Привидение из прошлого

ПРИВИДЕНИЕ ИЗ ПРОШЛОГО

Глава 1
Дом оказался лучше, чем на фотографии в интернете, но всё равно производил угнетающее впечатление. Он стоял в самом центре неожиданно огромного двора, окружённый величественными тополями. Чуть дальше виднелся покосившийся гараж и какое-то подобие сарая. Входная дверь дома выглядела хлипкой и ненадёжной, окна с простыми стёклами, дребезжали от порывов холодного ноябрьского ветра.
- Вы выходите? – нетерпеливо спросил таксист, взглянув в зеркало заднего вида на своих пассажиров.
Молодая женщина с тревогой смотрела в окно, не решаясь выйти из машины. Таксист невольно залюбовался ею. Огромные голубые глаза, тонкий нос и пухлые губы, которые она искусала за дорогу. Из-под шапки выбивалось несколько кудрявых тёмных прядок. К себе она прижимала мальчика, лет четырёх-пяти, одетого в тёплую голубую куртку и шапку с помпоном.
- Выходим, - вздохнула женщина и открыла дверь.
Вытащив из багажника чемодан, таксист, ёжась от ледяного пронизывающего ветра, вскочил в машину и уехал. Женщина, Ася, с тоской посмотрела ему вслед и крепко ухватила ребёнка за руку.
- Мамочка, мы будем здесь жить? – спросил он, утирая рукой в варежке, нос.
- Да, Димочка, - кивнула Ася. – Это наш новый дом.
- А папа к нам скоро приедет?
- Папа? – вздрогнула Ася. – Не знаю… Сынок, ты же понимаешь, папа должен работать.
- Понимаю, - по-взрослому вздохнул Дима. Ася взглянула на его грустную мордашку и почувствовала острый укол в сердце. Ему ведь не объяснишь, что его отец подлец и именно от него они сбежали на край света.
Ася взяла сына за руку и повела к дому. Старый навесной замок не хотел поддаваться и ей пришлось повозиться с ним. В конце концов, ключ, словно нехотя повернулся и дверь открылась. В коридоре почему-то не оказалось ни одного окна, там царила темнота.
- Идём? – ободряюще улыбнулась Ася хмурому Димке.
Мальчик в очередной раз вздохнул и переступил порог. Ася, втащила чемодан и пошарила по стене, в поисках выключателя. Щёлкнула рычажком - и тут же под потолком вспыхнула тусклая лампочка. Ася тихо присвистнула.
У самой двери стоял низенький столик, застланный клетчатой клеёнкой, на нём - донельзя грязная маленькая плита. Чуть дальше стул, со наполовину сломанной ножкой, подпёртый сколотым кирпичом. На нём ведро, с остатками воды на дне. На противоположной от входа стене, вешалка, со старческой одеждой: порванной на правом локте курткой, пуховым платком и длинной шубой.
«Нет, я знала, конечно, что дом продаётся с мебелью, но не до такой же степени!» - подумала Ася, с удивлением оглядываясь вокруг. – «Такое ощущение, что хозяйка вышла куда-то, а мы вторглись в чужой дом. Может я адрес перепутала?».
Ася толкнула дверь, ведущую в комнату, и оказалась в кухне. Димка не отставал от неё ни на шаг.
Одну стену комнаты занимал огромный буфет, с разнокалиберной посудой в нём. Рядом, большой обеденный стол, на котором стоял заварочный чайник и полупустая сахарница. Сразу же за ним, небольшая печка и несколько поленец рядом. Напротив неё, длинный диванчик с вышитой подушкой. В углу старый, пожелтевший от времени холодильник.
- Холодно, - шмыгнул носом Димка и дёрнул Асю за рукав: - Мам, я домой хочу.
- Мы уже дома, сынок, - проговорила Ася, как зачарованная разглядывая эту убогую обстановку.
- Я не хочу здесь жить! – внезапно капризно топнул ножкой мальчик. – Домой хочу! К папе, к бабушке, к дяде Юре! Дядя Юра мне обещал самолёт купить! Домой!
- Дима! – строго взглянула на сына Ася. – Прекрати! Мне тоже здесь не нравится, но нам придётся здесь жить. От того, что ты будешь закатывать истерики, лучше не станет, домой мы всё равно не поедем.
- Ну почему? – на глаза Димки навернулись слёзы. Ася опустилась рядом с ним на корточки и обняла мальчика.
- Милый, так надо. Мы привыкнем, вот увидишь. Всё будет хорошо, надо только чуть-чуть потерпеть. Хорошо?
- Угу, - промычал Димка и кивнул головой.
- Вот и умница, - повеселела Ася и, чмокнув сына в нос, открыла ещё одну дверь, ведущую видимо в гостиную, или как называется эта комната в деревнях – в зал.
Здесь была всё та же убогая обстановка. Зеркальный шкаф с покосившейся дверцей, рядом тумбочка, покрытая белоснежной вязаной салфеткой, на ней маленький телевизор. Чуть дальше стол, с лежащей на нём тетрадью и ручкой и старыми, громко тикающими часами. Над столом в углу висели потемневшие от времени иконы. Ася заворожено разглядывала образа, строго, но по-доброму смотрящие на неё. В семье Аси в Бога не особо верили, но сейчас она почему-то, не отдавая себе отчёта, подняла правую руку и перекрестилась.
На подоконнике у стола обнаружился горшок с погибающей геранью, печально опустившей красные головки цветов и чуть дальше, большая кровать и висящий на стене ковёр рядом с ней. У самой кровати нашлась ещё одна печка.
- Я кушать хочу, - заявил Димка, заглядывая матери в глаза.
- Сейчас, - тут же отреагировала Ася и расстегнула свою сумочку, радуясь, что догадалась купить пирожки в дорогу.
- Держи, - вручила она пирожок сыну и усадила его на кровать. – Кушай, а я попробую затопить печку и прибраться. И будет у нас с тобой чисто, тепло и хорошо.
Димка согласно кивнул и, схватив пирожок, забрался на кровать.
Ася стащила с головы шапку и взглянула на себя в зеркало. Оно отразило красивую женщину, с застывшим в глазах страхом. Она в своей модной и дорогой одежде, казалась чем-то чужеродным и неправильным, на фоне этого дома.
- Ничего, справимся! – Тряхнула копной длинный чёрных кудрявых волос Ася и подмигнула себе.
Выйдя в коридор, Ася ещё раз внимательно огляделась и обнаружила под вешалкой, старые резиновые сапоги. Покрутив их в руках, она решила, что для сельской жизни они подойдут гораздо больше, чем её модные ботинки на тоненькой подошве. Недолго думая, она стащила с вешалки куртку, с порванным рукавом и напялила на себя. Вернулась в комнату и, взглянув в зеркало, нервно рассмеялась.
- Пугало огородное, - констатировала она и, надев шапку обратно на голову, вышла на улицу.
Оглядевшись по сторонам, она решительно зашагала к сараю, справедливо рассудив, что дрова могут быть только там. Её предположения оказались верными, ровные берёзовые поленца, оказались аккуратно сложены и занимали две стены сарая. Наложив их себе на руку и пригибаясь от тяжести, Ася втащила их в дом и аккуратно опустила на пол у печки.
Следующие полчаса, она пыталась зажечь огонь. В доме не нашлось ни одной бумажки или хотя бы просто газетки, а дрова совсем не хотели разгораться от спички.
- Ладно, сначала принесу воды, - решила она, разогнувшись. – А потом опять вернёмся к печи.
- Мам, можно я попробую? – попросил Димка, схватив спички в руки.
- Ни в коем случае! – испугалась Ася и, отобрав у него коробок, спрятала его в карман куртки. – Сынок, достань из чемодана карандаши и порисуй пока, а я за водой схожу. Хорошо?
- Хорошо! – легко согласился Дима и дёрнул молнию на чемодане.
Ася взяла ведро и, выйдя на улицу, вылила остатки воды на землю. Затем огляделась в поисках колодца и не нашла его.
- И что делать? – пробормотала она и закусила от досады губы. – Где взять воды-то? Может сходить к соседям? В конце концов, всё равно придётся с ними познакомиться.
Решившись, она вышла за калитку и, выбрав самый симпатичный на её взгляд дом, направилась к нему. Но здесь её опять поджидала неудача. У самых ворот оказался привязан пёс, залившийся гневным лаем при её появлении.
- Тихо, фу! – прикрикнула на него Ася и попятилась от двора. Собак она боялась с детства.
На крыльце появилась женщина, лет тридцати пяти, одетая в длинную юбку и ярко-жёлтую кофту, невероятно подходящую к её огненно-рыжим волосам.
- Цезарь, фу! – рявкнула она на пса, и он тут же спрятался в будке. – Вам чего, девушка? – окликнула она Асю.
- Здравствуйте! – прокричала от ворот Ася. – Я ваша новая соседка!
- Соседка? – непонятно чему удивилась женщина. – Подождите минутку. – С этими словами она скрылась в доме и появилась спустя пару минут, в накинутой поверх кофты куртке, зелёного цвета. Быстро спустившись по степенькам, она широкими шагами пересекла двор и вышла к Асе.
- Как это соседка? – недоверчиво прищурившись, спросила она. – У нас вроде никто дома не продавал.
При ближайшем рассмотрении она оказалась очень красивой. Рыжие волосы были закреплены на затылке заколкой «ракушкой», зелёные глаза аккуратно подведены чёрным карандашом, на щеках рассыпаны озорные веснушки. От уголков глаз в разные стороны расходились лучики морщин, морщинки залегли и у рта, из чего Ася сделала вывод, что женщина часто улыбается.
- Как же не продают? – растерялась Ася. – Я вот купила этот дом, - махнула она рукой в сторону своего двора.
- Этот?! – изумилась женщина и отступила к калитке. – Вы купили этот дом?
- Ну да, а что такого? – пожала плечами Ася. – Он, конечно, не в лучшем состоянии, но и ничего катастрофического в нём нет. – А чего вы так удивились?
- Нет, ничего, - быстро ответила женщина и Ася поняла, что она что-то скрывает. – Ну, так давайте знакомиться, соседка. Я Марина. Марина Репкина.
- А я Ася, - улыбнулась ей девушка. – Ася М… Лакшина, - тут же поправилась Ася, поняв, что чуть не проговорилась о своей тайне. – Марина, скажите, где здесь можно воды набрать? У нас во дворе колодца нет.
- Да у нас вообще на всех только один колодец, - усмехнулась Марина. – В конце улицы. Пойдёмте, покажу.
- А это далеко? – нерешительно оглянулась на свой дом Ася. – У меня просто сын там один, темнеет, испугаться может.
- Сын? – вскинула брови Марина. – Большой?
- Пять лет.
- Сколько же вам лет? – с деревенской простотой спросила Марина.
- Двадцать девять.
- Ничего себе! – воскликнула Марина. – По вам и не скажешь! Лет двадцать-двадцать два от силы можно дать!
- Хорошо сохранилась, - усмехнулась Ася. – Так далеко до колодца?
- Да нет, не очень. Идём! – позвала Марина и первой зашагала по дороге. Ася опять посмотрела на свой дом и засеменила за ней следом.
- А ты чего в нашу глухомань-то переехала? – спросила Марина, когда Ася догнала её. – Ничего что я на «ты»? Мы почти ровесницы.
- Ничего, - улыбнулась Ася. – Так даже лучше, не привыкла, чтобы мне «выкали». А сюда переехала, потому что у сына аллергия в городе появилась, а у вас здесь природа, воздух чистый. – Выдала она заранее приготовленную версию.
- Одна али с мужем? – покосилась на её правую руку Марина.
- Я не замужем, - сухо ответила Ася.
- Ой врёшь! – покачала головой Марина. – Кольца-то нет, да след на пальце остался, видно кольцо тесным было.
- Ты случайно не в полиции работаешь? – восхитилась Ася, едва поспевая за новой знакомой.
- Нет, - залилась смехом Марина. – Но уж очень детективы люблю, да и э-э… знакомый мой, полковник полиции.
- Ну понятно тогда, - хмыкнула Ася. – Только я и правда не замужем, развелась недавно.
- Любовницу нашёл?
- Не важно, - отрезала Ася. – А ты сама как? Замужем?
- Нет, - мотнула рыжей головой Марина. – Но надеюсь, скоро буду. Полковник мой почти созрел, чтоб предложение мне сделать, - похвасталась она, и на щёках заиграл румянец, а глаза приняли мечтательное выражение. – С мамкой живу пока.
- Это хорошо, - вздохнула Ася, оглядываясь назад и понимая, что они ушли от дома довольно далеко. – Ну, где твой колодец?
- Да вот он, - сделала шаг в сторону Марина и указала на низенький колодец, с выкрашенной в жёлтый цвет крышей. – Надо было два ведра брать, чтоб не ходить сюда часто, всё-таки не близко так уж.
- Да мне два ведра ни за что не поднять! – буркнула Ася, опуская ведро в мутно поблёскивающую воду в колодце и потом с усилием крутя ручку.
- Да куда уж вам, городским, - ехидно хмыкнула Марина, глядя на отдувающуюся девушку. Не выдержав её мучений, Марина быстро перехватила у неё ручку колодца и вытащила ведро.
- Я научусь, - пообещала себе Ася, глядя, как ловко соседка справляется с колодцем.
- Научишься, куда ты денешься! – обнадёжила её Марина, подавая ей ведро с водой. – Пойдём обратно.
Ведро показалось худенькой Асе неимоверно тяжёлым, она то и дело останавливалась, чтобы отдышаться и вытереть пот со лба.
- Эх, грехи наши тяжкие, - с шумом выдохнула Марина и отобрала у неё ведро. – Давай уж помогу! Ты что, может больная, какая? Худющая, бледная, как смерть, потом обливаешься! Не заразная?
- Нет, что ты, - ответила Ася, снимая шапку и обмахиваясь ею. – Просто не привыкла тяжести таскать. Я научусь.
- Что ты всё твердишь, «научусь, научусь», как попугай, ей-Богу! – Марина быстро и даже не запыхавшись, шла по улице, Ася почти бежала за ней следом.
Почти подойдя к дому, женщины увидели, как из Асиного дома выскочил мальчик в одной кофте и плача бросился к матери. Правую руку он держал на весу, с растопыренными пальчиками.
- Димочка! – перепугалась Ася и кинулась к сыну. – Димочка, что случилось?
- Я печку затопить хотел и обжёгся, - рыдал мальчик, указывая на гигантский волдырь на пальце. – Больно, мама, больно!

- Господи, ну я же запретила тебе трогать спички! – в отчаянии крикнула Ася. Дима зарыдал ещё больше.
- Ну тихо ты, не пугай пацана ещё больше! – цыкнула на неё Марина и, поставив ведро с водой на землю, взяла ребёнка за руку и поднесла палец к глазам. – Ничего, жить будешь! – ободряюще улыбнулась она. – До свадьбы заживёт! Паста зубная дома есть?
- Есть, - кивнул Димка, тут же переставая плакать.
- Ну вот, надо волдырь смазать и станет легче. Ну а вообще надо ждать, пока пройдёт сам, ничего не сделаешь.
- У меня даже пластыря нет, перемотать, - отрешённо глядя на сына, пробормотала Ася.
- Ты чего, вообще тю-тю? – постучала костяшками пальцев себе по лбу Марина. – Кто ж ожоги перематывает? Им воздух нужен, чтоб зажить быстрее!
- Да? – промямлила Ася, чувствуя неимоверную усталость.
- Ох, Господи, послал же Бог соседей, - сердито пробормотала Марина и, взяв в одну руку ведро, а другой, схватив за ладошку мальчика, повела его в дом. Ася тащилась следом, шаркая ногами по земле.
Водрузив ведро с водой на стул, Марина прошла в комнату и, вытащив из закутка за печью коробку с лучиной, быстро разожгла огонь. Ася сидела на диванчике, прижимая к себе хнычущего сына и тупо наблюдая за действиями соседки.
- У вас магазин здесь есть? – спросила она.
- Есть, - кивнула Марина, - только закрыт он уже, седьмой час вечера пошёл. В пять закрывается.
- Я есть хочу, - тут же заныл Димка.
- У вас что, еды нет? – строго взглянула на Асю Марина. В ответ она только покачала головой.
Марина, что-то пробормотав себе под нос, вышла из дома. Ася осталась сидеть на месте, глядя на весёлые язычки пламени в печке. Димка тоже притих, прижимаясь к матери.
Прошло минут двадцать, прежде чем в коридоре раздались шаги, и в кухню опять вошла Марина. В руках она держала целлофановый пакетик с пирожками и трёхлитровую банку молока.
- Держите, - водрузила она на стол продукты. – На ужин хватит.
- Ой, да что ты, не надо! – встрепенулась Ася.
- Не хочешь – не ешь! – отрезала Марина. – А у него вон глаза голодные, - кивнула она на Димку, деловито распаковыющего пакет.
- Всё-таки я никудышная мать, - прошептала Ася, глядя на сына, жадно набросившегося на пирожок с мясом, глаза её наполнялись слезами.
- Да ладно тебе, - коснулась её плеча Марина. – Всё наладится.
- Почему ты нам помогаешь? – вскинула на неё глаза Ася.
- Ну вот такая я, - развела руками Марина, - не могу пройти мимо сирых и убогих.
- Мы не убогие, - обиделась Ася, - у нас просто так ситуация сложилась.
- Ох сдаётся мне ты не из-за аллергии тут оказалась, - покачала головой Марина.
Ася промолчала, она не желала раскрывать свои секреты ни перед кем.
- Спасибо тебе большое, - искренне поблагодарила Марину Ася. – Я бы одна ни за что не справилась.
- Да ладно! – махнула рукой Марина и вышла из дома.
Ася вышла за ней следом и заперла дверь. Затем вернулась в дом и, переодев сына, уложила его в кровать, с трудом заставив себя, перестелить бельё. Когда Димка заснул, Ася оставила его и опять уселась на диванчик в кухне, дожидаясь, пока догорит огонь. Вскоре в доме потеплело. Ася закрыла печку и залезла под одеяло прямо в кофте и джинсах. Димка обхватил её руку ладошками и, прижавшись головой к плечу, засопел.
Но Асе не спалось, перед её глазами яркими картинками проносилась вся её жизнь…
Глава 2
Ася родилась в обеспеченной семье у любящих родителей и никогда ни в чём не знала отказа. О ней заботились все, мама, папа, бабушка, старший брат Юрка. В школе Ася училась слабо, еле-еле переползая из класса в класс, но родители особо не беспокоились по этому поводу, считая, что женщина не должна быть умной, в ней главное красота. А уж чего-чего, а красоты у Аси хватало. У неё первой в классе появились кавалеры, устраивающие драки из-за того, кто понесёт её сумку до дома. Вот тут-то родители и озаботились. В один из дней они вошли к ней в комнату и, краснея и запинаясь, прочитали лекцию об отношениях между мужчиной и женщиной, призывая её быть благоразумной. На что Ася им ответила, что всё знает сама и глупостей совершать не намерена, другие планы на жизнь. И действительно, глупостей она не делала, все кавалеры получали отворот-поворот. Ася была чересчур романтичной девушкой, взахлёб читающей «Алые паруса» и «Джейн Эйр», поэтому мнила себя Ассоль и ждала принца. В её мечтах этот принц должен был быть старше её, умный, красивый, добрый, нежный, богатый… И обязательно должен был от чего-нибудь спасти её. Самое интересное, что так и получилось.
Асе было восемнадцать, когда её родители решили развестись. Юра к тому времени уже заканчивал университет, сдавал экзамены и собирался жениться, в общем, был полностью поглощён своей жизнью, поэтому эта семейная драма как-то прошло мимо него. А вот Ася, для которой родители всегда были чем-то незыблемым, очень тяжело переносила их развод. Папа ушёл от них ещё до суда, Ася с мамой остались одни.
В один из вечеров на даче в элитном посёлке, когда мама уже спала, а Юра ещё не вернулся с очередной гулянки, Ася сидела у телевизора, тупо смотря в экран и не совсем понимая, что там происходит. На коленях у неё стояла вазочка с шоколадными конфетами, которые девушка поглощала в безумных количествах.
Звук у телевизора был убран до минимума, поэтому Ася легко услышала отчаянный женский визг на улице. В первый момент она думала, что ей показалось, но визг повторился. Потом раздалось душераздирающее «Помогите!» и наступила тишина.
Убрав конфеты, Ася на цыпочках подошла к двери и выглянула на улицу. Неподалёку дома она увидела мужчину, в чёрной куртке с капюшоном и отчаянно сопротивляющуюся девушку, которую он тащил в парк, расположенный совсем рядом.
Ася застыла в нерешительности. Она не знала, как поступить, то ли вернуться в дом и сделать вид, что ничего не было, то ли ринуться на помощь к несчастной. Пока она колебалась, мужчина и его жертва скрылись из виду. В какой-то момент Ася уже было почти решилась вернуться в дом, как вдруг представила себя, на месте той девушки. Что если бы ей требовалась помощь, а кто-то стоял, как сейчас она, и раздумывал?
Оглядевшись по сторонам, Ася схватила первое, что попалось под руку, а именно тяжеленную пепельницу, стоящую на тумбочке у двери, и ринулась следом за преступником и несчастной девушкой. Далеко бежать не пришлось, она обнаружила их у самого парка, возле шоссе. Девушка так упиралась, что мужчине было видимо тяжело её быстро куда-то дотащить. Недолго думая, Ася замахнулась и огрела его пепельницей по голове. Мужчина глухо охнул и, отпустив свою жертву, обернулся. Ася замахнулась ещё раз, но ударить не успела. Мужчина перехватил её руку и жестом фокусника извлёк из кармана нож. Лезвие тускло блеснуло в свете луны. Ася взвизгнула и попыталась вырваться, но её запястье было зажато в его пальцах как в тисках. Ася завизжала громче, надеясь, что её услышит кто-нибудь в посёлке, но мужчина тут же метнулся к ней и попытался зажать рот:
- Заткнись, сволочь! – прошипел он её на ухо. – Будешь знать, как лезть не в своё дело.
- Помоги мне! – взмолилась Ася, глядя на девушку, жертву этого сумасшедшего мужчины, стоящую рядом с выпученными глазами.
- Заткнись, я сказал! – повторил мужчина, и Ася почувствовала, как в бок ей уткнулось холодное лезвие.
Наверное, это придало ей сил, потому что она вдруг оттолкнула от себя мужчину и, перехватив его руку с ножом, попыталась отобрать оружие. Мужчина грязно выругался и бросился на Асю.
Всё произошло в считанные секунды. Ася сама не поняла, как так получилось, но мужчина вдруг странно захрипел и рухнул наземь. Из его горла фонтаном била кровь, а в руках Ася держала окровавленный нож.
Этот момент Ася запомнила на всю жизнь. Широко открытые глаза мужчины, не мигая смотрели в небо, на асфальте виднелась свежая лужица крови.
- Мамочки… - прошептала Ася, пятясь от трупа. – Нет, этого не может быть… Это сон…
Девушка же, виновница всего происходящего, пронзительно завизжав, бросилась бежать.
- Стой! Ты куда?! – закричала опомнившаяся Ася, но было поздно, девушки и след простыл. Ася осталась одна, рядом с трупом.
Впав в истерику, она не сразу увидела едущую по дороге машину, а когда заметила, то уже было поздно. Чёрный, с тонированными стёклами джип остановился рядом с ней и оттуда вышел мужчина, в чёрной рубашке и джинсах. Лицо его было мужественным, синие глаза смотрели удивлённо.
- Что здесь происходит? – спокойно спросил он, мазнув взглядом по трясущейся Асе.
- Я не хотела, - попятилась от него Ася. – Правда, я не хотела. Он на девушку напал, я просто ударила его! А он с ножом напал, я вырвалась и… Я не знаю, как так получилось!! – зарыдала она под конец.
- Не визжи, - поморщился он и, достав из кармана сигареты, прикурил. – Девушка где?
- Сбежала, - по-детски всхлипнула Ася, размазывая косметику по лицу.
- Ясно, - кивнул мужчина, выдыхая дым. – Свидетелей нет, а значит, ты могла сказать всё что угодно. Вдруг это хахаль твой? Не поделили что-то, ты его и прирезала?
Ася вздохнула и, вытащив мобильник из кармана, стала набирать номер.
- Кому звонишь? – деланно равнодушно спросил он.
- В полицию.
- В тюрьму уже хочется? – хмыкнул он. – Или просто кристально честная?
- Ну а что его, бросить здесь что ли? – пожала плечами Ася. – Меня всё равно найдут. Да и что мне сделают? Я же девушку защищала!
- Святая простота! – засмеялся мужчина. – Ты на какой планете живёшь, а? Где эта твоя девушка? Нет её, и никто её не видел. Ты полиции подарок сделаешь. Возьмут тебя под белы ручки и упекут на зону.
- Что же мне делать? – губы у Аси задрожали, глаза наполнились слезами.
- Помогать! – рявкнул мужчина и огляделся вокруг. – Бегом домой и тащи какую-нибудь простыню покрепче и лопату. Да туфли свои сними, ты вон, в крови испачкалась, наследишь.
Ася опустила глаза и с ужасом увидела красное пятно на подошве. С визгом она выпрыгнула из туфлей и отшвырнула их подальше.
- Орать завязывай, - велел ей новый знакомый. – Сейчас полпосёлка перебудишь.
Ася судорожно закивала, подумав, что если эти полпосёлка не сбежались на её вопли раньше, то вряд ли услышат её и теперь, но послушно бросилась к дому. Влетев в коридор, она захлопнула дверь и, прижавшись к ней спиной, закрыла глаза. Всё происходящее казалось ей кошмарным сном, это не могло случиться с ней!
Силой заставив себя отлепиться от двери, она шагнула в комнату и отрешённым взглядом уставилась на экран телевизора, по которому плыли титры так и не досмотренного ею фильма. На диване сиротливо валялись конфеты. Рыдания подступили к горлу.
Метнувшись в ванную, Ася открыла кран во всю мощь и сунула голову под прохладную струю. Слёзы тут же высохли, теперь её колотило от холода. Вытерев лицо полотенцем, Ася на цыпочках проскользнула в комнату матери, к шкафу. Вытащив наугад какую-то простыню, она сунула ноги в кроссовки и, найдя в пристройке лопату, припустила к парку.
Ещё издали она увидела нервно ходящего туда-сюда мужчину и ускорила бег.
- Душ принимала? – окинул её недовольным взглядом мужик. – Молодец, вовремя решила позаботиться о гигиене.
- Нет, что вы, - мотнула головой Ася. – Просто успокаивала нервы.
- Вот нервов не надо, в таком деле они только помеха.
Разложив простыню на асфальте, мужчина подхватил труп под мышки и велел Асе:
- Помогай.
- Как? – тупо переспросила она.
- Хватай за ноги!
- Я не могу, - побледнела Ася. – Мне страшно.
- Живо! – рявкнул на неё мужчина и девушка тут же подчинилась.
Переложив труп на простыню, мужчина бросил рядом с ним окровавленный нож, пепельницу и туфли девушки, запихнул всё это в багажник своей машины и велел Асе:
- Садись.
Обежав машину, она уселась на переднем сиденье и лишь тогда отважилась спросить:
- Как вас зовут?
- Василий Маклюк, - хмуро бросил мужчина, заводя мотор. -  А тебя?
- Ася.
- Настя что ли? – не понял Василий.
- Арсения. – Поправила его Ася. – Но для всех я просто Ася.
- Чего только не выдумают, - мотнул головой мужчина.
- Зачем вы мне помогаете? – не удержалась от вопроса Ася.
- Потому что идиот, - последовал ответ. – Купился на твои красивые глаза, не смог проехать мимо. Ты бы без меня точно в полицию позвонила.
- А если вы правы и я действительно прирезала своего хахаля? – прищурилась Ася.
- Ну и хрен с ним, ему-то уже не поможешь, а ты лучшие годы на зоне проведёшь. – Спокойно заявил Василий.
- А вы закон не очень чтите! – хмыкнула Ася.
- Хочешь, чтобы всё по закону было? – притормозил Василий. – Выходи, я сейчас сам полицию вызову.
- Нет, не надо! – испугалась Ася. – Я не хочу в тюрьму! Да я не виновата, я же помочь хотела!
- Не одно доброе дело не остаётся безнаказанным, - философски заметил Василий. – Ты девчонке помогла, а она тебя бросила на произвол судьбы.
- Это точно, - вздохнула Ася. – Спасибо вам огромное.
Василий промолчал, сосредоточенно наблюдая за дорогой, а Ася на мгновение забыла куда, а главное с ЧЕМ в багажнике они едут. Она вдруг подумала, что именно таким должен быть её принц. Красивый, смелый и добрый…
Скосив глаза на Василия, она несколько секунд любовалась его профилем, а потом перевела взгляд на правую руку и разочарованно вздохнула: на безымянном пальце тускло поблёскивало обручальное кольцо.
- Чего вздыхаешь? – тут же отреагировал Василий и улыбнулся: - Не бойся, всё будет хорошо.
И тут Ася поняла, что пропала. Его улыбка ранила её в самое сердце.
Машина остановилась у леса, Василий заглушил мотор и погасил фары.
- Выходи.
Ася послушно выползла из машины и на негнущихся ногах подошла к уже открытому багажнику. Василий вытащил простыню с трупом и зашагал к лесу, бросив через плечо:
- Лопату не забудь.
Ася схватила лопату и бросилась за ним следом. Долго они шли или нет, Ася сказать не могла, так как была в полубессознательном состоянии от ужаса. Но вот уже Василий остановился и бросил свою ношу на землю.
- Тяжёлый зараза, - буркнул он, вытирая пот со лба и опять доставая сигареты.
- Здесь копать? – робко спросила Ася.
- Дай сюда, копать она собралась! – отобрал у неё лопату Василий и спустился вниз, туда, где тускло поблёскивала в лунном свете река. Через некоторое время он вернулся и забрал тело. Ася осталась стоять на месте. Вскоре Василий вернулся, один.
- Извини, лопату пришлось утопить, всё-таки улика, - развёл он руками. – Нож и пепельницу тоже.
- Ничего, - вздрогнула Ася, - это даже хорошо, я её видеть не смогла бы. Ни лопату, ни пепельницу.
- Пойдём, - велел Василий и зашагал к машине.
Оказавшись в тёплом салоне, Ася опять затряслась. Зубы выбивали нервную дробь, сердце выпрыгивало из груди. Василий порылся в бардачке и вытащил оттуда флягу.
- На, глотни, полегчает.
Ася послушно поднесла её к губам и сделала глоток. Горьковатая жидкость обожгла горло и полетела в желудок. Дрожь тут же отступила, ледяные ладони согрелись.
- Спасибо вам огромное, Василий, - искренне поблагодарила его Ася. – Я бы без вас умерла.
- Не умерла бы, - усмехнулся Василий. – Но делов натворила бы точно. Может телефончиком угостишь? Или меня как лопату, больше видеть не хочешь?
Так начался их роман. Асю не смущало наличие жены у любимого, тем более что она сам постоянно твердил, что их уже давно ничего не связывает, и они скоро разведутся. Ася верила и ждала. Так продолжалось долгих пять лет. А потом Василий огорошил её известием о том, что его жена беременна.
- Как беременна? – глуповато переспросила Ася. – Ты же говорил, что между вами давно ничего нет.
- Так получилось, - пряча от неё глаза, пробормотал Василий. – Малыш, это ничего не меняет. Я люблю тебя, я разведусь с Аллой, обещаю.
Но Ася вдруг поняла, что если он не сделал этого раньше, то сейчас точно не сделает. И она приняла непростое для себя решение – прекратить эти бессмысленные отношения. Василия пробовал переубедить её, но Ася оставалась непреклонна. А потом он пропал. На шесть месяцев.
Ася хорошо запомнила утро, когда в их квартире раздался телефонный звонок, и она услышала тусклый голос Василия. Сердце дрогнуло, колени подогнулись, и она плюхнулась на стул, с силой прижимая трубку к уху и наслаждаясь его голосом.
- Аська, ты мне очень нужна, - еле слышно пробормотал он. – Пожалуйста, давай встретимся.
- А как же жена и ребёнок? – напомнила ему Ася.
- Алла умерла.
- Как? – побледнела Ася. – Когда? Почему?!
- Пошла в магазин, поскользнулась на ступеньках и упала. Ударилась головой и… Её больше нет.
- Когда это случилось? – севшим голосом спросила Ася, кинув взгляд в окно, где мягко падал пушистый снег.
- Неделю назад. Аська, я с ума сойду один, пожалуйста, приезжай ко мне. – Умолял он.
- А ребёнок? – словно не слыша его слов, спросила Ася.
- Мальчик жив, - помолчав, ответил Василий. – Но он очень слабый, его держат в инкубаторе. Ась, мне страшно, что мне делать? Как мне его забрать, я ведь ничего не умею!
- Я приеду, - пообещала Ася и повесила трубку. Некоторое время она сидела за столом, глядя в тёмное от нависших туч небо. Она чувствовала себя виноватой перед Аллой. Сколько раз она представляла, как бы им с Васей было хорошо, если бы её не было! Но видит Бог, она не желала ей смерти! А мальчик? Их с Васей сын? Кто будет воспитывать его?
Ася заменила маленькому Димке мать. Забрав ребёнка из больницы, она окружила его заботой, она по-настоящему полюбила мальчика и даже не вспоминала, что он ей не родной. Тем более, как оказалось, своих детей она не могла иметь… То есть могла, но только не с Василием. Димке было три года, когда у неё случился первый выкидыш, а через год – второй. Вот тогда-то в больнице ей и объяснили, что у них с мужем какая-то несовместимость. Пожилая докторша в ужасных очках в чёрной оправе, долго втолковывала ей что-то резус-факторе и группах крови, но Ася ничего не поняла. Единственное, что она уяснила, это то, что от мужа у неё детей не будет.
Это известие очень расстроила её, но она быстро взяла себя в руке и ещё сильнее окружила любовью и заботой маленького Димку. И всё вроде бы наладилось, но как оказалось, это было затишьем перед бурей.
Ася стала замечать за мужем странности в поведении, но старалась гнать эти мысли прочь. А между тем Василий очень изменился. Он хамил жене, орал на Димку, не обращая внимания на его слёзы, мог ударить. В один из дней, когда Ася заступилась за ребёнком, он отвесил ей звонкую пощёчину.
- За что? – держась за щёку, тихо спросила Ася, с непониманием глядя на мужа.
- Будешь знать, как лезть не в своё дело. – Буркнул он и вышел из комнаты, даже не подумав извиниться. Ася осталась стоять одна, не в силах пошевелиться. Василий сам не зная того, наступил на больную мозоль. Ведь именно эти слова, сказал ей тогда он, тот мужчина, труп которого вот уже много лет лежит в лесу, никем не обнаруженный. Тот мужчина, который снится ей по ночам в кошмарных снах…
- Мамочка, тебе сильно больно? – подбежал к ней Димка, выводя из транса своим голосом.
- Нет, милый, всё в порядке, - обняла его Ася. – Со мной всё хорошо.
Почувствовав на себе чей-то взгляд, Ася обернулась и увидела в дверях домработницу Евгению Георгиевну. Встретившись с ней глазами, домработница развернулась и скрылась в кухне.
- За что он с нами так? – спросила её вечером Ася, усевшись в кухне на диванчике, подобрав под себя ноги.
- О чём вы, Арсения Ивановна? – сделала вид, что не понимает вопроса домработница.
- Я знаю, что вы недолюбливаете меня, - откровенно заявила Ася, - и даже не спорьте, я не слепая. На тумбочке в вашей спальне стоит фотография Аллы, вашей прежней хозяйки. Вася как-то обронил, что она была вам как дочь.
- И что с того? – каменным голосом спросила Евгения Георгиевна. Она стояла спиной к Асе, но она всё равно поняла, как напряжена домработница.
- Но я не виновата в её смерти! – продолжила свой монолог Ася. – В чём вы меня вините? Почему так не любите?
- В чём? – вскинула брови Евгения Георгиевна, обернувшись к ней. – В слезах Аллы. Вы ведь были любовницей хозяина долгие годы и Алла это знала. Она не хотела делить мужа с кем-то и не раз просила его о разводе, но он в ответ только избивал её!
- Что? – сиплым голосом переспросила Ася, чувствуя, как от ужаса зашевелились волосы на голове. – Что вы такое говорите?!
- Что слышала! – жёстко отрезала Евгения Георгиевна. – Потом Аллочка забеременела, потолстела, стала некрасивой, так ведь беременность не красит женщину! А Василий стал раздражаться! Да ещё и ты его бросила, он совсем на зверя стал похож! Думаешь, Алла сама поскользнулась тогда? Как бы не так! Я уверена, что он приложил руку к смерти жены!
- Вася не убийца! – подскочила Ася. – Что же вы несёте? Да у него сейчас сложный период в жизни, вот он и злится, но это пройдёт! Вы же ничего не знаете! Он мне так помог, когда мы познакомились! Да ни один человек на свете, не стал бы помогать мне, а он помог! Просто так, незнакомому человеку!
- Да он бы любой смазливой девице помог, лишь бы потом затащить её в постель, - скривилась домработница. – Думаешь, он сейчас от тебя не гуляет?
- Пошли вы к чёрту! – вспыхнула Ася и бросилась в спальню. В голове её не укладывались все слова, сказанные в Васин адрес. Этого просто не могло быть на самом деле!
Но вскоре Асе пришлось убедиться, каким страшным человеком на самом деле является её муж. Теперь она в его присутствии боялась сказать слово, лишь бы не нарваться на очередную порцию ударов.
Так было и в тот вечер. Они сидели в гостиной и молча смотрели телевизор, когда вошёл Димка и попросил почитать ему сказку. Ася тут же согласилась, но Василий запретил ей это делать, велев сыну идти спать. Ася возразила и… Он бил её так ожесточённо, что девушка думала, что точно убьёт. Удары сыпались градом, она скорчилась на полу, стараясь закрыться руками, и молила Бога, чтобы Димка не вышел из своей комнаты, чтобы Вася не переключился на него.
Её молитвы были услышаны. Пнув жену последний раз ногой в живот, Василий схватил ключи от машины и выскочил во двор. Ася осталась лежать на полу, боясь пошевелиться. И лишь когда услышала шум отъезжающей машины, держась за диван, поднялась. Всё тело немилосердно болело, ноги не держали её. Еле доползя до ванной, она взглянула на себя в зеркало и ужаснулась. Левый глаз заплыл, из разбитой губы тоненькой струйкой текла кровь, правая щека медленно меняла цвет на синий. Кое-как умывшись, Ася открыла дверь и наткнулась на Евгению Георгиевну.
- Довольны теперь? – горько усмехнулась она, глядя на домработницу. – Всё вышло, как вы сказали. Судьба отомстила мне за вашу Аллу.
- Да Бог с тобой! – замахала руками перепуганная женщина. – Я что же, зверь, какой? Да я Василия никогда таким не видела, сегодня он как с цепи сорвался. Ты уж прости, побоялась вмешиваться!
- А смысл? – пробормотала Ася, падая на диван. – Его было не остановить. Где Дима?
- Сидит у себя, плачет, - доложила домработница.
- Мне нужно к нему, - сделала попытку подняться Ася, но Евгения Георгиевна остановила её:
- Лежи уж, сама схожу! Куда тебе, в таком виде к ребёнку, ещё больше напугаешь!
Ася послушно осталась лежать, чувствуя, как ноет всё тело. Евгения Георгиевна вернулась через пятнадцать минут, неся в руках пакет со льдом.
- На вот, приложи к щеке.
- Что мне теперь делать? – тихо спросила у неё Ася, старательно сдерживая слёзы.
- Уходить тебе надо, - посоветовала домработница. – Убьёт ведь, как пить дать убьёт. И я уйду, не могу больше у этого идола работать.
- Ну как я уйду, а Димка? – застонала от боли Ася, неловко повернув рукой.
- И Димку забирай, если он тебе дорог.
- Я же не мать ему, кто мне его отдаст? У Васи деньги, связи… Он отберёт сына у меня…
- У тебя же отец богатый? – напомнила ей Евгения Георгиевна. – У него тоже деньги и связи.
- Папа не общается с нами, я его после развода всего пару раз видела, - вздохнула Ася.
- Сходи в полицию, сними побои, - предложила ей новый вариант домработница.
- Ладно, что-нибудь придумаю. – Ася со вздохом убрала пакет со льдом от лица и спустила ноги с дивана. – Нужно уходить, пока Васи нет. Помогите мне одеться, я сама не могу.
Кое-как переодевшись, Ася побросала в чемодан свои и Димкины вещи, не всё, лишь самое необходимое и вызвала такси. Попрощавшись с Евгенией Георгиевной и пообещав ей не держать на неё зла, Ася с Димой поехали домой, к её матери, Татьяне Владимировне и брату Юре.
Родные восприняли её появление бурно. Мама рыдала, разглядывая побитую дочь, а Юра тряс кулаками и орал, что это дело так не оставит, что своими руками придушит этого негодяя. Ася же молча сидела, укутавшись в плед. Она уже твёрдо знала, что будет делать дальше. Она не пойдёт за помощью к отцу, не пойдёт в полицию, потому что это не поможет. У неё был другой план, в который она не собиралась посвящать родных, ей просто нужно было время…
Василий примчался к ним спустя два часа и орал, и бил кулаками дверь. Он называл Асю дрянью, неблагодарной сволочью и похитительницей детей. Она же стояла в прихожей, никак не отвечая на его выпады. Ей было уже всё равно.
На следующей же день Ася нашла в интернете человека, сделавшего ей и её сыну поддельные паспорта, потом, перевела все имеющиеся у неё деньги, хозяйке захолустного домика, на другом конце страны, в деревне, с поэтичным названием «Лукоморье»…
Ночью, оставив родным записку, Ася и Димка забрались на чердак дома и, перейдя его, спустились вниз и вышли на улицу, из другого подъезда. В поезд они сели в три часа ночи. В «Лукоморье», вместе Арсении и Дмитрия Маклюк, отправились Анастасия и Дмитрий Лакшины.


