как выступил против своих же братьев по церкви, как выступил против добрых людей. Во всём он видел проделки Дьявола, а сам плясал под его дудку. Томас был очень силён. Все, кто решил выступить против него – пали. Вот так и может паладин опозорить себя, – назидательно поднял палец старик. - Ты отличаешься от других. Да, ты горяч и несдержан, но ты проявил человечность к тому вампиру. Ты не бездушный механизм. Кто не прогибается, тот ломается – запомни это правило и пользуйся им разумно. Я считаю, ты достоит быть тем, кто оборвёт нить жизни Шепчущего во тьме.
Юноша склонил голову в поклоне.
- Спасибо, святой отец. Счастлив, что смог убедить вас. Но вынужден признаться, что слишком увлёкся путешествиями и ничего не слышал о Томасе Торкве. Неужели он до сих пор очерняет доброе имя Воинов Света? – Гауди не остался равнодушным к истории отступника и интерес уже завладел им.
- Его долгий век окончился не так уж давно. Чуть больше года назад ко мне в храм наведалась юная дева-воительница, искавшая своего наставника. Узнав от меня о деяниях Томаса, она согласилась избавить мир от творимых им безумств. И выполнила своё обещание. Кто знает, если бы не она, то, может быть, до сих люди гибли бы от рук лжепаладина.
- Святой отец, - вкрадчиво начал Гауди, - как звали ту деву? Неужели Амели?
- Да, именно так она и назвалась, - искренне удивился священник. – Ты слышал о ней? Или… может быть… даже знаком?
- Встретил однажды на Безымянном. Она привела с собой большую армию. Именно после её визита мне нечего стало ловить на том острове. Амели и её лучшие солдаты вычистили от нежити даже самые тёмные подземелья, – Гауди на миг задумался, но всё же решил закончить. - Несмотря на это, я считаю странным её поведение. Несколько раз мне доводилось видеть, как она заходила в замок некроманта. Ворота сами впускали её. Уничтожив множество слуг, она так и не подняла руку на хозяина замка.
Священник задумался, почесал подбородок.
- Она ведь повсюду искала наставника. Кто знает, может быть, некромант выкупил свою жизнь ценной информацией… Пусть даже и не приложила она рук к уничтожению этого чёрного колдуна, на её счету и так слишком много доблестных свершений. За благословением ко мне в церковь плывут со всей Теаны, и от разных людей я слышал, что на каждом из островов эта прекрасная дева оставила свой след, везде помогла страждущим. В конце концов, падение Демениона – её заслуга.
- И где же теперь живёт Амели? – с безразличием спросил Гауди.
- Этого никто не знает. Она сгинула без следа.
- Возможно, пала в бою?
- Я не верю, что она умерла. Мне кажется, что осела в какой-нибудь деревушке и, может быть, обзавелась семьёй…
- Значит, её время прошло, - юноша не отрывал взгляда от огня. – Миссия выполнена. Работа осталась только для мелких сошек, вроде меня. Прошу вас, святой отец, давайте вернёмся к тому, как найти Шепчущего во тьме! Сегодня ночью мне предстоит опасная переправа через пролив, и я хотел бы успеть немного вздремнуть.
- Конечно, сэр Гауди, - старик, кряхтя, поднялся. – Пойдёмте со мной в библиотеку. Там висит подробная карта Теаны. На ней я и покажу, в каком месте сгинули паладины, что приходили до вас, – неожиданно старик замер у двери, так и не дотронувшись до резной ручки. – Совсем забыл. Будет у меня к вам ещё одна просьба. Личного характера. Боюсь, что только вас и могу просить…
- Всё, что угодно, святой отец, - с каменным лицом поклонился юноша.



Глава 1
Заброшенная часовня

Лишь мерное плескание вёсел мешало сонному морю прибывать в полной безмятежности под непроницаемым одеялом тумана. Густое марево окружило лодку плотным кольцом, скрывая неровности морской глади и превращая её в чёрную бездну. Единственным ориентиром сегодня служили тусклые огоньки губернаторского замка на другой стороне пролива. В их сторону и правил путь Гауди.
Изредка оглядываясь, рыцарь проверял, правильно ли движется, но, в тоже время, ни на секунду не выпускал из виду того, кто сидел напротив него. Укутавшись в плотный монашеский балахон, милосердно преподнесённый святым отцом, вампир прятал лицо под глубоким капюшоном. Вёл он себя более чем скромно, и никто не смог бы дать убедительный ответ, что тому причина: благодарность или, лежащий в ногах рыцаря, обнажённый меч.
Получив лодку и отдалившись от берега, вампир мог бы воспользоваться случаем и сбросить попутчика в воду или рискнуть и насытится его кровью, а после получить полную свободу действий, жизнь с чистого листа. Не связанный никакими обязательствами, с силой вампира, вкусившего крови рыцаря, он мог бы иметь возможности, не снившиеся ни одному атаману с пиратских островов. Соблазн велик, а запах сотен жителей Алого Ветра кружит голову. И между всем этим стоит только один человек, тот, что работает вёслами. И всего-то надо – протянуть руку.
Гауди кожей чувствовал смятение попутчика, но не просил того сбросить капюшон, чтобы видеть его глаза. Одного лишь взгляда в глаза хватило бы, чтобы прочесть  намерения вампира. Но на что мог быть способен упырь, за свою недолгую жизнь пробовавший лишь кровь детей? Несомненно – он слаб. Его тело – сравни старческому. Его решимость – решимость ребёнка. Такова вампирская природа. По сути, у него нет шансов получить силу, ведь для этого ему придётся напасть на того, кто обладает силой. А когда он попадёт в лес, то питаясь попавшими в силки белочками и зайцами, быстро одичает и забудет обо всём человеческом, что прежде наполняло его сердце. Там, на необитаемых островах, он и окончит свои дни.
Гауди ещё раз взглянул на неподвижную фигуру и с тоской подумал, что помощь вампиру – неблагодарное занятие. Везти его в такую даль, чтобы вырвать из одного бессмысленного существования и ввергнуть в другое... Ни легче ли решить дело прямо здесь, и заняться Шепчущим во тьме – опасностью по-настоящему серьёзной.
Это не сложно. Вот меч, а вот беззащитный упырь. Один удар оборвёт его жалкую жизнь. Но чего тогда будет стоить слово рыцаря Гауди? Будет ли его претензия на звание паладина иметь вес? Обещание дано, и пути назад нет. Святой отец благословил это деяние и тем самым обязал юношу не только перед собственной честью, но и перед Всевышним.
«Долг надлежит исполнять». Так учили юношу с детства.
Борясь с желанием заставить упыря снять капюшон, Гауди поднажал на вёсла. Нет, он не боялся внезапной атаки. Шестое чувство не обманывает – вампир будет смиренно ожидать своей участи. К тому же смотреть на изуродованное чёрной магией лицо – занятие не из приятных, сколько им ни занимайся, привыкнуть невозможно.
Несмотря на узость пролива между островами, преодолевать его на лодке придётся долго. У Гауди оставалось достаточно времени, чтобы обдумать просьбы святого отца. Перед встречей с Шепчущим во тьме, что, по слухам, притаился где-то на лесистом Дебире, священник просил осмотреть старую часовню на берегу Алого Ветра. По его словам, там уже много лет творятся странные дела. Живущие на острове люди не перестают рассказывать о жутких воплях, доносящихся из давно заброшенного здания, о горящем по ночам свете в окнах. О призраках говорят пуще всего остального.
Никто не знает, почему святое место превратилось в проклятое, но настоятель всё же предполагает, что где-то неподалёку или даже в самой часовне произошло страшное преступление против жизни.
В том же году, когда пропал без следа работавший в часовне священник, и началась чертовщина. Приезжали туда и преподобные отцы с Вероны, а рыцари святой церкви облазили всю округу. Но и те, и другие так и уплыли ни с чем. Крики же и явления призраков продолжались, будто и не проводили в часовне сильнейшие клерики очистительных ритуалов.
Без надежды, буднично попросил святой отец молодого рыцаря навестить часовню. Должно быть уже не верил, что найдётся способ сладить с творящимися в её стенах непорядками. Точно так же и сам Гауди, услышав о том, что бывали здесь, и рыцари, и святители не слишком-то надеялся разрешить ситуацию. Лишь из уважения к старику и любопытства взялся он за это дело. Юноша привык бороться с нежитью с помощью открытого боя. Что ж, значит, пришло время опробовать себя в делах запутанных.
Так же настоятель просил Гауди отыскать книги пропавших паладинов. Каждый уважающий себя Воин Света, отправляясь в поход, берёт с особую реликвию – том святых текстов и молитв, служивший не только подспорьем в бою с нежитью, но и помогающий рыцарю оставаться в божьем сознании в часы покоя.
После пропажи паладинов эти фолианты могли находиться где угодно, в любом уголке Теаны, если вообще не были уничтожены. В этом деле Гауди рассчитывал на удачу. Раз Шепчущий во тьме сразил паладинов, то возможно книги хранятся где-то в его логове. По крайней мере, сейчас, не имея никаких сведений о судьбе пропавших рыцарей, юноша надеялся именно на такой исход.
- Ты уже решил, где мы будем прятаться днём? – неожиданно произнёс вампир. Нависавший над лицом край капюшона приподнялся, на юношу взглянули жёлтые глаза с вертикальным зрачком.
Увлечённый мыслями и монотонной работой вёсел, Гауди не сразу нашёлся что ответить.
- … В таверне найдётся комната для двух странствующих монахов, - само собой рыцарь сразу обдумал, как и где переждать день, тем более, что прозорливый настоятель вручил монашеский балахон не только вампиру, но и его спасителю. И, конечно же, Гауди сразу же облачился в подаренный наряд, чтобы на берегу не возникало лишних вопросов.
Вампир хрипло усмехнулся.
- Добрые люди на Алом Ветре не ночуют в тавернах. Стороной их обходят. Так что два монаха вызовут в сердцах местных головорезов настоящий… резонанс, -  заметив, что юношу эта информация не смутила, вампир посерьёзнел.
- Вот нам и пригодился твой пиратский опыт. И коли ты жил раньше на Алом Ветре, то буду рад принять твоё предложение о месте ночлега. Я-то днём могу и не прятаться, но что делать с тобой?
- На острове хватает пещер. Думаю, в джунглях мы найдём укромный угол, - сверкнул глазами вампир. – Но там полно диких зверей…
- Что ж, в таком случае у меня есть другое предложение. Защищать тебя от диких зверей я не намерен, поэтому мы переночуем в заброшенной часовне, - Гауди внимательней присмотрелся к вампиру, и от него не укрылась реакция на последние слова. Что-то бывший пират точно знал о том месте.
- Странный выбор, - поёжился вампир, заметив пристальный взгляд юноши. – Сколько себя помню, там и ночи не проходит без дьявольских проделок. В пещере было бы куда безопасней, это точно тебе говорю.
- Нам боятся нечего. Я, как-никак, умею бороться с дьявольскими проделками. А ты и вовсе одна из них.
- Ты безумец, - вздохнул вампир, понимая, что в роли конвоируемого преступника мало на что способен повлиять. – Видывал я храбрецов. Тоже желали узнать, что творится ночью в часовне. Были лихие ребята, а теперь ходят по острову, слюни пускают. Мой тебе совет – оставь эту идею.
- А ты разговорился.
-  Хех. Чую волю. Только к словам моим прислушайся, я-то знаю, что говорю. Сколько лет здесь прожил.
- Зря радеешь. Теперь я ещё больше хочу там побывать. И уж теперь, после всего, что ты мне сказал, затею с ночёвкой в часовне я не оставлю. Или может быть, ты знаешь ещё какие-то причины, чтобы не соваться туда?
Вампир только-только собрался что-то добавить, как совсем рядом из темноты донеслись неразборчивые голоса и плеск волн о корму.
Резко повернувшись в сторону звуков, вампир аж подскочил на месте.
- Пираты, - шепнул он. – Идут прямо на нас! Прибавь ходу, рыцарь!
Гауди налёг на вёсла.
- И капюшон накинь, - добавил вампир, вглядываясь в непроницаемую для простого глаза темноту, – здесь не любят чужаков.
Юноша не спорил. Лишь на миг отвлекшись от гребли, он так же прикрыл подолом рясы, лежавший на дне лодки, меч.
Совсем скоро водная гладь покрылась рябью, а следом за ней из ночи неспешно вышел двухмачтовый корабль. Нахлынувшая волна нежно приподняла лодку и отодвинула в сторонку от проложенного судном маршрута.
- Шлюпка! – долетел откуда-то сверху зычный голос, и почти сразу в разных концах палубы зажглись две лампады.
Гулкий стук сапог по дереву сопровождал каждый из огоньков, пока они ни приблизились друг к другу. Через поручни перевесились двое мужчин: обнажённый по пояс лысый детина с недельной щетиной на бандитской морде и коренастый старик с чёрной, заплетённой в косу бородой.
Бородач громко прохрипел в сторону лодки:
- Кто такие? Зачем здесь ночью шастаете?
Вампир наклонился к собравшемуся что-то ответить рыцарю и прошептал:
- Сиди тихо. Я их знаю. Им палец в рот не клади.
- Чего вы там шепчетесь? – на слух старый бородач не жаловался.
- Эй, Борода, потише! Эт ж я, Шалопай! – вампир поднялся.
У Гауди всё внутри сжалось: не хватало ещё, чтобы упырь перебрался на корабль к пиратам. Тогда уж ему свобода обеспечена. А кто будет виноват? Тот, кто решил вампира спасти!
- Шалопай… – с немалым удивлением повторили оба пирата.
- Как видишь, - развёл руки вампир.
- Голос похож, – почесал в бороде Борода. – Да только не может того быть. Шалопай уже как два месяца сгинул.
- А ну сними капюшон! – басом прикрикнул лысый здоровяк.
Вампир выполнил просьбу. Лица пиратов перекосила смесь отвращения и страха. Наблюдавший за всем этим, Гауди довольно усмехнулся.
- Что с твоим лицом, Шалопай? - кривя рожу, спросил Борода.
- Болел. Да вот к счастью местный настоятель вытащил меня с того света. Только недавно ходить начал. Всё думал, как же мне вас отыскать, а вы сами встретились. Есть, значит, Бог. Услышал мою просьбу, - врал вампир отменно, с сарказмом.
Пираты смущённо переглянулись. Борода было собрался что-то ответить, но в последний момент передумал.
- Вы всё там же кантуетесь? – взял слово вампир.
- Там же, - нехотя ответил Борода. – Давай-ка я капитана позову, с ним и переговоришь, о чём хотел. Щас лестницу скину.
- Капитана будить не надо. Помню я, как он этого не любит. Да и дело у нас с братом Леснором. Некогда сейчас.
- Некогда? – поднял брови Борода. – Куда это могут торопиться монах и пират среди ночи?
Шалопай за словом в карман не лез.
- Настоятель в церкви уж дюжа строгий, послушников не пускает домой, если те родом с Алого Ветра или Ржавого Якоря. Говорит, что там соблазнов много. Вот я и взялся брата Леснора проводить, тайком родителей проведать. Но ты не думай, я, как только поправлюсь, сразу вернусь. Мне о многом надо вас расспросить, – последнюю фразу вампир проговорил с особой чёткостью.
Оба пирата снова дружно переглянулись.
- Будем с нетерпением ждать твоего возвращения, Шалопай.
- Мы тоже хотим о многом с тобой перетереть, - мрачно пробурчал лысый.
- Тогда до встречи, - вампир махнул рукой и сел на своё место. – Вперёд, брат Леснор! До рассвета надо воротиться.
Пиратское судно быстро скрылось в тумане, зато огоньки на губернаторской крепости заметно выросли. До берега оставалось недалеко.
Гауди сбросил капюшон и с усмешкой уставился на бывшего пирата.
- К чему вся эта комедия, Шалопай?
- Ты бы предпочёл рассказать всё, как есть?
- Почему бы нет, - не отпуская вёсел, с непроницаемым лицом произнёс Гауди.
- Ну, будь на их месте какие-нибудь торговцы, то, может быть, мы бы и смогли продолжить наш путь. Но это были пираты.
- Они что, не боятся вампиров?
- Парень, ты что, про пиратов никогда не слышал? 
- Очень мало.
По изменившемуся лицу вампира стало понятно, что он удивлён.
- Это странно… Я тебе кое-что объясню. Если пираты встречают в море тех, кто не может за себя постоять, то непременно берут бедняг в плен и продают в рабство куда-нибудь на Узалу. Это хорошие деньги. Не знаю, откуда ты такой взялся, но если выходишь в море вблизи Алого Ветра или Ржавого Якоря, то должен знать, что от пиратов не спасет ни ряса монаха, ни благородная цель путешествия. Говорю тебе авторитетно.
- Что ж, в таком случае, ты нас спас. А это не похоже на пиратский поступок.
Вампир причмокнул, сверкнув при этом клыками.
- Ты не смотри на меня как на упыря какого-нибудь. Я пират до мозга костей. Родился и вырос на палубе. Тот, кого ты видел в склепе, лишь жалкое подобие того, кем я становлюсь, оказавшись на плаву. Но с этими гадами с «Большой Фортуны» я больше не хочу иметь ничего общего. Они уж точно знают, почему я стал таким. Ух, как бы я хотел с ними переговорить!
Мотнув головой, вампир сжал кулаки и уставился на дно лодки.
- Думаешь, они тебя подставили?
- Уверен. Опоили и отдали на эксперимент к чернокнижнику. Мы всякую шваль частенько возим. Знал бы ты, какие они нам истории рассказывали – обмер бы. Это только с виду на вольных островах тишь да гладь. На самом деле людей похищают чуть ли ни каждый день: то в рабство продают, то заезжим чернокнижникам на потраха. Сколько раз слышал об этом, и даже пару раз сам перевозил бедолаг, но даже не думал, что сам окажусь на их месте.
- Божье возмездие, - сказал Гауди после недолгого молчания.
- Было бы интересно узнать, какое возмездие будет ждать нашего капитана, - не весело улыбнулся вампир.
Следуя рекомендациям святого отца, Гауди, не доплывая до пристани, развернул лодку прямо на восток и поплыл вдоль береговой линии. Ещё не успели скрыться огоньки губернаторского замка, как показались другие. Прямо на берегу пристроился небольшой кабак. Там не затихали пьяные крики и дружное, залихватское пение.
- Эль здесь расчудесный, - с грустью выдохнул Шалопай, не отрывая взгляда от мельтешащих рядом с кабаком людей. У входа кто-то затеял драку.
Гауди молчал и работал вёслами. И совсем скоро весёлый гомон затих в ночи. Еле уловимо начала изгибаться береговая линия, на это святой отец просил обратить особое внимание, ибо часовня находилась где-то поблизости.
Шалопай заметил, как юноша всматривается в чёрные джунгли в поисках силуэта часовни. С тяжёлым сердцем бывший пират указал пальцем в сторону берега.
- Вон, видишь, крест возвышается над деревьями – туда и держи.
- Благодарю, - и в правду, вдали угадывался тонкий, завалившийся на бок крестик, принятый Гауди за ветви высохшего дерева.
Видя цель, юноша прибавил хода.
- Слушай, малый, может рыцарь ты и крутой, но я в эту часовню - ни шагу.
- Подождёшь снаружи.
Вытащив лодку, вместе с сидящим в ней вампиром, на песчаный пляж, Гауди сел на песок и принялся выливать воду из сапог. Оглядываясь с опаской, нет ли поблизости лужи с водой, Шалопай тоже покинул судно.
- Где тебя подождать?
- Сейчас найдём подходящее место, - Гауди поднялся и, сняв через голову монашескую рясу, бросил её в лодку.
И вновь вампир увидел, как на груди белоснежного панциря расправляет крылья грифон – излюбленный символ всяческих светлых рыцарей и прочих ревнителей справедливости. Юноша подхватил меч и мешок, в котором что-то бряцнуло, и пошёл прямиком к часовне, что возвышалась на небольшом холмике прямо перед джунглями.
- Вот, дьявол! – негодовал позади вампир. – Неужели я действительно влез в это дерьмо! Мало того, что в упыря превратился, так ещё и в проклятую часовню тащусь! И всё благодаря моим алчным дружкам! Интересно, сколько они на мне заработали?
Юноша молчал. Подойдя к подножию холма, он вступил на вытоптанную тропинку, что вела прямо к покосившимся воротам часовни. Густые пучки травы и слой песка лучше любых слов говорили о том, что тропинкой давно не пользовались.
Оба пришельца остановились у входа, рыцарь сбросил мешок на землю и извлёк из него верёвку.
- Давай руки.
Даже в тени капюшона глаза вампира сверкнули возмущением.
- Ты что задумал?
- Брать с собой я тебя не собираюсь, да ты и сам не рвёшься. Оставить снаружи – тоже не могу, сам понимаешь почему. Поэтому я тебя привяжу вон к тому столбу, - Гауди указал на облезлую колонну, подпиравшую козырёк над вратами.
- Да я тебе клянусь, что ни ногой отсюда, пока тебя не будет! Я же говорил, что не хочу охотиться на людей! Я в лес хочу, подальше от соблазнов!
- Давай сюда руки, - металлическим голосом произнёс Гауди.
Вампир больше не возражал.
- Слушай, а что если ты не вернёшься к утру? Что если с тобой что-то случится? Я же копыта на свету откину, - бывший пират с сомнением взирал на то, как ему связывают руки.
- Да, – Гауди закончил с руками и перешёл к колонне. – Так что молись за меня.
- Я не умею.
- Молись, как умеешь. Больше ты ни чем не можешь посодействовать.
Проверив узлы на надёжность, рыцарь поднял взгляд на разбитые витражи. Внутри часовни царила тишина. По словам святого отца, такое случается здесь не часто. Будет обидно, если путешествие не принесёт ответов.
Белоснежные латные перчатки, покоившиеся до этого момента в мешке, показались под бледным светом звёзд. Одев их, юноша взял меч, крутанул из стороны в сторону и уверенно толкнул дверку. Ворота при этом опасно затрещали. Спустя миг незваный гость скрылся в темноте.
- Вот так дела, - выдохнул бывший пират по кличке Шалопай. – Клянусь всем богам! Если жив останусь, то буду такой душкой, каких свет не видывал!

Некоторое время понадобилось на то, чтобы глаза привыкли к темноте. Сделав два робких шага вглубь помещения, Гауди прислушался к звукам собственных шагов. Эхо откликнулось над головой и впереди. Потолок в часовне на зависть высок, стены резко расходятся в стороны, а впереди обширный зал. Ещё два шага спустя Гауди уже мог различить детали внутреннего убранства.
Дух запустенья давно поселился в этих стенах. Ковёр из песка на мраморном полу и сваленные в углу лавки – вот и всё убранство. В другом конце зала виднелся помост, откуда в былые времена вёл службы священник. Чутьё потащило Гауди туда.
Под ногами скрипели кусочки облупившейся плитки, шуршал песок, а из-под пола струился чуть заметный сквозняк. Холодок, что всегда сопровождает мёртвых в мире живых, и ощутимый лишь не многими. Юноша отчётливо уловил его, несмотря на толстую кожу сапог и плотные штаны.
Где-то здесь, прямо под помостом, находился проход вниз, возможно, какой-нибудь старый, давно заделанный склеп или простое захоронение, по непонятным пока причинам, разупокоенное.    
 Сев, Гауди принялся постукивать эфесом меча по полу, надеясь найти место, где зазвучит пустота. В этот момент его прервали.
«Ещё один искатель» - прозвучало в голове юноши. – «Почему-то один».
«Очередной неудачник» - произнёс второй безжизненный голос.
Резко обернувшись и выставив перед собой меч, Гауди увидел зависших над полом призраков: два мужских силуэта без лиц.
«Он нас слышит?» - удивлённо сказал один.
«Да и видит, вроде как».
- Вы кто? – молвил Гауди, хотя это и получилось с трудом. Беседовать с призраками ему прежде не приходилось, он привык «освобождать» их без разговоров.
«Мы здесь живём. И, как видишь, мы мертвы. Как тебе такой парадокс?» - выдвинулся вперёд одни из призраков. – «Раз уж ты пришёл, то, будь добр, сам представься. Мы всегда рады новым лицам, ведь жизнь призрака долга и скучна».
Оставаясь в боевой стойке, юноша ответил:
- Я рыцарь святой церкви. Моё имя Гауди. Я пришёл, чтобы разобраться с чертовщиной в этом месте.
«Странно. Обычно для разбирательств сюда приходят толпами среди бела дня. Почему сейчас не так?»
- Моя миссия не официальна.
«Эй, посмотри-ка, у него Повелитель смерти» - подал голос молчаливый силуэт, указав на меч.
Оба призрака тут же отшатнулись и зависли в отдалении.
«Откуда он у тебя?»
- Прежде я хочу получить ответы на свои вопросы, остальное подождёт.
«Не хочешь - не говори. Только «потом» для тебя может не настать, а нам было бы интересно узнать, откуда у смертного столь могущественное оружие. Это помогло бы нам скоротать в беседах друг с другом много времени».
- Раз вы считаете, что у меня осталось мало времени, то не будем тратить его понапрасну. Кто и когда вас призвал?
«Почему ты решил, что мы будем отвечать? Ты не вежлив и дерзок. Тыкаешь в нас мечом и ждёшь ответов. Что ты нам можешь дать взамен?»
- Я могу этим мечом избавить вас от жалкого пребывания в чужом измерении. Если окажете содействие - процесс будет не мучительным. Ну а коли откажетесь – не обессудьте.
«Ну что за хамство».
«Уж лучше мы чуть-чуть подождём и посмотрим, как этим мечом ты будешь отбиваться от хозяев часовни».
- Вот видите, разговор налаживается. О каких хозяевах вы говорите? Кто они? - Гауди уже готовил заклинание, которым смог бы притянуть призраков к себе. Если они откажутся говорить, то придётся бесхитростно их развоплотить - прикосновения Повелителя смерти будет достаточно.
«Раз тебе так интересно, то задержись здесь ненадолго и сам всё узнаешь».
«Ведь сегодня именно такая ночь, когда они приходят».
«Ждать не долго. Они близко».
- Удачно же я зашёл, - съязвил Гауди. – Но, может быть, пока не явились хозяева, мы сможем нормально поговорить? Возможно, я смогу чем-то помочь. Вряд ли вас устраивает существование в таком виде. Скажите, какой веры вы придерживались  при жизни, и я проведу отпевание согласно её канонам.
После короткой паузы, призрак сказал:
«Отпевания будет не достаточно. Нас связывает сильная магия, о которой мы не можем никому говорить, ибо так желает наш Хозяин».
- Просто скажите, чем я могу вам помочь.
«Мы не можем желать зла Хозяину. Понимаешь?»
- Вот как? Значит ли это, что колдуна, наложившего на вас чары, можно заставить снять их только силой?
«Мы не можем желать зла Хозяину», – на этот раз в голосе призрака звучала усмешка.
- Всё понятно, – юноша, наконец, опустил меч. – Не надо желать ему зла. Скажите, где его найти, и всё.
«Ты и вправду готов помочь нам?»
- Это мой долг.
«Обычно люди приходят сюда за другим. Даже церковники».
«За тем, что хранится внизу».
«Но мы не можем говорить об этом. Хозяин запрещает».
Глядя на призраков, Гауди показалось, что их образы начали подрагивать, голоса звучали всё отдалённей.
- Говорите, где он?
«Уже здесь» - прошептали оба призрака, перед тем как растаять.
Юноша озирался по сторонам, но больше никого не видел. Тогда он двинулся к выходу, чтобы обойти часовню и поискать какую-нибудь дверь, ведущую в подвал. Не пройдя и половины пути, он замер.
Снаружи раздались отчётливые человеческие голоса и звуки приближающихся шагов. Юноша рванулся в сторону и прижался к стене, но только потом вспомнил, что прямо у входа на привязи сидит вампир. А голоса уже звучали так близко…



Глава 2
Тайна на вес золота

Шаги приближались. Гауди ждал, когда же разъярённые крики возвестят о том, что вампир замечен, но мгновения тянулись одно за другим, а шуршание песка под множеством сапог до сих пор не прервалось.
Чувствуя себя нашкодившим мальчишкой, забравшимся в чужой сарай, юноша поморщился от отвращения к собственной трусости и, не таясь, вышел на открытое место, прямо напротив входа. В конце концов, именно он, и никто другой, временно ответственен за конвоируемого вампира, негоже оставлять его один на один с гуляющей по ночам толпой.
Потянувшись за спину, где на поясе крепился самый обыкновенный стилет, Гауди попытался забыть о нахлынувшей нерешительности. Кто бы сейчас ни вошёл в этот зал – боя не избежать. Вряд ли скрытные хозяева странной часовни захотят посвятить в свою тайну незваного гостя и отпустят его спокойно гулять по свету. Нет, живым отсюда выбраться не дадут.
Впрочем, Гауди и не собирался уходить без ответов. И без вампира, коего уже, должно быть, схватили. Странно, что до сих пор никто снаружи не обозначил громким возгласом живую находку у входа.
Тем временем, ворота с натугой заскрипели и раздались в стороны. Хозяева пожелали войти по-хозяйски, однако продолжать движение они не торопились.
Группа застывших на пороге людей больше всего напомнила молодому человеку странствующих циркачей, выступление коих ещё в детстве ему довелось лицезреть на площади родного города. Свободные одежды, яркие платки и шляпы с перьями украшали вошедших мужчин. Но лучше всякой одежды их красило оружие: сабли, палаши, кистени – всё это богатство уже ожидало своего часа в немытых руках, а за широкими поясами покоились пистоли, у некоторых из вояк – даже по два. Не стоило сомневаться, что именно пираты явились проведать укромное место.
Быстро окинув взглядом бородатые рожи, и не найдя среди них ни одной, что походила бы на вампира, Гауди попытался разглядеть уличное пространство за спинами пиратов, но и там никого не увидел.
Пират, стоявший впереди остальных – самый высокий, в пышной треуголке с пером на макушке – сурово осматривал владения, будто выискивая в пустом помещении кого-то затаившегося; стоявший по среди зала молодой человек, казалось, его совсем не занимал. Окончив осмотр, главарь, без всяких прелюдий, гаркнул на чужака:
- Где второй?!
Гауди сглотнул застоявшуюся слюну. Хотелось съязвить, что второй ушёл за подмогой, но он понимал, что бравировать перед толпой матёрых головорезов бессмысленно. Им даже не обязательно испытывать на себе бойцовские навыки рыцаря – на таком расстоянии пуля без труда пробьёт доспех.
- Ушёл, - Гауди решил не лгать, ведь если они не нашли вампира у входа, значит стервец всё же сбежал, но вот откуда о нём тогда узнали пираты. – Кто вы такие?
Проигнорировав вопрос чужака, пират мотнул головой, и два амбала выскочили наружу и ринулись обходить часовню с разных сторон.
- Бросай свои железки, парень, - уже спокойней произнёс главарь. Покрытая густой щетиной рожа не выражала, ровным счётом, никаких эмоций.
- Оружия я не брошу, - спокойно сказал Гауди, - а вот поговорить хотел бы.
- Бросай! Эти! Железки! – главарь рявкнул так, что зазвенели старые витражи. Затем вырвал из-за пояса пистоль и направил на юношу. – Или умрёшь прямо сейчас!
Ещё мгновение Гауди думал над тем, как поступить. Его познания в магии ограничивались парой несложных трюков, не способных нанести кому-либо вреда. Рукопашный поединок терял всяческий смысл при таком раскладе сил, а единственный путь к отступлению преграждён вооружёнными головорезами.
Поморщившись от досады, Гауди аккуратно положил клинки перед собой и без тени страха посмотрел на главаря.
- Доволен?
- Вяжите, - прохрипел пират, не сводя дула с юноши.
Из толпы вышли двое: низкорослый бородач, комплекцией и чертами лица напоминавший гнома, и утончённая барышня, носившая бандану и лёгкий жилёт на голое тело; тонкие руки, от плеч до запястий устилали многочисленные татуировки. Дышащий перегаром гном, не церемонясь, заломил Гауди руки за спину, а девушка, хищно улыбнувшись, достала из-за спины верёвку и принялась ловко вязать узлы, словно делала это всю жизнь.
Закончив с верёвками, чернобровая красавица подхватила оставленные на полу клинки и елейным голоском обратилась к главному:
- Можно, я оставлю их себе?
- Конечно, милая, - осклабился пират и нежно поцеловал девицу в лоб, когда она проходила мимо.
Гном пихнул Гауди в спину, понукая подойти ближе к главарю. Рыцарь повиновался.
- Вот теперь поговорим, - по-прежнему держа пленника на мушке, прохрипел пират. – Какого рожна ты здесь забыл?
- Меня интересует ночной шум. Люди на Алом Ветре беспокоятся…
- Люди давно перестали обращать на него внимание! Не пытайся юлить! Кто тебя нанял и для чего?
- Я здесь по поручению церкви. Ищу причину беспокойств, - Гауди оставался спокойным, и головорезов это бесило.
- Врёт… - оглядываясь на товарищей, покачал головой главарь.
Стоявший рядом с пленником гном, отвесил парню крепкого подзатыльника.
- Даже не знаю, зачем трачу на тебя время. Было бы много проще нажать на курок и вернуться в кабак. Я прав, друзья мои?
Команда загомонила в знак согласия.
- Ты ведь хочешь узнать имя моего нанимателя, чтобы, убрав его, отвадить от этого местечка всех прочих? Но вынужден разочаровать, - отвлекая разбойников словами, Гауди сосредоточился на путах; давным-давно строгий наставник обучил его выбираться из любых узлов, как при помощи магии, так и без неё, и вот теперь, впервые за минувшее время пришла пора опробовать знания на деле, - моими целями действительно движет церковь. Так что пока неупокоенные тревожат жителей острова, слуги Света будут здесь постоянными гостями.
Тонкие струйки магической силы защекотали кончики пальцев, затем двинулись по фалангам к ладони, а от ладони к запястью, где перекинулись на тугие морские узлы. Чертовка отлично знала своё дело, связала на славу, но магия справится, Гауди не сомневался.   
- У него латы паладинские, - невнятно пробурчал гном, сосредотачивая взгляд на рельефном рисунке грифона.
- Это не паладинские латы. Это непонятно что, - скривился главарь. – Видели мы паладинов, парень. И храмовников видели. Не похож ты ни на тех, ни на других. Да и приплывали они всегда большими отрядами, а не по-воровски – вдвоём. Ты учти, парень, если мои люди не найдут твоего товарища, то быстрой смертью ты не отделаешься. Мы выведаем у тебя всё. Уж поверь, умельцев у меня в отряде порядком. Так скрутят, что от боли забудешь, как тебя звать. Расскажи по-хорошему, и может быть, в зависимости от твоих слов, мы тебя отпустим. Я не шучу, возможен и такой вариант.
 - Хм. Это другое дело, - неспешно начал Гауди, явственно чувствуя, как узлы на запястьях мало-помалу расползаются. – В таком случае, я готов сотрудничать. Но прежде хотелось бы узнать, что будет с моим товарищем, если вдруг ему не удалось далеко уйти?
По правде говоря, Гауди совершенно не волновала судьба вампира. Какая бы беда с ним ни случилась, на Ржавый Якорь всё равно попасть необходимо, там юный рыцарь рассчитывал спросить совета у старого друга.
Но заклинание требовало времени, и потому стоило поговорить хоть о чём-нибудь.
- Скажу так: тот, кто первым расскажет правду - сможет уйти.
- Тогда, я потороплюсь. Заспорили мы с товарищем, что если…
Из-за спины главаря вперёд вышел странный человек. Завидев его, Гауди запнулся. И тут резкий удар сотряс голову юноши, после чего он завалился на пол. В глазах помутилось, на языке появился вкус крови и, конечно же, сбился ход заклинания – верёвки по-прежнему сжимали запястья. Но всё-таки, сквозь шум в голове, Гауди отчётливо расслышал слова странного человека.
- Он нам зубы заговаривает, а сам, тем временем творит магию! Что, верёвки задумал ослабить? – вопрос был обращён к пленнику.  – Со мной такие фокусы не пройдут!
С трудом открыв глаза, юноша взглянул в усмехающееся лицо. Привыкшее к темноте зрение, сразу вычленило самое важное: татуировки на бритом черепе – паутина и паук на виске, - и чёрные глаза без бельм. Несомненно, в отряд разбойников втесался некромант. «Сомнений нет, он-то и есть Хозяин тех призраков! Его они так боятся и ненавидят. Только смерть этого человека вернёт старой часовне покой» - пронеслось в гудящей голове.
Гауди присмотрелся, выискивая особые знаки на лице колдуна, которые говорили бы о его принадлежности к какому-то некромантскому гнезду. Долго искать не пришлось: срезанная макушка на правом ухе свидетельствовала о приверженности к старинному гнезду, если полагаться на слова наставника, находящемуся в горах острова Монтеро.
- Что смотришь? – голос некроманта напоминал змеиное шипение. – Хочешь знать, что здесь творится? Обещаю, ты никогда не узнаешь правды.
- Волоките эту мразь на улицу, - приказал товарищам главарь. – Ворота закрыть.
Гном схватил пленника за волосы и поволок к выходу. Толпа дружно вывалилась наружу, в ночную прохладу под свет звёзд. Заскрипели и хлопнули ворота.
- Дай-ка на минутку. Сейчас верну, - некромант взял у девчонки стилет, как вдруг его взгляд упал на меч. – Ого! Вот это штука! Да ты не обычный соглядатай. Такое оружие абы кому не достаётся. Где взял? Впрочем, можешь не отвечать. Мне будет приятно лично уничтожить этот клинок…
- Это мой меч! – возмутилась девчонка.
- Тихо! – рявкнул на неё главарь, и она прикусила язык.
Некромант продолжил:
- А уж как мне будет приятно вспороть тебе глотку твоим же оружием… Ну, ты понимаешь каково это, я ж вижу что тебе частенько приходилось пускать меч в ход. Приготовься, паладин, смерть так торжественна!
Тощая рука некроманта потянулась к шее Гауди, лезвие стилета зловеще сверкнуло ледяным отблеском, заставляя мурашки бегать по коже.
«Неожиданное окончание путешествия» - думал юноша, не отводя взгляда от острия. Он ещё пытался высвободить руки из узлов, но ничего не получалось. – «Вампира упустил, часовню не очистил, Шепчущего не нашёл. Ничего не сделал». Гауди не боялся боли, лишь жгучая досада щемила сердце и перехватывала дыхание. Не желая смиряться с неминуемым концом, рыцарь рванулся в сторону. Хмельной гном не среагировал вовремя и выпустил пленника из рук. Гауди выпрямился и рванулся к джунглям.
Кто-то громко выругался ему в спину, похоже, это был главарь. Каждый долгий миг юноша ждал выстрела. Но разбойники обошлись без пистолей. С гулким стуком что-то врезалось в затылок беглеца, ноги его подкосились и он рухнул лицом в песок. Чувствуя, как сознание погружается в чёрный омут, Гауди попытался усилием воли удержаться на краю – он сосредоточился на слухе. Его вновь окружили, а главарь продолжал распинаться на нерадивость подопечных.
- …пьяный идиот! Спишь, что ли на ходу! Как дал бы в морду…
- Пора с ним заканчивать! - шипел некромант. - У меня уже руки чешутся.
- А как же допрос? – вмешался третий голос.
- Если каждого, кто тут околачивается, допрашивать - жизни не хватит. Кончай его, Гравер.
И вновь Гауди схватили за волосы, навалились сверху, лишая возможности двигаться.
- Сейчас придёт моя госпожа, - прошипел прямо на ухо пленнику некромант. – Прочувствуй её. Я буду резать медленно, чтобы у тебя было больше времени насладиться её приближением.
Холодная сталь приближалась к горлу. Дыхание спёрло, Гауди хотел, но не мог вздохнуть. Мир перед глазами начал вращаться.
- Какого чёрта! – взревел главарь, и лезвие стилета тут же отдалилось. Некромант отвлёкся на крик, и пленник тут же попытался его сбросить.
Не вышло.
Не успело затихнуть в джунглях эхо вопля, как раздался оглушительный хлопок, а за ним ещё один – то были пистоли. В ноздри полез запах пороха. Крики и шум возни заполнили пространство у входа в часовню. Гауди попытался что-нибудь разглядеть, но некромант боком загораживал происходящее.
- Гравер, уйми эту тварь! – орал главарь. – Иначе я тебе самому сверну шею!
- Откуда он здесь мог взяться? – пробурчал колдун Гравер и резко соскочил с пленника, будто тот больше ничего для него не значил.
 Гауди поднял взгляд – прямо перед ним лежал его стилет. Перевернувшись на спину и ухватив на ощупь оружие, он попытался понять, что же случилось. Пятачок перед входом в часовню заволокло пороховым дымом, из него доносились вопли и редкий лязг оружия. В творящейся неразберихе Гауди понял только одно – кто-то с кем-то сражается, и это хороший повод, чтобы освободиться, вернуть меч и, если повезёт, взять в плен некроманта.
Больше не находясь под гнётом пистоля и не испытывая не себе множества пристальных взглядов, юноша без труда высвободил одну руку из узлов и, сжав обратным хватом стилет, рванулся в дым, где уже раздались новые хлопки-выстрелы.
Не сделав и двух шагов, Гауди споткнулся о тело одного из разбойников, рядом лежал ещё один.
- Да убери ты его, разрази тебя гром! – донеслось совсем рядом.
- Он меня не слушает! – ответил некромант.
- Тогда отходим! Все на шлюпку! Быстро! Мария, держись рядом со мной! – голос главаря отдалялся.
Вновь загремели пистоли. Согнувшись в три погибели, юноша бежал сквозь дым, пока не разглядел впереди треуголку главаря. Не теряя времени, он направился в ту сторону, ведь где-то там должна находиться девчонка, забравшая себе бесценный меч.
В два прыжка преодолев задымлённое пространство, Гауди выскочил прямо перед отступающей горсткой пиратов. Их осталось всего пятеро, некоторые зазевавшиеся ещё бились у ворот.
Со всего маха рыцарь плечом сшиб главаря. Несмотря на значительную разницу в росте и весе, манёвр удался: потеряв шляпу, пират рухнул плашмя в песок. Зная цену каждого мгновения в бою, Гауди, не глядя, нанёс два коротких удара стилетом по двум оказавшимся рядом противникам.
- А ну отойди от него! – завизжала девчонка, направляя меч на Гауди.
- Беги, дура! – заорал на неё главарь. Он уже пытался подняться.
- Уходим! – зашипел на девушку некромант.
В рассеявшемся тумане вскрикнул последний из оставшихся разбойников, и перед Гауди возникла фигура в монашеском балахоне. Капюшон больше не застилал изувеченного чёрной магией лица: огромные жёлтые глаза светились ликованием, безумная улыбка растянула рот, а с клыков и острого подбородка капала на воротник кровь.
- Живой! – прорычал вампир, бросив мимолётный взгляд на рыцаря.
Девушка, главарь бандитов и некромант с ужасом взирали на пышущего силой упыря.
-Что ты стоишь! Убери его! – заорал пират на некроманта.
Вампир не ждал. Стоило колдуну произнести первые слова заклинания, как стоявший ближе других к вампиру главарь попал под удар. Бывший пират, некогда звавшийся Шалопаем, совершил неимоверный прыжок и, прямо в полёте, увернувшись от взмаха абордажной сабли, одним ударом снёс противнику голову. С немым криком на устах, голова порхнула прямо под ноги девушке. Пронзительный визг разорвал ночь. Бедняжка выронила меч и упала на колени рядом с телом капитана.
Наметившись разделаться с некромантом, вампир рванулся дальше, но на пути его появилась неожиданная преграда. Вместо того чтобы попытаться вновь взять под контроль разум упыря, колдун вдохнул магию в тело одного из поверженных Гауди разбойников. Обмякшее тело в долю секунды превратилось в тугую пружину, взметнулось на ноги и кинулось на вампира. Тем временем, некромант, совершая пасы руками, управлял своим творением.
Шалопай увяз в сражении с безвольной куклой.
- Ты забыл обо мне, – мрачно произнёс юноша, глядя прямо на некроманта.
Их разделяло всего несколько шагов. Гауди рванулся вперёд, держа вооружённую руку опущенной.
Но некромант не получил бы посвящения в гнезде, будь он не способен действовать против нескольких оппонентов. Его окутало зеленоватое свечение, воздух наполнил резкий запах гниения.
Руководствуясь скорее наитием, чем знанием чернокнижного арсенала, рыцарь задержал дыхание и сотворил одной рукой знак защиты от тёмных сил. Зелёное марево расступилось, лезвие стилета блеснуло в испуганных глазах колдуна и вонзилось меж рёбер. Продолжая движение, Гауди ухватил свободной рукой некроманта за горло и повалил на песок.
Лишившись магической поддержки, тело пирата вновь обмякло, а недовольный задержкой вампир отбросил его в сторону.
- Зачем вам нужна часовня? Ответишь правдиво, и я ещё успею тебя спасти.
Кровавая пена на губах некроманта пошла пузырями. Он смеялся.
- Я давно ждал встречи с Возлюбленной… твоего содействия не понадобится, - прошипел колдун. Он резко повернул голову в сторону, да так, что в шее громко хрустнуло.
Гауди поднялся над безжизненным телом и с горечью посмотрел на рыдающую девчонку. Та гневно смотрела на рыцаря, потом перевела взгляд вампира.
- Оставь её мне, - наслаждаясь каждым мигом, вампир медленно приближался к последней выжившей.
Не говоря ни слова, Гауди встал между упырём и девушкой.
- Я не скажу вам ни слова! Сволочи! Вы его убили! Всех убили! – распиналась пиратка.
- Ну, раз не скажет, то покончим с ней, а, паладин? Она ж хотела тебя пришить.
- Я не убиваю детей, даже если они не принимают моего Пути. Ты можешь идти, девочка.
- С ума сошёл? – взревел вампир, постепенно отходя от горячки битвы. – Она ж на нас такую свору натравит – мы здесь шагу не ступим.
Подхватив меч, юноша направил его на вампира.
- Отойди в сторону.
- Малый, да ты чего… - вампир с неприязнью глядел на матовое лезвие меча.
- В сторону!
- Да ладно тебе. Делай, как считаешь нужным. Отхожу, только успокойся, - не сводил взгляда с меча вампир.
- Ты можешь идти, - повторил Гауди.
Девушка встала с колен и сделала два шага назад.
- Вам конец! Я лично накину петли на ваши шеи! - словно дикая кошка прошипела она. – Вы не выберетесь с Алого Ветра. Понял, паладин? Ты мертвец!
Гауди проводил девушку взглядом. Отступив к побережью, она в одиночку столкнула лодку в воду и принялась грести в сторону стоявшего в отдалении корабля.
- Лучше нам убираться отсюда! – решился вставить слово вампир.
- Ты пил человеческую кровь, хотя клялся, что больше не сделаешь этого. Ты лгал, так получается, - Гауди угрожающе приближался к бывшему пирату.
- Если ты не заметил, то я появился как нельзя вовремя и спас твою шкуру! Так что не дури, парень, убери этот клинок, а то у меня от него холодные мурашки, - пятился вампир. – В конце-то концов, я ведь не удрал. Так или нет? А ведь мог!
- Да тебе башню снесло от крови! Посмотри вокруг – руки, ноги головы – отрывал всё подряд! Как я после этого должен тебе доверять? – Гауди видел вампира насквозь, но всё же остановился и опустил меч.
- Ещё больше должен доверять! Хотя, кое в чём ты прав, кровь двух здоровых мужиков слегка лишила меня самообладания, - смутился вампир, но быстро взял себя в руки. – И всё-таки, рыцарь, если бы не моё обещание, то я бежал бы отсюда, куда глаза глядят! Держи это в уме, ладно.
- Так значит, ты сразу двоих употребил…
- Двоих. Вот видишь, я тебе не вру. Расскажу всё, как было, тока не серчай. Ты когда в часовеньку зашёл, я тут же принялся искать способ освободиться. Извини уж, но я не знал, насколько ты хорош и не мог рассчитывать, что ты вернёшься к рассвету, если вообще вернёшься. Так вот что я обнаружил, оказывается, есть в вампирском существовании одно замечательное преимущество – зубы у меня сейчас уж дюже хороши, при жизни таких не было, - и вампир оскалился, демонстрируя белоснежные ровные, слегка заострённые зубы и длинные верхние клыки. – Перегрыз верёвку в три прикуса и в тенёк отошёл, чтоб тебя не волновать. Далеко отходить не решился. Потом, глядь, прямо с пляжа, откуда мы с тобой пришли, чешет толпа, и все при сабельках. Ну, тут я труханул и ныркнул поглубже в темноту, прям за часовню. Что тебя не окликнул, виноват, но то не со зла, а со страху. Они бы меня в раз услышали! Ну вот, там среди дерев, пара надгробий, так я за одним из них схоронился. Да не тут-то было. Не успел я усесться, как завидел бугая – рожу пиратскую. Ромом от него разило за три версты…
- И ты решил подкрепиться.
- Сначала я как мышонок затих. Думаю, куда ж я с больными ногами, дюжину дней не жрамши буду с этакой дурой силой меряться. Потом проскользнула шальная мыслишка, что, мол, двигаюсь-то я тише кошки, можно и попытать удачу. Тем более, если бы ты жив остался, то нам предстоял бы долгий путь до Ржавого Якоря. В твоей же компании, хрен поешь. И вновь, буду честен, тогда я не был уверен, что ты спасёшься. Ну и решил я испытать себя. Пират я или кто! Подкрался со спины и впился. Тот как взбрыкнул! Грешным делом мне подумалось, что не осилю. Ан нет – удержался. Раз глотнул, другой, третий. Силушка моментом попёрла. Так и свалил его, - поджал губы Шалопай. - А второй здоровяк меня сам нашёл. Как увидел, что я его дружка порешил, тут же бросился на меня. Уложил я того малого с одного удара. Тут же подумал, что если ещё подкреплюсь, то и тебе помочь смогу. И не ошибся! Чувствую себя здоровым, как два быка!
- Я вижу. Это меня и пугает, - Гауди оставался мрачен и не поддержал вампирского энтузиазма. – Как тебе разница между детской кровью и пиратской?
- Разница в количестве рома. Странно, но радости от его привкуса я не испытал.
«Эй, ты…» - раздался знакомый голос у юноши в сознании. – «Поторопись… Хозяин мёртв… Мы уходим… За часовней две могилы… Не можем ждать долго…»
Оставив вампира в недоумении стоять у входа среди поверженных бандитов, рыцарь помчался туда, куда звал призрак.
- Ты чего? – донеслось в спину.
И действительно, Шалопай не врал: под большой пальмой за часовней находились два, покрытых мхом, надгробия, а недалеко от них два свеженьких тела, с кожей белой, как стираная простыня.
Над могилами слабо мерцало сероватое свечение, с каждым ударом сердца уменьшавшееся в размерах. Чёрные джунгли проглядывали сквозь него всё чётче.
«Он пришёл» - сказал один.
«Да. Человек, ты слышишь нас?» - спросил другой.
- Я вас слышу.
«Теперь мы можем говорить…»
«Это значит – Хозяин мёртв…»
«Спасибо тебе».
«Наши тела захоронены здесь…»
«Это место ещё удерживает нас, но чары разрушены, и скоро мы уйдём».
«Наконец-то…»
«Ты помог нам. За это мы расскажем тебе тайну».
«Тайну Хозяина».
«Мы хранили её долгие годы… Отпугивали чужаков…»
«Место в часовне… Где я вёл службу при жизни… Оно ждёт слов… Скажи ему».
Голоса затихали, Гауди даже прикрыл глаза, чтобы ничего не мешало внимать.
«Жареный попугай» - произнёс тихий голос.
- Что? – удивился рыцарь. – Я не ослышался?
«Произнеси там… Жареный попугай…»
Свечение угасло.

- Неужели! Я думал, ты решил здесь жить остаться! – появлению рыцаря вампир обрадовался как ребёнок. – Эй, паладин! Ты чего, рехнулся?
Гауди выбежал из-за часовни и сразу же устремился к воротам. Словно не замечая вампира, он принялся открывать створки.
- Парень, если мы не свалим отсюда прямо сейчас – нам крышка. Дочка Хэнка Попугая приведёт сюда всё команду! Слышишь?
- Попугая, говоришь? – остановился Гауди перед входом. – Тот, которому ты голову снёс?
- Он-он.
- Почему его так прозвали?
- Да он спьяну одни и те же истории любил пересказывать. А что?
- Ещё как-нибудь называли?
Пират призадумался.
- Ммм… У нас на «Большой Фортуне», да и на всём Алом его называли просто Ублюдок Хэнк, потому что он худший из ублюдков, которых видела земля… Вроде не было других прозвищ. Разве что ребята между собой иногда в шутку называла его Жареным. Была как-то жаркая история на их шхуне, никто тогда не погиб, а вот Хэнку хвост подпалили…
- Понятно теперь откуда корни растут. Ты со мной?
- Э, не! Я туда ни ногой!
- Как знаешь, - пожал плечами юноша, - придётся мне одному заглянуть в сокровищницу Хэнка.





Глава 3.
К Ржавому Якорю!

Просторный дом залит солнечным светом. Убранство комнат простое, но добротное. Здесь могла бы селиться зажиточная семья крестьян, могли бы бегать дети, суетится взрослые, мог бы трещать огонь в печи, а в тёмном углу ворчал бы домовой. Но лишь тишина жила в том доме, и даже скот, что обычно шумит во дворе, почему-то молчал. Да и сам двор растворился в ослепительном свечении, будто и не было его.
Он ходил по многочисленным комнатам, искал хоть кого-нибудь с кем можно поговорить, и не находил. Тогда он попытался найти выход, но каждая новая дверь вела в очередную комнату, большую и чистую, словно в ней никогда не жили. В одной из таких комнат он наткнулся на открытую дверь, а за ней виднелась зелень деревьев.
Досада сменилась радостью, ноги сами понесли к выходу из странного дома. И вот, когда свобода была так близко, нечто чёрное, похожее на грозовую тучу, преградило путь. Тёмные завихрения клубились, постепенно свиваясь в человеческий силуэт.
«Ищешь меня?» - прошептал возникший образ.