Глава 3
Ася проснулась утром от завываний ветра. Хлипкие стёкла дребезжали, и казалось, они не вынесут напора и разобьются. В доме царил холод. Безостановочно зевая, Ася выбралась из-под одеяла, поплотнее укрыла сынишку и вышла на кухню. Печки совершенно остыли, ей предстояло опять растопить их. Надев всё ту же порванную куртку, она вышла во двор и побрела в сарай.
- Привет соседка! – окликнула её Марина, спешащая за водой.
- Привет! – улыбнулась ей Ася.
- Как спалось на новом месте? Жених приснился?
- Какой ещё жених? – не поняла Ася.
- Ну как, знаешь ведь поговорку – «На новом месте, приснись жених невесте»!
- Впервые слышу, - пожала плечами Ася.
- Ну ты даёшь! – восхитилась Марина. – Чему вас только в этом городе учат!
- Ты мне покажешь, где у вас магазин? – сменила тему Ася. Скоро проснётся Димка, ей нужно было купить еды, а не обсуждать деревенские поверья.
- А чего его показывать? – продолжала улыбаться Марина. – Вон он, видишь? – ткнула женщина пальцем в неприметное деревянное здание, со скромной вывеской «Продукты», видневшееся через три дома от них.
- Так близко? – обрадовалась Ася. – Тогда я позже печку затоплю, сначала за едой сбегаю.
Бегом вернувшись в дом, Ася поменяла куртку, взяла кошелёк и, пересчитав деньги, умчалась в магазин, надеясь, что Димка не проснётся в её отсутствие.
В магазине, несмотря на раннее утро, уже образовалась очередь. Молодые и постарше женщины, столпились у прилавка, горячо обсуждаю какую-то Зину и её роман с местным трактористом Павлом.
- Здравствуйте, - вежливо поздоровалась Ася, входя в магазин. Женщины, все как одна повернули головы в её сторону и замолчали.
- Здрас-сте, - протянула продавщица, толстая женщина, с грязными волосами, собранными в хвост. – Вам чего?
- Продуктов, - простодушно улыбнулась Ася, подходя к прилавку. – Можно?
- Чего ж нельзя? – хмыкнула продавщица и кивнула на витрины и полки: - Выбирайте, я посчитаю.
Ася кивнула и медленно пошла между полками, разглядывая товар.
- Это что за фря? – раздался шёпот от прилавка.
- Вчера приехала, с ребетёнком, - так же шёпотом поведала продавщица. – В доме Ожеговых поселилась.
- Ожеговых! – дружно ахнула толпа женщин.
- Сама удивилась! – подтвердила продавщица. – Видела вечером, как Маринка Репкина её к колодцу провожала, спросила потом, она мне и сказала, что девица дом Ожеговых купила.
- Ох ты ж Господи, и не боязно ей! – вздохнула одна из женщин.
- Почему мне должно быть боязно? – спросила Ася, выныривая из-за полки с хлебом.
- О чём вы? – прикинулась дурочкой одна из женщин.
- Ну я же не глухая, - улыбнулась Ася. – Марина вчера странно отреагировала на мой дом, вот вы теперь. Что же такого страшного в доме-то?
- Да нет, что вы, вам показалось! Мы вовсе даже не о вас говорили! – заулыбалась продавщица. – Вы продукты-то выбрали? Давайте посчитаю!
Поняв, что здесь ей никто ничего не скажет, Ася молча вывалила на прилавок, хлеб, молоко, колбасу, масло, упаковку гречки и конфеты для Димки. Рассчитавшись, она сложила покупки в пакет и поспешила домой.
Успела как раз вовремя. Едва она переступила порог, как Димка заворочался и открыл глаза.
- Проснулся? – поцеловала его в нос Ася. – Вставай, будем печку топить и завтракать. А потом нужно в доме прибраться.
- Не хочу, - насупился Димка. – Не хочу убираться! Мне здесь не нравится! Домой хочу!
- Сынок, мы с тобой это вчера обсуждали, - нахмурилась Ася. – Давай не будем начинать сначала, хорошо? Нам придётся здесь жить.
- Не хочу! – крикнула Димка, и отвернулся к стене, накрывшись одеялом с головой.
Ася лишь вздохнула и отправилась за дровами. Сегодня она справилась с растопкой печек вполне успешно, дрова загорелись со второго раза, так что девушка могла собой гордиться. Найдя в буфете какую-то относительно чистую тряпку, Ася тщательно вымыла стол и лишь потом разложила на нём продукты. Пошарив всё в том же буфете, девушка нашла небольшую кастрюльку и поставила её на плиту. Вскоре в доме аппетитно запахло гречневой кашей.
- Ммм, какая вкуснотища! – притворно застонала Ася, одним глазом наблюдая за сыном. – Просто объеденье!
Димка заворочался и выглянул из-под одеяла. Ася тут же отвернулась и запихнула в рот ложку каши.
- Как же вкусно! – продолжала она нахваливать кашу и отрезала кусочек колбасы. – А колбаса какая замечательная!
Сердито сопя, Димка вылез из постели и босиком прошлёпал на кухню.
- Я тоже хочу каши! – потребовал он, сдвинув брови.
- А волшебное слово? – улыбнулась Ася. – Разве ты не умеешь красиво просить кушать?
- Мама, дай мне, пожалуйста, каши, - послушно попросил Димка.
- Ну вот, другое дело, - похвалила его Ася. – А теперь, пока я наложу тебе каши, быстренько оденься и умойся. Вода в ведре в коридоре.
Димка быстренько натянул штанишки и кофточку и выскочил в коридор. Оттуда тут же послышался его гневный крик:
- Она холодная!
- Здесь водопровода нет, - упёрла руки в бока Ася, глядя на сына. – Поэтому изволь умываться холодной водой. Между прочим, это очень полезно.
Скорчив недовольную гримасу Дима, окунул ладони в ведро. Ася вернулась к столу. Завтрак прошёл в молчании, как Ася ни старалась расшевелить сына, он на контакт не шёл, даже не поднимал глаз от стола.
После еды, Ася отправилась к колодцу за водой, на этот раз, взяв с собой два ведра. У колодца она задержалась почти на полчаса, сил поднять ведро не было. Кое-как с передышками она дотащила вёдра домой и обнаружила Димку, листающего какую-то старую тетрадь.
- Сынок, ты где это взял? – обняла его Ася.
- Нашёл, - последовал односложный ответ.
- Где?
- В шкафу, - указал пальцем на шкаф Димка. – Тут имена и цифры.
- Да, я вижу… - протянула Ася, забирая тетрадь из рук мальчика и перелистывая его. Это был своеобразный телефонный справочник, только написанный от руки. Все странички были исписаны мелким, бисерным почерком. Видимо тетрадь принадлежала бывшим хозяевам дома.
«Ну что за люди!» - пронеслось в голове у Аси. – «Если вы продаёте дом с мебелью, это не значит, что нужно здесь оставить всё, как есть, даже не убраться. А ведь здесь явно никто ничего не тронул, после… После чего? Я же ничего не знаю о хозяевах дома. Где они? Умерли?».
От этой мысли Асе стало холодно. Она новыми глазами посмотрела вокруг и вдруг отчётливо поняла, что соседи не даром судачат об этом доме, здесь что-то случилось и это было что-то страшное.
- Мда… Весело… - пробормотала Ася.
- Что весело? – тут же спросил Димка.
- А? Что? – вздрогнула Ася и взглянула на сына. – А весело мы сейчас будем убираться в доме. К вечеру у нас будет очень чисто и уютно. Поможешь мне?
- Да! – подпрыгнул Димка, настроение его после еды изменилось в лучшую сторону. – А что нужно делать?
- Сейчас посмотрим, не бойся, без дела не останешься! – щёлкнула Ася мальчика по носу и поспешила в коридор.
Притащив в комнату ведро с водой, Ася отыскала в буфете какие-то лоскутки ткани и принялась мыть окна. Димке было велено поискать по шкафам какую-нибудь коробку, чтобы сложить в неё все вещи бывших хозяев дома.
Вскоре мальчик обнаружил в коридоре под столом коробку из-под телевизора и притащил матери.
- Молодец! – похвалила его Ася. – Посиди, отдохни, я домою окна и будем разбирать буфет на кухне.
В буфете не оказалось ничего интересного. Решив, что старый сервиз ей не нужен, Ася осторожно завернула кружки и бокалы в найденные тут же газеты и аккуратно сложила в коробку, решив, что какое-то время не будет ничего выкидывать, вдруг понадобится. Вскоре сервиз был уложен в коробку и занял почти половину её. Ася тщательно вытерла пыльные полки и вымыла стёкла в дверцах.
Следующим на очереди был холодильник. Распахнув его, Ася застыла в изумлении. На полках лежала позеленевшая колбаса, творог в пакетике, а внизу две трёхлитровые банки с аппетитными огурцами.
- Бред какой-то… - пробормотала Ася. – Ничего не понимаю. Даже еду они бросили!
Колбасу и творог пришлось выбросить, а вот избавиться от огурцов у Аси не поднялась рука, уж очень красивыми они были.
- Ну а что? Если они их бросили, значит, они не нужны. А значит, что мы можем их съесть! – резюмировала Ася и, вымыв холодильник, вернула банки на место.
В шкафу ничего интересного не было, лишь какая-то старая одежда, мужская и женская. Ася аккуратно переложила вещи в коробку и только тогда заметила ещё одну тетрадь, только гораздо больше предыдущей и совсем изношенную.
- А это ещё что такое? – заинтересовалась она и открыла её.
«Он стал просто невыносим». – Было написано всё тем же бисерным почерком. – «Жизнь с Гошей становится похожа на ад, и нет никакого спасения. Он совсем перестал быть похож на того весёлого, умного мужчину, которого я знала. Что же с ним произошло? Почему он так ненавидит меня?».
На этом запись обрывалась и тут же начиналась другая. Только сейчас недоумевающая Ася заметила проставленные даты и поняла, что это дневник. Видимо хозяйка этого дома вела дневник, а Гоша… Гоша скорее всего её муж.
Захлопнув тетрадь, Ася, поколебавшись, положила её на стол, решив изучить позднее. Да, конечно нехорошо читать чужие дневники, но ведь она должна узнать, что же такого здесь произошло!
К вечеру дом действительно засиял чистотой. Ася обнаружила в шкафу совсем ещё новые голубенькие шторы в мелкий цветок и развесила их на окна. В доме сразу стало намного уютней. На диван она бросила обнаруженное в том же шкафу покрывало, а на стол красивую тёмно-зелёную скатерть.
- Ну что, теперь у нас красиво? – обратилась она к Димке.
- Да, очень, - улыбнулся ей сын. – Только холодно и кушать хочется.
- Сейчас протопим печку и будет тепло, а потом сварим кашу, - пообещала Ася и поспешила в сарай за дровами.
Когда за окном стемнело, Ася уселась за стол, не чувствуя ног от усталости. Димка быстро орудовал ложкой, поглощая кашу, а она даже не могла есть, лишь сидела, прислонившись спиной к стене и обозревала результаты своего труда. Постепенно её душу заполняла гордость. Да! Она смогла, она сделала это! Теперь здесь вполне можно жить. Денег у неё хватит на месяц-полтора, а потом она обязательно найдёт себе работу. Плевать какую, она пойдёт даже дояркой на ферму, она научится доить коров, как научилась таскать воду и разжигать огонь в печи. И всё у них будет хорошо. А потом… Потом жизнь покажет…
Её раздумья прервал звук тяжёлых шагов в коридоре. Сердце Аси оборвалось, на секунду она подумала, что Василий каким-то образом нашёл её и сейчас опять начнёт бить. Но дверь распахнулась в кухню вошла улыбающаяся Марина.
- Привет соседка! – громогласно поздоровалась она. – Как поживаете?
- Всё отлично, - улыбнулась Ася. – Присаживайся. – Кивнула она на стул, стоящий у печки.
- Да, ты тут навела красоту! – обвела взглядом комнату Марина. – Дом прям не узнать, сразу чувствуется хозяйская рука!
- А раньше не чувствовалась? – хитро спросила Ася. – Кто здесь жил до меня?
С лица Марины улыбка сползла в одно мгновение.
- Ну кто-кто, как в сказке, жили-были, дед да баба, - неловко пошутила она.
- И была у них курочка-ряба? – встрял в разговор Димка, облизывая ложку.
- Нет, не было у них курочки, - пробормотала Марина. – Как молодые были, большое хозяйство держали, а как постарели, так и избавились от своей живности.
- Где же они подевались? – поинтересовалась Ася.
- Старик умер, а бабку дети в город забрали, - быстро ответила Марина и перевела разговор на другую тему: - А вы сами-то откуда? Почему именно к нам занесло?
- Я же говорила, у сына аллергия, - пожала плечами несколько разочарованная Ася. Она уже поняла, что у жителей деревни, ничего не узнает об этом доме.
- Нет, я понимаю, - кивнула Марина. – Да зачем же к нам? Есть деревни и побольше нашей глухомани. Тут уж почитай не больше двадцати домов осталось.
- Я здесь кому-то мешаю? – прищурившись, жёстко спросила Ася.
- Спрячь колючки, - засмеялась Марина, - никому ты не мешаешь. Просто у нас появление нового человека, всегда событие.
«Может я сделала неверный шаг? Может, нужно было затеряться в большом городе? Здесь же мы у всех на виду, каждая собака покажет, где живёт новенькая…».
Видимо эти мысли отразились на лице у Аси, потому что Марина неожиданно нахмурилась и спросила:
- Ты часом не от полиции скрываешься? Странная ты какая-то, да и сын твой на аллергика не очень похож.
- Ты так много их видела? – разозлилась Ася. – Ты врач? Аллерголог?
- Почти угадала! Я медсестра по образованию. И нечего злиться. Тебе с нами лучше дружить. Городской белоручке без дружбы с соседями здесь не выжить. – Пробурчала Марина, явно намекая на вчерашнюю Асину беспомощность.
- Извини, - опустила Ася глаза, ей неожиданно стало стыдно. – Не хотела тебя обидеть. Нет, я не прячусь от полиции.
- А то бы ты сказала правду! – махнула рукой Марина.
- Димка, ты поел? Иди в комнату, поиграй. – Попросила его Ася и, когда сын скрылся, повернулась к женщине: - Видимо придётся рассказать правду, иначе обо мне здесь легенды слагать начнут.
- Да ни Боже мой! – воскликнула Марина. – Я не давлю на тебя и ничего не выведываю. Не хочешь говорить, не говори.
- Ну отчего же? – вздохнула Ася. – Это не такая страшная тайна. От мужа я сбежала. Бил сильно. А просто развестись не могла, он бы сына отнял. У него деньги и связи, а я никто, своей квартиры нет, привела бы Димку к матери и брату. Угадай, на чьей стороне был бы суд? Я долго терпела, но когда он избил меня в последний раз, моё терпение лопнуло.
В доказательство своих слов, Ася подняла кофту и продемонстрировала Марине внушительных размеров синяк на животе и огромный кровоподтёк на плече.
- Вот сволочь! – искренне возмутилась женщина. – Да таких уродов нужно в тюрьму сажать, садист хренов? А мальчика тоже бил?
- Нет, - вздрогнула Ася. – Я может сама по себе и терпела бы, но за Димку очень испугалась. Вася в тот раз потерял человеческий вид, думаю, убей он меня и не сразу бы заметил.
- И зачем терпеть? – поразилась Марина. – Себя нужно любить, а на мой взгляд, тебе этого не хватает!
- Ты ещё и психолог? – усмехнулась Ася.
- Нет, но женщина, позволяющая так с собой поступать, скажем так, недолюбливает себя. Если бы мужик поднял на меня руку, я бы ушла в тот же день и ни за какие коврижки не вернулась бы к нему! – заявила Марина.
Ася лишь вздохнула. Она воспринимала всё происходящее с ней как наказание за ТОТ случай… И как она могла любить себя после этого? Она как последняя дрянь избавилась от трупа, пусть даже преступника. А ведь у него, наверняка, есть мать или жена, а может дети… И они даже не знают, где их сын или муж. А Вася? Он ведь не обязан был помогать ей, а она сейчас выставляет его чудовищем…
- У меня гипертрофированное чувство вины, - вслух произнесла Ася, глядя в одну точку.
- А вот это плохо. Что ты такого страшного совершила, чтобы мучаться этим чувством? Думаю, что ничего. Муж твой пусть мучается.
«Если бы ты только знала, насколько неправа» - горько подумала Ася.
- Короче, соседка, если что, обращайся! – произнесла заметно подобревшая Марина и поднялась. – Я завсегда помогу.
- Спасибо большое, - поблагодарила Ася. – Говорят, в маленьких деревнях люди добрые, и я в этом убедилась.
- Да как же, добрые! – захохотала Марина. – Тебе просто повезло, что ты к нам зашла вчера, а если бы, например, к бабе Кате, были бы тебе добрые люди!
- Что такое? Вредная?
- Вредная это не то слово! – воскликнула Марина. – С ней на улице столкнёшься, так хочется развернуться и обратно бежать, придирается к каждой мелочи. От неё житья всей улице нет! Там во дворе ночью собака лает, там свет долго горит, ей спать мешает! Не удивлюсь, если она скоро со столбами спорить начнёт, может, они не там стоят, ходить ей мешают!
- Видно очень она тебя достала, - развеселилась Ася, глядя на раскрасневшуюся от ярости соседку. – Хочешь, угадаю? Ты со своим полковником ночью гуляешь, а она подсматривает и потом всем рассказывает?
- Провидица ты наша! – съязвила Марина. – Не сыпь мне соль на рану, она потом будет чесаться! Всё, пойду я, доброй ночи!
- Доброй ночи! – Ася проводила соседку, заперла дверь и, посмеиваясь, отправилась в комнату, ложиться спать. Марина оказалась очень позитивным человеком, у Аси после общения с ней поднялось и ещё долго не пропадало хорошее настроение.

Глава 4
Познакомиться с бабой Катей, Асе «посчастливилось» на следующее же утро.
Проснулась она поздно, решив дать себе небольшой отдых за вчерашние труды. Открыла глаза Ася, когда стрелки часов показывали начало десятого, а за окном давно светило солнце.
- Ну наконец-то солнышко, - счастливо прижмурилась Ася, чувствуя его тёплый лучик на лице.
Тихонько встав, она подоткнула одеяло Димке и, одевшись, уже привычно взяла вёдро и потащилась к колодцу. То ли дело было в воскресенье, когда все сельчане забрасывали всю работу, то ли в хорошей погоде, но на улице было много народа. У колодца столпилась целая очередь.
- Доброе утро! – приветливо поздоровалась Ася, подходя к людям.
- Утро! – передразнила её низенькая старуха, в ярком платке и тёплой куртке, стоящая ближе других. – Приличные люди в такое время уже обедать собираются! Привыкли в своём городе спать до полудня!
Ася лишь украдкой вздохнула, решив не отвечать. Старуха своим поведением напоминала типичного энергетического вампира, а Асе совсем не хотелось портить себе настроение с самого утра.
- Ишь, вздыхает она! – не унималась вредная старуха. – Что, не нравится? Правда глаза колет?
Все присутствующие у колодца люди с интересом оглянулись на Асю, явно ожидая скандала. Решив не доставлять им такое удовольствие и не выставлять себя дурой, Ася опять промолчала, хотя колкие слова уже вертелись у неё на языке.
- Немая что ли? – ткнула в неё палкой старуха. – Али сказать нечего?
- Оставьте меня в покое, - спокойно попросила Ася, чувствуя, что закипает. Хорошее настроение стремительно улетучивалось.
- Ааа, вот ты как заговорила! – взвилась старуха, словно только и ожидала, хоть какой-нибудь реплики от Аси. – Покоя ей дайте! Да не будет тебе покоя, так и знай, фифа городская! Явилась сюда и порядки свои устанавливать будет!
- Баб Кать, угомонись! – гаркнул кто-то сзади. Ася оглянулась и увидела Марину, спешащую к колодцу.
- О, ещё одна, прошмандовка! – подбоченилась старуха. – Видала я тебя прошлой ночью, опять хахаль провожал!
- Вас не касается! – отрезала Марина. Ни один мускул не дрогнул на её лице, видимо уже выработался иммунитет к вредной старухе.
- Ещё как касается! Ходишь, бродишь, мотор шумит, фары светят, собаки лают!
- Бируши себе купи и спи спокойно! – рявкнула Марина и ткнула Асю в спину: - Чего стоишь? Нравится это слушать? Бери воду и пошли.
Ася рванула к колодцу и быстро-быстро завертела ручкой. Баба Катя зло сплюнула на землю и стукнула палкой по спине Аси, не сильно, но ощутимо. Не ожидавшая подвоха Ася вздрогнула и отпустила ручку. Уже полное ведро рухнуло обратно, ручка завертелась с бешеной скоростью и больно ударила девушку по голове. В глазах тут же потемнело. Народ ахнул, кто-то подхватил падающую Асю под руку.
- Смотрите, у неё кровь! – закричала какая-то женщина.
- Ну, баба Катя, это тебе так не пройдёт! – раздался где-то вдалеке голос Марины.
- А я тут при чём? – слегка испуганно воскликнула баба Катя. – При чём тут я? Это они, городские, ничего делать не умеют, даже воды не достанут!
- Отойдите! – раздался красивый мужской голос, и Ася почувствовала на своём локте чьи-то сильные пальцы. – Идти можешь? – спросил он. Ася утвердительно кивнула, не убирая руку от головы. В ушах звенело с каждой минутой всё громче.
- Тогда идём, - велел мужчина и осторожно повёл Асю по дороге. В глазах девушки закипали злые слёзы.
Долго идти не пришлось, дорога закончилась, и они вошли во двор какого-то дома. Затем поднялись по ступенькам и очутились в коридоре, с идеально выкрашенным полом и половичком у двери.
- Садись, - подтолкнул её стулу мужчина и чем-то загремел. Ася наконец-то подняла голову и, чувствуя пульсирующую боль, взглянула на своего помощника. Взглянула и обомлела. Рядом с ней, сосредоточенно роясь в огромном жестяном ящике, стоял высокий мужчина, с аккуратно подстриженными тёмными волосами и вчерашней щетиной на щеках. На плечи его, поверх тёмно-синей кофты, была небрежно накинута куртка защитного цвета, такого же цвета брюки, были заправлены в высокие резиновые сапоги.
- Сейчас обработаю рану, и всё будет хорошо, не бойся, - пообещал он и взглянул на Асю. Глаза его оказались потрясающего цвета, цвета васильков. Смотрели они хмуро и встревожено.
Ася, молча, кивнула и опустила голову. Мужчина смочил ватку в какой-то жидкости и, обработав рану, заклеил её пластырем.
- Всё, жить будешь, - буркнул он и отвернулся.
- Спасибо, - тихо ответила Ася и поднялась. Голова тут же закружилась, девушку повело в сторону.
- Посиди минут десять здесь, - разрешил ей мужчина. – Если до вечера кружиться не перестанет, в больницу езжай, может быть, сотрясение мозга.
- Вы врач? – отважилась спросить Ася, невольно любуясь мужчиной.
- Нет, - односложно ответил он и, закрыв коробку, спрятал её в шкаф.
- Спасибо вам, - опять поблагодарила его Ася и всё-таки встала на ноги. – Я пойду.
- Посиди ещё, полегчает, и пойдёшь, - велел ей мужчина, угрюмо глядя на неё из-под бровей.
- Я не могу, у меня сын один дома.
- Ну что с тобой делать, - шумно вздохнул мужчина. – Пойдём, провожу, а то ещё упадешь, где по дороге.
Ася с благодарностью уцепилась за протянутую ладонь и быстро спустилась с крыльца. Дорога до своего дома, показалась ей слишком длинной, ноги совсем не слушались девушку.
- Не думала, что я такая хилая, - усмехнулась она. – Получила по голове и чуть в обморок не упала.
- Смотря чем получить, - хмыкнул мужчина. – Ручка от колодца может быть очень опасной, если её отпустить. Впредь будь осторожней.
- Постараюсь, - пообещала Ася и остановилась: - Ну всё, мы пришли.
- Ты здесь живёшь? – неожиданно побледнел мужчина. – Здесь?
- Ну да, а что?
- Как ты здесь оказалась? Кто ты такая? – зло прищурился он.
- Купила дом и переехала, - насупилась Ася. – Как ещё можно было здесь оказаться? Что за глупые вопросы?
- Кто его тебе продал?
- Да какая вам разница, что вы ко мне прицепились?
- Кто его продал? – мужчина ухватил Асю за плечи и легонько встряхнул её. – Кто? Назови имя!
- Елена Георгиевна Ожегова! – выкрикнула Ася и оттолкнула мужчину. – Что вам нужно? Отцепитесь от меня!
- Не может быть… - потрясённо пробормотал мужчина, словно уменьшаясь в росте. – Как она могла…
- Дурдом у вас здесь какой-то! – разозлилась Ася. – Что за идиотская реакция у вас всех на этот дом?
С этими словами Ася почти бегом бросилась к крыльцу и, влетев в коридор, заперла дверь. Этот странный мужчина напугал её, в какой-то момент Асе показалось, что он её ударит.
Димка ещё спал, поэтому Ася успела сварить макароны, вылив в кастрюлю остатки вчерашней воды, и растопить печку. Позавтракав, она одела ребёнка и, выйдя вместе с ним на улицу, подошла к дому Марины.
- Марина! – громко позвала она. – Марин, выйди, пожалуйста!
Собака залился лаем, Марина выскочила на крыльцо, на ходу одевая куртку.
- Ну как ты? Как голова?
- Да ничего, нормально! – махнула рукой Ася. – Дикие у вас здесь люди.
- Нормальные! – возразила Марина. – Это только баба Катя такая, остальные вполне мирные. Знаешь, какой скандал ей закатили у колодца, когда Сергей тебя увёл! Ты бы слышала! Бабуля сразу присмирела, надеюсь, хоть какое-то время помолчит, зараза!
- Значит, его зовут Сергей?
- Вы даже не познакомились? – удивилась Марина. – Зря! Ты присмотрись, подруга, он мужчина видный, одинокий.
- Ага, и сумасшедший! – хмыкнула Ася.
- Сергей?! – поразилась Марина. – Кто поставил такой замечательный диагноз?
- Да тут и без диагноза всё ясно! – заявила Ася и покачнулась. – Чёрт, голова кружится…
- Пошли, присядем, - кивнула Марина в сторону скамейки у ворот соседнего дома. – Так что случилось? Чем тебе Сергей не угодил? – поинтересовалась она, когда Ася примостилась рядом, а Димка, отломав ветку от дерева, пошёл по улице, размахивая ею.
Задумчиво глядя на сына, Ася рассказала Марине о странном поведении Сергея.
- Он что, не знал, что мать дом продала? – удивилась Марина.
- Мать? – в свою очередь изумилась Ася. – Что значит мать?
- Ну, Елена Ожегова, это мать Сергея. А в доме твоём, раньше жили его дед и бабка.
- Марин, объясни мне, пожалуйста, что с этим домом не так? – взмолилась Ася. – Что вы все скрываете? Сама понимаешь, мне выбирать и что-то узнавать времени не было! Но я же вижу, что что-то здесь не так!
- Я тебе сейчас расскажу, а ты потом там жить бояться будешь, - спрятала глаза Марина.
- А вот сейчас мне совсем не страшно! Марин, я такого могу додумать, что действительно страшно будет! Пожалуйста, расскажи!
- Ладно, - вздохнула Марина. – Так и быть. Но ты уж сильно в голову не бери, думаю в ваших городских квартирах, тоже люди умирают, а потом вы покупаете их и живёте спокойно.
- Там кто-то умер? – уточнила Ася.
- Давай всё по порядку. – Остановила её Марина. – А то не поймёшь.
Валентина и Георгий Ожеговы были прекрасной семьёй, примером для многих. В отличие от остальных деревенских мужиков, Георгий не пил, боготворил жену и обожал детей, а потом уже и внуков. Детей у них было двое, дочка Лена и сын Владимир. Дети росли примерными, на радость родителям. Не гуляли, не пили пиво, не курили, получали в школе одни пятёрки. Конечно же, им многие завидовали, а зависть, как известно, плохо влияет на людей. Вот и в семье Ожеговых начались тяжёлые времена.
Лена и Владимир давно жили в городе, у обоих росли сыновья. А потом случилось страшное, Владимир пропал без вести. Валентина каждый день бегала в церковь, ставила свечи, умоляла Бога вернуть ей сына, но Владимира так и не нашли. Через полгода его признали умершим, а у Валентины случился инсульт. Целый месяц она провалялась в больнице, потом ещё два лежала дома, никуда не выходила. Георгий преданно ухаживал за женой, но когда она поправилась, его, будто подменили. Мужчина стал злым, раздражительным, стал пить и поднимать руку на супругу. Валентина опять зачастила в церковь, но им ничего не помогало. Радовало лишь одно, у дочки Лены всё было в порядке. Так длилось двенадцать лет, а потом случилось страшное. Валентина, видимо потеряв терпение, убила мужа. Утром одна из соседок зашла к ним одолжить муки и застала страшную картину. Георгий, распластанный среди кухню, кровь вокруг, и нож, торчащий из его груди. А рядом Валентина, с руками по локоть в крови и свежим фингалом под глазом.
 Соседка завизжала, а Валентина спокойно поднялась и сказала:
- Чего орёшь? Вызывай полицию. И Ленке моей позвони.
Соседка бросилась домой. Вскоре вокруг дома Ожеговых столпилось полпосёлка, а через час остановилось две полицейских машины и чёрная иномарка, из которой выскочила обезумевшая от ужаса Лена. Валентина же на все вопросы полиции отвечала спокойно, даже как-то равнодушно.
- Да, убила. – Подтвердила она. – Довёл. Кричал, обзывал, драться начал. Не выдержала и пырнула ножом.
Валентину в наручниках увезли в отделение, труп Георгия погрузили в труповозку, а Лену, бьющуюся в истерике, ещё долго отпаивали валерьянкой соседи. Вечером  приехал Сергей. К слову сказать, сын Елены после окончания университета, приехал в деревню, устроился учителем истории в школу и, купив здесь дом, остался жить рядом с дедом и бабкой. В тот день он уезжал в город по каким-то делам и не знал, что случилось в его семье.
Сергей, конечно, был в шоке, но в отличие от Елены, сразу же заявил, что не верит в виновность бабушки. Мол, не могла она убить деда, любила его сильно, да и не тот она человек, чтобы кого-то ножом ударить.
Егор же, сын Владимира, второй внук Валентины, был солидарен с тёткой. Он не сомневался, что бабушка убила деда, все знали его склочный характер.
Валентина до суда не дожила, умерла в камере от разрыва сердца. Сергей, обожавший бабушку, решил во что бы то ни стало доказать её невиновность и уговаривал мать не продавать дом. Елена же не собиралась его слушаться, она боялась переступать порог дома, где прошло её детство. В конце концов, она выставила дом на продажу, но в деревне были уверены, после этой истории, покупателей она не найдёт. И тут неожиданно появляется Ася…
- Кошмар какой… - содрогнулась Ася. Её дом, освещённый лучами солнца, теперь казался ей зловещим. Помимо воли она представила рядом с ним полицию, рыдающую Елену Георгиевну и неизвестную ей Валентину, убившую своего мужа. Вспомнила дневник, единственную прочитанную ею запись, о том, что Георгий изменился.
- Что же он хочет доказать? – спросила Ася. – Я не понимаю. Она же сама призналась, зачем ей себя оговаривать?
- Я думаю, Сергей просто не может смириться с тем, что любимая бабушка оказалась убийцей, - вздохнула Марина. – Так что ты его зря сумасшедшим не считай, видимо он не ожидал, что мать с ним так поступит.
- А когда это было? Когда Валентина убила Георгия?
- Две недели назад.
- Господи! – ахнула Ася и закрыла рот рукой. – Вот так подфартило…
- Не нужно всё-таки было тебе это рассказывать, - дотронулась до плеча подруги Марина. – Представляю, что ты чувствуешь. Неприятно жить в таком доме.
- Неприятно это совсем не то слово, - пробормотала Ася. – Марин, а ты веришь в привидения?
- Так, подруга, ты это брось! – прикрикнула на неё Марина. – Какие к чёрту привидения?
- Ну как, душа, не нашедшая покоя и всё такое… Говорят, убитые часто возвращаются туда, где их убили… - при этих словах Ася вспомнила ту кошмарную ночь, когда сама лишила жизни человека и зябко поёжилась.
- Прекрати молоть чепуху! Ты же взрослый человек, как ты можешь верить в эту ерунду?
- Марина! Марина, где ты? – из калитки двора Марины, вышла женщина, лет семидесяти, в длинном платье в ромашки и шерстяной кофте на плечах. Седые волосы были аккуратно заколоты в пучок.
- Я здесь мам, - устало отозвалась Марина. – Познакомься Ася, это моя мама Софья Александровна.
- Очень приятно. – Кивнула ей Ася.
Женщина ничего не ответила, только окинула Асю презрительным взглядом и поджала губы.
- Марина, иди домой. – Буркнула она и скрылась во дворе.
- Не обращай внимания, у мамы тяжёлый характер, - виновато улыбнулась Марина.
- Всё в порядке, - успокоила её Ася и поднялась. – Пойдём-ка мы с Димкой прогуляемся, посмотрим на деревню.
- Смотри не заблудитесь, - предостерегла её Марина и нырнула во двор, заперев за собой калитку.
Ася взяла сына за руку и повела его по дороге.

Глава 5
Следующее утро началось с требовательного стука в дверь. Ася подскочила на кровати и прислушалась, но из-за испуганного стука собственного сердца, ничего не могла различить. За окном было ещё темно, лишь на востоке слабо светлело небо.
«Вася!» - мелькнула страшная мысль, от которой лоб Аси покрылся испариной, а руки задрожали. Натянув на пижаму халат, она на цыпочках подошла к двери и спросила, поразившись, как тоненько прозвучал её голос:
- Кто там?
- Это Сергей. Ася откройте.
Чувствуя, как ледяная рука, сжимавшая желудок, разжимается, Ася открыла дверь и, уперев руки в бока, зло спросила:
- Вы вообще в своём уме? Вы на часы смотрели? У меня, между прочим, маленький ребёнок, а вы вваливаетесь среди ночи!
- Уже шесть часов утра, - спокойно возразил мужчина, переступая порог. – Это в вашем городе ночь, а в деревне уже пора вставать.
- Пора, вот и вставайте, а я буду спать столько, сколько считаю нужным! – кипела праведным гневом Ася. – Что вам нужно?
Сергей, молча расстегнул куртку и вытащил из внутреннего кармана пухлый конверт. Затем окинул Асю мрачным взглядом и спросил:
- Не прохладно? Может, в комнату пройдём?
- В самый раз! – отрезала Ася, кутаясь в халат. Ей действительно было очень холодно, но пускать этого типа в свой дом, решительно не хотелось. – Что вам нужно? – повторила она свой вопрос.
- Вот, - Сергей положил конверт на столик у плиты. – Это все деньги, который вы заплатили моей матери за этот дом.
- Зачем? – не поняла Ася.
- Забирайте деньги и уезжайте отсюда.
- С какой стати? – вспылила Ася. – Это мой дом, я его купила и не собираюсь никуда уезжать!
- Это мой дом! – сузил глаза Сергей. – И мама не имела права продавать его, без моего согласия!
- Слушайте, мне плевать на ваши семейные дела! А дом я купила честно, по всем правилам, чего вам от меня нужно? И я буду здесь жить!
- Нет, не будешь! – рявкнул Сергей. – Забирай деньги и проваливай отсюда! Ты вообще знаешь, что здесь произошло? Здесь человека убили, полкухни в крови было!
- А ты откуда знаешь? – усмехнулась Ася, решив не церемониться и так же называть его на «ты». – Тебя же и в деревне тогда не было? Вечером приехал!
- Донесли уже, значит, - нахмурился Сергей. – И что? Приехал, пришёл в дом и всё увидел.
- Не пугай, пуганая, - фыркнула Ася. – Трупы видела, привидений не боюсь. Так что забирай свои деньги и вали отсюда.
Сергей тихо, едва различимо вздохнул и обвёл взглядом коридор. На мгновение Асе стало его жалко.
- Вещи заберёшь? – спросила она, вспомнив о коробке с хозяйскими вещами.
- Какие вещи? – вздрогнул Сергей.
- Бабушки с дедушкой твоих.
- Откуда они у тебя? – удивился Сергей.
- Дом мне продали со всеми вещами, - терпеливо, как первокласснику, объяснила ему Ася. – Спасибо хоть кровь смыли. А так всё на местах лежало, даже продукты.
- Не может быть… - побелел Сергей. – Как она могла так поступить…
- Проходи в дом, - вздохнула Ася, смотря на растерянное лицо Сергея. – Нечего здесь стоять.
Войдя в кухню, Сергей замер на пороге, затем провёл рукой по холодильнику и заглянул в большую комнату.
- Не иди туда, там Димка спит, - предостерегла его Ася и вытащила коробку с вещами. – Вот, тут все, что лежало в шкафу и буфете. Продукты я, конечно же, выбросила… А! Вот ещё! – вспомнила она и метнулась к холодильнику. – Здесь банки с огурцами. Забирай.
- Не стоит, оставь для сына, - глухо пробормотал Сергей, поднимая коробку. – Бабушка очень вкусно огурцы закатывала. – С этими словами мужчина шагнул к двери.
- Подожди! – окликнула его Ася. – Ты деньги забыл.
- Пусть остаются у тебя, глядишь, и передумаешь, - мотнул он головой.
- Сергей, я не передумаю! – строго сказала Ася. – Я понимаю твои чувства, но нам с сыном некуда деваться. Ты же всё равно здесь не жил бы!
- Мне нужен этот дом! – заорал Сергей. – Нужен, понимаешь? Я докажу вам всем, что бабушка не виновна!
- Заткнись! – прошипела Ася, но было поздно. Димка испуганной птичкой вскочил с кровати и бросился к матери.
- Мам, кто этот дядя? – прошептал он. – Я думал, папа приехал.
- Дядя уже уходит, - железным тоном заявила Ася. – Уходит дядя! – громче повторила она, глядя на замершего в дверях Сергея.
Он ещё пару секунд неотрывно смотрел на Димку, а потом поудобнее перехватил коробку и шагнул за дверь. Ася бросилась за ним и сунула в карман конверт с деньгами. Сергей смерил её тяжёлым взглядом, но ничего не сказал. Ася осталась стоять у открытой двери, не ощущая холода, лишь провожая взглядом его чуть сутулую спину, быстро идущую по улице.
- Мам, этот дядя плохой? – тихо спросил Димка, вышедший вслед за Асей в коридор.
- Ты куда это в пижаме выскочил? – возмутилась Ася, закрывая дверь. – Ну-ка марш в постель! Ещё не хватало простудиться!
Обиженно сопя, Дима побежал к кровати.
- Вот так, - улыбнулась Ася, поправляя у него одеяло, - можно ещё поспать пару часиков. Спи, сынок.
- А ты?
- И я лягу. Пойду, водички попью и лягу. – Пообещала Ася и, дождавшись когда мальчик отвернулся к стене, вышла в кухню, плотно прикрыв за собой дверь. Включив маленькое настенное бра, она забралась с ногами на диванчик и уткнулась лбом в колени.
Визит Сергея выбил её из колеи, она чувствовала себя виноватой, хотя прекрасно понимала, что её вины здесь нет. Если кто и виноват, в сложившейся ситуации, то это Елена Георгиевна, мать Сергея. Не такие уж большие деньги она выручила за этот дом, можно было и уступить сыну, не продавать его. Интересно, Сергей прав, считая, что бабушка не виновна или это только нежелание признать очевидное? Ведь даже в своём дневнике она писала, как тяжело ей стало жить с мужем…
Дневник! Господи, она совсем забыла про дневник и не отдала его Сергею! А ведь наверняка для него это самое важное, память о бабушке! Какая же она растяпа!
Ругая себя на все корки, Ася на цыпочках прошла в зал и, взяв дневник со стола, вернулась в кухню. Несколько минут она колебалась, не зная, имеет ли право читать его, но любопытство всё же победило и она наугад открыла тетрадь.
«После горя, случившегося с Володькой, Гошу как подменили». – Аккуратно вела свои записи Валентина. – «Я просто не узнаю своего мужа. Иногда я думаю, может он повредился рассудком, не вынеся разлуки с любимым сыном? Ведь Гоша всегда любил Володьку больше чем Лену, и я уверена, случись это несчастье с дочкой, Гоша бы перенёс всё гораздо легче. Он стал чаще бывать у Егора, ведь внук, это единственное, что осталось от нашего сына».
Запись оборвалась, а у Аси защемило сердце. От этих строк так и веяло тоской и безнадёжностью. Вот так сломалась жизнь всей семьи… Перевернув страницу, она увидела новую запись, под новым числом и побежала глазами по строчкам:
«Сегодня Георгий впервые поднял на меня руку. Он обвинил меня в несчастье, случившемся с Володькой. А в чём же я виновата? Я понимаю, что Гоше  будет легче, если он найдёт виновного, но ведь мне тоже жаль сына, как он этого не понимает? Сегодня приезжал Сергей, и я всеми силами старалась не показать ему, как мне плохо. Серёжка очень ранимый и очень любит меня и Георгия, ели бы он узнал, что у нас творится… Нет, клянусь, он никогда не узнает об этом!».
Вздохнув, Ася закрыла дневник. Внутри появилось неприятное чувство, как будто она подглядывала за кем-то в замочную скважину. Не для того писала Валентина свой дневник, чтобы его читал чужой человек…
Решив отдать дневник Сергею при первой же встрече, Ася, повинуясь непонятному порыву, откинула ковёр в зале и спрятала дневник под ним. Затем оделась и вышла из дома.
На улице было морозно и ветрено. Зябко поёжившись, Ася быстро перебежала улицу и подошла к дому Марины. Сергей оказался прав – в деревне в шесть часов утра, уже встают. Сейчас часы показывали без четверти семь, и Марина как раз выходила из сарая, с полным ведёрком молока.
- Привет! – удивилась она, увидев Асю. – А ты чего так рано? Что-то случилось?
- Марин, скажи, как добраться до ближайшего города? – навалившись на калитку, спросила Ася.
- Автобусом, - пожала плечами Марина. – Он каждый день ходит, в двенадцать. А зачем тебе?
- Домой позвонить хочу, - призналась Ася. – Понимаю, что это опасно, Вася может отследить звонок, потому и хочу из города, из автомата позвонить.
- Автомат тоже можно отследить, я в кино видела.
- Попробуй, найди потом меня в городе, где меня не будет! – воскликнула Ася. – Марин, я понимаю, что играю с огнём, но не спокойно мне. Мама и Юрка наверняка места себе не находят. Мне бы только сказать им, что мы живы и здоровы.
- Ну, поезжай тогда, - кивнула Марина. – Может, деньги нужны?
- Нет, у меня есть, - отказалась Ася. – Мариш, присмотри за Димкой, а? Боюсь его с собой тащить.
- Да оставляй, конечно! – махнула рукой Марина. – В чём вопрос? Пока на работе буду, мать за ним присмотрит.
- Мать? – засомневалась Ася, вспомнив угрюмую старуху.
- Да ты не смотри, что она у меня такая строгая! – правильно угадала её мысли Марина. - Это только с виду, на самом деле она добрая. Короче, оставляй своего Диму и езжай. Всё хорошо будет!
- Огромное тебе спасибо! – горячо поблагодарила её Ася и припустила домой, собираться.

Город встретил её проливным дождём. Натянув на голову капюшон и проклиная непогоду, Ася бегом помчалась искать телефон. Вскоре ноги промокли насквозь, а ничего похожего на автомат, она так и не нашла. Поняв, что если сейчас не согреется, то точно заболеет, Ася зашла в первое попавшееся кафе и села за дальний столик, заказав чашку чая.
- Скажите, у вас в городе есть хоть один телефон-автомат? – спросила она подошедшую официантку.
- За отдельную плату вы можете позвонить из нашего кафе, - мило улыбнулась девушка, ставя чашку на стол.
- Нет, мне нужен именно автомат.
- Понятия не имею, по-моему, нет нигде, - слегка раздражённо повела плечиком девушка и, виляя бёдрами, удалилась.
Ася быстро выпила абсолютно невкусный чай, пахнущий какими-то травами, и с тоской посмотрела в окно. Выходить на улицу ужасно не хотелось. Подойдя к стойке, она сказала:
- Я передумала, откуда у вас можно позвонить?
- Триста рублей, - заявила девушка, пододвигая к ней телефон.
Отсчитав нужную сумма, Ася сняла трубку и набрала номер. Сердце забилось быстрее.
- Вы не могли бы отойти? – попросила Ася девушку, протирающую рюмки рядом с ней. Недовольно фыркнув, она отошла к окну. В эту же минуту, из трубки раздался голос Юры.
- Алло!
- Юрка! – задыхаясь от радости, крикнула Ася. – Юрка, привет!
- Ася? – обомлел брат. – Ты что ли? Господи, куда вы подевались? Да мы чуть с ума не сошли! Где вы?
- Юрочка, у нас всё хорошо! – глотая слёзы, пробормотала Ася. – Простите меня, пожалуйста, но я не могла иначе.
- Где вы, Аська?
- Я не могу сказать, - всхлипнула она. – Я позвонила успокоить вас, с нами всё в порядке, мы живы и здоровы. Юрка, как мама?
- Да ничего, нормально! – отмахнулся брат. – А вот Вася твой рвёт и мечет. Грозиться найти тебя и убить. И ещё пургу какую-то несёт, что может легко посадить тебя в тюрьму, на много лет. Только я не понял за что, ты же Димку не за границу увезла.
- Да не обращай внимания, ерунду несёт, - собрав в кулак всю волю, бодро сказала Ася, хотя колени её подогнулись, и ей пришлось сесть на барный стул, чтобы не упасть. – Юрочка, я не могу долго говорить, мне пора. Смотри, не проговорись Васе, что я звонила. Береги маму. Я вас очень люблю.
- Аська, ну ты хоть не пропадай! – попросил Юра. – Мы же беспокоимся!
- Я постараюсь ещё позвонить! – пообещала Ася и повесила трубку. Несколько минут она сидела, не шевелясь, тупо смотря в одну точку, а потом велела официантке: - пятьдесят грамм водки.
Водка обожгла горло и скатилась вниз, согревая организм, но легче не стало. Ася вся тряслась, от охватившего её ужаса. Она совсем забыла, какую тайну Вася знает о ней! Он же может пойти в полицию и всё рассказать! Да, он считается соучастником, но он откупится, с его-то деньгами! А она? Её посадят в тюрьму, отберут Димку, а мама с Юркой будут носить ей передачки… Господи, только не это…
На негнущихся ногах, Ася выползла на улицу и уже не чувствуя дождя, пошла к вокзалу. Автобус задержался на час, и она вся продрогла. Но вот, наконец, он подъехал. Ася влезла в тёплый салон, прошла в хвост и, усевшись на сиденье, прижалась головой к стеклу, глядя на бушующую за стеклом непогоду.
Задумавшись, она не заметила дороги и очнулась только тогда, когда перед глазами мелькнул знакомый указатель «Лукоморье». Выйдя из автобуса, Ася дошла до магазина и, купив продукты, поплелась домой.
Ещё издали она увидела у своей калитки Сергея и застонала – говорить с ним ей ужасно не хотелось. Хотя, в общем, хорошо, что он пришёл, сейчас отдаст ему дневник Валентины.
- Ну что, не передумала? – встретил он её такой фразой.
- О чём ты? – устало спросила Ася.
- О переезде! – рявкнул Сергей. – Чего непонятного?
- По-моему, я тебе по этому поводу уже всё сказала.
- А ты подумай хорошенько, пока поздно не стало!
- Угрожать мне вздумал? – задохнулась от возмущения Ася, грохнув сумку прямо на асфальт и уперев руки в бока. Желание отдавать ему дневник, сразу испарилось. – Пошёл вон отсюда, пока я полицию не вызвала!
- Зря ты так, очень зря, - зло блеснул глазами Сергей и, засунув руки в карманы, отправился домой.
- Урод! – крикнула ему вслед Ася и, подхватив сумки, открыла калитку.
Войдя в дом, она разобрала продукты и, переодевшись в сухое, залезла на диван. Перед тем как забирать Димку, следовало успокоиться, он не должен видеть её в таком состоянии.
Марина встретила Асю с красными, подпухшими глазами.
- У тебя что-то случилось? – осторожно спросила Ася, глядя на подругу.
- Проходи, - вместе приветствия мотнула головой Марина и распахнула дверь.
Дом Марины оказался очень уютным. Пол в коридоре застлан красивыми вышитыми половичками, стены выкрашены в нежный розовый цвет. У одной стены стояла плита, рядом с ней холодильник и стол.
- Кухня маленькая, вот, приходится готовить здесь, - пояснила Марина, перехватив взгляд Аси. – Иди в комнату.
Из коридора они попали прямо в большую комнату. Посередине её стоял круглый стол, со свисающей до пола скатертью, на нём ваза с искусственными цветами и чашка с недопитым чаем. У одной стены стоял большой, явно дорогой диван, у другой – плазменный телевизор и высокая стенка, с сервизом за стеклом.
- Садись, - пригласила Асю Марина к столу, пододвигаю стул. – Сейчас чаю налью. – С этими словами она скрылась за дверью, оставив Асю в недоумении.
«Что у неё случилось? Маринка явно чем-то очень расстроена, вот только захочет ли она рассказывать мне что-то?».
- Угощайся, - Марина поставила перед подругой чашку с чаем, пахнущим бергамотом и конфетницу, полную шоколадных конфет.
- Спасибо, - кивнула Ася, отхлёбывая чай. – Мариш, а где Димка?
- Он у меня в спальне мультики по компьютеру смотрит, - несколько рассеянно сообщила Марина, вертя в руках свою чашку. – А как ты съездила? – встрепенулась она.
- Лучше бы не звонила! – махнула рукой Ася. – Спокойнее было бы.
- Что-то дома случилось?
- Нет, слава Богу, - Ася суеверно сплюнула через левое плечо и трижды постучала по столу. – Вася рвёт и мечет. Угрожает.
- Не бери в голову, он тебя не найдёт! – отмахнулась Марина.
- Он-то вряд ли, а вот полиция… - сказала Ася и тут же прикусила язык. Она не собиралась никогда посвящать в свою самую главную тайну.
- Почему полиция? – удивилась Марина.
- Ну я же Димку без Васиного согласия увезла, - выкрутилась Ася.
- Но не за границу же! – возразила Марина. – Не бери в голову. Время пройдёт, гнев твоего мужа поутихнет и ты сможешь развестись с ним.
- Если бы всё было так просто… - вздохнула Ася. – Марин, что с тобой? Ты плакала?
Марина в ответ лишь кивнула, пряча глаза.
- Может, я могу чем-то помочь? – коснулась её руки Ася.
- Чем ты мне поможешь? – всхлипнула Марина. – Моя мать законченная эгоистка! Она не думает ни о ком, кроме себя! Лёня пригласил меня провести выходные у него на даче, только он и я! Да я о таком даже не мечтала, у него же никогда времени нет!
- И что?
- И то, что мама не останется одна, это раз! – принялась загибать пальцы на руке Марина. – Корову она не подоит, это два! Ехать к мужчине домой, это верх неприличия, сиди-ка ты доченька дома, это три! А ничего, что мне уже тридцать пять лет, и я могу сама решать, что прилично, а что нет? Да она в мои годы уже третий раз замуж вышла! Третий! А я всё дома сижу! Что я вижу? Дом, работа, да слюнявые мелодрамы про любовь!
- Подожди, подожди! – остановила её Ася. – Если это всё, то эти проблемы решаемы!
- Да? – вскинулась Марина. – И как же их решить?
- Ну если твоя мама боится ночевать одна, то мы с Димкой можем побыть с ней. Только вот корова… Доить я естественно не умею, да и боюсь их… - закусила губу Ася.
- Да это как раз не проблема, - улыбнулась Марина. – Мама обожает свою Зорьку, она её не доенной не оставит, просто пытается меня удержать этим.
- Ну вот видишь! – обрадовалась Ася. – А уж про то, что ехать к мужчине неприлично, я даже слушать не хочу! Ты не ребёнок и вправе решать сама, как тебе поступать!
- Аська, спасибо тебе огромное! – Марина метнулась к подруге и крепко обняла её.
- Да о чём ты говоришь, - смутилась Ася. – Ты мне так помогаешь, я бы без тебя тут не выжила. Пора возвращать долги.
- Тогда я звоню Лёне и говорю, что еду с ним! – просияла Марина и схватилась за мобильник.
- Позови Димку, мы пойдём, - поднялась Ася, решив, что будет лишней при этом разговоре.
- Димон! – заорала Марина, не отрываясь от экрана мобильника. – Мама пришла!
Забрав Димку, Ася пошла к дому. Разговор с Мариной отвлёк её от собственных проблем, но сейчас они нахлынули с новой силой. Страх сжал сердце железными тисками. Перед глазами то и дело вставали события той давней страшной ночи.
- Мам, я есть хочу! – ворвался в её размышления Димкин голос.
- Да-да, сейчас, - рассеянно проговорила Ася, машинально включая плиту и ставя на огонь кастрюльку.
В тот вечер спать они легли рано, ещё не было и десяти. Димка ещё немного поворчал, но вскоре уснул, а вот к Асе сон не шёл. Она лежала под одеялом, вздрагивая от каждого скрипа. Погода на улице разгулялась, по окнам барабанил дождь, старые тополя стонали от порывов ветра. Луна иногда выглядывала из-за облаков и тогда Ася видела в окнах их силуэты. Мурашки бежали по коже, и Ася зажмуривала глаза, чтобы не видеть их. В этот момент она чувствовала себя маленьким ребёнком. В голову лезли всякие ужасы. Совершенно некстати она вспомнила, о бывших хозяевах дома, явственно представила залитую кровью кухню…
И в этот момент она вдруг услышала скрип. Сначала Ася подумала, что ей почудилось, но скрип повторился. И раздавался он внутри дома, а не на улице.
- Это ещё что такое? – прошептала Ася. Встав, она сунула ноги в тапочки и на цыпочках подошла к двери в кухню.
В этот момент от печки вдруг отделилась тёмная фигура. Ася закрыла рот рукой, чтобы не закричать от ужаса. Фигура медленно двинулась к серванту, Ася попятилась назад, надеясь, что оно её не заметило. А в том, что это было привидение хозяина дома, она не сомневалась.
В окна опять заглянула луна, освещая кухню призрачным светом. Фигура обернулась и уставилась прямо на Асю. Девушка беззвучно открывала и закрывала рот, ловя воздух, но он не попадал в лёгкие. Прямо перед Асей стоял тот, кто снился ей в кошмарных снах. Тот, кто уже много лет лежал в могиле, спрятанной где-то у речки, тот, кого она убила…

Глава 6
Ася даже не поняла, что потеряла сознание. Просто перед глазами вдруг стало темно, а в уши, словно кто-то напихал ваты. Очнулась она от того, что кто-то щедро поливал её холодной водой и хлопал по щекам.
- Отстань, - оттолкнула чью-то руку Ася и наконец, открыла глаза. Над ней нависало лицо Марины, бледное и испуганное. Одета она была странным образом, в ночную рубашку и резиновые сапоги. Поверх рубашки была накинута куртка, волосы рассыпались по плечам.
- Ты чего здесь? – удивилась Ася.
- Я чего здесь?! – искренне возмутилась Марина. – Да ко мне Димка прибежал среди ночи, визжит, трясётся, я ни слова не разобралась, сама догадалась, что с тобой что-то стряслось. Прибегаю, а ты тут лежишь, как мёртвая царевна. Поливаю, поливаю тебя водой, а ты не шевелишься! Я уж хотела за Сергеем бежать!
- Почему за Сергеем? – простонала Ася, упираясь руками в пол и тяжело поднимаясь.
- Он у нас тут за врача! У него же дедушка доктор был, Сергей всё в медицине понимает. – Пояснила Марина, с тревогой наблюдая за ней. – Думаешь, чего именно он тебя тогда от колодца увёл…
- Ясно, - буркнула Ася, выходя в кухню и с опаской поглядывая на печь. – Где Димка?
- С мамой остался, я не разрешила ему сюда идти, мало ли что.
- Угу, вдруг я здесь коньки отбросила, - мрачно пошутила Ася.
- Типун тебе на язык! – разозлилась Марина. – Что ерунду несёшь? Что вообще случилось? С какой стати ты в обморок грохнулась? Ты не беременна часом, подруга?
- Нет, - мотнула головой Ася и вкратце поведала подруге события сегодняшней ночи, опустив, конечно то, кого она увидела.
- Да ты просто боишься ночевать одна! – констатировала Марина, внимательно выслушав её. – Зря я тебе ужасы эти рассказала! Ася, привидений не бывает!
- Я не сумасшедшая! – отрезала Ася. – Я видела привидение! И, между прочим, не расскажи мне ты про убийство, всё равно от Сергея узнала бы. Он вчера ворвался ко мне, деньги притащил, кричал, чтобы уезжала и… - Ася замолчала на полуслове, поражённая внезапной мыслью. – Ах ты зараза! – воскликнула она и бросилась в коридор.
- Ася, подожди, ты куда? – метнулась за ней Марина.
- Я скоро приду! – крикнула ей Ася, надевая куртку. – Приведи Димку домой!
- Да куда ты летишь среди ночи?! – попыталась преградить ей дорогу Марина, но Ася ловко обогнула её и, не чувствуя дождя и ветра, помчалась к дому Сергея. В голове её шумело от злости, руки тряслись.
Влетев в знакомый двор, она поднялась на крыльцо и забарабанила в дверь, игнорируя звонок. Через мгновение в доме вспыхнул свет, и раздались тяжёлые шаги.
- Ну кто там ещё? – недовольно спросил Сергей и щёлкнул замком. – Ты?! – удивился он, увидев Асю.
- Не ожидал? – улыбнулась она и шагнула через порог. – Вот что ты за человек, скажи мне? А ещё учителем работаешь! Да тебя к детям за километр подпускать нельзя!
- Что ты себе позволяешь? – сузил глаза Сергей. – Какого ты врываешься в мой дом среди ночи и оскорбляешь меня? Ты сумасшедшая?
- Это я сумасшедшая?! – задохнулась от ярости Ася. – Что, не получилось выгнать меня из дома по-хорошему, решил запугать? Каким образом, ты в дом влез?
- Как запугать? Тебе что, кошмар приснился?
- Ты и есть самый настоящий кошмар! – рявкнула Ася. – Запомни, ещё раз появишься у меня в доме, полицию вызову, понял? – с этими словами она вылетела из дома, громко хлопнув дверью, и побежала домой, оставив Сергея в недоумении.
- Ненормальная, - пробормотал он, глядя ей вслед. Ася и правда выглядела комично: в пижаме, в сапогах на босу ногу и старой порванной куртке его бабки. На лице ни грамма макияжа, волосы выбились из хвоста и висят вдоль лица.
- Кто её там запугал? Что она вообще тут наговорила и при чём здесь я? – пожав плечами, Сергей тяжело вздохнул и, закрыв дверь, вернулся в постель.