Гауди открыл глаза. Сонливость улетучилась, не оставив и следа. Ещё некоторое время он лежал и смотрел в деревянный потолок, прислушивался к себе и думал о том, что же могло значить случившееся сновидение. Не сомневался он только в одном, в том, кто именно решил навестить его в мире снов.
Шепчущий во тьме. Ужель он знает, что его разыскивает никому не известный рыцарь церкви? Или это всего лишь проделки взволнованного воображения? Был бы рядом наставник, он всё сумел бы объяснить, ведь он так много знал, в том числе и умел толковать сны, и даже видеть – суждено ли им сбыться. Гауди с нетерпением ждал новой встречи с человеком, научившим его всему, что он знает. Он верил, что этой встрече суждено быть.
На палубе громко затопали ноги, на юношу посыпалась пыль. Сверху явно начиналась какая-то суета, раздались крики. Повернув голову в сторону, терявшегося во тьме, угла, юноша различил там очертания дремлющего вампира. Спит безмятежным сном. Значит, всё в порядке, волнения на корабле не из-за него.
Путь до Ржавого Якоря займёт несколько часов, но за это время от покрова ночи не останется даже лёгкой свежести. Совсем скоро солнце начнёт пробиваться через щели в палубе, и тогда даже в трюме будет не просто укрыться от смертоносных лучей. Всё же здесь шансов выжить у Шалопая будет куда больше, чем, если бы они решили отсидеться в одной из многочисленных пещер на Алом.
Не стоит сомневаться, что там уже давно весь остров встал на уши, после того, как весть о смерти Ублюдка Хэнка облетела кабаки. Та девчонка, она была готова сделать всё, чтобы не выпустить их с острова, но, толи не успела, толи ещё почему-то, но так ничего и не сделала.
В часовне Гауди осмотрел скрытую под полом сокровищницу. От многих монет и драгоценных камней «пахло» кровью. Безделушки не смутили юношу, он спокойно собрал содержимое схрона в мешок и закопал за часовней, рядом с могилами. Когда люди поймут, что чертовщина прекратилась, то службы в часовне возобновятся, а богатства разбойника достанутся богу - на них восстановят часовню. Себе же Гауди взял самую малость, исключительно для того, чтобы без лишних вопросов добраться до необитаемых островков близ Ржавого Якоря.
Сколько ни переживал вампир, никто так и не явился мстить за павших товарищей.
Когда они пришли на пирс – рыцарь в доспехах и молчаливый монах – никто и слова им не сказал. Пронырливый капитан грузовой шхуны взглянул из-под полы шляпы на предложенные ему, в качестве платы, сокровища и, схватившись за сердце, брякнулся на сходни. А когда пришёл в себя, то с волнением заверил, что без проблем доставит милостивых господ богослужителей хоть на Рехау, хоть на Безымянный. Удивлению старичка не было предела, когда он узнал о желании богатых пассажиров путешествовать в трюме.  Поняв, что переубедить их не удастся, он отправил юнгу на чистку указанного помещения. А на просьбу Гауди помалкивать о монахе и рыцаре, капитан готов был встать на колени, чтобы убедить господ в своей немоте. Принимать клятвы пассажиры отказались.
И вот Алый Ветер позади. Гауди вспомнил, что пришлось пережить у часовни. «И как только удалось осилить» - качал он головой. Переделка случилась не из простых. На Безымянном острове, попадая в похожие ситуации, Гауди не рассуждал и не вёл бесед с врагом. Не задумываясь об исходе, он бросался в бой с порождениями Тьмы, и всегда побеждал. Всегда. Но с живыми всё не так. Нельзя убивать направо и налево, пусть даже это будут закоренелые головорезы. Не для этого его обучали сражаться.
Вновь пробудившаяся совесть терзала сомнениями о правильности действий против пиратов. Оправданно ли применил он оружие против них, может быть была возможность обойтись и без него? Не убивать, а обездвижить. Возможно, ли это было при тех обстоятельствах? Ведь он бил стилетом наверняка, так, как привык это делать с зомби. Ведь недобитый враг может подняться и ударить в спину.
Гауди честно искал ответ и не находил более подходящих решений, кроме тех, что были приняты. Да, он сражался, и потому убивал. Убивал вооружённых мужчин, не знавших до селе отпора и потому утвердившихся в своих злодействах. Они перестали бояться и несли угрозу для праведных и честных людей. Сам Господь посодействовал этой встрече, чтобы через верного слугу избавить хороших людей от демонов, что поселились в душах пиратов.
Неожиданно, молодого человека посетила мысль: «Не пытаюсь ли я найти оправдания своим делам?»
Может и так, но всё уже позади. Видит Бог, не смотря на все аргументы в свою пользу, Гауди искренне сожалел о том, что столкнулся с живым людьми в бою. Увы, в большом мире такое событие более вероятно, чем на Безымянном.
Гомон наверху усилился, а сонливость улетучилась окончательно, и рыцарь решил выйти на свежий воздух и узнать, что же случилось на корабле. Но прежде чем выйти, он проверил, надёжно ли связаны руки вампира, дремавшего, словно обычный человек. На этот раз Гауди уделил узлам особое внимание, чтобы не справился даже упырьский клык.
Солёный ветер ударил в лицо, когда молодой человек поднялся на палубу. Утро только-только проклюнулось через плотную завесу облаков, и творящаяся вокруг суета казалась совсем не уместной в эту благоговейную пору. Некоторые матросы залезали на мачты и что-то высматривали в дали, их товарищи перевешивались через поручни и вглядывались в морскую рябь. Всё прояснилось, когда до Гауди донеслась фраза, обронённая проходящим мимо боцманом: «И когда он успел вывалится… Говорил я капитану не брать с собой эту компашку, а он как всегда…».
- Извините, - обратился юноша к боцману, - кто-то выпал за борт?
Боцман с недоверием покосился на незнакомого пассажира, но соизволил ответить.
- Да. Выпал тут один дуралей, токма никто не видел этого, и всплеска не было слышно. Рулевой всегда на посту, он бы заметил.
- Может быть, пропавший спит где-нибудь на корабле? – напрягся Гауди, пресекая не хорошие мысли о вампире.
- Всё перерыли. Нигде нету. Друзья его говорят, что малый капли в рот не успел взять, не верят, что сам вывалился. Думают, кто помог.
- И много ли пассажиров капитан взял?
- С десяток. Люди вроде бы тихие, ну, кроме тех, что дружка потеряли. Не дай ему бог действительно где-то пьяным валяться. Сам за борт сброшу! – и боцман скорым шагом пошёл к верхней палубе, по пути раздавая, приправленные отборной бранью, приказы.
Тем временем на верхней палубе четверо мужиков окружили рулевого и с напором о чём-то его расспрашивали. Бедняга отвечал коротко, на собеседников старался не смотреть, делал вид, что увлечён управлением корабля. На помощь рулевому подоспел боцман. От души охаяв взволнованных пассажиров на весь корабль, чтоб, мол, не мешали человеку работать, ему удалось очистить верхнюю палубу от посторонних лиц.
Ощущая недоброе волнение, Гауди устремился обратно в трюм. Неужели этот падлец Шалапай успел всё-таки сделать тёмное дело, пока его опекун беззаботно спал? И даже ведь рук не развязал!
Перескакивая через ступени, Гауди влетел в трюм и, подбежав к спящему вампиру, перевернул его на спину.
- Что? Уже приплыли? – еле разлепил веки бывший пират.
Внимательно осмотрев монашескую рясу на наличие крови и не найдя её, Гауди немного успокоился.
- Ты вставал, пока я спал?
- Нет. А что? Что-то пропало? Сокровища? – сонные глаза тут же округлились, вампир попытался подняться.
- Сиди. На корабле пропал человек… - Гауди смотрел прямо в жёлтые глаза, пытаясь увидеть в них правду, но с тех пор, как вампир вкусил крови у часовни, разгадывать его мысли стало практически невозможно.
- Тихо, парень, тихо. Не знаю, как твоё имя… Слушай, совсем не давно я выпил двоих ребят Хэнка. Слышишь? Двух огромных ублюдков опорожнил. Я сыт, как никогда. Голоден только до сна, это - да. Не трогал я никого, честно говорю! И хватит меня подозревать! Уж скорей бы добраться до острова и отделаться от тебя! Хоть спокойно поживу остаток дней.
От тирады вампира, решимость Гауди улетучилась. И действительно, упырьское племя не любит часто охотиться, а если уж удалось набить желудок, то желание заснуть становится для них превалирующим. Об этом рыцарь знал не понаслышке. На Безымянном частенько приходилось заставать напившихся упырей спящими в гробницах. Им было плевать даже на человека, вошедшего с мечом в руках. Да, те вампиры знали, что такое долгий голод, а коли им везло с жертвой, то спали они не хуже медведей зимой.
Послышались шаги, спускающегося по порожкам, человека.
- Господин паладин! Вы, эээ… - у лестницы замер один из матросов, небритый мужичище с наколотым на плече синим якорем. Он начал было говорить, как вдруг встретился взглядом с жёлтыми глазами вампира и осёкся. Застыв на месте, матрос, похоже, забыл, что такое речь.
- Чего тебе? – холодно бросил Гауди через плечо, накидывая капюшон на вампирскую рожу.
- К…к…капитан не решался вас тревожить, - постепенно собирался с мыслями матрос, - но дела на корабле сложились так, что он вынужден пригласить вас на палубу. Для беседы. Он уже ждёт, господин паладин. И вашего спутника. Я провожу.
- Провожать не надо. Иди и скажи капитану, что я сейчас поднимусь. Но мой спутник выйти не сможет. Он болен. Иди.
- Как пожелаете, - робко поклонился матрос и заспешил вверх по порожкам.
Как только шаги затихли, Гауди обратился к вампиру.
- Мы в шаге от знакомства с акулами.
- Я у них давно в побратимах, - не унывал Шалопай. – Не боись, паладин, прорвёмся.
- Я не паладин. Пока не паладин.
- Ох уж эти ваши церковные формальности. Что будешь капитану говорить, ежли спросит, что со мной? А то, не ровен час, и вправду разоблачат с потрохами.
- Разберусь, - хмуро бросил Гауди. – Сиди тихо. Кто решится спуститься – ни с кем не говори.
И юноша покинул трюм, оставив бывшего пирата в томительном ожидании.

Капитан в компании нескольких взволнованных помощников и разгневанных пассажиров ожидал рыцаря на верхней палубе рядом с рулевым. Разговор обещал быть не простым, матрос, скорее всего, уже рассказал о том, что увидел в трюме, и все члены экипажа вместе с друзьями пропавшего мужчины жаждут услышать страшную правду. А потом, найдя виноватого…
Сохраняя спокойствие, Гауди поднялся по лестнице и, гордо выпрямившись, предстал перед взыскующими взглядами.
- Чем обязан?
- У меня к вам несколько вопросов, господин паладин… - вкрадчиво начал капитан.
- Давайте сразу проясним важный момент, - холодно перебил молодой человек, - я не ношу знаков отличия паладина, и посему, настоятельно прошу вас обращаться ко мне по чину, который я назвал вам при знакомстве. Так же, прошу иметь в виду, что на вопросы, напрямую или косвенно связанные с моей миссией, я отвечать не буду. Эта информация должна остаться сокрытой от праздных ушей по велению святой церкви. Вы же не хотите встать между церковью и её интересами?
Капитан громко сглотнул. Все на Теане знали о том, что после падения власти Демениона влияние церкви возросло в разы. Получив свободу, патриархи взялись за подготовку нового поколения священнослужителей и рыцарей. Повсюду народ нуждался в их помощи, даже гномы с Монтеро шли наперекор врождённой гордости и просили помочь в борьбе с демоническим наследием свергнутого владыки, населявшим их рудоносные пещеры. Церковь теперь стояла у власти наравне с королём Фридрихом, и это всех устраивало, и в особенности простой люд, для которого лишь бы спокойно жилось, а власть пусть делят короли.
- Прошу прощения, сэр рыцарь. Всё что я хотел, это поговорить с вашим спутником…
- Это невозможно, – отрезал Гауди. – Мой спутник страшно болен. Ему запрещены любые контакты с людьми во избежание распространения болезни.
- Просто покажи нам его, - влез в разговор один из пассажиров, слова о церкви его совсем не пугали.
- Это невозможно, - юноша оставался непреклонен.
- Сэр рыцарь, вы ведь знаете, что на корабле пропал человек, - не сдавался капитан, - мы обыскали на судне каждый закуток и нигде его не нашли…
- Всё время, с момента отправки, мы находились в трюме. Что ещё вы хотите услышать?
- Сэр рыцарь, видите ли, мы склонны полагать, что вы перевозите не человека…
- Что ты имеешь в виду? – ситуация складывалась непростая, и Гауди жёстко перешёл на «ты».
- Упыря ты везёшь! Вот что! – разбрызгивая слюну, выкрикнул пассажир.
- Он и прибил Марти! – поддержал его товарищ.
- Выведи гада на свет!
- Вы ошиблись, судари, - не терял хладнокровия Гауди. – Я сопровождаю монаха. Он болен страшной болезнью, которую не смогли излечить ни молитвы, ни отвары. Мы надеемся найти помощь на Ржавом Якоре. Этого достаточно?
- Что за болезнь? Упыризм?
- Выведи его к нам! Издали посмотрим!
- Стоун сказал, у твоего монаха клыки с палец! – кричали пассажиры.
 - А если сам не выведешь, то мы без тебя сходим и проверим, насколько он болен!
Капитан угрюмо молчал. Оно и понятно, ему ссориться с рыцарем не с руки. Случись что не хорошее - церковники без труда найдут всем известного капитана, а вот пассажиры сойдут на сушу и поминай, как звали.
- Я наделён полномочиями уничтожать каждого, кто попытается нам помешать! Повторяю, больной не должен ни с кем контактировать, иначе на корабле может не остаться живых!
- Врёшь ты всё, падлец! – мужик с золотыми зубами угрожающе выдвинулся вперёд. – Молись своему богу! А ну, братва!
Гауди потянул из ножен стилет, но чья-то ручища ухватила его за локоть. Это сзади подошёл лысый здоровяк с тяжёлым взглядом палача и не менее тяжёлой челюстью. Добротные одежды и плащ до пят ярко выделяли его из собравшегося у штурвала сброда.
- Не обнажай стали, рыцарь, - пробасил здоровяк и сделал шаг вперёд.
- Ты ещё кто такой? – мужики уже было хотели потеснить сопливого рыцаря, но вовремя остановились. Золотозубый вытащил из-за пояса обыкновенный кухонный нож. – Ни лезь не в своё дело! А лучше помоги. Этот лжерыцарь устроился телохранителем к вампиру!
Взявшийся непонятно откуда здоровяк проигнорировал слова разгорячённого пассажира. Кулачище с глухим стуком ударил в лицо золотозубого, и тот рухнул на спину, как падает срубленное дерево. Остальные не решились продолжать схватку и благоразумно бросились на помощь товарищу. Капитан взирал на всё с ужасом в глазах. Уже, наверное, думал о том, кому будет продавать корабль и куда даваться в бега. С одной стороны его пугали бандиты-пассажиры, чей подельник пропал на его корабле, а с другой – допросы инквизиторов или кого-то другого, кто занимается разбором таких происшествий от лица церкви.
- За подобные угрозы в адрес служителя господа следует вешать на рее, - без следа агрессии произнёс здоровяк. – Каждый здравомыслящий человек должен поступать так же как я, чтобы не мешать высшим целям, что творятся руками верных божьих слуг. Желаешь ли казнить этого дерзкого?
Гауди не сразу сообразил, что вопрос предназначался ему, он ещё сжимал рукоять стилета, но так и не вытащил его.
- Конечно, нет… Он получил соразмерно своим словам. Спасибо за помощь.
- Не стоит. Я поступил, так как должен был. Однако, напрасно вы так милосердны. Увидев, что церковь не способна карать, многие голодранцы начнут действовать дерзко против её служителей, - здоровяк посмотрел на молодого человека взглядом учителя, недовольного решением ученика.
- Ещё раз благодарю за помощь, - слегка поклонился Гауди. – Заверяю вас капитан, ни я, ни мой подопечный не имеем отношения к пропаже. Пусть лучше эти судари поговорят между собой и выяснят, кто из них что-то не поделил с пропавшим другом. А теперь, позвольте мне удалиться. Монаху требуется постоянный присмотр. До прибытия в порт мы вас не побеспокоим. Прошу не мешать нам в этом не лёгком путешествии.
Последний раз взглянув на беззубого мужика с разбитым ртом, так и не пришедшего в сознание, Гауди покинул верхнюю палубу. Здоровяк увязался за ним.
- Могу я услышать ваше имя, сэр рыцарь?
- Зачем? – Гауди шёл прямиком к трюму, на собеседника не смотрел.
- Уверен, кое-кому на Вероне будет интересно узнать, как продвигается ваша миссия.
Гауди подозрительно взглянул на мужчину снизу вверх.
- Кто вы?
- Мы с вами коллеги, сэр рыцарь, - улыбнулся мужчина. – Моё имя Элтерос. Я паладин высшего посвящения, и так же, как и вы, не хотел бы распространяться о целях своего путешествия. Однако вы смело можете доверить мне свои тайны.
- Паладин высшего посвящения? – молодой человек остановился и недоверчиво посмотрел на собеседника. – Смелое заявление. На вас нет ни одного знака отличия, но вы предлагаете доверить вам мои тайны.
- Являясь рыцарем церкви, вы должны знать об особых знаках отличия. Например, таком, как этот, - и с этими словами Элтерос показал правую ладонь, на ней светился слабым белым светом сложный узор высшего посвящения – нечто визуально напоминавшее татуировку, но не имевшее с ней ничего общего.
Ноги Гауди подкосились, он собрался поклониться, но Элтерос его удержал.
- Это лишнее. А теперь позвольте увидеть ваш знак отличия. Внешнего облика, лат и благообразной внешности достаточно для обывателей, не для меня.
- У меня нет знака, - не сразу ответил молодой человек, - я получил титул от наставника и никогда не числился в церковных списках.
- Вот как? – наигранно удивился паладин.
- Да. Но, может быть, вам о чём-то говорит имя Сальгатерос? Это мой наставник, и я намерен навестить его. Насколько мне известно, он до сих пор проживает на Ржавом Якоре.
- Истинно так, он там. Мы иногда прибегаем к его помощи. Знаете ли, сэр…
- Гауди.
- Знаете ли, сэр Гауди, мы уже давно задаёмся вопросом, куда же пропал ученик великого Сальгатероса. И вдруг, я встречаю его среди морских широт. Это удивительное совпадение! Чем вы занимались всё это время?
- Я жил на Безымянном, но это долгая история, которую я мог бы рассказать вам где-нибудь, где не так много слушателей. В трюме меня ждёт попутчик, там я могу ответить на ваши вопросы.
- Вы были на Безымянном? Как вам удалось его найти?! О да, у меня будет много вопросов! – впервые невозмутимое лицо преобразилось, паладин искренне удивился услышанному. – Пойдёмте! Тем более, что мне очень не терпится увидеть того больного монаха, - потёр ладоши паладин.
- Перед тем, как мы спустимся, я хотел кое-что спросить про учителя. Моему спутнику не надо знать об этом раньше времени.
- Что ты хочешь знать? – неожиданно перешёл на ты Элтерос.
- Вы сказали, что Сальгатерос до сих пор помогает церкви. Насколько мне известно, он уходил в отшельничество, как раз для того, чтобы закончить сотрудничество…
- Мы советуемся с ним. Он не участвует в наших работах, – пояснил Элтерос. – Видишь ли, после того, как он отошёл от дел, господь даровал ему некоторые способности… особые способности, используя которые мы предотвратили несколько серьёзных конфликтов с демонами на просторах Теаны. Но раз ты держишь путь к Сальгатеросу, то сам вскоре всё узнаешь.
- Вы так же направляетесь к нему?
- Не совсем. К нему я загляну, но цель моя дальше, за пределами Ржавого Якоря.

Гауди до конца сомневался, что паладин будет доволен переправкой вампира на необитаемый остров, да и вообще, самим фактом совместного пребывания слуги Света и порождения Тьмы. Но и скрывать что-либо от человека, получившего высшее посвящение, не имело смысла. Обладатели такого ранга в среде священнослужителей приравнивались к живым святым, под их взглядами любая тайна сбрасывала пышные одеяния и представала во всей наготе; пред ними пасовали не то что отряды чёрных рыцарей, но даже костяные драконы не решались нападать первыми. О доблести и, дарованных богом, сверхвозможностях этих героев ходили легенды, но мало кто мог похвастаться тем, что хотя бы издали видел одного из них.
«Лишь этой встречи достаточно, чтобы оправдать всю затею со спасением Шалапая», - думал рыцарь, пока они спускались в трюм.
Оказалось, опасался Гауди напрасно. Лишь мельком взглянув на сжавшегося в комок вампира, Элтерос поведал, что церковь часто занимается подобными делами, только делает это так, чтобы о том не прознал народ – не хватало ещё слухов о сотрудничестве церкви с некромантскими гнёздами. По словам паладина, могущество слуг Тьмы зачастую преувеличено. Колдуны заканчивают успешно лишь два из пяти экспериментов по превращению живых в мёртвых. Неудачные «попытки» подвергаются анализу, после чего интерес к ним пропадает, и их либо уничтожают, либо выбрасывают, чтобы прибавить работы церкви.
- Видится мне, что спутник твой – жертва одного из таких опытов. Что тут скажешь, участвуя в грязных делах, сложно не испачкаться. Ведь он разбойник в душе. Но бывает и хуже: некоторые остаются в полном рассудке, но с искалеченным телом, у других и то, и другое портится. Так что, ты отделался малой кровью, пират.
- Я так рад, - буркнул Шалапай, не глядя на паладина. И вообще, вёл он себя на удивление тихо.
- А ты молодец, рыцарь, что взял на себя это нелёгкое бремя. Многие на твоём месте поступили бы прощё. Ну, ты понимаешь. Вот только места для путешествия здесь не спокойные. Обычно на такие подвиги мы отряжаем не меньше трёх человек. К счастью для вас обоих, произошла наша встреча. И нам по пути, - Элтерос сел на мешки в отдалении от вампира.
- Рассчитываю на вашу поддержку, - Гауди встал рядом, садиться не решился. – Но это побочная часть моей миссии. Могу ли я спросить у вас совета?
- Наставлять молодых – часть моей службы.
- Расскажите, что вы знаете о Шепчущем во тьме. Какие злодейства он совершил и где? И главное, как его одолеть?
Брови паладина поползли вверх.
- Откуда узнал о нём? А! Впрочем, кого я спрашиваю. Ты же ученик Сальгатероса. Уж не хочешь ли ты сказать, что Шепчущий и есть основная часть твоей миссии?
- Так и есть. Недавно я возвратился с Безымянного и получил видение от учителя. Он наказал мне явиться в церковь на островке близ Алого Ветра, разыскать настоятеля и взять самое опасное поручение, которое он сможет дать.
- Хм… - паладин с задумчивым видом провёл ладонью по лысине. – На мой взгляд, наставление странное. Не серчай, но я не думаю, что ты лучше тех паладинов, которых мы отправляли на поиски Шепчущего. Хотя… Я ведь могу и ошибаться. Сальгатеросу видней. О Шепчущем во тьме мы знаем не много, только то, что рассказывает наш прозорливый служитель с Алого Ветра. Но и мы не дремлем. Нам удалось собрать информацию о восьми появлениях Шепчущего. Есть ещё несколько случаев, которые можно было бы приписать к его действиям, но, к сожалению, не осталось свидетелей.
- Он появляется только на Дебире?
- В том-то и дело, что на Дебире он себя не проявляет, но прорицатель указывает именно на этот остров, как на обиталище твари, и именно там пропадают наши поисковые отряды. Атакам подвергались небольшие часовни на Вероне, церкви на Монтеро и новые храмы на Тэкроне и Узале. За всё время найдено сто двадцать погибших и тела ещё стольких же так и не были найдены. Родственники пропавших каждый день штурмуют церковную канцелярию на Вероне, но мы бессильны им помочь, информации слишком мало, чтобы делать хоть какие-то заключения.
- Почему он атакует только церкви?
- Этого мы не знаем. Зато делает он это весьма своеобразно.
- Хотелось бы узнать поподробней.
- Ты уже должен был слышать, что сущность, что мы прозвали Шепчущим во тьме, вселятся в тела живых существ и полностью подчиняет себе их волю. Так вот, нам удалось выяснить, что подвержены его воздействиям только те, кто пытается выйти на контакт с высшими силами. Например, человек становится доступным во время сердечной молитвы или взывания к духам. Происходят появления Шепчуего только в тёмное время суток, днём ни одного случая не зафиксировано. Те не многие, которым удалось остаться в рассудке после контакта с Шепчущим, рассказывали о звучащем в голове тихом голосе, приказывавшем что делать. А теперь представь себе такую ситуацию: священник ведёт вечернюю службу, и вдруг, не с того ни с сего, бросается на прихожан и, словно одержимый, начинает молотить их, чем под руку попадётся. Сил в нём прибавляется не по годам, так что не всякий мужчина выстоит. Каждый, лишившийся сознания, становится лёгкой добычей для Шепчущего, и присоединяется к уничтожению окружающих. И как после этого люди будут в церковь ходить?
- Ни разу не слышал о сущностях, способных на такое, - Гауди задумчиво смотрел на полоски света, в некоторых местах просачивающегося через доски палубы. – Должно быть, кто-то управляет всем этим. Какой-нибудь могущественный некромант, хотя, я не уверен, что такие ещё остались.
- Отследив колебания маны в местах действия Шепчущего, мы не обнаружили никаких изменений в её слоях. Это значит, что магия там не применялась. Есть предположение, что Шепчущий – гость в нашем мире. Призванный сюда, он вышел из-под контроля хозяина и начал действовать так, как ему угодно, - Элтерос откинулся на мешки и прикрыл глаза.
- И что же вы делаете, чтобы его остановить?
- Я?
- Церковь.
- Ох, это одна из наших не многих больных мозолей. Не будь ты учеником Сальгатероса и не действуй ты по его наставлениям, я бы посмеялся над тем, что ты занимаешься поисками Шепчущего. Охотясь за ним, мы понесли тяжёлые потери. Гибли опытные паладины.
- Я не рассуждаю о просьбах учителя, а просто выполняю, - Гауди невольно поднял подбородок, уязвлённый проявленным недоверием.
- Хороший ученик. Будь осторожен, когда окажешься в лесу с тем субчиком. Он может измениться, и наставлений учителя ты уже никогда не выполнишь.
Некоторое время юноша присматривался к дремлющему вампиру, потом решился спросить:
- Куда же вы держите путь?
- Тебе об этом знать не надобно. Мои враги не чета тем, что остались на палубе. Понимаешь, о чём я?
- Я бы не назвал их врагами. Разве что – недоразумением. У меня нет врагов.
Эльтерос поднял голову и с прищуром взглянул на рыцаря.
- Всё впереди, сынок.

«Холодно тебе?» - звучало в темноте.
«Да»- ответ пришёл не сразу, будто издалека.
«Так уходи».
«Не могу».
«Что тебя держит?»
«Дела. Они не закончены».
«Какие дела мешают тебе освободиться?»
И вновь ответ задержался:
«Не помню».
«Почему ты не закончил дела?»
«Кто-то помешал мне. Он должен был оказаться здесь. Не я».
«Хочешь ли вернуться и всё изменить?»
«Да. Это держит меня».
«У меня есть власть над силами, которым ты подчинён. Я могу вернуть тебя».
«Верни», - моментально откликнулся второй голос.
«Верну. Но у меня тоже есть те, кто мешает. Ты поможешь их отправить сюда».
«Как пожелаешь. Только верни меня» - впервые лёд в голосе растаял, голос молил.
«И мы вместе изгоним наших врагов?» - по-деловому уточнил первый голос.
«Всех. Укажи на них, и их не станет! Верни меня!!!»
Первый голос смеялся:
«Холодно тебе?»
«Нет!»
«Что согревает тебя?»
«Ненависть!»
«Приготовься! Ты возвращаешься!» - властно возвестил первый голос, перед тем как смолкнуть.
И тут же слух разорвал шум прибоя. Казалось, что гигантские волны разбиваются о скалы где-то поблизости.
Тьма перед взором заколебалась, расползлась пятнами по краям. Веки – сухие, будто наждак – сомкнулись и вновь раскрылись. На небесном куполе вместе с тусклыми звёздами угасала ночь.
Он решил пошевелить пальцами на руках. Они не слушались, двигались нехотя, еле-еле смещаясь в стороны. Тогда он попытался подняться. Ослабшие, одеревеневшие руки отказывались повиноваться, тело превратилось в сплошной кусок высыхающей смолы – тугой и жёсткой. Но он продолжал пытаться. Даже стонущая боль в боку не останавливала его. А ещё жутко ломило шею. Он радовался боли, она подтверждала, что жизнь возвращается.
Шум волн стих или это слух привык к звукам мира?
Он не знал, сколько времени прошло в попытках подняться, казалось – вечность. Всё же ему удалось подчинить окоченевшие члены и заставить себя встать.
И вот он стоит на пропитанном кровью песке. Вокруг лежат трупы знакомых людей. Они ему безразличны. Они были людьми низшего сорта, он всегда смотрел на них свысока. Теперь они мертвы. Мир ничего не потерял.
Внизу, под склоном холма, на пологий берег накатывали волны, а за спиной стояла часовня. Раньше он владел ей, а теперь она пуста, он не чувствует над ней контроля. Почему-то это его радовало.
Он стоял и смотрел на море. Он точно знал, что должен кого-то найти, но пока не мог вспомнить кого именно. Ответ пришёл сам собой. Не имя, не лицо, просто знание того, куда идти и что делать. И он пошёл.
Вдоль береговой линии по мягкому и тёплому песку в поисках лодки, чтобы перебраться через пролив, пробраться в дом, где люди ищут спасения у высших сил, и убить человека, поставленного главным в том доме.
Сейчас он чувствовал себя свободным, как никогда. Боль в боку и шее постепенно затихала.

В утренний час корабль причалил к пристани Ржавого Якоря. Пассажиры покинули судно первыми, матросы разгрузили товары и отправились развлекаться в местный трактир. Только капитан оставался на палубе и следил, чтобы никто не приближался к сходням. Когда солнце закатилось, а причал опустел, корабль покинули три фигуры: огромный лысый господин в дорогом одеянии, юный белокурый рыцарь при доспехе и, скрывавший лицо под капюшоном, монах. Скорым шагом они покинули освещённую факелами площадку у склада и скрылись во тьме.
Для капитана день прошёл не так, как он планировал: новый груз не загрузили, команда разбежалась по острову и теперь неизвестно, когда решит собраться. Но полученные от рыцаря камушки с лихвой покроют все расходы, даже если придётся стоять без дела целую неделю. В приподнятом настроении капитан отправился в каюту, где его ждала непочатая бутылочка и свежий табак с Рехау.
Никто так и не увидел, как корабль покинул ещё один пассажир. Утончённый силуэт в чёрном плаще с глубоким капюшоном, избегая освещённым мест, устремился следом за, скрывшейся в ночи, троицей.







Глава 4
Паладин на пенсии

Шествуя по узкой тропинке, опутанной по сторонам густыми джунглями, Гауди невольно вспомнил недавнюю переделку на Алом Ветре. Такая же тихая ночь, стрекот, безразличных к людским делам, цикад, чёрные стены зарослей. Не хватало только заброшенной часовни и ощущения опасности. В компании Элтероса Гауди чувствовал себя так же умиротворённо, как во времена ученичества, когда рядом постоянно находился наставник. Могущественный спутник юного рыцаря шествовал сквозь ночь так уверенно, словно точно знал, что эти джунгли - самое безопасное место на земле: на крупном лице играла лёгкая улыбка, паладин охотно рассказывал о своих  похождениях и даже пытался подшучивать над смирным Шалапаем, на что тот не реагировал.
Никогда прежде Гауди не бывал на Ржавом Якоре, но знал по слухам, что остров этот – один из самых миниатюрных во всей Теане. И, тем не менее, прогулка по извилистым тропкам продолжалась на удивление долго. Дорога резко выныривала из джунглей, пересекала небольшой сонный посёлок из домиков с пальмовыми крышами, и вновь скрывалась в темнеющих дебрях. И так повторялось несколько раз.
Когда Элтерос ненадолго замолчал, Гауди вдруг понял, что жутко измотался. Одежда вымокла от пота, – всему виной душная ночь - доспех натёр плечи, а сапоги всё глубже утопали в песке. Из последних сил сдерживаясь, чтобы не выдать усталости, юноша продолжал упорно шагать. Через некоторое время, увлекшись контролем дыхания и шагов, он потерял ход времени. Лишь хрипловатый голос Шалопая вырвал его из трансового состояния.
- Далеко ещё? Или мы на второй круг выходим?
- Ты жалок, вампир, - поджал губы Элтерос. – Мы в пути меньше часа, а на тебя больно смотреть.
- Да будь я прежним, то давно бы плюнул на вас и прилёг бы где-нибудь отдохнуть.
- Взгляни, вампир, как держится твой спутник, и устыдись, - паладин посмотрел на юношу сверху вниз и разочарованно причмокнул.
Слипшиеся волосы нависли над глазами Гауди, на лице читалось единственное желание – упасть и не шевелиться.
- Эта жуткая духота… - попытался оправдаться Гауди.
Шалопай тихо усмехнулся.
- Плохо выглядишь. Как часто ты упражняешься? – заискивающе спросил Элтерос.
- Реже, чем хотелось бы, - Гауди подтянул сползшие ножны.
- Воин всегда должен быть готов к трудностям, и в особенности связанным с физическими испытаниями. Тренировки – лучший путь к сохранению выносливости и силы…
Слушая речи паладина, Гауди ярче вспомнил годы ученичества у Сальгатероса, когда подобные наставления приходилось слышать по несколько раз на день. А теперь же он действительно забыл о том, что в сутках есть время для чего-то кроме борьбы с нежитью. Остров Безымянный был его тренировочной площадкой с тех самых пор, когда он, по велению наставника, покинул дом. К сожалению, главная цель того похода так и не была достигнута – Тёмный Мистикус исчез вскоре после последнего визита принцессы Амели. Величественный замок опустел, а свирепые слуги вдруг превратились в безвольных болванчиков, бродивших без цели по острову. Тогда Гауди явно ощутил, как магия покинула то место. Это означало только одно – некромант ушёл навсегда.
По возвращении на обжитые земли, юному рыцарю следовало бы хоть немного отдохнуть, но он пренебрёг всем, ради нового путешествия.
- Будь внимателен к своему состоянию, – закончил Элтерос. – Ну, вот, почти пришли.
Сойдя с тропинки и пройдя по узкой кромке песка между джунглями и речушкой, путешественники вышли к еле заметной хижине, уютно притаившейся под пальмами.
- На месте, - паладин по-хозяйски подошёл к домику и заглянул внутрь.
Ветхое строение не имело ни окон, ни двери, лишь чернел провал входа под, свисающими с крыши, пальмовыми листьями.
- Хозяина нет, – подытожил Элтерос. – Но не пугайтесь, он частенько не бывает дома. Сколько наведываюсь к нему – всегда возвращается либо на рассвете, либо на закате. Предлагаю до того вздремнуть.
- Это я завсегда готов, - вошёл вслед за паладином Шалопай и замер на входе. – А где здесь спят?
- Да где глазу краше, там и ложись.
Вошёл Гауди, осмотрелся. Дощатый пол пустовал, а сквозь бревенчатые стены со всех сторон хорошо просматривался подход к домику.
- Как так жить можно? – возмущался вампир, усаживаясь в углу.
- Хочешь сказать, в склепе было уютней? – Гауди с удовольствием сбросил с плеча мешок и снял опостылевший доспех, а затем, принялся сворачивать плащ, чтобы подложить под голову.
Ничего не говоря, Элтерос лёг так, что перегородил собой вход. Не прошило и минуты, как по его дыханию стало понятно, что он крепко спит. Вампир не преминул прокомментировать:
- Вот так здоровый сон! Лёг – уснул!
- Секрет в дыхании. Постепенно замедляешь и проваливаешься, - Гауди устроился поудобней, и вскоре Шалопай остался в одиночестве – оба воина спали.
- И ведь не боятся, - вампир поворочался ещё немного и тоже уснул.

Утро пришло неожиданно. Гауди только-только прикрыл глаза, а уже тонкий лучик света, прорезавшийся сквозь щели в стенах, просветил веки. Снаружи доносились тихие голоса.
Гауди поднялся на локте и осмотрел хижину: вампир, забившись в самый тёмный угол, укутался в плащ так, что даже ног не было видно. Место, где спал Элтерос, пустовало.
В предчувствии долгожданной встречи, юноша поднялся, нарочито тщательно расправил одежду и сделал шаг к выходу.
Двое сидели и беседовали прямо на песке среди пальм. Паладин Элтерос в дорогих одеждах и расшитом золотом плаще и бывший паладин Сальгатерос, в одной лишь набедренной повязке. Появление Гауди не укрылось от глаз Воинов Света, они прекратили разговор и обратили взоры на юношу.
- Проснулся-таки, - с укоризной покачал лысой головой Элтерос.
- Гауди, мальчик мой! – Сальгатерос встал, подошёл к юноше и по-отечески обнял.
За прошедшее, с последней их встречи, время наставник ничуть не изменился: всё та же седая борода, те же морщины на хитром лице, такой же поджарый, как и прежде, вот только былая бледность пропала без следа, сменившись тёмным загаром.
Не привыкший к проявлениям чувств наставника, Гауди растерялся. Всегда строгий и требовательный, Сальгатерос редко позволял себе проявлять чувства. Подшучивал – да, но ласковым не был. А тут, словно сам не свой.
Наконец, наставник отстранился, вгляделся в лицо ученика и вновь расплылся в улыбке.
- Я надеялся, что ты заглянешь!
- Мне было видение, где ты просил…
- Знаю. До меня дошли слухи о том, что Тёмный Мистикус покинул Безымянный. Больше мы его не увидим. И значит, пришло тебе время взяться за новое дело, достойное моего ученика.
- Погорячился ты, Сальгатерос, - подошёл Элтерос. – Мал он ещё для таких подвигов. Тебе ли не знать, сколько бойцов пропало без вести…
- Гауди сдюжит. Я верю в него. Он молод, а сражался не меньше тех, кто искал Шепчущего. Давай не будем вновь заводить этот разговор.
Пожав плечами, Элтерос вернулся в хижину.
- Садись, Гауди. Нам есть о чём поговорить, - наставник указал на замшелое бревно. – Давай, рассказывай, что тебя привело в такую глушь и каким образом попал в компанию к… к «монаху», - Сальгатерос кивнул в сторону своего бунгало.
- Это одна из причин, почему я здесь. Взял на поруки у настоятеля церкви с Алого Ветра, обещал пристроить подальше от людей.
- И куда именно ты хочешь его пристроить?
- Вокруг Ржавого Якоря раскиданы необитаемые острова. Нам нужна лодка, чтобы добраться до одного из них.
- Лодка у меня есть. Рыбачить на берегах тропических островов – сплошное удовольствие, истинно говорю! Но давай не будем пока торопиться с отправкой, может быть для твоего спутника найдётся применение получше, - с лица наставника не сходила хитрая улыбка.
- Главное, чтобы он не мешал мне охотится за Шепчущим. Кстати, минувшей ночью он навестил меня во сне.
- Очень интересно! – Сальгатерос пригладил бороду. Он всегда так делал, когда проявлял заинтересованность. – Рассказывай.
Стараясь не упускать деталей, Гауди пересказал сновидение, при этом он внимательно следил за реакцией учителя.
- Что ж, теперь Шепчущий знает, что ты интересуешься им, - задумчиво произнёс Сальгатерос, когда юноша закончил говорить. – Будь внимателен к своим снам, в них могут появляться подсказки, о том, где вести поиски.
- Человек, к которому ты меня направил, сказал, что искать нужно на Дебире. Туда он отправлял всех до меня.
- На Дебир, значит… От меня это сокрыто. После того, как наш славный Фридрих покинул тот остров, там многое изменилось. Былого спокойствия и след простыл. Боюсь, что до того, как ты встретишь свою главную цель, тебе предстоит столкнуться со многими неприятелями.
- Я справлюсь, - сдержанно поклонился Гауди.
- Всякое может случиться. Церковь пока ещё не оценила всего масштаба опасности, исходящей от Шепчущего во тьме. Патриархи не приступили к масштабным поискам, и потому упустили много времени. Это порождение Тьмы набирает силу с каждой новой жертвой. Больше медлить нельзя. Твой меч способен развоплотить Шепчущего, выбить с Теаны раз и навсегда, так что, сынок, ты обязан миновать все опасности, - при этих словах брови Сальгатороса сползлись над переносицей. – Впереди тяжёлый путь и тебе не пройти его в одиночку. Ты уже успел в этом убедиться, ведь так?
- Да, но… откуда ты узнал?..
- Я вижу чуть больше тебя, потому-то ко мне до сих пор наведываются за советом, - наставник стрельнул глазами в сторону Элтероса, чистящего плащ в проходе хижины. – Вот тебе мои наставления. Не отказывайся от помощи, коли кто предложит. Знаю о твоей гордости, затем и говорю об этом. Если встретишь на пути одержимого Шепчущим, каким бы хорошим  ни был тот несчастный раньше – не колеблясь, умертви. Тем самым спасёшь добрых людей и порабощённую душу. Но главное – береги меч. Без него ты не сможешь одолеть своего врага.
К бревну, где беседовали наставник с учеником, подошёл Элтерос.
- Мне уже пора наведаться в город. Могу заглянуть в порт и узнать, какие корабли сегодня отходят. Вам это интересно?
- Посмотри корабль на Боло, - косясь на Гауди, произнёс Сальгатерос.
- Хорошо. Вечером вернусь, - не оглядываясь, паладин покинул поляну.
- Неожиданный ход, - в недоумении пожал плечами Гауди. – И зачем же мне туда?
- Хочу облегчить поиски Шепчущего. На Боло хранится замечательный предмет…
- Учитель, - перебил Гауди. Плыть к варварам он совсем не хотел, племя вспыльчивых дикарей ему с детства внушало отвращение. – Ты мог бы облегчить мой путь, просто отправившись со мной. Ведь знаешь же, как давно я мечтал о том, чтобы вместе охотиться за нежитью!
Сальгатерос покачал головой.
- Не расстраивайся. Подумай сам, если мы оба будем в одном отряде, кто будет главным? Я хочу, чтобы главным был ты. Научись управлять другими, теми, кто в чём-то сильнее тебя. Без этого не стать истинным паладином. Но не только поэтому я не хочу выходить в мир. Без сомнения, схватка с Шепчущим – опасное предприятие для такого молодого воина, как ты. Но ведь именно в таких делах можно проявить свой потенциал. Ну, а моё время прошло. Принятые мной обеты запрещают любую агрессию. Именно поэтому я проживаю остаток дней в глуши.
- Неужели тебя не тянет вновь взять в руки молот? На Теане ещё так много наших врагов, а ты отказался бороться! Почему?
Сальгатерос вздохнул так, как вздыхают, когда признают ошибку.
- Я устал от этого. Ты поймёшь, когда повоюешь с моё. Многих врагов я бивал: и некромантов, и костяных драконов, и за мечом Повелителя смерти в подземный мир спускался, - взгляд бывшего паладина скользнул по ножнам с серым мечом. - И ещё много чего сделал. Пусть теперь другие несут это бремя. Хотя… бывают вечера, когда что-то во мне вдруг вспыхивает, и я уже задумываюсь о том, как покинуть Ржавый Якорь и где найти хороший клинок. Но спустя мгновение всё утихает. Я вспоминаю, зачем пришёл сюда, от чего отказывался. Потом возношу молитву, и спокойствие возвращается.
- Как же можно было уйти на пике могущества? Я ведь знаю, какие силы тебе раскрылись незадолго до того, как ты сложил паладинский чин, - Гауди по-настоящему негодовал, наконец-то ему представилась возможность поговорить с наставником об этом. Вопросы давно терзали его.
- Могущество. Это опасная вещь, если ты ещё не понял. Согласись, что тяжело не пользоваться тем, что имеешь. Могущество – большой соблазн, и я не пошёл у него на поводу. Здесь, в глуши, мне не нужно с ним бороться.
- Ты прав, сейчас мне тебя не понять. Какой прок в силе, если ей нельзя пользоваться, ответь.
- Если сила есть, значит, ты шёл в правильном направлении. Но в определённый момент перед каждым встанет выбор: идти дальше или остановится и бросить всё. Для каждого решения есть свои мотивы.
- А как же многие страдающие от явлений нежити и демонов? Представь, скольким ещё ты мог бы облегчить земной путь! – Гуади завёлся не на шутку; он верил, что когда история с Шепчущим закончится, они с учителем вновь встретятся и смогут о многом поговорить, но некоторые вопросы уже давно требовали ответов. Юноша боялся упускать возможность прояснить для себя хотя бы часть из них.
- Гауди, я уже стар и скоро завершиться мой собственный земной путь. Разве не многим я помог? Разве не многим облегчил движение? Ответь ты.
Рыцарь потупил взор.
- Многим, учитель.
- Теперь же, я хочу подготовиться к завершению своего пути. Как я смогу думать об этом, если мои мысли будут заняты чужими судьбами. Я подготовил смену и вверил эти судьбы в твои руки. Это нормальный ход вещей. Когда-то и ты переложишь дела на ученика и удалишься от мира, чтобы очистить разум от всего, что удерживает тебя здесь. Ты – моё последнее дело. Порождения Тьмы меня больше не заботят, я вышел из этой гонки. Последняя моя цель – твоё становление. Однажды я взял на себя эту работу, и теперь, в конце моего пути, хочу увидеть её завершённой. Хочу увидеть, что ты нашёл свою дорогу.
Гауди не сразу нашёлся, что ответить.
- Твои слова пророчат мне долгие годы.
Сальгатерос промолчал, лишь грустно улыбнулся, а когда продолжил, то заговорил совсем о другом.
- Всему своё время. Так и быть, о том, что тебе нужно найти на Боло я расскажу чуть позже. А сейчас, познакомь-ка меня со своим спутником. С кем угодно мог бы тебя представить, но чтоб в компании с вампиром, вот уж не ожидал!
Они вошли в хижину. Шалопай сидел в своём уголке, плотно укутавшись в балахон.
- Это… парень, - подал он голос, - будь добр, прикрой вон ту щель на крыше. А то, не ровен час, останусь без ноги.
- Подожди, - Сальгатерос удержал юношу. - Ну что, страдалец, тяжёло нести спуд своих грехов?
- Что? – из-под капюшона сверкнули жёлтые глаза. – А, ещё один ревнитель веры. У меня аж в носу защипало от твоего присутствия. Прямо как с тем лысым, хорошо хоть он ушёл. Опасный тип.
- Поверь мне, для тех, кто умеет чувствовать, твой собственный запах покажется далёким от понятия приятного. Гауди, - обернулся бывший паладин, - ты зачем ему людей скармливаешь?
- Не доглядел, но то были душегубы.
- Нельзя такого допускать.
- Я не управлял ситуацией. К тому же, он мне здорово помог.
- Я спас тебе жизнь! – чуть ли не выкрикнул Шалопай.
Сальгатерос усмехнулся.
- Если не будет слушаться, бей его, не бойся. Эти твари только силу и понимают.
- Твари? – высунул жёлтый глаз вампир. – Сами вы твари, а я жертва чужих козней! И, между прочим, тоже могу врезать…
- Знаю я, знаю, - выставил руки Сальгатерос. – Всё твоё пиратское прошлое, как на ладони передо мной. Все злодейства, коим счёта нет, вижу. И как предали тебя, вижу, и как продали. Как печатью Тьмы разум затмили. Все лица и имена могу назвать в раз.
Капюшон сполз вампиру на затылок. Зубастая пасть раскрылась от удивления, глаза расширились.
- Ты кто такой, дед? Эй, Гауди, - вампир впервые обратился к юноше по имени, - ты чего ему обо мне наплёл?
Будто не слыша вопросов, Сальгатрос начал говорить:
- Твой капитан Роджер Флик, хозяин шхуны Большая Фортуна, однажды подрядился переправить на дальний восточный берег Вероны сомнительной внешности мужчину. Тот мужчина заплатил хорошие деньги, чтобы о его присутствии на корабле никто не узнал, и Роджер поселил его у себя в каюте. Однажды вечером, беседуя с пассажиром и, при этом налегая на ром, Роджер не заметил, как опьянел. Зато пассажир всё заметил. Он попросил на время путешествия дать ему для опытов какого-нибудь раба. Пообещал хорошие деньги. Пьяный Роджер, сказал, что на борту сейчас нет рабов, но может быть, если пассажир добавит немного дукатов, он сможет подогнать кого-нибудь из команды… Догадываешься, что было дальше?
Вампир мрачно взирал на странного старца, но всё-таки решился спросить.
- И как же они меня взяли, позволь узнать?
- Напоили, - с безразличием бросил Сальгатерос. – С тобой этот трюк прошёл без труда.
- Кажется, я понял. – Шалопай уставился немигающим взглядом в пол. – Роджер давненько имел на меня зуб за одно дельце, потом долго в шутку грозился посадить меня в лужу. Не слабо посадил.
- Он не знал, о каких опытах говорил тот человек. А когда узнал… В общем, некоторое время команда с Большой Фортуны обыскивала восточное побережье Вероны в поисках ваших следов, твоих и того человека. Они хотели тебя вернуть. Не всем это было по нараву, конечно, но слово капитана уважали все. Нашёл же тебя мой ученик. Ничего не было случайностью, как не бывает случайностей в принципе. На всё воля Господня.
- Господня воля, - не отрывая взгляда от пола, пробормотал вампир. – Интересная воля. Он большой шутник, не находите?
- Отчего же. Он проявил к тебе великую милость. И это не шутка.
- Дедушка, ты серьёзно? В чём милость-то? В том, что я выгляжу, как бесноватый, и пью чужую кровь?
- Представь себе, это так, - Сальгатерос оставался невозмутим.
- Гауди, кто этот человек? – вампир нервничал, он бы хотел завершить разговор, но старик пригвоздил его взглядом к стене, и не говорить с ним, казалось невозможным.
- Представишься? – обратился юноша к наставнику.
- Это ни к чему. Главное, что я тот, кто может помочь.
Глаза вампира метнулись к рыцарю, будто ища поддержки.
- Не веришь? Тебе показалось недостаточным, что я рассказал о событиях твоего прошлого? Тогда слушай внимательно: каждый из твоих бывших дружков ещё получит по заслугам, в демонических измерениях для них уже куют кандалы, но тебе выпала возможность расплатиться за свои злодеяния уже сейчас. Встреча с Гауди – твой шанс на спасение. Вопрос только в том, готов ли ты использовать этот шанс.
- И что мне с этого искупления?
- Колдун, что пытался тебя превратить в вечного слугу, оказался не так хорош, он  не довёл ритуал до конца.
- Что же его остановило?
- Он был медлителен. А потом его вспугнули твои дружки. Когда же ты пришёл в себя, то прокрался на корабль до Алого Ветра и сошёл на берег, да только ошибся в темноте и вместо родного острова оказался на островке, где тебя и нашёл Гауди. Это судьба. Это твой шанс вернуть себе человеческий облик и начать новую жизнь.
От услышанного, вампир потерял дар речи, он открывал рот, пытаясь произнести хоть слово, но так и не смог. Сальгатерос воспользовался паузой.
- Ещё сомневаешься в правдивости моих слов? Скажи, не веришь мне?
Вампир замотал головой, прокашлялся и всё-таки смог сказать:
- Кто ты?
- Для тебя важнее узнать, кто я или вернуть человеческое существование?
- В… кх-кх… вернуть…
- Тогда делай, как я говорю, и благодать даруется тебе, - в голосе Сальгатероса появилась сталь. – Мой ученик, Гауди, взял на себя тяжёлое бремя – побороть несчастье, сковавшее жителей Теаны. В одиночку он не справится, - при этих словах на щеках юноши проступил румянец недовольства. - Ему понадобится надёжный спутник. Ты пойдёшь с ним, и будешь помогать во всём. Это и есть твой путь к искуплению. Я вижу всех, кто умер от твоих рук, всех кто страдал по твоей вине, - Сальгатерос буравил вампира взглядом, от чего тот вжимался в стену, надеясь, должно быть, просочится сквозь неё и сгореть на солнце. – Выбирай: либо закончить это путешествие отшельником на острове, либо всё исправить.
- Но учитель, - вмешался взволнованный рыцарь, - его компания только осложнит поиски…
Будто не слыша слов парня, Сальгатерос продолжил:
- Дай мне руку. Я покажу, какой залог даст тебе Господь.
Ухватив когтистую лапу, бывший паладин помог вампиру подняться, и потащил его к выходу. Тот попытался было сопротивляться, но быстро понял, что, как ни странно, со старцем ему не справится. «Откуда такая дурь на закате лет?» - думал вампир, перед тем, как свет полоснул по глазам. Он тут же попытался свободной рукой набросить на голову капюшон, но бывший паладин вновь сбросил капюшон и сурово произнёс:
- Не балуй!
Сначала Шалопай не почувствовал ничего странного и даже изумился, но после двух-трёх ударов сердца пребывания под солнцем, по телу поползло тепло. В этот миг вампир запаниковал, ему показалось, что вот сейчас нахлынет волна обжигающей боли, по коже поползут чёрные пятна ожогов, и он вдохнёт палёный запах собственного тела. Зажмурившись, он ждал. Старик остановился посреди поляны, но руку не отпустил.
- Тепло сегодня, - словно дразнясь, произнёс он. – На пляж что ли сходить…
Шалопай понимал, что в случае чего, морская вода его не спасёт, как не спасёт вообще ничего и никто. И от этого понимания ему совсем стало дурно, голова закружилась, а ноги подкосились. Старик удержал.
- Не накручивай. Прислушайся к себе.
Сердце билось, медленно и неохотно, так, как если бы не происходило ничего волнительного. Шалопай ждал боли и не мог дождаться. Расплывшееся по телу тепло, которого не хватало в склепе, так и оставалось теплом. Шалопай открыл глаза и с прищуром осмотрелся, затем убедился, что до сих пор не горит.
- Я же чувствовал, что солнце опасно, чувствовал! Неужели я ошибался? Ведь я пробовал выбираться из убежища днём и чуть не погиб! – Шалопай осклабился, ему не верилось, что такое возможно. – Может быть, злая магия улетучилась, стоило мне вдохнуть морского воздуха, а? Я ж пират! Волк морской!
- Нет. Ты был прав, солнце твой враг, - жёстко произнёс Сальгатерос и отпустил руку вампира.
Улыбка мигом сошла с тёмного лица, жёлтые глаза полезли из орбит, вампир упал на колени и с ужасом увидел, как из-под рукавов валит чёрный дым. Нежное тепло обратилось безжалостным жаром. Шалопаю казалось, что с него содрали шкуру и бросили на раскалённую сковороду. Не было на его теле места, где жар не въедался бы под кожу, проникал сквозь мышцы и накалял кости.
Неожиданно, что-то прохладное коснулось руки, потянуло вверх. Медленно, словно нехотя тело остывало, а вместе и с жаром отступала и боль.
Сальгатерос помог вампиру подняться, он крепко сжимал когтистую ладонь, и на этот раз Шалопаю совсем не хотелось разжимать пальцы.
- Согласишься помочь исполнить божественный замысел, - начал говорить старик, - и солнце подружится с тобой. Если нет, то сегодня же ночью Гауди переправит тебя на ближайший остров, где ты со временем превратишься в животное и, может быть, так проживёшь долгую жизнь. Что тебе ближе, пират?
Шалопай вздрогнул. Он родился и умер пиратом, так как же он, будучи пиратом даже в теле кровососа, может променять последнюю авантюру в жизни на животное, но спокойное существование.
- Я согласен помочь, - выпалил он, будто боясь упустить возможность согласиться.
- Тогда запомни, как только отречёшься от него, - Сальгатерос кивнул на ученика, - Господь отречётся от тебя, а подреберный крюк, что куют для тебя на Шеттере, однажды тебя дождётся.
И бывший паладин разомкнул пальцы. Сердце вампира, словно упало…
Но ничего не изменилось: солнышко всё так же припекало, а ветер бережно ласкал кожу.
- Теперь ваш путь неразделим! – торжественно воскликнул Сальгатерос.
- А кровь ему надо пить? – вкрадчиво спросил Гауди.