Ася вернулась домой, вся трясясь от злости. У него даже не хватило совести признаться, когда понял, что она раскусила его замысел! Это же надо быть такой сволочью! Ворваться в дом к женщине с ребёнком, чтобы напугать её! А если бы не она, а Димка увидела это «привидение»?
- Стоп! – сказала Ася, войдя в калитку. – А почему же тогда я увидела его? А потому, что у страха глаза велики, а я весь день только об этом и думала. – Сама себе ответила она и успокоенная, распахнула дверь.
- Мамочка! – бросился к ней Димка и, обхватив ручонками, уткнулся лицом в живот и заревел.
- Малыш, ну ты чего? – опустилась рядом с ним на корточки Ася. – Солнышко, ну не реви, пожалуйста, а то я тоже расплачусь. И что будет, если мы оба будем плакать? Тётя Марина на нас посмотрит, подумает, зачем мне такие рёвы-коровы и больше не будет с нами дружить!
Димка согласно закивал, но слёзы по-прежнему лились по его личику.
- Мамочка, ты же никогда не умрёшь?
- Нет, конечно, - улыбнулась Ася. – Ты что такое говоришь? Как это я могу умереть и бросить моего мальчика? Нет, сынок, я всегда буду с тобой, обещаю.
- А почему ты тогда лежала на полу? – всхлипнул он.
- А мне спать очень хотелось, вот я до кровати и не дошла, уснула по дороге, - засмеялась Ася. – Чего ты так перепугался?
- Неправда, - опять заплакал Димка. – Я тебя тормошил, а ты не отзывалась! Я думал, ты умерла!
- Ну что ты, котёнок, я просто крепко спала. Так бывает! Обещаю, больше не буду так засыпать, - прижала к себе головку сына Ася и поцеловала его в макушку. – Иди, ложись в кровать, я сейчас тётю Марину провожу и к тебе приду.
- Нет, я с тобой! – упёрся Димка и с силой сжал Асину ладонь.
- Ты куда бегала? – спросила Марина, всё это время молча наблюдавшая за ними.
- Завтра расскажу, - указала глазами на Димку Ася. – Спасибо тебе Марин.
- Не надо мне твоё спасибо, ты лучше в обмороки не падай больше! – буркнула Марина и вышла из дома. Ася заперла за ней дверь и залезла под одеяло, обняв Димку.
- Мамочка, а когда уже папа приедет? – вздохнул Димка, прижимаясь головой к её груди.
- Скоро, - пообещала Ася, - у папы работа, ты же знаешь.
- Знаю, - вздохнул Димка и замолчал. Через пять минут Ася услышала его сонное дыхание.
Заснуть в ту ночь Ася так и не смогла. Она окончательно убедила себя, что «привидение» в её доме дело рук Сергея, но стоило ей закрыть глаза, как она опять видело его, чувствовала тот ужас, что пережила при его появлении. В конце концов, она не выдержала, встала и, включив свет, решительно откинула ковёр. Дневник, как и следовало ожидать, лежал на месте. Взяв его, Ася вернулась в постель и погладила потрёпанную тетрадку по корешку. На мгновение ей показалось, что она видит Валентину, хотя она даже не представляла, как она выглядела. Вздохнув, Ася открыла дневник на той же странице, где и в прошлый раз и углубилась в чтение:
«Георгий совсем потерял человеческий облик. Смотрю на него - и сердце обливается кровью. Я же помню человека, за которого выходила замуж, с кем воспитывала детей и внуков. Я по-прежнему люблю его и тем больнее мне наблюдать за его изменением. Сегодня приезжала Леночка. Боже, не успела дочь переступить порог, как Георгий набросился на неё с упрёками. Она не так одевалась, не так говорила, ела, смотрела, дышала… Сегодня муж напомнил мне нашу придирчивую соседку Катерину. Но Катерина была такой всю жизнь, а Георгий… Боже, дай мне сил, я не вынесу этого… Что будет с детьми, если я умру? Георгий не даст им жизни и они, в конце концов, откажутся от него. Он останется один, а я не найду покоя на небесах, смотря как мучается моя семья…»
От каждой строчки исходили волны боли и отчаяния, Ася физически чувствовала их. Бедная Валентина… Как же тяжело ей было… И главное, что же такого совершил Георгий, что она схватилась за нож? Ведь видно, что женщина любила его…
«Сегодня я с ужасом наблюдала, с каким удовольствием Георгий рубил головы курам. Мой муж, который не переносил вида крови и безумно жалел даже постаревшую несушку, хладнокровно взялся за топор! Это как же способен измениться человек! Несчастье с Володькой доконало его. Мне стало страшно. Я вдруг подумала, что когда-нибудь он сможет так же спокойно убить меня… Нет, нет, нельзя об этом даже думать! Сегодня я еду к Леночке в гости, я должна быть спокойна, дети ни о чём не догадаются, обещаю…».
«Может Георгий напал на Валентину, а она просто оборонялась, когда убила его?» - подумала Ася, закрывая тетрадку. – «Интересно, как всё-таки пропал Владимир…».
Полистав тетрадку, Ася с удивлением поняла, что в ней нет ни одной записи об его исчезновении. Да и вообще, судя по записям Валентины, можно сказать, что она знала, что стряслось с сыном. Она постоянно говорит – несчастье, случившееся с Володей. И ни одного намёка, что она надеется на его возвращение, а ведь прошло не так много времени… Странно это. Что же всё-таки произошло в этой благополучной семье?
Отбросив посторонние мысли, Ася перевернула страницу и увидела большую запись в подсохших пятнах. Словно кто-то расплескал воду, а затем высушил страницу.
«Слёзы!» - догадалась Ася. – «Валентина плакала, когда писала это!».
«Вернувшись от Лены, я не застала мужа дома. Сказать, что я испугалась, это не сказать ничего. Несколько часов я прождала его, а потом решила пройтись по соседям. Но не успела я выйти из дома, как увидела, что Полкан рвётся с цепи, смотря куда-то за сарай. Перепугавшись до одури, я побежала туда и увидела Георгия, лежащего на земле, уткнувшись лицом прямо в песок. В первый момент я подумала, что он мёртв, но подойдя поближе поняла, что он просто пьян. Нет, не просто! Он был вусмерть пьян! Поднять его я не смогла, лишь перевернула на спину, удивляясь, как он дышал, лёжа вниз лицом. Помчавшись к соседям, я попросила двух ребят перетащить Георгия в дом. Ох, какими глазами они смотрели на него! В них было удивление и брезгливость… Для всех наша семья всегда была образцовой. Голову даю на отсечение, они считали, что и горе, приключившееся с Володенькой, мы перенесём достойно, вместе, дружно, как всегда… Кто же знал, что Георгий окажется таким слабым? Но на этом кошмар этого вечера не закончился. Проспавшись, Георгий встал и начал скандалить. Он опять обвинял меня в нашей беде, а затем начал душить. Сначала я сопротивлялась, а потом вдруг почувствовала равнодушие и даже радость. Да-да, именно радость. А сейчас я чувствую огорчение, оттого что ещё хочу по этой земле и веду этот дневник. Задуши меня Гоша, мне бы было уже спокойно, а сейчас у меня земля уходит из-под ног от страха. Понимаю, что это эгоистично, но не могу так не думать. Я устала, я просто устала бороться…»
Отложив дневник в сторону, Ася поднялась и, пройдя на кухню, налила в стакан воды и залпом выпила её. В горле почему-то пересохло, а в глазах защипало. Она вдруг совсем другим взглядом посмотрела на свой дом и поняла, почему Сергею он так дорог. Он-то помнит его совсем другим. Домом, где было тепло и спокойно, где жили любимые дедушка и бабушка, где все друг друга любили и берегли. Почему же у них всё разрушилось в один момент? Почему так несправедливо жизнь обошлась с этой семьёй? Или напротив, это было наказание? Вот только кому и за что? Ася совсем не знала их, но ей почему-то очень хотелось разобраться в этой истории. А может, это было не простое любопытство, а попытка уйти от собственных проблем?
Почувствовав, что голые ступни замёрзли, Ася погасила свет и вернулась в кровать. Читать ей больше не хотелось, поэтому она спрятала дневник под подушку и обняла сына. Так и пролежала она до утра, без сна, прислушиваясь к непогоде, бушующей за хлипкими окнами.
Утро выдалось очень холодным. Дождь стих, но на улице было мокро и промозгло. Ветер заставлял тополя трепетать и с них то и дело падали мокрые капли.
Ася, ёжась от холода, привычно набрала дров и, затопив печки, бегом помчалась к Марине. Подруга, с сияющими глазами, собирала вещи. Её мать, Софья Александровна, недовольно поджав губу, сидела за столом и наблюдала за её мельтешением.
- Привет Аська! – обрадовалась ей Марина и кивнула матери: - Аська будет с тобой ночевать, пока меня не будет.
- Вот ещё, - отвернулась старуха. – Не нужен мне никто, чай не маленькая.
- Как это? – опешила Марина, застыв среди комнаты со свитером в руках. – Ты же говорила, что боишься оставаться одна?
- Мало ли что я говорила! – недовольно проворчала Софья Александровна, избегая смотреть на дочь. – Не нужна мне нянька! Придумала, позорить меня перед людьми!
- Мама, ты не выносима! – закатила глаза Марина.
- Конечно, мать у тебя всегда плохая, - бурча себе под нос, Софья Александровна вышла из комнаты, злобно зыркнув на Асю.
- Нет, ну ты видела? – упёрла руки в бока Марина, отшвырнув от себя свитер. – Сама не знает, что она хочет!
- Просто не хочет тебя отпускать, вот и всё, - с видом знатока заявила Ася, усаживаясь за стол и запихивая за щёку шоколадную конфету.  – Не переживай, Марин, я всё равно буду заходить и проверять, как она там.
- Сама-то ты как? – спросила Марина, усаживаясь напротив неё. – Может, объяснишь, наконец, куда среди ночи носилась?
- К Сергею, - невозмутимо открывая следующую конфету, ответила Ася и вкратце поведала подруге, о своих подозрениях.
- Ася, ты не права! – безаппеляционно возразила Марина. – Ты слишком мало знаешь Сергея, чтобы судить о нём! Да он бы никогда так не поступил! Ты знаешь, как наши дамы за ним бегают? А всё почему? Потому что таких как он почти не осталось, вымирают, как вид. Он не способен на подлость!
- Не переубеждай меня, пожалуйста, - скривилась Ася. – Я уверена, что это его рук дело. Ему слишком нужен этот дом, и он пойдёт на всё, чтобы заполучить его. Ваш Сергей очень неприятный тип.
- По-моему мы с тобой знаем разных Сергеев, - грустно резюмировала Марина и, бросив свитер в сумку, застегнула её. – Я уверена, что привидение тебе показалось.
- Я не сумасшедшая! – вспыхнула Ася.
- А никто и не говорит, что ты сумасшедшая, - вздохнула Марина, надевая пальто. – Просто ты находишься под впечатлением от моего рассказа, да ещё расстроилась из-за звонка домой, вот нервы и не выдержали.
- Ты не права, - мотнула головой Ася.
- Ладно, давай каждая останется при своём мнении, - махнула рукой Марина. – Пойду, а то на автобус опоздаю.
- Ты на автобусе? – удивилась Ася. – Твой Лёня что, заехать за тобой не мог?
- А зачем? Чтобы распустить обо мне лишние сплетни? Я этого не люблю, уж лучше самой добираться.
- Марин, - опомнилась Ася. – Я хотела у тебя книгу какую-нибудь попросить, а то вечерами очень скучно сидеть.
- Иди ко мне в комнату и выбирай любую, - разрешила Марина и шагнула за порог. Ася осталась одна.
Она смело шагнула в указанном направлении и оказалась и маленькой, но уютной комнате. Прямо напротив двери, у противоположной стены, стояла кровать, аккуратно застелённая светло-зёлёным покрывалом. Рядом с ней, тумбочка, с лампой и планшетом, лежащим на ней. Чуть дальше письменный стол, с множеством ящиков и компьютером. А рядом, книжная полка. Шагнув к ней, Ася оглядела корешки книг и улыбнулась. Удивительно, они с Мариной обе любили детективный жанр. Вытащив одну из книг, Ася уже хотела было выйти из комнаты, как её внимание привлекла одна из фотографий, стоящих на другой полке, за дверью. На ней была изображена улыбающаяся Марина, глаза её буквально светились счастьем. Рядом с ней, смущённо улыбаясь, стоял мальчик, лет шести. Он крепко держал Марину за руку и чуть щурясь, смотрел в объектив.
- Что ты здесь так долго делаешь? – распахнула дверь в комнату Софья Александровна.
- Я вот… книгу взяла… Марина разрешила, - промямлила Ася, с трудом отводя глаза от фотографии.
- Я слышала, - поджала губы старуха. – Маринка слишком доверчивая, пускает в дом кого ни попадя.
- Зачем вы так? – обиделась Ася. – Я же не сделала вам ничего плохого.
Софья Александровна лишь шумно вздохнула, давай понять, что плохого от Аси она ожидает в любую минуту.
- Софья Александровна, а кто это, рядом с Мариной? – не выдержав, спросила Ася, указывая на фотографию.
Лицо старухи мгновенно переменилось. Глаза стали растерянными и какими-то несчастными, щёки обвисли и побледнели. Она стала казаться лет на десять старше.
- Это Матвей… - чуть слышно ответила она и, взяв фотографию в руки, нежно провела пальцем по изображению мальчика. – Сын Мариши…
- У Марины есть сын?! – поразилась Ася.
- Был… - прошептала Софья Александровна, возвращая фотографию на место и стирая слезу, скатившуюся по щеке. – Я просила Маринку убрать фотографию, но она не слушает меня.
- Извините… - пробормотала Ася, чувствуя, что своим неуместным любопытством, сделала ей больно. – Я не знала, простите, пожалуйста.
- А что ты вообще знаешь о Марине? – горько усмехнулась Софья Александровна. – О ней вообще никто ничего не знает, думают, она весёлая, жизнерадостная, никакие проблемы близко к сердцу не берёт. А всё иначе… Пойдём-ка Ася, чайку попьём, - неожиданно дружелюбно предложила она и первой вышла из комнаты. Ася, молча, последовала за ней, прижимая к себе книгу.
Налив в чашки чай, Софья Александровна уселась напротив Аси, подпёрла сухоньким кулачком щёку и, глядя куда-то вдаль, завела рассказ.
Есть на свете люди, которых считают баловнями судьбы, всё им даётся легко, словно по мановению волшебной палочки. Со временем они привыкают к этому и разучивают за что-то бороться, и когда что-то идёт не по их замыслу, начинают плакать и жаловаться на судьбу-злодейку. А есть люди, которых эта же судьба постоянно бьёт и пинает, а они не сдаются, цепляются за жизнь и после каждого нового удара, всё равно встают на ноги. Эти люди сильные и никто из посторонних даже не догадывается, что за весёлой улыбкой и смехом, скрывается боль…
Марина оказалась из числа вторых. Ей не везло с самого детства. Дети почему-то не принимали её в свою компанию, и Мариша всё детство провела одна. Когда в подростковом возрасте у неё начали появляться кавалеры, она настолько привыкла к одиночеству, что всем отказывала, не понимая, как это быть вдвоём. Но, несмотря на это и у неё случилась большая любовь. Неискушённая в этом деле Марина, окунулась в неё как в омут с головой. Её избранник казался ей самым лучшим на свете, умным, красивым, весёлым… Этот список можно продолжать до бесконечности. Марину не смущало то, что он был старше её на пятнадцать лет и уже имел сына, чуть младше её самой, и два развода за плечами. Она мечтала о свадьбе и уже придумывала имена их будущим детям, когда любимый пропал. Не объяснился, ничего не сказал, просто исчез, как будто его и не было. Марина выплакала все глаза, ища его, но у неё ничего не вышло. А потом она узнала, что беременна. Всё в лучших традициях любовных романов, но только это была жизнь, а не книга или кино. Девятнадцатилетняя Марина долго боялась признаться маме, но и избавляться от ребёнка категорически не хотела. Потом всё же набралась храбрости и, рыдая, показала Софье Александровне тест. Она ожидала скандала, но его не последовало. Мать на удивление спокойно восприняла это известие и сказала, что чего-то подобного и ожидала. Думать об аборте она категорически запретила. Обрадованная Марина, чувствуя невероятное облегчение, бросилась обнимать маму.
Через девять положенных месяцев на свет появился очаровательный мальчик, названный Матвеем. Марина не спускала его с рук, забросила все дела, всю свою жизнь, посвящая сыну. Матвей рос смышлёным мальчиком и приносил матери лишь радость. Марина чувствовала себя по-настоящему счастливой. Она даже забыла про «любимого», вычеркнув его из своей жизни. На все вопросы местных сплетниц, она лишь таинственно улыбалась и даже не думала, рассказывать кому-то об отце Матвея.
Он появился сам, когда мальчику исполнилось пять лет. Однажды утром появился на пороге их дома, вусмерть перепугав Софью Александровну. Она-то лелеяла мечту выдать дочь замуж за порядочного, хорошего мужчину, и совсем не хотела видеть в зятьях этого напыщенного, самовлюблённого болвана. Пока женщина боролась с искушением выгнать отца Матвея вон  и ничего не говорить о нём дочери, Марина вышла к нему сама. Софья Александровна ожидала слёз и бурной радости, но Марина лишь спокойно спросила:
- Что тебе нужно, Костя?
- Соскучился, - глуповато улыбнулся мужчина. – А ты изменилась, дорогая. Похорошела, расцвела.
- Долго же ты скучал, - усмехнулась Марина.
- Давай не будем вспоминать прошлое? – сделал попытку обнять её Константин, но Марина вывернулась из его рук.
- Действительно, не будем. – Согласилась она. – Прошлое уже не имеет никакого значения. Поэтому сейчас ты разворачиваешься и уходишь.
- Как это? – опешил Константин. – Ты выгоняешь меня?
- Да. – Кивнула Марина. – Более того, надеюсь больше никогда тебя не увидеть.
- А я-то думал… - разочарованно протянул мужчина, окидывая Марину взглядом, с ног до головы.
- Думал, что явишься спустя пять лет и я упаду в твои объятия? – резко спросила Марина. – Ты просчитался, любимый. Ты мне больше не нужен, как я вдруг стала не нужна тебе. Уходи.
В голосе Марины прозвучал металл и Константин, что-то тихо бормоча, ретировался за дверь. Марина же, после его ухода, вдруг опустилась на пол, словно истратив все силы на этот нелёгкий разговор, и тихо заплакала.
- Дочка, дочка, ну что ты! – бросилась обнимать её Софья Александровна. – Не плачь, милая! Ты всё правильно сделала! Ты что же, любишь его ещё?
- Нет, - покачала головой Марина и прижалась головой к её плечу. – Очень любила, мама. А потом словно выгорело что-то внутри. Смотрю на него, и ничего не шелохнётся в груди, ни любви, ни ненависти нет. Лишь равнодушие.
- Вот и хорошо, вот и хорошо! – погладила её по волосам мать. – Ничего хорошего из него всё равно не выйдет! А ты не реви, у тебя Матвей есть!
При упоминании сына, Марина улыбнулась. На этом тема Константина в этом доме была закрыта.
А спустя год случилось несчастье. Шестилетний Матвей отправился кататься на самокатах с друзьями и попал под машину. Марина была дома, когда к ней прибежала перепуганная соседка, тогда работавшая продавщицей, и сообщила страшную новость. Марина, едва не теряя сознание от ужаса, бросилась к дороге. Ещё издали она увидела машины полиции и «скорой» Запыхавшись, она подбежала к «Скорой помощи» и увидела мальчика… Этот момент она не забыла даже спустя годы…
Матвей умер мгновенно, вероятно даже не понял что случилось. Водитель, мужчина лет шестидесяти, сбивший его, не пытался скрыться с места преступления. Он стоял у своей машины, весь зелёный и молча, смотрел на кричащую и бросающуюся к нему в драку Марину.
После похорон Матвея, Марина впала в депрессию и почти два года ходила сама не своя. Софья Александровна боялась оставить её одну даже на минуту. Ей всё время казалось, что дочь что-нибудь сделает с собой. Но время шло, и постепенно Марина оживала. Вскоре она даже стала улыбаться и мать успокоилась.
Так и жили они вдвоём. Софья Александровна периодически подыскивала дочери женихов, но Марина не хотела даже смотреть на мужчин. А потом в её жизни появился Леонид и мать увидела прежнюю Марину… Безумно влюблённую, как тогда, в девятнадцать лет…

Софья Александровна замолчала, молчала и Ася. Было слышно лишь тиканье часов в соседней комнате. Ася была поражена рассказом, она даже подумать не могла, что у Марины такая страшная судьба…


Глава 7
Сергей сидел за столом и пил сладкий чай, хмуро глядя на нависшее над деревней серое небо. Он не любил осень и не понимал, что хорошего в ней находили поэты. Тот же Пушкин говорил: «Унылая пора, очей очарование!». Да уж, то, что унылая, это он прав. Только где очарование? Даже сентябрь, казалось бы, красивый месяц, когда все деревья становятся огненными, не казался Сергею красивым. Во всём чувствовалось медленное умирание природы и это вгоняло его в тоску.
Сегодня у него не было уроков в школе, и он не знал, чем себя занять. Единственное, что ему хотелось, это пойти в бабушкин дом и поискать… Что поискать? Он и сам не знал ответа на этот вопрос. Но в дом его тянуло будто магнитом. Казалось, попади он туда и непременно найдётся что-то, что докажет, что бабушка не убивала деда.
Чёрт бы побрал эту Асю! Вот что ей, городской фифе, понадобилось в их дыре? Зачем она купила этот дом, который почти разваливался на куски, и переехала сюда, да ещё с сыном? Что она несла вчера, ввалившись к нему среди ночи? Он пытался её запугать? Влез к ней в дом? Что за чушь? На сумасшедшую она вроде не похожа, но по-другому и не скажешь, её выступление не назовёшь адекватным поведением… Притащиться ночью, в пижаме, орать что-то непонятное… Нет уж, девица точно ненормальная.
С шумом отодвинув стул, Сергей встал и, бросив чашку в мойку, вышел в коридор и принёс в комнату ящик с вещами деда и бабки, который отдала ему Ася. Что ж, спасибо хоть не выкинула!
Поставив его на пол, Сергей аккуратно стал доставать вещи. Кофты, платья, брюки… Всё такое знакомое, хранившее запах родных ему людей… А на самом дне разномастная посуда, которую баба Валя гордо именовала сервизом и доставала лишь по праздником, когда в их тесном доме собиралась вся семья…
Две недели прошло с того страшного события, а для него время словно остановилось. Теперь Сергей жалел только об одном, почему же раньше он не решился обследовать дом, когда он стоял пустым. Первую неделю так даже не мог мимо двора проходить, потом в город уехал… А мать дом продала. Как она могла?
- Здравствуй сын! – раздался голос от двери. Сергей вздрогнул и уронил одну чашку. Она, тихо звякнув, тут же развалилась на две части. В этот момент перед глазами мужчины возникла Валентина, осуждающе смотрящая на него, как когда-то в детстве, когда он точно так же разбил тарелку из этого «сервиза».
- Мама? – удивился Сергей, оглянувшись. – Что ты здесь делаешь?
- Навестить приехала, - сообщила Елена Георгиевна и, не сняв обувь, прошла к дивану и села на него.
Женщина, несмотря на немолодой возраст, выглядела замечательно. Со вкусом одета, в длинные светлые брюки, такого же цвета пиджак и тёмно-синее пальто. Волосы, чуть тронутые сединой, аккуратно уложены и закреплены заколкой, усталые глаза подведены чёрной краской. За эти две недели она похудела, но эта худоба шла ей.
- Почему не предупредила? Я бы встретил тебя.
- Сергей, что ты делаешь? – спросила Елена Георгиевна, игнорируя его вопрос. – Зачем тебе это барахло? Где ты его взял?
- Это не барахло, это вещи бабушки и дедушки! – обозлился Сергей и, быстро запихнув всё обратно в ящик, спрятал его под стол.
- Зачем они тебе? Серёжа, я знаю, как тебе больно, но нужно смириться! – дотронулась до его плеча мать. – Ни деда, ни бабушку не вернёшь, не нужно копаться в их вещах и бередить раны!
- Слишком быстро ты смирилась с их смертью! – резко заметил Сергей, замирая у окна.
- Ты винишь меня в этом? – ахнула Елена Георгиевна. – Тебе что, было бы легче, если бы я сидела дома, рвала на себе волосы и безостановочно рыдала?
- Нет, мама, мне было бы легче, если бы ты не считала бабушку убийцей! – развернулся к ней Сергей. – Я мог бы смириться с этим, если бы они умерли как-то по-другому! Я не знаю, кто убил деда, и что он чувствовал перед смертью, но бабушка умерла с мыслью, что все вокруг считают её убийцей! Она умерла в камере, среди уголовников!
- Сергей, очнись! Не сходи с ума! Твоя бабушка сама призналась в убийстве, зачем ей оговаривать себя?!
- Не знаю! – рявкнул Сергей. – Но зачем-то она это сделала!
- Серёжа, ты ведёшь себя как подросток, - покачала головой Елена Георгиевна. – Я не узнаю тебя! Где ты взял эти вещи?
- Ася отдала! Ты же не могла даже вещи разобрать, пока меня не было, взяла и продала дом! Ты даже продукты в холодильнике оставила! Мам, ну как ты могла?
- Прекрати меня осуждать, - зло блеснула глазами женщина. – И не повышай на меня голос, я твоя мать!
Сергей, молча развернулся и, схватив куртку, вылетел из дома. Он шёл, не разбирая дороги, не ощущая холода. Очнулся он только когда оказался у дома Аси. Остановившись у забора, он обколотился на него и грустно посмотрел на окна. Ему просто не верилось, что там теперь живут чужие люди, что бабушка не увидит его и не выйдет навстречу.
Внезапно дверь дома с треском распахнулась и на улицу, прямо в пижаме выскочил Димка. Мальчик был явно чем-то очень напуган и кричал что-то невразумительное.
- Стой! – поймал его Сергей у калитки. – Что случилось? Ты куда бежишь?
Мальчик захлёбывался в слезах и не мог сказать ни слова.
- Дима! – легонько встряхнул его Сергей. – Тебя ведь так зовут? Что у вас стряслось? Почему ты плачешь?
- Мама… - выдохнул Димка и опять залился слезами, указывая в сторону дома и что-то крича, но из-за его плача, Сергей не мог разобрать ни слова.
Решив, что с Асей что-то случилось, Сергей рванул в дом, но потом вернулся и схватил на руки мальчика. Руки Димки были холодны как лёд, что не удивительно, на улице жуткий холод, а на ребёнке всего одна пижамная майка.
Прижимая его к себе, защищая от ветра, Сергей в несколько широких шагов добрался до дома и открыл дверь. Щёлкнул выключателем - и в коридоре вспыхнула лампочка. Дверь в кухню была открыта, и Сергей заглянул туда, ожидая как минимум увидеть Асю на полу, но комната была пуста. Закрыв двери, он опустил мальчика и огляделся. В печках догорал огонь, кровать в зале была расстелена. Аси нигде не было.
- Всё, успокойся, - попросил он, опускаясь рядом с Димкой на корточки и вытирая ему слёзы. – Не реви, ты же мужчина! Расскажи, что случилось? Где мама?
- Я не знаю, - всхлипнул Димка, дрожа всем телом. – Она, наверное, куда-то пошла и опять уснула!
- В смысле уснула? – не понял Сергей. – Как это уснула?
- Как ночью, - вытер нос рукавом Димка. – Я проснулся, а мама лежит на ковре. Я её тормошил-тормошил, а она глаза не открывает. Я испугался и побежал к тёте Марине. Она пришла и мама встала. Я был у бабы Сони. Потом мама сказала, что очень хотела спать и уснула. Мы легли спать. А сейчас я проснулся, а мамы нет! А если она опять где-то уснула? – личико Димки сморщилось, он опять собирался заплакать.
«Уснула… Что значит уснула?»  – мелькнула мысль у Сергея. – «Что здесь произошло ночью? Она потеряла сознание, потому Димка не смог её разбудить. Значит… Значит Ася орала не просто так, её действительно кто-то очень напугал, а она решила, что это я. А может она больна чем-то? Это хуже… Где её теперь искать?».
- Ты что здесь делаешь? – спросила Ася, войдя в дом и увидев Сергея. Голос её звучал возмущённо.
- Мамочка! – завопил Димка и бросился обнимать её.
- Ну и где тебя носит? – спокойно спросил Сергей, выпрямляясь и скрещивая руки на груди.
- Тебе какая разница? – Подбоченилась Ася.
- Большая! – рявкнул Сергей. – Мамаша! Ты хоть знаешь, что твой сын в одной пижаме по улице носится и тебя ищет? Мама, видите ли, опять уснула где-то!
- Боже мой! – ахнула Ася, беря Димку на руки и прижимая его к себе. – Солнышко моё, прости. Прости меня, пожалуйста! Я опять напугала тебя! Я же думала, ты спишь!
- В следующий раз думай, прежде чем делай, - буркнул Сергей и шагнул к порогу.
- А ты мне не указывай! – фыркнула Ася. – Сама разберусь, что мне делать!
- Я вижу, как ты разбираешься! Таким как ты вообще детей доверять нельзя!
- Да как ты смеешь? – задохнулась Ася, опуская сына на пол и грозно наступая на мужчину. – Да что ты вообще знаешь обо мне!
- Вот именно, что ничего не знаю! – презрительно посмотрел на неё Сергей. – Может, ты от полиции скрываешься, потому и приехала в нашу глухомань?
Ася пошатнулась, чувствуя, как предательская краска заливает лицо. Он почти угадал…
- Пошёл вон! – набрав в лёгкие воздуха, заорала Ася. – Как ты смеешь приходить ко мне в дом и оскорблять меня?! Чтобы я тебе больше здесь никогда не видела!
- Могла бы и спасибо сказать, - пробормотал Сергей и вышел за дверь.
- Обойдёшься! – прокричала ему вслед Ася и, закрыв дверь, прижалась к ней спиной. Сердце трепетало где-то в горле.
- Мамочка, мне страшно, - пожаловался Димка, прижимаясь к печке. – И холодно. И горло болит.
- Горло болит? – перепугалась Ася, щупая его лоб. – Горячий… - растерянно пробормотала она.
Нет, Димка болел не раз, и она прекрасно знала, как его лечить, но сейчас у неё нет никаких лекарств! И вряд ли в этой деревне имеется аптека…
- Господи, что же делать? – заломила руки Ася. Димка в ответ закашлялся.
- Сыночек, посиди ещё немножечко один, - взмолилась Ася, обнимая сына. – Я сбегаю к бабе Соне, спрошу у неё лекарств и градусник.
- Нет, я с тобой! – заупрямился Димка.
- Зайчик мой, ну тебе нельзя сейчас на улицу! Я быстренько, на пять минуточек!
- Ну ладно, - вздохнул Димка. – Но только на пять минут!
- Обещаю! – кивнула Ася и со всех ног припустила к соседям.

- Что такое? – вздрогнула Софья Александровна, когда запыхавшаяся Ася влетела в дом.
- Димка заболел, - сообщила Ася. – У вас есть какие-нибудь лекарства?
- Были где-то, - старуха тяжело поднялась и, шаркая ногами, пошла к шкафу. – Чего с мальцом-то?
- Горло болит. И температура вроде.
- Что значит вроде? – вскинула брови Софья Александровна.
- Лоб горячий, но градусника нет.
- Ничего-то у вас нет, - покачала головой старуха. – Пойдём, схожу с тобой, посмотрим мальчонку.
- А вы врач? – с надеждой спросила Ася.
- Нет. Но лечить умею, дети же были…
Вернувшись домой, Ася быстренько закрыла печки и уложила Димку в кровать. Глаза его лихорадочно блестели, щёки покрывал болезненный румянец. Сунув под мышку градусник, Ася уселась рядом с ним, а Софья Александровна, попросила его открыть рот и заглянула в горло.
- Красное, - сообщила она. – Ангина.
- И что же делать?
- Не бойся, вылечим! – усмехнулась старуха, роясь в небольшой коробочке с лекарствами. – А у нас-то ничего и нет от простуды-то… Один аспирин.
- А аптека у вас есть? – занервничала Ася.
- Да какая тут аптека! – Махнула рукой Софья Александровна. – В город ездим, если что. Да к Сергею нашему обращаемся. У него дед врачом был, Серёжка много чего знает и умеет. Правда лечит только простуды, да ревматизм, больше ни за что не берётся, говорит, права не имеет.
Ася промолчала, говорить о Сергее ей было неприятно.
- Давай уже градусник, посмотрим.
Ртутный столбик замер на отметке тридцать восемь и три.
- Ну что же мне делать? – чуть не заплакала Ася. – Я не могу его бросить и в город в аптеку ехать! Да и долго это, а ребёнок весь горит!
- Сейчас аспиринчику выпьет и полегчает, - пообещала Софья Александровна, подавая Димке таблетку и стакан с водой. – Я сейчас молока принесу, а потом посижу с ним, а ты в магазин сбегай, купи масла и водки.
- Зачем? – не поняла Ася.
- Лекарство делать будем, - сообщила старуха и отправилась за молоком.
После её возвращения, Ася бегом помчалась в магазин. Влетела в дверь и с радостью увидела, что сегодня здесь очереди нет.
- Масла и водки, - сказала она продавщице.
- Странный выбор, - хмыкнул Сергей, выныривая из-за полки с хлебом. – Напиться решила? Опять Димке тебя будить придётся!
Ася с силой сжала зубы, не желая ругаться при людях, а Сергей продолжил:
- Маслом водку закусывать собралась? Не советую, только продукт переведёшь. Не опьянеешь ведь!
- А у тебя большой опыт, да? – ехидно спросила Ася и, схватив с прилавка сдачу, выскочила на улицу.
Сергей остался стоять, насмешливо глядя ей вслед.
Софья Александровна сидела на кровати, ласково поглаживая Димку по руке.
- Вот, - поставила водку на стол Ася. – Купила. Какое лекарство делать будем?
- Беги-ка ты ещё к бабе Кате, да купи у неё баночку мёда. – Велела старуха, не поворачивая головы.
- К бабе Кате? – скривилась Ася. – А больше не у кого купить? Может, я ещё раз в магазин сбегаю?
- Тебе кто дороже, ребёнок или твоя гордость? – строго посмотрела на неё Софья Александровна. – Сказала, иди, значит иди. У Катерины самый лучший мёд в деревне.
Скорчив недовольную гримасу, Ася всё-таки вышла на улицу и поплелась к зловредной старухе.
Жила баба Катя в покосившемся доме, чем-то напоминавшем её собственный. Прогнивший забор, проваливающиеся ступеньки крыльца и скрипучая дверь. Постучав, Ася замерла на крыльце, нетерпеливо переминаясь с ноги на ногу. Вскоре в доме раздались шаги и дверь приоткрылась.
- Тебе чего? – грубо спросила баба Катя, поправляя грязный платок на голове.
- Мёда купить, - честно ответила Ася. – Говорят, у вас самый лучший.
- Правду говорят, - без тени улыбки кивнула старуха и, развернувшись, шагнула в коридор. – Тебе сколько? Пол-литра, литр?
- Пол-литра, - решила Ася, решив, что этого хватит, чтобы вылечить Димку. Сама же она мёд на дух не переносила.
Сунув не слишком чистую банку ей в руки, баба Катя цапнула деньги и, не попрощавшись, закрыла дверь. Ася припустила домой.
Там Софья Александровна уже вскипятила молоко. Забрав у Аси мёд, набрала его в ложку и опустила в кружку с молоком. Туда же добавила масло и влила чайную ложечку водки.
- Держи. Пойло, конечно, не самое вкусное, но от горла помогает. А я пойду.
- Как пойдёте? – огорчилась Ася.
- Голова разболелась, - сообщила Софья Александровна. – Пойду домой, прилягу. Чего ты боишься? Справишься, не маленькая. Если температура не будет спадать, оботрёшь его водкой.
С этими словами, она накинула на голову пуховой платок и вышла. Ася осталась одна.
Тщательно размешав молоко, Ася подошла к Димке.
- Что это такое? – спросил мальчик, садясь в кровати.
- Молочко. Попей, станет лучше. – Улыбнулась Ася, присаживаясь рядом с ним.
Димка покорно взял кружку из её рук, но сделав глоток, скривился.
- Не хочу, оно противное!
- Малыш, но лекарство не должно быть вкусным! – принялась уговаривать его Ася. – Ты же не хочешь болеть? Сильно горлышко болит?
- Сильно, - кивнул Димка.
- А попьешь, и перестанет, - пообещала Ася. – Пей, мой золотой.
Димка выпил полкружки и отставил её в сторону.
- Не могу больше.
- Ну, Димочка, ну пожалуйста! – взмолилась Ася и принялась поить его с ложечки, как маленького, приговаривая: - За маму, за папу, за бабушку…
Вскоре Димка допил молоко и, свернувшись под одеялом клубочком, уснул. Лоб его стал прохладным, значит, температура спала. Ася перевела дух и отправилась за водой. Целый час она крутилась как белка в колесе. Опять истопила печки, решив, что в доме должно быть теплее, вымыла полы и сварила суп из купленной в магазине картошки. Когда все дела были переделаны, она подошла к Димке и коснулась его лба. Виски были очень горячими и Ася, стараясь не разбудить сына, поставила ему градусник. Он показал целых тридцать девять градусов.
- Димочка, просыпайся! – просила Ася, тормоша сына. – Просыпайся, мой хороший.
Димка капризничал и надрывно кашлял. Ася нашла в шкафу какую-то старую простыню и, разорвав её, смочила получившуюся тряпку в водке. Растерев сына, она дала ему ещё одну таблетку аспирина и стала ждать. Прошло чуть больше часа, а температура всё не спадала.
Ася металась по комнате, не зная, что предпринять. Димка то и дело кашлял, в груди его страшно хрипело.
- К Сергею нашему обращаемся. У него дед врачом был, Серёжка много чего знает и умеет. – Прозвучал в её голове голос Софьи Александровны. Ася замерла, а затем бросилась к сыну.
- Димочка, - начала она, целуя его пальцы. – Сыночек, побудь чуть-чуть один, хорошо? Я сейчас за доктором сбегаю. Ладно?
Димка только молча кивнул.
Ася быстро натянула на ноги сапожки, надела куртку и бросилась на улицу. Погода опять разгулялась, с неба сыпался то ли дождь, то ли снег. За день подморозило, и капли ночного дождя на ветках тополей замёрзли и сейчас, под порывами ветра, звенели. Надев на голову капюшон, Ася бросилась к дому Сергея.
- Что, опять я тебя чем-то напугал? – спросил он, увидев взъерошенную Асю на пороге.
- В деревне говорят, ты хороший врач, - задыхаясь от быстрого бега, проговорила она.
- Ты ошиблась, я учитель, - насмешливо покачал головой Сергей.
- Я знаю! – воскликнула Ася. – Но и лечить ты умеешь, не спорь!
- Даже не пытаюсь, - шутливо поднял руки вверх Сергей. – А чего тебе нужно? Похмелье мучает?
- Димка заболел, - не обращая внимания на его ехидство, сообщила Ася. – Температура тридцать девять, не спадает. У меня из лекарств один аспирин, я не знаю, что делать. Помоги, умоляю тебя.
Сергей молча развернулся и скрылся в доме, закрыв за собой дверь. От такой грубости, Ася на мгновение опешила, а потом разрыдалась, прижавшись лбом к двери. Дверь тут же распахнулась, чуть не сбив её с ног. Сергей вышел на крыльцо, в куртке и длинных сапогах, в руках он держал уже знакомую ей коробку с лекарствами.
- Идём, - буркнул он и широко зашагал по улице. Ася бросилась за ним следом.