Элтерос вернулся, когда ранние сумерки коснулись острова. На поляне у хижины он застал картину, какую ещё никогда не видел за долгие годы путешествий. Два Воина Света: бывший паладин и юный рыцарь вели мирную беседу с вампиром, сидя на поваленном бревне.
- Вижу, вы не скучали, – подошёл здоровяк к бревну и посмотрел на вампира. – Не рановато выполз? Край солнца ещё виднеется на горизонте.
С приходом паладина Шалопай заметно помрачнел, даже не удостоил его ответом.
- Мы посовещались, и решили, что наш новый знакомый сможет помочь Гауди в его деле, - взял слово Сальгатерос. – Можешь не округлять глаза, я знаю что говорю.
- Ух… - Элтерос в великой задумчивости почесал лысину. – Да от тебя, старче, можно ожидать всё, что угодно. А ты-то готов к путешествию в такой компании?
Гауди пожал плечами:
- Шалопай совсем недавно спас мне жизнь, так что я ему доверяю. К тому же удачное завершение охоты на Шепчущего в его интересах.
- Его интересы меня мало волнуют, - перебил паладин и обратился к Шалопаю. – Ты главное запомни, упырь, если что не так сделаешь, я лично тебя найду!
- Оставь угрозы, брат, - примирительно вмешался отшельник. - Мы теперь в одной команде. Нужно налаживать взаимопонимание. Скажи лучше, что там с кораблём на Боло?
- Вам несказанно повезло. Один купец отходит сегодня ночью, он поможет бесплатно. Я, правда, упомянул ему только об одном пассажире, но мы сможем его убедить взять второго.
- Учитель, раз уж ты выбрал дорогу на Боло, то может быть, расскажешь, что мне там искать? – Гауди уже смирился с путешествием к дикарям; отдых на Ржавом Якоре выгнал из головы много тревожных мыслей.
- А я разве не говорил? Ох, годы не жалеют память! На Боло живёт легендарный воин по имени Рейк Явик. В одном из далёких походов прошлого ему удалось захватить ожерелье, способное чувствовать присутствие иномировых сущностей. Оно и поможет найти тебе Шепчущего.
- Откуда ты узнал о том артефакте? - оживился Элтерос. – Он пригодился бы церкви.
- Он много кому пригодился бы, но только не Рейк Явику. Давным-давно, когда он ещё ходил в походы, мне довелось побывать на том дикарском острове. Рейк, уже тогда носивший титул Великого, пригласил меня в гости и показал коллекцию трофеев. Завидев среди прочих ценностей серое, неприметное ожерелье, я сразу ощутил его силу, и предложил хозяину хорошие деньги за предмет. Рейк отказался от денег, но предложил испытание. Если бы я тогда справился, то тебе, Гауди, не пришлось бы делать крюк через Боло. Но, так или иначе, теперь твоя очередь испытать себя.
- Что за испытание? – напрягся Гауди.
- Варвары не слишком сильны в выдумке, их развлечения просты. Ты и сам можешь догадаться, - хитро усмехнулся наставник.

На сборы не понадобилось много времени. В ожидании рыцаря, паладины обсуждали какие-то вопросы, наверняка касающиеся интересов церкви. Но стоило юноше подойти, как разговоры закончились. И вновь наставник обнял ученика, на этот раз ещё крепче, чем при встрече.
- До встречи, мальчик мой, - Сальгатерос разомкнул объятия и по-отечески нежно взглянул в глаза наследнику своих знаний. – Будь внимателен и твёрд. Шепчущий – опасный враг. Он будет искать пути, чтобы сбить тебя с толку и погубить. И только оставаясь в холодном рассудке, ты сможешь отличить Его действия от рока судьбы. Чаще молись.
Гауди склонил голову.
- Надеюсь, мы действительно скоро увидимся. Я ещё о многом хотел с тобой поговорить.
- Как только всё закончится, у нас будет достаточно времени на беседы. А теперь идите.
- Счастливо оставаться, старик, - махнул рукой Элтерос. – Уж мы-то с тобой точно скоро увидимся.
- Проследи, чтобы они без помех сели на корабль.
- Поучи учёного!
- Добро, – Сальгатерос смотрел вслед, удаляющимся во мрак джунглей, путникам. Совсем скоро они скрылись, и отшельник неспешно покинул поляну.

- Знакомое чувство… - Элтерос постоянно озирался по сторонам, хмурил брови. – Кто-то за нами следит. Точно говорю. Взгляды кожей чую.
- Так и есть, - мрачно буркнул вампир.
Гауди вглядывался в джунгли, пытаясь различить чьё-то движение, да и никаких взглядов он не чувствовал.
- Может быть, неподалёку кто-нибудь живёт? – предположил рыцарь.
- Может и живёт, да только любопытствующий взгляд – он не ощутим, а вот когда с угрозой зрят, это я враз чую.
- Я ничего не чую, - пожал плечами Гауди.
- С годами выработается.
Впереди зашуршала листва. На дорогу из джунглей, один за другим, выходили неразличимые пока силуэты. Два, три, четыре, пять…
Элтерос выставил руку в сторону, останавливая спутников.
- Вот и они. Что-то вы долго собирались с духом! – крикнул издали паладин.
- Разбойники что ли? – Гауди наблюдал, как неказистые фигуры, спотыкались, выбираясь из бурелома на дорогу. Противники явно не из опасных, на таких можно отработать движения и финты, если случится драка.
- Так ты поближе подойди, мы объяснимся! – грубым голосом ответил один из вышедших на дорогу.
- Что за дилетанты, - покачал головой паладин. – Сколько их там? Дюжина? Вывалились где-то в дали и стоят. Что нам может помешать дать дёру?
- Но мы ведь этого не сделаем? – потёр ладоши и облизнулся вампир.
- Нет, конечно! Только ты, упырь, постой в сторонке, а не то снесу башку, моргнуть не успеешь, – взгляд паладина накрыл Шалопая не хуже молота. - Мы в ответе за авторитет воинов церкви, Гауди, так что будь готов разделаться хотя бы с двумя. Остальные мои.
- Один против десятка? – в голосе вампира читалось явное недоверие. – Без доспеха? Без меча? Да ты, дядя, фантазёр!
Оставив слова, Элтерос вытянул из-под плаща короткий меч. Лезвие клинка – длинной с локоть – отличалось завидной шириной, рукоять венчал крупный, ромбовидной формы, противовес.
- Подержи-ка. Пояс затяну, - паладин протянул оружие юноше.
Как только рыцарь принял клинок, руку неумолимо потянуло к земле. Миниатюрный меч весил как небольшой двуручник.
- Из чего он сделан? – прохрипел Гауди, пытаясь удержать меч двумя руками.
- Из стали, которую гномы с Тэкрона используют для ковки машинной брони, - Элтерос закончил приготовления и забрал меч. – У них там дубьё, так что береги голову.
Мрачно сдвинув брови, паладин сделал шаг в сторону, толпящихся впереди, бандитов.











Глава 5
Огни на горизонте

Шаг. Второй. Третий. Элтерос сделал перед собой широкий взмах клинком. Перехватил рукоять другой рукой, крутанул двойную восьмёрку, и снова перехватил. Этого оказалось достаточно, чтобы внести смятение в сердца разбойников; они начали переглядываться, а кто-то даже попятился.
Паладин не сдержался – чуть дрогнули уголки губ.
Справа в зарослях треснула ветка. Элтерос аж скорчился от неловкости, скрывавшегося в тени, бандита. Нашумев, тот даже не соизволил напасть в ту же секунду. Ожидая такой атаки, опытный воин успел бы вздремнуть, а отличный – выспаться.
Искажённое яростью лицо высунулось из-за веток. Блеснул огромный тесак. Слегка уклонившись от ножа, Элтерос встретил плоской частью лезвия аристократичный лоб нападающего. Звонкий шлепок эхом пронёсся вдоль узкой лесной тропинки и, должно быть, потряс и без того слабые рассудки ночных убийц.
Одним движением паладин сгрёб в охапку незадачливого разбойника и приставил меч к горлу. Вторым незаметным движением свободной руки он выкрутил у противника оружие. Тесак отлетел в траву.
- Бросайте-ка дубьё, молодцы, ежели хотите, чтобы ваш товарищ... – Элтерос не договорил, он с удивлением наблюдал, как силуэты бандитов поспешно скрывались в зарослях.
- Мрак, – вздохнул Шалопай в полной тишине.
- Хреновые у тебя друзья, малый, - Элтерос ослабил захват на шее покряхтывающего пленника. – Один ты остался. Значит, и спрос весь с тебя.
Звонко щёлкнув, убранным в ножны, стилетом, подошёл Гауди.
- Признаться, я весьма раздосадован таким поворот событий. Воображение уже рисовало мне стремительный и беспощадный бой.
- Ожидаемо, - паладин поднажал плечом, и пленник с тяжёлым вздохом упал на колени, - дилетантов видно издали. Даже засаду организовать не смогли. И местность для них не знакома. Правильно я говорю, пёс?
- Не знаю я ничего! – сиплым голосом отозвался бандит.
- Тогда сдохни, - буднично молвил Элтерос и занёс меч.
- Стой! Чё ты хочешь? Спрашивай!
- Кто такие? – меч Элтерос по-прежнему держал высоко над головой, давая понять бандиту, что в любой момент может отправить тяжеленный клинок в смертоносный полёт.
- Грабители мы! – мужик не отводил взгляда от лезвия меча. – Ты извиняй нас, ну попутали, не на тех полезли. Никто ж не пострадал. Пусти меня, а?
- Ты напал на меня с ножом, и я имею полное право тебя прикончить. Хочешь жить, отвечай на вопросы! Какого рожна вы забыли в этой чаще?
- Да мы всегда здесь…
- Рядом с этой тропинкой вы что забыли, я спрашиваю? Здесь никто не ходит! – для убедительности, паладин чуть сильней сжал шею бандиту. – Начнёшь снова выкручиваться, и ты труп.
- Ладно-ладно! Отпусти только! Нам в порту девчонка одна заплатила, чтоб мы вас здесь дождались и… это… ну, порешили, короче.
- Что ты городишь! – не сдержался Элтерос, переходя на крик.
- Подождите-ка, - вступился Гауди. – Какая ещё девчонка? Как она выглядела?
- Да и так всё понятно, - брякнул под нос Шалопай.
Хмуря брови, Элетерос внимательно посмотрел на лица спутников.
- О чём речь? Я чего-то не знаю?
- Я не всё успел вам рассказать о нашем коротком путешествии, - смутился Гауди.
- Расскажите по пути к пристани.
- Эээ… ну, коли у вас всё прояснилось, может, я пойду? – аккуратно влез в разговор бандит.
- Как девчонка выгладила? - Гауди пропустил мимо ушей просьбу пленника.
- Да я так, издали её видел, – затараторил бандит, предчувствуя запах свободы. – С ней наш главный говорил. Девчонка, как девчонка: в плащ закуталась, да капюшон натянула на глаза. А ростом не велика, вон, чуть выше товарища вашего.
Заметив, что незадачливый убийца кивнул в его сторону, Шалопай харкнул себе под ноги и отвернулся.
- Что-нибудь ещё знаешь про неё?
- Аванс она хороший дала, а большего мне знать не надобно.
- Мне он больше не нужен, - Гауди сделал шаг назад.
- Тогда - свободен, - Элтерос за шкирку приподнял тощего бандита и поставил на ноги. – А это для ума.
Со стороны казалось, что паладин ударил почти без замаха, но согнувшемуся калачом бандиту и того хватило с лихвой.
- Беги отседава, если жизнь дорога! – рявкнул Элтерос.
Невзирая на боль, мужик вскочил на ноги и, держась за брюхо, понёсся по тропинке в сторону порта.
- Не жестоковато ли работаете? – в голосе Гауди проскользнула ирония. - Так ведь воинов церкви к таким же бандитам могут в народе приравнять.
- Каков человек, таков с ним и разговор. Мотай на ус. Но твоё мягкосердечие меня разочаровывает, - нахмурился Элетерос и зашагал по тропинке. – Пойдём уже, вам на корабль надобно поспеть, а мне историю о девчонке послушать.

В пути Гауди в деталях поведал о мисси на Алом Ветре и о кровавом столкновении у ворот часовни. Внимая словам, паладин частенько косился на юношу, и всё чаще во взгляде холодных глаз мелькало одобрение. Гауди давно понял, что Эльтерос – душа не равнодушная к битвам и проявлениям мужественности. Когда же речь зашла о том, как проявил себя в бою Шалопай, паладин и вовсе замер на месте, обернулся на шедшего позади вампира и серьёзно спросил:
- И почему ты до сих пор не убил этого юнца?
Шалопай открыл было рот, да так и замер. Толи вопрос сбил его с толку, толи он усмотрел подвох, но на то, чтобы начать говорить, ему потребовалось время.
- Дак ведь, куда ж я без господина рыцаря?
- Куда хочешь, - как ни в чём не бывало развёл руки Эльтерос. – Вокруг полно тех, из кого можно кровь сосать.
Шалопай тяжело вздохнул, словно решаясь на какие-то непростые слова.
- Ну, не нравится мне это. Вот как с ромом. Всю ночь пьёшь и радуешься, а на утро тошно. Так и здесь. Выпил кого-то, а потом… Совесть, наверное.
Паладин отвёл испытующий взгляд в сторону и, молча, продолжил путь. До самого порта он не проронил ни слова.

В глубоких сумерках они вышли на пристань. От дневного величия солнечного диска на горизонте осталась лишь тонкая полоска розоватого свечения. Округа засыпала: моряки разбрелись по острову в поисках женщин и выпивки; задержавшиеся торговцы складывали товар на телеги, а на кораблях уже зажглись первые фонари – дежурным на палубах предстояла бессонная ночь. Лишь редкие крики чаек да разговоры прохожих нарушали мерный плеск волн о просмолённые борта судов.
Элтерос полной грудью вдохнул сырой запах моря и произнёс:
- Эй, ты, натяника-ка получше капюшон на морду и здесь постой, - и добавил чуть тише. –Гауди, иди-ка сюда.
Обняв рыцаря за плечи, Элтерос в полголоса начал говорить.
- Вон ваш корабль. Там уже расправляют паруса. Скоро вы отправитесь на Боло. Поднимешься на палубу, скажешь, что Молот просил приготовить вам места в трюме…
- Молот?
- В некоторых кругах, это моё прозвище. Не перебивай. Вампира своего никому не показывай, никого не подпускай к нему, понял? Он не безнадёжен. Наш долг спасать души, цепляющиеся за жизнь. Сальгатерос сразу разглядел в нём человека, а я только сейчас.
- Я всё понял. Спасибо за наставления, - кивнул Гауди.
- Это ещё не всё. Ты хоть представляешь, куда плывёшь? Боло – не место для слабаков, демонов и нежити. Варвары наверняка будут назойливо пытаться разузнать, кто твой спутник. Будь с ними твёрд. Мягкости они не переносят и чуют её, как собаки – страх. Разговаривай с ними проще, конкретнее, а если будут провоцировать – дерись. Они сильные, и сильных уважают.
- Ещё раз благодарю вас.
- Благослови тебя бог, Гауди. Я сделаю всё возможное, чтобы ты не остался один в этом нелёгком деле.

Ближе к полуночи судно вышло в открытое море и взяло курс на Боло. Никто из команды не задавал вопросов монаху и рыцарю, капитан лично проводил их в трюм и приказал боцману следить, чтобы гостей не донимали любопытные глаза. На корабле знали, что в дела Молота лучше носа не совать.
Судно мерно покачивалось на волнах. Напористый попутный ветер подарил гребцам и команде возможность выспаться, и лишь старый штурман, удерживая штурвал в нужном направлении, вглядывался в тёмную даль – его вахта только началась.
Стоило Шалопаю добраться до трюма, как он тут же погрузился в глубокий сон, ему не мешали жёсткая постель и скрип снастей, казалось, что он мог спать всегда и везде – дай только спокойный, тёмный уголок.
Гауди растянулся на мешках с чем-то сыпучим. Закинув руки за голову, он долго не смыкал глаз, прокручивая в памяти разговор с наставником и минувшую встречу с лесными разбойниками. Он вспомнил про девочку Мэри и её отца – жестокого капитана Хэнка Попугая. Они много сражались и убивали, но всё же, она не была готова к тому, что может погибнуть её суровый родитель. Думая о том, Гауди удивлялся себе. Всегда чувствительный к чужим страданиям, он не чувствовал и капли жалости к той девчонке. Она выросла среди головорезов, всё, что она знает – жизнь пирата, грабителя, убийцы, ей уже не быть добрым человеком. Если окрепнет и встанет на ноги, то принесёт ещё много горя. Однако Гауди желал бы избежать ещё одной встречи с ней, потому что не знал, сможет ли сразить дитя.

Наверху зазвонил колокол. Гауди открыл глаза. Кажется, в какой-то момент сон овладел разумом, и рыцарь потерял счёт времени. Может быть, корабль уже подходит к берегу?
Без тени сонливости, юноша поднялся и направился к лестнице. В углу завозился вампир, перевернулся с боку на бок и затих. А на палубе уже слышались встревоженные крики, кто-то спешил в трюм. Капитана Гауди встретил прямо на порожках. По лицу немолодого мужчины явно читалось - что-то идёт не так.
- Сэр рыцарь, - задыхаясь, начал капитан, обдавая юношу густым перегаром, - боюсь, что на остров вы сегодня не попадёте. Мы вынуждены повернуть назад.
- Что случилось? - внешне Гауди остался спокоен.
- Прошу, - капитан указал себе за спину, - посмотрите сами.
Вдвоём они поднялись на палубу, где вся команда, перевесившись через борт и взобравшись на канаты и реи, устремила взгляда на пылающую землю. На острове горел причал, но пуще причала зашлись горные поселения. А внизу, у причала, сгрудились парусные шлюпы, отдалённо напоминающие застывших драконов.
- Ну и задали орки жару этим бородатым! – воскликнул кто-то из команды.
- Да они давно друг на друга перец сыплют! – вторил другой.
- Сегодня зеленомордые отыграются за Гринху ! - кричали сверху.
С замирающим сердцем Гауди проследил, как рухнул огромный дом на берегу. С острова долетали многоголосые воинственные кличи.
- Мы поворачиваем назад, сэр рыцарь, - решился напомнить капитан.
- Мне нужна лодка, - не оборачиваясь, каменным голосом скомандовал Гауди.
- У нас нет лишних, сэр рыцарь…
- Я дам денег. Сбрасывай шлюпку, - пришло время будить Шалопая, юноша поспешил в трюм.
Заспанный взор вампира быстро прояснился, стоило сказать о том, что путешествие закончено, а впереди ждёт сражение. Оставив объяснения на потом, Гауди потащил вампира к выходу, потому как корабль уже начал разворот. Капитан ждал у входа.
- Вот деньги, - Гауди протянул тугой кошель, - где лодка?
Но капитан не притронулся к деньгам, даже алчность отступила из его глаз в час опасности.
- Простите, сэр рыцарь, но я вынужден сберечь все лодки для команды на случай беды. Оставайтесь с нами.
- Это не возможно! Сбрасывай шлюпку или твоя карьера капитана закончится, стоит нам оказаться на берегу, - Гауди пустил в ход последнее средство – угрозы. Лишь на них вся надежда, когда деньги перестают иметь вес, а оружие и сила под запретом.
Капитан сглотнул.
- Простите, сэр рыцарь, но мне дороги мои люди. Простите…
Как жаль, что за спиной не стоял надёжный, как крепость, Элтерос, уж он-то решил бы этот вопрос быстро, уж он  бы не побоялся. Но его нет. И Гауди должен сам принять решение: остаться с моряками или всеми силами попытаться выполнить волю наставника.
- Шалопай! – юноша указал на лежащую к верху дном лодку, привязанную к палубе верёвками. – Сможешь?
- А то! – глаза вампира вспыхнули жёлтым пламенем.
Он сорвался с места так быстро, что взгляд не успевал за его движениями. Вампир чуть поднапрягся, и канатная верёвка лопнула в его руках. Подбежал Гауди. Вдвоём они перевернули лодку и, поднатужившись, перебросили через борт так, чтобы та не перевернулась. Никто из команды корабля не решился препятствовать, да и сам капитан не торопился отдавать никаких приказов. И лишь когда рыцарь и его спутник покинули палубу, над морем прозвучал зычный голос: «Лево руля! Уходим домой, ребята!»
Вёслами работал Шалопай, но это не мешало ему говорить.
- Парень, вот объясни мне. Какого рожна мы туда прёмся? Там же чужие разборки!
- На этом острове есть то, что поможет найти Шепчущего. Если орки это заберут, то едва ли мы когда-нибудь найдём тот предмет, - спокойно отвечал юноша, вглядываясь в огни на берегу. То, что он видел, ему нравилось всё меньше.
Лодка стремительно приближалась, и всё отчётливей прояснялась картина происходящего. Вереница тёмных силуэтов, понурив головы, тянулась к низким орочьим кораблям. Всё отчётливей доносились до слуха выкрики зеленокожих. Рычащий язык орков трудно с чем-то спутать. С гор, где тоже пылали костры, доносились яростные крики и звон стали. Похоже, в варварских поселениях ещё держали оборону.
- Эй! Рыцарь! - Шалопай прервал размышления Гауди. – Ты хоть знаешь, что нам делать, когда высадимся? Не полезем же мы в драку?
Не отводя взгляда от пристани, Гауди ответил:
- Я и сам пока не знаю, как нам поступить. И те, и другие – язычники. Никто из них не подпадает под защиту церкви, потому я не могу ни за кого вступиться, как официальное лицо… Придётся действовать прямо.
Некоторое время вампир ждал продолжения рассказа, коего так и не последовало.
- Боюсь спросить, а прямо – это как?
Гауди никак не мог усидеть на месте, постоянно высматривал, елозил. На вопрос ответил с неохотой.
- Прямо – это прямо. Есть же у орков вождь. Вот с ним и буду говорить.
Тем временем с берега заметили лодку. Те, кто подгонял пленников, начали показывать пальцами, но навстречу никто так и не выдвинулся. И лишь когда до берега оставалось не больше дюжины шагов, три, бряцающих доспехами, воина побежали встречать нежданных гостей.
Следом за здоровенными орками, неспешно шествовали ещё двое – вполне человеческого облика. Один высокий, с широкими изгибающимися наплечниками, а второй совсем не высокого роста, толи лысый, толи в круглом шлеме.
- Мне нужен ваш главный! – словно не замечая приближающихся орков, выкрикнул Гауди. – Есть важный разговор!
Самый крупный орк оглянулся, получил одобрительный кивок от высокого воина и остановил отряд. Пока Шалопай затаскивал лодку, Гауди уже шёл навстречу незнакомцам.
- Кто таков? – спросил со странным акцентом высокий мужчина.
Под пристальными взглядами орков юный рыцарь остановился и лучше рассмотрел собеседника. Перед ним стоял статный эльф в изящном тёмном доспехе, на многочисленных чешуйках которого отблесками поигрывало пламя пожарищ. Длинные белые волосы волнами ниспадали на латы. Усталый взгляд не пророчил долгих разговоров.
- Моё имя Гауди, а это мой спутник. Мы здесь от лица церкви…
- От лица церкви на лодке? – перебил эльф, чуть приподняв брови. – У вас, ребята, настали сложные времена?
- Это не важно. Наш корабль уже далеко. Главное, что…
- Как раз наоборот, это очень важно. Два оборванца на лодке говорят, что они от лица церкви. И что же церковь здесь хочет?
- Нам нужен один человек, который здесь живёт. Его имя…
- Не утруждай себя, - скривился эльф. – Вот это, как раз, уже не важно. Здесь, как ты и твой странный спутник, можете видеть, кое-что изменилось. Найти нужного человека будет не просто. Впрочем, чуть подробней о своей мисси ты расскажешь мне позже на корабле. Разберёмся, кого вы там ищете. А теперь сдайте оружие и – на палубу.
Пока эльф говорил, Гауди разглядел его саблю с эфесом в виде дракона, разглядел пряжку на плаще, в её центре тоже красовалась драконья голова. А ещё Гауди рассмотрел спутника эльфа, вернее спутницу. Девушка в кожаной, чешуйчатой броне с головой дракона на поясе вместо пряжки. Голову её, действительно венчал правильной формы круглый шлем без забрала. Казалось, девушка смотрит в землю.
- Я не собираюсь ни с кем сражаться, - постарался, как можно спокойней, произнести Гауди. – Оружие будет гарантом нашей безопасности.
- Какой безопасности? – эльф посмотрел на собеседника, как на безумца. – Это плен. Если не хочешь умереть, просто положи клинки на землю и убери руки за спину, чтобы мои ребята тебя связали!
Гауди стоял неподвижно.
- Ну, что стоишь-то? – развёл руки эльф.
- Засунь свой плен, знаешь, куда! – не сдержался Шалопай, он ещё чувствовал достаточно силы, чтобы не бояться ни орков, ни эльфов. – Тебе ясно сказали, мы ищем человека! Не хочешь помочь, так не мешай!
- Какие изысканные манеры, какой чудный голос, а этот лик! Сразу видно церковного служащего, - холодно бросил эльф. – Берите их. Молодого – живым.
Орки шагнули вперёд.
Гауди уже понял, что схватки не избежать. Он не собирался мериться силами с армией, и потому применил один из немногих трюков, которым давным-давно обучил его наставник. Всё, что им с вампиром останется сделать, так это скрыться из виду и добраться до поселения.
Яркая вспышка ослепила зеленокожих верзил, да так, что они побросали оружие и принялись прикрывать глаза. Сам же Гауди метнулся к зарослям, а вот Шалопай, похоже, не понял задумки и напал на эльфа.
Когда Гауди оглянулся, то увидел пирата в бою. Эльф нелепо пригнулся, уходя от первой атаки, от второй увернулся играючи. К месту схватки уже спешил большой отряд орков. А с Гауди, держа саблю наголо, сближалась спутница высокомерного эльфа.
- Оставь его! – закричал Гауди пирату, выхватывая стилет и готовясь к схватке.
Похоже, Шалопай не расслышал крика, он так и продолжал набрасываться на противника в тщетных попытках схватить его или ударить. Ничего не получалось. Бой продолжался только потому, что эльф по какой-то причине до сих пор не обнажил меч.
Когда юный паладин скрестил клинки с воительницей, эльф решил прекратить жалкие потуги вампира. Улучив момент, длинноухий с изяществом и смертельной быстротой взмахнул ногой и ошарашил противника ударом в висок. Шалопай завалился на колени и затряс головой, а эльф уже обнажил меч и нанёс удар. Сделал он всё с заученной смертоносностью, да только лезвие как-то неловко отскочило от бледной кожи. Подскочили орки, осыпали пирата ударами тяжёлых секир. Эффект был тем же.
- Вяжите его! Это нежить! – рявкнул эльф и добавил уже тише, - в лаборатории будут рады таком материалу.
Вампира скрутили, даже рот заткнули, и поволокли на корабль.
Гауди только зубы сжал. Что проку в этой схватке… Девушка работала саблей профессионально, но без выдумки, стандартные связки Гауди отражал машинально, а сам всё косился в сторону удаляющегося спутника. «Вот, что делать!? Вампира в одиночку не спасти, но и бросить дурного нельзя!»
Пока Гауди отбивался в полсилы, воительница, извернувшись змеёй, свалила паладина ударом в промежность. Орки вязали руки и ноги юноши, а тот, ослеплённый болью, будто этого и не замечал. Когда же отпустило, Гауди уже волокли к короблю, даже земли не давали коснуться.
«Вот всё само собой и разрешилось» - с отстранённостью от происходящего размышлял паладин.

У Гауди отобрали оружие и защитный панцирь. Без всего этого он чувствовал себя голым и даже беззащитным, хоть и находился за надёжной решёткой в сырой корабельной темнице. За досками слышался плеск воды. Куда дели Шалопая, Гауди не видел.
С цепями на руках, паладин находился в темнице вместе с двумя дюжинами таких же несчастных. Напротив них находилась ещё одна такая же клетка и ещё две рядом. Зачем оркам понадобилось столько пленных… Неужели просто для продажи на рынках рабов, коими так славны Ордынские базары?
Свободного места  в камере едва хватало на то, что бы просто протиснуться от одной стены до другой. Все пленники - исключительно мужчины в рассвете сил, суровые северные мореходы и воины. Гауди обратился к огромному длинноволосому варвару с разбитым лицом, что сидел рядом.
- Они вас застали врасплох?
Мужик повернул мурёный взгляд в сторону юноши.
- Чё? Нас? Врасплох? Мы воины! Нас нельзя застать врасплох! Намотай это себе на ус, малец.
- Намотал, - Гауди провёл по гладкому лицу сверху вниз. – Тогда, почему ты здесь сидишь?   
- На драку нарываешься, сопляк? – набычился мужик.
- Нет-нет, что ты! Прости, если чем-то обидел…
- Я что, барышня, чтобы обижаться? Я и без тебя в гневе, но, клянусь морскими ветрами, я взгрею тебя, если ты продолжишь меня оскорблять!
Гауди отвернулся. Было бы тяжело заниматься поиском амулета на Боло, если там каждый житель столь же горяч, как этот дядя. Хотя, что теперь толку и от поисков Рейк Явика, и от амулета…
- Вижу, вы, как и я, не из этих краёв, - прозвучал вкрадчивый голос чуть ли не на ухо Гауди.
Паладин обернулся к подсевшему собеседнику. В глаза сразу бросились ярко-красная бандана и тоненькие, закруглённые кверху усики.
- Прошу простить, если помешал! Позвольте представится, моё имя Лью. Лью Клисан. До того, как я очутился в этом ужасном месте, моя жизнь была посвящена торговому ремеслу…




Глава 6
Высшие силы в клетке

- Прошу простить, если напугал! Позвольте представится, моё имя Лью. Лью Клиссан. До того, как я очутился в этом ужасном месте, моя жизнь была посвящена торговому ремеслу…
- Здравствуй, Лью, я Гауди. Ты не похож на одного из этих парней с Боло? Как ты здесь оказался?
- Так же, как и ты – по несчастливой случайности. Но такой проныра, как я, найдёт выгоду даже этом мрачном уголке мироздания.
Гауди с усмешкой осмотрел клетку и её население.
- Даже интересно, на что здесь может рассчитывать деловой человек, когда у него и всего его окружения пустые карманы.
- Ещё как может, - лукаво сузив глаза, поправил усы Лью. – В силу своего рода деятельности, я бываю во многих местах Теаны, и даже за её предел… кхе-кхе. Так как я постоянно бываю в разных местах, то много повидал, ещё больше наслушался. Владею разной информацией. Нужно только найти на неё клиента.
- И ты подошёл ко мне?
- По глазам вижу, ты в томительных поисках. Вдруг, у меня найдётся что-то для тебя.
- Сомневаюсь, что торговец сможет мне чем-то помочь.
- А ты не сомневайся. Ты в таком положении, что нужно хвататься за любую возможность. Я ведь не просто торговец, а очень, очень информированный торговец.
- Звучит, самоуверенно, Лью. Знаешь, но ведь я услышал и главное. Ты деловой, очень, очень деловой человек, - с серьёзным лицом передразнил хвастуна Гауди. - Допустим, у тебя будет нечто, что меня заинтересует, только чего же ты ждёшь от меня взамен? Ты ведь понимаешь, что мне не чем тебе заплатить. Кроме ответной информации.
- Отличный вариант. Ведь твою информацию я тоже смогу пристроить. Ну, так что, Гауди, спрашивай. Один вопрос за тобой, один за мной. И так до тех пор, пока каждому есть, чем платить. Если ответа нет, то задаём следующий вопрос. Согласен?
- Согласен, - Гауди осмотрелся, не слушает ли их кто-то ещё и, убедившись, что каждый в клетке занят своими проблемами, спросил. – Что ты знаешь о произошедшем на Боло?
Лью жадно облизнулся. У него был подробный ответ.
- Ночью, когда я спал в доме одного гостеприимного варвара - извини уж за такой каламбур, но такие среди них тоже есть – в общем, в этот тихий час на острове начался полный хаос. Загорались дома, кричали люди. Жуть! Я выглянул в окно, ничего толком не увидел. И тогда я спустился вниз, где меня сразу схватили зеленокожие наши гости с бескрайних степей, и поволокли на пристань. В этой клетке я оказался одним из первых. Пока меня тащили, я видел многочисленные стычки местных с орками, но перевес был явно не в пользу боловчан. Кто-то из пленных обмолвился, что нас хотят продать в рабство на рудники. Но ты же понимаешь, едва ли они знают правду. Моя очередь.
- Спрашивай, - кивнул Гауди.
- Расскажи больше о себе. Должен же я буду знать хоть что-то о своём информаторе.
- Понимаю. Я нахожусь на службе у святой церкви, занимаюсь особыми поручениями, о коих не в праве открыто говорить. Проще говоря, я Воин Света.
- Вот оно как, - с пониманием поджал губы Лью. – Не удивлён. Лицо у тебя такое… паладинское, светлое.
- Ты кого-то знал из наших?
- Это твой вопрос?
Гауди на секунду задумался.
- Нет. Пока нет. Лучше скажи мне, что ты знаешь о Шепчущем во тьме.
- Ох, куда тебя понесло. Да, паладин, наслышан я об этом странном создании. Ну, то, что этот Шепчущий вытворяет, ты, как служитель церкви, и так знаешь. А вот кто он и откуда, вряд ли знает хоть кто-то из жителей Теаны. Есть у меня знакомый чародей, разбирается в разных иномировых процессах. Говаривал я с ним на эту тему. Так даже он не смог сказать ничего более того, что Шепчущего в пределах Теаны нет. Действовать он здесь может только через кого-то. Что-то связано с внушением через сновидения и видения. В общем, я от этого далёк. Но вот прошлое Шепчущего с Теаной имеет тесную связь. Какую именно, я не понял. Друг мой чародей сыпал заумными терминами, когда объяснял. Думаю, он и сам толком не знал. Но вот одно старик сказал с уверенностью – Шепчущий во тьме, - Лью перешёл на шёпот, - хочет вернуться сюда. Ищет способ нового воплощения.
Гауди с задумчивым видом чесал подбородок. Если верить торговцу, то всё, что он рассказал, мощное иноформационное дополнение к тому, что уже было известно церкви и лично ему, начинающему паладину. Пока не понятно, что делать с этим, но кое-какие выводы можно составить прямо сейчас…
- Эй, паладин, - Лью легонько толкнул задумчивого Гауди в плечо,  - расскажи мне о том, как обстоят дела на Теане с нежитью, с демонами. Говорят после того, что сделала для нас принцесса Амели, жить стало много спокойнее…
Они говорили долго, и продолжали разговор, несмотря на возбуждённые крики сокамерников, разразившиеся в тот момент, когда корабль отчалил. Час или два потребовались Гауди, чтобы собрать последние крупицы слухов, доступные пронырливому собеседнику, прежде чем вопросы исчерпали себя. После того, как в очередной раз Лью запустил словесную водяную мельницу, Гауди прервал его.
- Послушай, Лью, думаю, я узнал от тебя всё что хотел. Особенно было интересно узнать о твоём знакомстве с принцессой Амели и её наставником. Диву даюсь, как тебе удаётся встречать столько удивительных личностей.
-  У меня нюх на таких. Вот и ты, как я посмотрю, не простой обыватель в опасных играх Теаны.
Гауди покачал головой.
- Таких, как я много. Мы разменные монетки в этих играх, уж поверь. Надеюсь, я тоже смог удовлетворить твоё любопытство.
- О, да! Спасибо тебе за честные ответы. Однако, думаю, у меня есть ещё кое-что, чем ты мог бы заинтересоваться. Не из сферы неосязаемого.
- Что же это?
- Взгляни сюда, - Лью выудил из кармана жилета тонкое колечко, больше похожее на бледно серую проволочку. – Кольцо Неузнанного. Слышал о таком? Ещё бы, ведь оно не местной природы.
- Это как?
- Просочилось через случайный портал из другой реальности, - увидев смущённый взгляд собеседника, Лью поспешил изменить описательный вектор. – Ладно-ладно, это так, история для притяжения внимания потенциального покупателя. В общем так, окажись такое колечко на чьём-либо пальце, и сам Деменион не узнает этого счастливца. Работает кольцо очень просто. Вот здесь риска, поверни её внутрь ладони и начнётся великая, но неприметная магия. Никто не будет обращать на тебя внимания. А если колечко риской наружу обернуть, то действие остановится. Штучка неприметная, чтобы на пальце заметить, нужно присмотреться. Нравится?
- Вот, значит, как ты его пронёс, - кивнул Гауди. – Продемонстрируй.
- Хорошо, только быстро. Если на корабле есть сильный маг, он может ощутить действие предметной магии, - Лью одел колечко и повернул.
Гауди с недоумением водил взглядом по камере, выглядывая знакомые черты лица и красную бандану. Всё тщетно. Только что сидел рядом этот Лью, а теперь какой-то рыжий, небритый муж, явный уроженец острова Боло.
- Лью? – обратился Гауди к варвару.
- Чего тебе, малый? – прорычал рыжий так, как мог бы это сделать только боловчанин.
- Это ты?
- Я – это я. а ты кто таков? Чё ты хошь?
Впечатление абсолютной натуральности не проходило даже под пристальным взглядом.
И вот торговец вернулся. Просто в какой-то миг он заменил собой варвара.
- В пространственно-временном континууме Теаны магии кольца хватит, думаю, где-то на сутки. Может, чуть больше, но не советую экспериментировать со сроками в опасной ситуации. Когда магия кончится, предмет придётся укротить. Ты ведь знаешь, как это делается?
- Да, - Гауди смотрел на кольцо немигающим взглядом. – Очень полезная вещь в этом месте…
- Постой спрашивать о цене. Взгляни-ка сюда, - Лью чуть приподнял жилет и указал пальцем на пояс с рубиновым камушком на пряжке. – Знаешь, что это?
- Пояс с рубиновым камушком на пряжке?
- Это не камушек, мой добрый друг! Это глаз горного элементаля! Да не просто горного, а монолитного, выходца из подгорных глубин. Очень крепкий парень, очень. Просто тараноустойчивый. Вот и взялся один талантливый чаровник за этот редкий предмет, инкрустировал его в неприметный поясок. И теперь тот, кто наденет пояс, станет, ну, просто сверхзащищённым. Любой, кто направит на тебя свой клинок, останется без клинка, кто захочет ударить, сломает кулак. Проверять не советую, предмет суровый, шуток не понимает, направишь на меня агрессию, несдобровать тебе. Да и магия внутри камня быстро кончается, дюжину клинков обломает точно, но потом придётся дать камушку отдохнуть. Где-то с месяц.
- И много ли орков поломали об тебя кулаки, пока связывали? – насторожился Гауди. – Странно, что не стянули с тебя.
- Ещё стянут, когда до места доберёмся. А кулаков не поломали ни одного, я сразу сдался. Вот ещё, тратить столь ценную магию на каких-то дикарей!
- Что-то ты темнишь, Лью.
- А вот и нет! Всё так и было! Да ты подожди с подозрениями, взгляни-ка сюда! Как тебе эта красота? – торговец отколол от подкладки жилета изящную булавочку, размером с ноготь. – Опасная красота, скажу я тебе! Прицепи её к какому-нибудь простаку, и тот будет выполнять любой твой приказ. Булавочку эту исполнила твоя современница, правда сейчас она уже старушка, но до сих пор продолжает ваять коварные женские штучки. Эх, Гауди, знал бы ты, какая богатая история у этой стальной малявочки, а уж какие личности бывали под её чарами, ммм! Если бы ты знал, то ахнул бы! Хочешь проверить?
И торговец потянул расстёгнутую булавочку к рукаву рубахи паладина.
- Верю тебе! Ве-рю! – выставил ладонь Гауди. – Даже не буду спрашивать, почему ты, владелец таких вещей, оказался в плену.
- Почему не будешь?
- Да потому что не хочу больше отвечать на твои вопросы. Лучше расскажи мне, зачем ты всё это мне показал? У меня ничего нет взамен.
Лью взглянул прямо в глаза паладина, хотя прежде избегал прямых взглядов.
- Ты владеешь кое-какими вещами, на которые я намерен найти спрос.
- У меня никогда во владении не было таких предметов, которые сравнились бы в стоимости с твоими.
- Дело не в деньгах, - скривился и отмахнулся Лью. – За свою долгую карьеру я скопил достаточный капитал, чтобы иметь другие интересы.
- Какие же у торговца могут быть интересы помимо капитала?
- Ты же хотел закончить игру в обмен вопросами.
- Да-да. Закончили. Тогда ближе к делу, Лью.
- Твой меч.
Гауди помрачнел.
- А тебя не смущает, что моего меча при мне нет?
- Во-первых, я очень честный торговец и соблюдаю все условия сделки. А во-вторых, ты же видел владельцем скольких полезных вещей я являюсь. И уж поверь, для себя я всегда оставлю самое лучшее. Из всего вышеперечисленного вытекает, что твои вещи я добуду, думать об этом не твоя забота, но сделаю я это только, если мы заключим честную сделку. Любой из моих предметов за твой меч. Выбирай.
- Нет. Без этого меча мне будет туго. К тому же – это подарок наставника, - Гауди смотрел себе под ноги, пытаясь осмыслить, правильно ли он поступает, отказываясь от сделки.
- Тебе не поможет ни один меч, чтобы выбраться отсюда. Ты, конечно, можешь, так же, как и эти глупцы, мечтать, что улучишь момент и сбежишь, но подумай трезво, сможешь ли? Ещё ты хочешь сразить этим мечом Шепчущего, так ведь? Но ведь его нет на Теане, здесь только последствия его трудов, поэтому будет ли это серый меч или что-то другое – не суть. Всё одно не поможет. И ещё кое-что. Ты единственный паладин, владеющий таким мечом. Как же остальные твои коллеги справляются? К тому же, что толку с твоего меча, если ты сгинешь на этой скрипучей галере или испустишь дух с киркой в руках на каких-нибудь рудниках, местонахождение которых ты при жизни не узнаешь? Взвесь всё как следует и дай ответ.
- Своё дело ты знаешь туго, Лью. Всё, что ты сказал, звучит слишком верно. Оружие для борьбы с нежитью я найду. Хотя вряд ли найду что-то лучшее, чем мой меч… А вот сумею ли я выжить без твоей помощи – ещё не известно. Да и даже если сумею, то где мне искать свой меч? Может быть, он остался лежать на берегу острова Боло… И как ты его будешь искать? Хотя, это не моя забота, так ведь? Я решил, - выдохнул Гауди. – Сделке быть. Забирай меч, если сможешь. А мне давай кольцо.
- По рукам! – довольно ухмыльнулся Лью. – Держи и помни всё, что я тебе о нём рассказал.
- Помню. Не так уж много ты и рассказал, - юноша принял дар, он жалел о потерянном мече, но заставил себя не думать об этом.
- Есть ещё кое-что, что мне нужно и на что я готов обменять ещё один свой предмет.
- И что же это? – искренне удивился паладин, отвлёкшись от рассматривания кольца.
- Честно говоря, обмен не совсем равный, это будет больше похоже на подарок с моей стороны, но один мой клиент уж очень хотел заполучить полный доспех паладина. Ты ещё не носил полного облачения, но кое-какие элементы у тебя были во владении. В частности поножи, наручни и панцирь. Вот их-то я и хочу забрать. И снова ты ничего не теряешь, ведь всего, что я перечислил, у тебя и так нет при себе. Их поиск я беру на себя.
- Я согласен, - не задумываясь, кивнул Гауди.
- Почти не сомневаюсь в твоём выборе, юный паладин, но, всё же, озвучь его.
- Давай булавку.
- Неожиданно! – вскинул брови торговец. – Хитрый вы народ, паладины. А я считал вас прямыми ребятами, готовыми принимать удары и уж никак не теми, кто готов манипулировать кем-то.
- Я не паладин, понял. Ты давай-ка полегче с высказываниями.
- Прости, рыцарь Гауди, не хотел тебя обидеть. Вот булавочка, на себя можешь цеплять, не боясь, - передав вещицу, Лью Клиссон протянул руку.
Гауди ответил рукопожатием.
- Интересно, что теперь ты намерен делать? – Гауди поправил волосы, но пальцы запутались в них, так давно он не расчёсывался.
- Займусь изыманием своих доспехов и меча, - добродушно улыбнулся Лью. – И заодно понаблюдаю, как ты собираешься выбираться из этой передряги.
- Но для этого тебе придётся постоянно быть рядом. Ты хочешь сбежать со мной?
- Это не обязательно, мой юный друг. У меня есть такие предметы, свойства которых весьма необычны и узкоспециализированы, но за которые любой король отдал бы мне полкоролевства. Счастливо оставаться, паладин Гауди.
И с этими словами Лью просто исчез. Был и пропал. Вот так в один миг. Гауди пытался отыскать его взглядом среди сокамерников, но торговца нигде не было. Не успел паладин сообразить, привиделся ли ему весь этот разговор, как дверь в трюме громко хлопнула, и послышались тяжёлые шаги сразу нескольких персон.
Тот самый светловолосый эльф с побережья в сопровождении четырёх стражей в чешуйчатых доспехах и короткими мечами наголо. Процессия миновала все клетки и остановилась рядом с той, где томился Гауди.
- Эй, воин церкви! – выкрикнул эльф. – Подойди сюда.
Гауди подошёл. Стражи поспешили отпереть клетку. В этот момент юношу оттолкнул один из варваров и с криком шагнул в проём. За ним потянулись остальные. Мечи эльфийских воинов быстро изрубили в капусту самого дерзкого и заставили отступить всех остальных, оставив на телах нескольких пленников глубокие раны. Главный эльф встретил это событие с холодным выражением лица. Когда буря в клетке улеглась, эльф шепнул что-то стражам.
- Выходи! – крикнули на Гауди.
Перед паладином расступились. Стоило ему покинуть клетку, как стражи принялись выволакивать раненых. Их судьбе Гауди не завидовал.
- Служитель церкви, значит, да? – не оборачиваясь, ухмыльнулся эльф. – Как твоё имя?
 - Гауди. И я состою на службе у церкви. А что? – с вызовом ответил юноша.
- Ничего, просто не сходится…
- Что не сходится?
Эльф промолчал. Под конвоем из двух стражей, они шли по тёмным коридорам, пока не выбрались на палубу. За бортом сгустились сумерки, но даже, несмотря на это, со всех сторон легко проглядывался далёкий горизонт. Редкие постовые прогуливались вдоль фальшбортов, подсвечивали пространство ручными фонарями на цепочках.
Широким шагом эльф прошествовал к каютному помещению и без стука вошёл. Стражи встали у двери, а командир прошествовал в центр небольшой, скромно обставленной комнаты и сел за круглый стол. Гауди остался стоять у входа.
- Подойди поближе. И теперь скажи ещё раз. Ты служитель церкви?
- Да.
- Солдаты отобрали у тебя доспех с орлом и очень странный меч. Что там ещё, стилет? Не похоже на тот набор, что носят с собой Воины Света. Так кто ты?
- Я работаю на церковь, - честно ответил Гауди, скрывать что-то он не видел смысла, его миссия изначально не была секретной, но давать какие-либо обширные объяснения тоже не стоило.
- Ещё интересней, - эльф закинул ногу на ногу, изящно блеснув чёрным сапогом. – Расскажи-ка мне, служитель церкви, зачем ты приплыл на Боло, да ещё так неосмотрительно вмешался в чужой конфликт?
- На Боло я приплыл в поисках способа борьбы с одним из многочисленных недугов, опутавших Теану, - ответил Гауди безжизненным голосом.
- Что же это за недуг такой, способ борьбы с которым неизвестен церкви и который может находиться на острове варваров?
- Я искал предмет, способный обнаруживать присутствие нежити, - продолжал уклончивые ответы Гауди.
- Что за предмет? – не отставал эльф.
- Некое ожерелье. Названия не знаю, но знаю о свойствах.
- Очень интересно. Мне даже кажется, знаю, что это за ожерелье. Нашёл тут одно, - эльф извлёк из ящика стола вереницу чёрных крупных бусин, и небрежно покрутил на указательном пальце. – Похоже, работает.
Гауди без усилий выдержал изучающий взгляд эльфа, а тот продолжи, не сводя глаз с пленника, следя за каждой его реакцией.
- Твой спутник. Очень интересный тип. Как его имя?
- Он назвался мне Шалпаем.
- Почему вы были вместе?
- Он бывший пират. Я помогал ему уладить старые проблемы.
- Охотно верю! – эльф забросил ожерелье назад в ящик. - Скажи мне, паладин, почему ожерелье для поиска нежити вибрирует, когда рядом находится этот бывший пират Шалопай?
- Потому что он вампир, - прямо ответил Гауди.
У эльфа аж брови подскочил от такой прямоты.
- Паладин и вампир! Это с трудом поддаётся пониманию. Рассказывай, что тебя с ним связывает.
Гауди рассказал, как встретил Шалопая и как подрядился ему помогать, утаив при этом свой интерес к поискам Шепчущего.
Эльф терпеливо выслушал рассказ.
- Правильно ли я тебя понял, спасение вампира твоя основная миссия?
- Так и есть.
- Странно… - почесал подбородок эльф. – Твой спутник говорит о другом. Скажи честно, Гауди, чего ты ищешь? Ты ведь говорил о некоем недуге. Это ведь не какая-то абстрактная Тьма, что расползлась по нашим землям. Нет. Ты говорил о чём-то очень конкретном.
- Ты прав. Уж извини, не знаю, как к тебе обращаться. Есть нечто, что я пытаюсь прояснить, но это не основная цель моего путешествия, ибо слишком мало знаний. Я пытаюсь понять аномалии, связанные с Шепчущем во тьме, - Гауди изворачивался, он сам это понимал и ему это совсем не нравилось.
- Кто-кто? Шепчущий во тьме? Это что ещё за чудо?
Почему-то Гауди показалось, что эльф фальшивит с удивлением, и о Шепчущем он кое-что знает.
- Нам мало известно об этом создании. Только то, что оно является причиной многочисленных случаев помешательств. Я занимаюсь поиском любой информации об этих случаях и о самом Шепчущем.
- Уведите его, - холодным голосом распорядился эльф.
- Эй, постойте, - пришло время удивляться Гауди. – А что там с Шалопаем? Он в порядке.
Эльф поднялся и подошёл к окну, сложил руки за спиной и ответил, не оборачиваясь.
- Самое страшное, что может с ним случится на моём корабле, это голодная смерть. Но он крепкий парень, обязательно дотянет до земли. Но потом я не смогу ручаться за его безопасность. У нас в лаборатории чего только не случается… Уводите его!
Пока Гауди вели назад в трюм, он потирал тоненькое колечко на пальце и всё думал над тем, когда же им воспользоваться. Стоит ли сделать это сейчас, пока он ещё может добраться до главаря захватчиков или лучше дождаться прибытия в пункт назначения и уже на месте узнать обо всём, что же тут затевается?
Охранник грубо втолкнул парня в переполненную клетку. Пол рядом с прутьями заляпан кровью. После недавнего инцидента в камере стало просторней и тише. Варвары поняли, что никто их выходки терпеть не станет.
Гауди сел у стены, проверил, на месте ли его тайное оружие – чудо-булавка, и улёгся на бок, свернувшись калачиком. Сколько ещё плыть – неизвестно, а силы могут понадобиться в любой момент. Сон не только сохранит тот запас сил, что ещё есть, но и пополнит его. Всё-таки для такой сухопутной крысы, как он, Гауди, два плавания подряд, без передышки –  ещё то испытание.