Глава 8
У Сергея, оказалось, есть целый врачебный набор. В его волшебной коробочке имелся тонометр, стетоскоп, лопаточка для горла и целая куча разнообразных лекарств.
- Чего же ты на врача не учился, если так хорошо во всём разбираешься? – спросила Ася, глядя, как он ловко проверяет горло её сыну.
- Ответственности побоялся. – Последовал односложный ответ.
- Сейчас уже не боишься? – не удержалась от колкости Ася.
- Боюсь. – Честно признался Сергей. – Поэтому и помогаю только в случаях с банальной простудой или болях в спине и мышцах. Я знаю, как лечатся и более сложные случаи, но зачем я буду брать это на себя?
- Тоже верно, - вздохнула Ася и замолчала, потому что Сергей вдел в уши стетоскоп и коснулся трубочкой груди Димки.
Несколько минут он напряжённо прислушивался, а потом сказал:
- Температуру я немного собью, но тебе лучше вызвать «скорую».
- Почему?! – перепугалась Ася. – Что с ним? Софья Александровна сказала, что у него ангина!
- Похоже на воспаление лёгких. Двустороннее. – Сергей взглянул на притихшую Асю и жёстко сказал: - А чего ты хотела? Это нормально, в пижаме по улице в конце ноября бегать?
- Я не виновата, что упала в обморок! – огрызнулась Ася.
- В руках себя надо держать, - буркнул Сергей, доставая какое-то лекарство.
- Нечего по чужим домам среди ночи бродить и людей пугать!
- Ты по-прежнему считаешь, что это я? – вскинул брови Сергей.
Ася промолчала, в глубине души она начала сомневаться в правильности своих догадок.
- Я вообще не понимаю, почему ты «скорую» не вызвала сразу, как температура поднялась?
- Если честно, то даже не подумала об этом, не вспомнила, - призналась Ася, избегая взгляда Сергея. Она знала, что она там прочитает. Удивление и презрение.
- Значит, вспомни и позвони, - спокойно сказал Сергей и, закрыв свою коробку, двинулся к выходу.
- Подожди! – остановила его Ася. – Мне не слишком удобно тебя просить…
- Что ещё? – несколько раздражённо спросил он.
- У меня нет телефона.
- Как это?! – изумился Сергей. – Нет мобильного?
- Ну вот так, - развела руками Ася, понимая, что в его глазах сейчас точно выглядит как сбежавшая преступница.
- Держи, - он протянул ей смартфон, но Ася чувствовала, ему есть что сказать, он просто сдерживается.
Вызвав «скорую» Ася вернула телефон и спросила:
- Сколько я тебе должна за визит?
- Богатая? – смерил её тяжёлым взглядом Сергей. Губы его искривились в насмешливой улыбке. – Лучше фруктов ребёнку купи. – С этими словами он, пригнувшись, вышел в коридор, а затем и на улицу.
Димка задремал. Ася сидела рядом с ним, не выпуская его ладошку из своей руки, и неотрывно смотрела на часы. «Скорая помощь» приехала только через полтора часа. Совсем юный, высокий доктор, бегло осмотрел Димку и велел:
- Собирайтесь в больницу.
- Это обязательно? – робко спросила Ася.
- Мамочка, вы соображаете, что говорите? – вызверился на неё доктор. – У вашего сына двустороннее воспаление лёгких, температура под сорок, а вы спрашиваете, обязательно ли ехать в больницу? Нет, если вы хотите угробить мальчика!
- Извините, - пробормотала Ася и заметалась по комнате, собирая вещи. Её мучил страх. Только здесь, в этом доме, она чувствовала себя в относительной безопасности, а в городе ей было как ни где неспокойно. Казалось, Вася обязательно отыщет их там.
Но делать было нечего. Через пятнадцать минут, пропустив вперёд врачей с носилками, на которых лежал Димка, Ася заперла дверь. Подумав пару секунд, вырвала из головы волосинку и закрутила её на ручку. Теперь, если кто-то влезет к ней в дом, она об этом узнает.
Машина ехала очень медленно, а может это только Асе дорога показалась такой длинной, но когда они, наконец, подъехали к больнице, она почувствовала себя постаревшей лет на пять, как минимум. В машине было очень холодно, по лбу Димки тёк холодный пот, а руки его были холодны, как лёд. Вдобавок к этому, он надрывно кашлял, каждые пять минут, а дыхание было хриплым.
В больнице Димкой сразу же занялись врачи, велев Асе ждать в коридоре. Она не очень понимала, почему не может быть рядом с сыном, ведь он ещё ребёнок, но всё-таки подчинилась. Минуты казались вечностью, но вот, наконец, из двери вышла красивая молодая женщина, в белом халате и сказала:
- Вы Анастасия Лакшина?
- Да, я. – Вздрогнула Ася, услышав чужое для неё имя.
- У вашего сына воспаление лёгких, мы кладём его в больницу.
- Это серьёзно? – испугалась Ася.
- Не переживайте, всё обойдётся, - улыбнулась докторша. – Полежит недельку, оклемается, мы вернём его вам обратно.
- То есть как? – растерялась Ася. – Он должен лежать один? Почему я не могу остаться рядом с ним?
- Дети старше четырёх лет у нас лежат одни, без мам, - посуровела доктор.
- Ну как же это? Он же будет бояться один, да он же маленький совсем!
- Он не будет бояться! – отрезала докторша. – Завтра вы его навестите, а сегодня он уже спит. Не беспокойтесь, с вашим сыном будет всё в порядке.
С этими словами она развернулась и исчезла в кабинете, оставив после себя аромат каких-то горьковатых духов. Ася постояла ещё пару минут и уныло поплелась к выходу. На сердце было тяжело, больше всего на свете она боялась оставлять Димку одного.
Поймав такси, Ася назвала свой адрес и, прижавшись головой к стеклу, закрыла глаза. Прежде, когда болел Димка, она никогда не оставалась одна. Рядом всегда была домработница, Вася, мама звонила по сто раз на дню. Да и не болел никогда Дима так серьёзно! А теперь она совсем одна, никто не может ей помочь…
От жалости к себе в носу защипало и Ася, встрепенувшись, тряхнула головой. Вот ещё чего удумала! Жалеть себя! Да ни за что!
Такси остановилось у остановки, наотрез отказываясь ехать дальше, боясь увязнуть в размытой дождём дороге, и Асе пришлось идти дальше пешком. Непонятно почему её вдруг начала мучить тревога. И чем ближе к дому она была, тем тревога становилась сильнее.
Подойдя к своему забору, Ася остановилась, не в силах отвести глаз от дома. Все шторы на окнах были задёрнуты, а внутри горел свет. Свет! Да она точно помнила, что гасила свет, да и шторы она никогда не закрывает!
Сердце совершило в груди кульбит, по спине потекла струйка пота. Вмиг ставшими ватными ногами, Ася добрела до крыльца и, нащупав в кармане ключ, взглянула на замок. Перед глазами потемнело, а в груди внезапно закончился воздух. Волос был на месте! Но ведь никто не мог войти в дом, не тронув его! Это просто невозможно! Боже, кто же тогда включил свет?
Первым её желанием, было броситься бежать. Бежать быстрее, подальше от этого дома с его привидениями! Но Ася взяла себя в руки, и смело воткнула ключ в замочную скважину. Он легко с едва слышимым щелчком повернулся и дверь открылась. В коридоре было темно и оттого ещё более страшно. Щёлкнув выключателем и оставив дверь открытой, Ася, по-старчески шаркая ногами по полу, повернула ручку двери в кухню и услышала звон изнутри дома. Звон, как будто кто-то уронил что-то стеклянное и разбил. Набрав в грудь побольше воздуха, как перед прыжком в воду, Ася распахнула дверь и переступила порог. Перед её глазами сразу же оказался стакан с молоком, оставленный ею на столе, а сейчас лежащий на полу, в виде осколков. Да штора на крайнем окне колыхалась, как будто рядом с ней кто-то только что прошёл.
Ледяными руками Ася взяла стоящий в углу веник и убрала осколки. Затем вытерла разлитое молоко и, не раздеваясь, опустилась на диванчик у стола. Мутным взглядом обвела помещение и заплакала. Впервые, за столько лет, она плакала от страха, как маленькая девочка. Больше всего на свете ей сейчас хотелось оказаться рядом с мамой и забыть все ужасы этого странного дома.
Но делать было нечего, поэтому Ася, вволю наплакавшись, заперла входную дверь и, сняв куртку, прямо в джинсах и свитере, забралась под одеяло. Обняв подушку, она почувствовала под рукой жёсткую обложку дневника и вытащила тетрадку на свет. Желая успокоиться и хоть ненадолго забыться, Ася открыла его и погрузилась в чтение.
«Сегодня приехала Лена и застала у нас дома страшную картину. Гоша, мучавшийся с похмелья, всё утро зло на меня посматривал, а потом стал бить. Сначала я уворачивалась от тумаков, но когда он повалил меня на пол и стал пинать ногами, перестала закрываться, а просто ждала, когда прекратятся удары. В этот момент в дом вошла Лена. Мне не стыдно за свою слабость, мне страшно от того, какими глазами дочь смотрела на отца. А потом сказала, что ненавидит его. Доченька, милая, ну зачем? Зачем же ты так? Он ведь твой папа… Он изводит меня, а я всё равно его люблю, люблю больше жизни, а ты возненавидела…».
Ася со вздохом закрыла дневник и вернула его обратно под подушку. Странная женщина эта Валентина… Какая-то патологическая любовь к мужу-тирану. За что он с ней так поступал? Разве она виновата в исчезновении сына? И куда всё-таки делся Владимир. Наверное, это самое страшное, когда не знаешь, жив человек или мёртв. Лучше уж похоронить, оплакать и успокоиться со временем, а так… Так покой не наступит никогда.
Свернувшись клубком, Ася погасила свет и задремала. Когда она открыла глаза, за окнами было ещё темно. Щёлкнув подсветкой часов, Ася увидела, что стрелки сошлись на цифре два.
«Что же меня разбудило?» - с тревогой думала она, чутко прислушиваясь.
И тут раздался скрип. В ночной тишине он показался Асе зловещим. Сердце замерло в груди. Казалось, где-то открылась железная, скрипучая дверь.
«Дверь в потусторонний мир» - мелькнула трусливая мыслишка, заставляя Асю покрыться холодным потом.
Выбравшись из-под одеяла, Ася на цыпочках подошла к двери в кухню и выглянула из-за неё. И опять увидела его… Он стоял к ней спиной и как-то странно водил руками над кухонным столом.
Ася стояла ни жива, ни мертва, судорожно вспоминая все известные ей молитвы и не в силах связать и нескольких слов. Пятясь задом, она тихо, как кошка, стала пробираться к столу, над которым висели иконы. Но этот трюк ей не удался. В темноте, зацепившись ногой за диван, она полетела на землю, с ужасающим грохотом. ОН оглянулся и Ася опять увидела его лицо. Лицо того, кого сама убила много лет назад. В свете луны он как-то недобро усмехнулся и шагнул к печи. Ася сидела на полу, неотрывно смотря на то место, где он только что стоял. Но в доме была тишина. Собравшись с силами, Ася поднялась и вышла в кухню. Возле печи никого не было, видимо оно улетело в трубу. Ася отступила на шаг и перекрестилась. А потом… захохотала. Она смеялась громко, немного истерично, до слёз. А когда успокоилась, то просидела до самого рассвета, на холодном полу, прижимаясь спиной к стене и смотря в окно, на бледный диск луны.
Когда окончательно рассвело, Ася поднялась, с трудом разогнув затёкшие ноги и, чувствуя себя постаревшей лет на десять, вышла из дома на улицу. С хмурого неба по-прежнему лил дождь, землю во дворе размыло, кругом была грязь. Натянув на голову капюшон, а на ноги резиновые сапоги, Ася поковыляла к дому Софьи Александровны. Даже в таком состоянии она не забыла о данном Марине обещании, присмотреть за её матерью.
- Ася! – раздалось сзади. – Ася, подожди!
- Да? – тихо отозвалась Ася, обернувшись и увидев Сергея, спешащего к ней. – Что ты хотел?
- Что случилось? – неожиданно побледнел Сергей, подойдя к ней поближе. – Что-то с сыном?
- Его положили в больницу, - сообщила Ася. – Сейчас поеду к нему.
- То есть всё более менее нормально? – уточнил Сергей.
- Ну да, - пожала плечами Ася, удивлённая его вопросам.
- Тогда какого чёрта ты так выглядишь? –неожиданно зло спросил он. – Я шёл спросить о самочувствии мальчика, а когда тебя увидел, думал с ним точно что-то случилось!
- Типун тебе на язык! – вспыхнула Ася. – Чего ты каркаешь? Как я выгляжу?
- Ты в зеркало сегодня смотрелась? – презрительно скривился Сергей и, махнув рукой, развернулся и побрёл домой.
- А что не так? – пробормотала Ася и, решительным шагом направилась к своему двору, справедливо рассудив, что если уж Сергея испугал её облик, то Софье Александровне на глаза лучше не показываться.
Скинув сапоги у входа, Ася босиком прошлёпала в комнату и, взглянув в зеркало, отшатнулась. Оттуда на неё смотрела незнакомая женщина, с волосами, сбившимися в колтун на затылке, потёками туши по щекам и безумным взглядом.
- Чёрт! – Ася метнулась в коридор и принялась быстро умываться ледяной водой. Вскоре от холода заболели мышцы. Только тогда она вернулась в дом и стала расчёсываться.
Через двадцать минут, осмотрев себя в зеркале, она осталась довольна и, тщательно заперев дом, отправилась к соседке.
- Здравствуй Асенька! – улыбнулась ей Софья Александровна. – Как вы там? Я видела ночью «скорая» приезжала, побоялась к тебе идти. Как Димка?
- У него воспаление лёгких, сейчас поеду к нему в больницу. – Сказала Ася. – Вам нужно чем-нибудь помочь?
- Нет, что ты, я со всем справляюсь! – замахала руками старушка. – Езжай, не переживай обо мне.
- Марина не звонила? – полюбопытствовала Ася.
- Нет, конечно, - тут же сердито поджала губы Софья Александровна. – Станет она мне звонить! У неё любовь!
- Ну тогда я пойду, - кивнула Ася и, легко сбежав по ступенькам, пошла к остановке. Автобус должен был подойти через пятнадцать минут.
Город уже привычно встретил Асю дождём. В какой-то момент ей стало казаться, что здесь по-другому и не бывает. Разве может так быть, чтобы эти угрюмые серые улицы были освещены солнцем, чтобы по ним не спеша прогуливались люди, ели мороженое и улыбались? Нет, наверное, здесь люди всегда бегают бегом, прячась под огромными зонтами и смотря на мир таким же мрачным взглядом, как и весь их город.
Выйдя из автобуса, Ася за полчаса добралась до больницы, успев промокнуть до нитки. Пройдя по коридору, она постучала в кабинет к лечащему врачу её сына.
- Здравствуйте, - робко улыбнулась она, заглянув за дверь. – Можно к вам?
- Проходите, - буркнула женщина, даже не взглянув, кто пришёл. Она сидела за большим массивным столом, заваленном папками и какими-то бумагами. Она быстро что-то писала и подписывала, а Ася мялась на пороге, нервно теребя в руках сумочку.
- Что вам? – наконец недовольно спросила она, подняв голову.
- Я мать Димы Лакшина. – Сообщила Ася, делая шаг к столу. – Его ночью привезли к вам по «скорой».
- По «скорой»? – наморщила лоб докторша и поправила очки указательным пальцем. – Ребёнок?
- Да. – Кивнула Ася.
- Мне очень жаль… - лицо врача неожиданно приняло скорбное выражение.
- Что значит жаль? – севшим голосом спросила Ася и пошатнулась. – Что с Димой?!!
- Успокойтесь, пожалуйста, - докторша вскочила на ноги и, схватив Асю за локоть, усадила на кушетку и подала стаканчик с валерьянкой. Ася машинально выпила его, а потом вскочила на ноги.
- Что вы меня успокаиваете? – закричала она. – Говорите немедленно, что с моим сыном?
- Мальчик умер…
Ася посмотрела на врача и не увидела её. Перед глазами всё плыло, она стояла среди кабинета, судорожно хватая ртом воздух, а потом рухнула на пол и отключилась.
Пришла в себя она всё в том же кабинете, лёжа на кушетке. Рядом с ней стояла всё та же врачиха с ваткой и нашатырём в руках и толстая медсестра, в мятом халате, обмахивающая её какой-то папкой.
- Уберите, - Ася отвела руку доктора с ваткой от своего лица и села.
- Вам лучше? – заботливо спросила она, присаживаясь с ней рядом. – Как вы себя чувствуете?
- А как вы считаете, как может чувствовать себя мать, потерявшая ребёнка? – спокойно спросила Ася и завыла белугой, обхватив себя за голову и раскачиваясь из стороны в сторону.
- Вера, быстрее укол! – рявкнула на толстую медсестру врач и обняла вырывающуюся Асю. Медсестра быстро набрала в шприц какое-то лекарство и вонзила иголку в вену Аси.
Прошло минут десять, прежде чем она успокоилась. Слёзы высохли, на смену им пришло отупение. Ася сидела на кушетке, зажав руки между коленями, и безучастно смотрела в одну точку.
- Это я во всём виновата, - пробормотала она. – Если бы я не потащила Димку сюда, ничего бы этого не было.
- Не вините себя, - ласково попросила её врач, поглаживая по плечу. – С каждым может случиться, от этого никто не застрахован.
- Нет-нет, это я виновата, - упрямо мотнула головой Ася. – Это из-за меня он среди ночи в одной пижаме по улице бегал. Из-за меня заболел. Из-за меня умер.
- В смысле по улице ночью бегал? – вздёрнула брови доктор. – Господи, да у вас бред!
Ася промолчала, ей было всё равно, что о ней подумает эта странная врачиха.
- Анастасия, поймите, - увещала её женщина, - дети – это такой народ… За ними невозможно уследить. И вы не смогли бы, даже если бы ваш сын был дома. А так…
- Ну почему это случилось? – повернула к ней заплаканное лицо Ася. – Разве ему нельзя было помочь?
- Травмы несовместимые с жизнью. Мы сделали всё что смогли.
- Какие травмы? – не поняла Ася.
- Переломы обеих ног, левой руки, смещение позвоночного диска, но это всё пустяки, главное, разрыв селезёнки. Мы не смогли справиться.
- К-какие переломы?! – прозаикалась Ася, с ужасом глядя на врача. – Вы что его тут били?!
- Господь с вами, Анастасия! – воскликнула врачиха и попятилась. – Что вы несёте? Вы что, забыли, с чем ваш сын попал к нам? Он играл с друзьями в недостроенном доме и упал с большой высоты. Удивительно, что его живым в больницу доставили!
- Какой дом? Какая высота?! – заорала Ася, вскакивая на ноги. – Вы что, с ума тут все посходили?! Мой сын попал к вам с воспалением лёгких!
Ася в первый и в последний раз видела, чтобы у человека так быстро менялся цвет лица. Доктор сначала резко побледнела, потом покраснела, затем позеленела и заверещала:
- Анастасия, простите, простите меня, пожалуйста! Я ошиблась! Когда вы сказали, что вашего сына доставили по «скорой», я сразу подумала о том мальчике! А имя перепутала! Вы должны понять, это был экстраординарный случай, мы не смогли дозвониться матери, потом пришли вы и…
- Димка жив?! – затряслась Ася и, схватив женщину за плечи, встряхнула её. – Жив?!
- Жив, - подтвердила докторша. – Ему даже лучше немного! Вы можете пройти к нему!
Ася, ни слова не говоря, вылетела из кабинета и понеслась по коридору, заглядывая во все палаты подряд. Врач бежала за ней следом и причитала:
- Анастасия, поймите меня, прошу вас, не давайте делу огласки! Ну, с кем не бывает! Я не спала двое суток, перед глазами одни больные, ну ошиблась! Зато, какой вы счастливой себя сейчас почувствуете, когда обнимете сына!
Ася молчала, чувствуя, что если заговорит, то не сдержится и скажет врачихе всё что думает о ней и об их чёртовом городе.
Наконец за дверью одной палаты она увидела Димку, сосредоточенно разглядывающего свои руки.
- Сынок! – обрадовалась Ася и, метнувшись к нему, крепко обняла и зарыдала.
- Мама, ты чего? – удивился Димка и дотронулся до её волос. – Мамочка, не плачь, мне уже лучше.
- Хороший мой, золотой, зайчик, котёнок, солнышко, - бормотала Ася, покрывая лицо сына поцелуями. – Всё будет хорошо, малыш. Собирайся, мы поедем домой.
- Но как же? – воскликнула докторша, стоящая за спиной Аси. – Вашему сыну нужен надлежащий уход, лекарства.
- Где гарантии, что вы не перепутаете, какое лекарство ему вводить? – зло блеснула глазами Аси. – Немедленно пишите рецепт, я всё куплю ему сама.
- Но это уколы, разве вы умеете их колоть?
- Не ваше дело! – рявкнула Ася. – Я ни на минуту не оставлю сына в вашем вертепе! Пишите рецепт!
- Ладно-ладно, хорошо, - сдалась врачиха и побежала в свой кабинет, а Ася принялась одевать Димку.
Через час, купив все необходимые лекарства, Ася и Димка ехали домой, сидя в такси. Одной рукой прижимая к себе сына, другой Ася пересчитывала деньги, оставшиеся в кошельке и с тоской констатировала, что их осталось в обрез.
Дорогу совсем размыло и таксиста, остановившегося на остановке, пришлось поуговаривать, чтобы довёз их до самого дома. В конце концов, посмотрев в зеркало на зашедшегося в кашле Димку, он зло выругался и поехал вперёд. К счастью машина не загрузла, а спокойно развернувшись, уехала. Ася и Димка остались стоять у своей калитки. Ася с удивлением услышала со двора Марины крики и велела сыну:
- Держи ключ и иди в дом. Я сейчас.
Димка подчинился и спокойно пошёл к крыльцу. Ася постояла у калитки, увидела, как он открыл замок, и только тогда рванула к соседнему дому.


Глава 9
В соседском дворе разгорались нешуточные страсти. На крыльце небрежно брошенная стояла спортивная сумка, с которой Марина уехала к своему полковнику. Сама Марина, стояла среди двора, с распущенными волосами, в расстёгнутой куртке и красивом жёлтом платье, порванном на груди. Перед ней бесновалась низенькая женщина, с собранными в пучок волосами, гигантскими очками в чёрной оправе на маленьком невзрачном лице. На незнакомке был надет короткий коричневый плащ, модные брюки и сапоги, на высоченных каблуках. Между разгоряченными женщинами стояла Софья Александровна.
- Если я тебя ещё раз увижу рядом с моим мужем, я тебе все патлы повыдираю, проститутка деревенская! – брызжа слюной, орала женщина, подскакивая возле Марины со сжатыми в кулаки руками. – Шлюха, прошмандовка, дрянь! …!
- Какие слова знакомы городской элите! – всплеснула руками Марина. – Мыла дать? Иди скорее рот вымой, а то язык отвалится!
- Ах ты, сука! – завизжала женщина и, оттолкнув Софью Александровну, вцепилась Марине в волосы. – Да я тебя урою!
- Отцепись, уродина! – заорала в свою очередь Марина и лягнула женщину ногой.
- Боже мой, это что же такое делается! – причитала Софья Александровна, пытаясь их разнять. – Да что же вы такое делаете? Марина, не позорь меня! Прекратите немедленно!
- Что у вас случилось? – крикнула Ася, входя во двор и с удивлением наблюдая за этой сценой.
- Асенька, помоги! – бросилась к ней Софья Александровна. – Мне их не разнять, дерутся как разъярённые тигрицы! Что делать?
- Марина! – позвала Ася, самоотверженно кидаясь к дерущимся женщинам. – Марина, прекрати, что ты делаешь?! Да разойдитесь же вы!
Но её, конечно же, никто не послушал. Оттолкнув хрупкую Асю, они упоенно продолжили драться, сыпя такими словами, что уши вяли.
- Асенька, беги, позови кого-нибудь! – взмолилась Софья Александровна. – Если Катерина увидит драку, вся деревня знать будет! Какой позор!
- Софья Александровна, идите ко мне, там Димка один, - попросила Ася. – Не волнуйтесь, я разберусь!
- Хорошо! – с готовностью кивнула старушка и посеменила к дому Аси, то и дело оглядываясь на свой двор.
Ася же никого звать не собиралась. Она метнулась в дом и, схватив ведро с водой, окатила ею дерущихся женщин. Они тут же отцепились друг от друга, с ужасающим визгом.
- Ты что, с ума сошла?! – отряхиваясь, словно мокрая собака, закричала Марина.
- Я с ума сошла? – отбросив от себя ведро, рявкнула Ася. – А вы вообще в себе? Что вы здесь устроили? Взрослые женщины!
- Уйди от греха подальше! – заорала на неё незнакомая ей женщина, потрясая сухонькими кулачками. – Я отсюда не уйду, пока ей все волосы не выдеру, шлюхе подзаборной!
- Я сейчас полицию вызову! – пригрозила Ася. – Влетела в чужой двор и драку затеяла! Ну-ка пошла отсюда!
- Защитница! – зло сплюнула на землю женщина и пошла к калитке. Но подойдя к ней, обернулась и с ненавистью посмотрела на Марину: - Запомни, это тебе так не пройдёт!
- Спасибо, - буркнула Марина, когда женщина скрылась из виду.
- Это кто такая? Что здесь вообще произошло?
- Пойдём в дом, - мотнула головой Марина и, поднявшись на крыльцо, первой скрылась за дверью.
Пока Марина переодевалась и сушила волосы, Ася решилась похозяйничать на её кухне. Поставив на плиту чайник, она быстро сделала кофе и отнесла его в большую комнату.
Марина, завязав волосы в хвост на затылке и облачившись в халат, уселась за стол и отхлебнула обжигающий напиток.
- Горько, - вздохнула она.
- Добавь сахар, - подтолкнула к ней сахарницу Ася.
- Да я не о кофе, - махнула рукой Марина и неожиданно заплакала.
- Эй, да ты чего? – вздрогнула Ася. – Маришка, что случилось?
- Ой, Аська, что же мне так не везёт? – всхлипнула Марина, вытирая лицо руками. – Всю жизнь с чем-то борюсь. Ну, думала, уже повезло мне, Лёньку встретила. Ан нет, опять облом.
- Мариночка, я ничего не понимаю, - погладила её по руке Ася. – Скажи, что случилось.
Марина вздохнула и завела рассказ.
Всё начиналось замечательно. Вчера Марина с Леонидом приехала на дачу, где собрались провести выходные. Марина пребывала в эйфории. Леонид устроил романтический обед, несмотря на день за окном зажёг свечи, налил вина. Затем они, обнявшись, гуляли по лесу. Вечером сидели у камина, и пили горячий глинтвейн. Ночь, конечно же, завершилась в постели.
Утром Леонид притащил ей завтрак в постель, подарил розы. Марина чувствовала себя на седьмом небе от счастья. Но через пару часов, когда они всё ещё нежились в кровати, дверь в спальню с грохотом распахнулась и их взору предстала невысокая разъярённая женщина.
- Вот они, голубки, - противно улыбнулась она.
- Вы кто? – взвизгнула Марина, прикрываясь одеялом. – Что вам нужно? Убирайтесь! Лёня… - начала она, обернувшись к любимому и осеклась. Лицо Леонида побледнело, в глазах застыл страх.
- Я – убирайся?! – сузила глаза женщина. – Я убирайся?! Ах ты, дрянь! – Завизжала она, стаскивая с Марины одеяло.
- Валечка, перестань! – взмолился Леонид, пытаясь поймать женщину. – Прошу тебя, Валечка, я тебе всё объясню, ты всё не так поняла!
- Валечка? – тупо переспросила Марина, глядя на покрывшегося испариной любимого. – Это кто?
- Я его жена! – рявкнула Валентина, с каждой минутой теряя человеческий облик.
- Жена? – глупо спросила Марина. – Ты женат?
Леонид ничего не ответил, лишь прятал глаза. Впрочем, это было красноречивее любых слов. Марина молча собралась и уехала. Но Валентина увязалась за ней следом.
- Аська, ну что со мной не так? – рыдала сейчас Марина, размазывая слёзы по щекам. – Ну почему мне так не везёт? Ты же ничего обо мне не знаешь…
Марина завела рассказ о своей жизни, а Ася не захотела перебивать и говорить ей, что она уже всё это знает. Ей нужно было выговориться, это было видно. Марина со светящимися глазами рассказывала о Константине, своей первой любви, о сыне, отчаянно рыдала, вспоминая его гибель. Ася молчала, лишь гладила её по голове, когда Марина уткнулась ей в плечо.
- У меня даже друзей никогда не было, - всхлипнула Марина. – Представляешь, за всю жизнь, ни одной подруги. Куча знакомых, а из близких людей, только мама. Может мне суждено жить одной, как волк-одиночка? Может мне и бороться не стоит?
- Марин, не надо так, - уговаривала её Ася. – Всё ещё наладится, просто ещё не пришёл твой час. Скоро ты будешь очень счастливой, вот увидишь. Бог расплатится за все твои несчастья. Всё будет хорошо…
Марина всё плакала и плакала, а Ася с тревогой поглядывала на часы. Пора было идти готовить обед, Димка наверняка голодный…
- Маришка, мне идти надо… - несмело начала она. – У меня Димка болеет…
- Иди, конечно, - тут же отстранилась Марина. – Сын, он важнее всего на свете.
- Пообещай, что с тобой будет всё в порядке, - уже в дверях обернулась к ней Ася.
- Боишься, что руки на себя наложу? – грустно усмехнулась Марина, беря в руки чашку с остывшим кофе. – Не бойся. Если ничего не сделала, когда погиб Матвей, то сейчас уж точно не сделаю.
Тяжело вздохнув, Ася отправилась домой. На душе было гадко.
- Софья Александровна, вы можете идти домой, всё в порядке, - сообщила ей Ася, переступая порог.
- Где Марина? – с тревогой взглянула на неё старушка.
- Дома, кофе пьёт. Вы уж не спрашивайте её сегодня ни о чём, - попросила Ася. – Захочет, сама расскажет.
- А что спрашивать, я и так всё поняла, - вздохнула Софья Александровна. – Это жена его была, да?
Ася молча кивнула головой.
- Я же знала, что добром это не кончится, - грустно заметила старушка и сменила тему: - Ася, у тебя маленький сын, а ты такая безалаберная!
- Не поняла, - опешила Ася. – Что я сделала-то?
- Ножи и спички всегда прятать надо, а ты?
- А что я? Спички высоко лежат, Димка не дотянется, а ножи в серванте, он даже не знает где!
- Да? – прищурилась Софья Александровна. – А это что? Грязный весь, как будто в крови, я даже в руки взять побоялась! Где ты только такой взяла!
С этими словами, старушка распахнула дверь в коридор и указала на нож, лежащий на полу у стола. Нож, который бы Ася узнала из тысячи. Нож, которым она убила человека, и который вот уже много лет должен был лежать на дне речки…
Ася смотрела на него, не мигая, чувствуя, как медленно холодеют руки и ноги, как сердце замирает в груди от страха.
- Смотри, Димка найдёт, быть беде! – вывел её из транса голос Софьи Александровны, показавшийся неожиданно противным и въедливым.
- Да-да, конечно, я спрячу, - рассеянно пообещала Ася и, закрыв за старухой дверь, с отвращением засунула нож поглубже под стол. Она пока не решила, что с ним делать, но совершенно точно понимала, его не должен кто-либо увидеть. Он доказательство её вины, того, что она пусть и нечаянно, но убила человека. А вот труп она прятала сознательно и в этом заключается её главная вина.
- Димка, - слабым голосом позвала Ася сына и вошла в большую комнату. Дима сидел на полу и листал какой-то журнал.
- Не сиди на полу, холодно, - приказала Ася и опустилась на стул, чувствуя, что ноги отказываются держать её.
«Ещё один такой «сюрприз» и я точно сойду с ума» - мелькнула мысль и тут же исчезла.
- Малыш, где ты взял журнал? – поинтересовалась она, запоздало удивившись.
- За печкой, - последовал ответ. – Там много таких.
- За печкой? – изумилась Ася и, поднявшись, заглянула в закуток. – Да, точно… Надо будет полистать, чтобы волком не взвыть от скуки…
Она машинально поставила на плиту кастрюльку и принялась варить суп. Взгляд её то и дело перемещался под стол, на нож, в бурых пятнах и сердце её проваливалось куда-то вниз.
«Это он, это точно он… Он не смог упокоиться с миром, встал из могилы и теперь терроризирует меня. Недаром я вижу привидение по ночам! Это не глюки, оно настоящее! Он как-то добыл нож со дна реки и притащил в дом. Он не оставит меня в покое…». – Думала Ася, не понимая, что в своих размышлениях, близка к сумасшествию.
Когда суп был готов, она усадила сына обедать, а сама помчалась к Сергею. Ей безумно не хотелось опять обращаться к нему, но делать было нечего, сама ставить уколы она не умела.
На её робкий стук в дверь выглянула Елена Георгиевна собственной персоной.
- Анастасия? – удивилась она, окинув Асю взглядом. – Здравствуйте. Что вам угодно?
- Здравствуйте… - стушевалась под её взглядом Ася. – Мне бы это… Сергея…
- И зачем он вам? – скрестила руки на груди Елена.
- Сын приболел, - решила не вдаваться в подробности Ася.
- Ну так вызывайте «скорую», везите его в больницу в конце концов! – повысила голос женщина. – Здесь вам не фельдшерский пункт, бегаете сюда по любому поводу! У Сергея нет медицинского образования, и вы своими просьбами, подводите его под монастырь! Я не хочу увидеть сына за решёткой!
Под таким напором Ася совсем растерялась и попятилась.
- Извините, пожалуйста… - пробормотала она, заливаясь краской.
- Мама, а позволь я сам буду решать, что мне делать? – неожиданно раздался громовой голос Сергея и сразу же появился он сам, вынырнув из-за материнской спины.
- Ты знаешь, что я всегда была против твоей деятельности! Что ты себя доктором возомнил? – вспыхнула Елена Георгиевна.
- Я, в отличие от тебя, помогал, и буду помогать людям по мере своих возможностей! – отрезал Сергей и, скрывшись в доме, тут же вернулся со своей коробкой с лекарствами.
- Ну просто мать Тереза в мужском обличие! – едко заметила Елена Георгиевна и, хлопнув дверью, ушла в дом.
- Идём, - буркнул Сергей Асе и первым вышел за калитку. – Что у тебя опять стряслось? Дима же был в больнице.
Ася коротко поведала ему об инциденте в больнице и с удивлением заметила тень жалости в его глазах. Он пожалел её! Невероятно! Этот тип способен на жалость!
- Бардак полный, - вздохнул Сергей, когда она замолчала. Ася ничего не ответила. Так в безмолвии они и добрались до Асиного дома.
Димка как раз доедал суп, когда они вошли в кухню.
- Привет! – поздоровался Сергей, широко улыбаясь и протягивая мальчику руку.
- Привет дядя Серёжа! – обрадовался ему Димка, пожимая ладонь. – А вы опять лечить меня будете? Не надо, мне уже лучше!
- Не сомневаюсь, - не стал спорить Сергей, быстро набирая в шприц лекарство. – Но чтобы не стало хуже, тебе надо долечиться. Давай, снимай штаны.
- Не хочу… - заныл Димка, выпятив губу. – Не хочу укол!
- Димка, ты мужчина или нет? – строго спросил у него Сергей.
- Мужчина… - еле слышно ответил Димка, в глазах которого уже крутились слёзы.
- Ну а что тогда плачешь, как девчонка? – щёлкнул его по носу Сергей. – Давай, быстренько уколем и всё. Обещаю, будет не очень больно.
Видимо у Сергея была лёгкая рука, потому что Димка даже ойкнуть не успел, как неприятная процедура была завершена.
- Ну что, больно было? – подмигнул ему Сергей.
- Чуть-чуть, - показал кончик указательного пальца Димка и улыбнулся. – Спасибо.
- Да не за что! – опять пожал его руку Сергей и вышел. Ася бросилась следом за ним.
- У тебя талант, - прокомментировала она. – Зря ты всё-таки врачом не работаешь.
- Мне и учителем неплохо, - раздражённо повёл плечами Сергей и застегнул куртку. – Вечером сам приду, ты ко мне не ходи, не нервируй мать.
- Как скажешь, - покорно согласилась Ася. Сергей настороженно покосился на неё и спросил:
- Чего это ты сегодня такая покорная? Не язвишь, не злишься, не обвиняешь Бог весть в чём?
- Кстати да! – встрепенулась Ася. – Мне, наверное, нужно извиниться.
- За что? – вздрогнул Сергея, явно не ожидающий от неё таких слов.
- За то, что наговорила тебе тогда, ночью… - покраснела Ася. – Ну, что обвинила, как будто ты ко мне в дом влез, чтобы напугать.
- Позволь узнать, с чего это вдруг ты изменила своё мнение? – с неприкрытым интересом спросил Сергей. Губы его тронула едва заметная улыбка, делая лицо гораздо моложе и симпатичней.
- Потому что теперь знаю, что это был не ты.
- А кто же?
- Привидение, - вздохнула Ася.
- Кто?! – дёрнулся Сергей. – Ты шутишь?
- Если бы! Оно ко мне почти каждую ночь приходит, - пожаловалась Ася.
- И чьё же привидение ты видишь? – осторожно поинтересовался Сергей, оглядывая Асю, ища в её лице признаки безумства. – Моего деда? – с надеждой спросил он, решив, что она просто боится ночевать одна, и под влиянием рассказов соседей, ей мерещится всякая ерунда.
- При чём тут твой дед? – искренне удивилась Ася. – Ах да! Точно! Маринка тоже думала, что я буду бояться призраков этого дома. Нет, не его.
- А чьё тогда? – не отставал Сергей.
- Да так, знакомый один… - повела плечом Ася, в глазах её заметался страх.
- Ась, ты хорошо себя чувствуешь? – осторожно спросил Сергей, лихорадочно размышляя, что теперь с ней делать.
- Считаешь меня сумасшедшей? – зло прищурилась Ася. – А я нормальная! И этой ночью я тоже видела его! А ещё, когда я из больницы вернулась, в доме горел свет!
- Ты просто забыла его выключить, - мягко поправил её Сергей.
- Нет! – топнула ногой Ася. – А ещё, на окнах были задёрнуты шторы! А я их никогда не закрываю!
- Ася, зачем привидению свет? Оно же это, из потустороннего мира, наверное, должно видеть в темноте.
- Вот и спроси у него сам! – железным голосом сказала Ася, уже жалея, что рассказала всё ему. – Всё, отвяжись! Придёшь вечером! – с этими словами она вернулась в дом, захлопнув дверь у него перед носом.
Сергей потоптался пару минут у порога и вышел за калитку.
- Послал же Бог соседку… - пробормотал он. – Такая молодая, а уже сумасшедшая… Мальчишку жалко, мало ли что можно ожидать от такой мамаши. Где её родные вообще? Надо бы разузнать о ней побольше…

Глава 10
Ася проснулась среди ночи и долго не могла понять, что её разбудило. Рядом спокойно сопел Димка, в комнате было темно, только на стене метались какие-то оранжевые всполохи.
Откинув одеяло, Ася села в постели, сунула ноги в тапочки, выглянула в окно и тут же отпрянула. Дом Марины и Софьи Александровны был объят пламенем, у двора столпились люди с вёдрами. Они бегали туда-сюда и кричали, бестолково размахивая руками.
- Господи! – ахнула Ася и бросилась одеваться. Натянув прямо на пижаму куртку, надев прямо на босые ноги сапоги, она бросилась бежать к соседям.
- Что случилось? – спросила она у рыдающей Софья Александровны, жмущейся к забору бабы Кати.
Соседка что-то пробормотала, но её голос потонул в гуле других голосов и треске огня. Махнув на неё рукой, Ася принялась проталкиваться сквозь толпу, разыскивая Марину. Она обнаружилась у своей калитки, судорожно отвязывающая воющего от ужаса пса.
- Маришка, пожарных вызвали? – закричала Ася, подбегая к ней.
- Два раза уже звонили, - пропыхтела Марина, уволакивая собаку в сторону. – Они всё не едут. Сгорит всё!
- Давай я заберу его, - предложила Ася, беря собаку за ошейник. Он испуганно таращил свои карие глазищи и жался к ногам людей.
- Тогда уж и маму уведи, - устало попросила Марина. – Пусть побудут у тебя.
- Конечно! – кивнула Ася и побежала к Софье Александровне. Подхватив её под руку, она потащила её к своему дому, несмотря на слабое сопротивление. Огромный лохматый пёс, словно всё понимая, бежал следом.
Усадив соседку за стол, Ася проверила Димку и, прикрыв двери в большую комнату, попросила:
- Софья Александровна, вы уж посидите здесь, не выходите.
- Ой, горюшко, - зарыдала старушка, пряча лицо в ладонях. – Всё сгорит, всё! Где мы жить будем!
- Софья Александровна, миленькая, всё будет хорошо! – обняла её Ася. – Вот увидите! Сейчас приедут пожарные, всё погасят, всё останется целым! Ну подправите немножко дом, так это ерунда!
Цезарь, преданно улёгся у ног хозяйки, а Ася метнулась на улицу. Следующие двадцать минут, не чувствуя усталости, она вместе со всеми носилась с ведром к колодцу и передавала мужчинам, тушащим дом, воду.
Когда, наконец, послышался вой пожарных сирен и на их улицу свернула громадная ярко-красная машина, толпа, облегчённо выдохнув, расступилась. Бравые пожарные быстро размотали шланг и принялись поливать дом пеной.
Марина рыдала в голос, глядя на свой дом, Ася обнимала её за плечи, стремясь успокоить.
- Марин… - перед ними возник Сергей. – Марин, успокойся. Ничего страшного не случилось. В доме всё цело, мы вовремя успели.
- Сколько это будет продолжаться? – заливалась слезами Марина. – Я больше не могу… От чего он загорелся?
- Там на траве везде капли бензина, - нехотя признался Сергей. – Это поджог, Маринка.
- Как поджог? – вытаращила глаза Ася. – Кто мог это сделать?
Сергей лишь развёл руками.
- Это она, она… - трясущимися руками вытерла слёзы Марина. – Это она сделала. Недаром она сказала, что мне это так не пройдёт! Сделала вид что ушла, а сама… Вернулась и дом подожгла! Сволочь!!
- Валентина? – догадалась Ася. – Думаешь, это она?
- Уверена! – глаза Марины загорелись недобрым огнём, она пошарила по карманам в поисках телефона. – Чёрт! Мобильный остался внутри! Аська, у тебя есть телефон?
Ася отрицательно покачала головой, Сергей протянул ей свой мобильник.
- Спасибо, - кивнула Марина и отошла в сторону, набирая номер.
- А Валентина это кто? – поинтересовался Сергей у Аси, завороженно наблюдающей за работой пожарных. В её глазах отражались язычки пламени, делая её похожей на ведьму.
- Тебе лучше спросить об этом у Марины, - мотнула головой Ася. – Это её тайна, не моя.
- А ты никогда не выдаёшь чужие тайны? – опять улыбнулся одними уголками губ Сергей.
- Никогда. – Подтвердила Ася.
- Похвально, - неожиданно похвалил её Сергей. – А ты как? Привидения больше не беспокоят?
В ответ Ася лишь обожгла его ненавидящим взглядом и отошла в сторону. Сергей, посмеиваясь, отошёл к деревенским мужикам, стоящим отдельной группой.
Марина, раскрасневшаяся и в слезах, вернулась через пять минут.
- Ну что там? – поинтересовалась Ася.
- Представляешь, он даже не отрицает, что это была его женушка! – потрясая в воздухе рукой, с зажатым в ней телефоном, прокричала Марина. – Говорит, не было её дома, с тех пор, как за мной следом уехала! Извинялся, деньги предлагал! На черта они мне, эти деньги?! Сволочь, какая же он сволочь!
- Тише-тише! – обняла её Ася. – Мариш, не трясись! Всё наладится! Ты ему завтра на свежую голову позвони и пригрози, что если он жену не утихомирит, ты в полицию заявишь!
- А как я могу на неё заявить, если ей есть за что мне мстить? – с тоской посмотрела на неё Марина. – Я ведь действительно едва не увела у неё мужа.
- Марина, ты вообще в себе?! – задохнулась Ася. – Это не даёт ей право поджигать тебе дом! Ты ещё пытаешься найти оправдание этому поступку? Ты с ума сошла? А если бы вы не проснулись, а если бы вы с Софьей Александровной задохнулись в дыму? И вообще, ты же не знала, что он женат! Или знала?
- Нет, не знала! – отчаянно замотала головой Марина. Её рыжие волосы совсем растрепались и сбились в колтуны. – Я бы никогда не стала гулять с чужим мужем, это подло! Я всю жизнь презирала таких женщин и от своего мнения не отступлюсь.
Ася промолчала, не зная, что сказать в ответ. Слова Марины больно укололи её. Ведь она сама столько лет была любовницей женатого мужчины. И кто знает, что чувствовала в это время Алла… Может она догадывалась обо всём и может, если бы не она, Алла была бы жива, а у Димки была бы родная мать…
«Стоп!» - мысленно приказала себе Ася. – «Если ты начнёшь обвинять себя во всех смертных грехах, то точно сойдёшь с ума! Когда Алла погибла, ты уже несколько месяцев не общалась с Васей!».
Успокоив себя подобным образом, Ася вспомнила о ноже, так и лежащем под столом в коридоре и облилась холодным потом. С ним нужно что-то сделать, а она спокойно легла спать, не позаботившись об этом!
Ася с трудом дождалась, пока пожарные сделали свою работу и уехали, а односельчане разошлись по домам.
- В доме наверняка всё провонялось дымом… - устало глядя на свой обгоревший дом, констатировала Марина. – Где жить теперь, пока всё там вымыть?
- Марин, мы подумаем об этом завтра, - вздохнула Ася. – А сейчас идём ко мне.
- Да куда к тебе, - махнула рукой Марина. - У тебя всего одна комната…
- Ну ничего, разместимся как-нибудь!
- Ну я могла бы на полу спать, а мама? У неё спина больная, ей нельзя на твёрдом лежать.
- Софью Александровну я могу забрать к себе, - опять материализовался рядом с ними Сергей.
- Вот что за манера, подслушивать и встревать в разговор! – разозлилась Ася.
- Ась, подожди, - остановила её Марина. – Серёжка, ты, правда, маму можешь к себе забрать?
- Ну конечно, раз предложил, - улыбнулся Сергей. – И Цезаря кстати тоже.
- Цезарь останется у нас, Димка будет рад, - отрезала Ася, решив не уступить ему хоть в чём-то.
Сергей, казалось, это понял, потому что стрельнул в её сторону глазами и тихонько рассмеялся. Асе это не понравилось, поэтому она постаралась скорее укрыться от его взгляда, спрятавшись за дверью дома.
Вскоре все разместились. Софью Александровну, не обращая внимания на её причитания и охи-ахи, Сергей увёл с собой. Марина улеглась на полу, Димка, так ничего и не слышавший, разметался на кровати. Цезаря Ася пожалела и не выгнала на улицу, он разлёгся у печки. Все погрузились в сладкий сон. Все, кроме Аси. Ей предстояла тяжёлая работа, избавиться от ножа…
Увидев, что Марина уснула, Ася потихоньку вылезла из-под одеяла и на цыпочках вышла из дома. Побродив по участку, она заглянула в гараж и нашла то, что искала – лопату. Отойдя в самый дальний угол двора, Ася выкопала небольшую ямку и вернулась за ножом. Взять его в руки Ася не смогла бы и под страхом смерти, поэтому несколько минут тупо стояла над орудием убийства многолетней давности, не зная, что предпринять. Затем всё же вышла из ступора и, взяв веник, смела нож на совок и, держа его на вытянутой руке, бегом помчалась к ямке.
С глухим стуком нож упал на дно своей новой могилы, и Ася тут же спешно присыпала его песком и притоптала ногами, стараясь, чтобы не было видно, что здесь недавно копали.
Когда нож исчез из поля зрения, она почувствовала себя лучше. Вернув лопату в гараж, Ася отряхнула руки и, забыв про холод, присела на ступеньки крыльца.
Ночь выдалась морозная. Звёзды ярко-ярко сияли в небе, луна строго осматривала землю, она была единственной свидетельницей Асиного страшного дела.
Приведя нервы в порядок, Ася тяжело поднялась и вернулась в дом. Здесь её ждал сюрприз. За столом в кухне сидела абсолютно бодрая Марина. Во взгляде её сквозило подозрение.
- Ты чего не спишь? – вздрогнула Ася, замирая в дверях.
- А ты? – вопросом на вопрос ответила Марина. – Что ты делала на улице ночью? Я видела как ты копала что-то. Или наоборот, закапывала?
- Издеваешься что ли? – натянуто улыбнулась Ася. – Что я могла закапывать? Труп мышонка?
- У тебя водятся мыши? – усмехнулась Марина. – А ты их убиваешь и с почестями хоронишь по ночам? Странное хобби.
- Не смешно, - отрезала Ася и, замявшись на секунду, выдала первое, что пришло в голову: - Я искала червей.
- Каких червей?! – вытаращила глаза Марина.
- Ну я подумала, - принялась выкручиваться Ася, кляня себя за такую идиотскую отговорку: - в деревне я уже больше недели, а ещё не исполнила детскую мечту, не побывала на рыбалке. Вот и решила накопать червей.
- Но почему так внезапно? – недоумевала Марина. – Почему не сказала мне, не нашла удочку… Да почему ночью в конце концов?!
- Да как я могла тебе сказать, когда ты спала?! – всплеснула руками Ася. – Я днём я об этом даже не подумала. А сейчас вот спать легла, вспомнила, и решила не откладывать дело в долгий ящик.
Ася понимала, что в глазах Марины выглядит сумасшедшей, но ничего поделать не могла, её уже несло по кочкам. Чего-чего, а фантазией она обделена не была.
- Легла, представила, как это, наверное, классно… Встаёшь под утро, идёшь на реку, тишина, покой, рыбка клюёт! Ну и рванула за червями.
Марина действительно смотрела на неё как… На немного чокнутую, мягко говоря.
- Да, Аська, ты… - замялась она, подбирая слово. – Взбалмошная какая-то. Когда мы познакомились, ты мне такой не показалась.
- Это хорошо или плохо? – усмехнулась Ася.
- Я ещё не поняла, - покачала головой Марина. – Просто тогда ты выглядела такой потерянной и несчастной, а сейчас будто ожила. Но как-то странно ожила.
- Почему же странно? – засмеялась Ася. – Я всегда такой была.
- У тебя поведение подростка, а не взрослой, тридцатилетней женщины! – выдала Марина.
- Но-но-но! – погрозила ей пальцем Ася. – Не надо мне тут, мне нет ещё тридцати!
- Ну говорю же, девчонка! – махнула рукой Марина. – Пойдём спать уже. Обещаю, устроим тебе настоящую рыбалку.
Ася улыбнулась ей в ответ, изобразив радость, хотя на самом деле Маринино обещание напугало её. Уж чего-чего, а на рыбалку ей совсем не хотелось, а уж тем более в конце ноября и в такой холод.
На этот раз, заползя под одеяло, Ася тут же уснула, прижавшись к сыну. Но спокойно поспать ей не удалось.
Ей снился странный сон. Она стояла среди поля, заросшего зелёной травой. Приятный лёгкий ветерок резвился с волосами. И вдруг всё изменилось. По-прежнему светило солнце, но вот трава неожиданно покрылась кровью. Её становилось всё больше и больше, больше и больше. Она подобралась к ногам Аси, окрасила в красный цвет подол её платья, стала подниматься выше. Ася закричала, закрыв глаза руками и… проснулась.
- Господи, как же с тобой ребёнок живёт, - заворчала Марина, накрывая голову подушкой. – Ни сна, ни отдыха измученной душе!
- Прости, - пискнула Ася, и села в постели, вытирая рукавом выступивший на лбу пот. Димка сонно заворочался, но не проснулся, у него был на удивление крепкий сон.
Неясная тревога сжала сердце, Ася не сомневалась, такой сон приснился ей не к добру.
Утром Марина разбудила её ни свет, ни заря. Ася разлепила веки и уставилась на уже одетую и аккуратно причёсанную подругу.
- Ты энерджайзер что ли? – промычала она, переворачиваясь на бок. – Полночи не спали.
- А нечего червей по ночам копать! – нахально заявила Марина и ткнула её в бок кулаком. – Вставай!
- Ну чего тебе? – простонала Ася, садясь в постели.
- Там Сергей пришёл, - сообщила Марина. – Димке укол делать.
- Почему так рано? – зевнула Ася, спуская ноги с кровати. – Ещё темно.
- Полвосьмого между прочим уже! Сергею на работу через час! Вставай, не ленись!
- Да поняла я! – отмахнулась от неё Ася и, нашарив кофту, натянула её поверх пижамы. Затем наклонилась к сыну и поцеловала его. – Димочка, просыпайся.
Димка, конечно, покапризничал немного, но без особой охоты, так, для вида, и стал одеваться. Ася лениво заправила кровать и пару раз провела расчёской по волосам.
- Вот как это у тебя получается? – неожиданно спросила Марина, всё это время внимательно наблюдавшая за ней.
- Что получается? – вздрогнула Ася.
- Вот так вот выглядеть, - неопределённо повела рукой Марина. – Заспанная, неумытая, непричёсанная, в пижаме, а всё равно красивая! Я когда с Лёнькой на даче была, утром рано-рано проснулась, накрасилась и опять легла, ведь знаю, что выгляжу как чучело по утрам.
- Я тебя умоляю! – отмахнулась Ася. – Где та красота? Нет её и в помине.
- Ну-ну, - хмыкнула Марина и, выглянув в коридор, позвала Сергея: - Серёж, проходи!
- Доброе утро! – хмуро поздоровался он, входя в комнату. А дальше начались привычные действия: набрал лекарство в шприц, сделал укол, попрощался, ушёл.
- А чего он Софью Александровну не привёл? – только тогда опомнилась Ася.
- Сказал, мама ещё спит. Переволновалась из-за пожара, давление было.
- Пожар! – вспомнила Ася. – Мариш, так надо же убраться у вас в доме! Пойдём, я помогу!
- Да кто его знает, что там с тем домом… - погрустнела Марина. – Может там вся стена сгорела… Я всё жду пока рассветёт, сейчас там ещё ничего не увидишь.
Окончательно проснувшаяся Ася быстренько оделась, приготовила завтрак и, покормив сына, одела его потеплее.
- Одного я его не оставлю, пойдёт с нами, - прокомментировала она свои действия. Марина лишь неопределённо пожала плечами, Димка ей совсем не мешал.
Дом, вопреки Марининым опасения, был относительно цел. Сильнее всего пострадала крыша, ей требовался срочный ремонт, а вот в доме всё было в целостности и сохранности, только сильно провонялось дымом.
- Ну что, нужно вымыть окна и коридор, они в копоти, - оглядываясь вокруг сделала вывод Марина. – Много времени не уйдёт, до работы успеем.
- А где ты работаешь? – спросила Ася, поняв, что до сих пор не знает этого.
- Продавцом в магазине где люстры продают.
- Здесь есть такой магазин? – удивилась Ася.
- Здесь нет, в городе. – Рассеянно ответила Марина. – Мне сегодня во вторую смену, думаю, успеем.
- Успеем, - подтвердила Ася. – Вот только…
- Что?
- Холодно у вас здесь, как бы Димке хуже не стало, - вздохнула Ася.
- Надо маму забрать, она бы у тебя с ним посидела, - решила Марина и, надев куртку, выскользнула из дома. Ася осталась одна, немного удивлённая поведением подруги. Уж она-то точно побоялась бы оставить у себя дома в одиночестве такую сумасбродную особу как она сама.
Решив не волноваться из-за глупостей, Ася отыскала тряпку и, вытащив ведро с водой, стала мыть окна. Вскоре пришли Марина и Софья Александровна. Поразглядывав свой дом и поохав, старушка забрала Димку и ушла в дом Аси. Подруги, тихо переговариваясь, стали наводить порядок. К двенадцати часам дня дом засиял. Открыв все окна, они проветрили комнаты, и в нём запахло свежестью.
- Ну вот видишь, как хорошо, а ты боялась! – улыбнулась Ася. – Всё, собирайся на работу, а я пойду выручать твою маму. Димка её наверняка утомил.
Надев куртку, Ася быстро пересекла улицу и вошла в своей дом. Открыв дверь в кухню, она увидела Димку, что-то сосредоточенно рисующего за столом и Софью Александровну, держащую в руках дневник Валентины Ожеговой…

Глава 11
- Асенька, я тут у тебя тетрадку нашла, - смущённо улыбнулась старушка, увидев застывшую на пороге Асю. – Дневник написано. Ты дневник ведёшь? Но ты не думай, я не читала!
- Да, веду, - отмерла Ася, обрадовавшись тому, что её маленькая тайна не раскрыта. – Иногда здорово помогает разобраться в себе.
Шагнув к старушке, она забрала тетрадку из её рук и спрятала обратно под подушку. За Димкиной болезнью она совершенно забыла про дневник и сейчас испытывала жгучий стыд за то, что так и не вернула его Сергею. В первый раз просто запсиховала, как малолетка какая-то, а потом как-то руки не доходили…
«А ведь он, скорее всего, именно из-за этого дневника и старается попасть в дом!» - вдруг осенило Асю. – «Валентина наверняка написала что-то об убийстве, хоть что-нибудь, что прольёт свет на ту историю!».
От предвкушения раскрытия тайны у Аси зачесались руки, но она не могла открыть тетрадку при Софье Александровне, поэтому, развернувшись к ней, сказала:
- Мы всё убрали у вас. В доме чистота, так что, можете возвращаться.
Софья Александровна намёк её поняла, быстренько поднялась и, пробормотав слова прощания, посеменила домой. Проводив её слегка сгорбленную фигурку взглядом, Ася почувствовала острый укол совести, но тут же пресекла его, подумав, что ничего плохого она ей не сделала, наоборот, помогла с уборкой.
- Мама, посмотри, что я нарисовал! – подбежал к ней Димка.
- Ну-ка давай посмотрим! – встрепенулась Ася, беря в руки листок и рассматривая три фигуры. – Это кто у нас?
- Не похоже? – расстроился Димка. – Это я, ты и папа!
- Ой, правда! – восхитилась Ася. – Очень похоже, особенно папа! Я просто сразу не разобралась, а вот сейчас смотрю и думаю: одно лицо!
- Я папе этот рисунок покажу, когда он приедет, - просиял Димка и, бережно свернув листик, спрятал его в карман куртки. – Он ведь скоро приедет? – оглянулся он на Асю.
- Скоро, - кивнула она, тяжело вздыхая. – Димочка, а давай ты ещё тётю Марину и Софью Александровну нарисуешь? Вот они обрадуются!
- Хорошо, - тут же согласился Димка и схватился за карандаши.
Ася быстро забралась на кровать и, схватив дневник, пролистнула его до конца.
«Всё, я больше не могу! Я каждый день прошу смерти, я не выдержу больше жизни с Георгием! Лена просит меня переехать к ней, оставить Гошу, но я не смогу жить, зная, что он мучается здесь один… Я не могу его предать. А он… Он пьёт каждый день, бьёт меня… Нет, выхода у меня нет… То есть есть, но только один, отправится на тот свет…».
- Очень сложно поверить, что Валентина убила мужа… - пробормотала Ася, отрывая взгляд от страницы. – Судя по её записям, она бы предпочла умереть самой, чем лишить жизни Георгия… Всё-таки прав Сергей, что-то здесь не так…
Перевернув страницу, Ася увидела лишь размашистую, нервную запись на пол-листа, содержащую лишь три страшных слова:
«Я убила Георгия!».
На этом дневник заканчивался.
- Странно всё это, очень странно… - прошептала Ася, закрывая тетрадку и пряча её обратно, под подушку. – Впрочем, это не моё дело. Вечером придёт Сергей, я отдам ему дневник и забуду это историю как страшный сон. У меня своих проблем хватает, зачем мне ещё чужие?
Размышляя таким образом, Ася, в глубине души прекрасно понимала, что любопытство не даст ей спокойно спать, ей безумно хотелось знать, что же на самом деле произошло в этой семье… Непонятно почему, но Валентина была ей симпатична и ей очень хотелось, чтобы она оказалась невиновна, чтобы её честное имя было восстановлено…
Но вечером, вместо Сергея в дом ввалилась заплаканная Марина. Волосы её разметались, шапка сползла на бок, из пальто была вырвана пуговица, а на щеке огромная царапина.
- Что с тобой?! – ахнула Ася, увидев её на пороге. – Валентина? Вы опять подрались?
- Нет, - мотнула головой Марина и буквально рухнула на стул. – Аська, меня прокляли. Теперь я точно знаю.
- И кто поставил такой замечательный диагноз? – сложила руки на груди Ася.
- Да мне никто и не нужен, я сама всё знаю, - зарыдала Марина.
- Так, успокойся! – поставила перед ней стакан с водой Ася. – И расскажи мне толком, что у тебя опять стряслось!
- Вот именно, опять! – подняла вверх указательный палец Марина. – Со мной постоянно что-то случается, меня прокляли!
- Марин, прекрати! – поморщилась Ася. – Рассказывай.
- Меня уволили с работы.
- Как? – поразилась Ася. – За что?
- Аська, меня подставили! – опять завыла Марина. – Напарница из кассы деньги вытащила и сказала, что это я. А директор и разбираться не стал, выгнал и сказал, что если не верну деньги, сдаст меня в полицию!
- И много денег? – тихо спросила Ася.
- Да не много, - вытерла щёки Марина. – Отдам я их, дело в другом! Обидно же! Я никогда ничего чужого не взяла, а тут воровкой сделали! И работы лишилась…
- А со щекой что?
- Упала. – Всхлипнула Марина. – Пошла на остановку в городе и грохнулась на тротуаре. Какие-то пацаны смеялись надо мной, а я, как кошёлка старая, ворочалась и подняться не могла! Какой позор…
- Успокойся, - попросила её Ася. – Марин, да, у тебя чёрная полоса, бывает. Это пройдёт. Потом наступит счастье.
- Эта полоса длится уже тридцать пять лет, - тоскливо протянула Марина, тяжело опираясь на стену. – Зачем я вообще родилась?
- Замолчи! – рявкнула Ася, стукнув кулаком по столу. – Разнюнилась тут! Всякое в жизни бывает, всё равно всё проходит! И у тебя всё пройдёт и всё будет хорошо!
- Аська, давай выпьем? – жалобно посмотрела на неё Марина.
- Выпьем? – оторопела Ася. – Ну у меня же ребёнок…
- Ну и что? – пожала плечами Марина. – Мы цивилизованно, у тебя здесь посидим, выпьем бутылочку.
- Ну… Хорошо, - сдалась Ася. – Только недолго.
- А как же! – обрадовалась Марина. – Я в магазин и обратно!
Пока Марины не было, Ася успела сварить макароны и накормить Димку. Мальчик опять уселся с листами бумаги, это было его единственное развлечение здесь.
Марина вернулась переодетая и причёсанная, с бутылкой водки в кармане.
- Водка?! – удивилась Ася. – Мариш, да я водку не пью, надо было вино брать.
- Мы по чуть-чуть, - подмигнула ей Марина и ловко откупорила бутылку.
За разговорами о горькой женской доле, подруги не заметили, как уговорили всю бутылку.
- Это что, всё? – потрясла её над стаканом Марина.
- Как всё? – пьяно прищурилась Ася. – Магазин ещё открыт?
- Нет, - погрустнела Марина. – О! Знаю! У меня бутылка мартини дома имеется!
- Неси скорее! – воодушевилась Ася.
- Момент! – подскочила Марина и помчалась домой.
Ещё через час Марина пьяно икая, побрела домой, а Ася осталась сидеть за столом.
- Что такое? – пробормотала она, поводя рукой перед своим лицом. – Двоится что-то…
В этот момент в дверь постучали. Ася сделала попытку встать и не смогла.
- Открыто! – крикнула она и закашлялась.
В кухню вошёл Сергей, принеся с собою морозный воздух и запах дыма.
- Чё, опять где-то дом горит? – хихикнула Ася.
- В смысле? – не понял Сергей. – С чего ты взяла?
- От тебя дымом несёт.
- Печки у людей горят, дым из труб идёт, - пояснил Сергей.
- А я-то уж подумала, - вздохнула Ася и подпёрла кулачком щёку. – Огонь, красота…
- Ты в своём уме? – осторожно спросил Сергей. – Странная ты какая-то.
- И ничего я не странная! – разозлилась Ася. – Ты пришёл укол ставить? Вот и ставь! Димка-а!
С этими словами она попыталась встать и, покачнувшись, ухватилась за угол стола.
- Так ты пьяная! – догадался Сергей. – Ничего не скажешь, молодец! Напиться до свинячьего визга!
- Сам ты свинья! – возмутилась Ася. – Пришёл ко мне домой и ещё обзывается!
- Я могу и уйти, - усмехнулся Сергей.
- Ну и иди! – разошлась Ася. – Я сама укол сделаю!
Ася попыталась отобрать у Сергея шприц, но он оттолкнул её. С диким визгом Ася упала на пол, больно ударившись ногой об ножку стула.
- Ты маму ударил? – шёпотом спросил Димка, с ужасом глядя на Сергея.
- Я? – тут же открестился Сергей. – Как ты мог подумать такое? Мама просто запнулась и упала.
- Папа тоже так всегда говорил… - ещё тише сказал мальчик, в глазах его стояли слёзы. – А на самом деле бил маму, я сам видел…
- Бил? – пробормотал Сергей. – Папа бил маму?
- Тебе-то что? – наконец-то поднялась Ася. – Делай укол и вали! Не волнуйся Димка, он на самом деле меня не бил, я сама упала.
Сергей лишь молча покачал головой и стал набирать в шприц лекарство. Он был немного удивлён словами Димки… Взбалмошная Ася предстала перед ним в ином свете. Может поэтому она и приехала сюда, в эту Богом забытую деревню, потому что спасалась от мужа-тирана? Сергей и сам не знал, как близко он от истины…
Поставив Димке укол, он привычно стянул перчатки с рук и посмотрел на Асю, с трудом фокусирующую взгляд на нём.
- Телефон вытрезвителя подсказать? – ухмыльнулся он.
- Что, часто там бываешь? – хмыкнула Ася.
- Юмор бьёт через край! – съязвил Сергей. – В честь чего ты так наклюкалась?
- Горе заливали, - сообщила Ася. – Плакали с Маринкой о горькой женской доле.
- А, так ты и Марину споила! – присвистнул Сергей.
- Это кто ещё кого споил! – возмутилась Ася. – Между прочим, она первая выпить предложила!
- Ты определённо на неё дурно влияешь! До твоего появления здесь, Маринка такой не была.
- Много ты знаешь! – фыркнула Ася. – Вы вообще живёте в одной деревне и ничего друг о друге не знаете! А ты особенно!
- Чего это? За что такая честь? – засмеялся Сергей.
- Ты… Ты знаешь кто?
- Кто? – прищурился Сергей.
- Ты глупый, как пожилая выхухоль! – выдала Ася.
- Браво! – зааплодировал Сергей. – Спиртное добавило тебе умственных способностей!
- Отвали, - пробурчала Ася, обиженно отворачиваясь.
- Пьяница мать – горе в семье, - продолжил издеваться Сергей. – Да и хозяйка из тебя никудышная!
- Это почему это? – задохнулась от обиды Ася.
- Ну а что? На улице грязь, дождь, а у тебя хороший сельхозинвентарь валяется под открытым небом!
- Ты что несёшь? – возмутилась Ася. – Какой сель… сельхоз… Какой инвентарь? – не смогла она выговорить сложное слово, язык с трудом ворочался во рту. – У меня всё в гараже, между прочим!
- Хочешь сказать, мне привиделось?
- А вот может быть! – упёрла руки в бока Ася.
- Пошли, покажу, - схватил её за локоток Сергей и вытащил на улицу прямо в одном свитере.
- Эй, холодно же! – попробовала возмутиться Ася, но Сергей перебил её:
- Ничего, зато протрезвеешь!
Что-то сердито бурча себе под нос, Ася всё же позволила вывести себя на улицу. Сергей спустился с крыльца и ткнул пальцем в землю, рядом со ступеньками.
- Вот! Это, по-твоему, что?
- Где? – Ася с трудом наклонила голову, и весь хмель в один миг выветрился у неё из головы.
Рядом с крыльцом лежала хорошо знакомая ей лопата. Именно эта лопата когда-то принадлежала её родителем и именно ей Василий копал могилу, чтобы спрятать труп… И именно она должна была много лет лежать на дней озера…
- Ик! – дёрнулась Ася. – Ик!
- Ну что, хозяюшка, я не прав? – сложил руки на груди Сергей.
- Как она здесь оказалась? – посмотрела на него безумными глазами Ася.
- Ну, наверное, привидение притащило! – засмеялся он.
- Точно… - попятилась от него Ася, запнулась и уселась прямо на ступеньки. – Это оно… Оно и нож принесло, и лопату…
- Какой нож? – не понял Сергей.
- Не важно, - отмахнулась Ася. – Всё это не важно, главное, что это оно… Ты прав…
- Ася, я пошутил! – попытался исправить свою оплошность Сергей. Он даже не думал, что его слова возымеют такое действие. – Какое к чёрту привидение? Это твоя лопата, ты её здесь бросила!
- Я не страдаю провалами в памяти! – огрызнулась Ася. – И лопата это не моя! То есть моя, но не сейчас…
- Проспаться тебе надо, - покачал головой Сергей. – Хмель из головы выйдет, и ты будешь смеяться над своими словами.
- Да какой хмель… - махнула рукой Ася и, сгорбившись и шаркая ногами, поплелась в дом, даже не попрощавшись с Сергеем. Он покачал головой и, подняв лопату, поставил её на крыльцо. Затем надел на голову капюшон и, засунув руки в карманы, отправился домой.
Ася в ту ночь так и не уснула. Уложив Димку спать, она до самого рассвета сидела в кухне за столом, глядя на тьму за окном и думала, как дальше жить.
Едва на улице рассвело, как она, выпив полбанки воды и сетуя, что в доме нет таблеток от головной боли, разбудила Димку. Покормив его, отвела к Марине.
- Присмотришь за Димкой? – спросила она у подруги, открывшей ей дверь.
- А ты куда собралась? – зевая во весь рот, поинтересовалась Марина.
- В город. Хочу домой позвонить. Не спокойно мне как-то.
- Аська, вот откуда у тебя столько энергии? – поразилась Марина. – У меня после вчерашнего голова как чугун и спать всё время хочется, а ты бодрячком! Как у тебя это получается?
- Лучше не спрашивай, - хмыкнула Ася, снимая куртку с сына. – Я постараюсь вернуться как можно быстрее!
- Да ладно, не волнуйся, - отмахнулась Марина. – Чего мне в тягость за ребёнком присмотреть? Езжай.
- Спасибо! – поцеловала её в щёку Ася и вылетела за дверь, даже не вспомнив, что Диме нужно сделать очередной укол, а Сергей, придя к ним, никого там не застанет.
Промаявшись на остановке почти полчаса, она наконец-то влезла в автобус и уселась у окна, клацая зубами от холода. Её тоненькая куртка явно не подходила для шатания по деревенским улицам, покупалась она для поездок на личном автомобиле.
Натянув на озябшие руки рукава, Ася прижалась головой к стеклу и закрыла глаза. Усталость взяла своё и она задремала.
- Женщина, ваша остановка! – раздался над её ухом громовой голос. – Ох уж эти деревенские, зальют глаза с утра пораньше, а потом буди их!
- Извините, - пробормотала Ася, сонно хлопая глазами, и выскочила из автобуса, с пылающими щеками. Она даже ничего не смогла возразить злому водителю, от неё действительно за километр несло перегаром, как от заправского пьяницы.
Закинув на плечо сумку, она зашагала по улице, разглядывая вывески и витрины и ища то, что ей нужно. Для начала она увидела ларёк и купила упаковку мятной жвачки. Засунув в рот сразу три подушечки, Ася едва не задохнулась от ледяного вкуса мяты. Но стойко выдержав это испытание, она бодро заработала челюстями, стремясь избавиться от запаха вчерашнего загула.
На глаза вскоре попалось уже знакомое ей кафе, но Ася не решилась звонить оттуда, решив поискать какой-нибудь другой телефон. К её великой радости на следующей улице она увидела автомат. Купив карточку, она бросилась в кабинку и быстро застучала пальцем по кнопкам, набирая номер. Длинные гудки неслись из трубки, и сердце Аси замирало от ожидания услышать родной голос мамы или Юрки.
- Аллоу, - слегка певуче ответила мама.
- Мамочка! – задохнулась от радости Ася. – Мамочка, это я!
- Ася! – воскликнула мама и Асе показалось, что она видит, как мама грузно садится на стул и хватается за сердце.
- Мамулечка, как вы там?
- Господи, Ася, где ты? – проигнорировала её вопрос мама. – Доченька, мы уж извелись, сил нет!
- Мамочка, милая моя, со мной всё хорошо, не переживайте! – поспешила успокоить её Ася.
- А Димка? Димка как?
- И с ним тоже всё в полном порядке, - слегка покривила душой Ася, думая, что было бы с мамой, узнай она всю правду о них. – Мам, как ты? Как Юрка? Что слышно от Васи?
- Да что я, - всхлипнула мама, - сердце немного барахлит, но это пустяки. Юрка сам не свой ходит, беспокоится за тебя очень. Каждый день спрашивает, не звонила ли ты.
Ася молчала, с силой прижимая трубку к уху и еле сдерживая слёзы. Милые, любимые мама и брат, как бы она хотела сейчас оказаться рядом с ними…
- А Вася... Вася рвёт и мечет, является каждый день, орёт, посуду бьёт. Позавчера вечером с Юрой сцепились, синяков друг другу наставили. Всё требует сказать, где ты. Называет тебя воровкой, за то, что сына увезла.
- Ничего, побушует ещё немного и перестанет, - пообещала Ася, наконец, проглотив комок в горле. – Мамочка, мне пора… Я очень сильно люблю вас, держитесь!
- Ася, Ася, подожди! – всполошилась мама. – Я же ещё забыла тебе рассказать!
- Что такое? – насторожилась Ася.
- Ты папиного дядю помнишь? Виктора Андреевича?
- Смутно, а что?
- Звонил папа, сказал, что Виктор Андреевич при смерти и составил завещание.
- Папа звонил? – удивилась Ася. – Тебе?
- Юре! – поправила её мама и рассердилась: - Ты чем вообще слушаешь? При чём здесь папа? Я тебе про Виктора Андреевича говорю! Он очень злится на папу за то, что он когда-то развёлся со мной и бросил детей и поэтому не оставил ему ни гроша, а всё своё состояние разделил поровну между вами, тобой и Юркой.
- Ничего себе… - прошептала Ася, поражённая этим известием. Виктор Андреевич, по рассказам отца, был баснословно богатым человеком.
- Он, конечно, ещё жив, да и пусть живёт сколько угодно, я ему смерти не желаю, - частила мать Аси, - но отец сказал, что ему уже немного осталось. Так что, Асенька, я не знаю, что и думать… Если дядя умрёт, тебе ведь надо будет приехать, чтобы получить наследство.
- Мама, я не могу… - пробормотала Ася. – Да и вообще, о чём речь? Дядя ещё жив, а в права наследства вступают через полгода после кончины. И вообще, мама, что за разговор мы ведём? Как будто ждём его смерти!
- Ася, ты ведёшь себя как маленький ребёнок! – возмутилась мама.
- Мамочка, мне правда нужно идти, - заторопилась Ася, взглянув на часы. – Люблю, целую, передай привет Юре!
Повесив трубку, она буквально выпала из кабинки и опять засунула в рот жвачку. Разговор с мамой взволновал её, впрочем, чего и следовало ожидать. Ей до боли хотелось оказаться дома.
Встряхнувшись, словно сбрасывая с себя все плохие мысли, Ася огляделась по сторонам и перешла дорогу, там, виднелась вывеска магазина «Детский мир».
Войдя в тёплое светлое помещение, Ася первым делом стянула шапку и расстегнула куртку. Бродя между полками, уставленными всевозможными игрушками, она не знала, на чём остановить взгляд. Зашла она сюда с одной целью – купить пистолет, похожий на настоящий, но увидев всё это великолепие, поняла, что не может оставить Димку без игрушки.
- Вам что-нибудь подсказать? – остановилась рядом с ней продавщица с бейджиком «Анна» на груди.
- Да, скажите, что можно купить мальчику пяти лет? – обратилась к ней Ася, понимая, что делает глупость. Кому, как ни ей самой знать, что нужно её сыну?
- Вот, посмотрите какой набор, - тут же сунула ей под нос коробку продавщица. - Полицейский набор. Крохотный пистолет, пульки к нему, наручники.
- А нет такого же врачебного? – осенило Асю.
- Есть, - обрадовалась продавщица и вытянула с полки очередную коробку. Вот, стетоскоп, шприцы и так далее.
- Я возьму это, - кивнула Ася и спросила: - а можно ещё пистолет, чтобы был похож на настоящий?
- Конечно, - кивнула Анна и скрылась из виду, чтобы через минуту появиться вновь с пистолетом в руках. – Вот пистолет и пули к нему.
- Спасибо, - Ася забрала игрушки из её рук и поспешила на кассу.
Сложив всё в большой пакет, Ася надела шапку и вышла на улицу. Путь её лежал к магазину, где работала Марина. Вчера, в пьяном бреду, она сто раз повторила название магазина, где работала и имя напарницы, подставившей её.
Ася, конечно, понимала, что своими действиями может навредить подруге, но в то же время считала, что не может не попытаться помочь ей. Ведь сама Марина столько раз выручала её из беды!