Глава 7
Зелёные берега

Сон прерывался мутными бодрствованиями, во время них Гауди невольно слушал жалобы сокамерников на жизнь, их жуткие прогнозы на будущее и, заодно, размышлял о возможностях применения заветных вещиц Лью Клисана. Времени на размышления об этом выпало порядком, поэтому, когда настал момент истины, Гауди без колебаний принялся за воплощение задуманного.
В один счастливый момент снова открылась дверь, и в трюм вошёл отряд вооруженной стражи в чёрно-чешуйчатых доспехах. Они начали вереницей выводить пленных из крайней клетки, юноша провернул кольцо риской к ладони и приготовился выйти где-нибудь в середине процессии. В кулаке он зажал открытую булавку.
Он себя видел прекрасно, и потому действовать так, будто тебя не замечают остальные – казалось верхом дерзости. Но выбирать не приходилось. На свой страх и риск, Гауди вышел из колонны пленных и подошёл со спины к одному из охранников. Все вокруг остались равнодушными. Уворачиваясь от руки стража, - тот, наверное, подумал, что это муха ему надоедает - Гауди прицепил булавку тому на тряпичный воротник. Ничего не произошло, но так как все по-прежнему игнорировали выходки молодого пленника, он решился на эксперимент.
- Открой мои кандалы, - шепнул Гауди на ухо стражу.
Воин, наконец, обернулся и с прищуром взглянул на того, кто стоял за ним. Мельком оценив вопрошающего, страж потянулся к связке ключей на поясе.
- Ладно, - с безразличием сказал страж и открыл замок цепей.
- Иди дальше, - кивнул ему Гауди, не торопясь избавляться от пут.
Отцепив булавку, юноша вернулся в строй, оставаясь для всех и каждого неприметным никем.
На улице вечерело, палубу освещали многочисленные фонарики. На пристани света тоже хватало. Вокруг суетились моряки и солдаты, надсмотрщики рявкали на замешкавшихся,  некоторых били древками копий, других подгоняли кулаками. Ряды пленных текли к сходням. Там вооружённые солдаты выстраивали невольных эмигрантов в стройные ряды.
Не торопясь, но и без задержек, избегая столкновений с кем-либо в царящей вокруг суете, Гауди придрейфовал прямиком к тому самому белокурому эльфу командиру. Он как раз выслушивал отчёт одного из офицеров. Рядом с эльфом неподвижным изваянием стояла воительница, захватившая рыцаря на побережье Боло. Гауди встал как раз рядом с ней. Девушка не возражала, взгляд её карих глаз пристально следил за пленными.
На этот раз Гауди справился с булавкой быстрее, но стоило ему застегнуть волшебный предмет на воротнике капитана, как эльф зашатался и чуть не рухнул на пол. Подоспела телохранительница, подхватила господина под руку и удержала.
- Что с вами, Владыка?
Держась одной рукой за голову, эльф пытался собрать глаза в кучу. Когда ему это удалось, он ответил.
- Сам не знаю… Ты свободен, - отпустил Владыка офицера и обратился к девушке. – Проводи меня в каюту.
Лишь самую малость придерживая командира, девушка повела его к нужной двери. Гауди не отставал, шёл вплотную, чтобы успеть протиснуться следом за обоими. И успел. В каюте эльф сразу же уселся на стул, стражница поспешила к графину с водой.
Тяжело дыша, Владыка заговорил.
- Это какое-то магическое воздействие. Нужно как можно скорее снять его и понять истоки. Подай мне перстень.
Девушка оставила стакан пустым и поспешила к сундуку, что стоял в углу каюты. Отперев ключом замок, она извлекла на свет маленькую шкатулочку, обшитую красным бархатом, и поставила её на стол перед Владыкой.
Гауди находился в шаге от разоблачения, действовать приходилось быстро, без раздумий.
- Скажи ей, пусть выйдет, - шепнул паладин на ухо эльфу.
- Да, ты прав, солдат, - устало отозвался капитан, махнул рукой девушке. – Выйди, Сиана. Я позову тебя, если понадобится помощь.
Девушка коротко кивнула и покинула каюту, взгляд её с безразличием скользнул по Гауди.
Эльф потянулся к шкатулке. Гауди поспешил её отодвинуть.
- Что ты делаешь, солдат, - с изумлением эльф посмотрел на Гауди и снова попытался ухватить ларец, словно его не сильно-то и беспокоило поведение подручного.
- Ты не будешь пользоваться этим кольцом. Встань и отведи меня туда, где хранятся вещи паладина, - с нажимом проговорил Гауди.
Хмуря брови, эльф поднялся.
- Зачем тебе туда?
- Не спрашивай об этом. Веди.
Вести не пришлось. Владыка просто подошёл к большому сундуку.
- Смотри.
Гауди заглянул внутрь. Среди разноцветных шкатулок, бархатных мешочков и кожаных кошелей лежал только его стилет в ножнах.
- Где доспех и меч? Отвечай.
- Всё было здесь, - отстранённо держал ответ эльф.
- Хитрый Лью, - покачал головой Гауди, не жалея больше о потере. Новые предметы пока работали безотказно.
Тогда веди меня к пленному вампиру. И прихвати с собой ключи от его клетки.
- Все ключи со мной. Зачем тебе вампир? – эльф вновь попытался сопротивляться магии булавки.
- Не спрашивай об этом. Веди к вампиру.
И снова не понадобилось никуда идти. Шалопай сидел в ледяном помещении под полом каюты. Стоило эльфу отворить люк, как оттуда послышалась тихая пиратская песня - «Гимн висельника».
- Пусть выходит, - тихо скомандовал Гауди.
- Вылезай, отродье!
- От отродья слышу! – выкрикнул Шалопай, выбираясь на свет.
Гауди прижал палец к губам, призывая к молчанию и жестом подозвал вампира. Выглядел бывший пират не важно, походка шаткая, щёки впали, глаза покраснели.
- Просто держись рядом со мной и помалкивай, - пока эльф безучастно смотрел в окно, Гауди повернул кольцо, показывая себя вампиру, когда же кольцо вернулось в активную позицию, Гауди обратился к эльфу. – Дай ключи от его цепей.
Булавка коварной чародейки исправно выполняла свой долг. Эльф отдал ключ.
- Я открою замок, но ты цепи не снимай. Дождёмся подходящего момента.
Вампир кивнул, в потускневших глазах сверкнул лихой пиратский огонёк.
- Куда мы приплыли? – Гауди говорил тихо, но жёстко.
- Элона, конечно же! Ты не знал, куда плывёшь?! – возмутился эльф, но его вспыхнувший было взгляд, быстро помутнел, заклинание не давало его воле сломить себя.
- Я новенький. Мало знаю о том, что здесь происходит, - пояснил Гауди дремлющему сознанию Владыки. – Присядь и отвечай на мои вопросы.
Эльф тяжело сел на стул.
- Зачем вы напали на Боло?
- Мы искали чёрное ожерелье и набирали рабочих для восстановления Зеркальной башни.
Гауди с изумлением взглянул на Шалопая, но тот, похоже, не понимал, о чём речь. Некогда это строение принадлежало ужасному колдуну, наводившему ужас на всю Теану, но принцесса Амели одолела чернокнижника и разрушила его башню. Так зачем же кому-то возрождать это проклятое место?
- Зачем вы восстанавливаете Зеркальную башню?
- Мы хотим помочь… на… на… - что-то внутри эльфа боролось с желанием выдать знания, не предназначенные для чужих ушей, но и в этот раз артефакт Лью не подвёл. - …нашему повелителю Зилгадису вернуться на Теану. Башня находится в особом месте – в узле силы. Здесь мы без труда выполним все работы и ритуалы для скорейшего воплощения мудрейшего из мудрых.
- «Мы» - это кто?
- Мы – последователи величайшего из чародеев современности, Зилгадиса. Мы были с ним во времена его поисков и экспериментов, и мы намерены вернуть его к жизни.
- Вы будете пользоваться некромантией? – Гауди вступал в своё пространство, туда, где имел неограниченные полномочия по истреблению врагов церкви и Света.
- Мы не знаем некромантии. Развоплощённый дух Зилгадиса связывается с нашими сёстрами и диктует им свою волю. Он учит нас оттуда, из-за грани мира. И он жаждет вернуться. Мы помогаем, - Владыка последователей Зилгадиса побледнел и ссутулился, капельки пота текли по лицу.
Гауди кожей чувствовал, как усиленно расходуется запас магических сил в предмете для удержания под контролем воли эльфа. Медлить не стоило, Гауди заготовил последние вопросы.
- На каком этапе находится строительство Зеркальной башни?
- Мы укрепили прежний фундамент и возвели основание. Впереди высотные работы. Для этого нужно много строителей. Гномы-стекольщики ждут завершения основных работ, чтобы начать отливать зеркала нужной формы. Мы движемся стремительно. Зилгадис обеспечил нас всем необходимым.
- Для чего вам понадобилось чёрное ожерелье? – наблюдая за увядающим эльфом, Гауди решил, что с вопросами пора бы заканчивать, да всё не получалось.
- Мы знали, что церковь ищет нас. Этот предмет мог им помочь. Так же мы знали о других полезных вещах, что стащили к себе варвары. Мы добыли все, что были в списке.
- Молодцы какие, - покачал головой Шалопай. – Рукастые ребята!
- Что-то я ничего не знаю об этом, - пробурчал себе под нос Гауди, как вдруг его накрыла ошеломительное предположение. – Что ты знаешь о Шепчущем во тьме?
Эльф поднял мутный взгляд на рыцаря. В какой-то момент могло показаться, что вот сейчас ему удастся сбросить чары, кулаки сжались, но ответ всё же последовал.
- Шепчущий во тьме – лишь один из ликов Зилгадиса. Он ищет пути проникнуть на Теану, он пробует разные невообразимые способы.
Вот тут-то и растаяли последние сомнения Гауди о том, стоит ли соваться в это осиное гнездо. Теперь, ради выполнения первостепенной задачи он пойдёт до конца. Всевышний неспроста привёл его прямиком туда, куда сам юный служитель церкви и не мечтал добраться в ближайшие месяцы. Решение принято.
- Когда ты хотел выходить к башне? – Гауди ожидал, что в любой момент чары могут обрушиться, он стоял со стилетом наголо в шаге от эльфа, чтобы в случае необходимости ударить так быстро, как только возможно.
- Как только все пленники будут на берегу, - прохрипел Владыка.
- Тогда иди со всеми. А мы за тобой. Если кто-то спросит за нас, то мы твои личные пленники.
Эльф, молча, поднялся и двинулся к выходу.
Там уже ждала стражница Сиана. Она встала позади Владыки и не спускала взгляда с Шалопая.
- Владыка, с тобой всё в порядке?
Эльф промолчал. Все вместе они сошли с трапа и направились следом за вереницами пленников, уже начавших путь в чащу, навстречу незавидной судьбе.
Несмотря на сумерки, эльфийский лес восхищал насыщенными красками и яркими причудливыми цветами, что росли пышным покрывалом вдоль дороги. А пробудившихся ночных птиц нисколько не смущал шум многоголосой толпы, удивительные трели разносились под кронами, словно и не бороздили лес десятки вооружённых солдат и несчастных неумолкающих рабов.
Озираясь вокруг, Гауди не мог взять в толк, как этим сектантам удалось забраться так глубоко в суверенные эльфийские земли, ведь Зилгадис принёс сюда столько смут. Да, последнее время, Элона переживает не лучшие времена, идёт тяжёлое восстановление всего, что было разрушено прежде, строится новая власть, но не настолько же всё плохо, чтобы позволять под собственным носом проворачивать такие дела…
Стоило ли гадать, когда рядом шёл хранитель этих знаний. Гауди спросил об этом.
- У меня много связей в нынешней верхушке эльфийских правителей. Мне удалось выкупить земли вокруг башни. Теперь это мои владения, и никто не может находиться здесь без моего разрешения. Мы взяли на себя охрану небольшой части границы Элоны. Это помогает правителям экономить большие деньги. Они мне благодарны и не нарушают моё уединение. Благодаря чему я могу спокойно покидать пределы материка и так же беспрепятственно возвращаться.
Гауди слушал, а сердце его билось всё медленней. Горстка фанатиков приходит с Элоны и опустошает прибрежные селения иных земель. Масштаб всей картины разворачивается, если взглянуть на неё с политического угла. Подобные выходки грозят новыми войнами для Теаны, ещё не успевшей оправиться от порочного правления Демениона. По крайней мере, варвары с Боло точно не будут слать к эльфам переговорщиков. Приплывут десятки драккаров и сожгут всё, до чего дотянуться. Причём приплывут не сюда, а в главные порты Элоны, где ничего не подозревают и не готовы к таким визитам.
Теперь Гауди видел для себя первой целью даже не устранение опасности Шепчущего, а добычу как можно большего количества сведений для церкви. А уж на Вероне найдут ресурсы для уничтожения подобной ереси. Сейчас они с Шалопаем изучат обстановку вокруг башни и, возможно, внутри неё. И только потом попытаются скрыться.
- В каком направлении находится ближайший эльфийский город?
- Пять миль пути на северо-восток, - последовал бесцветный ответ.
Переход продолжался не менее двух часов. Всё это время Гауди и Шалопай сохраняли предельное напряжение внимания, готовясь вступить в бой, если вдруг что-то пойдёт не так, но никто из офицеров так и не подошёл к Владыке. Все и так прекрасно знали, что делать и куда идти.
Далёкие огоньки меж деревьев возвестили о приближении к стройке. Вскоре процессия вышла на открытое пространство, в центре которого возвышалась колоссальная постройка, обставленная со всех сторон строительными лесами. Сверху, где начиналась незаконченная кладка, что-то мерцало жёлтым тихим светом, словно бы башня светилась изнутри. Дощатые домики и палатки ютились у её подножия, лагерь последователей Зилгадиса кишел не хуже муравейника, работы здесь велись до поздней ночи.
Минуя охранников и многочисленных изнурённых строителей разных рас и возрастов, Гауди боролся с приступами гнева ко всему, что происходит вокруг и волнами сострадания к несчастным, оторванным от дома в угоду непонятно чему.
Несмотря на то, что конец работ был ещё далёк, ворота в башню уже поставили, да такие, что в них протиснулся бы отряд древних энтов.
- Зачем такие труды? Неужто показуха? – удивлялся Шалопай.
- Разберёмся, - сосредоточенно ответил Гауди, устремившись всем естеством к огромным створкам, где стоял человек в чёрном балахоне и с посохом в руке. Лицо его скрывал капюшон. Чародей – реальная опасность. Он способен почуять действие магических предметов. До сих пор Гауди везло, да и отступать уже поздно. Удача любит дерзких. Он не стал поворачивать Владыку, движущегося напрямик к ступеням, что предвещали вход в башню.
Уже издали Гауди заприметил на себе сосредоточенный взгляд колдуна и двух охранников рядом с ним. Никто так не смотрел на него с тех пор, как он повернул кольцо. На порожках трудились мастера, выбивая узоры на неподатливом камне, два надсмотрщика стояли неподалёку. И не стоило забывать о девушке телохранителе, сражаться она умела. Если случится бой, то им с Шалопаем придётся нелегко. Не пройдёт и минуты, как сюда сбегутся толпы солдат в чешуйчатых доспехах. 
- Владыка! – вышел вперёд маг. – Что происходит? Кто этот человек рядом с вами?
- Какой? – вяло огляделся эльф.
- Прекратить магию! Быстро! Или ты труп! – взорвался криком маг, ставя на уши весь лагерь и выставляя перед собой посох.
- Защищай меня! – выхватывая стилет, приказал эльфу Гауди. – Шалопай, к бою!
Неожиданно для всех, Владыка рванулся к магу и выдернул посох из его рук, крутанул им над головой и опустил круглое навершие прямиком на макушку прежнего хозяина. Тот упал и покатился вниз по порожкам. Один из стражников бросился помогать павшему, а второй всё никак не решался обнажить оружие против командира.
Подоспели офицеры, что вели пленных. Раздались зычные команды.
- Владыка предал нас! Убить их всех!
Гауди выхватил из ножен стражницы Сианы меч, пока та смотрела на разъярённого командира, и бросил его пирату. Саму воительницу он с силой оттолкнул туда, откуда напирали стражники. Шалопай слёту подхватил клинок и молодецким взмахом разогнал от себя подоспевших солдат.
- Доигрались мы с тобой, рыцарь! – скалясь на врагов, выкрикнул бывший пират.
- Пробиваемся в башню! – скомандовал Гауди своей маленькой команде.
Ударом плеча Владыка смёл охранника и устремился к двери в воротах. Выставив перед собой оружие, Гауди и Шалопай отступали за ним. А в лагере уже подняли мятеж варвары, они орали и матерились, толпой сминая немногочисленных солдат.
Открыть дверь Владыка не успел, она сама распахнулась ему навстречу. А из дверного проёма на ступени и на всех, кто стоял на них, полился яркий жёлтый свет. И оттуда, из глубины башни, пробасил тяжёлый голос.
- Прекратите сражение! Пусть те, кто пришёл ко мне, войдут. Остальные – продолжайте делать свою работу! – из прохода вышла хрупкая девушка в пышной накидке и жестом пригласила Гауди войти.
- Это он, он! – загомонила толпа. – Мастер здесь! Он пришёл!
Не опуская оружия, Гауди вошёл внутрь, а за ним последовали вампир и эльф.
Девушка закрыла дверь, погрузив затихший лагерь в полумрак.
Первый ярус башни выглядел законченным: высокий потолок, ровный, чистый пол, стены увешаны тяжёлыми алыми шторами, а в центре величественного зала – алтарь – источник того самого света. Свечение мерцало. Здесь, внутри оно совсем не казалось ярким.
- Это мой дом! – пробасила девушка, в её глазах поселилась тьма. – О! Юный паладин, я читаю в твоём сердце острое желание убить меня.
Гауди не отвёл глаз. Он силился понять, кто перед ним? Как способно столь прекрасное создание разговаривать таким голосом? И что вообще здесь происходит?
- Пойми, паладин, она – это не я. Не та, кого ты ищешь. Она лишь транслятор моей воли. Это дитя позволяет мне пользоваться её телом для передачи своих пожеланий. Убив её, ты просто убьёшь человека. Таких, как она, у меня много. Никто не может долго выдерживать моего присутствия. Смерть одной из них ничего не изменит, кроме того, что твои руки покроет невинная кровь.
- Кровь того, кто служит злу, не может быть невинной! – выпалил Гауди.
- Злу… Добру… Всё так размыто под этим небом. Управление чужой волей тоже может быть злом, разве не так? – и девушка с вызовом посмотрела на Владыку. – Взгляни на него. Он измождён борьбой с твоей магией. Он сражался против своих верных подданных и рассказал тебе всё то, что ты не смог бы выведать у него и под пытками. Это зло в чистом виде.
- Он мой враг. Это всё объясняет! К чему эта демагогия?
- Давай пройдёмся. Я покажу тебе, как живу. Пусть твой друг отдохнёт. И мой друг тоже нуждается в отдыхе. Прикажи ему сесть.
Гауди уже жалел о том, что расстался со своим мечом. Один удар мог бы решить все проблемы. Тот дух, что сейчас живёт в этой девушке, не смог бы устоять перед матовым лезвием.
- Отдыхайте, - мягко приказал Гауди.
Эльф сразу же уселся на пол, латы доставляли ему большие неудобства, но усталость заставляла его не замечать этого. Шалопай, нехотя, опустился рядом, по-прежнему держа меч наготове.
- Пойдём, - и девушка медленным шагом пошла по дуге вокруг алтаря, паладин пошёл рядом. – Хватит ли у тебя храбрости, чтобы отделить свои действия от твоих мотивов? Если хватит, то ты увидишь, что творишь зло. Ты отнимаешь чьи-то жизни, лишаешь кого-то свободы выбора.
- Не вижу смысла отделять мои действия от мотивов. Без мотива не было бы действия. Я защищаю простых людей от нежити. Тех, кто уже мёртв, нельзя убить. Я лишь дарю им покой. Им и тем, кто ещё жив.
- Ты хочешь сказать, что твои мотивы оправдывают твои действия?
- Мои действия не нуждаются в оправданиях! – твёрдо ответил Гауди. - Благодарные глаза спасённых мною людей никогда меня не оправдывали, но лишь благодарили и убеждали в правильности моего пути.
- Ты именно тот, кто мне нужен, паладин. Твоё появление здесь – великая игра Вселенной. И удача для нас обоих.
- Ты называешь удачей, когда в твой дом приходит тот, кто желает тебя уничтожить? – Гауди смотрел на девушку и всё силился увидеть за ней чей-то могущественный силуэт. – И я не паладин.
- Ты не носишь чина, но внутри себя ты паладин. Это важней, - глядя в пространство говорила девушка. - Мы не столько враги, юноша, сколько коллеги. Буду последователен. Ты говоришь, что твои мотивы не нуждаются в оправдании. А что ты знаешь о причинах того, почему в мире есть некромантия, демонология и прочие, столько ненавистные тобой, дисциплины?
- Это всё эксперименты безумцев.
- Откуда ты знаешь? Знавал ли ты лично этих безумцев, разговаривал хоть с одним из тех, кто привнёс эту магию в твой мир? Пытался понять тех, кто шёл по их стопам и пал от твоей руки или рук таких, как ты?
- Беседовал со многими. Все они были одержимы, - мрачно ответил Гауди, вспоминая свои встречи с некромантами.
- Ха-ха-ха! Одержимы не более твоего! Слышишь ли ты сам свои речи?
- Я слышу твои, и они мне уже порядком надоели.
- Значит, не слышал. Ты борешься против того, что заставляет развиваться этот мир. Избавившись от тела, я смог увидеть глобальные Вселенские механизмы. Мир не нуждается в покое, но только в эволюции. Эволюция рождается из стремления к переменам. Стремление к переменам от неудовлетворённости. У небесных сил огромный простор для создания здесь разного рода неудовлетворённостей. Чем ты будешь заниматься, если уничтожишь всю нежить? Думаешь жители Теаны не найдут новый способ страдать?
- Это уже будет не моя забота. Я делаю своё дело, пока оно кому-то нужно, - Гауди явственно ощущал, как его пытаются оплести незримыми сетями, что кроются за множеством слов.
- И я делаю своё дело. Оно многим нужно. Каждый житель Теаны имеет право делать своё дело. Все равны в этом. Но ты хочешь мне помешать. Хочешь пренебречь мои правом…
- Если всё, что я о тебе знаю – правда. То ты уже не житель Теаны! Но при этом ты мешаешь многим делать своё дело. Десятки людей лишились рассудка от твоих чар! А что если одним из них буду я? Выходит, все мы кому-то мешаем и это и есть нормальный ход вещей? Всё, чего я хочу – прекратить твои безумства.
- Я не зря обратил на тебя внимание. Твоя стезя крепка. И я могу помочь тебе утвердиться на ней ещё сильнее
- Помощь от тебя мне не нужна!
- Позволь немного посвятить тебя в мои мотивы. Возможно, это поможет тебе решить некоторые твои задачи.
- А у меня есть выбор? – Гауди обернулся на Шалопая, пират уже отдышался, и теперь внимательно наблюдал за удаляющимся юношей и странным существом рядом с ним. Владыка же растянулся на полу и, казалось, уснул.
- Выбор есть. Он зависит от твоего благоразумия. Ты можешь отказаться слушать меня, и тогда мы больше не будем нуждаться друг в друге. Сюда ворвутся несколько дюжин моих воинов и изрубят на куски тебя, твоего спутника и, к сожалению, Владыку Шаанэ. Этого я хотел бы меньше всего. Надеюсь, ты достаточно умён, чтобы трезво оценить свои шансы в такой схватке. Ты погибнешь. Всё, что ты здесь увидел, уйдёт вместе с тобой. Этого ли ты хочешь? Едва ли. Есть иной путь. Он удобен нам обоим. Для тебя он хорош тем, что ты узнаешь очень многое обо мне, чего никто до тебя не знал. К тому же получишь ещё один выбор, о котором я расскажу чуть позже. Для меня же это полезно тем, что я буду точно знать, продолжать ли полагаться на тебя или действовать иными, более долгими путями.
- Допустим, я тебя выслушаю. И что же, смогу уйти?
- Только если я пойму, что ты выкарабкался из своих убеждений и взглянул глубже на мои действия. Если это случится, то ты больше не будешь считать меня угрозой и пересмотришь план своей миссии. Просто выслушать, это не сложно ведь. И не долго.
Гауди кивнул. Никакого выбора-то у него и не было.
- Во снах я являлся не только тебе. Но и многим из тех, кто мог бы мне помочь. Все вы должны были узнать о том, что я по-прежнему существую. Для каждого это были разные сны. Твоё мышление искривлено призмой твоего статуса. Паладин смотрит на мир не так, как другие. Поэтому твои сны были столь неприятными.
- То есть ты являлся ко всем в разном облике?
- Да! Видишь ли, сейчас у меня нет никакого облика. Ваши сознания сами его формировали. Время показало, что мои исследования в области снов не были напрасны, потому что ты здесь. Что же касается аномалий с помешательствами, так это побочный эффект от моих вмешательств в чужие сновидения. Я искал решение этой проблемы, но так и не нашёл способа. Пока не нашёл. Тебе известна природа этих помешательств?
- В общих чертах, - Гауди постарался ответить с безразличием, но получилось ли…
- После моих визитов в сновидения потенциальных кандидатов, в энергоинформациоонном поле Теаны образовывались агрессивные завихрения, приводившие в хаос упорядоченные пласты информации. Эта информация законами Эволюции предназначена для вхождения в сознания жителей сего мира через сны…
- Эээ, ближе к делу.
- Понимаю, эти процессы трудно представить, а наблюдать их возможно только находясь за приделами мира, где я и прибываю в данный момент. Те завихрения, они внедрялись в каналы сновидений и по ним спускались в сознания несчастных людей.
- Так значит, надо было прекратить вклиниваться в чужие сны!
- Тогда бы я не добился ничего, не смог бы донести до своих последователей моё желание вернуться. Не смог бы указать пути для этого.
- Я похож на твоего последователя? – Гауди чувствовал, что только больше запутывается.
- Ты не подумай, я лично не занимался подбором кандидатов. Мои чары рыскали по Теане в поисках подходящих сознаний, способных не только соприкасаться с тонкими слоями маны, но совершать решительные действия. Мне нужные были, не побоюсь этого слова, герои. Ибо простые смертные не смогли бы мне помочь вернуться.
- И зачем же тебе возвращаться?
- За тем, чтобы сместить баланс магической загруженности в Мироздании. Постой морщить лоб, я поясню. Во время моего неприкаянного странствия по мирозданию, мною был найден чудесный мирок, где я мог бы воплотиться и обосноваться на долгие века для занятий магическими исследованиями.  Одна проблема. Магии в том мире столько же, сколько воды в пустыне. Тот мир давно завершил свой жизненный цикл, и потому высшие силы не стали бы меня там беспокоить. И сейчас, вот прямо в этот момент, я напитываю тот мир маной через сей алтарь. Устройство его слишком сложное, описывать не вижу смысла. Главное, что сейчас поток слабый, потому что на Теане слишком много тех, кто сковывает свободную ману, кто постоянно ею пользуется и копит. Другими словами, чародеев полна Теана, а фабрики стоят. Я намерен ослабить их хватку. Но пока я там, а они здесь, сделать это очень тяжело. Воплотившись на Теане, я смогу лично собирать магическую силу и переплавлять через алтарь в мой райский уголок, - девушка указал рукой в центр зала, туда, где мерцал алтарь.
- Это бред! А даже если и всё так и есть, как ты наговорил, то иди-ка ты перекачивай ману ещё откуда-нибудь!
- Ещё трудней и дольше. Теану я знаю хорошо, а вот другие места, что мне попадались, не так дружелюбны к моим экспериментам.
- Здесь этому тоже никто не обрадуется! Уж поверь.
- Никто и не заметит. В масштабе мира мне нужна всего капелька силы, но набирать я её буду сто лет, если сам не появлюсь. И то, тогда это может затянуться на полвека.
- Ну, допустим. А я-то тебе зачем нужен?
- Мы как раз подошли к самой вкусной части повествования, - служительница Зилгадиса потёрла ладоши и довольно оскалилась. – Есть способ, благодаря которому, я сокращу время сбора на многие годы. Управлюсь буквально за два или три месяца по местному времени. Всего-то нужно высвободить в пространство побольше маны.
- Как?
- Каким-то образом заставить нескольких скряг-чародеев расстаться со своими запасами? Понимаешь, к чему я виду? Причём сделать нужно так, чтобы скопленная ими мана вышла сама, а не была пущена в ход. Это принципиальный момент.
- Я понял, к чему ты клонишь. Ты обратился не по адресу. Я рыцарь церкви, а не охотник за маной. И вообще, всё, что ты делаешь, идёт в разрез с естественным ходом вещей. Если где-то нет маны, значит так надо! Кем ты себя возомнил? – Гауди не знал, толи возмущаться, то ли смеяться над замыслами обезумевшего духа.
- Знания, что я накопил, и что позволяют мне всё это воплощать в жизнь – и есть естественный ход вещей. Ты же не говоришь, что если где-то нет принцессы Амели, то значит так и надо. Да-да, я чувствую твою зависть. Не достойно паладина, но вполне закономерно для мужчины.
Взгляд Гауди налился свинцом, Зилгадис смотрел в самую суть, туда, куда боялся заглянуть сам юноша.
- Она пришла сюда вопреки многим законам мироздания, но можешь ли ты упрекнуть её в этом? А ведь за ней не стояло никаких высших сил! Её поступок – яркая иллюстрация того, что само Творение – величайший эксперимент, и любое действие в его пределах дозволено, даже путешествие между мирами и даже создание собственного мира. В чём я и пытаюсь продвинуться. Но вот ты свой великий эксперимент ещё не совершил.
Гауди молчал.
- Могу предложить тебе дело, после которого имя принцессы Амели поблекнет, а твоё…
- Мне не нужна слава! Да, я не хозяин своих желаний, но я хозяин своих проявлений. Со своими слабостями я справлюсь сам. Без твоей помощи.
- Та помощь, что мне нужна от тебя не идёт в разрез с твоими принципами, но напротив – движется параллельно. Слушай внимательно, паладин! Я знаю места на Теане, где забились в норы два последних хранителя тёмных знаний. Уничтожив их, ты навсегда избавишь свой уютный мирок от воплощений огненных просторов Шеттеры и разномастной нежити. А заодно высвободишь огромные магические ресурсы. Я заберу их, и больше обо мне ты не услышишь, как и о Шепчущем. А мои последователи разбегутся без поводыря и со временем станут такими же, как все.
- С такой просьбой тебе надо было обращаться напрямую к церкви, потому что без их согласия я за это не возьмусь, - с каждым словом, Гауди понимал, что играет с огнём. Узнать места опасных чародеев и собственноручно лишить их жизни, уж это он хотел бы сделать лично. Но церковь не позволит. У патриархов на всё свои взгляды.
- Церковь не пойдёт на договор. Ты и сам это знаешь. Они пожелают убить меня любой ценой, а так как сделать это не в их власти, то будут просто мешать. Ну, рассказал бы я им всё, как и тебе. Да только кто бы выслушал меня? Но твоё сознание ещё не настолько закостенело и ты способен слушать. Как только падёт последний из тех двоих, ты смело заявишь о том, что победил их, пока искал меня, и, в конце концов, одолел и самого Шепчущего во тьме. Только представь, как изменится твоя жизнь. И сам мир. Не торопись давать ответ. Подумай, но недолго.
- Кто эти чародеи?
- Некромант и демонолог.
- Расскажи о них.
- Только после того, как ты дашь согласие взяться за работу, не прибегая к помощи церкви. Я дам тебе всю исчерпывающую информацию.
Такие решения принимать без совета патриархов Гауди не смел. Мало ли к чему может привести такое сотрудничество. Но ведь и устранение некромантов и демонологов тоже прямая работа Воина Света, и он должен выполнять её при любой возможности. К тому же перед внутренним взором постоянно всплывало лицо принцессы Амели. Уж она точно ни у кого не спрашивала разрешения, как поступить.
- Я согласен, - выдохнул Гауди, и сразу же на сердце полегчало. – Сомневаюсь в одном: если эти чернокнижники настолько хороши, что пережили падение Демениона, то осилю ли я их?
В глазах девушки-проводника вспыхнул огонёк и сразу же потух.
- Это тебе по силам, - голос изменился, в нём прозвучали нотки восторга. – На Теане остались не самые сильные представители этих дисциплин. Амели победила всех их могучих учителей и покровителей. А ты одолеешь последних! И так, ты дал слово. Но этого недостаточно, я всё ещё не до конца тебе доверяю. Поклянись честью паладина.
- Взамен такой клятвы ты должен заставить меня поверить в то, что ты действительно покинешь наш мир, если я выполню твои условия.
- Мне нечем клясться, я ни с чем не связан здесь. Но я покажу тебе, что настроен на это сотрудничество.  Я могу вернуть твоему спутнику человеческую природу. Если вы хотите, то я сделаю это прямо сейчас.
«Такое под силу только Всевышнему! Но ведь может быть и так, что чернокнижники лучше других знают, как вернуть человеку то, что они забрали. Не ради ли того, чтобы стать человеком, Шалопай через столько прошёл?» - размышлял Гауди. – «Так пусть же он, наконец, обретёт свободу и идёт своей дорогой! Хватит ему участвовать в чужих войнах. В любом случае, чем быстрей я с ним расстанусь, тем меньше забот».
- Мы согласны.
- Даже не посоветовавшись? – изумилась девушка-транслятор.
- Сделай это, и я дам клятву.
- Как пожелаешь!
Алтарь быстро замерцал, а в следующий миг тонкий луч света вонзился в грудь бывшего пирата, пока тот сидел, прислонившись спиной к стене. И всё прекратилось. Свет алтаря выровнялся, а Шалопай, вёл себя так, словно ничего не происходило.
- Проверяй, - развёл руками проводник Зилгадиса.
Широким шагом Гауди преодолел зал, хотя уже издали видел, что уродливое лицо плавно просветлело и разгладилось. Шалопай поторопился подняться.
- Ну что там, рыцарь? Какого лешего вообще происходит?
- Как ты себя чувствуешь?
- Как обычно. Да что происходит-то?!
- Рот открой, - Гауди произнёс это так, что у Шалопая не возникло ни единого желания что-то переспрашивать. – Где твои клыки?
С округлившимися глазами бывший пират прощупал зубы
- Нету, - просиял бывший вампир.
Гауди смотрел на обыкновенное морщинистое лицо мужчины сорока лет, в его человеческие глаза, и уже не видел и не чувствовал перед собой представителя нежити. Холодок пропал.
- Знаешь, что произошло?
- Боюсь представить, - улыбался Шалопай, читая ответ в глазах своего спасителя.
- Прислушайся к себе, а я скоро вернусь.
- Понял! – воодушевлённо кивнул Шалопай. – Жду не дождусь твоего рассказа!
- Скоро, - сдержанно улыбнулся Гауди и вернулся к девушке.
- Ты доволен, паладин?
- Надеюсь, это не морок.
- Обижаешь! Я такой мелочёвкой не занимаюсь. Колдую с размахом!
- Объясни мне, почему Всевышний не сделал того же?
- Боюсь тебе рано об этом знать, - смутился транслятор Зилгадиса. – Расстроишься. Я выполнил свою часть договора. Твой черёд.
Гауди решительно выдохнул, он терпеть не мог колебания духа в нерешительности.
- Клянусь честью Воина Света, что выполню свою часть договора сам, без доклада кому бы то ни было. Или паду в бою. Ты доволен?
- Да. Это то, что я хотел услышать. А теперь о том, что хочешь услышать ты. Их всего двое. Это очень мало. Но они глубоко зарылись, понимают, что им придётся несладко, если кто-то их обнаружит. И оба они копят силу. Обширные захоронения маны у одного и огненные бездны у другого. Они ждут удачного момента. Уверяю тебя, они будут ждать много лет, возможно, ты уже состаришься и уйдёшь из мира, когда они начнут шевелиться. Но чем дольше они ждут, тем сильнее становятся. Ты будешь удивлён, но один из них расположился прямо здесь, в лесах Элоны. Его логово находится в еловой чаще. Старый замок спрятался в вечной тени меж двух гор. Эльфийское кладбище неподалёку, он поднимет его в любой момент, а пока она – лишь инструмент для отточки некромантских навыков. Охраны у него не много, но не для одного дерзкого паладина. Будь готов к встрече с несколькими десятками зомби и призраков. Не стоит забывать, что некромант опытный, может выкинуть что-нибудь этакое. Будь настороже. Я даже тебе дам отряд своих воинов для поддержки, только постарайся мне их вернуть.
- И что же вы раньше его не уделали, раз он так близко? – насторожился юноша.
- Да потому что я знаю, кто такие некроманты и чем они занимаются. У меня нет тех, кто одолел бы его. Либо я понёс бы такие потери, после которых моё воплощение не состоялось бы ещё прорву лет.
- Кто второй? – Гауди отметил про себя, что Зилгадис предпочитает рисковать разумно.
- Правильнее будет сказать «вторые». Это небольшая группа демонологов расположилась на Тэкроне, в глубине острова. Там очень хорошая связь с инфернальными планами. После крушения Демениона глава этой группы, тогда ещё один одинёшенек, ночью покинул столицу и скрылся на Тэкроне. В пути ему удалось завербовать таких же несчастных. Вместе они окопались там.
Гауди внимательно слушал, вращая в руках бесполезный стилет. Таким орудием не стоит бодаться с нежитью, даже от простого меча прока будет мало: демонов и поднятых мертвецов честной сталью не возьмёшь.
Зилгадис читал по глазам.
- Подойди сюда, - девушка-транслятор указала на громадный резной сундук у стены.
Стоило хозяину приблизиться, как тяжёлая крышка медленно поднялась сама собой. Гауди заглянул внутрь. Там лежали причудливые мечи и посохи.
- Доставай тот чёрный. Знакомься, это Расщепитель душ. Он голодный уже много лет, поэтому будет вести себя плохо, - облизываясь, пояснял чародей. - Чтобы достичь надлежащего уровня могущества постарайся им на славу поработать. Сокрушай любую нежить и демонов, но особый деликатес для него – это кровь живых.
Гауди извлёк названный предмет. Тяжёлый, работать одной рукой будет не просто. Вычурные гарда и противовес из воронёной стали, богатая инкрустация и широкое иссиня-чёрное  лезвие внушали глубинный трепет перед фантазией создателя. Жуткий могильный холод проникал в ладони от каждого прикосновения – такого меча юный паладин ещё в руках не держал.
- С таким только на парад, - разглядывая клинок, усмехнулся Гауди.
- Ты к такому не привык, знаю. Зато работает хорошо. Забирай, он твой. Благодарности не жду. Как управитесь с некромантом, возвращайтесь в лагерь. Тогда и решим, что делать дальше.
- Я понял. Выдвигаемся сейчас же.
- Подожди-подожди, - заспешил транслятор. – До некроманта вы доберётесь к рассвету, дам хорошего проводника. Но вы будете измотаны сегодняшними событиями и переходом. Отдохните, поспите до полуночи и выдвигайтесь. Доберётесь до замка как раз к полудню, когда сила колдуна будет на самой низкой границе.
- Хорошо, - серьёзно кивнул паладин, всё, что говорил Зилгадис, было прописной истиной даже для деревенского ведьмака.
- И, пожалуйста, освободи уже Владыку.
Гауди взглянул издали на дремлющего эльфа. Чего от него ждать, когда к нему вернётся прежняя воля? А ведь Гауди так надеялся покинуть лагерь до того, как Владыка придёт в себя.



Глава 8
Взрыв в сонном царстве

Напрасно Гауди переживал о реакции Владыки Шаанэ. По крайней мере, пока. Стоило раскалившейся булавке покинуть воротник дремлющего эльфа, как по залу разнёсся верный признак здорового сна – храп. В борьбе с чарами артефакта, бедолага растратил все резервы.
Зилгадис же проявил верх гостеприимства, распорядился о том, чтобы вероломным гостям предложили лучшие места для отдыха в палаточном лагере. А пока пират и паладин шли к нужному месту, их охраняли сразу четверо солдат в чешуйчатых латах. Сопровождение гостей взяла на себя личный страж Владыки – воительница Сиана.  По просьбе Гауди Шалопай вернул ей меч, девушка поймала подброшенный клинок и невозмутимо встала рядом с другими стражами. В молчании они добрались до шатра.
К этому моменту, вспыхнувший в лагере бунт умело подавили подоспевшие с пристани орки. Бой был не долгим, да и боем назвать это не поворачивался язык. Безоружные, скованные варвары быстро усвоили, кто здесь хозяин.
Ещё можно было разглядеть последствия неудавшегося восстания. В дальней части лагеря, за постройками лежали ровным рядом поверженные храбрецы, все из тех, кто только что приехал. О потерях среди воинов Зилгадиса никто не говорил. В месте схватки песочком присыпали кровавые пятна.
Воительница указала на нужную палатку и поспешила в сторону башни. Два стража остались стоять у входа.
- Бояться, что мы убежим что ли? – войдя внутрь, Шалопай сразу же растянулся на жёстком лежаке. – Ты чего такой мрачный, а?
Гауди сел на соседнюю кровать и сосредоточенно разглядывал меч.
- Видишь ли, я всё силюсь понять, во что ввязался.
- А во что ты ввязался? – участливый тон выдавал приподнятое настроение бывшего вампира. – Рассказывай, где мы, и что здесь делаем… Меч, кстати, у тебя новый, а у меня никакого нету.
- Меч сей, аванс за работу. Пользоваться им я не хотел бы, если бы не чувствовал его власть над неупокоенными. Даже сейчас, когда он пуст, эта власть пульсирует на моих руках, - глядя в пространство, говорил Гауди. – Он будет хорошим подспорьем в том деле, о коем тебе знать совсем ни к чему. Ты вернул себе человеческое естество, можно сказать, родился заново. Теперь мои дела – не твоя забота. На рассвете мы расстанемся.
Шалопай смутился, потупил взор, потом помотал головой, словно стряхивая наваждение.
- Так поступить даже я, прожженный пират, не смогу, нет. И даже не проси меня уходить! Слушай сюда, парень, ты меня вытащил из такой жизненной ямы, что я до гробовой доски тебе отчислять должен! Мало того, что вытащил, да ещё ничего взамен не хочешь! – хлопнул себя по коленке пират. – Буду распоследней тварью, если оставлю тебя в такой момент. Я же не такой, как те негодяи с «Большой Фортуны», клянусь морскими ветрами! К тому же мне и некуда податься… Вот как судьбинушка распорядилась, чтоб от тебя я ни на шаг.
- А как же твоё рвение поквитаться с коллегами за вероломное предательство? Значит по «Фортуне» больше не скучаешь?
- Пустил бы ко дну со всеми отбросами, что марают её палубу! Они меня за бутылку продали, а я к ним вернись? Вот ещё! Хотя кое с кем из команды я бы переговорил. И обязательно это сделаю, - разгорячился пират, стукнул себя по колену, и вдруг остыл, - но только это всё суета. Чует моё вольное сердце, что именно сейчас я в настоящем деле. Не стоит разменивать его на мелочи.
- Даже так, - грустно улыбнулся Гауди. – Что ж, приятно видеть твою решительность и желание мне помогать. Спасибо. Позволь, я тогда избавлю тебя от лишних подробностей, просто скажу, что мы прибыли по адресу. Я нашёл, кого искал. И знаю, как избавить от него Теану.
- Ты нашёл Шепчущего?! И где он? – серые глаза Шалопая округлились.
- В башне. Я разговаривал с ним, - а Гауди с удовольствием следил за каждой реакцией на ожившем лице пирата. Хоть красавцем того не назовёшь, но в сравнении с собой недавним он просто сиял.
- Та девчонка что ли? – округлил глаза пират.
- Почти. Шепчущий общается через неё.
- Чертовщина какая-то… Ну и? Почему ты его не убил?
- Слушай, это очень долгий разговор, вряд ли ты вникнешь в суть. Главное, что перед рассветом мы выдвигаемся в дорогу. Нас в гости ждёт последний некромант Теаны. С ним надо покончить. Это всё, что тебе надо знать о наших ближайших планах.
- Не намерен спорить, - поджал губы Шалопай. – Ты главный, я слушаюсь. Значит, отдыхаем пока?
- Да. Силы нам ещё понадобятся.

- Пора, -  в шатёр вошёл сосредоточенный Владыка Шаанэ. – Все инструкции в дороге.
Командир рейдерского отряда Зилгадиса привёл в порядок доспех и волосы, даже выглядел отдохнувшим.
Шалопай заворочался, даже тихо застонал, таким сладким был сон. Гауди просто открыл веки и медленно поднялся. Краем глаза он пытался уловить нотки настроения эльфа, выискивал злость или обиду. Бесполезно. Каменное лицо командира не выражало ничего кроме решимости.
- Пошевеливайтесь, - бросил эльф, перед тем, как покинул шатёр.
Приладив новый меч к поясу, Гауди растолкал Шалопая. Вышли они вдвоём: небритый заспанный пират и юноша в простой одежде, что раньше носил под доспехом, но зато с вычурным мечом. Тишина в лагере нарушалась редкими постукиваниями молоточком одинокого резчика по камню.
У шатра выстроились два десятка экипированных в чешуйчатые латы солдат. Прямые, острые лица выдавали в них представителей эльфийской расы. Их высокие шлемы, широкие наплечники и мощные поножи, а так же мечи с широкими лезвиями совсем не походили на снаряжение солдат регулярной армии Элоны. Среди воинов находилась и Сиана. Девушка стояла среди бойцов, потупив взор и глядя куда-то в пространство перед собой.
Владыка подал меч Шалопаю.
- Умеешь с этим обращаться?
- Кой чаму обучен, - с неприязнью ответствовал бывший вампир.
- И то радует. Выдвигаемся! – рявкнул эльф. – Паладин, подойди. Значит так, Зилгадис назначил главным тебя. Я был против, но солдаты приказы не обсуждают. Мастер знает больше и видит события с опережением. Не представляю, чем мог заслужить его доверие такой юнец, но моё доверие ты не заслужил. Командовать солдатами будешь через меня.
Гауди выдержал взгляд холодных глаз, не моргнув.
- Я тоже не согласен с решением вашего хозяина…
- Он нам не хозяин!
- Так вот! Я с его решением тоже не согласен. Мне нужен был только один проводник, а не двадцать один. Что ж вы сами в таком случае не разделались с некромантом?
- Потому что…
- Это был риторический вопрос. Потому что вы бы не смогли. Командуй сам своими солдатами и не мешайся под ногами, - высокомерный эльф не понравился Гауди с первых секунд знакомства на побережье, терпеть его выходки всю дорогу туда и обратно было бы тяжким испытанием, но теперь он вряд ли захочет лишний раз обращаться. –  Показывай, куда идти.
Владыка сжал зубы, но стерпел.
- За мной!
Лагерь быстро пропал за деревьями, сапоги отбивали шаг по старой пыльной и совсем не популярной дороге, где небольшому отряду пришлось растянуться в шеренгу по трое. Возглавлял бравое шествие сам Владыка, а замыкали его Гауди и Шалопай. Рыцарь решил идти в арьергарде до тех пор, пока не почувствует приближение к логову некроманта. Со всеми дорожными трудностями пускай разбираются эльфы.
- Слышь, паладин, - устав от молчания, заговорил Шалопай. – Расскажи хоть, что нас там ждёт.
Гауди сдул прядь волос с глаз, голову давно стоило помыть. Он устал всем вокруг доказывать, что не является паладином, и твёрдо решил для себя больше этого не замечать.
- Радуйся, пират, мы готовимся совершить историческое событие. Выбьем с Теаны последнего некроманта. Видишь, в какую глушь забился. Но, если всё пойдёт гладко, то к полудню будем стоять у ворот его замка.
- Звучит бодро. А сам-то как думаешь, осилим мы его? А то ведь, знаешь, слышал я разное, что, дескать, у всяких там некромантов в услужении целые армии скелетов и мертвецов, а нас здесь – кот наплакал.
- Если доверять все, что мне наговорил Шепчущий, то осилим. Даже с такой горсткой, – Гауди кивнул в спины эльфам.
- Дослужился, ты паладин! Уже и армия под твоей пятой. Хоть и маленькая.
- Это не моя армия, а вон того длинноухого. Будет интересно посмотреть, как он командует. Может, чему-то научусь.
Внимательно разглядывая паладина, подошла Сиана, воительница держала ладонь на рукояти меча. Она ещё долго не забудет, как осталась без оружия в самый ответственный момент. Гауди встретил её взгляд и прочёл в нём чувство безоговорочного превосходства. Без сомнения, свою слабость у входа в башню она считала нелепой случайностью.
- Скоро мы будем у замка. Владыка Шаанэ хочет с тобой поговорить о мерах предосторожностей, - тихий голос девушки прозвучал чуждо после долгого нахождения Гауди в компании варваров.
- Веди, - кивнул паладин и махнул рукой Шалопаю, призывая следовать за собой.
Они обходили колонну по обочине, высокая трава препятствовала быстрому передвижению, но приходилось поспевать за юркой воительницей. Гауди приглядывался к её силуэту, пока она шла впереди. В короткой стычке на побережье Боло девушка показала себя опытным воином, двигалась быстро и дралась, пусть без выдумки, но надёжно. Едва ли она успела показать весь свой потенциал. Именно поэтому Гауди до сих пор находился в мире живых.
- Ты хорошо дралась на берегу, - мягко произнёс Гауди, ему почему-то захотелось узнать о юной воительнице побольше, её жизненный путь наверняка не был заурядным. – Где ты учились так владеть мечом?
Не сбавляя шага, Сиана обернулась. Взгляд её говорил: «Не утомляй меня пустой болтовнёй, парень».
Гауди это зацепило.
- У тебя хорошая техника, но ты подходишь к бою, как к механизму. Не хватает творчества…
- Вот скажи, если бы на моём месте был один из этих, - Сиана кивнула в сторону солдат, - ты бы тоже давал ему советы?
- Не исключаю, - смутился Гауди и решил больше не навязываться.
Владыка шествовал на пять шагов впереди отряда, внимательно разглядывал окружающий лес, словно ожидая внезапной атаки. Сиана пристроилась у левого плеча эльфа. Гауди с Шалопаем у правого.
- Паладин, уж не думаешь ли ты, что мы сделаем всю работу за тебя? Мы приближаемся, пора бы тебе уже оправдать то доверие, чтобы было к тебе проявлено.
- Присутствия тёмной магии не чувствую, даже дремлющих чар нет вблизи. Пока не доберёмся, вы оправдывайте своё нахождение здесь.
- Очень ценное замечание! – покачал головой Владыка и хищно оскалился. - Я вообще не знаю, что ты здесь делаешь, паладин! Что ты намерен предпринять, когда мы придём?
- Намерен делать свою работу, - Гауди сохранял железное спокойствие. – Надеюсь, вы и ваши люди знаете, как бороться с нежитью.
- У нас достаточно боевого опыта, чтобы выстоять против любого противника, - с вызовом ответил Владыка.
- Тогда вы, конечно же, заговорили мечи ваших солдат, ведь рубить неупокоенную плоть всё одно, что бить по доспеху. Хотя вряд ли вы имеете такое оружие, потому что заговорить его может только священник.
- Ты можешь это сделать? – задрал подбородок эльф.
- Нет. Я не священник. Но есть кое-какие секреты, - Гауди заметил, как в глазах эльфа вспыхнул интерес. – Пусть твои бойцы рубят конечности, делать это надо изо всех сил. Да, лезвия будут тупиться, но если рука или нога будут отрублены, то из раны начнёт выходить тёмная магия, тело будет терять твёрдость, подвижность, способность мыслить – это последствия истончения связи с Хозяином. Отрубить одну конечность мало, лучше две, тогда сила будет покидать мертвецов быстрее. Бой завершится, когда будет отрублена голова, без неё твари полностью утратят связь с создателем в течение часа-двух.
Не только Владыка, но и его помощница слушали Гауди так, словно им раскрывали страшный секрет.
- Это ещё не всё, - увлёкся Гауди. – Мы идём в логово некроманта. Едва ли он ограничится только неупокоенными. Если нас встретят вампиры – потерь не избежать. Они стремительны, в бою нужно быть предельно сконцентрированным на таком противнике. Если будут призраки, избегайте боя с ними. Воина они воли лишить не смогут, но вот парализовать – запросто. Ключ здесь такой – ко мне призраки не приближаются. Надеюсь, ничего страшнее нам не встретится.
Владыка Шаане молча развернулся и остановил колонну. Выстроил бойцов перед собой и подробно описал те методы борьбы, что изложил ему Гауди. Когда инструктаж подошёл к концу, и поход возобновился, эльф сказал:
- Теперь жизнь этих солдат зависит от твоих слов, паладин. Если их мастерство не решит исход возможного столкновения, то лишь твои советы будут им помогать. Я и сам проверю их действенность.
Гауди тяжело вздохнул. Ему начинали надоедать нападки и подозрительность заносчивого Владыки. Понятно, что он бесится из-за того, что вынужден быть лишь вторым в этом походе, а уж как в нём кипит злоба за булавку, допрос и всё, что было после… Но теперь то им обоим рука об руку биться. Странно, что он этого не понимает.
От размышлений Гауди отвлёкло магическое чутьё. Его коснулся тонкий звон приближающихся нитей охранных чар.
- Стоять! – поднял руку паладин. – Мы близко.
Больше не говоря ни слова, Гауди сел прямо на тропинку, закрыл глаза, и так сидел некоторое время. Все терпеливо ждали, даже Владыка, надо отдать ему должное, проявил, не свойственное для его персоны, терпение. Только посапывал недовольно, но молчал.  Наконец, Гауди закончил прощупывать пространство вокруг, поднялся и отряхнулся.
- Вот мы и пришли. До замка не больше мили пути. Вон там дорога заворачивает, а нам придётся пройти прямо через дебри. Впереди ждут ловушки и стражи. Это точно. Вокруг логова это неотъемлемые атрибуты. Сейчас нам обязательно надо ускорится, если не бежать, то хотя бы идти так быстро, как только возможно по чаще. Потому что где-то шагов через сто некромант узнает, что кто-то вторгся в его владения.  Как только он узнает, что граница нарушена, то начнёт дознаваться, кто мы и сколько нас. Он сделает это быстро, там наверняка полно артефактов в замке, а по лесу расставлены скрытые сторожевые тотемы.
- Он узнает о нас через тотемы? - наморщил лоб Владыка.
- Это когда мы углубимся, а здесь, с краюшка его владений мы просто заденем незримые паутинки чар. Они всю округу оплетают. Некроманту подчиняется вся природа вокруг. Он питается её соками. Это нужно, когда он намерен сидеть в логове очень долго.
- Может быть, передышка перед рывком, а? – вставил робкое слово Шалопай, поймал на себе три презрительных взгляда и пожал плечами. – Ну, как хотите! Только вот выдохнетесь, а там, в лесу, бой будет.
- Почему мы должны торопиться? – эльф вглядывался в лес, словно пытался увидеть шпили замка за ветками деревьев. – Что он может сделать, если мы не будем торопиться?
- Мало того, что он успеет стянуть к замку все свои боевые ресурсы с округи, так ещё и нас начнёт атаковать.
- Например, как?
- Когда тотемы соберут ему достаточно сведений о нас, он получит ключи к сознанию каждого члена отряда и будет атаковать мороками, забытьём, слабостью, рассеянностью – в общем, у кого какие слабые места.
- Тогда не будем терять время! Веди, паладин. Солдаты, приготовится к маршу!

Стоило отряду Зилгадиса сойти с дороги и углубится в чащу, привычный лес стремительно сменился увядающим ельником. Гауди прочувствовал, как они преодолели незримую границу от мира живых к миру мёртвых, где каждый уголок дышит холодком и подрагивает хитросплетениями тёмных заклинаний.
С разных сторон из глубины ельника на спешащих солдат взирали многочисленные тотемы-наблюдатели: где-то на ветке череп коровы блеснёт алым из глубины чёрных глазниц или вытесанный из дерева бесформенный силуэт древнего божества со скрипом повернётся в направлении чужаков, а под пожухлой травой заворочается камень-страж – наступи на один такой, и вся твоя судьба у некроманта, как на ладони, а на другой надавишь, так и ослабеешь, что и меча не достать, ни шагу сделать.
Гауди двигался на десять шагов впереди остальных и предупреждал о всех ловушках, что попадали в поле его внимания. Он их не столько видел, сколько ощущал, как чёрные, мерцающие сгустки. Чем ближе чужак к такому сгустку, тем быстрее вибрация в нём. Лес вокруг просто кишел ими, а уж сколько вокруг другой, невидимой глазу, дряни нависло на ветвях и оплело землю – лучше и не знать неподготовленному.
Путь отряду преградил глубокий овраг, края его терялись за деревьями. К застывшему на краю паладину подоспел Владыка и его спутница, следом приковылял запыхавшийся Шалопай.
- Преодолеем легко, - без тени сомнений резюмировал эльф. – Или ты хочешь отдохнуть, паладин?
Нападки обиженного Владыки Гауди решил пропускать мимо себя.
- Слишком удобное место для защиты. На верху нас обязательно встретят слуги некроманта. Не самые сильные, но они заставят нас показать, на что мы способны.
- Скорее бы уже увидеть этих слуг! А то я уже начинаю сомневаться, что они вообще появятся, - эльф обнажил роскошную саблю с драконьей головой на эфесе. - Да и показать, на что мы способны, давно пора.
Сиана последовала примеру Владыки и тоже приготовила оружие.
- Приятно видеть, что вас не пугает перспектива встречи с нежитью. Шалопай, ты не боишься? – Гауди не торопился тянуться за мечом.
- Я был одним из них! Ясен якорь, не боюсь. Я боюсь сердце выплюнуть от таких забегов. Вот это страшно!
- Что-то ещё может нам помешать, помимо этих пресловутых слуг? – Владыка осматривал цепким взглядом противоположный край оврага.
- Может быть всё, что угодно. Узнать это мы сможем, только оказавшись на той стороне.
- Приготовится к бою! – скомандовал Владыка и первым зашагал вниз по склону.
- Вредный мужик, но вот в чём ему равных нет, так это в решительности, - уважительно причмокнул Шалопай и последовал вниз следом за Гауди и воительницей. – Прёт, как бык!
Сиана выразительно глянула на пирата, казалось, она хотела, что-то сказать, но промолчала.
Когда ретивый Владыка Шаанэ преодолел дно и только-только начал подъём, сверху на отряд посыпались кривые стрелы, зашуршали опавшие иголки под множеством ног.
- Скелеты! – предупредил Гауди и обернулся, чтобы оценить настрой тех, кто шёл за ним.
Эльфийские воины выглядели настолько мрачно в тёмных доспехах, что сами вполне могли сойти за свиту некроманта: лица без эмоций, во взглядах холод надгробий. Кто дорогу преградит, того втопчут. Стрелы они отбивали мечами, благо стреляли скелеты ужасно.
- Как ты понял, что это скелеты? – неожиданно спросила воительница.
- Прислушайся… Косточки постукивают, - Гауди прибавил ходу и обогнал Владыку.
- О! Точно! – воскликнул Шалопай, безуспешно пытаясь вернуть дыханию ровный лад. – Стук-стук! Клац-клац! И паладином не надо быть, чтобы догадаться!
На верху их действительно встретили скелеты – голые костяки с мечами и луками. Бегло оценив обстановку, Гауди насчитал среди голых деревьев около трёх дюжин защитников проклятого места. А когда подсчёты закончились, пришло время скрестить клинки.
Действовали скелеты примитивно, били только рубящим сверху. Уйти от такого удара смог бы любой мало-мальски подготовленный боец. Что и сделал паладин. Чёрный меч жёстко опустился на ключицу ближайшего скелета. Кость сломалось, но как-то нехотя. Скелет посыпался, зеленоватый дымок, видимый только Воинами Света, заструился прочь из неупокоенного. Вся сила стремительно потянулась к мечу и растворилась в лезвии.
Второй скелет пал от точно такого же удара, меч вобрал всю высвободившуюся магию, да только Гауди так и не почувствовал пробуждения древнего артефакта. Если Повелитель смерти, подаренный наставником, резал любую нежить на раз, то этот увесистый подарок Зилгадиса не столько рубил, сколько переламывал – тяжёлый и тупой, для боя меч подходил так же, как дубина для резки хлеба.
Рядом бился Шалопай. Он отражал неловкие, но сильные удары скелета, бил сам, но так мог бы рубиться целую вечность, ему просто не хватало силы, что нанести противнику значительный ущерб. Уклонившись ещё от нескольких мечей, Гауди подоспел к пирату, обезоружил костяного воина, отрубив его рабочую руку, и вложил всю силу в завершающий удар. Да, мечом, как топором, не работают, но не в этом случае. Обезглавить неупокоенного такой железкой – дело не простое.
- Отвлеки лучников! С этими мы сами разберёмся! – крикнул Гауди пирату, когда скелет рухнул под ноги.
Шалопай коротко кивнул и, минуя сражение, побежал в обход, за спину дерущихся, где из-за деревьев вели обстрел стрелки.
Без криков, в холодном молчании из оврага выбирались бойцы Зилгадиса и вступали в схватку. Хорошо вооружённые и защищённые они просто сметали костяной заслон. Отрубленные конечности летели во все стороны. Парни работали умело. Их появление было своевременным, потому что Владыка находился в непростой ситуации. Если бы против него дрались живые существа, он давно одержал бы верх. Сейчас же на него насели сразу пять противников. Он играючи уходил от их ударов, сам бил без остановки, и саблей и ногами их охаживал, одного даже за руку поймал и перебросил. Но скелеты продолжали вставать. Ведь они не чувствовали боли и сознание терять не умели, а массы эльфийской сабли просто не хватало, чтобы перерубить тёмные чары.
Сиана помогала командиру, билась с ним плечом к плечу. Девушка быстро поняла, что её оружие бессильно, зато от подсечек костяки валились, словно ходить не умели, а вставали долго.
Против Гауди уже стояли трое. Двигались они хоть и быстро, но дёргано, поэтому не всего можно было рассмотреть начало удара. Отразив первые атаки и разломив черепушку одному из скелетов, юноша отступил так, чтобы оказаться ближе к Владыке и поддержать его. После работы тяжёлым Расщепителем Душ дыхание сбилось,  а руки потяжелели. Одно Гауди знал точно, со своим предыдущим мечом он управился бы со всеми этими скелетами один. Сейчас же, требовалось, невзирая на усталость, одолеть их как можно больше, что бы меч всё-таки начал хоть как-то реагировать на врага. Потому что у замка некроманта с таким оружием лучше не оказываться.
Сила поверженных врагов не успевала таять в пространстве, вся она, вихрясь зелёными струями, устремлялась к ненасытному Расщепителю. Целый ручей тёк от места, где бойцы крошили и топтали костяков. Чёрное лезвие вбирало всё! Казалось, его возможности впитывать силу безграничны. Хотя какая там сила в этих жалких скелетах. Они до сих пор сражались только потому, что их было много.
Стрелы перестали отвлекать от боя. Шалопай привлёк к себе внимание всех лучников и уже носился от них, ловко петляя меж деревьями. Пусть у стрелков не было мечей, зато пальцы живые скелеты имели уж больно жадные до тёплой плоти.
Вскоре основные силы эльфов соединились с дерзким передовым отрядом и благополучно добили тех немногих, кто ещё крутился вокруг Владыки и Сианы. Завидев это, прибежал Шалопай с костяным войском на хвосте. Бойцы Зилгадиса играючи разделали весь стрелковый десяток.
Лес на месте сражения превратился в свалку костей и черепков.
- Раненые есть? – обратился Гауди к солдатам. - Даже царапина может быть опасна!
- Меня задели, - отозвался один из бойцов, на его щеке краснело рассечение. - Пальцем задел, гад костлявый.
- Не шевелись, - Гауди подошёл и прикоснулся указательным пальцем к ране.
Обжигающий жар устремился к кожным тканям. Солдат зажмурился.
- Теперь боятся нечего, рана не опасна, - кивнул юноша, стряхивая с руки остатки маны.
- Знаешь магию? – подошёл тяжело дышащий Владыка, волосы слиплись на лбу, по лицу стекал пот.
- Самые азы. И теперь об этом знает некромант. Нам нужно торопиться.
- Тогда веди, - развёл руками командир эльфов.

Мост находился в подвешенном состоянии по ту сторону рва с застоявшейся тухлой водой. Что там плавало, лучше бы никогда и никому не знать, но мух вокруг кружили целые семейства. Запах соответствовал обстановке.
Замком жилище некроманта нельзя было назвать даже с большой натяжкой. Просто ветхий коттедж с острой крышей и узкими, высокими окошками. На большом балконе расхаживали фигуры в доспехах и шлемах.
- Зомби, - Гауди, не таясь, стоял у обрыва. Носом старался не дышать.
- Всего шесть, - от царившей вокруг вони Владыка побледнел, но пересиливал отвращение, держал осанку и носа не зажимал.
- Это лучники. Внутри должны быть ещё стражи.
- Можешь почувствовать, сколько?
- Нет. Здесь магия некроманта слишком сильна.  Знаю по опыту, что там, внутри, будет темно, и за каждым углом нас встретит клинок или чьи-то зубы. В общем, соваться в дом не будем. Попробуем его сжечь.
- Положись на меня, - Владыка Шаанэ перебирал пальцами по эфесу сабли. – В огне я разбираюсь. Есть ещё какие-нибудь рекомендации перед тем, как мы начнём готовить поджёг?
- Не падать в ров, - попытался пошутить Гауди.
- Как не падать? – округлил брови Владыка. – Я собирался перебираться вброд!
От улыбки не удержалась даже молчаливая Сиана.
- Эй! Хулиганы! – донёсся старческий голос с балкона, это лысый некромант в чёрном балахоне соизволил выйти и встретить гостей. – Что вам здесь надо?! Иди прочь отсюда! Это частные владения!
- Это мои владения! – зычно выкрикнул командир эльфов. – А ты присвоил себе мою собственность! Готов выселяться по-хорошему?
- Хрен тебе, ушастый! Были владения твои, стали мои! А не нравится, так попробуй забери! – и с этими словами некромант отошёл от края, и лишь мелькающая лысина выдавала его присутствие.
- Что за дерзкий ублюдок! – Владыка Шаанэ выразительно посмотрел на девушку, потом на Гауди и Шалопая. – Надо жечь!
- Чего это он там отплясывает? – спросила Сиана.
- Колдует, - напряжённо ответил Гауди. – Нужно срочно решать, как преодолеем овраг. Вброд не пойдём. Ещё варианты?
Владыка залихватски присвистнул, и из рядов солдат к нему подбежал мрачный тип со шрамом через всё лицо.
- До моста крюк добросишь?
Солдат бегло оценил расстояние до цели.
- Легко.
- Тогда действуй.
Откуда ни возьмись, появилась верёвка и мощный крюк. Солдат затянул узел на железной петле и со свистом раскрутил. Крюк по ровной дуге пронёсся над зловонным оврагом и зацепился за край воздетого к небу, моста. Свободный конец верёвки привязали к дереву.
- Быстро-быстро! Десяток Волка на тот берег. Остальные – снять охрану на балконе! – раздавал команды Владыка.
Оставшийся на берегу десяток зарядил арбалеты и дал залп прямо над головами первых повисших на верёвке. Пять из шести зомби перестали колобродить и выжидать момента для атаки. Последний мертвец, свесившись над огородкой балкона, натянул тетиву. И тут же сам получил в лоб тяжёлым болтом. Шлем отскочил так, будто его сбили пинком, а сам незадачливый снайпер перевалился вниз, рухнул на склон рва и уже не спеша съехал в воду. Солдаты Зилгадиса отпраздновали меткий выстрел товарища дружным и резким «Гу!». Действовали парни слаженно. Не просто так Владыка взял с собой именно их. Гауди уже готовился запрыгнуть на верёвку, но его остановила тяжёлая рука на плече.
- Не лезь, паладин! Жечь буду я. Сиана, присмотри за мальчиком.
«Мальчиком?! Да что он себе позволяет!» - взорвался про себя Гауди.
Но залезть вслед за солдатами эльф так и не успел. Заскрипел проржавевший цепной механизм, и с жутким лязгом мост пополз вниз. Перебиравшиеся по верёвке солдаты посыпались в ров, лишь двое успели спрыгнуть на той стороне, под самые стены дома.
- Сам что ли пускает нас? – изумился Владыка, подавая руку одному из упавших.
- Только не вздумайте соваться туда! Что-то здесь не так, - Гауди наблюдал, как стрелки помогают выбраться из зловонной ямы неудачливым товарищам.
- За мной! – скомандовал Владыка тем, чьи руки оставались свободны, и ступил на мост.
Здесь-то и стал понятен замысел некроманта. Рваная тень накрыла дом, и вот на мост, растопырив крылья, садится огромный костяной дракон. Создание из ночных кошмаров, оно пробило острыми когтями доски и заставило мост застонать под собственным весом. В глазницах и в грудной клетке меж рёбер билось ярко зелёное пламя – та сила, что заставляла дракона действовать.  Эльфы с противоположного берега, презрев брезгливость, поспешили спастись в канаве.
- Всё-таки решился! – воскликнул Гауди, разглядывая диковинную тварь.
- Ты о чём? – Шалопай медленно отступал подальше от моста, понимал, что это точно не его бой.
Владыка повернулся к паладину с тем же вопросом в глазах.
- Сколько же времени и сил понадобилось на то, чтобы собрать это чудо и вдохнуть в него жизнь! Каким бы тёмным ни было сердце некроманта, оно должно сейчас обливаться кровью от мысли, что дракон может быть уничтожен. Наверняка, он создавался для других целей.
- Кончай восхищаться! Лучше скажи, как его одолеть? – Владыка вернулся на твёрдую почву.
- Кто-то говорил, что умеет жечь! Огнём можно его остановить, если не скупиться на жар.
- Ребята! Залп хлопушками! – скомандовал Владыка.
Пока вылезшие из оврага солдаты сражались с рвотными порывами и стирали тину с доспехов, стрелки зарядил арбалеты особыми болтами с грибовидными наконечниками. Пять снарядом ударили по костяному чудовищу. Пять взрывов окутали дракона пламенем, а следом ещё пять болтов довершили начатое. Мост утонул в огне. Дракон издал протяжный рык, распахнул крылья и упругим движением поднял себя в воздух. Оставляя за собой огненный шлейф, он рванулся вперёд и с грохотом рухнул туда, где миг назад находились стрелки.
Пока дракон складывал крылья, Гауди сделал резкий шаг на встречу. Однажды, на Безымянном он сталкивался с таким врагом и знал о его медлительности. Но тогда в руках был надёжный Повелитель смерти. Справится ли нынешний спутник?
- Займитесь некромантом! – выкрикнул Гауди, занося меч над головой и опуская чёрное лезвие на опалённый череп.
Голова отпрянула, по кости пошла трещина. Несколько солдат бросились на дракона с разных сторон. Их клинки опускались с глухим стуком, и от каждого удара порождение тёмной магии издавало жуткий вой. Магия тонкими ниточками струилась прочь из костяной клетки и стягивалась в чёрный меч.
Предчувствуя скорую гибель, дракон взмыл вверх и изрыгнул из пасти клубы ядовитого пара. Закрывая лица руками, солдаты отпрянули и побросали мечи. Они падали на землю и заходились жутким кашлем. Гауди спасся лишь благодаря прошлому опыту. В последний момент паладин откатился в сторону, занял удобную для атаки позицию и дождался, пока дракон вновь приземлится. Стоило этому произойти, как решающая атака решила исхода битвы. Рванувшись вперёд, Гауди на выдохе обрушил меч на открывшуюся шею. Кости хрустнули, и здоровенная башка рухнула паладину под ноги.
Обезглавленный скелет развалился на части.
А тем временем Владыка с несколькими бойцами и Сианой прорвались сквозь горящий мост. Знатоки многих хитростей, солдаты Зилгадиса подхватили командира и подбросили его достаточно высоко, чтобы тот сумел зацепиться за край балкона. Не успел эльф вскарабкаться и скрыться из виду, как следом за ним подбросили и Сиану. Лёгкая девушка почти перелетела через перила.
Гауди бегло осмотрел отравленных эльфов. В помощи они не нуждались, как не нуждались больше вообще ни в чём. Стрелки вместе с Шалопаем успели скрыться за деревьями, и теперь им ничто не угрожало.
- Паладин! Давай сюда! – крик Владыки долетел с балкона.
Солдаты у стены уже махали Гауди, дескать, подходи, подбросим. Там, где недавно колдовал некромант, теперь звенели клинки.
  Пламя на мосту почти угасло. Гауди без труда добрался до стены, пристегнул меч к поясу и взобрался на руки к солдатам. Резкий толчок вверх, и вот рыцарь уже перепрыгивает через поручни.
Огромный воин в чёрных доспехах и закрытом рогатом шлеме, орудуя двуручным мечом, прижимал Владыку к стене. Сиана лежала на каменном полу, а из-под её шлема тонкой струйкой бежала кровь.
Не колеблясь, Гауди подскочил со спины рыцаря и обрушил Расщепителя душ прямиком на доспех. Напитавшийся силой дракона, меч, наконец, пробудился. Осквернённая броня не выдержала, проломилась, а сам чёрный рыцарь завалился вперёд и сполз по стене.
Чёрный меч получил новую порцию силы.
- Так просто? – Владыка Шаанэ взирал на заговорённый клинок с опасением, эльф тяжело дышал, а пот градом стекал по лицу, как именно их с Сианой успел протестировать чёрный рыцарь, оставалось только гадать.
- Мы уничтожили дракона, и он пробудился. Силы было много, - пояснил Гауди, уже направляясь к девушке. – Она жива?
- Не знаю, - тяжело дыша ответил эльф.
Гауди аккуратно снял шлем и с удивлением обнаружил под ним острые эльфийские ушки. Длинные рыжие волосы разметались по каменному полу. На бледной щёчке кровоточила рана, а вокруг неё распускалась синим цветом гематома. Но девушка дышала.
 Рядом подсел Владыка.
- Некромант заперся там. Жаль признавать, но теперь я не уверен, что разберусь с ним быстрее тебя. Иди, а я займусь девочкой.
Ведущая в дом дверь выглядела мощной, сломать её ударом ноги не стоило и мечтать. Но вот Расщепитель душ наверняка смог бы нанести ущерб оплетённому чёрной магией замку.
Острый эфес врезался в замочную скважину раз, другой. Нити заклинания порвались и оно растворилось. Подоспели штурмовики Зилгадиса. Втроём они навалились на дверь плечами, и та поддалась.
- Оставайтесь здесь! – скомандовал Гауди и вошёл в темноту, а там кто-то уже шаркал ножками в попытке скрыться.
Заклинание освещения заискрилось на пальцах паладина.



Глава 9
Ветры странствий

Заклинание только-только осветило комнату, а Гауди уже мчался в сторону шагов. Некроманта – дряхлый старикашка – не успевал добежать до выхода.
- Да что тебе надо, проклятый! – заверещал колдун, поняв, что гонку с молодым оппонентом ему не выиграть.
Гауди, молча, занёс меч.
- Скажи, что хочешь! Я всё сделаю! Золотом осыплю, любого врага в могилу сведу! Только оставьте меня в покое! Буду вечно служить, слово тёмного!
Борясь с отвращением, Гауди на миг задумался, а мог бы он попросить просто высвободить свою силу, и тогда можно было бы оставить его в живых… Бредовость мысли была очевидна. Паладин нанёс всего один удар. Расщепитель душ сам спешил на встречу новой, могущественной жертве. Голова старика укатилась в угол.
А в помещение уже врывались эльфы с обнажёнными мечами.
- Дом будем зачищать? – спросил один из них так, будто его совершенно не волновало, что с, притаившимися в тёмных комнатах, слугами некроманта они могут и не совладать.
- Нет. Здесь только выжигать всё до основания, - с мрачным видом Гауди осматривал столы с колбами и мензурками, на полках стояли толстые книги, а в дальнем углу из темноты торчали чьи-то тощие босые ноги. Запах в комнате царил под стать тому, что властвовал вокруг дома. – Только жечь…
Вошёл Владыка Шаанэ.
- Я так понимаю, ты не хочешь идти вниз через дом?
- Если тебе не жалко своих солдат, то можете спускаться. Я лично намерен вернуться вниз через балкон и дождаться где-нибудь вдалеке, пока будет исполнена ваша часть работы.
- Парни, спускаемся через балкон, - спокойно произнёс Владыка, чем крайне удивил юношу. – И помогите Сиане спуститься.
- Она в порядке? – Гауди закрепил меч на поясе. Клинок явно полегчал, чего не скажешь о наносимых им повреждениях.
- Да. Она солдат, для неё это привычно. Всё, идите. Мы с паладином сейчас спустимся.
Пока солдаты выходили наружу, эльф и человек смотрели друг на друга, не отводя глаз.
- Есть разговор, - бой кончился, но Владыка не торопился убирать саблю.
- Я так и понял.
- Тогда слушай. То, что ты сделал со мной на корабле – это прямое оскорбление моего достоинства, смыть которое поможет только твоя смерть. Смерть от моей руки. Ты ведь понимаешь, что если я захочу, то ты из этого дома уже не выйдешь?
- Понимаю. А то, что ты пленил меня без разбора, это как называется?
- Есть у этого определение. Война. Может, слышал?
- Значит, когда тебя дело касается – это оскорбление достоинства, а когда меня, то война. Что-то здесь не вяжется.
Владыка вздохнул.
- О твоём достоинстве вообще речь не идёт. Но, я вижу, ты меня не понял. Хорошо, поговорим по-другому.
Эльф пошёл на Гауди, а когда приблизился достаточно близко, то ударил саблей сверху вниз. Быстрый, но простой ход. Гауди выхватил и подставил меч. Это было слишком просто, но понимание этого пришло слишком поздно. Он даже начал ответный манёвр, как что-то со стороны владыки мелькнуло так быстро и с такой силой врезалось юноше в лицо, что тот отлетел к стене и выронил меч. Встать после такого не было ни единой возможности.
Пнув сапогом Расщепителя душ, Владыка встал прямо над Гауди.
- С этой игрушкой и я мог бы управиться с драконом и тем вурдалаком в латах. А ты жив только потому, что в тебе почему-то нуждается Мастер. Я уважаю его решение. Но не уважаю тебя. Однако выбора у меня нет, я должен с тобой кое о чём договориться. Ты меня слушаешь?
- Весь внимание, - прохрипел Гауди, во рту появился кислый привкус крови.
- Ты будешь выполнять оставшуюся часть договора, как и было тобой обещано Зилгадису. А я буду тебе помогать, даже буду шкуру твою вытаскивать из огня, лишь бы никто, кроме меня эту шкуру не снял. Когда ты сделаешь всё необходимое – мы сразимся. Это будет поединок насмерть.
- Ммм, теперь я с особым энтузиазмом буду искать тех проклятых демонологов. Ведь знать, что после их нахождения, я умру – это так вдохновляет!
- Выбора у тебя нет. Ты, конечно, можешь сбежать, но тогда героем тебя никто и никогда не назовёт.
- Вызов принят, - не спорил Гауди, ещё не хватало, чтобы его уличили в трусости.
- Вот и славно, - не дожидаясь реакции паладина, Владыка ухватил того за руку и помог подняться.
- Если ты хочешь честный бой, то позволь мне высказать честное мнение. Хотя тебя моё мнение мало заботит. Но всё же. Буду искренне надеяться, что до окончания нашей маленькой компании ты всё же падёшь от чьей-либо руки или ещё как-то. Потому что бой с тобой я вижу для себя безнадёжным, - Гауди вытер рукавом разбитый рот, он даже не мог предположить, что когда-либо встретит того, кто сможет так вывести его из себя.
- Видишь, я выслушал тебя. А теперь выметайся. Я буду жечь этот вонючий сарай.

- Потери не велики, уж поверь, мой верный Шаанэ! Главное, высвобожденная сила и моё наличие рядом с ней. О, это настолько великий объём маны, что старый дурак даже не смог ею воспользоваться, захлебнулся. Именно поэтому вы так легко проникли в его жилище, - на этот раз Зилгадис вещал устами другой девушки, но тем же густым басом. – С демонологами так просто не получится, и там вам не обойтись двумя десятками солдат.
Владыка Шаанэ, Гауди и транслятор Зилгадиса прогуливались вокруг алтаря. Мерцающий свет от странного камня усилился, заполнил весь зал жёлтыми  отсветами.
Отряд вернулся поздней ночью. Все работы в лагере прекратились. Бородатые варвары сидели прикованными цепями к стенам башни. Так в них воспитывали покорность, и продолжат воспитывать, пока она, эта покорность, не возобладает над жаждой и чувством голода. Об этом поведал паладину сам Владыка, когда они проходили мимо.
 Пара орков прохаживались мимо сквернословящих боловцев и лениво охаживали их плетьми. Да и вообще в лагере даже ночью орков тёрлось больше, чем рабочих днём. Зеленокожие жгли костры и громко болтали, так они проводили всё время между походами.
Шалопай сразу вернулся в шатёр, сказал, чтобы разбудили, когда всё будет готово к походу. Ослабшая Сиана отправилась на врачевание к тому самому магу, что ещё сутки назад получил по макушке собственным посохом.
- И что ты можешь предложить, чтобы облегчить нашу миссию? – Гауди держался на ногах из последних сил, он бы с удовольствием перенёс этот разговор на утро, но в Зеркальной башне уже был хозяин-барин, который сам выбирал время для бесед.
- Эту проблему ты решишь сам. У твоего друга пирата есть какие-то связи из прошлой жизни. Вот и поговори с ним об этом.
- Мастер, - склонил голову эльф. – Позвольте мне сопровождать паладина. Ему понадобится опытный полководец.
- Он и мне понадобится.
- За меня останется Маркус. Он разбирается в вопросах набегов. Но, будем надеяться, нам больше они не понадобятся. К тому же я хотел бы взять с собой Сиану и своих парней. Это будет тот необходимый минимум, чтобы юнцу не сгинуть где-нибудь в море задолго до того, как он доберётся до Тэкрона.
Зилгадис кивнул.
- Убедил, Шаанэ. Делай, как считаешь нужным. Только как ты собираешься с дюжиной воинов управляться с кораблём? Есть идеи?
- Да. Для начала мы возьмём малого дракона и сплаваем к друзьям нашего пирата и поговорим об их долге. В зависимости от результата этого плавания, мы определим дальнейший ход действий.
- Я не согласен идти в логово демонологов с отрядом пиратов. Они бросят нас при первой возможности! – вставил своё слово Гауди.
- Шаанэ, а есть ли у тебя запасной план?
- Это зависит от того, что из себя представляет сей предмет, - с этими словами Владыка извлёк из небольшой сумки, что носил на поясе, тёмно-зелёный ремень. – В доме некроманта я почувствовал от этой игрушки мощные вибрации силы. На мой взгляд – это могущественный артефакт, но я хотел бы услышать твоё мнение, Мастер.
- О-чень интересная находка! Нет-нет! В руки я его не возьму, транслятор не выдержит. Подождите немного, я посмотрю в информационном поле что-нибудь о нём, - девушка вздрогнула и голова её повисла, а глаза закрылись.
- Зачем ты забрал эту гадость? – Гауди смотрел на ремень, словно перед ним стоял сам некромант. 
- А у тебя есть лишние ресурсы для похода? Мы должны использовать любые возможности. Но давай поговорим об этом позже. Мастер в трансе, и ты мешаешь ему.
- В трансе он… - буркнул Гауди и отошёл в сторону.
Девушка снова вздрогнула, встрепенулась и потёрла глазки.
- Вот и я. Долго меня не было?
- Вечность.
- Меньше минуты, Мастер.
- Прекрасно. Минута здесь, а вечность там, ты прав паладин, - неприятно захихикал Зилгадис. – Поясок сей очень старый. Историю его создания и того, как он попал к нашему некроманту, я опущу. Это хоть и интересно, но к делу отношения не имеет. Создатель пояса назвал его Зов к Древним. Сила предмета взывает ко всем Древним вампирам, и они должны будут явиться на Зов и выполнить поручение взывающего. Использовать предмет можно всего раз, и, к нашему великому счастью, некромант сделать этого не успел.
- Ну, конечно! Да вы хоть знаете, кто такие Древние? Они не то что повелителя артефакта не будут слушать, но и самого Демениона заставят им сапоги чистить, - щёки Гауди раскраснелись, он не сомневался, что вместе с некромантом должны были сгореть и все его вещи.
- Зря ты так думаешь, юный паладин. Я же опустил историю появления Зова к Древним. За очень большую услугу первые Древние отплатили создателю тем, что кровью поклялись один раз придти на Зов к тому, кто обратится к силе предмета. По личным причинам создатель предмета выбрал именно пояс, как капсулу для заклинания Зова. Помощь столь могущественного союзника нам не помешает.
- Знать бы ещё, на что конкретно рассчитывать, - Владыка увлечённо разглядывал причудливые письмена на коже ремня. – Как пользоваться этим сокровищем?
- Надо прочесть вслух этот текст, - ткнул пальцем в сторону узора транслятор.
- Это текст? – изумился эльф. – Больше похоже на рисунок. Как это читать?
- У нас в команде есть паладин. Удивлюсь, если он не знает некромантских вязей.
Нечеловекческим усилием Гауди сдержал зевок.
- Вязи я знаю, но использовать эту дрянь не буду! Не хватало ещё мне с вампирами беседы водить и просить их о чём-то! Я их столько перебил, что если меня хоть один Возвысившийся почует за милю, то не поленится встать из гроба, догнать и уничтожить. И скорее всего ему это удастся. А тут слетятся все Возвышевшиеся. Они меня и слушать не станут. Даже если станут, то помогут и потому уже… Ну, вы поняли. Так что идейка  так себе. Предлагаю поясок сжечь. Вон, Владыка в этом профессионал.
- Вопрос с поясом мы решим в пути.
- Решайте. Главное, без драк, - транслятор выразительно взглянул на Владыку.

Малым драконом оказалась парусная лодка, где с трудом поместилась команда паладина: бывший пират Шалопай, воительница Сиана, Владыка Шаанэ и дюжина его воинов.
Было принято решение отправляться прямиком к Тэкрону и уже на месте нанять кого-нибудь для боя с демонами. Кораблик отчалил вечером, чтобы большую часть пути пройти незамеченным. Даже ходовых огоньков не стали зажигать.  Да вот только у судьбы на всё это были свои взгляды. После часа пути, когда уже совсем стемнело, по правому борту замелькал далёкий фонарик, и свет от него довольно быстро приближался.
- Как думаешь, паладин, кто это? – эльф щурился, пытаясь разобрать в темноте хоть что-нибудь.
- Кто бы это ни был, он движется в нашем направлении. Хотя нас не должно быть видно в этакой темени. Шалопай, подойди-ка. Взгляни, может, ты поймёшь, кто это там шныряет по ночам.
После возвращения к нормальному облику, несмотря на прогулки по непролазным чащам, пират выглядел свеженьким и в сумраке даже юным. Он ел то, что ели все, пил воду и жмурился, словно кот, когда вспоминал вкус рома. Постепенно он становился тем, кем был всегда, только вёл себя тихо, совсем не как пират.
- Далековато, чтобы понять хоть что-то, - замотал головой Шалопай.
- Я уверен, они идут прямо к нам, серьёзно – прут прямо наперерез, - Владыка потирал эфес сабли. – Эй, морской волк, говори быстро, как они могут видеть нас? Вы-то в былые годы наверняка пользовались какими-нибудь хитростями в ночных рейдах.
- Как могут? – скривился Шалопай. – Да меньше буркалами надо сверкать в их сторону! Не знаю я, как они нас видят. А мы по ночам охотились только за теми, чей курс нам был известен заранее.
Большие паруса и слаженная работа гребцов очень быстро приблизили незнакомое судно к малому дракону. С чужой палубы донёсся грубый мужской голос.
- Эй! На лодке! Паладин Гауди с вами? Ему послание!
- От кого? – крикнул во тьму Владыка.
- От старого друга! – последовал незамедлительный ответ.
Владыка уставился на юношу, но тот пожал плечами.
- У меня нет друзей.
- Мы никаких Гаудей не знаем!
На корабле зажёгся ещё один огонёк, взмыл в небо и полетел прямиком к дракону. Владыка выстави руку, и огонёк погас в полёте, а в следующий миг, что-то ударило в борт.
- Это была стрела, - мрачно произнёс эльф.
А на неизвестном корабле зажёгся новый огонёк и, так же как и его предшественник, отправился в полёт. И так же потух в полёте, прежде чем острый наконечник пробил парус.
- Парни, ну-ка впряглись! Быстро-быстро! – скомандовал Владыка. – Гауди давайте тоже с Шалопаем садитесь за вёсла для ровного счёта!
Солдаты повыпрыгивали из-под шерстяных накидок и бодро, словно и не дремали, принялись грести. Гауди кивнул пирату. Вдвоём они взялись за последнее свободное весло.
Сиана обнажила меч, готовясь отражать, летящие в гребцов, стрелы. А они полетели совсем скоро. Владыка ловко тушил их в полёте, а воительница разламывала на излёте. Дракон ускорился, но Владыка остался недоволен.
- А ну напряглись, сонные мухи! Они нам весь парус сейчас прорешетят, если будете спать на ходу! Взялись дружней!
И солдаты поднажали, ещё сильнее ускоряя лодку. Поднажали и на неизвестном судне. Вода вокруг него забурлила так, словно это галера на сорок вёсел пустилась в погоню. Но даже если это была всего лишь шлюпка на дюжину весёл, у дракона с его восемью всё равно не было шансов на спасение. Разве что подготовленные эльфы смогут выжать из себя все соки и измотают тех неизвестных, что уже давно сидели на вёслах странного корабля.
Хоть и медленно, но дистанция сокращалась. Когда же стало понятно, что дракона вот-вот догонят, Владыка решил пустить в ход то, что берёг на крайний случай. Он замер и некоторое время стоял без движения. С настигающего корабля уже слышалась ругань стрелков, кто-то обвинял кого-то в том, что горючая смесь приготовлена не правильно. Как вдруг парус неизвестного судна вспыхнул, а Владыка, тяжело дыша, неловко опустился на корму. Сиана тут же бросилась на помощь.
- Выполняй приказ! – рявкнул на неё эльф.
Девушка замешкалась лишь на миг, но, всё же, вернулась на позицию и продолжила следить за стрелами. Больше они не гасли в полёте.
На загоревшемся корабле кричали и суетились, да только погоня не отставала, а медленно, но верно сокращала дистанцию. Бойцы Шаанэ выкладывались, и только по этой причине гонка всё ещё продолжалась. Когда же из темноты проступили контуры вражеского корабля – большой бот на двенадцать пар вёсел – стало ясно, что соревнования в гребле подходят к концу, сейчас начнётся новая дисциплина.
Сжав зубы, Владыка поднялся и показушно, со звонким лязгом обнажил саблю.
- Ну, что, Гауди, не убежать нам от твоих старых друзей! Придется встретить их здесь. Эй, Шалопай, сколько, по-твоему, бойцов может быть на таком корабле?
Вот теперь пират не выглядел свежим и юным, он взмок, тяжело дышал и думал только о том, когда же закончится испытание.
- Пять дюжин… Не меньше…
- Пока остались силы, надо принять бой, - Владыка стоял в задней части корабля широко расставив ноги, ветер трепал его волосы, а из ночи, прямо по кильватерному следу на него надвигалась горящая громадина корабля. – Их парни устали больше нашего.
- Не думайте только… - продолжал через одышку выкрикивать пират, - что штурмовая бригада… сидит у них там за вёслами… Нет…
- У нас преимущество в пространстве, - Гауди ещё держался, он мог бы продолжать грести в таком темпе, но враг настигнет раньше, чем кончатся силы.
- Владыка! – выкрикнул один из воинов. – Пока сила есть в руках, давайте встретим их сталью!
- Бросайте вёсла! Зажечь ходовые огни! Будьте готовы к стрелам!
Дракон резко сбавил ход, и бот поравнялся с ним борт о борт за считанные минуты.
- Эй, на борту! – тонкий женский голос долетел с бота. – Отдайте паладина и катитесь ко всем чертям! Нам нужен только он!
Шалопай и Гауди переглянулись, голос они узнали. А вот взгляд Владыки требовал пояснений.
- Старая знакомая, - буркнул паладин, стараясь посильней пригнуться к вёслам.
- Он как-то прикончил её папашу. На её же глазах, - весомо добавил пират.
- Это был честный бой! – попытался защищаться Гауди.
- Обезглавил, - поставил жирную точку Шалопай.
Владыка хищно усмехнулся и крикнул.
- Нет у нас никакого паладина.
- Он у вас! – взвизгнула девчонка. – Последний раз предлагаю его сдать, иначе мы перебьём вас всех и пустим на корм акулам!
 - Эй, сможешь светануть на них так же, как сделал это с моими парнями на побережье? – в полголоса обратился Шаанэ к паладину.
- Смогу. Но когда?
- Как только они полетят к нам в гости. Первую партию мы пошинкуем, а вторая, глядишь, одумается.
- Сделаю.
Бойцы оставались на своих местах, но каждый держал наготове меч. А корабль тем времена подплыл так близко, что легко можно было рассмотреть на его бортах несколько дюжин вооружённых разбойников, алчно взирающих на дерзкого эльфа.
- Послушайте! Нам проблемы не нужны. У нас нет денег, нет ценного груза, мы плывём работать. Ни один паладин на моём веку не стремился попасть на стройку в моей компании. И драться мы не хотим!
- Абордаж! – закричала девчонка, её саму было не разглядеть за спинами воинов. – Паладина живым ко мне!
Словно обезьянки на лианах, пираты с боевыми криками бросились в атаку. Навстречу им Гауди послал ту самую Вспышку – одно из немногих заклинаний, что он мог применять не только против нежити. Полыхнуло ярко, и даже слишком. Юный паладин совсем не хотел этого абордажа и перестарался, вложил больше силы, чем того требовали условия. Закрывать глаза пришлось не только пиратам, но и эльфам.
Первые летуны посыпались в воду, те же, кто успел отвернуться, приземлялись очень неудачно, падали, путались в канатах. Щурясь, эльфы выскакивали из-за вёсел и делали то, что умели лучше всего.
Первая атака захлебнулась в крови пиратов. А вторую волну прыгунов уже встретили все и даже Шалопай и Гауди, которых постоянно пытались оттеснить в задние ряды, дескать, ваше дело с нежитью бодаться, а сюда не лезьте. И Гауди это устраивало, сражаться с живыми он хотел бы в последнюю очередь. Зато Шалопай умудрился пролезть и рубился в первых рядах. Ему это было необходимо, маленькая месть пиратскому племени.
В пылу схватки Владыка кивнул Сиане, и та сразу поняла, чего от неё хотят. Вдвоём они перепрыгнули на палубу приблизившегося бота, и устроили с одной его стороны кровавое представление. Пираты горохом сыпались за борт, никто не ожидал столь дерзкого хода. Но не одной внезапностью удалось охладить противника! Сыграл свою роль и отточенный профессионализм, с которым Сиана и Шаанэ отражали множество атак, раздавали оплеухи и наносили смертельные раны.
Кто-то в темноте запалил пистоль. Грохнул выстрел, но все, кто стоял перед Гауди продолжали бой, казалось, эльфы вообще не несли потерь. Потом был ещё один выстрел, но уже где-то у дальнего борта пиратской шхуны. Кто-то из бойцов во  главе с Шалопаем попёрли на ответный абордаж, и очень быстро бой стих. Последние выжившие, но отчаявшиеся разбойники бросали сабли и садились на колени. Цель была не достаточно ценной, чтобы за неё умирать.
На обоих суднах теперь хозяйничали воины Владыки. Их чешуйчатые брони и тяжёлые мечи вновь напомнили Гауди, что он путешествует ни с кем попало. Бой прошёл без потерь с эльфийской стороны.
- Гауди! Давай сюда! – кричал с бота Шаанэ.
Пока эльфы крепили канатами один борт к другому, паладин ловко перемахнул с палубы на палубу. В углу, у спуска в трюм стояли на коленях пять самых выносливых и разумных. Никого из них Гауди никогда раньше не видел. Шестой пленник лежал с мечом у горла рядом с Сианой: волосы растрёпаны, капитанская шляпа валяется рядом, как и два разряженных малых мушкета. И вот это полное ненависти лицо паладин помнил очень хорошо.
Юная пиратка, дочь Хэнка Попугая Мария нашла-таки ресурсы для мести. Едва ли это было сложно для отпрыска такой шишки, как Хэнк. Гауди смотрел на девушку с жалостью. Он уже много раз успел пожалеть о том, что был так радикален тогда, и в то же время, мог ли он действовать иначе…
- Снова ты ушёл от моей мести, паладин, - почти выплюнула девушка, кровь из разбитой губы стекала по подбородку.
- Мне нечего тебе сказать, дитя, - спокойно произнёс Гауди. – Ты сама знаешь, что у меня не было выбора.
- А вот это меня не волнует! Всё что я хочу – твои страдания! Жаль, пока удача на твоей стороне.
- Как ты нас нашла? – жёстко спросил Владыка.
Девушка перевал на эльфа озлобленный взгляд.
- Следила за ним. Он моего отца убил.
- А как ты узнала, что он плывёт  на этом судне?
- Всё тебе расскажи!
- Ну, ты ведь хочешь умереть быстро. Вот и рассказывай, - Владыка прикоснулся наконечником сабли к плечу девушки и надавил. – Говори.
- Оставь её. Никто никого не убьёт, - вмешался Воин Света. – Мы высадим её на Тэкроне, и пусть идёт, куда захочет.
Владыка долго буравил юношу тяжёлым взглядом. Потом встрепенулся.
- Как скажешь. Поговорим о твоём решении чуть позже. Что же наш командир прикажет делать с этими златозубыми голубцами?
Ответил Шалопай.
- На вёсла их! До Тэкрона ещё далеко, а они нам парус продырявили. Вот пусть эти бедолаги теперь отдуваются!



Глава 10
Маленькая Теана

- Другой причины и быть не могло! Меня даже возмущает, как легко всякие проходимцы могут найти кого угодно где угодно! – это возмущался Владыка Шаанэ, когда нашёл у Марии на шее амулет – непримечательный камушек чёрного цвета, но сила из него так и пёрла. – Рассказывай, где нашла?
- Не буду, - уставилась в пол девчонка. Она сидела связанной в задней части корабля и могла, при желании, в любой момент выпрыгнуть, но благоразумия ей пока хватало, чтобы терпеть неволю.
- Хорошо, - кивнул Владыка. – Ты ведь пират, да? Дочь капитана. Тогда ты знаешь, что такое последний приют. Ага! Вижу, что знаешь! Наш добрый Гауди никого не хочет убивать, даже врагов. И я не буду этого делать. Тебя одну мы высадим на хорошо знакомом мне островке. О нём давным-давно знали некоторые контрабандисты, но все они уже по разным причинам вышли из игры. Этот островок далек от всех морских путей, вокруг него много мелей и ни один здравомыслящий капитан не поведёт своё судно рядом с ним. Но я знаю, как туда добраться. Серьёзно. Лет десять назад мы им пользовались. Но это не важно. Главное, что твои друзья пираты продолжат путешествие с нами, а ты останешься там. Уже к рассвету ты станешь обладательницей собственного островка тридцать на сорок шагов. Только холодный камень, волны и ты. Романтика! – Владыка с восторгом наблюдал, как меняется лицо девчонки и как страх пробивает броню её гордости. – Если мы сейчас возьмём курс на тот остров, то клянусь, мы его уже не сменим, пообещай ты нам хоть весь мир к ногам положить.
- Ну, это ты загнул, - хмыкнул Шалопай.
- Ладно, я всё расскажу. Но пообещайте, что я и мои парни останутся целы, - голос Марии не дрогнул, но дрожала она всем телом.
- От наших рук они не пострадают, если только не вздумают дурить. Обещаю. Рассказывай про амулет и про свою слежку.
Гауди наблюдал за допросом со стороны, и ему не нравилось то, что он видел. Было что-то не правильное в том, что девчонку допрашивают. Да и её одержимость местью паладин понять не мог. Да, он убил её отца, но ведь сделал это, защищая свою жизнь. Она слишком юна и горяча, чтобы суметь понять кого-то ещё кроме себя. К сожалению, не смотря на столь невеликий возраст, влиянием в пиратском мире девчонка пользовалась не малым, и в дальнейшем это может выйти Гауди боком. Уже сегодня он мог бы кормить акул, если бы не договор с Зилгадисом и опека его воинов. Думать о том, каким пыткам могла подвергнуть его обезумевшая пиратка, Гауди боялся. С ней нужно что-то делать, но что именно, он не представлял. Лучшим вариантом для юной бандитки Гауди видел казематы. Уж дочь Хэнка Попугая там точно не пропала бы.
Тем временем Мария сдержанно рассказывала, как следила за перемещениями Гауди и Шалопая, как нанимала разбойников на Ржавом Якоре и как выбивала из них потом свои деньги, ведь они так и не выполнили их часть договора. Рассказала, как искала команду и лодку, как рыскала по морям, пока в одном из портов случайно не встретила странного торговца по имени Лью. У него она купили за бешенные деньги магический амулет, с помощью которого можно найти на Теане кого пожелаешь. Торговец всё твердил о каком-то балансе, но девушка так ничего и не поняла из его речей. Ну а после найти паладина было делом техники.
- И снова неудача… Да только я не из тех, кто опускает руки, - сказав это, девушка бросила огненный взгляд на Гауди и отвернулась. Повествование закончилось.
- Лучше бы тебе успокоиться, - подошёл Гауди, выглядел он спокойным, но никто не знал, что творится у него на сердце. – Потому что мне надоело с тобой возиться. На этот раз я отпущу тебя, когда для этого представится удобный момент, но если мы встретимся вновь, ты умрёшь.
Кажется, Мария не ожидала такого напора от молодого паладина, сына порядочности и доброты. Она сочла разумным промолчать.

Долгие часы пути измотали гребцов. Шли то по ветру, то не пойми как. За вёслами менялись все. Даже пиратов сменяли, чтобы не проваливать ритм из-за тех, кто слишком устал. Несколько раз приходилось убирать паруса, и тогда все могли восстановить силы за трапезой и недолгим сном. Пленники вели себя тихо. Владыка запретил им разговаривать, никто из них ни разу так и не посмел нарушить запрета.
Через несколько дней, как и было намечено, впереди показались заснеженные кряжи Тэкрона. На драконе все облачились в, заранее приготовленные, тёплые одежды. Кое-что нашлось и для пленников. Их, кстати, решили оставить на острове, но только после того, как закончится история с демонологами.
Порт прибывал в суровом северном запустенье. Лишь два грузовых судна стояли в разных его сторонах. Дракона пришвартовали вдали от обоих кораблей. Оставив на борту пару часовых и пленников, команда сошла на берег. Солдаты во главе с Владыкой и Сианой пошли отогреваться в корчму, а Гауди и Шалопай отправились в химическую лавку. Со слов Зилгадиса, Гауди знал, как обустроено укрытие демонологов, что, дескать их тёмная обитель расположена в глубине пещеры, окружённая лавовыми потоками. Дабы избежать тяжёлого и безнадёжного боя, паладин прислушался к совету бывшего пирата и решил попробовать подорвать дом последних демонологов.
Рыжебородый гном с радостью сделал неожиданным клиентам большую скидку на ящик взрывчатки. Дела у торговцев на Тэкроне всегда идут слабо в период сильных холлов. Ни купцы, ни вольные рабочие не стремятся в холодные края и предпочитают пережидать где-нибудь на Монтерро. Тем лучше для миссии – меньше любопытных глаз.
- Как думаешь, рыцарь эти бедолаги демонопоклонники не заметят, как мы роемся у них под носом с этими штучками? - Шалопай встряхнул ящик со взрывчаткой, в нос сразу ударил запах пороха.   
Они шли по заснеженной дороге по направлению к порту. Ледяной ветер развевал белые волосы паладина и то и дело норовил пролезть под одежду. О лавовых реках Гауди сейчас мечтал больше, чем об официальном титуле паладина.
- Трудно сказать. Будем действовать по обстоятельствам. Но попробовать избежать боя мы должны, понимаешь.
- Как не понять! Я и сам не горю желанием лезть в это пепельное дно и биться с иномировыми отродьями. Но если всё-таки придётся, может быть дашь пару советов, как это лучше делать, а?
- С демонами главное – не заробеть. Если ты духом крепок, они рядом с тобой будут слабыми, плюнешь на такого, а он захлебнётся. Страху поддашься – так и топором не пробьёшь демоническую шкуру. Главнее совета нет.
- И на том спасибо! Ничего об этом не знал. Эй, рыцарь, да что с тобой? Чего такой хмурый, а?
Рассказать о своих думах паладин решился не сразу, но молчание всё же прервал.
- Есть у меня уговор, который гнетёт…
- Оно и понятно! Ты вон кто, а работаешь непонятно на кого! – поспешил поддержать Шалопай. – Любой закручинится.
- Я ни на кого не работаю. То, чем мы сейчас занимаемся – это сделка. Но даже не она меня так беспокоит, как предстоящая дуэль с Владыкой.
- Какая ещё дуэль? – искренне удивился пират.
И Гауди рассказал о намеченном поединке.
- Как ты его зацепил-то, надо же… - покачал головой Шалопай. – Думаешь, не осилишь?
- Знаешь, я чувствую, что боюсь этого боя.
- Так не дерись! Дело сделаем и махнём отсюда на Монтеру!
- Дал слово. Придётся драться, - Гуди крепче сжал эфес Расщепителя Душ, почувствовал бурлящую в нём силу, и это его успокоило. В том бою с чёрным рыцарем Владыка не выглядел таким уж сильным.
А пират уже думал по-своему. Он-то слово паладина никому не давал. Зато уж точно не даст в обиду того, кто вытащил его с самого дна. «Дуэли не будет», - твёрдо решил пират.
Шалопай отправился со взрывчаткой на корабль, а Гауди поспешил в трактир, где грелись эльфы. С них уже достаточно отдыха, пора заканчивать эту работу. Небольшой двухэтажный домик с замёрзшей до дна поилкой для лошадей, встретил паладина, доносившейся из окон, залихватской гномской музыкой. Кто-то внутри праздновал.
Стоило войти внутрь, как тёплый, почти обжигающий воздух, проник под меховую накидку. По спине пробежали волны мурашек, а от ароматных запахов, распространявшихся с кухни, рот наполнился слюной. В тесном зале, в самом его центре расположились бородатые музыканты, в количестве трёх штук. Они играли так заборно, что вместе с ними пританцовывали все посетители и даже старый трактирщик. Но только не эльфы.
Бойцы Зилгадиса осадили один из столиков в углу зала. Среди чёрных чешуйчатых доспехов с трудом угадывалась пепельная макушка Владыки. Воины сняли шлемы, расставили их стройным рядом на лавочке у стены. Бритые головы и суровые взгляды эльфов могли смутить кого угодно, но на местных гномов внешний вид чужаков не производил впечатления. Они плясали и веселились так же, как делали бы это в любой другой компании.
Владыка заметил Гауди и помахал ему.
- Основательно расселись, господа эльфы, - подошёл юноша. Взгляд его пробежал по жёстким лицам солдат и замер на личике Сианы. Без шлема он увидел её впервые.
Волосы девушка убрала в косу, острые ушки мило топорщились в стороны, а правильные черты лица прекрасно скрывали её взрывную натуру. Гауди громко вздохнул и обратился к командиру.
- Мы нашли, что искали. Берите и вы всё необходимое. Буду ждать на корабле. Не задерживайтесь.
- Эвон как ему не терпится от нас избавиться! – пробасил один из солдат. Прежде они никогда не разговаривали в присутствии старшего по званию.
- Остынь, паладин! – примирительно улыбнулся Владыка. – Мы долго плыли, почти весь путь прошли на вёслах. А ты хочешь бросить нас в пекло уставшими? А если твой план не сработает, и нам всё же придётся сражаться? Давай отдохнём здесь до завтра. Днём меньше, днём больше – не суть. Может, и живём последний день. Что скажешь, прав я?
Владыка говорил разумно, но Гауди идея с задержкой совсем не нравилась. Он так надеялся, что уже сегодня с чистым сердцем закончит всю эту авантюру. И всё-таки, если быть честным перед собой, то отдых требовался не только эльфам, но и ему самому. Последние дни действительно выдались напряжёнными. Всего ночь, это ничего не изменит. Гауди вздохнул.
- Прав, конечно. Надеюсь, здесь найдутся тёплые места для всех.
- И даже тёплая кладовая для пленных. Ну, ты же понимаешь, они одубеют за ночь в брюхе у дракона. Уверен, им уже не сладко. Располагайся, а я отправлю ребят за остальными. Расположим всех, попросим кого-нибудь из местных посторожить лодку, а сами наберёмся сил. У тебя будет время всё ещё раз хорошенько обдумать, а у меня вспомнить какие-нибудь подробности о логове демо… - осёкся Владыка, - о том месте.
Гауди сбросил тяжёлую шкуру с плеч на лавочку у входа и сел за соседний стол, поближе к камину. Ноги вымокли и замёрзли, на штаны комками налип снег. У огня паладин намеревался просидеть, пока не обсохнет.
Через некоторое время бойцы привели пленных и Шалопая. Пиратов во главе с Марией провели через чёрный вход и заперли, как и было уговорено, в соседней с кухней кладовой, месте тёплом и сухом, но совершенно без удобств. Так ведь плен.
Разодетые в латы солдаты заняли большой стол и вели тихие беседы на эльфийском. Гауди не понимал их языка, зато прекрасно понимал, присевшего рядом, Шалопая. Пират попытался было затянуть долгий разговор обо всём и ни о чём, но не найдя в уставшем паладине интересного собеседника, выдал долгий монолог о своей нелёгкой судьбе. Где-то в середине рассказа Гауди бессовестно задремал, а проснулся лишь, когда снова грянул небольшой гномский оркестр.
В зале появилось много новых лиц, танцы вокруг оркестра вспыхнули с новой силой. Шалопай успел найти себе более благодарных слушателей у стойки. Три мрачных гнома, судя по грязным рукам, только выбравшиеся из забоя, внимательно слушали пирата, не забывая отхлёбывать пенного эля из огромных кружек.
Не успел Гауди найти взглядом длинноухих соратников, как неожиданно перед ним из круговерти танца возникла пухленькая гнома, протянула ручку, приглашая на танец.
- Да я не умею, - улыбнувшись, отмахнулся юноша.
Но гному это не волновало, она ухватила иноземного кавалера за руку и выдернула на середину зала. Что происходило, пока играла музыка, Гауди не запомнил. Должно быть, совершал какие-то невнятные движения и боролся с возмущением и стыдом. Танцевавшие вокруг гномы просто находились чуть в другой реальности, и для того чтобы в неё попасть было необходимо выпить чего-то крепкого.
Гауди улучил момент и вынырнул. Этого никто не заметил.
Хотелось спать, и пора бы уже было подумать о постели. Все деньги у Гауди отобрали ещё на корабле, а об их возвращении он тогда не подумал, так что теперь этот вопрос придётся решать через Владыку Шаанэ.
 Гауди подошёл к столу, где сидели солдаты, некоторые из них задремали сидя, нескольких вообще не было видно в зале.
- В полку убыло? – Гауди сел на свободное, место между бронированными воинами сидеть оказалось тесновато.
- Да, некоторые уже отправились спать, - Владыка выглядел самым бодрым среди подопечных. – В это время года Тэкрон не популярен, так что все комнаты здесь пусты. И мы их заняли. Все. Представляешь? Если хочешь, можешь выбрать любую свободную.
- Спасибо, так я и поступлю, - кивнул Гауди, и начал было подниматься, но его остановил голос Сианы.
- Танцор из тебя хреновый, - девушка с одобрительной улыбкой пододвинула паладину кружку эля. – Выпей. Это разбудит в тебе чувство ритма.
- Никогда не пил, и не собираюсь, - Гауди не притронулся к кружке.
Дремавшие рядом солдаты всколыхнулись.
- Как не пил?
- Никогда? Да ты брешешь!
- Пей, а я тебя танцевать научу, - подмигнула Сиана.
Даже если бы прямо сейчас в таверну ворвалась нежить всех мастей, Гауди растерялся бы меньше, чем от такого предложения из уст той, кто молчала всю дорогу и строила из себя невесть кого.
- Я… эээ…
- Спорим, ты свалишься от одной кружки! – округлил глаза Владыка, он-то точно выпил уже больше одной. – Давай, парни, делайте ставки, свалится или нет!
Солдат затея со ставками не вдохновила, лишь один попытался найти карманы на латах, но лишь развёл руками.
- А ну вас! – отмахнулся Владыка.
- Спасибо за предложение, но я слишком устал для учёбы и уж тем более для танцев, - Гауди подобрал сообразные ситуации слова. – Во сколько завтра собираемся?
Сиана лишь хмыкнула и прильнула к элю.
- Гауди, - Владыка пододвинул себе нетронутую кружку, - ты зануда. Знаешь об этом?
- Так что со сборами?
- Ой, зануда… Завтра высыпаемся. Собираемся здесь к полудню, обговариваем детали, и в путь, как ты и хотел.
Гауди кивнул, молча, поднялся и пошёл к лестнице на второй этаж. На полпути его остановил оклик Шалопая.
- Парень! Подойди-ка, есть разговор.
- Владыка оплатил комнаты для всех, и я намерен пойти выспаться. Прямо сейчас.
- Ты послушай,  что говорит этот почтенный господин, - и шалопай указал на, стоявшего за стойкой, трактирщика.
- Здравствуй, добрый молодец, - кивнул гном. – Говорят, ты паладин. Это так?
- Ну, прости, Гауди! Я не смог об этом смолчать, когда узнал, какие тут проблемы у наших бородатых друзей, - Шалопай не врал, это его решение было осознанным шагом, к тому же он неплохо перебрал и начал обращаться к парню по имени.
- Что за проблема? – терпеливо спросил рыцарь.
Глаза гнома неотрывно следили за каждым движением гостя, за каждым взглядом, он словно пытался запомнить как можно больше деталей, пока этот диковинный рыцарь ещё здесь, перед ним.
- У нас демоны на острове, сэр паладин. По ночам вылезают из пещер, ходят по селениям, тащат всё, что плохо лежит. Кого встретят – тому конец! Управы на них нет: ловкие, прыткие и дерутся хорошо. Топора, молота не боятся. Посодействуй, а, молодец?
- Моё имя Гауди, - протянул руку юноша.
Гном обхватил ладонь своей огромной пятернёй.
- Гурандабаранд. Знаю-знаю, сложно. Называй меня Гура. Так что, поможешь в нашей беде?
- Я здесь как раз для того, чтобы раз и навсегда перекрыть демонам дорогу на ваш остров. Давно ли они начали вас мучить?
- Нууу, где-то с год.
- Что ж вы на Верону не сообщили? Целый год терпели.
- Дык мы два письма отправили! Первый раз пришёл ответ, что пока прислать некого, паладины трудятся по всему миру. А когда ждать устали, написали второй раз. Ответ так и не пришёл.
- Давно написали?
- Третий месяц идёт. Я думал вы в курсе…
- Нет, я только вернулся из странствий и не в курсе происходящего. Здесь у меня своя миссия, но я думаю, если справлюсь, то ваша проблема решиться сама собой, - никакой конкретной информации Гауди давать не собирался. – Завтра мы возьмёмся за работу.
- О! Это чудесная новость, сэр паладин! Мы теряем кого-то каждую ночь и никак не можем сладить с этими тварями. Пора уже положить этому конец!
- Теряете каждую ночь? А сейчас в честь чего празднуете?
- Всегда празднуем. Гномы по-другому не могут! Но если сейчас выйти наружу, то обязательно встретите хоть одного демонёнка. Вот так и живём: дома праздник, на улице война.
- Тяжело вам приходится, понимаю, - кивнул Гауди. – А знаете что, давайте-ка, если сыщутся храбрецы, прямо сейчас пройдём по главным улицам и вернём жителям покой. Покажу, как этих тварей бить надо! Шалопай, ты со мной?
- Хоть на край света! – с радостью отозвался хмельной пират. – Хех, я думал, ты спать хочешь!
- Драку с демонами я люблю больше, чем хочу спать. Ну, что, Гура, найдёшь кого? – Гуади оставался невозмутим, хотя сонливость, как рукой сняло.
- Попробуем! Эй, подгорные братья, - выкрикнул хозяин таверны, - у нас здесь сэр паладин предлагает всем желающим выйти и задать трёпку рогатым гадёнышам! Кто пойдёт?
По тому, как отозвался зал, казалось, что согласились все, в том числе и барышни.
- Тогда секиры в руки, и за мной! – Гауди резким движением сорвал с пояса меч и широким шагом устремился к выходу.
- Ты что затеял? – крикнул вслед Владыка.
- Делаю свою работу.
- Ты же нас раскроешь!
- Всё сделают они, - Гауди мотнул головой в сторону зашевелившейся толпы и вышел в ночь.
А следом потянулись все гномы. Хмель и решимость молодого рыцаря вселили храбрость и в их сердца. Они брали, кто что принёс, и торопились покинуть зал. Из гномов остался только трактирщик.
- Господа эльфы, вы не составите компанию? – спросил гном.
- Мы пойдём спать. Так, ребята?
Солдаты дружно согласились. Кроме одного.
- Пойду, посмотрю, - Сиана поднялась и потянулась за шлемом.
Владыка ухватил её за руку.
- Пригляди за паладином, он не должен пострадать.