Глава 12
- Простите, вы не подскажете, где находится магазин «Мир света»? – спросила она у женщины, обвешанной пакетами, с усталым лицом и пронзительными голубыми глазами.
- Это где люстры продают? – уточнила женщина.
- Да.
- Улица Космонавтов, возле универмага, - сообщила она и скрылась в очередном магазине.
- Замечательно, - скривилась Ася. – И где мне искать эту улицу Космонавтов?
Пересчитав наличность в кошельке, Ася не решилась вызвать такси. Денег оставалось в обрез, нужно учиться экономить. Спрятав кошелёк в сумку, Ася зашагала по тротуару, ища глазами хоть какую-то табличку с названием улицы. К её радости вскоре она увидела, что находится на нужно улице. Ещё через двадцать минут она замерла за углом магазина «Мир света». Распечатав пистолет, она сунула его в сумочку и, выпрямив спину, вошла в магазин.
Над дверью висела «музыка ветра», приветливо звякнувшая при её появлении. Девушка за кассой, высокая блондинка с собранными в высокий хвост волосами, взглянула на Асю оценивающим взглядом и тут же уткнулась в какие-то бумаги.
Ася прошлась по залу, делая вид, что разглядывает люстры, а сама же высматривала камеру. Она действительно нашлась, висела в углу, чуть дальше кассы. Встав так, чтобы видно были лишь её спину, Ася обратилась к продавщице:
- Ирина?
- Слушаю вас, - улыбнулась девушка.
- Ну и как работается без напарницы? – улыбнулась ей в ответ Ася.
- Не понимаю, о чём вы?
- Ну как работается после того, как подставила напарницу и выжила её с работы, повесив на неё долг?
Девушка побледнела и отступила на шаг. Рука её скользнула под прилавок и тревожной кнопке.
- Без глупостей, - всё так же мило улыбаясь, приказала ей Ася. – Смотри сюда.
С этими словами Ася открыла сумочку и показала её содержимое Ирине. Взглянув на тускло поблёскивающий пистолет, Ирина тихо ойкнула и отдёрнула руку.
- А теперь слушай и запоминай. Прямо сейчас идёшь в кабинет своего директора и признаёшься в содеянном. Говоришь, что оговорила Марину и просишь вернуть её на работу.
- А если нет? – попробовала сопротивляться Ирина.
- А если нет, то судьба тебя ждёт примерно такая, - защёлкнув замок сумочки, Ася взглянула прямо в глаза Ирине. – Выходишь ты из магазина, планируешь вечер, а из-за угла выглядывает человечек и нажимает на курок. И всё, никаких планов, никаких денег не нужно, тишина и покой. Впрочем, тебе это не светит, за свои злодейства будешь в аду гореть.
Лицо Ирины по цвету сравнялось с белой стеной, губы затряслись.
- Кто вы? – прошептала она.
- Добрый ангел, - серьёзно сообщила Ася. – Вижу, где совершается подстава, и сразу лечу туда, исправлять ситуацию. А если меня не слушаются, отправляю сразу по известному адресу. Смотри, Ирочка, я не промахнусь.
Закончив свою речь, Ася гордо прошествовала к двери и вышла на улицу. Оглянувшись, она увидела сквозь стеклянную дверь, как Ира повернула ключ в кассе и кубарем бросилась за какую-то дверь. Удовлетворённо улыбнувшись, Ася побежала к остановке. Пора было ехать домой.
Автобус как назло задержался на целых полтора часа и Ася, чтобы не околеть окончательно, зашла в продуктовый магазин. Оттуда она вышла с целым пакетом еды и с почти полностью пустым кошельком. Вскочив в подошедший автобус, Ася, полностью удовлетворённая сегодняшним днём, откинулась на спинку сиденья, предвкушая, как обрадуется Марина известию, что её возвращают на работу. А уж как обрадуется Димка игрушкам! Да уж, не подумала она, что пистолет тоже достанется сыну и приобрела врачебный набор. Но с другой стороны, что сделано, то сделано, а ребёнок будет рад вдвойне!
Выйдя в ставшей уже родной деревне, Ася бодро зашагала домой. Проходя мимо дома Сергей, она увидела его, рубящего дрова.
- Здравствуйте! – поздоровалась она.
- Привет! – оглянулся Сергей. – Что, в вытрезвитель ездила?
- Не дождётесь, - ухмыльнулась Ася.
- А я-то думаю, ну куда ещё можно ломануться с самого утра, на не совсем трезвую голову? Даже забыла, что Димке укол надо ставить!
- Ой, точно! – закусила губу Ася. – Это сильно страшно?
- Не сильно, - усмехнулся Сергей. – Надеюсь, вечером будешь дома?
- Буду, - пообещала Ася. – Точно буду.
- Ну и отлично, значит до вечера, - буркнул он и опять схватился за топор.
Ася, решив не спешить забирать сына, вернулась домой и тут же наткнулась взглядом на злополучную лопату. Настроение тут же испортилось. Отнеся пакеты в дом, она переобулась и, выйдя на улицу, задумалась. Лопата не нож, её в огороде не закопаешь. Значит… Значит, её надо утопить.
- Ладно, постой пока здесь, - с ненавистью глядя на неё, пробормотала Ася. – Вечером спрошу у Сергея, где у них ближайшая речка или озеро и отправишься ты туда, где и должна быть.
Вернувшись в дом, Ася распаковала пакеты и поставила на плиту кастрюльку. Руки действовали отдельно от головы. Мыслями она уже была на неизвестном озере и топила злополучную лопату, а руки быстро резали нежное куриное мясо и сыпали в кастрюльку рис. Вскоре дом наполнился запахами куриного супа, а Ася, вымыв руки, отправилась за сыном.
- Ну как вы здесь, соскучились? – заорала она, входя в дом подруги.
- Мама! – обрадовался Димка, повисая на её шее. – Я соскучился!
- А у меня для тебя сюрприз, - хитро прищурилась Ася.
- Какой? – заскакал на одной ноге мальчик.
- А вот не скажу, придёшь домой – увидишь! Беги, одевайся!
Довольно гикая, Димка унёсся в коридор за курткой, а Ася только сейчас обратила внимание на хмурые лицо Софьи Александровны и Марины.
- А для тебя у меня тоже сюрприз, - несмело начала она.
- Я уже поняла, - кивнула Марина.
- С работы звонили? – вздрогнула Ася, решив, что навредила подруге.
- При чём здесь работа? – вздёрнула брови Марина. – Ася, скажи, какой сюрприз ты приготовила Диме?
- Игрушку купила, а что? – удивилась Ася.
- Откуда у тебя столько денег? – продолжила допрос подруга.
- В смысле столько? – не поняла Ася. – У меня денег не много, но Димке скучно, вот я и решила порадовать его. Марин, в чём дело?
Но подруга только отвернулась, пряча глаза. Вместо неё заговорила Софья Александровна.
- Эх, Ася, а я ведь тебе так доверяла… - вздохнула она.
- Да что произошло? – занервничала Ася, уже поняв, что её подозревают в чём-то нехорошем.
- Вот здесь, лежали все наши деньги, - бросила ей под ноги пустую коробочку Софья Александровна. – Теперь их нет.
- Вы думаете, это я? – попятилась Ася. – Да вы что, с ума сошли?!
- А кто, если не ты? – взглянула на неё Марина. – Ты оставалась здесь одна, когда я ходила за мамой к Сергею. И после этого деньги исчезли. Поверь, я до последнего не хотела верить в это, но факты говорят обратное.
- Факты говорят обратное! – передразнила её Ася. – Детективов начиталась? Говоришь как заправский следователь! Да во время пожара у вас двери нараспашку были, кто угодно мог войти в дом и взять ваши деньги!
- Ася, я живу в этой деревне всю свою жизнь, и никогда ничего подобного у нас не случалось! – стукнула сухоньким кулачком по столу Софья Александровна. – И только после твоего появления здесь у нас пропали деньги.
- Да как вы можете? – прошептала Ася, еле сдерживая слёзы.
- Я не прошу у тебя вернуть деньги, понимаю, что ты их, скорее всего, уже потратила, - глухо сказала Марина. – Но больше к нам не приходи.
- Хорошо, пусть будет по-вашему, - кивнула Ася, вытирая слезинку, всё-таки выбежавшую из глаза. – Бог вам судья.
Выйдя в коридор, она схватила Димку за руку и потащила домой, не говоря ни слова. Войдя в дом, нашла книжку, которую брала у Марина и, вылетев на улицу, пересекла дорогу и дёрнула дверь.
- Вот, возьми, - крикнула она, силой сдерживая рыдания, рвущиеся из груди. – А то скажешь, что я тоже украла!
Марина промолчала, избегая смотреть ей в глаза.
- И ещё, когда тебе позвонят с работы и попросят вернуться обратно, ты даже в мыслях не допускай, что это сделала я. Разве такая дрянь как я могла сделать хорошее дело? Конечно же, нет!
Круто развернувшись, Ася вылетела из дома. Слёзы потоком текли по её щекам, но она даже не пыталась остановить их. Ей не было так обидно даже когда Вася избивал её, да ей вообще никогда в жизни не было так обидно!
- Мам, тебе плохо? – спросил Димка, когда она, вернувшись от подруги, прямо в куртке повалилась на одеяло. – У тебя что-то болит? – Ася ощутила маленькую ручонку, поглаживающую её по волосам и зарыдала ещё сильнее.
- Мамочка, ну не плачь, - личико Димки скривилось, в глазах заблестели слёзы. – Мам, ну, пожалуйста, ну не плачь!
- Не буду, - Ася поднялась и прижала сына к себе. – Не буду, малыш. Я больше не буду плакать. Самое главное, что у меня есть ты, а все остальные пусть катятся к чертям собачьим!
- А кто это, все остальные? – заглянул ей в глаза Димка.
- Да вообще все! – улыбнулась ему Ася. – Мы будем с тобой друг у друга и всё будет хорошо.
- Да, - тихо подтвердил мальчик и обнял её.
Прихода Сергея вечером Ася ждала с замиранием сердца. Ей казалось, что Марина и Софья Александровна обязательно расскажут всем о своих нелепых подозрениях. Но вопреки её страхам Сергей как всегда поздоровался и принялся набирать лекарство. Ни в его взгляде, ни в словах, Ася не заметила презрения к себе, как к воровке.
- Сергей, скажи, а у вас здесь есть озеро? – поинтересовалась Ася, провожая его до двери.
- Есть, - кивнул он. – А что, искупаться решила? – хохотнул он.
- Не смешно! – огрызнулась Ася. – Лучше расскажи, где оно и как до него добраться.
- Зачем тебе? – внимательно посмотрел на неё Сергей.
- Надо! – отрезала Ася. – Так скажешь или нет?
- Недалеко отсюда, - вздохнув, сказал Сергей. – Если обойти Маринин дом, увидишь тропинку. Пройдёшь по ней и выйдешь как раз к озеру, местные пацаны туда купаться летом бегают, а сейчас рыбу удят.
- Спасибо большое, - искренне поблагодарила его Ася, старательно запоминая информацию.
- Странная ты всё-таки, - констатировал Сергей и вышел из дома. Ася закрыла за ним дверь и вернулась к сыну.
В ту ночь Димка никак не хотел засыпать, он капризничал, требовал рассказывать ему сказки и всё время вертелся в постели. Угомонился он только к полуночи. Укутав его в одеяло, Ася погасила свет в большой комнате, оставив тусклую лампочку в кухне, и стала собираться.
Ася очень надеялась, что за время её отсутствия Димка не проснётся, потому что предугадать его реакцию было невозможно. Натянув резиновые сапоги и свою куртку, Ася схватила лопату и бегом бросилась в указанном направлении.
Мимо забора Марины она протиснулась очень тихо, надеясь, что не будет замечена «подругой». В свете полной луны она увидела почти неприметную тропочку и побрела под ней, поглядывая по сторонам. Тропинка всё не кончалась и Ася уже подумала, что свернула куда-то не туда, как вдруг прямо перед ней возникло озеро.
Ася остановилась и очумело потрясла головой. Она могла поклясться, что нигде не было видно блеска воды, озеро появилось, словно из ниоткуда!
Неожиданно ей стало страшно. Вокруг неё тёмной громадой возвышался лес, от деревни не было видно ни огонька, словно она вдруг исчезла. Тёмная гладь озера призрачно поблёскивала в свете луны. Лёгкий ветерок пронёсся по берегу, заставляя воду колыхнуться, и Асе вдруг почудился смех. На ум сразу же полезли страшные рассказы о русалках, заманивающих припозднившихся путников в свои владения. Зябко поведя плечами, Ася перевела взгляд на часы и вздрогнула. Стрелки сошлись на двенадцати. Ровно полночь.
Пересилив себя, Ася подошла поближе к воде и, подняв лопату, с силой бросила её в воду. Глухо булькнув, она пошла ко дну. Ей стало легче, но ненадолго. Внезапно возник резкий порыв ветра, деревья застонали, вода встревоженно заколыхалась и Ася, не выдержав напряжения, громко взвизгнула и бросилась домой. Минут пять она бежала, не разбирая дороги и боясь оглянуться. Казалось, за ней гонится кто-то ужасный. Через некоторое время она остановилась и перевела дыхание. Обведя взглядом пространство, Ася похолодела. Заветной тропинки под ногами не было, вокруг неё росли деревья и какие-то колючие кустарники. Оглядевшись вокруг, Ася почувствовала, как горло сжимает паника. С силой сглотнув, она попыталась взять себя в руки, но получалось у неё это из рук вон плохо. Развернувшись, она побрела обратно, стараясь найти тропинку. Шла она минут десять, но они показались ей вечностью. Неожиданно за деревьями блеснула вода, и Ася опять вышла к озеру. Угомонившийся ветер при её появлении опять взвыл, пригибая деревья до земли.
- Это он… - прошептала Ася, чувствуя, что сейчас потеряет сознание. – Он злится, что я утопила лопату.
По спине побежали мурашки, руки заледенели. Стараясь ступать как можно тише, она побрела к деревне, увидев, наконец, знакомую тропинку. Сердце билось где-то в горле. Луна, как назло, спряталась за облаками и вокруг сгустилась темнота. Постепенно ускоряя шаг, она незаметно для себя перешла на бег. И тут откуда-то сбоку к ней метнулась чёрная тень и преградила дорогу. Завизжав, Ася закрыла руками глаза и опустилась на землю.

Глава 13
- Ася, это я, успокойся! – внезапно раздался над её головой знакомый голос. Ася тут же перестала визжать, сквозь пальцы посмотрела на тёмный силуэт, и тут же узнала Сергея.
- Придурок! – заорала она, вскакивая на ноги и замахиваясь для удара. Сергей перехватил её руку, но она тут же ударила его ногой по колену.
- Ну-ка успокойся! – приказал он, в одно мгновение скручивая Асю и прижимая к себе, не давая сделать лишних движений.
- Идиот! – бесновалась Ася, извиваясь в его руках. – Какого чёрта ты здесь бродишь? Да я чуть от страха не умерла! Дурак!
- Я какого чёрта здесь брожу? – прошипел Сергей прямо ей на ухо. – Это ты, какого чёрта здесь бродишь? Да, я специально за тобой следил, уж очень интересно было, зачем тебе озеро наше понадобилось, на ночь глядя!
- А если бы я с утра пошла, ты бы всю ночь под моим домом проторчал? – пропыхтела Ася, выдираясь из его рук.
- Не поверишь, интуиция подсказала, что ты непременно ночью сюда потащишься! Как видишь, не ошибся! Ты чем здесь занималась?
- Не твоё дело! – отрезала Ася и топнула ногой. – Не смей за мной ходить, ясно тебе? Что ты ко мне привязался?
- Да потому что ты идиотка! – нагло заявил Сергей. – И тебе вполне могло прийти в голову искупать в озере ночью, омолодиться может быть или ещё чего-нибудь.
- Тебе-то что до этого? – сжав кулаки, прошипела Ася. – Хочу и буду купаться, и тебя это не касается, понял? Кем ты себя возомнил? Робин Гуд хренов! Маньяк!
Оттолкнув Сергея, Ася бросилась домой. В какой-то момент ей показалось, что он погонится за ней, но вскоре оглянувшись, она увидела, что Сергей так и остался стоять на том же месте.
Влетев в свой дом, Ася тут же заперла дверь и, проверив Димку, устало опустилась на диван у печки, прижав к ней озябшие ладони. Страх не отпускал. Стоило ей закрыть глаза, как она вновь оказывалась у озера, чувствовала ледяное дыхание ветра и слышала стоны деревьев.
Пожалев, что у неё нет никакого успокоительного, Ася всё же разделась и легла спать. Ей опять снился тот же сон… Солнечный день и трава, залитая кровью.
Открыв глаза, Ася села в постели и обхватила голову руками.
- Может, я схожу с ума? – прошептала она. – Я так долго не выдержу… Наяву одни сплошные ужасы, во сне кошмары. Ещё немного и попаду в психушку…
В ту ночь она уснула только к утру и проснулась усталой и разбитой. Сергей, пришедший делать укол, вопреки опасениям Аси даже не вспомнил об их ночной встрече.
- Ну всё, это последний. – Сообщил он, выбрасывая шприц.
- Димка здоров? – растерялась Ася.
- Думаю да, - кивнул Сергей. – Могу прослушать его, если хочешь, но лучше бы свозить в больницу на рентген.
- Нет уж, лучше ты послушай, - мотнула головой Ася.
- Настя, ты же знаешь, я такой ответственности на себя не беру.
- Как ты меня назвал? – дёрнулась Ася.
- Настей, а что?
- Не надо меня так называть! – попросила Ася.
- Почему? Гораздо привычнее Анастасию называть Настей, а не Асей.
- Ты чего привязался? – начала выходить из себя Ася. – Сказано тебе, я Ася и никак иначе!
- Ладно, не кипятись! – шутливо поднял руки вверх Сергей. – Ася, так Ася. А Димку лучше свози в больницу.
- Холодно сегодня, - посмотрела тоскливым взглядом в окно Ася. – Боюсь его по остановкам таскать после воспаления.
- Такси вызови, - пожал плечами Сергей, надевая куртку.
- Денег нет, - вздохнула Ася. – Надо бы на работу устроиться, да только куда…
- Кто ищет – тот всегда найдёт! – обнадёжил её Сергей и, подняв воротник, вышел за дверь.
- Сынок! – позвала Димку Ася. – Одевайся, сходим в магазин, подышим свежим воздухом.
- Ура! – подпрыгнул Димка и потянулся за своей курткой.
На улице в кои-то веки выглянуло солнце, было морозно, но приятно. Вдохнув полной грудью воздух, Ася улыбнулась и, взяв сына за руку, пошла к магазину.
Ещё издали она увидела фигуру Марины, стоящую на остановке и испытала острое желание повернуть обратно. Но заметив взгляд «подруги» устремлённый на неё, гордо выпрямила спину и прошла мимо.
- Ася! – позвала её Марина, но Ася сделала вид, что не слышит её. Жаль, что Димке этой ситуации не объяснить, потому что он тут же дёрнул мать за руку и громко сказал:
- Мам, тебя тётя Марина зовёт, ты не слышишь?
- Не слышу, - вздохнула Ася и обернулась, из-подо лба смотря на соседку. – В чём дело?
- Ась, это ты приложила руку к тому, что меня вернули на работу? – тихо спросила Марина, топчась на месте. Выглядела она сегодня сногсшибательно. Волосы были закручены в тугой узел, глаза накрашены изумрудными тенями, на ногах батильоны на высоких каблуках, короткая юбка и коротенький полушубок. Ася, в джинсах и простенькой куртке, с красным от холода носом и не накрашенными глазами, выглядела против неё подростком.
- Это имеет значение? – не пошла на контакт Ася.
- Имеет, - кивнула Марина. – Очень даже имеет. Представляешь, моя напарница сама призналась шефу в содеянном, а он тут же позвонил мне и попросил вернуться на работу.
- Поздравляю, - кивнула Ася. – Рада за тебя.
- Твои слова… Ну, про мою работу, тогда… - замялась Марина. – Они не дают мне покоя. Что ты сделала? Как смогла уговорить Ирину?
- Я ничего не делала, забудь, - отмахнулась Ася и, развернувшись, пошла к магазину, крепко сжимая ладошку сына.
- Спасибо! – крикнула ей вслед Марина, но Ася лишь раздражённо дёрнула плечами и ничего не ответила.
- Ой, кто это у нас такой хорошенький? – умилилась продавщица, увидев Димку. – Тебя как зовут, малыш?
- Дима, только я уже не малыш, - серьёзно ответил Димка, вытирая варежкой нос.
- Да ну? А кто же ты?
- Я уже взрослый! – заявил мальчик. – Мне на следующий год в школу.
- В школу! – всплеснула руками продавщица. – А читать ты умеешь?
Ася лишь усмехнулась и, оставив их общаться, взяла корзину и пошла между полок. Чтобы разогнать тоску, она решила испечь пирог и убраться дома, поэтому следовало быстро купить продукты и возвращаться.
Вернувшись домой, Ася тут же замесила тесто и, щедро насыпав в него сахара, выложила в форму, найденную в буфете и засунула его в печку.
- Ну всё, будет у нас сегодня вкусный обед, - пообещала она сыну и взялась за ведро с тряпкой. Через час дом засиял чистотой, а пирог стоял на столе и источал немыслимый аромат.
- Димка, иди кушать! – позвала его Ася.
- Мам, а что это такое? – спросил Димка, войдя в кухню из коридора.
- Где? – обернулась к нему Ася и уронила тряпку. В руках Димка держал хорошо знакомую ей пепельницу, с бурым пятном на боку.
Перед её глазами тут же встала картина ТОЙ страшной ночи. Мужчина, которого она бьёт по голове этой самой пепельницей, затем пепельница на земле и наконец, труп, вокруг которого разливается кровь, окрашивая землю и пепельницу в алый цвет.
- Где ты это взял? – сиплым голосом спросила Ася, с ужасом глядя на сына.
- На столе в коридоре, возле плиты, - ответил мальчик. – Красивая вазочка, только грязная. Мам, можно я её себе возьму?
- Нет!! – крикнула Ася и ухватила пепельницу. – Дима, бери пирог и иди, ешь в комнату.
- Ты же не разрешаешь мне есть там? – удивился Димка.
- Сегодня можно, - заявила Ася и, дождавшись, пока сын скроется в большой комнате и закроет за собой дверь, поставила пепельницу на стол и с нескрываемым ужасом уставилась на неё.
«Они меня преследуют», - подумала она, сев рядом. – «А что будет дальше? У меня в доме появится труп, собственной персоной? Хотя вернее уже скелет, столько-то времени спустя…».
Чувствуя, что сходит с ума, Ася закрыла глаза, стараясь справиться с охватившей её паникой, но она всё сильнее сдавливала горло. И тут кто-то коснулся её плеча…
- Ааа!! – заорала Ася, вскакивая на ноги. Открыв глаза, она увидела Димку, стоящего рядом с ней и с испугом смотрящего на неё.
- Мамочка, я тебя напугал? – прошептал он. – Прости, я не хотел.
- Нет, солнышко, всё в порядке, - пробормотала Ася, садясь обратно. Горло билось где-то в горле, отдаваясь в висках. – Что ты хотел? Ты уже покушал?
- Нет, - покачал головой мальчик. – Я забыл тебе отдать. – С этими словами он протянул Асе сложенный вчетверо тетрадный листок, старый, пожелтевший от времени.
- Что это такое? – удивилась Ася, на мгновение, забыв про свои страхи.
- Эта бумажка под вазочкой лежала, - ткнул пальцем в пепельницу Димка. – Там написано что-то, а я читать не умею. Мама, ты научишь меня читать?
- Конечно, - кивнула Ася, чувствуя, что волосы на голове начинают шевелиться. – Иди, сынок, кушай.
- Угу, - кивнул Димка и опять скрылся в комнате.
Дрожащими пальцами Ася развернула листок и увидела всего лишь несколько слов, написанных чьим-то незнакомым почерком:
«От меня тебе не избавиться, как не удалось избавиться от этой пепельницы. Готовься, ты последуешь за мной».
У Аси закружилась голова, листок выпал из вмиг ослабевших рук.
- Он заберёт меня за собой… - прошептала Ася, пытаясь налить в стакан воду и расплёскивая её. – Он придёт и заберёт меня, он написал об этом. Он же ходит по моему дому, значит, однажды заберёт меня с собой… Господи, что же мне делать? Может в церковь сходить?
И тут раздался стук в дверь. Вздрогнув, Ася вскочила на ноги и попятилась. И только уткнувшись спиной в стену, вжалась в неё и крикнула, незнакомым писклявым голосом:
- Открыто!
- Привет! – поздоровался Сергей, входя в дом и, взглянув на Асю, осёкся: - Ты чего?
- Что чего? – переспросила Ася, отлепляясь от стены.
- Странная какая-то… Испуганная.
- Тебе показалось, - как можно беззаботнее ответила Ася, уже спокойнее наливая воду в стакан, и залпом осушая его. – Ты чего хотел?
- Да я тут в город еду, на машине. Хотел предложить вам съездить со мной, в больницу, на автобусе и правда, холодно ребёнка тащить.
- В больницу? – Ася взялась рукой за лоб и поняла, что у неё жар. – Я и забыла совсем… Я не могу сейчас…
- Забыла? – вскинул брови Сергей. – Вот что ты за мать такая, скажи мне?
- Ну что мать? – тут же разозлилась Ася. – Ты же сказал, что он здоров!
- Я сказал, что его нужно на рентген свозить! – вышел из себя Сергей. – Ты понимаешь, какие могут быть последствия, если не долечить воспаление лёгких?
- А ты не мог бы свозить его сам? – жалобно взглянула на него Ася, понимая, что у неё сейчас нет сил, чтобы куда-то ехать.
Сергей как-то странно на неё посмотрел и толкнул дверь в большую комнату.
- Димка, собирайся, поедем на машине кататься! – позвал он и, дождавшись пока мальчик оденется, уже в дверях обернулся к Асе: - Если тебе плевать на сына, зачем ты его вообще рожала? – жёстко спросил он. – Наркотиками не балуешься? Это бы объяснило твоё поведения. Из тебя мать, как из меня художник, а может и хуже.
Громко хлопнув дверью, он вышел из дома. Ася, оставшаяся стоять посреди комнаты, проводила его и Димку взглядом и зарыдала.
Положение казалось безвыходным. Перед глазами мелькнуло привидение, которое она видела в доме, зарытый во дворе нож, утопленная в озере лопата, пепельница, стоящая на столе, записка, со страшными словами… Затем зверское лицо Васи, избивающего её, домработница, винящая её в смерти Аллы, лица Марины и Софьи Александровны, обвиняющих её в воровстве, и наконец слова Сергей о том, что она плохая мать…
Отчаяние било через край. Ася, поднявшись, вышла в коридор. Она чувствовала себя как во сне, кошмарном, вроде того, что снился ей каждую ночь. Говорят, кровь снится к потерям, а она больше не хочет никого терять. Значит, пусть теряют её, вряд ли кто-то сильно огорчится. Ну да, Димка поплачет, но он маленький, быстро забудет её. А о нём непременно позаботятся и Марина, и Сергей. Марина знает её историю, значит, они найдут её родных и отдадут Димку им.
Пошарив в шкафчике, она нашла то, что искала – верёвку. Методично намазав её мылом, она хладнокровно сделала петлю и накинула её себе на шею. Затем прошла в кухню и влезла на стол. Завязав верёвку за карниз, Ася на мгновение закрыла глаза. Что ни говори, а умирать было страшно. А ещё обидно, что как следует, не попрощалась с сыном. Больнее всего было понимать, что она больше не увидит его…
- Ладно, хватит! – оборвала она сама себя. – Чего ты медлишь? Так будет лучше. Жить ещё страшнее.
Глубоко вздохнув, как перед прыжком в воду, Ася затянула петлю посильнее и шагнула со стола.

Сергей заглушил мотор, и велел Димке, притихшем на заднем сиденье:
- Сиди здесь, я сейчас принесу твои варежки. Где они лежат?
- Я не знаю, - шмыгнул носом мальчик. – Мама покажет.
- Хорошо, - кивнул Сергей и вышел из машины.
Толкнув калитку, он окинул взглядом дом и, увидев Асю, стоящую на столе, кубарем бросился к двери. Чуть не снеся её с петель, он в последнее мгновение ухватил Асю за ноги и сорвал верёвку с её шеи.
- Ты что делаешь, ненормальная?! – заорал он и отвесил ей звонкую пощёчину.
- Зачем ты это сделал? – забилась в истерике Ася. – Кто тебя просил? Сейчас бы уже всё закончилось!
- О сыне подумай, идиотка! – прорычал Сергей и, швырнул её на диван. Ася подтянула ноги к подбородку и, закрыв лицо руками, истерично рыдала.
- А если бы Димка не вспомнил про варежки, а если бы я не вернулся! – схватился за голову Сергей. – У тебя вообще мозги есть? А если бы Димка в дом пошёл, а я остался его ждать в машине? Что бы он увидел? У него была бы моральная травма на всю жизнь! И всё из-за такой матери! Дура!
- Да замолчи ты! – откинула волосы от лица Ася. – Что ты знаешь? Я всё равно умру, так уж лучше самой!
- С чего это ты умрёшь? – зло посмотрел на неё Сергей.
- Он заберёт меня! – опять зарыдала Ася. – Ну зачем ты меня спас?! Зачем?! Я не хочу, я боюсь его!
- Кто он? – не понял Сергей.
- Призрак!
- Ну всё, я вызываю врачей… - пробормотал Сергей, с жалостью глядя на скукожившуюся девушку. – Ты точно умом тронулась.
- Да что ты понимаешь? – взвизгнула Ася и, схватив пепельницу со стола, метнула её в Сергея, он едва успел увернуться. – Видишь? Она много лет как утоплена, а она вот, родимая, стоит!
- Да что ты несёшь? – встряхнул её за плечи Сергей. – Ася, приди в себя! Нет никого призрака!
- Есть, - прорычала Ася и ткнула пальцем в листок, лежащий на столе. – Вот, читай!
- Что это за бред? – скользнув взглядом по словам, спросил Сергей.
- Он заберёт меня! – опять затряслась Ася. Её зубы стучали друг о друга, всё тело тряслось, щёки из красных медленно становились синими.
- Чёрт! – пробормотал Сергей и приказал ей: - Сиди здесь. Пусть только тронешься с места!
Выскочив на улицу, он открыл машину и порылся в аптечке.
- Дядя Серёжка, вы нашли варежки? – подался к нему Димка.
- Нет, мы никуда не едем, - буркнул Сергей.
- Почему? – вытянулось от обиды лицо мальчика, в глазах завертелись слёзы.
- Маме нехорошо. – Сообщил ему правду Сергей. – Сейчас позвоню тёте Марине, она придёт и заберёт тебя.
- Мама опять уснула? – перепугался Димка.
- Нет, ей просто живот болит, - соврал Сергей и, найдя пузырёк с валерьянкой, зажал его в кулаке. – Сиди здесь и никуда не уходи, понял?
- Да, - кивнул Дима.
Сергей бегом бросился в дом, на ходу набирая номер Марины.
- Аллё.
- Марин, ни о чём не спрашивай, просто забери из моей машины Асиного Димку и уведи к себе.
- Что случилось? – переполошилась Марина. – Где Ася?
- Я же просил, ни о чём не спрашивай! Уведи ребёнка! – крикнул Сергей и отключился.
Вернувшись в дом, он застал Асю всё в той же позе и, схватив стакан с водой, вылил туда полпузырька валерьянки.
- Пей! – подал он его Асе, но посмотрев на её трясущиеся руки, сам поднёс стакан к её губам. Половина содержимого пролилась на её одежду, но половину она всё же проглотила.
- Ну всё, тише-тише… - Сергей сел рядом и обняв её, прижал голову к своей груди. Ася тихо поскуливала, сердце её выносилось из груди, Сергей чувствовал его удары и только смотрел на часы, ожидая, пока подействует валерьянка.
Прошло минут двадцать, пока Ася перестала трястись, а её лицо приобрело нормальный цвет.
- Ну как ты? – с тревогой взглянул на неё Сергей.
- Нормально, - прошептала Ася, натягивая рукава кофты на ладони. После пережитого стресса её стало очень холодно.
- А теперь рассказывай, - велел Сергей, снимая куртку.
- Что рассказывать?
- Всё, и во всех подробностях. Про своих призраков, пепельницы и так далее.
- Не буду я тебе ничего рассказывать! – отвернулась Ася.
- Будешь. – Заявил Сергей. – Или я сейчас вызову психушку. Ребёнка я тебе не отдам, пока не удостоверюсь, что ты в своём уме.
- Шантажист! – вспыхнула Ася.
- Возможно, - кивнул Сергей. – Рассказывай, Ася, рассказывай.