Проблема Тэкрана разрослась до нешуточного масштаба. Очень, очень странно, что церковь не отреагировала раньше. Патриархи всегда старались рубить на корню любые проявления демонопоклонства и служения Тьме. Но здесь момент был упущен, и теперь управиться силами одного лишь паладина едва ли возможно.
Долго ходить по заснеженным улицам не пришлось. Неподалёку от таверны группа импов пыталась прорваться в чей-то амбар. Дьяволята настолько обнаглели, что не растерялись даже тогда, когда завидели два десятка решительно настроенных гномов.
Массовое побоище состоялось прямо на дороге. Бородатые воители и шахтёры, воодушевлённые бесстрашием паладина, забыли о прошлом и дрались от всей души, в их сердцах уже не осталось места для былой робости перед иномировыми тварями.
Хорошо знакомый с природой демонов, Гауди не пускал в ход меч, ограничивался зуботычинами и пинками. Рядом с паладином демоны чувствовали себя неуверенно, слабели на глазах. Одного хорошего удара хватало, чтобы рогатый уже не поднялся. Натерпевшиеся инфернального террора гномы не были так же любезны, они били топорами, молотами и кирками. Топтали раненых и чуть ли не зубами рвали зазевавшихся.
Шалопай применил на деле советы паладина, и тоже зарубил двоих коротышек. Не удержалась в стороне и Сиана, её клинок быстро окрасился демонической кровью.
Изначально равная схватка превратилась в карательный рейд. Среди ополчившихся гномов никто не погиб, а вот импы пали все до одного. Из их изуродованных тел выходило столько жара, что снег вокруг места боя растаял. Пар стоял, как в бане.
- Вот видите! Если их не бояться, то они теряют силу! - выкрикнул Гауди.
- Слава сэру паладину!
- Ай, молодца!
- Идёмте дальше!
- К пещерам! – кричали гномы.
Сиана подошла ближе к Гауди и тихо сказал:
- Пусть идут без нас. Они и так сметут кого угодно. Посмотри, сколько их повылезало из домов - тут целый батальон.
- Ты можешь возвращаться, а я пойду с ними до пещер. Это мой долг.
- Я с тобой! – подошёл Шалопай.
- Гауди, Владыка опасается, что ты раскроешь наше присутствие демонологам.
- Это случится только в одном случае. Если я использую Расщепителя Душ. Сильный чародей сможет ощутить его воздействие на окружающий слой маны. Но я этого не сделаю. Пойми, я не могу оставить! Если гномы встретят кого-то посерьёзней, то всё, что я сделал сейчас, будет пустой тратой времени и сил.  Мы идём! - и Гауди обратился к ближайшему гному. – Веди к пещерам, гноме!
- Братцы! К пещерам! – заорал на всю улицу гном.
Река бородатых начала движение.
- Ну и зануда же ты, паладин, - вздохнула Сиана и поплелась следом.

Восстание гномов на Тэкроне закончилось с утренней зарёй. У пещер разъярённую толпу встретил одинокий палач – огромный, покрытый чёрной шерстью демон с ветвистыми рогами. Его вид остановил толпу. Вращая кровавыми буркалами палач вышел навстречу, встряхнул широченными плечами и рванул на толпу. Копыта тяжело ударялись о камень, а из ноздрей вырывались облака пара.
Гауди кожей чувствовал, как позади кто-то начал пятиться. Никто кроме него, Воина Света, не смог бы остановить эту громадину.  А если и нашёлся бы смельчак, то здесь он и расстался бы с жизнью.
Резко развернувшись, Гауди вырвал из чьих-то рук здоровенный топор дровосека и побежал навстречу демону. Без тени сомнений он врубил топорище прямо в волосатую грудину. С жутким рёвом палач рухнул мордой в снег. А гномов уже нельзя было остановить.
В ту ночь не было пещеры, куда не вошли бы осмелевшие хозяева острова. Везде, где они встречали сопротивление, шахтёры устраивали с помощью взрывчатки обвал. И прямо там же, под горой, когда отзвучал последний взрыв, гномы – а их к тому моменту пришло на зов несколько сотен – устроили гулянку. Разожгли огромные костры, прикатили бочки с вином, и ещё долго отмечали победу.
Как ни упрашивали подгорные жители паладина принять участие в празднествах, но ничего у них не получилось. Всё, о чём Гуди мечтал в тот момент - сон. Вместе с Сианой и Шалопаем, тоже выглядевшими не ахти, они шли по той самой улице, откуда начался поход. Солнышко ещё не показалось, а гномы, как взрослые, так и малыши, уже выползали из домов, кто-то спешил наверх к пещерам, другие просто обсуждали случившееся. Тэкрон стоял на ушах.
- И после всего этого гомона, ты уверен, что демонологи не знают о нашем визите? – по усталому голосу Сину можно было понять, что на самом деле сейчас ей всё равно.
- Что они могут знать о нас? Даже если бы они нас увидели лично, то не смогли бы понять кто мы. Знаков отличия нет, магией не пользовались. Артефактами тоже, - Гауди провёл ладонью по противовесу меча. – Теперь их голова будет забита решением проблем с гномами.
- Слушай, рыцарь, - поддержал разговор Шалопай, - а может быть такое, что мы прежде выспимся, а только потом пойдём на дело, а?
- Ох, как бы я этого хотел, - Гауди протяжно зевнул.
А Сиана как-то по-доброму улыбнулась, взгляд её сместился с юного паладина на далёкий, ещё тёмный горизонт.

Первое, что насторожило Гауди во время пробуждения – он выспался, а его никто так и не разбудил. Понять, какое сейчас время суток по виду из окна он не смог: толи утро, толи вечер, толи промозглый день.
Он торопился собраться, чтобы всё выяснить. Оказалось, надевать сухую одежду – настоящее удовольствие. За постоянными плаваниями, сырыми палубами и трюмами Гауди уже забыл, как приятно чувствовать на коже сухое, пусть и не самое свежее, бельё. Но в походе привыкаешь ко всему, и на вещи смотришь проще. Лишь бы было что одеть, остальное не принципиально.
Сильнее сухой одежды хотелось скорее повесить на пояс чёрный меч. После боёв с нежитью, победами над костяным драконом и рыцарем смерти оружие пробудилось и придавало носителю уверенности, когда находилось рядом. Чем ближе, тем лучше.
В соседней комнате спал Шалопай. Гауди разбудил его громким стуком и сказал, что будет ждать внизу. А в главном зале таверны уже собралась толпа – местные шумно обсуждали события минувшей ночи. При виде помятого паладина вверх взметнулись кружки. Гауди приветствовали так, как могли бы приветствовать великого героя. В какой-то степени так и было.
Владыка, свеженький, расчёсанный и, как всегда, при доспехе сидел за столом с Сианой и ещё парой бойцов. К ним никто не приближался, да и сам Гауди, глядя на мрачные лица, не очень-то хотел этого делать.
- Который час? – Гауди, продавившись через гомонящих гномов, сел за стол к мрачным эльфам.
- Близится полдень, - Владыка внимательно изучал лицо юноши. – Есть две новости. Хорошая. Мы готовы к отплытию. Нужно всего лишь обогнуть остров, чтобы зайти с запада, и там будет небольшой каменный берег. На первый взгляд он пуст, с какой стороны не подплывай, но если зайти за скалы, то откроется пещера. По словам Мастера, это кротчайший путь к башне демонологов. Мы высаживаемся и идём туда. Находим башню, взрываем и уплываем отсюда. Всё легко и просто. Завтра будем в открытом море.
- Какая вторая новость? Не лучшая, как я понимаю.
- Она скорее досадная, не больше. Сбежали пленники. Как-то им удалость развязать друг друга, вскрыть замок изнутри кладовой и незамеченными улизнуть. Парень, который за ними приглядывал, задремал. Но я не стал его наказывать, мы все немного перешагнули свои возможности за последние дни и нам требовался отдых.
- Пираты меня не волнуют. Я хочу быстрее покончить с этим делом. Это всё, что меня по-настоящему беспокоит.
- Не забывай ещё о нашем уговоре, - дружеской улыбкой озарил зал Владыка.
- Я помню, - серьёзно ответил паладин.
Когда спустился Шалопай, отряд покинул таверну. Остальные солдаты ждали снаружи, некоторые уже готовили дракона к отплытию.
Далеко от таверны герои Тэкрона уйти не успели. Дорогу им преградили вооружённые гномы, лица некоторых Гауди помнил со вчерашнего похода к пещерам.
- Прошу выслушать нас, сэр паладин, - бодро отсалютовал вышедший вперёд гном, рыжий, в шахтёрской каске, но с секирой в руках.
Гауди кивнул.
- Позволь узнать, требуется ли тебе какая-либо помощь? Мы с парнями вчера с таким удовольствием покромсали рогатых, что утром, посовещавшись, решили, что… Хотим ещё. У нас на острове сейчас мёртвый сезон, торговцев почти нет, работаем мало. Вот и решили помочь тебе в благом начинании, так сказать. Возьми нас в дело, сэр паладин! А уж мы не подведём! Клянусь бородой, не убоимся никакого чёрта!
- Нам не помешала бы ваша помощь, - собирался с мыслями Гауди. – Но на корабле просто нет места для вас всех.
- За место не переживай. У нас свой кораблик имеется. И провизии хватит надолго, ещё и вас заправим! Так что, сэр паладин, возьмёшь нас с собой в благодарность за твой труд, а?
- Беру! - улыбнулся Гауди. – Тем более что плыть нам не далеко. Кто у вас за старшего?
- В отбое я за бригадира, - поклонился рыжий гном.
- Вот и будешь за старшего! Как твоё имя?
- Фермунд, сэр паладин.
- Фермунд, готовьте корабль, я поплыву с вами!
- Гауди… - начал было Владыка.
- Владыка, показывайте дорогу к пещере, мы пойдём сразу за вами, - и Гауди пошёл в сторону пристани. Радостно гомоня, гномы потянулись следом.
- Сиана будет с тобой! – крикнул в след Владыка, кулак его сжались в бессильной злобе: теперь этот юнец ещё и своим войском обзавёлся!
- Не возражаю, - юноша не обернулся.
Лодка гномов, хоть и принадлежала к тому же классу судов, что и дракон, но размеры её впечатляли. Да и команда более чем в три десятка матросов не поместилась бы на меньшей палубе. Фермунд примерял на себя звание капитана, раздавал приказы и ругался на нерасторопных подопечных. Ему это давалось легко, многолетняя практики бригадирства – та ещё школа.
Когда корабль отплыл следом за драконом, а Сиана вступила в спор о методах закалки сталей с гномом-кузнецом, Шалопай подошёл к Гауди и толкнул плечом.
- Как ты Владыку уделал на берегу! Любо дорого было посмотреть на то, как вытягивается эльфийская морда. Почувствовал, гад, что власть теряет. Так ему!
- Честно говоря, его чувства в тот момент меня не заботили. Зато вот так, ненадолго обзавестись личной гвардией, каждый воин в которой жаждет уничтожать порождений зла, вот это дело, - в глазах Гауди разгорался ликующий огонёк, что не укрылось от пирата.
- С одной стороны, конечно, хорошо, ну, гвардия и всё такое. Меня смущает, что они все рабочие. Тебе не боязно за жизни бедолаг? Ты же у нас…
- Какой есть! Это их выбор, Шалопай. И он мне подходит. Я не согласился бы брать их с собой, если бы не видел, как демоны в страхе пытались скрыться от их ярости. Уверен, у каждого из них военная служба за плечами, иначе бы так складно с оружием они не обращались.
- Тоже верно, - пират почесал затылок, и тут ему на глаза попалась эльфийка. – Эй, рыцарь! – зашептал он. – А вот какого рожна эта с нами попёрлась? Как думаешь, почем не осталась со своими? Я вот думаю, она не тебя глаз положила.
- Брось, - предположение пирата лишь развеселило юношу. – Она здесь для наблюдения за мной и за тобой. Чтобы, если сбежать удумаем, рядом был клинок, который нас остановит или глаз, который это вовремя заметит. Не больше.
- Как ты ловко рассуждаешь! Сначала, когда её в первый раз увидел, подумал, что в механизме гномов и то больше души, чем в ней, но сейчас…
- Оставим это, - взгляд Гауди заставил Шалопая замолчать. – Сейчас есть дела поважнее. 
Воды вокруг острова полнились скрытыми рифами и мелями. Существовали давно проложенные фарватеры, по ним корабли приплывали с разных сторон, но вот плавать вокруг – дело не безопасное. Малый дракон, не спеша, шёл на вёслах, казалось, Владыка знал местные мореходные карты наизусть. Фермунд долго опасался, что дракон пробьёт брюхо и затонет, но этого так и не случилось. Оба судно добрались до крутого берега в целости.
Каменное плато возвышалось над водой на уровне корабельного борта. Эльфы проплыли чуть дальше, чтобы оставить место для высадки команде паладина, сбросили якорь и, перекинув сходни, ловко перебрались на камни. Всё то же самое гномы проделывали куда дольше, они ещё не успели распределить обязанности, да и по всему было видно, что парни не привыкли работать со снастями.
- Я покажу вход в пещеру, а уж там будешь нас вести ты, паладин, - за спиной Владыки уже выстроились солдаты: полный доспех, мечи наголо, верёвки, крюки и факелы, они предусмотрели всё. – Твоё чутьё будет нашим бесценным поводырём в тех местах.
Гауди кивнул, затем подозвал командира гномов.
- Фермунд, твои ребята готовы?
- Да, сэр рыцарь! – выпрямился рыжий командир, словно на параде, а гномы нестройной толпой переминались в нервном ожидании.
На первый взгляд за скалой находилась лишь уходящая вверх отвесная громада горы. Но если подойти к самой стене, то у её основания появлялся узкий лаз. Гнетущая темнота ожидала в его глубине.
- Зажечь факелы! – скомандовал Владыка. – Опустите один на верёвке вниз.
- Не тратьте время, судари, - вышел вперёд Фермунд, вытаскивая из рюкзака какой-то продолговатый предмет. – Есть средство быстрое и надёжное.
С этими словами гном резким движением выдернул шнур из предмета, трубка загорелась ярким розовым огнём. Фермунд бросил огонь в пещеру.
Вниз вели естественные ступени. Армия демоноборцев спустилась вниз. Гномы зажгли ещё несколько горящих трубочек и пошли впереди. Гауди взял один огонь себе и занял место во главе шествия. Предстояло прощупать пространство впереди на наличие магических ловушек и затаившихся врагов.
Проверка была быстрой. Впереди сохранилась стерильная чистота от любой магии. Ширина пещеры позволяла отряду двигаться плотной толпой, не растягиваясь на много шагов. Тоннель петлял, но нигде не раздваивался, подгорная дорога больше походила на парадный коридор.
Башню Гауди заметил издали. Они вышли в огромный зал, своды и стены его терялись во тьме. Справа налево пространство пересекала лавовая река, а прямо за ней стояла трёхъярусная башня. Все окна в ней мерцали тусклым жёлтым светом.
Перекинутый через реку мост охраняли всего трое стражей. Прятаться на открытом пространстве от их взглядов уже не имело смысла.
- Стойте там! – скомандовал басом самый высокий из стражей.
Все трое носили тяжёлые серые доспехи и глухие шлемы.
Гауди поднял руку, приказывая всем остановиться. Стоявшего впереди огромного воина он узнал не столько по голосу, сколько по оружию – короткий широкий меч со знакомой резьбой на массивной гарде. Встретить такого могущественного союзника - подарок судьбы! Гауди пошёл навстречу старому знакомому.
Воин вышел вперёд и резким движением снял шлем.
- Стой, я сказал! – жёстко гаркнул Элтерос, отблески лавовой реки дрожали на его гладкой макушке. – Ха! Так вот кто устроил на Тэкроне этот переполох! И почему я не удивлён…



Глава 11
Встреча у раскаленной реки

- Сэр Элтерос! Мы пришли покончить с последними демонологами на Теане! Встретить вас здесь и сразиться вместе - для меня большая честь! – Гауди присмотрелся к воинам за спиной Элтероса: молоты, что они держали в руках совсем не походили на паладинские.
- Благодарю за рвение, юноша, но твоя помощь не потребуется. Мы здесь сами справимся, - как-то недобро улыбнулся паладин высшего посвящения. – Приказываю, как можно скорее покинуть это место.
- Но почему? – Гауди даже растерялся.
- Это тайна не для твоих ушей, мальчик. Зато мне будет интересно послушать, что это такое у тебя на поясе. Очень знакомый меч. Напомни, как его имя.
Конечно же, Элтерос помнил имя меча, и Гауди это прекрасно понимал.
- Молчишь? Почему тот, кто называет себя Воином Света, носит такое оружие? – Элтерос уже не улыбался, его цепкий взгляд скользил по лицам спутников Гауди и запоминал их навсегда. - Или ты считаешь, что сняв доспех с символом нашего братства, ты перестал к нему принадлежать? А может ты действительно уже к нему не принадлежишь? Кто это с тобой? Ладно, местные, но вот эти ребята в доспехах… Кое-что я о них слышал. Но уж точно не хорошего. Расскажи, что тебя с ними связывает.
- Они мне помогают, - нахмурился Гауди, разговор получался совсем не дружеским.
- Кто они? – Элтерос смотрел в корень.
- Наёмники, - Гауди оглянулся, если этот разговор продолжится, Владыка скомандует атаку. Сейчас эльф наблюдает за разговором с интересом, но если Элтерос скажет лишнего, эльф не стерпит.
- Положим, я поверил. И даже не стану спрашивать, откуда взял средства для найма, и при каких обстоятельствах встретился с ними. Но ты мне до сих пор не рассказал о мече. Знаешь, кто пользуется такими штучками? Конечно же знаешь. Так почему он у тебя на поясе?
Гауди очень не нравилось такое построение разговора, он пришёл совершить благое дело, а его допрашивают, да ещё при тех, кто идёт за ним. Это не допустимо. Элтерос имеет звание, но Гауди по-прежнему находится в не церковной структуры и никому не обязан отчитываться.
- В борьбе со слугами зла хороши все средства… - начал было Гауди.
- Может, ты ещё и зомби умеешь поднимать? – язвительно спросил Элтерос. – Ну, чтобы против некромантов сражаться и чтобы им меньше досталось! Ну, что молчишь?
Гауди смотрел исподлобья, лицо его окаменело.
- Я проделал долгий и тяжёлый путь, и я не понимаю, почему вы не хотите, чтобы я закончил задуманное.
- Тебе не надо этого понимать, - с нажимом пояснил Элтерос. - Это место засекречено. Как ты сюда попал, пусть разбираются на Вероне, куда ты сейчас же отправишься. Я не намерен с тобой осуждать обстановку. Как старший по званию, приказываю незамедлительно отправиться в главный собор, пройти через покаяние и всё объяснить патриархам!
Позволить себе отступить Гауди уже не мог, по крайней мере до тех пор, пока не получит для этого веских обоснований.
- Приказывать мне вы не можете, я работаю сам по себе, - Гауди на миг пожалел о неосторожных словах, когда увидел как изменилось и без того жёсткое лицо паладина, но юный рыцарь точно знал, что заслужил достаточно репутации для того, чтобы с ним считались. – А покаяние я обязательно пройду, но не раньше того, как будут уничтожены жители той башни.
- Мальчик вырос, обзавёлся личной армией и решил, что ему можно лезть в чужие дела! – смеялся Элтерос. - Слушай сюда, молокосос, я не намерен тут с тобой сюсюкаться и что-то объяснять. Либо ты сейчас же покидаешь это место, либо… - так вырывались наружу солдафонские замашки паладина, он сам это заметил и сменил тон. – Гауди, пойми, ты суёшь нос в дела церкви. Пока не поздно, пока все дорожки для тебя не закрылись, пока твоё будущее не под вопросом, сделай так, как я говорю.
Но слова Элтероса глубоко задели юношу, такого обращения он точно не заслужил.
- Сэр Элтерос, если вы считаете, что можно так меня оскорблять, что можно сорвать мою миссию в финальной точке, дело ваше. Могу лишь сказать, что после этого не смогу относиться к вам с прежним уважением. Вряд ли для вас это что-то значит, ничего, переживу. Но тогда и я не буду принимать это близко к сердцу. У вас тут важнейшее задание,  я не знаю насколько оно важно. Но знаю, что делаю нечто очень нужное не мне, а всей Теане. И не смотря на это, я, в знак вашей дружбе с моим наставником, поступлю так, как вы просите. Но в одном вы ошиблись. Это не моя армия. Я не главный здесь. Так что я уйду, но они останутся.
-  И мы не будем спрашивать, что тут да как, - подошёл Владыка Шаанэ и с вызовом взглянул на огромного паладина. – Мы просто пройдём по вашим телам и разнесём эту башню ко всем чертям. Со всеми чертями.
- Очень интересно, - слова Владыки не впечатлили и не смутили Элтероса, он продолжал говорить так, будто это за его спиной численное преимущество. – Тогда, Гауди, у тебя нет другого выхода, как встать на нашу сторону и принять бой. Давай, как ты и хотел, сразимся плечом к плечу с теми, кто мешает правому делу.
- Как раз вы не даёте ему сделать правое дело! – распылялся Владыка. – Гауди, хватит тебе лясы точить с ним, давай просто сделаем, что хотели! А будут мешать – их проблемы.
- Ты с нами, парень? - Элтерос даже не смотрел на эльфа, всё внимание его изучающих глаз направилось на Гауди.
А Гауди молчал. Не покидало ощущение, что здесь происходит что-то неладное, сердце подсказывало стоять на своём.
- Сэр Элтерос, увы, мне неизвестно, почему вы стражей стоите перед демонической башней. Уничтожим башню, и с угрозой любых демонических вторжений будет покончено навсегда. Что может быть важнее этого?
- Зря Сальгатерос не отдал тебя на обучение в храм, - покачал головой паладин. – Зря. Там бы тебя научили понимать, что знать надо, а что нет. Научили бы, как слушать тех, кто мудрее…
- Я не склонен ставить под сомнение решения наставника, - холодно ответил Гауди. Сражаться с таким грозным противником ему совсем не хотелось. И здесь он поймал себя на мысли о том, как вообще может думать о сражении с этим человеком. Ведь это предательство! Такое же, как и предательство собственных идеалов в случае, если он отступит и не избавит Теану раз и навсегда от демонов. 
- Если демонологов не уничтожить, то не получится решить проблему с Шепчущим во тьме.
- Чем ты будешь заниматься, если решишь все проблемы разом? – устало спросил Элтерос и сам же ответил. – Ты будешь паладином без врагов. Мы все будем такими. Понимаешь, к чему я веду? Полное исчезновение нежити и демонов – угроза для церкви. Когда у всех всё будет хорошо, зачем будем нужны мы… Надеюсь ты понял ход моих мыслей.
- Это не может быть правдой! – теперь Гауди смотрел на друга наставника с отвращением. – И это та самая причина, по которой мы ведём этот долгий диалог!? Именно для этого я сражаюсь, чтобы у всех всё было хорошо! А когда это случится, я буду жить простой счастливой жизнью.
Взгляды двух паладинов буравили друг друга некоторое время, казалось, Элтерос не может подобрать слов. Однако слова нашлись.
- Какой же ты глупец, Гауди. Слепой безмозглый сопляк. Ты даже не понимаешь, во что рухнет мир, если церковь пошатнётся!
- Я не ношу чина, но, как человек Света, я не позволяю себе так разговаривать даже с врагами. Мне чужды ваши взгляды и домысли о будущем. И это не я охраняю демонопоклонников от божьего суда! – в юношеской груди забурлила ярость, незримый жар заструился от сердца по рукам и ногам.  – Прочь с дороги! Мы идём к башне!
- Не правильный выбор, - зло усмехнулся Элтерос, ловко надевая шлем. – Ты предал то, во что верил твой святой наставник. Ты – еретик Гауди!
Молодой паладин вздрогнул, он всегда был так верен своему делу, что обвинение в ереси его заставило смутиться. Вспомнилась история про Томаса Торкве, величайшего отступника. Но Гауди не дал наваждению завладеть собой.
- Я делаю то, что делал всегда! Но на ваш счёт у меня большие сомнения!
Сиана, Шалопай и Фермунд уже стояли рядом готовые к бою. В шаге за их спинами собрались в шипастыйт кулак гномы, а эльфы с дружным лязгом обнажили клинки.
Элтерос воздел меч вверх, на острие вспыхнул и погас белый огонёк. В это же время окна башни замерцали быстрее, а у её основания земля засветилась призрачным красным.
Полез в ноздри запах горелой плоти. Гауди точно знал, что чувствует смрад только он, так же он знал, что означает это явление – под башней открывалось сразу несколько врат. Сейчас те, кто находятся по ту сторону зарождающихся порталов, начинают болезненный переход из одной реальности в другую. Злобные твари, вырванные из родного плана бытия, преодолевают сопротивление границы меж мирами, им кажется, что с них сдирают кожу, но стоит им выйти, как их тела начнут стремительно остывать – в инфернальных слоях совсем другие температурные режимы. Как только плоть остынет, она в тот же миг затвердеет и превратится в твёрдый панцирь.
- Что это? – Владыка выставил перед собой саблю и готовился к атаке.
- Это худшее, что я мог себе представить. Они сговорились с демонологами и те открывают врата, - пояснил Гауди. - Владыка, займись этой троицей, а я помогу нашим бородатым союзникам заложить взрывчатку у основания башни. Пока демонологи сидят там, орды демонов не иссякнут.
- Сиана, бери своих и прорывайтесь с гномами к башне! – затем Владыка выкрикнул что-то на эльфийском, и шестеро бойцов ринулись за ним. А в следующий миг все они схлестнулись с паладинами.
Лично скрещивать оружие с Элтеросом Гауди не желал. Чувствовал в этом нечто не правильное, да и понимал, что противник не по уровню. Хорошо, что есть для этого Шаанэ, ему лишь бы с кем посильней биться. Пока они будут заняты друг другом, Гауди сможет сделать то, что умеет лучше всего. Вместе с Сианой они возглавили прорыв к башне, где уже появлялись первые демоны.
На мосту завязалась ожесточённая схватка. Элтерос и Шаанэ одновременно ударили чарами. Огонь встретился с обжигающими вспышками света. Грохнуло так, что крошка посыпалась со свода. Кто-то из эльфов свалился с моста в раскаленную лаву и мгновенно погиб. Один из паладинов, скрипя латами, неловко завалился на спину, держась за бок.
Как долго продержится Элтерос с напарником против опытных рубак Зилгадиса… Гауди старался об этом не думать. Лишь в последний момент он заметил, что рядом нет Шалопая.
Опомниться заставил утробный рык. Вооружённые жуткими топорами, путь к башне преградили демоны.
- Фермунд, возьми с собой троих и минируй башню! А мы сделаем всё, чтобы вам никто не мешал.
Расщепитель душ встретился с демонической секирой, во все стороны посыпались искры. Мотая рогатой башкой и брызгая пеной изо рта, демон пёр напролом, как безумный, размахивая огромным оружием.
Гауди только защищался. Драться с этими тварями рядом с их Хозяевами и открытым порталом – дело не простое. Но не для того ли юный рыцарь всю жизнь готовился к подобным схваткам? Демон, хоть и обладал звериной мощью, зато изысканностью техники не отличался. Победить первого - дело техники, с остальными будет проще.
Улучив момент, паладин подрубил шипастое колено, а когда чудище рухнуло, чёрный меч легко отделил тяжеленную голову от тела. Второй демон вообще успел отразить лишь один удар перед тем, как пасть.
Сиана попала в тиски, её атаковали с трёх сторон, спасалась она только благодаря кошачьей ловкости. Гауди поспешил ей на помощь. Расщепитель душ рассёк воздух и врубился в одну из раскалённых спин. Пока паладин разделывался ещё с одним, девушка, наконец, получила возможность бить самой. В бою один на один у рогатого не было шансов.
Эльфы держались как-то неуверенно, их быстро оттеснили к мосту и там прижали по полной. Зато это позволило остальным получить место хоть для какого-то манёвра.
Пока маленький отряд гномов мчался к башне, остальные бородачи с грозными воплями сошлись со стаей адских гончих. Подгорных жителей не напугал диковинный вид трёхглавых псов. Молоты и секиры сокрушали тупые собачьи морды с небывалой скоростью. Гномий строй напоминал огромную дробилку, попадая в которую, превращаешься в кровавый фарш. Своих в обиду ребята не давали, если кто-то падал или оказывался в пасти, его выручали всем скопом.
Ярко оранжевая сила вырывалась из тел поверженных демонов, большая её часть устремлялась в башню, где мастера-демонологи находили ей применение, остальное вбирал в себя Расщипетиль. Меч тяжелел для врагов и легчал для хозяина, под его напором уже не выдерживали ни топоры, ни булавы; любое оружие, попадавшее под удар страшного меча, тут же крошилось. Если же лезвие ударяло в плоть, то разрезало её с упругой лёгкостью.
В горячке битвы, когда демоны возникали из порталов сразу отрядами, Гауди потерял из виду воительницу. Он бился, а сам искал её взглядом. Внимание разделилось, и паладин не заметил внезапной атаки сзади. Его лягнули так, что земля вышла из-под ног. Гауди перевернулся в воздухе, неудачно приземлился прямо на живот, но меча не выпустил. А демоны уже обступили его со всех сторон.
Затравленным зверем Гауди подскочил, крутанул мечом вокруг себя, кого-то задел, а остальных заставил отпрянуть. Тут-то и заметил он лежащую на камнях девушку. Рядом с ней крутилась адская гончая, выискивала незащищённое сталью место. Дорогу к эльфийке преградили сразу два демона. «Жива она или нет, неизвестно, но если жива, то промедление будет стоить слишком дорого», - думал юноша.
Отбив выпад сбоку, Гауди сплёл хорошо отработанное заклинание и выпустил его в гончую. Ярчайшая вспышка ослепил пса, и заставила отшатнуться тех, кто мешал продвижению. Расщипель Душ яростно вгрызся в брюхо одного демона и с ликующим свистом ударил второго.
Гончая беспорядочно мотала головами, но, почуяв чьё-то приближение, зарычала и вслепую бросилась в сторону опасности. Чтобы в ту же секунду быть разрубленной надвое. От переизбытка силы чёрный меч уже тихо гудел, а демоническая плоть практически не сдерживала его порывов. 
Оставив проверку пульса на потом, Гауди оттащил тело девушки подальше от башни, благо в это время все демоны увлеклись сражением с гномами, и, что самое приятное, бородачи от схватки получали удовольствие. Они стольких уже искромсали, что с трудом перемещались, больше просто ждали, пока новая волна демонов попытается проверить их строй на прочность. А вот бойцы Владыки Шаанэ совсем просели, потеряли троих, а те трое, что ещё держались, затерялись где-то у самого обрыва. Их оттеснили от моста, и помочь им никто не мог. Яростные атаки демонов сыпались на них со всех сторон.
Со лба грязными ручейками стекал пот, заливал глаза. Гауди смахнул крупные капли и принялся за осмотр. На первый взгляд девушка выглядела невредимой, из видимых повреждений только вмятина на шлеме. Пульс прощупывался, грудь ровно вздымалась и опускалась. Лишь убедившись, что с Сиана в порядке, Гауди обратил внимание на звуки ещё одного боя. Он сидел прямо у моста и мог прекрасно видеть происходящее.
Дрались двое. Элтерос и Шаанэ. Бойцы Зилгадиса и два паладина лежали у них под ногами. Бой развивался так, что Владыка едва успевал уворачиваться и явно проигрывал. Однако действовал он всё же достаточно ловко, и у Сальгатероса не было времени для магии. Зато он мог, наконец, проявить все свои навыки. В очередной раз не достав юркого эльфа мечом, паладин дотянулся кулаком. От тяжёлого удара в челюсть, Владыка рухнул на спину. Любой другой на его месте потерял бы сознание, но у эльфа лишь помутнело в глазах. Элтерос занёс меч. Гауди видел, что на этот раз Владыка не успеет спастись, и даже не сможет собраться для защиты. И это нисколько не огорчало юного паладина.
С неминуемым исходом не согласился только затаившийся неподалёку Шалопай. Они с Элтеросом невзлюбили друг друга при первой же встрече. То, как вёл себя тогда паладин высшего посвящения, зацепило пирата, и вот он нашёл момент для ответной реплики. Сабелька опустилась аккурат на лысую макушку и отскочила, как от булыжника. Из рассечённой кожи побежала за воротник доспеха красная струйка. Паладин находился под воздействием какого-то защитного заклинания, но даже оно не смогло уберечь его от прямой атаки.
В попытке закрыть рану ладонью, Элтерос обернулся и пнул железным сапогом растерявшегося Шалопая. Пират отлетел к мосту и согнулся калачом на земле. Зато Владыка успел придти в себя и уловить суть происходящего. Он даже не пытался нанести решающий удар в спину, а хорошо поставленным ударом подсёк ноги паладина, и когда тот тяжело рухнул вниз лицом, эльф ловко взобрался на него и приставил саблю к горлу.
- От такого укола тебя никакая магия не спасёт, лысый! Так что лежи смирно и не дури!
Элтерос сокрушённо ткнулся лбом в пыль.
- Эй! Гауди! – выкрикнул Владыка, когда оценил обстановку на другом берегу лавовой реки. – Что с Сианой?
- Она без сознания! Её нужно забрать отсюда! – откликнулся рыцарь.
- Сейчас! – Владыка перевёл взгляд на держащегося за живот пирата. – Эй, а ну помоги мне связать этого упыря…
- Ах ты длинноухий ублюдок! Ты даже не понимаешь, что натворил, – тут же завозился Элтерос, но получив эфесом сабли по макушке, притих.
- Чем вязать-то? – подковылял Шалопай.
- Снимай рубаху!
Вдвоём они ловко скрутили руки и ноги паладина, а рот заткнули куском рукава. И только после этого поспешили на помощь воительнице. Преодолев каменный мост, они подхватили девушку и поволокли её назад, туда, где лежал без сознания пленённый Элтерос. Ну, а Гауди вернулся к шинкованию иномировых тварей.
Пока гномы сеяли смерть в гуще схватки, юноша решил не дать демонам занять мост. Раз за разом подступали рогатые к паладину и все погибали под напором Расщепителя душ. Да и подмога подоспела вовремя. По обе руки встали Шалопай и Владыка. Три клинка не оставляли демонам ни единого шанса на прорыв. И пусть бы демонологи продолжали открывать врата ещё часы на пролёт, это ничего не изменило бы. Отупевшие от ярости, демоны пёрли прямо навстречу смерти и даже не помышляли о защите. Двое выживших бойцов Зилгадиса так же сумели прорваться и встали плечом к плечу с командиром, паладином и пиратом.
Наконец, крик Фермунда возвестил о том, что взрывчатка заложена и фитиль зажжён. Гномы воссоединились и начали скорое отступление. У моста их ждала надёжная поддержка.
Бой окончился в тот самый миг, когда громыхнул заряд.
Отбиваясь от демонов и волоча за собой Элтероса, отряд добрался до выхода из пещеры. К тому моменту открытых врат было уже столько, что вышедшие из них демоны заполнили всё плато перед башней, запрудили мост и, топча друг друга, рвались к выходу. Гномы жёстко рубились, как вдруг пол выпрыгнул из-под ног, а жуткий грохот ударил по ушам так, будто совсем рядом молотом раскололи колокол – своды многократно усиливали любые звуки.
Толпы демонов разных мастей потеряли равновесие, всё это море рычащей ненависти в один миг рухнуло с копыт на фоне объятой пламенем башни. Её окна ещё мерцали, когда основание разлетелось на тысячи осколков, накрывая волной пыли всех, кто находился поблизости. Даже тварям из бездны в тот момент показалось, что они попали в ад.
Медленно, будто срубленное дерево, башня заваливалась на бок. Она рухнула в огненную реку, подняв в воздух высокие тягучие волны. Одна такая накрыла демонов на берегу.
Сила взрыва добралась и до беглецов, раскидала их в разные стороны, оружие сыпалось дождём, но сражаться было уже не с кем. Потеряв контроль мастеров и оглушённые жутким взрывом, демоны превратились в жалкое зрелище: судорожно пытались вставать, метались, топтали друг друга, сталкивали с моста. Они не знали куда деться.
Дальнейшее отступление больше напоминало прогулку в сравнении с тем, что было до него. Маленькую армию Гауди пытались преследовать одиночные представители демонического племени – смерть от секир и молотов настигала их мгновенно. Гномы неплохо набили руку в непростом ремесле демоноборцев.
Уже на поверхности, когда последний гном перебрался на корабль, а эльфы подняли якорь, Фермунд бросил в пещеру солидную связку взрывчатки. На открытом пространстве взрыв уже не казался чем-то пугающим, хотя, наверняка, все жители, Тэкрона его услышали.
Бригадир гномов вместе с Гауди проверили последствия подрывных работ, а убедившись, что уже ни одна тварь не выберется из-под завала  на поверхность, вернулись к остальным.
Корабли отплыли назад к пристани. Предстояло пополнить запасы провианта перед возвращением на Элону.

С мыслями Гауди собрался только в порту. После высадки гномы проводили немногих выживших солдат Зилгадиса в таверну за провиантом. Тем временем Фермунд пытался убедить Гауди взять бригаду рубак с собой. Но паладин не нуждался больше в боевой поддержке. Он точно знал, что будет делать дальше, после того, как убедится в том, что Шепчущий во тьме больше не вернётся на Теаную.
- Паладин, ты не перегрелся там, под горой, - качая головой, подошёл Шаанэ к Гадуи и гному. – У нас не осталось гребцов, так что выбора нет. Фермунд, мы будем рады вашей помощи и отблагодарим вас по прибытии, а вот продолжите ли вы взаимодействие с церковью, будет уже зависеть целиком и полностью от решения нашего юного рыцаря. А сейчас давайте подготовим дракона к плаванию.
Когда нужно, Владыка умел быть обходительным.
Фермунд просиял и, поклонившись, поспешил на гномий корабль за собственной оснасткой, и чтобы порадовать товарищей.
- А назад ты их на чём отправишь? – недовольно буркнул паладин.
- Заберут дракона. Но, знаешь, думается мне, они не захотят уплывать. Я сделаю им хорошее предложение. Нам нужны опытные строители.
- Главное, чтобы обошлось без цепей, как с ребятами с Боло.
- Такого не будет, мы и дикарей отпустим, когда башня будет завершена. И даже денег дадим, чтоб не дулись.
- Зилгадис уйдёт, так зачем тебе достраивать Зеркальную башню?
- Зеркальная башня – мощный артефакт сам по себе. Мастер оставит нам полезные знания. Их разработкой мы и будем там заниматься. Нет-нет, не надо брови гнуть, это не касается ничего, что тобою так ненавистно. Мы, эльфы, планируем подвинуть гномов в грядущей технической революции. Благодаря нам она будет скорее техно-магической. Клянусь.
- Что мне твои клятвы. Ты ведь помнишь о дуэли. Если я выживу, то никто ведь не достроит твою башню.
- Об этом думать сейчас я не хочу. Сейчас меня интересует только успех этой миссии. Нужно вернуться, как можно скорее. А то ведь знаешь, может статься, что демонологи всё потратили на открытие врат, и нам предстоит ещё одно путешествие.
Гауди тяжело вздохнул, ещё одного плавания он бы точно не хотел.
- Вот объясни мне, Владыка, как так получилось, что рудокопы потеряли всего одного, а ты десяток отборных вояк?
- Ты ничего не понимаешь, - скривился Владыка. – Эти гномы, они не рудокопы, они бойцы хирда. Хоть и в прошлом. У хирда одна задача, отражать волну за волной. Они спецы в этом. А мои парни натаскивались для деликатных походов, вот как на некроманта.
- Или как на Боло, да?
- Нет. Для таких грубых дел у меня есть орки. Ты лучше вместо допросов, пойди и осмотри, как следует, Сиану. Она до сих пор не пришла в себя. После знакомства с тобой, девчонку второй раз крепко бьют по голове, как бы ничего плохо не случилось.  Сейчас ребята отнесут её в таверну.
Гауди бегло взглянул на Шалопая. Пират сидел рядом со связанным Элтеросом и следил, чтобы тот не дёргался. Оставив судьбу бывалого паладина на потом, Гауди просто пошёл следом за эльфами, несшими воительницу в её комнату. Сегодня все комнаты трактирщик предоставил бесплатно. Как и провиант.
В зале таверны собралась толпа гномов. Гауди они встретили, как великого героя. Бригада Фермунда успела пустить слушок, где они побывали и в каком мероприятии поучаствовали. Гномы ликовали! Они даже не могли предположить, что живут на «осином гнезде». И от того, что огромная беда ушла с Текрана, по всему острову объявили выходной день и устроили большие гулянки.
Эльфы протащили Сиану через толпу, Владыка лично пробивал дорогу, но вот паладину пройти не удалось. Его силком уволокли к стойке, пытались угощать пивом, хлопали по плечам, благодарности сыпались со всех сторон. Единственное, о чём Гауди мечтал в тот момент – прилечь и заснуть глубоким сном. Пусть Владыка решает все организационные вопросы, в конце концов, ему это надо больше.
- Разойдись, други, разойдитесь! – пробился сквозь гомон знакомый хриплый голос.
Кто-то крепко ухватил Гауди за руку и потащил к лестнице.
- Неужели не видите, сэр рыцарь совсем выбился из сил! Ему нужны отдых и покой! Поболтаете с ним утром! Всё-всё! Утром, говорю! – Шалопай вывел-таки боевого товарища из гущи и в молчании проводил до двери комнатки, где уже ждали эльфы. – Слушай, Гауди, скажи как на духу, за каким чёртом мы везём с собой того мужика? Он ведь с демонами сговорился, и тебя бы он не пожалел, и Владыку этого забил бы, а нам без него пока никак. Ведь, как я понял, нам ещё возвращаться к длинноухим в заросли?
- Ты с кем оставил пленного-то? – невольно юноша напрягся, он бы очень не хотел, чтобы Элтерос обрёл свободу, пока они не уплыли далеко.
- Да не боись, этого бедолагу я гномам отдал. Они его уже уволокли в местную тюрьму. Боюсь предположить, что они могу с ним сделать за содействие демонюкам. Чует моё пиратское сердце, что не увидим мы его боле…
- Что-то ты разговорился, - Гауди устало прислонился спиной к дверному косяку. – Гномы не решаться судить паладина. Они обязательно напишут королю. Так что ты принял верное решение. Но думать об этом мне сейчас совсем не хочется. Мы дрались против паладинов, против моих союзников. Я даже рад, что друг моего наставника остался цел. Но то, что он рассказал, выбило землю у меня из-под ног. Я просто не знаю, что дальше делать, кому верить, - повесил голову Гауди, пряди сальных волос закрыли лицо.
- Ооо! Дело худо! То пёр, как бык, всегда точно знал, чего хочешь, даже когда всё было не по плану, а теперь раскис. Бедааа… Знаешь что, ты отдохни сначала, а потом уже на свежую голову покумекаем и решим, как дальше быть. Знай одно, парень, я с тобой хоть в Шеттеру, хоть куда. А сейчас главное узнать, всё ли мы сделали, что должны были. Правильно я говорю, а? – по-простецки улыбнулся пират, и таким открытым Гауди ещё никогда его не видел.
- Да, ты прав. Так и поступим. Сейчас я осмотрю Сиану и обязательно высплюсь. И плевать, что там задумал Владыка.
- Эй, паладин! – выскочил из комнаты один из эльфов. – Давай сюда, Мастер пришёл!
- Чего? Кто пришёл, - изогнул брови Шалопай и поспешил следом за юношей.
Гауди никак не мог понять, каким образом Зилгадис мог очутиться в этом месте. Всё прояснилось, стоило войти в комнату. В центре стояла бедняжка Сиана, окровавленные слипшиеся волосы ниспадали на доспех, в распахнутых глазах поселилась пустота, но на лице играла довольная улыбка. Владыка стоял рядом, смиренно опустив голову. Транслятор обратилась к паладину густым басом, вещающего из-за границы мира, Залгадиса.
- Я получил необходимый объём, хоть и впритык. Эти недоучки демонологи понаоткрывали тьму врат и растратили на них прорву маны. И всё же, Гауди… нет, теперь ты Великий Гауди, герой Тэкрона и Безымянного, всё же ты выполнил свою часть договора. Осталась самая малость.
- Что? – вмиг напрягся Гауди.
- Какая на хрен малость! – попытался влезть Шалопай, но юноша жестом его остановил.
- Самая малая малость, - спокойно ответил колдун. – Приплывай ко мне в башню, забирай награду и лично, своими руками закрывай мне проход на Теану.
- Подарков мне от тебя не надо. А вот как закрывать тебе дорогу сюда, я бы послушал.
- Нужно разрушить алтарь. И всё. Это не только не позволит мне сюда попасть, но и прекратит некоторые процессы, которые мешают мне уйти в другой мир.
- Какие процессы?
- Даже не спрашивай, паладин! Это невозможно объяснить тому, кто находится здесь воплощённым. Скажу лишь, что с моим уходом уйдёт и Шепчущий, - внимательно наблюдая за Гауди, произнёс транслятор. – Что ж, если награда тебе не нужна, и ты не хочешь утруждать себя долгим плаванием, то алтарь сломают и без тебя. Готов ли ты оставить этот процесс на самотёк? – и с этими словами девушка обмякла, Владыка ловко её подхватил и уложил на кровать.
- Осмотри её рану, паладин, - как-то сухо и устало произнёс Шаанэ. – Сделай всё необходимое и иди отдыхать. Отправляемся в самую рань.
- С чего ты решил, что мы поплывём? – с вызовом бросил Шалопай.
Не удостоив пирата ответом, эльф вышел в коридор.
Проделав все необходимые манипуляции, поддержав воительницу силой Света, Гауди так же покинул комнату. Он долго работал вёслами, много дрался и давно не спал. Ноги сами несли к койке, руки на ходу сбросили шкуры. Юноша заснул за секунду до того, как коснулся немытой щекой подушки.
Но уже ночью его будили и приговаривали.
- Вставай паладин, ещё успеешь выспаться! Время против нас! – нашёптывал голос Владыки.
«Какой же мерзкий у него голос», - думал Гауди, пытаясь разодрать глаза. – «И сам он мерзкий! Почему ночью! Почему сейчас!»
Предупреждая звуковую форму этих вопросов, Владыка продолжал.
- Да подымайся же ты, лежебока! Если засветло не уберёмся отсюда, нас до самой Элоны будет эскорт провожать! Я уже видел, как бородатые корабли готовили.
- Хорошо же, доплывём без приключений, - Гауди нашёл в себе силы подняться.
- Экий шутник! Пошевеливайся! Если через десять минут не будешь на драконе, уплывём без тебя, - Владыка хотел было выйти.
- Не уплывёте.
Некоторое время они смотрели друг на друга. Оба помнили и о грядущей дуэли, и о том, что без Гауди у дракона не будет гребцов – за эльфом гномы не пойдут.
- Уплывём, - холодно отрезал Владыка и ушёл.
В одном коротком слове Гауди услышал всё, что должен был: и то, что гномов эльфы в силах нанять других, и то, что Гауди сам приплывёт на Элону, чтобы убедиться, что алтарь уничтожен.
«Какой же он мерзкий!», - размышлял Гауди, пока собирал шкуры и пристёгивал меч.
В комнате, где спал Шалопай было тих. Судьбу пирата паладин решил ещё вчера. Дальнейшее путешествие уже не имеет к бывшему вампиру никакого отношения, а рисковать понапрасну его жизнью юноша совсем не хотел. Он даже не знал, сможет ли сам выбраться с Элоны живым. А что если нет?
Гости давно покинули таверну, Гауди на ощупь пролез за стойку и нашарил там чернильницу с авторучкой – модным изобретением гномов – удобная замена перу. У одинокого фонарика, что висел над входом, паладин написал короткую записку пирату: «Мы всё сделали. Теперь ты можешь начать всё сначала. Удачи».
Подписываться Гауди не стал. Свернул записку и, вернувшись наверх, просунул её под дверь комнаты Шалопая. 
Отчалить без паладина Владыка не успел.
- Ничего не забыл? – серьёзно спросил эльф.
- Нет, - ответил Гауди так, как если бы ничего и никого не забыл.

Для Шалопая день начался слишком уж хорошо. Он даже не сразу понял, что уже не спит, и что это не сон: крыша над головой, мягкая постель, в помещении тепло, и, самое главное, он выспался. Даже странно, пират был уверен, что когда его разбудят, он будет не в состоянии вылезти из-под одеяла, а тут сам встал. Ну, так это и к лучшему. Выспавшись, он чувствовал, как за спиной вырастают крылья. А впереди ждут много славных дел, где можно показать всю пиратскую удаль!
За окном мело и крепко морозило. Обширные снежные паутинки залепили стекло так, что о времени суток оставалось только гадать: такими могли быть, как вечер или утро, так и день.
Бодро поднявшись, Шалопай натянул портки, и вдруг заметил лист бумаги у двери. Пират поднял его и прищурился. Почерк неровный, но разборчивый.
- Якоря мне в глаза! – воскликнул пират, роняя записку, и голым по пояс, да ещё и босиком, выскочил в коридор. Он искренне верил, что тот, кто оставил послание, сделал это только что и не успел удрать.
Внизу тихо праздновали освобождение Тэкрона самые стойкие гномы. Те же, кто послабее, давно разбрелись по домам. Несколько мурёных взглядов проводили полуголого человека до входной двери. Безумец выскочил в метель, оставив дверь нараспашку.
Метель метелью, но с возвышенности, где находился трактир, всё равно отлично просматривалась пристань, где занесённые снегом стояли два торговых корабля, тех самых, что были здесь, когда дракон Владыки привёз его, Шалопая, сюда.
Пират вернулся в зал и громко спросил, обращаясь сразу ко всем присутствующим:
- Куда делся паладин?
Ответил трактирщик:
- Сэр рыцарь с командой отчалили засветло. Мы даже не успели…
- А сейчас какой час? – Шалопай не собирался слушать, что там гномы не успели.
- Так полдень недавно перевалило. Что же это получается, они тебя забыли? – искренне расстроился трактирщик. – Так ты не переживай! После того, что  вы с сэром рыцарем сделали для нас, мы тебя одного не бросим, и даже отвезём, куда скажешь! Тут, кстати, собираются наши на Верону отплывать. Пленного паладина Фридриху на суд повезут. Если хочешь, айда с нашими храбрецами!
- Как там насчёт вашего суда? – мрачно бросил пират, направляясь к стойке. За ним оставались мокрые следы.
- Старейшины утром решили, что не в компетенции сами судить такого человека. К тому же…
- Налей-ка мне чего-нибудь покрепче, дядя. За счёт заведения. Хочу выпить за освобождение Тэкрона, - на душе у Шалопая сейчас мела такая же метель, как и за стенами трактира.
Гном с готовностью выставил рюмку и потянулся за бутылкой, что стояла в самой тени скромного бара.
- Так что на счёт Вероны? Поплывёшь? Или у нас погостишь до весны, м?
- Сейчас, гноме, подожди забалтывать. Выпью, поразмыслю и скажу, куда мне надо. Что это?
- Это наша местная перцовка! Не хуже вашего рома будет, - гном налил половинку, и вернул бутыль на место.
- То, что нужно. Такие штуки хорошо прочищают мозги. Ну, за Тэкрон! – выкрикнул Шалопай и запрокинул рюмку.
Голоса из зала дружно поддержали.









Глава 12
Преображённый (часть 1)

Обозревая утреннюю даль, Владыка уже несколько часов находился на носу корабля - так сильно он желал избежать неожиданных встреч. Гномы Фермунда и двое выживших солдат Зилгадиса дружно работали вёслами, время отдыха близилось, но думать о нём было бы слишком тяжело. Все сосредоточенно работали. Меньше всего труд волновал всего двоих: Сиану, что приходила в себя, сидя на мешках с провиантом, и свернувшегося под толстой шкурой Гауди.
Гномы рвутся в бой, эльфы хотят вернуться в лагерь, а Гауди не волновало ни то не другое, помогать он не собирался. Да от него и не требовали ничего. Владыка старался избегать разговоров, а гномы почитали юношу, как того, кто трудиться не должен по званию, и прощали ему даже бесстыдный сон в час их тяжёлой работы.
Когда паладин проснулся, солнце успело подняться в самый пик неба, и палило оттуда непозволительно назойливо. Продолжать лежать под шубой, было бы мучительной пыткой. Холодные широты стремительно сменялись тёплыми восточными морскими просторами. Гауди сбросил ненужное более одеяло и сел. Грязные волосы и одежда, заспанные глаза, сальная от долгих походов кожа. Так же мерзко должно быть чувствуют себя зомби после разупокоения.
В этот жаркий час гребцы отдыхали: кто-то спал, кто-то прямо за вёслами трапезничал. Фермунд сидел к Гауди спиной и сосредоточенно возился в своём рюкзаке. И даже сам неутомимый Владыка дремал, прислонившись к борту и беспечно вытянув ноги. За курсом следил один из эльфов.
Попутный ветер раздувал паруса и гнал малого дракона прямиком к вечноцветущими берегам Элоны.
- Где твой друг?
Гауди вздрогнул. Рядом с ним стояла Сиана. Выглядела она так же сосредоточенно, как и раньше, лишь белая повязка на голове выдавала недавнее ранение.
- Он ушёл на заслуженный отдых. Всё, что будет дальше - не его дело.
- Не его дело? Разве вы не друзья? – девушка села рядом.
Гауди напрягся, что-то в ней неуловимо изменилось, толи во взгляде, толи в голосе…
- Мы были не плохими боевыми товарищами. Недолго. Его дело закончилось в тот момент, когда он вернул себе человеческий облик. Дальше он шёл за мной из благодарности. А теперь пусть занимается своей жизнью.
- Вот как… - задумчиво глядя вдаль, сказала воительница. – У тебя была цель в жизни - освободить Теану от тёмных сил, но вот ты её достиг. И что теперь?
- Теперь? Никогда не мог помыслить о том, что однажды наступят такие времена. И всё-таки кое-что ещё осталось не законченным. Перед тем, как думать о чём-то новом, было бы не плохо всё хорошенько проверить. Я не склонен так уж безоговорочно верить Зилгадису. У него плохая репутация.
- Что же ты намерен проверять?
Гауди пожал плечами.
- В первую очередь, наведаюсь к учителю и спрошу, что мне делать дальше. От рук тех, кто шёл за мной, погибли два паладина, а ещё одного мы пленили. Элтерос хороший друг наставника, так что мне не нужно точно знать, что я не допустил ошибки по отношению к нему.
- Каждый из вас преследовал свои цели, - начала рассуждать девушка. - Разве есть причины, по которым ты мог бы считать его цели важнее твоих? Тот паладин защищал врагов церкви. Разве не так? Но может ведь быть, что наставник оправдает твои действия?
- Это верно. Я боюсь лишь того, что слова Элтероса были правдой, и он охранял то место по приказу патриархов. Тогда моя участь не завидна. Самое меньшее – мне никогда не дадут чин паладина, коим все вокруг меня величают.
Оба, и Гауди, и Сиана внимательно опустили взгляд на дремлющего Расщепителя Душ. Девушка вряд ли могла ощущать еле уловимое дрожание клинка от переполняющей его силы. Теперь будет не просто найти того, кто смог бы выдержать удар чёрного лезвия.
- От него мне придётся избавиться. Но прежде найду достойную замену.
- Мне сказали, ты вытащил меня из той драки, - Сиана взглянула на Гауди так серьёзно, что тот невольно отвёл глаза. – Получается, спас мне жизнь. Можешь взять мою саблю. Она очень дорогая, и её качество под стать цене. Это будет моей благодарностью.
- Я её не приму. Какими бы качествами она не обладала – это просто оружие. Мне же нужно то, что поможет биться с нечистью.
- Может быть, ты найдёшь что-то подходящее в запасах Мастера. Хотя, учитывая важность нашей миссии, он отдал тебе лучшее, что было.
- В лучшем я больше не нуждаюсь, как и в чём-либо другом из рук вашего… - улыбнулся юноша и отложил в сторону меч. – Можешь рассказать, как ты попала на службу к Зилгадису?
- Как и все, кто отправился с нами на Тэкрон, я служила Владыке Шаанэ, а тот, в свою очередь был, до прихода принцессы Амели, главным стражем Зеркальной башни. Так уж вышло, что он отсутствовал в тот день, когда дерзкая девчонка явилась к Мастеру и одолела его. Уверена, будь Владыка на посту, Амели не ушла бы живой.
- Ну это уж ты перегибаешь! Владыка, конечно, сражается хорошо, но раз Принцесса в доспехах одолела самого Зилгадиса...
- Ты просто не знаешь потенциала Владыки, - заявила Сиана так, что дальнейший спор не имел места. – Я знаю, что вы будете драться с ним, когда Мастер покинет Теану. И хочу дать тебе совет. Если уж ты не хочешь принять в благодарность моё оружие, то прими то, что спасёт тебе жизнь.
- Что же это? – посерьёзнел Гауди.
- Совет, - Сиана пристально смотрела на рыцаря. - Сделай всё, что должен в лагере и сбеги. Я позабочусь о лодке. Переберёшься к порту, а оттуда куда захочешь. Пойми, этот бой тебе никогда не выиграть. Вы из разных лиг. Но он почему-то думает, что обретёт честь в бою с тобой, неумелым мальчишкой.
Щёки паладина против его воли налились красным цветом.
- Бегать от врага – не моё кредо! Мы сразимся, как и было договорено.
- Не боишься умереть?
- Война – моя жизнь! О смерти я думал столько, что уже привык к мысли, что могу погибнуть.
- Иначе невозможно этим заниматься, так ведь? Другого ответа от тебя не ожидала. Удачи, - Сиана откинулась на мешки и прикрыла глаза.
- Сэр рыцарь! Вы проснулись! – обернулся Фермунд и кивнул в сторону дремлющего Владыки. - Ваш помощник просил взять курс на Элону. Интересно, что нас там ждёт? Демоны? Нежить? Или что-то особенное?
При слове «помощник» Гауди не смог скрыть улыбку. Пусть гномы и дальше так думают, это забавно. А вот рассказывать о планах точно не стоило. То, как быстро дракон доберётся до цели, зависит от боевого духа гномов. Сейчас они рвутся к приключениям и готовы работать на вёслах, но захотят ли они плыть дальше, узнай правду.
Гауди поймал себя на этих мыслях. Общение с такими нехорошими ребятами, как Владыка Шаанэ и Зилгадис приводит к тому, что приходится врать кому-то ради своих интересов. В сотый раз Гауди клялся сам себе больше никогда не заключать подобных договоров.
- На Элоне всех нас ждёт привычная работёнка, друг мой.
Фермунд с лукавым прищуром взглянул на свой молот.
- Хорошо, что инструмент при нас!
- Знаешь, что, Фермунд, я хочу подменить кого-то из вас на вёслах! Все бока отлежал, - юноша поднялся, подошёл и похлопал бригадира по плечу, а сам представлял, как гномы получают из рук эльфов новый инструмент: мастерки и шпатели.

Второй для Гауди визит на Элону выдался туманным. Лесистые берега укрылись под густыми клубами так, что выглядывали только макушки крон. Дракон причаливал к потаённой пристани почти вслепую.
Свежий воздух донёс до паладина еле уловимые нотки чего-то зимнего, быстрого и смертоносного. Так могла бы пахнуть молния, если бы у неё был запах. Отголоски заклинаний Света, одним из которых являлась очищающая молния, коснулись чутья Гауди и сразу исчезли. Теперь вокруг витал просто солёный морской воздух.
- Слишком тихо, - мрачно произнёс Владыка, стоявший на носу корабля и вглядывавшийся в берег. – Воины, приготовьте оружие!
Гауди кивнул Фермунду, и гномы дружно взялись за топоры и молоты.
- Что будем делать? – приблизился юноша к борту. Впервые с момента расставания с Шалопаем, он чувствовал пустоту у левого плеча. Больше там никто не стоял. – Я почуял здесь отголоски светлой магии, но мог ошибиться. Слишком тонкие ощущения.
- А я нутром чую засаду, - Владыка спрыгнул на корму и принялся раздавать приказы. – Высаживаемся быстро, держим строй. Наши подгорные друзья знают, что это такое! Сходни ставить не будем. Все за мной. И знайте, там, на берегу засада. Никто не должен застать нас врасплох.
И эльф сиганул через борт прямиком на доски пристани.
Гауди даже укорил себя за легкомысленность. Сколько раз он кичился своей войной с Мистикусом и множеством маленьких побед, совершённых до рейда на Безымянный. А Владыка просто взял и показал ему, как должен вести себя настоящий профессионал войны. Тот, кто сражается, всегда должен быть начеку и доверять чутью! Любая тень, любой признак опасности должны незамедлительно быть отнесёны к статусу неминуемой опасности! Нет ничего хуже быть застигнуты врасплох!
Однажды Гауди уже попадался в ловушку на острове некроманта, тогда из лап чёрных рыцарей и вампиров ему удалось выбраться только чудом. Нет, не чудом. Сноровкой. Но эта сноровка была на грани чуда, она так сработала, как могла бы сработать только в момент смертельной опасности. Сможет ли он при необходимости повторить те трюки? Это не известно. И, тем не менее, почуяв светлую магию на острове эльфов, он должен был насторожиться и бить тревогу. А он пренебрёг этим. Сколько таких наивных умников, как он, погибло в засадах…
Пристань выдержала небольшую армию. Напряжение воздуха ощущалось кожей, каждый ждал стрелу из тумана, но береговая линия оставалась пустой. Владыка шёл впереди, больше похожий на сжатую пружину. Гауди держался сразу за ним. Справа от паладина находилась Сиана, к её обществу юноша уже привык, а место пирата слева занял пыхтящий Фермунд. От гнома так же, как и от Шалопая, пахло потом и табаком. Гауди точно знал, что пока есть эти ароматы, он надёжно прикрыт слева.
- А вы что думаете, сэр рыцарь? Есть засада? – шёпотом спросил Фермунд.
- Владыка не ошибается, - ответила за Гауди воительница. – У него звериное чутьё на опасность.
- Будьте готовы, ребята, - Гауди лишь крепче сжал меч. Ждать удара, занятие утомительное. Проверить бы заросли хорошей цепной молнией, Гауди всегда держал это заклинание на самый крайний случай, потому что после его применения уже не то что сражаться, ходить будет тяжело. А когда в твоих руках жаждет битвы заряженный Расщепитель душ, совсем не хочется пользоваться магией.
Ощетинившийся отряд сошёл на песчаный берег. Дрогнули тончайшие струны заклинания. Кто-то намеренно ждал, пока хозяева дракона отойдут подальше. Из-за деревьев вылетел большой огненный шар, рассыпая в разные стороны искры, пронёсся над головами гномов и эльфов и разбился о мачту. Множество маленьких огоньков впились в ткань паруса…
Впились и угасли.
За деревьями соображали, что случилось. Решили повторить. Но Владыка взорвал огнешар ещё в полёте. Сделал это играючи, демонстративно щёлкнув пальцами в самый кульминационный момент огненной феерии.
Тогда те, кто прятались за густой листвой, выступили на пляж. Гауди даже не смог их сосчитать. Семь-восемь десятков вооружённых, хорошо экипированных мечников и лучников, а за их спинами, пряча лица под глубокими капюшонами, стояли два старших монаха. По крайней мере, так решил Гауди, когда внимательней присмотрелся к синим, расшитым золотом, рясам. Без сомнения, их ждали служители церкви.
- Оставайтесь на месте! И сложите оружие! – выкрикнул один из монахов.
- Ни черта! С нами два мага! – дерзко выкрикнул Владыка, должно быть, считая магом Гауди, а может просто блефуя. – Мы вас так поджарим, если сунетесь, забудете откуда приплыли! И вообще, вы находитесь на моей земле! Моё имя Владыка Шаанэ, и я владелец этой пристани и леса за ней. Что вы здесь делаете?
Хоть Гауди и недолюбливал Владыку, а иногда откровенно терпеть не мог, но сейчас он восхитился храбростью эльфа и умением даже в неравной ситуации оставаться тем, кто задаёт вопросы. «Элтерос ошибся в выборе соперника для последней дуэли. Не ошибся ли я сам?» - пронеслось в голове паладина прежде, чем он заставил внимание вернуться к происходящему.
Монахи трезво оценивали свои магические возможности, и им хотелось избежать потерь в личном составе. Однако вот так пасовать они не торопились.
- Ваши действия ничего не решат! Вас слишком мало. Сложите оружие и мы поговорим.
Владыка чутко уловил момент, когда не стоило продолжать дерзить.
- Мы не знаем, кто вы и зачем пришли ко мне в дом с оружием! Мы тоже не хотим трудностей! Я готов разговаривать с вашим командиром! Один на один!
Монахи зашептались друг с другом. Владыка повернулся к Гауди.
- Кто это, по-твоему?
- Церковники.
- Значит, разговор ни к чему не приведёт. Полезем назад на корабль – истычут стрелами. Бежать некуда, драться бессмысленно. Твои колечки и булавочки едва ли нам помогут, паладин. В лагере уже наверняка сменилась власть, - быстро шептал Шаанэ. - Знаешь что, держи-ка вот это, - Владыка отстегнул пояс старого некроманта, что носил всё это время на себе. - Пока я буду тянуть время, ты, паладин, примешь правильное решение и всех нас спасёшь.
И с этими словами Владыка вышел из строя и направился к ощетинившейся стене мечей.
- Я готов!
Навстречу ему вышел монах.
- Что это, сэр рыцарь? – Фермунд взволнованно наблюдал за тем, как помрачнел его командир.
Гауди промолчал. Смотрел на, обрамлявшую пояс, причудливую вязь. Прочитать это вслух не сложно, но что будет потом? Насколько это низко, быть слугой Света и использовать оружие тёмных колдунов против своих же собратьев? Будет ли после этого целой дорога назад? Он уже виновен в смерти двух воинов церкви, а здесь перед ним почти сотня, и если призвать Возвысившихся, то сколько тогда будет крови на его руках… Нет, использовать этот предмет нельзя. Нужно дождаться окончания переговоров, может быть Владыка сумеет всё уладить. Он ведь знает, что делает.
Гауди зажмурился от досады и злобы на себя. Как можно стоять и ждать, пока кто-то решит твою судьбу!? Он сам должен всё прояснить! Отсиживаться за чужой спиной и надеяться, что тебя не заметят, это не про него!
Не выпуская пояса из рук, Гауди широким шагом пошёл к Владыке. Фермунд было дёрнулся следом, но его остановила рука воительницы.
Порыв юного паладина насторожил всех, в том числе и обернувшегося Шаанэ. Эльф не понимал, чего ждать в такой ситуации от вспыльчивого мальчишки. Лучники натянули тетивы, а несколько мечников поспешили к монаху на помощь. Так переговоры один на один превратились в беседу двоих с дюжиной.
- Прошу прощения за вмешательство, - учтиво поклонился Гауди, не сводя взгляда с рыцарских мечей. – Моё имя Гауди, я ученик Сальгатероса, если это имя вам о чём-то говорит. И я здесь как раз по поручению наставника. Эти воины меня сопровождают. Но что здесь делаете вы?
- Я знаю, кто такой Сальгатерос. А вы, похоже, нет, - без каких-либо эмоций ответил монах. – У него нет учеников.
- Он взял меня, когда отошёл от дел…
- Недавно мы беседовали с ним. Он не упоминал о вас. Вы не можете быть его учеником хотя бы потому, что он паладин, а вы экипированы, как… Этот меч вы отобрали у чёрного рыцаря, а от пояса пахнет могилой за версту. Что он делает у вас в руках? О том, кто вы я бы с удовольствием поговорил в стенах собора.
- И я бы этого хотел! – искренне сказал Гауди, чем немало удивил монаха.
- Вы, должно быть, не понимаете, что тот, кто выдает себя за служителя Света, не являясь им, достоин сурового наказания. Если вы хотите именно этого, то прими;те наши условия сдачи, и мы не забудем о вашем желании сотрудничать.
- Секунду, любезный, - набычился Владыка. – Я у себя дома, и я же должен складывать оружие?! Нет уж, позвольте! Это я прошу вас немедленно покинуть мои владения!
- И снова вы утверждаете, что это ваши владения, - монах оставался непробиваемо спокоен. – Допустим. Тогда, боюсь, вы в последний раз назвали эти владения своими, ибо то, что здесь происходит, целиком и полностью ваша вина.
- Да какая вам разница, что происходит на суверенных эльфийских землях, где не было и никогда не будет вашей власти!
- Мы действуем в рамках недавнего соглашения с мудрым королём Элоны, по которому мы не просто имеем право, а обязаны пресекать любую деятельность чёрных колдунов на эльфийских землях. У вас тут размах не малый, хорошо и долго вам удавалось скрывать свои чёрные делишки. Но игры закончились. Сдавайте оружие или будете убиты на месте.
- Ладно-ладно, не горячитесь! Нам не нужны неприятности и жизни до;роги, - Владыка поспешил утихомирить бурю, а сам выразительно посмотрел на Гауди и на пояс некроманта. – Гауди, пойди, скажи ребятам, чтобы не глупили и молоточки свои с топориками положили. Давай, – а потом он снова принялся заговаривать зубы монаху. - Поймите меня правильно, милейший…
Гауди медленным шагом направлялся к, ожидавшим вестей, товарищам. Взгляд его прилип к чёрному поясу. Всего несколько слов, и дороги назад не будет. Вообще неизвестно, чего ждать от этих слов. Открыто выступить против тех, кого всю жизнь считал союзниками и братьями - это ересь в чистом виде. Но когда сама церковь поступается собственными идеалами и начинает защищать своих врагов, что же это тогда если не предательство?
Да и добровольный плен можно ли расценивать за спасение из этой непростой ситуации. За свою жизнь Гауди не переживал, рано или поздно, но его признают. Гномы тоже ни в чём не виноваты, а вот судьба эльфов под большим вопросом. Судьба Шепчущего тоже решена, так что на фоне грядущей дуэли, сдача в плен не выглядела таким уж преступлением против себя.
Словно прочитав мысли паладина, Владыка совершил поступок, после которого о мирном завершении встречи не стило и думать. Он отвлёк внимание монаха смиренными словами и, улучив момент, ухватил его за капюшон, притянул к себе и приставил лезвие к горлу.
Десяток беспомощных телохранителей стояли в замешательстве, бессмысленно направив мечи в сторону пленника и того, кто стоял за ним.
- Гауди, дело за тобой! Бежать нам некуда!
Ненависть к этому эльфу часто застилала глаза паладину. Но почему-то в этот раз Гауди испытал облегчение от поступка Владыки. Сдаваться без драки слишком мучительно, теперь же от тяжёлых метаний его избавили. Если не позвать на помощь, то их сомнут, смешают с этим чудесным белым песком. Разум противился читать вязь, а сердце шептало, что нельзя идти на поводу у тех, с кем разошлись дороги. Гауди имел ясную и светлую цель, а вот ставили перед собой ли такую цель патриархи или нет? Выходит, что нет. Теперь церковь и он пойдёт разными путями.
Страшные, уродливые слова, написанные на мёртвом языке, прозвучали. Их звук осквернил пространство вокруг, будто искорежил гладь реальности. Паладин прочёл их тихо, но даже стоявшие вдалеке воины услышали каждый ломаный слог.
Небо потемнело, а туман как-то быстро сгустился, наполз со всех сторон. Прекратился гомон в рядах храмовников, умолкло и море, а с его просторов дохнуло, чуждым для этих краёв, холодом.
И в этой тишине отчётливо слышались ритмичные хлопки крыльев. Огромная летучая мышь, издали больше напоминавшая бесформенную тряпку, выпорхнула из тумана над кораблём и рухнула на корму. В следующий миг взмыл вверх высокий статный мужчина в красном плаще и со шпагой на поясе. Он плавно опустился на фальшборт, и сапоги на высоком каблуке нисколько не стесняли его движений. Так он и застыл, выпрямившись струной и медленно осматривая серыми безжизненными глазами всех собравшихся.
Наконец, его взгляд опустился на Гауди, и тонкие губы изогнулись в недоброй улыбке, блеснули клыки.
- Как и было обещано, мы откликнулись на Зов! Чего ты хочешь? – глубокий голос вампира без труда покрывал побережье от края до края.   
 - Мы не можем пройти к лагерю, - сохраняя дикцию, ответил Гауди.
- И что же вам мешает?
- Они, - Гауди указал на храмовников.
По рядам воинов церкви прокатился взволнованный ропот.
- Это вампир!
- Вампир!
- Древний!
Ждать своей участи они не собирались. Шипящий огненный шар вылетел из-за спин солдат и врезался прямо в грудь Древнего, сбив его с «жёрдочки». Должного эффекта магия не произвела. В ту же секунду с неимоверной грацией и быстротой вампир занял прежнее место, но это был уже не тот вампир.
Пепельная маска равнодушия и превосходства сменилась звериной гримасой. Глаза полыхали яростным пламенем, а пасть раскрылась в чудовищном оскале. Пронзительное шипение полосонуло по ушам.
Пальцы на руках вампира удлинились, плечи раздались в стороны, а грудная клетка раздулась чуть ли не вдвое. На одежде остались чёрные следы от попадания магического снаряда, но шёлковые ткани не пострадали. Ноги согнулись и распрямились. В воздухе только мелькнула размытая полоска красного плаща, а миг спустя вампир рухнул всей массой на монаха, чей огнешар дерзнул посягнуть на жизнь Древнего.
Каблуки вдавили грудь бедолаги в песок. Крючковатые пальцы впились в нёбо жертвы. Изящным движением вампир оторвал монаху голову и вознёс её над собой. А в это время с разных сторон из тумана выступали высокие силуэты в плащах, и чёрными росчерками устремлялись к людям. Бойня разгорелась сразу и по флангам, и в центре.
Владыка оттащил заложника ближе к своим. Все, кто стоял за спиной Гауди, заворожено следили за тем, как дюжина Возвысившихся расправляется с целой армией. Какие бы страшные вещи ни вытворяли вампиры, они делали это с удивительным изяществом, будь то уклоны от мечей или от кровавых брызг. А уж как они убивали – просто загляденье. Их пируэты не то что повторить, описать - и то невозможно! Вмешиваться в схватку не имело смысла.
Пленённый монах не мог и слова проронить. И это притом, что о приставленной к горлу сабле он совсем забыл. В данный момент его совсем не волновала собственная жизнь, а вот рушащаяся карьера ещё как тревожила. Ему доверили огромный отряд, приказали захватить несколько язычников. А в итоге отряда не останется. Точно не останется, судя по тому, как проходит эта ход неравной битвы.
Закованные в дорогие и надёжные латы, мечники падали под стремительными выпадами рапир, лишались конечностей, теряли головы в этой безумной круговерти. У незащищённых лучников шансов выстоять вообще изначально не было. Вампиры двигались слишком быстро, а сила каждого из них превосходила все возможные границы. Гауди даже предположил, что этот бой мог бы развиваться ещё быстрее, если бы Древние не имели склонности играть с жертвами.
Когда в живых осталось меньше двух десятков воинов, вампиры прекратили смертельный танец. Их главарь принял безобидный человеческий облик и обратился к тяжело дышащим солдатам.
- Положите оружие, и мы сохраним ваши жизни!
Солдаты повиновались. Почему-то никто из них не поставил свой долг выше собственной жизни. Последний меч опустился на землю, и старший среди вампиров заговорил вновь.
- Как я и обещал, вы будете жить. Будете жить вечно!
Гауди смотрел, как ночное племя набрасывается на кричащих людей. На его глазах вампиры пьют кровь, а он ничего не может сделать. Более того, они не просто пьют кровь, они обращают. Не пройдёт и часа, как вампирский строй пополнится дюжиной неофитов. А единственный паладин этому не препятствует.
- Надеюсь, нас не постигнет та же участь, - шепнул Владыка.
- Я их призвал, и могу приказать сделать всё что угодно, - мрачное настроение Гауди располагало к тому, что он делал очень редко – к сарказму. – Ты ведь знаешь, Владыка, как я хотел бы избежать нашей дуэли.
- Если бы не я, ты бы уже стоял перед петлёй вон за теми деревьями и выслушивал обвинения в ереси, - не остался в долгу эльф.
- Это только твои догадки!
- Слушать надо старших, вот и всё! Иди, принимай работу. Закончили твои помощники.
Кровавое пиршество утихло, вампиры оборачивались в летучих мышей и улетали в туман. Бледные воины церкви, бездыханные, с распахнутыми глазами лежали там, где их оставили. Не улетел лишь тот Возвысившийся, что явился на Зов первым. Вытирая рот ажурным платочком, он терпеливо ждал, когда Гауди приблизится.
- Не мог и предположить, что на моём долгом веку светлые будут грызться со светлыми. Позволь выразить моё уважение твоей отваге, паладин. Не у каждого в сердце живёт такая решительность.
«Церковь не признавала во мне паладина, а вампир сделал это с такой лёгкостью! Хотя… какая ему разница, как меня называть», - пронеслось в голове Гауди, вслух же он сказал следующее:
- Откуда ты знаешь, кто я?
- В тебе пульсирует белая магия. Ею ты пользуешься, но совсем не умеешь скрывать этого факта. Моё имя Дъорнейс, - поклонился вампир. - Ты не мог не слышать моего имени.
- И всё-таки я его не слышал.
- Дъорнейс по прозвищу Кровавый, - прищурился вампир.
А вот это прозвище Гауди знал хорошо. Именно так называли первого появившегося на Теане Возвысившегося, поднявшего в древние века восстание вампиров против власти некромантов. Возможно, тогда и был заключён договор, и хозяин Дъорнейса запечатлел его клятву на поясе. Да только с того момента минула чуть ли не тысяча лет. Это не мог быть тот самый…
- Да-да! Вижу по глазам, ты наслышан обо мне! Приятно. Польщён, - тонкие губы растянулись  в улыбке. – И так. Я и мои товарищи выполнили клятву?
- Ещё нет, - для этого ответа Гауди собрал всю волю в кулак. Он не строил иллюзий относительно своих возможностей. Тот, кто стоял перед ним, мог бы давно разделаться со всеми присутствующими.
Во взгляде вампира читалась удовлетворённость ответом, он и сам не хотел бы так быстро выходит из игры, однако демонстрировать это слишком явно было бы проявлением непозволительной несдержанности. Дъорнейс обвёл рукой усеянный телами пляж.
- Что ещё мешает тебе добраться до лагеря?
- Те, кто там обосновался.
- На самом деле, если быть уж совсем с тобой откровенным, то твою просьбу я выполнил. Ты указал задачу, мы её выполнили. Ты даже не представляешь, какое это облегчение, сбросить с плеч многолетнюю клятву. А ведь она спала с моих плеч. Не чувствую больше её давления, - вампир внимательно изучал реакцию юноши.
- Тогда почему я до сих пор чувствую силу в поясе? – Гауди удалось сохранить холодную маску на лице.
- Не знаю, - легкомысленно поджал губы вампир и замолчал.
Рука сама легла на эфес Расщепителя Душ. Вампир скорчил гримасу.
- Ой, не надо, убери! Убери ручку! Не порть наше странное, но красивое сотрудничество! Вижу я твой нрав, не ровен час и взаправду решишь обнажить свою игрушку. Не надо. Лучше подробней расскажи, что хочешь.
Гауди тяжело сглотнул, понимая, что больше не может сдерживать этот рефлекс.
- Мы полагаем, что лагерь заняли соратники тех, с кем вы сражались.
- Так у вас же пленник есть! Допросите его!
- Допросим, не сомневайся! – огрызнулся подошедший Шаанэ. Его можно понять, он просто не знал, с кем разговаривает.
- Ещё один горячий парень! Вы тут все, как на подбор, судари. Так и быть, поможем вам. Но только потому, что ты, тот, кто хочет, чтобы его называли паладином, очень похож на нас.
- На вампиров? – не сдержал изумления Шаанэ.
Укол про паладина совсем не понравился Гауди, но он лишний раз не открывать рта.
- На тёмных. Есть в сердце этого молодого человека бунт, - Дъорнейс указал тонким пальцем на грудь юноши. - Ты и сам его начинаешь ощущать. Этот бунт уже сильнее твоего ума, и будет только крепчать. Совсем скоро ты сбросишь ржавые оковы.
- Не понимаю тебя, - сказал Гауди, а сам заметил, как предательски дрогнуло в груди.
- Или делаешь вид, что не понимаешь. Так трогательно наблюдать за твоей внутренней борьбой. Ум твой ещё не готов сдаться, а сердце так и стремиться нарушать правила.
- Чушь собачья! – вспылил Гауди.
Но Дъорнейс продолжал улыбаться и говорить.
- Остановись и посмотри, что происходит. Уверен, это не твой стиль, закрывать глаза на очевидные факты. Чёрный меч – разве это не бунт? Ты призвал нас, чтобы одолеть собратьев! Почему так происходит? Ты уже не можешь понимать их, ты у финальной черты.
- Очень наблюдательно, но хотелось бы закончить начатое, - где-то внутри Гауди и сам понимал, что он сошёл с рельс и вернуться назад уже не способен, да только признаться в этом было страшно. Ведь с этим признанием в его жизни умерло бы то, что составляло основу самой его жизни – борьба за правое дело. Эти понятие пошатнулось за последние дни, и вот-вот рухнет.
- Будь по-твоему, - кивнул вампир. – Мне уже известно, что ваши предположения верны, лагерь действительно захвачен. Там много пленных: орки, эльфы, люди. Там нас встретят две сотни воинов и три десятка клериков. Братья шепчут, что среди всей той толпы есть пара очень опасных людей. Я не хотел бы биться с ними. Возьмите этих двоих на себя, а об остальных позаботимся мы.
- Как мы их узнаем?
- Братья шепчут, что ты их сразу узнаешь! Выдвигайтесь. А мне не пристало топать пешком. Я встречу вас в безопасном месте, недалеко от лагеря. И, кстати, оставьте этого господина здесь. Он нём позаботятся, - вампир указал когтистым пальцем на монаха.
- Он колдовать умеет! – громко оповестил Владыка, издалека поняв, что происходит.
- Он не станет, - оскалился вампир и, окутавшись дымкой, взмыл ввысь, оставляя за собой чёрный шлейф.
Бедный монах трясся от страха, по лицу катились капли холодного пота, он даже дышал тяжело. Владыка убрал саблю, и служитель Света рухнул на колени. Он что-то хотел сказать, но только беззвучно открывал рот. Вид Дъорнейса Кровавого вогнал его в жуткий ступор.
- Идём к лагерю, - буднично скомандовал Владыка, убирая саблю от шеи монаха. Тот лишь упал на колени, да так и остался сидеть, уставившись в доски пристани.
Гауди глубоко вдохнул. Казалось, он совсем забыл о дыхании, пока говорил с первым Возвысившимся.
Совсем недавно дорога до Зеркальной башни показалась паладину утомительно долгой, зелень леса рябила в глазах, а птичье многоголосье после тишины Безымянного разбивала внимание вдребезги. На этот раз Гауди даже не заметил, как был преодолён лесной путь.
Дъорнейс и два его товарища, таких же помпезных бледных вампира, словно только-только поднявшихся из гробов, встретили отряд на подходе к лагерю.
- Пойдёте дальше, и вас заметят. Обсудим всё здесь, - вышел вперёд главный среди вампиров. - Те двое, с кем вам придётся сразиться, находятся внутри башни. Вход охраняют два весомых стража, вы удивитесь, когда их увидите. Несмотря на то, что я вас предупредил, всё равно удивитесь. Пока мы с братьями будем наводить хаос в лагере, вам нужно будет прорваться к башне и взять на себя тех двоих. С ними тёмным лучше не сталкиваться, а вод смертные, вроде вас, вполне способны их одолеть. Мои слова были доходчивыми? - склонил голову вампир, ожидая ответа.
- Предельно, - процедил Гауди. Если бы он не знал, кто перед ним стоит, то уже пустил бы в ход Расщепителя Душ.
- Тогда врывайтесь в лагерь с первыми криками, - и вампиры дружно обернувшись летучими мышами, взмыли под кроны.
- Фермунд, готовьтесь к бою, - напоказ спокойно скомандовал Гауди, хотя внутри всё тряслось от волнения. Сейчас он будет сражаться против храмовников, будет делать то, о чём и помыслить даже не мог ещё пару дней назад, а всё ради чего?
- Держись рядом, паладин, - Владыка со звериным оскалом обнажил саблю. – И будь осторожен. Не забывай, у нас с тобой ещё осталось личное дело.
Этого дела Гауди больше не боялся. Он так устал ждать, что хоть сейчас скрестил бы меч с Владыкой, лишь бы не делать того же со служителями церкви. Но после истории на Тэкроне и призыва Древних пути назад уже не было. Гауди исполнит свою часть договора до конца, алтарь будет разрушен!
- Ты не против, если я пощажу тебя в конце? – дабы хоть как-то отвлечься, решил сострить юноша.
- Запомни. Если ты меня не убьёшь, то я обязательно убью тебя. Уж поверь, - шутка эльфа нисколько не задела, говорил он с усмешкой. – Это если прежде Дъорнейс Кровавый не засунет пальцы тебе в рот, как он любит, и не оторвёт голову.
Прикрыв глаза, Гауди коснулся эфеса меча. Меч дрожал, в нём бурлила огромная сила, только и ждущая момента для выхода. Напрасно Владыка так самоуверен. Его ждёт сюрприз.
Дальше сигнал они ждали в молчании. Внимательно осмотрев лица гномов и эльфов, Гауди убедился в их решительном настрое. Оставалось только самому унять неровно бьющееся сердце и сосредоточится на бое. Он никого не убьёт, будет защищаться и бить по конечностям. По крайней мере, пока отряд не доберётся до башни, где их ждут те, с кем едва ли получится договориться.
Далеко за деревьями кто-то пронзительно закричал. Следом посыпались зычные команды офицеров и новые крики жертв. Лагерь поднялся на уши.
Владыка уверенно повёл отряд в сторону от шума, и сначала Гауди не придал этому значения. Но когда звуки битвы разгулялись так, что казалось, будто весь лес встал на дыбы, а Владыка всё вёл и вёл через бурелом, вопрос назрел сам собой.
- Тебе не кажется, что нам уже пора бы появится на сцене?
- Отсюда мы выйдем близко к башне! – охотно поделился Владыка задумкой. – К тому же с этой стороны мы держим пленных, там специальное место. Я намерен найти там своих. Не убили ведь они всех, а.
Они вырвались на открытое пространство сбоку от башни, где привязанные к жердям сидели длинными рядами пленники: многочисленные орки из штурмовых отрядов, эльфы надсмотрщики и гномы строители. Их никто не охранял, все храмовники увлеклись сражением.
Пленники встретили Владыку безумным кличем, но он потонул в царящем вокруг шуме. Пока отряд резал верёвки, Гауди прислушивался к происходящему. К Расщепителю тянулась сила, та самая, что выходит из поверженного тела. Где-то в гуще схватки пали два или три Древних, и это настораживало. Едва ли таких могущественных существ мог сразить обычный стальной меч, коими пользовались храмовники. Да и не каждому паладину под силу один на один одолеть Древнего вампира. На Зов же их откликнулось больше дюжины, и вот несколько безвозвратно погибли, унеся в вечность мудрость ночного народа.
Как и говорил Дъорнейс, вход в башню сторожили особые солдаты. Два закованных в золочёные латы паладина с двуручными мечами не торопились вмешиваться в ход сражения. Их дисциплину было бы невозможно назвать никак иначе, чем эталонной. Они выжидали, когда противники сами полезут на рожон, а если нет, то так и должно быть, главное, не беспокоить тех, кто находился за воротами.
- Вампиры потеряли нескольких. Надо торопиться! – крикнул Гауди.
- Сейчас подсобим, - Фермунд  уже выстраивал в боевой порядок бородатые войска.
Солдаты Зилгдиса резали последние верёвки, а освобождённые пленники вооружались всем, что попадалось под руки, они даже разломали для этой цели забор, к которому были прикованы. Не замечать такую толпу едва ли можно было дольше. Офицеры перегруппировали часть войск и выдвинули навстречу неожиданному врагу.
- Приготовится! – скомандовал Владыка. – Держим курс к воротам! Мастер заждался!
Вампиры хорошо знали, что от них требуется. Два чёрных росчерка ворвались в новосформированный отряд и навели там такого шороху, что про пленников и думать забыли.
Маленькая «армия возмездия», раздувшаяся с двух до восьми десятков бойцов, во главе с Владыкой Шаанэ и Фермундом налетела на развалившиеся ряды и смяла всех, кто ещё стоял на ногах. Даже вампиры поспешили убраться с дороги разъярённых, дорвавшихся до мести, орков.
Поймав кураж, зеленокожие быстро вышли из-под контроля и растеклись по лагерю. Гномы держались друг друга и образовывали основной костяк сопротивления, а эльфы окружили Владыку и старались никого к нему не подпускать. Но справиться с неудержимой мощью командира они не могли. Он рвался вперёд, виртуозно орудуя саблей, и никто за ним не поспевал.
Очень быстро они добрались до ступеней. У подножия лежали павшие храмовники, а гуща схватки разворачивалась чуть поодаль у палаточной части лагеря. Между воротами и Гауди стояли лишь два паладина.



Глава 13
Преображённый (часть 2)

Отпугивал один лишь вид этих бронированных гигантов. Настолько он впечатлял, что даже мысли о схватке с ними торопились выскочить прочь из головы того, кто на паладинов смотрел. Едва ли за стальными латами находились люди. Скорее всего, орки, настолько они раздавались в плечах и возносились ввысь.
Паладины подняли мечи. Один прогудел из-под забрала.
- Именем церкви, ни шагу дальше!
- Орки, - оскалился Владыка, услышав знакомый акцент, выкрикнул в ответ, - мы ваших церквей не знаем! Эй, Маркус, задай им!
Сила стягивалась за спины гномов, там стоял тот самый чародей, коему досталось его же посохом в первый визит Гауди в Зеркальную башню.  Сейчас у него посоха не было, да и выглядел он куда хуже, чем после оплеухи набалдашником: лицо помято синяками и ссадинами, одежда рваная, грязная, босой. Зато злобы накопилось достаточно, чтобы и без орудия волшбы как следует вдарить по супостату.
Доспехи паладинов защищал непробиваемая светлая магия, от лат даже свечение исходило. Пробить их хоть чем-то, что умещалось в руках, не представлялось возможным, так же точно, как попасть в редкий зазор – чары, словно магнитом, любой клинок отводили в сторону.
 Маркус использовал заклинание из неизвестного и запрещённого церковью к применению арсенала магии Искажения. Где и кто его этому мог обучить едва кто-то из непосвящённых сможет когда-то узнать.
Главная хитрость искажающего заклинания заключалась в том, что ему не требовалось вступать в конфликт с более устойчивыми и профессионально наложенными чарами Порядка, буквально опутавшими латы и мечи паладинов. Заклинание Маркуса воздействовало на каменный пол под ногами титанов, исказило, размягчило неподатливую структуру, изогнуло плиты в стороны, да так резко, что оба зеленокожих паладина неуклюже завалились в разные стороны. Золочёными грудами рухнули к основанию башни и, должно быть, переломали себе шеи и спины, но выяснять это никто не собирался. В том числе и Гауди. Решения патриархов по защите последних демонологов и по привлечению орков к паладинской службе – это даже не богохульство, это ересь! Мириться с таким положением вещей юноша больше не мог. Он решил идти до конца.
Ударом ноги Владыка распахнул тяжёлые воротины и первым вошёл в башню.
Внутри всё оставалось так же, как и раньше, за тем исключением, что алтарь больше не мерцал, а светился бледным алым мерцанием. От него исходили сильные чары, блокирующие любые проявления активности магии внутри. Пока заклинание действует, Зилгадис не сможет взаимодействовать с Теаной.
В дальней части зала, у стены, где по-прежнему стоял сундук с трофейными артефактами, сидели кучной гроздью девушки-трансляторы, а рядом с ними, повернувшись лицом ко входу стояли те двое «самых опасных».
Гауди сам не заметил, как руки его опустились, а сердце забилось чаще. К этой встрече он совсем не был готов, дар речи улетучился в далёкие уголки подсознания. Великий и могучий Сальгатерос, наставник, заменивший ему отца, стоял всего в тридцати шагах от него. И это был совсем не тот беспечный абориген, что встретил их с Элтеросом на Ржавом Якоре. Теперь на Гауди смотрел седой, смуглый старец с предельно сосредоточенным лицом, облачённый в походные одежды храмовника: серый невзрачный кожаный доспех и чёрный плащ до пояса. Оружия он не носил, да оно ему и не требовалось: разум и тело этого старика - оружие сами в себе.
Рядом с наставником стоял человек в белоснежной рясе патриарха, и он блеснул личными возможностями в тот же миг, как Владыка пересёк порог зала. Потоки маны всколыхнулись, столб белоснежного света протянулся от потолка к каменному полу. Когда же свет погас, на высвеченном месте расправлял крылья белооперённый небесный страж – магический грифон.
- Маркус! Алтарь! – выкрикнул Владыка, прежде чем соткать из воздуха огнешар и чуть ли не в упор выбросить его в морду грифона.
Следом за магией в ход пошла сталь, и вот могучее создание, только возникшее и готовое к любым приказам, рассыпается белыми искрами.
Тем временем Маркус, собрав последние силы, ударил по магическому колпаку, укрывавшему алтарь Мастера, неизвестным Гауди заклятьем. Воздух вокруг алтаря вздрогнул, раздался скрежет рвущейся стали и следом оглушительный хлопок. Алое сияния блокирующих чар растворилось в жёлтом свечении алтаря.
Всё это заняло считанные секунда, но и их бы хватило Сальгатеросу, чтобы предпринять нечто, способное оставить с носом новых хозяев лагеря. Но почему-то старый паладин только пристально смотрел на ученика, будто пытаясь что-то прочесть в его глазах.
Никогда прежде наставник так не смотрел, и сейчас Гауди понимал, что уже не владеет собой: он не чувствовал тела, не слышал собственного дыхания, пропали даже мысли. Кажется, бойцы Зилгадиса вместе с Сианой уже пошли за Владыкой навстречу воинам церкви, и Фермунд теребил за плечо, в попытке узнать, что же делать дальше. Теперь реальность больше походила на сон. И в этом сне раздался ледяной голос Зилгадиса.
- Не раскисай парень! Я снова свободен и я помогу тебе!
Только что Гауди стоял в главном зале Зеркальной башни, как вдруг, куда хватает глаз, во все стороны раскинулось безграничное чёрное пространство, так напоминающее ночное небо. Кометы совсем рядом разрезали тьму, уносясь куда-то вниз. А куда это, вниз?
Под ногами тот самый каменный пол башни, а вместо стен, усыпанная звёздами, безграничность. Возникало смутное ощущение, что это и не пол вовсе, а парящая в пространстве платформа. И лишь двое получили честь на ней оказаться.
- Здесь вы будете на равных, мой юный друг! – прогудел сразу со всех сторон голос Зилгадиса. – Там, в башне, этот человек главная угроза для меня и тебя. Но здесь он бессилен. Ты же всемогущ!
Сильнейшие чары окутали Гауди, сделав его кожу неподвластной ударам стали. Второе заклинание окружило защитой от стихий, а третье уплотнило воздух вокруг, закрывая дорогу всему арсеналу Искажающей магии.
- С моей помощью ты одолеешь его! Огромные магические резервы пущены на твою защиту! Нет такого мага на Теане, кто смог бы её пробить! Иди и убей этого старика!
Но Гауди не собирался драться, ему лишь нужно было набраться решимости и сделать первый шаг навстречу наставнику. Сальгатерос ждал. Сменившаяся обстановка его не смутила, он по-прежнему смотрел только на ученика.
Гауди хотел было поприветствовать учителя, но понял, что голос его подведёт и сорвётся от волнения. Вот если подойти поближе… Глубоко вдохнув, юноша решился на первый шаг. Он шёл, а сам не отводил глаз от наставника. «Нет, он никогда так не смотрел на меня, а теперь смотрит, как на чужого», - размышлял Гауди. Глаза Сальгатероса заставили его остановиться в десяти шагах. О тех объятиях, что были на Ржавом Якоре, не стоило и вспоминать. Их больше не будет.
Гауди вздрогнул, заготовленные слова выпорхнули прочь. Сальгатерос начал разговор, и сделал это так, что язык у юного паладина прилип к нёбу.
- Что ты творишь? – прозвучало спокойно и пугающе одновременно, что лучше бы это был озлобленный крик. – Гауди, ты понимаешь, что и для кого ты делаешь?
Гауди хотел было ответить что-то с горяча, но в какой-то момент осознал, что знает лучший ответ.
- Я уже ничего не понимаю. Раньше всё было понятно, а теперь перевернулось с ног на голову.
- Кому ты служишь? – с нажимом спросил Сальгатерос.
- Я служу Свету!
- И чёрным колдунам, раз выполняешь поручение для одного из них.
- Нужно разрушить алтарь, и Шепчущий во тьме больше никого не побеспокоит. Я действовал исходя из ситуации и тех средств, что были мне доступны! От этой сделки только плюсы, - сказа Гауди и понял, что выразился неудачно.
- Гауди, мальчик мой, мы не заключаем сделок с колдунами! Это одно из главных правил паладинов. Ты это знал. Скажи, почему ты его нарушил? – во взгляде Сальгатероса проступило сострадание, он понимал, что в случае плена церковью, юношу ждёт совсем не награда.
Честный ответ прозвучал бы не достойно, но Гауди лукавить не собирался.
- Иначе я бы погиб, так ничего не сумев изменить.
Все детали и нюансы Сальгатерос прочёл по глазам.
- И что ты собираешься делать теперь?
- Разрушу алтарь и покину Элону.
- Чего ты добьёшься, если его разрушишь? Ты думаешь, что это изгонит Шепчущего и того, кто за ним стоит?
-Да.
- С чего ты взял, что так и будет?
И снова вопрос, ответить на который разумно Гауди не мог.
Но мог наставник.
- Тебе сказал об этом Шепчущий? Или его хозяин? И ты поверил? Зря ты играл в их игры, мальчик мой. Тебе нужно было сбежать и обо всём доложить на Верону.
- Кому? – теперь уже возмутился Гауди. – Тем, кто взял под крыло демонологов и решил их разводить, чтобы было чем питаться? Если всё действительно так, как говорил твой друг, то я не вернусь на Верону.
- Значит, он тебе всё рассказал… - с каменным лицом молвил Сальгатерос, опуская взгляд. – Мне известно, что демонологов больше нет, но что с Элтеросом, я не знаю.
- Он жив, и его ждёт суд, - ровно ответил Гауди и добавил. – Мы взяли его в плен, когда он защищал наших врагов.
- Я не хотел, чтобы ты узнал об этом сейчас. Слишком молод, чтобы понять, - покачал головой бывший паладин. – Но на всё воля божья. Я ушёл от них, теперь и ты уйдёшь.
- Учитель, я до последнего надеялся, что это всё не так, что Элтерос исказил правду в своих целях. Но теперь я просто не знаю, во что верить! – выпалил Гауди. – Неужели не было ничего светлого в том, за что мы сражались?
- Было. Всё было. Во времена моей молодости нынешние патриархи только учились разговаривать. В те дни мы с братьями беззаветно сражались с Тьмой, не ища наград и признания. Не было чётких и раздутых структур, нуждающихся в огромных средствах. Были только мы – те, кто шёл за идею. Теперь же теми, кто ходит за идею управляют те, кто от идеи далёк. Да и самой идеи почти не осталось, есть лишь власть, - Сальгатерос сделал два шага к ученику и замер, голос его звучал с нескрываемой грустью.
- Тогда я просто не понимаю, что мне делать дальше!
- Ты слишком юн и наивен, но и решителен не по годам. Вот тебе последний учительский совет, мальчик мой. Сражайся за то, во что веришь и будь верен себе, - наконец губ старого воина коснулась улыбка. – Я знал, что ты можешь быть здесь, и я пришёл не за тем, чтобы тебе препятствовать, но чтобы увидеть, каким ты стал. Увидеть, чему я смог тебя научить. Да, сейчас ты смущён, но нужный вектор давно тобой избран. Следуй ему. Даже если считаешь, что для этого придётся отбросить старые принципы, - с этими словами Сальгатерос посмотрел на Расщепителя душ и широко улыбнулся.
Звон стали о камень наполнил пространство вокруг. Это чёрный меч покинул руку хозяина. Борясь с постыдным жаром в уголках глаз, Гауди пошёл навстречу учителю и обнял его так крепко, как только мог. Сальгатерос прижал ученика к себе и тихо произнёс:
- У тебя впереди много невзгод, но мало кто смог бы их преодолеть. А ты сможешь. Я чувствую, - Сальгатерос отстранился и серьёзно взглянул прямо в глаза ученику. – И последнее. Будь готов нести всю тяжесть принятых решений.
В этот момент иллюзия лопнула, и привычный мир вернулся на прежние места. Они снова стояли в Зеркальной башне рядом с мерцающим алтарём. Гномы и эльфы смотрели на них с невыразимым недоумением.
В глаза бросилось распростёртое на полу тело патриарха: ни капли крови вокруг, но грудь замерла в последнем выдохе.
Словно не замечая устремлённых на него взглядов и не слыша криков за воротами, Сальгатерос обратился к ученику.
- Гауди, делай, что считаешь нужным. Но знай, нашу Теану ждут большие изменения, если ты просто разрушишь портал. Если по-хорошему, то его необходимо изучить. Но ведь здесь нам никто не позволит этого сделать, - грустный взгляд старческих глаз коснулся бездыханного тела патриарха.
- Так почему бы тебе не попытаться выпроводить нас отсюда! - с вызовом прокричала одна из девушек-трансляторов голосом Зилгадиса.
Освободившая служительниц Зеркальной башни Сиана, упала на одно колено, её примеру последовали Владыка и два его бойца.
- Встаньте, не время для ритуалов! Мы на войне! – потом колдун обратился к Сальгатеросу. - И так, воитель, это ведь ты помогал тому старому дураку ставить барьер на моё творение. Давай, попытай удачу, сделай всё так, как тебе хотелось бы. Почему ты стоишь?
Сальгатерос ответил, но смотрел он только на Гауди, могло показаться, что он говорит только с учеником, а, может быть, так и было. Этого никто не знал.
- Я дал клятву, не причинять никому вреда. Теперь я лишь защищаю свою жизнь. Мои войны закончились. А вот твои, мой ученик, продолжаются. Подними оружие. Сейчас не время от него отказываться. 
Ловя вниманием каждый момент происходящего, Гауди медленно нагнулся за Расщипетелем. Он не хотел бы его брать, но сейчас, после того, как наставник принял его со всеми ошибками, принял все его выборы, он всем сердцем желал быть хорошим учеником.
Меч сразу же отозвался на прикосновение, дрогнул раз, другой и затих - почувствовал произошедшие в хозяине изменения. Во взявшей его руке больше не было неистовой жажды побед над слугами Тьмы, а значит, эту руку уже ничто не поведёт за новой порцией силы для жадной стали. Меч тоже успокоился, затих в ожидании битвы.
- Ты получил знания от колдуна. Теперь я дам тебе информацию для размышления. Никаких советов. Мир покинули огромные пласты магической энергии, ты ведь знаешь об этом?
- Знаю, - кивнул Гауди, ожидая чего-то, что заставит его ещё больше пожалеть о сотрудничестве с Зилгадисом.
- Ты же должен понимать, что такой отток скажется на многих процессах. Может измениться сам принцип магии. В какую сторону – никому не известно. Может измениться климат… Ты должен это понимать, перед тем, как решишь поставить точку.
- Я… - начал было Гауди, но тут ворота с грохотом распахнулись, и в зал ввались четверо перепачканных кровью вампиров во главе с Дъорнейсом.
- Прошу прощения господа, что прерываю ваш разговор, но у меня больше нет желания задерживаться здесь хоть на миг, - раскланялся вампир.
Его одежды уже не выглядели такими же безупречными, как в момент появления на пристани: ткани рубахи и плаща покрывали алые пятна, в нескольких местах плащ болтался лохмотьями, а узкие брюки рассекали полосы разошедшейся ткани – следы контакта со сталью. Товарищи за его спиной выглядели не лучше.
- Видите ли, господа, мы выполнили часть нашего договора, понеся при этом не малые потери… - в этот момент взгляд Дъорнейса застопорился на старом паладине. - Какие люди, - отвесил шутливый поклон вампир. – Почему же я тебя перестал чувствовать? Хм, думал, ты уже отправился на свидание со своим богом.
- Мой час ещё не настал, - холодно ответил Сальгатерос.
- Дъорнейс! Приветствую мудрейшего из Древних! – девушка-транслятор помахала рукой вампиру и даже улыбнулась.
- Какой знакомый голос, - нахмурил лоб вампир. – Зилгадис? Как ты туда забрался?
- Сейчас у меня нет времени рассказывать эту долгую историю. Гости, видишь ли. Но раз уж мы оба здесь, то не повод ли это вспомнить о старом долге?
- Хорошо, что ты не забыл, - слащаво растянул губы вампир. – Я в тебе никогда не сомневался. Внимательно слушаю.
- С тех высот мироздания, где я сейчас нахожусь, видно узелок. Очень мощная структура, и в ней хранится огромная сила. Но развязать этот узелок отсюда не под силу даже мне. Зато я вижу, куда тянется ниточка от него. Она тянется прямо к вот этому человеку, - транслятор кивнула в сторону Сальгатероса. – Узелок, о котором я тут твержу, это не что иное, как клятва. Он поклялся никого не убивать, поэтому у него нет с собой оружия, он беззащитен. Так что, Дъорнейс Кровавый, желаешь ли обратить на свою сторону паладина? Настоящего паладина!
Гауди смотрел то на наставника, что оставался невозмутим, то на облизывающегося вампира. В жёлтых глазах заиграли дьявольские огоньки. Гауди сжал меч, он знал, что погибнет в открытом бою со столь могущественным противником, но в сердце не нашлось место для сомнений – он вступится за учителя и сделает всё, что в его силах.
- Я тебя знаю, - обнажил клыки Возвысившийся, обращаясь к Сальгатеросу. – Ты один из Основателей. В далёкие уже дни ты искал меня. Знаешь, почему до сих пор топчешь эту землю? Потому что не нашёл. Хотя, вынужден признать, ты многого достиг, я чувствую, как ты скрываешь свои силы, только они больше не помогут тебе, - под мерное звучание собственных слов, Дъорнейс начал медленное сближение. Другие вампиры с восторгом следили за каждым движением вожака.
Не опуская молота, к Гауди подошёл Фермунд и тихо спросил:
- Сэр, рыцарь, я совсем запутался. Мы на чьей стороне?
- Скажи ребятам, чтобы не вмешивались. Это не ваше дело.
- Но…
- Это мой приказ, - Гауди не привык отдавать приказы, но сейчас даже сам поверил в силу того, что произнёс. Подставлять верных гномов под вампирские когти – плохой тон для Воина Света.
Гном смиренно отошёл в сторону, мотнул головой, и все бородачи так же сделали несколько шагов назад.
Тем временем вампир продолжал:
- Время беспощадно. Оно никого не жалеет. Даже тебя, уж прости, не знаю как твоё имя. Да это и не важно. Скоро о нём забудут даже те, кто ещё помнит, - вампир стрельнул глазками на Гауди, наткнулся на полный ненависти взгляд, и лишь шире улыбнулся. - Паладин. Ты стар и связан клятвой. Я же сейчас в полном могуществе, спасибо вон тому парню, он дал мне много пищи и подарил надежду на возрождение рода после прогулок по Теане принцессы Амели. Там за стенами мы поднимем целую армию. Но ты этого не увидишь. Этот бренный мир ляжет на плечи молодых, неоперившихся, а ваш век закончен. И последний Основатель паладинского ордена станет одним из нас, тех, борьбе с кем посвятили он всю жизнь!
«Ещё шаг», - думал Гауди, - «Ещё один шаг, и он встретится с чёрным мечом».
А потом Дъорнейс поднял руку, и юноша понял, что потерял над собой контроль, он просто рухнул, сложившись кулем на полу.
- Не вздумай мне мешать, малыш, - оскалился Дъорнейс, обхватывая когтистой лапой затылок наставника.
Гауди не мог делать ничего, кроме созерцания растянувшейся ужасной сцены. Пасть Дъорнейса распахнулась подобно пещерному зеву, клыки нависли над шеей жертвы. Вот только жертвы в этом действе не было.
Сальгатерос совершил настолько быстрое движение, что многочисленные зрители увидели лишь самый финал. Ноги величайшего из древнего рода, жуткого Дъорнейса Кровавого, взметнулись вверх. Рука паладина точно так же вцепилась в затылок вампира и вдавило его лицом в каменный пол, да так, что осколки плитки разлетелись во все стороны. Дъорнейс лежал без движения, а его братья замерли, как вкопанные с раскрытыми ртами. Нет, никто из них не желал повторять судьбу Древнейшего.
С невозмутимым видом Сальгатерос выпрямился и, глядя на транслятора, произнёс:
- Я давно за пределом ваших игр, хотя иногда это весело.
- Ты нарушил клятву! – воскликнул Зилгадис. – Но почему твой узел цел?
- Ты видишь так много «со своих высот», но не внимателен к чужим словам, заблудшая душа, - старый паладин положил руку на плечо ученика. – Делай так, как считаешь нужным. Ты, мой мальчик, последнее, что мешает совершить мне полное отречение. Меня заботит твоя судьба, но понимаю, что она только твоя, и не стану вмешиваться. Вот последнее испытание для моей воли, и я, как наставник, должен показать тебе пример. Воля – всегда самопреодоление. И сейчас я совершу последнее усилие на пути к абсолютной свободе. Я покидаю тебя в самый трудный час, несмотря на то, что ты, самое дорогое, что есть в моей жизни. Прощай. На просторах Теаны ты смотришь на меня в последний раз.
Никто, кроме самого Гауди, не понимал, что происходит, это точно было нечто удивительное! Событие, коего не увидишь нигде и никогда, вот только суть его туманна.
Сам же Гауди словно за двоих чувствовал всю тяжесть момента: как важен и как тяжек одновременно этот этап для запредельных целей наставника, и, в тоже время, он чувствовал глубокую, щемящую печаль в груди. Никого ближе наставника Гауди не знал, и вот теперь этот человек уходит навсегда.
- Прощай, - сказал Сальгатерос, опустив привычное для Гауди «мой мальчик».
Паладин развернулся и под недоумённое молчание направился к выходу. Пропуская Основателя, вампиры ухнули в стороны. Сальгатерос ушёл, не оборачиваясь. Стоило ему скрыться за дверью, как тут же в зал ворвались разгорячённые, перепачканные кровью орки.
- Лагерь наш! – орали они, заполняя зал.
- Мы перебили их всех до одного!
- Мастер снова с нами! – рычали зеленокожие.
Но ликование закончилось, не успев начаться.
- Пошли вон! Я никому не позволял входить! – глубоким басом Зилгадиса прокричала девушка-транслятор.
Орки умолкли, но не торопились выходить. Ни один из них ни разу не был в башне и не видел Мастера в живую. Зато они хорошо знали Владыку. А Эльф умел обращаться с недалёкими зеленокожими. Они понимали только силу. И Владыка её показал. Прямым ударом свалил ближайшего орка, весившего чуть ли ни вдвое больше самого эльфа.
- Это приказ! Выметайтесь и приводите лагерь в порядок! Тела стащить и сжечь! Понятно? – приказывать эльф умел ещё лучше, чем драться. – Маркус, пойди, проследи, чтобы всё было сделано надлежащим образом.
Подгоняемые магом, орки, стоявшие ближе всего, начали отступление к дверям. До тех, кто стоял дальше, доходило дольше. Но процесс выхода зелёной массы наружу не затянулся. Вскоре орки покинули башню и даже прикрыли за собой воротины.
- Уважаемые господа, вас я тоже прошу подождать снаружи, - куда мягче, но тоном до жути холодным, обратился Зилгадис к вампирам.
- Мы заберём Дъорнейса, - дёрнулся было один из них.
- С ним всё будет в порядке. Он придёт в себя, мы попрощаемся, и вы вновь воссоединитесь. А теперь… - девушка указала на ворота.
Древние, с опаской взирая на недвижимого Дъорнейса, подчинились и с поклоном покинули зал.
- Ну, вот и остались самые близкие, - потёр ладошки Зилгадис. – Гауди, у вас с этим странным человеком был серьёзный разговор, не так ли. Надеюсь, это не помешает тебе закончить начатое?
Юноша осмотрел всех присутствующих так, словно пытался их запомнить. Нечто непомерно весомое легло на его плечи, и он не знал, чего ждать от собственных решений.
- Что будет с Теаной, если ты заберёшь магическую силу некроманта и демонологов?
Зилгадис развёл руками.
- Этого никто не знает. Как видишь, никакие высшие силы не препятствуют этому. Им тоже интересно, что же будет. Только они, в отличие от вас, могут ждать веками. Не думаю, что будут какие-то глобальные изменения в течение пары-тройки сотен лет. Посуди сам, Гауди. Я забираю осквернённую Тьмой ману. Для меня она сойдёт, а вот если кто и остался на Теане из тёмных, они её уже не получат. К тому же ни ты, ни кто-либо другой, кто не принадлежит к некромантской братии и прочим изгоям, не стал бы пользоваться такой маной. Как долго она очищалась бы? Тысячу лет? Десять тысяч? Тем, кто живёт несколько десятилетий, есть ли дело до таких величин? Уверен, нет. Так что, будешь ломать алтарь?
- Как я пойму, что ты ушёл? – Гауди терзался в сомнениях.
- Специально для тебя, я буду пребывать в этой девочке, а когда ты сделаешь дело, ты взглянешь на неё и всё поймёшь! Чёрт побери, Гауди, у меня нет желания задерживаться здесь хоть сколько-нибудь дольше, я и так был в заточении, пока ждал вашего возвращения! Эти святоши собирались ставить на мне эксперименты! Немыслимо! Решайся уже! Или это сделает кто-то другой, потому мне вообще всё равно.
- Хорошо, - кивнул паладин, он просто нашёл силы признаться самому себе, что уже принял это решение. – И как прикажешь ломать этот монолит?
Зилгадис не сдержал улыбки.
 - Мой верный Шаанэ, будь так любезен, принеси нашему гостю инструмент.
Под тактичным словом «инструмент» колдун имел ввиду кувалду на длинной рукояти. Её-то и поставил Владыка перед паладином, и, отряхивая ладони, отошёл в сторону, дескать, дальше сам, малыш.
Гауди взял кувалду, взвесил в руках.
- Что будет потом? Когда ты уйдёшь?
- Потом вы урегулируете ваши дела с Владыкой и, если будет нужда, он сделает всё возможное, чтобы с удобствами отправить тебя туда, куда ты скажешь. Я правильно говорю? - транслятор выразительно посмотрел на эльфа.
Тот склонился в поклоне.
- Ваше слово не рушимо, Мастер.
- Ты это правильно заметил. И моя благодарность за твой труд будет щедрой. Все обещанные мной знания, и даже те, о которых не шла речь, особые результаты моих исследований ты получишь через мой любимый канал – через сны. Как это было прежде. Ты получишь их, и они станут частью тебя, ты ничего не забудешь и не упустишь, словно с детства и до сего дня зубрил эту информацию с утра до вечера. А теперь, прошу тебя, Гауди, давай покончим с моим добровольным пленом и твоей великой миссией. Ломай этот чёртов обелиск!
И Гауди отбросил сомнения. Хотелось спросить ещё что-нибудь, но в этом он усмотрел смятение собственного духа. На глубоком вдохе он вознёс молот и с резким выдохом вдарил сверху вниз. Бить снова не понадобилось. Толстая трещина разделила камень пополам до самого основания. Исходивший из алтаря ровный жёлтый свет тотчас угас.
Девушка транслятор вздрогнула, выпучила глаза, потом сжалась в комок и без движения рухнула на пол. Сразу со всех сторон зала раздался гулкий бас Зилгадиса.
- Пришло моё время быть творцом своего мира! Прощайте!
Наступила оглушительная тишина.



Глава 14
Преображённый (часть 3)

В крошке разбитой плитки завозился Дъорнейс, приподнялся на трясущихся руках. Из-под свисающих чёрных волос на окружающих смотрело окровавленное лицо. Жёлтые глаза хищно пробежали по всем собравшимся и, вдруг, лукаво изогнулись.
- Мне так много лет, но я никогда не терял сознания. Разве что в момент преображения. Но это был так давно, воспоминания притупились. Уууух, а вот голова болит… Чёрт! У меня голова болит! Как такое возможно! Хотя… в этом есть что-то приятное, - хриплым голосом говорил вампир, медленно распрямляясь. – Что случилось? Где этот святоша? Я убил его?
Друг старого вампира покинул Теану, а товарищи вышли из башни. К кому он обращался, с кем говорил, никто из собравшихся не хотел брать на себя ведущую роль в беседе с рассерженным Возвысившимся. Даже новый хозяин башни Владыка Шаанэ лишь с прищуром смотрел на помятого вампира, словно ожидая его дальнейших действий.
Гауди отбросил молот. Звон металла по камню отрезвил даже вампира.
- Дъорнейс Кровавый, ты исполнил старую клятву! Больше тебя ничто здесь не держит! – громко и ровно говорил Гауди, а сам, держа в одной руке Расщепителя, начал сближение с вампиром. Он точно знал, что в этот день мир запомнит его не только, как изгнавшего беду Теаны Шепчущего во тьме. Подвигов будет больше.
- Я прекрасно знаю, что исполнил её, но мои вопросы до сих пор без ответа. Не забывайся, сопляк, что мы уже не на равных! Пояс потерял силу. Теперь я волен выбирать, что делать дальше. И так, где этот паладин?
- Крепко же он тебя курнул, - окликнул вампира Шаанэ. – Даже память отбил. Ушёл твой паладин, а друзья твои по углам разбежались.
О душевной ранимости вампирского племени Владыка, в силу занятости, никогда не слышал. И потому реакция Дъорнейса ему показалось неожиданной. С громким шипением вампир пронёсся стрелой к эльфу, ухватил за шею и так же стремительно оттеснил и прижал к стене.
- Безосновательная дерзость, едва ли сойдёт за мудрость! Я раздавлю тебя, и глазом не моргну, - округлив горящие глаза, шипел вампир.
- Ты мне вот что скажи, - задыхаясь, с трудом выговорил Владыка, под магнетическим взглядом он не мог шелохнуться, - что нужно, чтобы обладать твоей силой? Кто ты без этих фокусов?
- Что нужно, ты сейчас узнаешь, глупец! – и Дъорнейс распахнул пасть.
- Отец! – выкрикнула Сиана, бросаясь на защиту эльфа. Её сабля стремительно обрушилась сверху.
Дъорнейс лишь немного отошёл в сторону, и девушка промахнулась. Свободная рука вампира устремилась к её горлу.
Повинуясь воинскому инстинкту, Гауди устремил всё внимание на единственный удар, ни какие неожиданные открытия уже не могли остановить несущегося к цели Расщепителя душ! Чёрное лезвие с хрустом врезалось в тонкую вампирью шею. Демонов и нежить средних мастей клинок прошивал как воздух, но только не плоть древнейшего из вампиров. Даже всей силы великого меча не хватило, чтобы рассечь вампира так, как предполагал Гауди. Рана от ключицы до пояса не затянулась бы даже у столь могущественного существа. Но лезвие врезалось на глубину ладони и застряло.
Дъорнейс отпустил Владыку, а о девчонке и думать забыл. Скалясь от боли, он медленно завалился на колени и нашёл в себе силы обернуться.
- Ха! Паладин бьёт в спину! А ведь я говорил тебе, что ты такой же, как и мы…
- Где ты видишь паладина? Я просто сражаюсь с Тьмой, - с этими словами, Гауди резко выдернул меч и снова ударил. Дъорнейс рухнул с рассечённой головой. Жёлтые глаза оставались открытыми, но огонь их покинул. Медленно, словно нехотя, зрачки закатились.
 И шея и лицо владыки раскраснелись. Поднимаясь, опершись на саблю, он сказал:
- Что же ты лезешь в чужие дела, а? И даже не думай, что это отменяет наш договор. Вампир расстался бы с жизнью без твоего участия.
Гауди устало смотрел на Владыку. Он больше не боялся ни эльфийской сабли, ни таинственной техники боя ногами. И дело не столько в Расщипителе душ, что переполнился силой и мог крушить на своём пути все преграды. Нет.
Сегодня родился новый Гауди. Этот человек больше не стремится получать звания и титулы в прогнившей организации. У него своя цель и ей он будет придерживаться. Независимо ни от кого. Так, как считает нужным, и теми способами, что сочтёт подходящими. Без глупых ограничений. И если оружие некромантов справляется с нежитью лучше, чем весь церковный арсенал, то он будет пользоваться тем, что лучше.
Он сделал всё, чтобы Шепчущий покинул Теану. Он избавил родные земли от осквернённой магии. Он уничтожил древнейшего из вампиров. А сколько побед ещё ждёт впереди? Нет, такой борец со злом просто не может быть повержен незрелым эльфом, стремящимся везде и во всё быть первым, и не способным признать, что в чём-то слабее других. Именно таким сейчас Гауди видел Владыку.
- А зачем мне так думать? – Гауди честно встретил взгляд эльфа. – Я сделал свою работу, избавил мир от ещё одного исчадия Тьмы. Наши разногласия тут не причём.
Владыка пристально всмотрелся в юношу.
- Ну, вот и славно. Тогда…
Хлопнули ворота. Выжившие четверо вампиров, почувствовавшие неладное, ворвались в зал. Их взгляды тут же устремились к Дъорнейсу. Дорогу им преградили гномы Фермунда во главе с самим бригадиром. А с улицы уже приближались голоса орков. Вампиры оказались в тисках. Решали они проблему недолго. Четыре летучие мыши вспорхнули ввысь и растворились в ночном небе.
- Где они? – первым в зал ворвался Маркус, двое орков следом, остальные зеленокожие не решились нарушить покой Мастера. Им только предстояло узнать, что теперь ими всецело командует совсем другой вождь.
- Всё в порядке, они больше не вернуться, - Владыка вогнал саблю в ножны. - Приводите лагерь в порядок. Утром мы возобновим строительные работы. Скажи зелёным, что мечи им больше не понадобятся. Теперь их оплата будет зависеть от того, как быстро Зеркальная башня обретёт былую стать.
Молчаливый чародей кивнул и вышел вместе с охраной.
- Вот и всё, Гауди, Воин Света. Или как тебя теперь называть? – Владыка приблизился к разрушенному, ни чем не примечательному камню, исполнявшему прежде роль обелиска связи, провёл по нему ладонью. – Для тебя здесь осталось только одно дело. Желаешь отдохнуть или сразу его решим?
Гауди посмотрел на Сиану. В силу возраста, она ещё не умела скрывать чувств. В глазах её читалось волнение. Не так уж она была и уверена в своём могучем папочке. Неспроста же пыталась отговорить от схватки. Но сражаться Гауди не хотел лишь из-за собственных принципов. Всегда он бился только с теми, кого считал врагом, и всегда делал это самоотверженно. Его жизнь была ставкой. Здесь же ему навязывали поединок, не способный приблизить к цели  – очищению Теаны от Тьмы. Владыка не Тёмный. Воин, учёный, хоть бы и художник! Кто угодно, но не враг. И пусть он служил когда-то могущественному чёрному колдуну. Но это уже в прошлом. Гауди и сам сослужил сомнительную службу, и уже расплатился за неё, превратился во врага церкви. Но кто он, чтобы судить других, таких же, как и он сам?
- Мы не будем драться. Просто покажи мне, где ближайшее поселение. Элону я покину своими силами.
Уверенный тон юноши не смутил Владыку, его вообще ни что не могло смутить.
- От расплаты ты не уйдёшь! Может быть, ты забыл, как уронил мою честь в глазах моих же солдат? Так вот слушай. Либо ты выйдешь за ворота и сразишься со мной прямо там, чтобы все это видели. И тогда, я, возможно, пощажу тебя. Либо я возьму своё прямо сейчас, но пощады не жди! – сабля вновь покинула ножны, владыка прожигал взглядом обидчика.
- Если же ты проиграешь, то Зилгадис не передаст тебе обещанного знания, так ведь? – парировал Гауди, оставаясь предельно спокойным, он словно смотрел на эльфа сверху вниз, хотя и проигрывал в росте. – Тогда все твои труды будут напрасными. Да и дочка останется одна среди этой своры.
- А ты дерзкий! И самоуверенный, ха! – оскалился эльф. – Не заботься о моих проблемах, лучше реши свою судьбу. И не заставляй меня ждать твоего решения!
В разговор вмешался Фермунд, вкрадчиво спросил:
- Сэр рыцарь, что-то я совсем ничего не понимаю, нам за вас заступится или это личное дело чести?
- Я уже всё решил. Боя не будет, - отрезал Гауди.
Владыка пожал плечами.
- Тогда ты умрёшь прямо сейчас.
Их разделяло всего несколько шагов. Владыка двигался стремительно, а Гауди внимательно следил за каждым его движением.
Не уверенный, правильно ли поступает, Фермунд преградил путь эльфу. Крутанувшись в обманном финте, Владыка жёсткой подсечкой и ударом плечом опрокинул тяжёлого гнома. Ещё бригадир подгорных бородачей не коснулся пола пятой точкой, а эльф уже атаковал Гауди.
Клинки встретились. С пронзительным лязгом Расщепитель душ срезал саблю у гарды. А чёрный эфес почти у самого лица Гауди встретил обитый железными клёпками сапог владыки. Бил Владыка так, чтобы раз и навсегда поставить точку в бою. Но обострившееся восприятие юного воина не подвело. И хоть от удара меч отбросило, и гарда его врезалась Гауди в лоб, это всё же можно было стерпеть, в отличие от той боли, что испытал Владыка, когда нога его хрустнула в голени.
Задыхаясь от резкой боли, эльф упал, выронив не нужную более саблю. Сиана тут же бросилась к нему, загородив спиной от смертоносного чёрного лезвия.
- Отойди! Пусть он закончит! – рычал Владыка, сжигаемый бессильной яростью. – Давай, паладин! Доверши начатое! Что смотришь!
- Что заканчивать? Мне не нужна твоя жизнь, - юноша опустил меч.
- Ты не воин, Гауди! Ты слабак! Я бы не пожалел тебя! Ты должен поступить так же!
- Я тебе ничего не должен, эльф, - не сдержался Гауди. – Может ты и хороший учитель, по крайней мере, твоя дочь прекрасно владеет оружием, но твой кодекс чести явно не для меня. И потому не будет даже и разговора, чтобы поступать так же, как ты.
Постепенно Владыка справлялся с болью, вернул себе ровное, глубокое дыхание. Сиана же, повинуясь приказу старшего по званию, отошла в сторону и смиренно ждала, когда же сможет помочь. Она уже не выглядела напуганной, ведь самое страшное, чего она так боялась, не случилось.
- Заставить тебя я не в силах! Ну и чёрт с тобой! Только признай, что победил ты только благодаря мечу!
Фермунд закатил глаза и ответил за сэра рыцаря.
- Ну, это уже от отчаяния! Негоже воину искать виноватых, - выглядел гном так, словно случившееся его совсем не взволновало.
- Тебя забыл спросить, - огрызнулся Владыка, подтягивая ногу к себе и снимая сапог. – Так что, Гауди, я прав.
- Да. И, позволь напомнить, что этот меч мне подарил Зилгадис, тот самый, кого ты величал Мастером. Это он меня благословил на победу. За что ему отдельная благодарность. Ещё мне помог Фермунд. Получается, ты дрался сразу с двумя, - колкости сами запрыгивали на язык, и Гауди не мог их удержать.
- Какой ты стал… - покачал головой Владыка, ему удалось снять сапог, и теперь он внимательно разглядывал посиневшую голень – верный признак перелома. – Можешь многое сказать, пока я беспомощен. Хочешь уплыть? Плыви. Сиана подготовит для тебя корабль и команду. Я своё слово держу.
Владыка остывал так же быстро, как и заводился.
- Я хочу задержаться здесь, проследить, как ты отпустишь невольников, как и обещал. Да и выспаться мне не мешало бы.
Эльф резко вскинул голову и, к всеобщему удивлению, улыбнулся.
- Ах ты дерзкий сопляк! Но мне это нравится. Сиана, попроси сюда Маркуса без охраны, я поговорю с ним о ночлеге, потому что у нас теперь с этим проблемы. И пусть без охраны приходит! Не хватало ещё, чтобы зеленомордые меня видели.
Дождавшись пока Сиана покинет зал, Владыка резво поднялся и, прихрамывая, подошёл к Гауди и протянул ему руку. Гномы с замиранием сердец следили, что же произойдёт дальше, ведь подобный жест мог быть уловкой, вполне в духе Шаанэ.
Гауди пожал протянутую ладонь.
- Что парень? Думаешь, я псих?
- Я в смятении, - Гауди оставался на стороже.
Владыка продолжал держать рукопожатие.
- Несмотря на это, - эльф кивнул на ногу, - и на другие твои пакости, ты кое в чём мне сильно помог. Проект с Зеркальной башней затянулся бы без тебя на годы. Потому что сами мы бы не с некромантом, не с демонологами не сладили. Мастер это прекрасно понимал, и шёл более надёжной дорогой до твоего появления. Сейчас же я полноправный хозяин этих мест. Время, которого я собирался ждать годы, настало очень быстро. В этом ты помог. Но только чтобы утром духу твоего здесь не было! Да-да. К утру мы подготовим корабль, ну, а тебе придётся убеждать этих дикарей с Боло, что им ещё предстоит поработать веслами, прежде чем они попадут домой.
- А что с нами, сэр рыцарь? – спросил Фермунд, гномы все до одного внимательно следили за диалогом, все хотели новых схваток с демонами, но чувствовали, что веселья уже не будет.
- Я тебя понял, - кивнул Гауди эльфу, и высвободил руку, затем обратился к гномам. – Для вас у меня больше нет работы. Куда направлюсь и что буду делать, пока не знаю даже я сам. В любом случае, моё путешествие продолжится в одиночестве, как и впредь. Спасибо за помощь и верность, кто знает, может быть, однажды мне снова понадобятся ваши молоты. А сейчас Владыка Шаанэ хотел предложить вам денежную работёнку.
- Да-да, парни, давайте обсудим моё строительное предложение, но тебя, Гауди, оно уже не касается, так что, будь добр, выйди вон.
С лёгким сердцем юноша развернулся и направился к выходу. Но голос Владыки вновь его окликнул.
- Эй, паладин, или кто ты там теперь, ещё кое-что. Забудь сюда дорогу, понял?
- Я сделаю это с радостью! И не буду вспоминать о ней, пока отсюда снова не запахнет чёрной магией. Тогда я исполню свой долг, - серьёзно ответил Гауди и, махнув растерянным гномам рукой, вышел за ворота.

Сон без сновидений закончился. Кто-то встряхнул его и даже легонько хлопнул по щеке. В этом месте не церемонятся с гостями. Гауди открыл заспанные глаза. Сквозь щели и дырочки в ткани шатра проникали солнечные лучи. А рядом, вся окрашенная светом, стояла Сиана.
Не веря глазам, Гауди приподнялся на локте и присмотрелся. Из суровой воительницы дочь Владыки преобразилась в обыкновенную девушку: длинные волосы распущены, а доспех она сменила на мужской походный костюм. Широкая лямка сумы наискось пересекала её грудь.
- Уже полдень, - шёпотом сказал Сиана, озираясь по сторонам. – Отец всё приготовил к отплытию и велел тебе убираться.
Гауди тоже осмотрелся. Вокруг него, так же как и он сам, на земле разлеглись гномы Фермунда. Свободного места в шатре не осталось, зато никто не мёрз ночью. Вопреки слухам, спали подгорные парни тихо.
- А с ними что решили? – так же шёпотом спросил Гауди.
- Они согласились на щедрое предложение отца. Обещали за два месяца закончить строительство стен. Будешь прощаться?
- Нет. Это ни к чему, - Гауди поднялся, примостил к поясу меч и осмотрелся. Других вещей у него не было.
Они вышли и скорым шагом двинулись по дороге к пристани. Гауди смотрел вокруг и не узнавал вчерашнего лагеря, словно и не случилась здесь жестокой битвы. Лишь кое-где чёрные пятна на земле напоминали о нелёгкой ночи. Орки потрудились на славу, убрав десятки тел и заново раскинув шатры взамен сгоревших и втоптанных в грязь. Вернулись на свои места факелы на треногах и стойки с оружием. И среди всего этого покоя лишь несколько постовых зеленокожих расхаживали у самой кромки леса.
- Где все? – спросил Гауди, последний раз оглянувшись на башню. Там внутри тоже ведь теперь всё изменится, но он этого не увидит. Если только совсем не скоро.
- Все спят, кроме тех, кто поплывёт с нами. Невольники и охрана давно на верфи. Я не стала будить тебя раньше, знала, что они там долго провозятся.
- Спасибо. У меня двоякое ощущение, что будто бы я до вчерашней ночи вечность не спал, а проснувшись, чувствую себя так, будто спал вечность и до сих пор не могу проснуться.
- В таком случае тебе не мешало бы поспать ещё пару веков, чтобы восстановить силы после всех сражений, - глядя вперёд, улыбнулась Сиана.
- Было бы не плохо. Если теперь на Теане всё так, как говорил Элтерос, то мне и останется только спать. Но я смутно представляю себе такое будущее.
На пристани кипела жизнь. Владыка снарядил сразу три корабля, чтобы переправить за раз всех пленников с Боло. Варвары бодро закидывали на борт какие-то тюки и грузились следом. За всем процессом наблюдали эльфы в чешуйчатых доспехах.
- Нам туда, - указал Сиана на средний, самый большой корабль.
Девушка первая взбежала по сходням на борт. Гауди взобрался следом.
- Спать придётся в трюме, вместе с остальными. Там сухо, ты не думай, мы хорошо следим за кораблями.
- Охотно верю. Так когда уже…
- Отплываем, когда загрузят весь груз и всех пленников. Ну, теперь они не пленники, но будут в цепях, пока мы не доберёмся до Боло. Ты должен нас понять, эти ребята поднимут бунт, даже будучи скованными, а освобождать их сейчас – смерти подобно. Хотелось бы вернуть суда и команду в целости.
- Я понимаю, это разумная мера. Но скажи, не ослышался ли я, ты сказал «отплываем»?
- Это значит, что мы отплываем, - пожала плечами девушка, в ней не осталось ничего от воительницы, кроме сабли на поясе. – Отец просил проследить, чтобы всё прошло гладко. На всякий случай напомню, с Боло тебе придётся выбираться своими силами.
- Сейчас это не важно, там разберёмся, - Гауди смотрел на Сиану и никак не мог взять в толк, как она могла так измениться. Или она всегда была такой милой и общительной, и лишь под пристальным взором отца одевала маску воина? Так или иначе, Гауди точно знал, что с такой спутницей ему не будет тягостно.
Перед внутренним взором всплыло лицо Шалопая. Только сейчас Гауди почувствовал, что заскучал по нему. Интересно, как он там? Удалось ли выбраться с Тэкрона? Хотя, такой проныра, как он, всегда найдёт выход. А ведь он был вампиром и снова стал человеком… Такого прежде не бывало. И хоть и не верил Гауди в самом начале, что сможет помочь пирату вернуть прежнюю жизнь, но ведь помог. И такое значит, возможно.
- Отходим! Левый борт! Налегли на вёсла! – прокричал капитан соседнего корабля.
Заплескалась вода, и Гауди вынырнул из сиюминутного забытья.
- Сейчас и мы отчалим! Остались последние мешки, – радостно заявила Сиана. - Ты уже знаешь, что будешь делать дальше?
Гауди не сразу нашёл, что ответить. Места;, куда он хотел бы попасть по завершению борьбы с Шепчущим, теперь закрыты для него. Да и не хотелось. А если не туда, то куда?
- Смутно… Знаю точно одно направление. Там вестей от меня ждёт человек. Сначала к нему, а потом… Посмотрим, что он мне скажет.
- И где это место, если не секрет?
- Рядом с Алым ветром. Церквушка. Там я получил заказ на Шепчущего. Хочу отчитаться.
- Я никогда не была на Алом Ветре. Говорят, там очень жарко, - задумчиво уставилась вдаль Сиана.
- Это так. Особенно жарко меня встретил этот остров в мой последний визит.

Маленький флот Владыки промчался по морским путям со скоростью ветра – так сильно варвары спешили в родные земли, что только вёсла гнулись. Не приближаясь слишком близко к острову, эльфы по одному освобождали пленников из кандалов. Те прыгали в воду, и вплавь добирались до берега. Никто из них не знал, что свободой они обязаны белокурому парню с чёрным мечом, тому самому, что, молча, стоял у борта и наблюдал за процессом освобождения. И никто не собирался им об этом рассказывать.
Подошла Сиана.
- Для тебя есть лодка. Её спустят, как только освободят последнего.
- Благодарю, - кивнул Гауди.
За время путешествия он узнал, что перед тем, как отправится на Элону, корабли владыки сделают крюк до какого-то сокрытого пиратского острова, где их ждёт некий груз. Поэтому волей-неволей здесь дороги Воина Света и драконов Шаанэ должны разойтись окончательно.
- Я провожу тебя до берега, - не отрываясь от созерцания гор, сказал девушка. – Но нам нужно будет сразу же прибиться к какому-нибудь торговому судну, пока местные не спохватятся и не решат устроить над нами маленький суд.
- И ведь будут правы.
- Да, но мы-то этого не хотим.
За время путешествия они много разговаривали, делились друг с другом мыслями и воспоминания. Общались так, как, наверное, делают это друзья или приятели, коих у Гауди никогда не было. И он не удивился её словам и даже про себя улыбнулся.
Когда лодку спустили, Сиана махнула рукой капитану, и тот махнул в ответ. А когда Гауди подналёг на вёсла, корабли подняли якоря и опустили паруса.
- Кажется, они сейчас уплывут без тебя! – переполошился юноша и принялся в скором порядке разворачивать лодку.
Но Сиана остановила его.
- Плыви к берегу. Я не собираюсь возвращаться, - серьёзно сказала она.
От удивления Гауди замер, и не сразу подобрал слова:
- Что об этом думает Владыка?
- Он ещё не знает об этом.
Они сидели в лодке и смотрели в разные стороны. Наконец, Гауди взял себя в руки.
- У тебя есть какие-то планы? – он начал грести.
- Да! – оживилась Сиана. – Давно мечтала побывать на Алом Ветре!
Гауди не сдержал улыбки.
- Что ж, отправимся туда на первом попутном корабле! Покажу тебе место, где я нашёл настоящий клад!








Глава последняя
Он держит слово и всегда заканчивает начатое

На побережье Алого Ветра стоял душный полдень. Солнце за окнами таверны «Весёлый Матрос» нещадно палило, и ни что не могло заставить местных пиратов выбраться из спасительной тени. Их не вводил в заблуждение шелест пальм и шум солёного океана. Они, словно хищники, ждали, когда спадёт жара, чтобы выйти на промысел. Старые морские волки, вертлявые контрабандисты и отъявленные головорезы, все они любили проводить беззаботное время в уютном зале, где многие из них успевали проворачивать грязные делишки. Но на Алом никто так не называл свою ежедневную, подчас, нелёгкую и всегда опасную работу.
Под бубнение посетителей в зал прошмыгнул чумазый мальчишка в драной одежде. Не привлекая лишнего внимания, сорванец направился прямиком к хозяину таверны Ленни Доунсу, грузному мужчине в годах, с седыми усами и знатной плешью на макушке. Они пошептались в уголке у двери в комнату Ленни, после чего мальчишка улизнул на улицу.
- Эй, лоботрясы! – хриплым густым, басом нарушил идиллию Ленни. – Кто готов за скромную плату доставить двух монахов, чёрт их сюда занёс, на Дебир? Ну?
- Каких ещё монахов, Ленни? – выкрикнул кто-то из зала.
- Без понятия, что там за монахи! Прибежал Крыс и сказал, что на пристани два монаха ждут корабль на Дебир. Готовы немного заплатить.
- Что почём? – спросил один из пиратов.
- Вот сходи и узнай! Хорош зад просиживать! Всё одно твоя посудина гниёт без дела в порту - забурчал Ленни.
- Вот пойду и узнаю! – пират с достоинством поднялся с места и кивком попрощался с дружками. – Давай, ребят.
- Не забудь расплатиться за ром, Шалопай! – с натянутой улыбкой напомнил хозяин таверны.
- Ленни, ты же знаешь, что я без гроша! Запиши на мой счёт, лады? Я сейчас монахов этих подхвачу, а как вернусь, сразу всё и верну. Пойдёт?
- Ты мне уже знаешь, сколько должен! – не сдержался Ленни.
- Всё отдам! – скрываясь за дверью, махнул рукой Шалопай.
Пока пират добирался до пристани, его терзали сомнения по поводу странных монахов. Странных, потому что монахи оплывают Алый Ветер за три морских лиги. Не считая тех безумцев в храме через пролив. А сомнения возникли от того, что некоторое время назад сам Шалопай в компании ещё одного искателя приключений под видом монахов заплыли на Алый. И тот визит был напряжённым. Это если мягко выражаться. Как бы на этот раз не случилось чего похуже.
На пристани среди полуголых грузчиков и ярко выряженных торговцев двое в рясах выделялись так же, как ёлки среди кактусов. Они как раз разговаривали с одним из местных моряков. И, судя по довольной усмешке последнего, уговор почти состоялся. «Додумались же, бедолаги, упехтериться в такую жарищу! Хоть бы капюшоны сняли!» - размышлял Шалопай, подходя к монахам со спины.
Когда он приблизился, то услышал обрывок разговора.
- Проблем не будет, доставим быстро, но только в трюме. Больше места нету, - забалтывал клиентов моряк. – Вы, главное, там, внизу в мешки не заглядывайте, и всё будет хорошо.
- Мы не суём нос в чужие дела, - холодно ответил монах.
А Шалопай даже замер. Настолько знакомым ему показался голос.
- Гауди! Ты что ли?
Оба монаха развернулись. Удивлённые взгляды сверкнули из-под капюшонов.
- Так и знал, что монахами здесь не пахнет! – воскликнул Шалопай, но тут же осёкся. – Ой, извиняюсь. Не гоже вам, божьим людям, плавать со всякими контрабандистами! Лучше давайте-ка со мной!
- А ну пасть прикрыл! – возмутился моряк. – Я честный торговец! И не потерплю оскорблений! Уж с кем точно не стоит плыть храбрым монахам, так это с пиратом!
- Честных торговцев на Алом не бывает, - деликатно парировал Шалопай, увлекая монахов за собой. – А у меня кораблик хороший есть, давайте отойдём, я всё покажу.
- А ну стоять! – хватаясь за саблю, рявкнул моряк. Ещё бы! Какой-то проходимец уводил у него из-под носа калым.
- Успокойтесь, любезный,- тот монах, что повыше ростом, остановил меркантильный порыв честного торговца. – Не стоит горячиться. Нам больше подходит судно этого милого человека.
- Сговорились что ли! – округлил глаза моряк. – Вы ещё даже не видели его дырявую посудину!
- Они увидели твою, и им этого хватило! – отмахнулся Шалопай.
Монахи отдалялись вместе с пиратом, и возвращаться не торопились.
- Катитесь к чёрту, святоши! И ты, Шалопай! Чтоб тебя Кракен сожрал! – моряк громко харкнул себе под ноги, убрал руки в карманы и неспешной походкой двинулся вдоль пирса.
Гауди и Сиана сдвинули капюшоны. Шалопай сразу помрачнел.
- Ты ещё не закончил дела с тем длинноухим засранцем?
- Полегче, а не то… - Сиана пригрозила пирату кулачком.
- Никаких дел для Владыки. Всё в прошлом. А она со мной, - улыбался Гауди. – Так что ты там говорил на счёт корабля?
- Да-да, есть корабль. Вон стоит! Доплывём, куда скажешь, если есть средства, потому что я на мели, - пират махнул рукой в сторону ряда пришвартованных шхун. – Но перед тем как говорить с тобой о делах, ответь мне, паладин. Почему ты бросил меня на том проклятом острове в кругу ворчливых бородачей?
- Послушай, Шалопай, я не бросал тебя…
- Он тебя спасал, - вмешалась Сиана.
- Шалопай, я не знал, что будет впереди, - развёл руки Гауди. – Но что бы там ни было, ты своё дело сделал. Ты помог мне и вернул себе человеческий облик. Дальше наши пути всё равно бы разошлись. Я лишь упростил этот процесс.
- И поэтому оставил меня одного на проклятом острове, без гроша в кармане? - насупился пират.
- Мы оба знаем, что после того, что мы сделали для Тэкрона, гномы тебя носили бы на руках. Так ведь?
Пират довольно ухмыльнулся.
- Ну, вообще, мне помогали. Даже финансово. Было. Ладно, считай, я на тебя не в обиде, рыцарь. Всё обошлось так, как ты и предполагал. Ну, а что с Шепчущим? Мы же нашли его на Элоне? Или ты все ездишь за головами колдунов?
- Слишком много вопросов. Тебе не кажется?
- Должен же я знать, во что впутываюсь на этот раз! Тем более что с нами поплывут те, кто мне доверяет. Моя команда. Рассказывай, зачем тебе на Дебир. И, может быть, я смогу не только доставить тебя туда, но и отплатить за твою помощь чем-то большим.
Гауди осмотрелся вокруг, не подслушивает ли кто. В порту все занимались своими делами, вялыми полуденными делами. Нищие монахи здесь никого не интересовали.
- Помнишь, благодаря кому начались наши совместные поиски Шепчущего?
Шалопай с серьёзным видом кивнул.
- Так вот, оказалось, что пока мы бороздили моря, кто-то лишил его жизни. Настоятель видел сны о Шепчущем, он вообще много достоверной информации добывал из снов. К нему за помощью стекались многие борцы с Тьмой. А ведь именно он рекомендовал мне искать Шепчущего на Дебире, в месте, где пропали многие паладины. И чует моё сердце, что секреты Дебира и его убийство имеют одну природу. Я намерен это выяснить.
- То есть, ты считаешь, что Шепчущего во тьме надо искать там?
- Я уже не уверен, что Шепчущий вернётся на Теану, но здесь остались его следы. Возможно, последователи. Если это так, я хочу знать, насколько они опасны.
- Я тебя правильно понимаю, - нахмурил лоб Шалопай и поправил любимую красную бондану, - ты отправляешься в неизвестность?
- Да. Но уверен, что там найду нечто важное. К тому же я обещал настоятелю отыскать книги пропавших паладинов. Если их нет на Дебире, то, возможно, там есть зацепки.
- Что ж, я с радостью тебе помогу. Нам нужно закупить провиант и подкинуть деньжат моим ребятам, чтобы они знали, за что стараются.
- Как много времени тебе понадобится, чтобы всё подготовить? – Гауди уже лез рукой за пазуху в поисках кошелька.
- Зависит от количества средств. Быстро можно подготовить корабль прямо в порту, но это будет стоить круглую сумму. Но можно и сэкономить…
- Экономить не надо, - Гауди передал мешочек с монетами в руки пирата. - Задерживаться я не хочу. Мы сможем отчалить дотемна?
- Да, конечно, - опешивший Шалопай принял деньги. – Откуда столько? Ты что возвращался в ту часовню за сокровищами Жаренного Хэнка?
- Всего лишь продал пару ненужных безделушек, - загадочно улыбнулся Гауди.
Шалопай сразу же вспомнил о зачарованных булавке и кольце.
- Слушай, рыцарь, а ты не боишься, что такие «игрушки» могут попасть в руки недобросовестных людей? Дел наворотяааат…
- Не думай об этом. Предметы разряжены, а об их свойствах знаю только я. Давай-ка ты лучше размести нас на своём кораблике, а сам займись подготовкой.
- Всё правильно! Дела в первую очередь! Пройдёмте в трюм, любезные гости.
- Снова трюм! – Сиана с укором посмотрела на пирата. – Как на счёт каюты?
- Как только я достаточно разбогатею, будет вам и корабль с каютой, и чай по утрам, а пока я и сам в трюме сплю, - сдержано объяснил ситуацию Шалопай.

В сумерках губернаторский замок на Алом Ветре смотрелся зловеще. Сиана вглядывалась в его очертания, стоя на палубе «Демоноборца». Наверное, в таких местах ей с Гауди предстоит искать тёмных колдунов и прочих, столь ненавистных юным рыцарем, служителей ночи. Кто мог бы жить в таком замке, если бы он не был бы губернаторским? В подвале мог спать Древний вампир, и Гауди прокрался бы в замок днём, а если бы там жил некромант, то тогда Гауди бы брал замок штурмом. А если бы просто этот замок облюбовала нечисть, то неугомонный Воин Света прошёлся бы по длинным коридорам, выкашивая врагов чёрным лезвием Расщепителя. Чего бы он точно не сделал, так это не позволил бы порождениям Тьмы продолжать топтать землю его возлюбленной маленькой Теаны.
- Сиана! – отвлёк её от размышлений голос рыцаря, только что Гауди помогал матросам грузить мешки с провиантом, чтобы ускорить отплытие, но теперь работа была окончена, и он шёл к ней. – Трюм заполнен, можешь пойти отдохнуть.
- А как же ты? – повернулась воительница навстречу Гауди.
- Скоро приду. Хотел переговорить с капитаном Шалопаем.
Оба лишь улыбнулись. Уж кого, но Шалопая представить в роли капитана не смог бы никто из его знакомых.
Сиана зевнула, потянулась, как кошечка, и покинула палубу. Для неё этот долгий день завершился, а опасное путешествие только началось, и потому силы нужно беречь.
- Отдать концы! – это кричал Шалопай с капитанского мостика. – Курс на Дебир, салаги!
Корабль начал отходить от пристани. А Шалопай, завидев внизу верного спутника, посмешил к нему. Пока вокруг суетилась разношёрстая команда, расправляя паруса и переругиваясь друг с другом, пират и Воин Света стояли и смотрели на проплывающий мимо берег: вон там, впереди, уже показались огни вечно шумного логова контрабандистов, а подальше, пока ещё сокрыта джунглями, стоит та самая часовня, где Гауди встретил первого, после рейда на Безымянный, некроманта. Встретил и одолел. И это было несложно.
- Что в часовне? Тишина? – устав от молчания, спросил Гауди.
- В часовне-то? Не хотел тебе говорить, рыцарь. Оказывается, вскоре после нас туда приплыл какой-то священник с Вероны и, якобы, успокоил это место. Представляешь! – неподдельно возмущался пират. – А я-то думал, что честней церковников никого на Теане нет!
- После того, как мы пленили Элтероса, ты, правда, продолжал так думать? – Гауди забавила серьёзность пирата.
- Я так думал всю жизнь! Чтобы это изменить, нужно много времени. Но ведь это ещё не всё! Мало того, что тот стервец растрещал всем, что это он успокоил чертей в церкви, так ещё и денег дал на восстановление. Теперь там стройка. А когда она закончится, часовню назовут в его честь! Во!
- Меня это не заботит.
- Как это! – чуть не подпрыгнул капитан «Демоноборца».
- Потому что, когда я освобождал часовню, меня волновала только нежить внутри. Это даже хорошо, что кто-то забрал лавры себе. Мне они не нужны.
Они снова помолчали, думая каждый о своём.
-Послушай, Шалопай. Мы ведь не так давно расстались, - начал медленно говорить Гауди, -  а у тебя уже личный корабль и команда.
- Да и ты успел обзавестись подружкой. Хотя совсем недавно вы сражались друг с другом. И это, уж поверь старому пирату, куда удивительней, чем разжиться кораблём на Алом Ветре, особенно, когда у тебя есть должники.
- Давай сразу проясним, - нахмурился Гауди, - Сиана мне не подружка. Она сопровождает меня и помогает делать то, в чём нашла утешение и для себя. Ты понял?
- Понял,- ухмыльнулся пират, вглядываясь в береговую линию; где-то там, среди густых деревьев и белого песка находилось самое крупное логово контрабандистов. – Я никогда не привыкну к тому, что ты не нормальный. Ладно. Хочешь узнать о «Демоноборце»? Никаких секретов здесь нет. Когда приплыл на Алый, сразу же наведался на тайную пристань «Большой Фортуны». За бутылочкой рома откровенно поговорил с Роджером, моим бывшим капитаном. Да-да, тем самым, благодаря которому моя жизнь наполнилась приключениями. Говорил я с ним прямо и спокойной, не как привык, а как ты это делаешь. Ну и что ты думаешь! Бессердечный прохиндей был впечатлён и растроган моей прямотой и тем, что я не злился на него. Он так напился, что слёзно извинялся, а потом ещё и отдал мне один из своих старых кораблей, - Шалопай улыбался, как довольный кот и всё почёсывал небритый подбородок. – Правда, когда он протрезвел, то очень жалел о своём решении. Ох, как он жалел! Но это были заслуженные страдания, не правда ли?
- О да! Уверен, он тебе ещё остался должен! – улыбнулся Гауди. – Значит, ты снова морской волк, да ещё и капитан. Чем ты промышляешь?
- С пиратством я завязал, клянусь, - Шалопай даже приложил ладонь к груди. – Совершать прошлые ошибки более не намерен. Решил заняться, ммм, морскими перевозками. Сам видишь, в команде у меня ребята совсем обычные, ни одного головореза: бывшие пираты, мелкие воришки, моряки. Есть даже дезертиры из королевской армии. Только никому не говори. Это моя маленькая тайна.
- Как и то, что ты перевозишь?
- На Алом много тайн. А я принадлежу этому острову до мозга костей. О! Вот и часовня! – Шалопай указал рукой в сторону, показавшейся среди пальм, стройки.
«Демоноборец» медленно проплывал мимо. Под перекрикивания моряков, Гауди и Шалопай наблюдали за процессом реставрации: голые по пояс люди и гномы доделывали последние дела, трудясь под крышей, другие лазали по строительным лесам, поднимая и спуская инструмент – долгий рабочий день подходил к концу.
Когда корабль отдалился от острова, а часовенка скрылась в сумерках, Шалопай тяжело вздохнул.
- Слушай, рыцарь. Возьми меня на Дебир.
- Я не знаю, что нас там ждёт, но я не могу препятствовать тебе, сойти на берег.
- Нет же, возьми меня с собой на дело. А парни подождут нас в порту. Но если надо, можем взять с собой нескольких из тех, кто прежде бывал в переделках.
- Зачем тебе это? – пожал плечами Гауди, он совсем не хотел превращать разведывательный поход в балаган.
- Такое дело, парень, - озираясь по сторонам, начал бывший пират, - по ходу я не до конца исцелился, вот…
- Что ты имеешь в виду? – помрачнел Гауди. Неужели Зилгадис обвёл их вокруг пальца? Вот что значит договор с тёмным!
- Это значит, что… - подбирая нужные слова, Шалопай тяжело вздохнул, - Короче! По ночам у меня снова вырастают вот эти зубы, - грязным пальцем пират указал себе в рот. – Я не сплю. Вообще не сплю. И… Даже боюсь тебе говорить…
- Что? – голос юноши совсем опустился.
- Не могу ничем насытиться. Я всегда голоден. Знаю, что нужно, но думать об этом не хочу, - выпалил капитан корабля.
- Ты ведь не серьёзно, правда?
И снова Шалопай вздохнул. Поправил бондану.
- Жаль нарушать идиллию вечера, но, якорь мне в глотку, это правда! Ночью сам убедишься.
- Я так и знал, что случится нечто подобное! – Гауди стукнул кулаком по фальшборту и поджал губы. – Ладно. Пойдёшь с нами. Выходит, моё дело относительно тебя не окончено.
- И я даже этому рад, - Шалопай коснулся рукояти ножа, что покоился у него за поясом. – Размеренная жизнь не по мне!
Вдали от острова беспокойные морские ветры сильнее надули паруса «Демоноборца». Корабль ускорил ход.



© Крахин Алексей, 2017


Рецензии
Ну, не знаю как кому, а мне все понравилось. И читать с экрана привыкла. Ваше творчество необычно, интригующе, притом с опасностями, с приключениями, есть закрученные сюжетные линии. Уж не знаю какой вид такого творчества, ибо не разбираюсь, но чтение затягивает. Бывают неудачные места, но линии развития поглощают их. Удачи в творчестве!

Анна Каро   21.03.2018 09:18     Заявить о нарушении
Благодарю, и Вам успехов)

Крахин Алексей   26.03.2018 20:05   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.