Ася сидела с прямой спиной и сжатыми в колени кулаками, смотря в одну точку. Ни одному человеку в мире она ещё не рассказывала о совершённом преступлении, Сергей был первым, и ей было очень страшно взглянуть ему в глаза. Что она там увидит? Презрение к убийце? Ненависть? Жалость?
- Ну вот и всё… Теперь ты всё знаешь, - наконец выдохнула она и замолчала.
- Дурак твой муж, Аська, - неожиданно заявил Сергей.
- Что? – вздрогнула Ася, совсем не этих слов ожидавшая от мужчины.
- Что слышала, - поднялся Сергей и, достав из куртки сигареты, закурил, не спросив у неё разрешения. – Василий твой, полный идиот. Ладно ты, тебе было восемнадцать лет, детский ум ещё, но он взрослый мужик! Вам надо было не труп прятать, а полицию вызывать!
- Меня бы посадили, - Ася по-прежнему боялась поднять на него глаза. – Девушка-то, на которую он напал, убежала. Кто бы подтвердил мою невиновность?
- Ася, да глупости это всё! Можно было всё доказать, но прятать труп, это вообще…
- Знаю, - провела рукой по лицу Ася. – Он меня ненавидит и хочет забрать с собой.
- Кто? – скривился Сергей и затушил окурок в злополучной пепельнице.
- Призрак.
- Ася, никакого призрака нет! Всё, что с тобой происходит, дело рук человеческих!
- Ну кто может незамеченным проникать в дом и оставлять здесь эти предметы? Это нереально! – возразила Ася.
- Нереально, это твои выдумки про призрака, а всё остальное очень даже реально, - парировал Сергей. – Лучше подумай, кто хочет тебе насолить? Кто ещё знает про убийство?
- Кроме меня и Васи – никто.
- Значит, это он. – Решил Сергей.
- Но он не знает, где я! – воскликнула Ася. – Мама говорила, что он рвёт и мечет, пытаясь меня разыскать!
- Ты сколько раз звонила домой? – неожиданно поинтересовался Сергей, присаживаясь с ней рядом.
- Два, а что?
- И твои неприятности начались после первого звонка? – спросил Сергей. – Я угадал?
Ася задумалась, что-то прикидывая в уме.
- Ну да, вроде так, - неуверенно протянула она. – Да, точно, после звонка. Ты думаешь, Вася прослушивает наш домашний телефон? – осенило её.
- Именно так, - кивнул Сергей.
- Но зачем ему это? – недоумевала Ася. – Насколько я знаю Васю, если бы он нашёл меня, то примчался бы сюда и со скандалом забрал Димку! Да и вообще, я звонила из кафе, как он мог найти меня здесь!
- Да проще простого! С его деньгами проверить тех, кто недавно появился в районе ничего не стоит! Тебя, кстати, как на самом деле зовут? – полюбопытствовал Сергей. – Ведь не Анастасия же? Смею предположить, что уменьшительная форма твоего имени Ася, поэтому ты так упорно не хотела, чтобы тебя называли Настей.
- Какая проницательность! – съязвила Ася. – Да, ты прав. Меня зовут Арсения.
- Как?! – поразился Сергей. – Всегда считал, что Арсений – это мужское имя.
- Ну как видишь, есть и женская форма.
- Арсения… - повторил Сергей, словно смакуя это имя. – Красиво… И необычно. А Димку как зовут?
- Так и зовут, - вздохнула Ася. – Я решила, что он не поймёт, если к нему будут обращаться по-другому, а ему ведь не объяснишь, что мы прячемся от его отца. Он постоянно спрашивает, когда приедет папа.
- Он маленький, для него он всё равно отец, каким бы он ни был. – Пожал плечами Сергей.
- Ты понимаешь, я не вижу выхода в жизни, - закрыла лицо руками Ася. – Я полностью в дерьме! Мало того, что я убийца, так Васе ничего не стоит посадить меня в тюрьму за похищение ребёнка!
- Ну это же твой ребёнок, - возразил Сергей. – И ты не увезла его за границу без разрешения отца. Не думаю, что за это сажают.
- В том-то и дело, что не мой, - глухо сказала Ася.
- В смысле? – подпрыгнул Сергей. – Как это не твой?
- Димка – сын Васи и его первой жены Аллы. Я ему никто. Я усыновила Диму, когда мы с Васей поженились, но сам понимаешь, любой суд будет на стороне родного отца.
- Ничего себе! – присвистнул Сергей. – Сколько у тебя скелетов в шкафу!
- Больше чем ты думаешь, - угрюмо бросила Ася.
- Да я это уже понял, - кивнул мужчина. – А где его родная мать?
- Алла погибла, когда была беременной, Димка родился недоношенным. Наша домработница считает, что Вася приложил руку к её смерти.
- Да уж, попала ты!
- Спасибо, я и сама вижу, - огрызнулась Ася. – Где Димка? – вспомнила она.
- У Марины. Куда ещё мне было его деть? Сходишь, заберёшь потом.
- Ну уж нет, сам отдал, сам и забирай, - раздражённо дёрнула плечом Ася.
- Не понял, - вскинул брови Сергей. – Вы что, с Мариной поругались?
- Это к делу не относится!
- Нет уж, давай рассказывай! – потребовал Сергей. – Начала, так договаривай!
Пришлось Асе вытаскивать и этот скелет из шкафа.
- С тобой с ума можно сойти! – схватился за голову мужчина. – К тебе буквально липнут неприятности!
Ася промолчала, по-прежнему избегая смотреть в глаза Сергею.
- Ладно, я сам заберу Диму у Марины, - кивнул он. – Но как мне вас на ночь оставить? Где гарантия, что ты не повторишь попытку?
- Не повторю, - крутнула головой Ася. – Что-то расхотелось на тот свет идти.
- Хочется верить, - вздохнул Сергей и поднялся. – Ладно, жди, сейчас приведу.
С этими словами он надел куртку и вышел на улицу. Широким шагом пересёк улицу и вошёл в соседский двор.
- Димон, собирайся домой! – крикнул он, входя в дом Марины.
- Маме уже лучше? – взглянул на него снизу вверх мальчик.
- Уже всё хорошо, - улыбнулся ему Сергей.
- Что с Асей? – выйдя с ним в коридор, спросила Марина. – Что-то серьёзное?
- Всё в порядке, - отмахнулся мужчина.
- А что было? – не отставала Марина.
- Да какая разница? – Не сдался Сергей. Ему совсем не хотелось рассказывать о поступке Аси. – Сейчас всё нормально, забудь. Захочет – сама расскажет.
- Она не захочет, - опустила голову Марина. – У нас с ней… Конфликт…
- Потому что ты дура, - неожиданно разозлился Сергей. – Подумать, что Ася могла украсть деньги, может только дура!
- Она тебе всё рассказала? – вскинула на него глаза Марина. – Я и сама уже жалею, что мы накинулись на Аську, толком не разобравшись. Действовали на эмоциях. Ведь Ася действительно оставалась у меня одна!
- Это, конечно, доказательство! – кивнул Сергей. – А то, что во время пожара дом был нараспашку, это нормально!
- Прекрати, и так тошно, - махнула рукой Марина. – Я к ней завтра зайду, поговорю.
- Как знаешь, - буркнул Сергей и, взяв Димку за руку, повёл его домой.
Ася встретила их в коридоре. Выглядела она лучше, растрёпанные волосы причесаны, лицо умыто, заплаканные глаза подкрашены.
- Мам, как ты? – бросился к ней мальчик.
- Всё хорошо, мой золотой, - поцеловала его Ася. – Беги в комнату, возьми ещё пирог.
- Ну, я пойду, наверное, - нерешительно пробормотал Сергей, всё ещё опасаясь оставлять Асю одну.
- Подожди, - остановила его она и протянула тетрадку. – Вот. Я давно нашла, но всё как-то забывала отдать тебе.
- Что это? – вздрогнул Сергей и, взглянув на обложку, побледнел: - Дневник бабушки?
- Да. Ты ведь из-за него выпроваживал меня из дома? – хитро взглянула на меня Ася. – Я тут подумала, что вряд ли здесь есть ещё что-то, способное пролить свет на убийство твоего деда. Значит, только дневник.
- Ты читала его? – исподлобья взглянул на неё Сергей, проигнорировав вопрос.
- Читала, прости, - потупилась Ася.
- И что? Что там написано? Есть что-то про убийство?
- Я весь не читала, - замялась Ася. – Только некоторые записи. Твоей бабушке действительно плохо жилось с дедом, а на последней странице запись «Я убила Георгия» или что-то вроде того, дословно не скажу.
- Понятно, - как-то сник Сергей. Плечи его опустились, взгляд потух. – Ладно, я пойду. А ты смотри, без глупостей.
- Всё будет хорошо, - пообещала Ася и добавила: - Спасибо тебе.
Сергей ничего не ответил, вышел за порог и вскоре исчез в темноте.
Глава 14
Ночь Ася провела как в бреду, металась в постели, никак не могла угомониться и уснуть. Стоило закрыть глаза, как она сразу же вспоминала свой поступок и мучилась совестью. Ну как, как она могла такое сделать, как могла оставить Димку одного? Ведь после её смерти, его бы точно отдали Васе, а он… Господи, лучше не думать об этом.
- Прости, мой маленький, прости меня… - шептала Ася, поглаживая спящего сына по волосам и вытирая слёзы со щёк. – Прости, родной, я ведь обещала никогда не умирать, а сама… Прости, сыночек, прости меня…
Под утро она встала, чувствуя себя разбитой и усталой. Голова немилосердно болела, сердце билось как сумасшедшее. Расчесавшись, она с тоской замерла у зеркала, разглядывая своё лицо, бледную кожу и синяки под глазами. Любимый свитер висел на ней, джинсы спадали.
- Да уж, краше в гроб кладут, - пробормотала она и вздрогнула, поняв всю зловещесть своих слов. Несмотря на вчерашние уговоры Сергея, она по-прежнему считала, что пепельницу и записку оставил ей призрак. Совсем не верилось, что Вася опускался на дно озера, чтобы достать предметы убийства и тем самым насолить ей. Да и не сохранились бы они там за столько лет! А Вася человек эмоций, он бы скорее примчался сюда и избил её, чем гадил по-тихому.
Подойдя к столу, Ася поправила скатерть, зачем-то переставила часы и подняла взгляд на иконы. Глаза святых смотрели на неё сурово и осуждающе. У Аси заныло сердце. Казалось, весь мир осуждает её за попытку проститься с жизнью.
- Прости меня, Господи… - размашисто перекрестилась она и, выйдя в кухню, наткнулась взглядом на пепельницу на столе и верёвку, отброшенную Сергеем к печи.
Осторожно, двумя пальцами, Ася подняла веревку и засунула её в печь, намереваясь позже сжечь. Пепельницу же поставила на буфет, не зная, что с ней делать. Опять, как лопату идти топить в озере? Или как нож закопать в огороде? Нет, это всё как-то неправильно… А может ей сходить в полицию и признаться во всём? Вряд ли её посадят, столько лет спустя… Хотя, за убийство вроде нет срока давности…
Стук в дверь она восприняла, как что-то само собой разумеющееся, она подсознательно была уверена, что Сергей обязательно придёт проверить их. Медленно дойдя до двери, она распахнула её и действительно увидела Сергея. Он был не таким, каким она привыкла видеть его каждый день. Вместо старой куртки и резиновых сапог, на нём красовался костюм и галстук, поверх него была накинута кожаная куртка. И только глаза портили общее впечатление. Глаза Сергей были красными, в них сквозила усталость.
- Привет, - кивнула ему Ася и посторонилась, - проходи.
Сергей перешагнул порог, но в кухню не пошёл, замер на пороге.
- Как ты?
- Нормально. Только не знаю, что делать дальше. – Честно призналась Ася. – А ты?
- Хреново, - неожиданно заявил Сергей. – Всю ночь читал бабкин дневник.
- Я так и поняла, - кивнула Ася. – У тебя глаза красные. Серёж, ну не переживай ты так…
- Не надо говорить, что бабушка убийца! – предостерёг её Сергей. – Это не так.
- А как же дневник? – растерялась Ася. – Там же написано…
- Послушай, Ася, - перебил её Сергей. – Мне сейчас нужно на работу. Давай после обеда съездим в больницу с Димкой, а потом поговорим? Думаю, нам есть что обсудить.
- Давай, я не против, - согласилась Ася.
- Значит, к двум часам будьте готовы, - велел Сергей и вышел на улицу, но в дверях обернулся: - Помиритесь с Мариной, она раскаивается в своих словах.
- Думать надо, прежде чем говорить, - отрезала Ася и закрыла за ним дверь.
Вернувшись в дом, она привычно начала выполнять домашнюю работу. Поставила на газ кастрюльку с водой, затопила печки и подмела пол. Затем разбудила Димку и, покормив его, стала собираться в город. Одев сына, вручила ему карандаши и бумагу, а сама застыла у зеркала.
Выудив из чемодана единственное взятое с собой платье, тёмно-зелёного цвета, надела его на себя. Покрутившись у зеркала, решила, что оно ей по-прежнему идёт, несмотря на то, что стало велико. Подкрасив глаза, Ася распустила волосы и, надев куртку и сапоги, удовлетворённо оглядела себя.
«Чего это я так наряжаюсь?» - вдруг подумала она. – «Прямо пир во время чумы получается. Жизнь рушится, а я… А впрочем, умирать так с музыкой!». – махнула рукой она и, подмигнув своему отражению, уселась на диван, с нетерпением поглядывая на часы.
Вскоре стрелки сошлись на цифре два, и у дома просигналила машина. Тщательно заперев дверь, Ася усадила Диму и села рядом с ним на заднее сиденье сама.
- Прекрасно выглядишь, - сделал ей комплимент Сергей, взглянув в зеркало заднего вида.
- Спасибо, - одними уголками губ улыбнулась Ася и покраснела. Ей было приятно услышать похвалу из его уст.
Дорогу до города они провели в почти полном молчании, лишь изредка перебрасываясь короткими репликами. Наконец, машина остановилась у знакомой Асе больницы. Взяв сына за руку, она отвела его к врачам.
Велев подойти через сорок минут, уже знакомая Асе врачиха, забрала мальчика и увела на обследование. Ася спустилась вниз и села на переднее сиденье, рядом с Сергеем.
- Ну что там? – поинтересовался он.
- Сказали подождать. – Ответила Ася и спросила: - О чём ты хотел поговорить?
- Что ты собираешься делать? – вопросом на вопрос ответил он, покосившись на неё.
- Не знаю, - вздохнула Ася, невидящим взглядом смотря перед собой. – Мне очень страшно. А ты? Что ты имел в виду, говоря, что бабушка не виновата? Ведь в дневнике всё написано!
- Вам всем просто удобнее так думать, - неожиданно зло бросил Сергей. – Маме, Егору, тётке, жене дяди Володи, да всем соседям и даже тебе, хоть ты и не знала, бабушку и деда! Вам удобнее думать, что бабуля убийца, потому что никто не хочет пораскинуть мозгами!
- Не злись, - дотронулась до его руки Ася. – Поверь, мне бы тоже очень хотелось, чтобы твоя бабушка была невиновна. Да, я никогда её не видела, но читая её записи, я прониклась симпатией к ней. И если ты считаешь, что она не убивала Георгия, я тебе верю. Я только не понимаю, зачем она призналась в убийстве и откуда тогда взялась эта запись в её дневнике.
- Смотри, - буркнул Сергей и, забрав с заднего сиденья свою папку, открыл её и вытащил дневник. Открыв его на последней странице, он провёл пальцем по листам и сказал: - Видишь? Здесь вырвана страница. Кто-то торопясь выдернул листок, это заметно.
- Действительно… - пробормотала Ася, забирая дневник из рук Сергея и поднося его к глазам. – Правда, вырван листок! Серёж, что это значит?
- А это значит, что там было что-то, про убийцу деда, - Сергей вытащил сигареты и закурил, открыв окно в машине.
- Думаешь, листок вырвал убийца? – догадалась Ася.
- Нет, - мотнул головой Сергей. – Последняя запись сделана почерком бабушки. Думаю, она сама вырвала листок и написала это дурацкое признание.  Она кого-то покрывала, понимаешь?
- Кого? – прошептала Ася, округлившимися глазами глядя на него. – Кого она могла покрывать?
- Бабушка никогда бы не убила деда, - заявил Сергей, выдыхая дым. – Она его любила. Очень. Он в последнее время был не в себе, смешно, но бабуля думала, что живя от них через несколько домов, я ничего не знаю. Вся деревня была в курсе, а я нет! Я не хотел её ещё сильнее расстраивать, потому и не говорил ничего. А с дедом пытался поговорить, только он меня обозвал, послал и ушёл. А она его любила. В полиции считали, что бабушка просто не вынесла побоев и схватилась за нож. Но она скорее позволила бы деду убить себя, чем убила бы его!
- Знаешь, читая дневник, я тоже пришла к такому выводу, - кивнула Ася. – В любой из записей видно, что она очень любила мужа.
- Ну так а я о чём, - удовлетворённо усмехнулся Сергей. – Бабушка вообще была самоотверженной женщиной, она забывала о себе, ради нас всех… И ради того, кого она любила, она могла сделать всё, что угодно. Даже сознаться в убийстве и сесть в тюрьму.
- Ты думаешь, это кто-то из вашей семьи?! – ахнула Ася.
- Да. – Мрачно кивнул Сергей, выбрасывая окурок в окно и тут же доставая новую сигарету. – И я даже догадываюсь кто. Но от этого мне ещё хуже.
- Кто? – сиплым голосом спросила Ася, как завороженная следя за его рассказом.
Сергей же в ответ промолчал, сосредоточенно глядя перед собой.
- Прости, я не должна была это спрашивать, - поняла свою оплошность Ася. – Это твоя семья и ты не должен передо мной отчитываться.
- Это моя мать. – Резко сказал Сергей и, выбросив недокуренную сигарету, забарабанил пальцами по рулю.
- Елена Георгиевна?! – отшатнулась Ася. – Да ты что! Да нет, ну как… Она не могла убить родного отца!
- Почему? – хмуро взглянул на неё Сергей. – В одной из записей бабушки сказано, что мама была свидетельницей того, как дед избивал бабку. А мама была очень привязана к бабушке, гораздо больше чем к деду. Вполне возможно, что придя к ним в очередной раз и застав ту же картину, она схватилась за нож.
- Но почему именно она? Почему ты так решил?
- А почему она так стремилась продать дом? – спросил Сергей. – Почему она продала его, даже не разобрав вещи? Даже продукты оставила в холодильнике!
- Но если она была так сильно привязана к матери, как она могла позволить забрать её в тюрьму? – вполне резонно заметила Ася. – Ведь наверняка понимала, что старому человеку там не выжить!
- Бабушка умело убеждать, - заметил Сергей. – Скорее всего, она убедила маму, что так будет лучше.
- Господи, какой ужас… - закрыла рот рукой Ася.
- И в доме у тебя, тоже наверняка появлялась она.
- Что?! – вскрикнула Ася. – Ты с ума сошёл?
- Мама знала, что бабушка вела дневник, поэтому она вполне могла хотеть забрать его. Там могли быть улики против неё.
- Не логично. – Возразила Ася. – Если бы Елена Георгиевна хотела забрать дневник, она бы сделала это до продажи дома.
- Моя мать не хладнокровный киллер, не убийца, она даже мимо дома пройти не может! – сжал кулаки Сергей. – Думаешь, в первые дни она вспомнила об этом дневнике? А сейчас, на остывшую голову…
- Но как она попадала в дом?
- У наших стариков в доме есть погреб, а их него выход на улицу. – Сообщил Сергей.
- Что?! – поразилась Ася. – Где этот погреб? Почему я его не видела?
- За печью есть небольшой закуток, там, в полу неприметная дверь.
- Сказка про Буратино какая-то…
- Не смешно, - отрезал Сергей, доставая очередную сигарету.
- Ты слишком много куришь, - заметила Ася, морщась от дыма.
- А по-моему это не твоё дело! – огрызнулся Сергей.
Ася промолчала, обиженно отвернувшись.
- Извини, - буркнул Сергей. – Я не хотел тебя обидеть, просто вырвалось. Нервы на пределе.
- Я всё понимаю, - отозвалась Ася. – Не представляю, что было бы со мной, подозревай я кого-то из родных в убийстве.
- Лучше не представляй. – Вздохнул Сергей. – А тут ещё как назло мама приехала ко мне и домой не собирается. А мне тяжело находится с ней рядом, я всё время присматриваюсь к ней, ищу какие-то доказательства её вины. И ненавижу себя за это. – Тихо добавил он.
- Держись, - попросила Ася. – Мы разберёмся в этом деле.
- Мы? – покосился на неё Сергей.
- Мы. – Подтвердила Ася. – Я уже давно увязла в этом деле по самые уши. Кстати, в твоей версии есть неувязка.
- Какая? – встрепенулся Сергей.
- Если Елена Георгиевна влезает ко мне в дом, чтобы найти дневник, то откуда берутся все эти предметы? Ну… Ты понимаешь о чём я.
- Я не знаю… Ася, я уже ничего не понимаю, если честно.
- Ты говорил матери о том, что дневник у тебя?
- Нет, а что?
- Давай попробуем поймать «привидение»?
- Каким образом? – заинтересовался Сергей.
- Да проще простого! – загорелись глаза у Аси. – Надо распустить слух по деревне, что мы с Димкой уезжаем на несколько дней домой, а ты как будто едешь в город, по делам. Тот, не обязательно Елена Георгиевна, кто лазит по дому в моё отсутствие, не упустит такого шанса!
- Это только в том случае, если этот кто-то, находится в деревне. Если это, конечно, не мама.
- Он находится в деревне, - уверенно заявила Ася. – Он приходит по ночам, вряд ли едет откуда-то издали, он был в доме, когда я отвозила Димку в больницу, значит, он находится где-то поблизости, он знает о моих перемещениях!
- Ну что ж, думаю, ты права… - задумчиво протянул Сергей. – Надо заняться этим сегодня же. В смысле распустить слух. А завтра с утра демонстративно всем покинуть деревню.
- А потом? Куда мы денемся потом?
- А потом мы вернёмся другой дорогой и через погреб войдём в дом. Будем сидеть тихо, и ждать его или её появления.
- Всё в лучших традициях детективного жанра, - хмыкнула Ася. – Но мне нравится! Но для начала ты мне должен кое в чём помочь.
- В чём?
- Избавиться от пепельницы… - с шумом вздохнула Ася.
- Тоже мне проблема, - хмыкнул Сергей. – Просто выброси её на свалку, и думать забудь.
- А давай это сделаешь ты? – умоляюще взглянула на него Ася. – Я не могу её касаться…
- Хорошо, я всё сделаю. – Пообещал Сергей. – Иди за Димкой, думаю, тебя уже ждут.
Ася взглянула на часы и тихо ойкнув, выскочила из машины.

- Дядя Серёжа, я хочу быть врачом, как ты, - уплетая за обе щёки вкусный борщ, заявил Димка.
Они все втроём сидели в кафе, неподалёку от больницы. Сергей пригласил их пообедать, а заодно и отметить выздоровление мальчика. Ася попыталась воспротивиться, помня о своём полупустом кошельке, но Сергей настоял, пообещав оплатить обед.
- Хорошая идея! – одобрил Сергей. – Только я учитель, а не врач.
- Всё-таки зря ты не стал врачом… - вклинилась в их разговор Ася. – Неужели никогда не жалел? У тебя ведь так хорошо получается! Ты был бы хорошим педиатром, вон как умеешь детям уколы ставить.
- Не поверишь, ни разу даже мысли такой не возникло. Рассказывать детям историю, я тоже умею. И вообще, с детьми всегда ладил.
- Серёж, ты вчера сказал… Сказал, что был на волосок от смерти… Это правда? – отпив кофе, спросила Ася.
- Правда. – Буркнул Сергей.
- Расскажешь?
- Да что тут рассказывать? – пожал плечами Сергей. – Ничего весёлого в этой истории нет. Два с небольшим года назад я летал в Турцию отдыхать, с девушкой. Там мы провели неделю, а перед возвращением вдрызг разругались. Она улетела первой, а я психанул и остался ещё на сутки. Ночь провёл в баре, пил, а утром купил новый билет и к обеду уже садился в самолёт. И вот где-то через полчаса самолёт начало трясти, погас свет, стюардессы бегали туда-сюда с перекошенными лицами и пытались успокоить пассажиров, но в салоне медленно поднималась паника. Все понимали, что случилось что-то плохое. Оказалось, что у самолёта отказали два двигателя. Это нам сказала одна из стюардесс, когда пара мужиков не дала ей выйти из салона, пока они не услышат правду. Мы все были обречены, понимаешь? Женщины рыдали, обнимались с родными, прощались. А я сидел в каком-то ступоре и понимал, что из-за нашей нелепой ссоры сейчас погибну. Если бы я улетел вчера, вместе с ней, мне бы такое даже в страшном сне не привиделось.
- Ну и как вы выжили? – спросила Ася, с ужасом слушавшая его рассказ.
- Чудом, - усмехнулся Сергей. – Нашим пилотам надо памятники при жизни поставить, не знаю, каким образом они продержали самолёт в воздухе, до ближайшей посадочной полосы. Большинство из нас домой тогда поездом добирались, никто больше не решился сесть в самолёт. Вот с тех пор я и научился ценить жизнь.
- Кошмарная история… - зябко повела плечами Ася. – А с девушкой помирился тогда?
- Нет, - улыбнулся Сергей. – Пытался. Приехал и в первую очередь к ней бросился, прощения просить. А она меня выслушала, и дверь закрыла, говорит, придумал бы чего поправдоподобнее. Я обиделся и ушёл, больше мы не виделись.
- Дура! – безапелляционно заявила Ася и залпом допила кофе. – Просто дура. Пойдёмте уже, домой хочется.

Едва Ася с Димой вошли во двор, как к ним бросилась Марина, словно только и ждавшая их появления.
- Ася, подожди!
- Чего тебе? – исподлобья взглянула на неё Ася.
- Нам поговорить нужно.
- О чём?
- Нужно! – с нажимом повторила Марина.
- Ладно, проходи, - нехотя пригласила Ася и, отперев замок, пропустила её вперёд.
Довольный поездкой Димка, безропотно закрылся в большой комнате с листом бумаги и карандашами, а Ася и Марина уселись друг напротив друга, за столом.
- Слушаю тебя.
- Ася, прости нас, пожалуйста! – умоляюще сложила руки Марина. – Мне безумно стыдно за наши с мамой слова, прошу тебя, прости нас! Мама ночь не спала, давление подскочило, все себя винила.
- Можно узнать, почему вы вдруг поменяли своё мнение? – поинтересовалась Ася, вертя в руках стакан и не поднимая на подругу глаз.
- Деньги нашлись, - вздохнула Марина. – Оказывается, когда начался пожар, мама их из коробки вытащила и в карман, в платье сунула. А потом и забыла. Ну старый человек, сама понимаешь! А когда мы их хватились, стали вспоминать, кто в доме бывает, про тебя вспомнили…
- Ну да, кому же ещё быть воровкой, как не мне! – хмыкнула Ася.
- Пожалуйста, постарайся нас понять… И простить. – Добавила Марина и, сгорбившись, пошла к выходу.
- Я попытаюсь. – Пообещала Ася. – Мы с Димой завтра уезжаем.
- Куда? – вздрогнула Марина и обернулась.
- Домой.
- Ты помирилась с мужем?
- Нет. Но у меня там появились срочные дела. Мы не насовсем, на пару дней.
- Так вы вернётесь? – с заметным облегчением спросила Марина.
- Да. Вот тогда и поговорим. У меня будет время подумать.
- Хорошо. – Кивнула Марина и вышла за дверь.
- Надо бы ещё в магазин сходить и там сказать, что нас не будет дома, местные сплетницы эту новость быстро разнесут… - пробормотала Ася и, поднявшись, отправилась за сыном.


Глава 15
Когда на улице начало темнеть, Ася взяла Димку за руку и, заперев дом, двинулась к остановке. На её счастье сегодня потеплело, и на улице было многолюдно. На скамейке, напротив её дома, сидело сразу три старушки, проводящие Асю с Димой любопытными взглядами. А подойдя к остановке, Ася едва не подпрыгнула от радости: у своей калитки стояла Елена Георгиевна.
- Добрый вечер, Елена Георгиевна! – вежливо поздоровалась с ней Ася.
- Здравствуй Настя, - церемонно кивнула ей в ответ женщина. – Куда это ты на ночь глядя?
- Да вот, домой собрались. Мама позвонила, попросила приехать.
- И надолго? – проявила любопытство Елена Георгиевна.
- Да нет, на денёк всего, завтра вернёмся, - пообещала Ася, внимательно наблюдая за женщиной. Она же, ничем не выдала ни радости, ни волнения (если они вообще были).
- Ну что ж, счастливого пути тогда! – пожелала она и скрылась во дворе.
- Мамочка, мы, правда, к бабушке едем? – обрадовался Димка, всё это время молча прислушивающийся к их разговору.
- Нет, солнышко. – Прошептала Ася, опускаясь рядом с сыном на корточки и поправляя на нём куртку. – Но это тайна. Все должны думать, что мы едем домой.
- Зачем? – так же шёпотом спросил Дима, глазки его загорелись.
- Так надо, - щёлкнула его по носу Ася и встала. К остановке подъезжал автобус.
Примостившись на сиденье, Ася усадила сына на руки и взглянула на часы. Сергей, по её подсчётам, уже должен был их ждать на вокзале.
Дорога утомила Асю, да и Димка к концу поездки начал капризничать, его укачало.
- Потерпи, котёнок, потерпи. Скоро уже приедем, - уговаривала его Ася, с тревогой вглядываясь в темноту за стеклом. Непонятно почему, но ею овладела тревога.
«А что если Сергей не дождётся нас? Куда мы денемся? Денег на обратный билет у меня уже нет…». – Одна за другой мелькали в голове мысли.
Наконец автобус остановился, и Ася с Димкой вышли на улицу. Оглядевшись по сторонам, Ася впервые после своего побега, пожалела, что у неё нет телефона. Сейчас было бы гораздо проще.
- Ладно, идём, - пробормотала она и, взяв сына за руку, пошла по вокзалу, пристально вглядываясь толпу людей.
- Аська, я здесь! – неожиданно раздался откуда-то слева крик. Ася оглянулась и увидела Сергея, курящего у своей машины.
- Ну наконец-то! – выдохнула она и улыбнулась. – Я уж думала, что ты уехал!
- Почему? – искренне удивился Сергей, распахивая перед ними дверь. – Мы ведь договаривались.
Ася в ответ лишь неопределённо пожала плечами, собственные страхи вдруг показались нелепыми.
Всю дорогу до деревни они провели в молчании, Ася видела, что Сергею совсем нелегко устраивать ловушку для собственной матери.
- Серёж, - подала голос Ася, когда вдалеке показались светящиеся окошки Лукоморья. – А если это всё-таки она? Что ты сделаешь?
- Ничего, - мотнул головой Сергей. – Может ты меня и осудишь, но в полицию я уж точно не побегу. Мне важно знать правду, а видеть мать за решёткой, мне не хочется.
- Я не осужу тебя, - заверила его Ася и, коснулась рукой его плеча. – Ты всё делаешь правильно.
- Спасибо. – Буркнул Сергей и свернул с основной дороги на неприметную песчаную тропинку, ведущую в лес.
Ещё минут десять они ехали по лесу, трясясь на ухабах, но вот, наконец, Сергей заглушил мотор и погасил фары.
- Идём, - велел он и первым вышел из машины.
- Ну и где это мы? – огляделась вокруг Ася и поёжилась от холода. За эти несколько часов, на улице существенно похолодало.
- Недалеко от деревни, здесь пройдём и огородами к твоему дому выберемся, - ответил Сергей и поднял воротник куртки.
- Я спать хочу, - неожиданно начал канючить Димка. – Домой хочу…
- Сынок, мы скоро будем дома, - пообещала Ася, беря его за руку. – Идём.
- Не хочу! – Димка вырвал свою ладошку из руки матери. – Не хочу идти, ножки болят…
- Дима, это что за выкрутасы? – посуровела Ася. – Ну-ка пойдём!
- Нет! – топнул ногой мальчик.
- Хорошо, тогда оставайся здесь один, - заявила Ася и отвернулась. – А мы с дядей Сергеем пойдём домой.
Но едва они сделали шаг в сторону, как Димка заревел. Он жалобно хлюпал носом и вытирал кулачками слёзы, градом косившиеся по щекам.
- Сынок, прости! – тут же бросилась к нему Ася. – Прости, конечно же, мы тебя здесь не оставим! Прости!
- Думаю, это не капризы, он действительно устал, - резюмировал Сергей. – Сказываются последствия болезни. – С этими словами, он шагнул к мальчику и легко поднял его на руки. – Пойдём скорее.
Димка тут же успокоился, обнял Сергея за шею ручонкой и затих. Ася посеменила следом за ними.
Через несколько минут они оказались на краю деревни. Здесь уж Сергею всё-таки пришлось спустить Димку на землю. Мальчик опять пытался покапризничать, но Сергей уговорил его не плакать. Ася лишь диву давалась, глядя, как влияет этот мужчина на её сына. Всё-таки ребёнку, что ни говори, нужно мужское влияние…
Сергей уверенно вёл Асю какими-то незнакомыми ей тропинками и уже вскоре они оказались на задворках её собственного двора.
- Пригнись, - велел Сергей и, сам согнувшись в три погибели, побежал вдоль забора. Дима, следуя его примеру, бросился следом.
Таким образом, добравшись до дома, Сергей наклонился и чем-то зазвенел. Следом за этим раздался тихий скрип, и на Асю пахнуло затхлостью.
- Ничего себе, - присвистнула она, глядя, как в стене её дома, неожиданно образовалась дверь. – Как она открывается? Есть какой-то ключ?
- Есть, - кивнул Сергей. – Не удивляйся, у меня есть все ключи от этого дома.
- Нужно будет сменить замок, - хмыкнула Ася, с опаской заглядывая внутрь тёмного подвала.
- Ну да, хорошо, что ты этого не знала, когда обвиняла меня в «привиденчестве» - изобрёл новое слово Сергей. – А то уж я не отвертелся бы.
- Да, здесь тебе повезло. – Серьёзно кивнула Ася.
Наклонившись, Сергей что-то пощупал на пороге и начал медленно спускаться вниз.
- Эй, а там света нет? – занервничала Ася, когда Сергей исчез в темноте. – Как туда спускаться?
- Молча! – огрызнулся Сергей. – И побыстрей! Димку мне подай, я возьму его.
С замиранием сердца, Ася спустила притихшего сына в темноту.
- Страшно здесь, - тут же раздался его испуганный голосок.
- Сейчас пойдём в дом, только маму подождём, - ответил ему Сергей и обратился к Асе: - Давай быстрее, пока никто не увидел.
Нащупав ногой ступеньку, Ася осторожно начала спускаться вниз.
- Я здесь шею сверну… - пробормотала она, глядя в небо, где ярко сияли звёзды.
Но, наконец, и это испытание было окончено. Добравшись до последней ступеньки, Ася с облегчением схватилась за руку Сергея и обрела равновесие.
- Стойте здесь, я закрою дверь. – Велел Сергей и покарабкался наверх.
- Ну и куда дальше? – нервно зачесалась Ася. – Имей в виду, у меня клаустрофобия.
- Как же ты в городе живёшь, с таким диагнозом? – поинтересовался Сергей. По его тону Ася поняла, что он улыбается.
- А что в городе? – не поняла Ася, поводя рукой вокруг себя и натыкаясь только на стены.
- Ну, лифты, например.
- Пешком по лестнице хожу.
- Ну тогда это серьёзно, - тихонько засмеялся Сергей и взял её за руку. – Надо выводить тебя скорее.
Они медленно двинулись куда-то. Коридор постепенно расширялся, но разглядеть что-либо было невозможно, вокруг царила кромешная темнота.
- Подожди. – Буркнул Сергей и, отпустив ладонь Ася, толкнул какую-то дверь. – Вылезаем.
Ася первой поднялась по скрипучим ступенькам и оказалась в собственной кухне. Оглянувшись, она с изумлением смотрела на дверь, почти сливающуюся со стеной. Если не знать, что она там есть, ни за что не заметишь.
- Зачем твой дед сделал это сооружение? – наконец отмерла она. – Пути отступления организовывал?
- Почему? – удивился Сергей. – Обычный подвал. Посмотришь как-нибудь при свете дня, ничего особенного не увидишь.
- Спать хочу… - опять заныл Димка. – И есть…
- Сейчас, сыночек, сейчас будем кушать, - Ася бросилась к холодильнику, натыкаясь на все острые углы. Нащупав колбасу и хлеб, она наощупь нарезала продукты и, соорудив какое-то подобие бутерброда, протянула его сыну.
Димка безропотно съел его и, быстро раздевшись, нырнул в постель. Вскоре он уже тихо сопел в подушку. Ася поправила ему одеяло и, вернувшись в кухню, опустилась на диванчик, рядом с Сергеем.
- Как думаешь, она придёт? – мрачно спросил он, буравя взглядом дверь, ведущую в подвал.
- Надеюсь, - вздохнула Ася. – Потому что меня не отпускает страх, что это всё-таки было привидение…
- Дурочка ты, Арсения, какое ещё привидение, - фыркнул Сергей.
- Поэт, - усмехнулась Ася. – В рифму от нервов заговорил?
- Наверное.
- Серёж, ну пойми ты меня, я ведь видела его! Видела его лицо! – воскликнула Ася и, зябко поведя плечами, сбросила ботинки и подтянула колени к подбородку.
- Тебе показалось, - в который раз, терпеливо принялся убеждать её Сергей. – У страха глаза велики.
Ася промолчала. Что толку было доказывать ему, что она не сумасшедшая, что ей не показалось? Он всё равно останется при своём мнении…
Посидев минут пять, Ася поднялась, сняла куртку и, сделав ещё пару бутербродов, положила их на тарелку и подвинула к Сергею.
- Бери, не стесняйся.
- Не хочу, - отказался он. – Кусок в горло не лезет.
- Ты сегодня вообще ел?
- Нет, - чуть помедлив с ответом, сказал Сергей. – Не хочется.
- Серёж, ну ты же не кисейная барышня, надо держать себя в руках! – возмутилась Ася и приказала: - Ешь!
- Кто бы говорил! – хмыкнул Сергей, но бутерброд всё-таки взял. Ася же решила не обращать внимания на его колкость.
Постепенно напряжение отпускало и Асе даже стало нравиться это приключение. Ну а что, ночь, луна, в доме темно, тепло, а рядом интересный мужчина…
«Стоп!» - мысленно приказала себе Ася. – «Арсения, что за мысли? Сергей тебе никто и никогда никем для тебя не будет! Вы просто соседи и товарищи по несчастью. Оставь свой романтический бред при себе. Да и вообще, ты дорогая моя, пока ещё замужняя женщина!».
На всякий случай, отодвинувшись от Сергея подальше, Ася зевнула.
- Спать хочется… - пробормотала она.
- Ну, так иди, ложись, я здесь сам подежурю, - разрешил Сергей.
- Нет, я с тобой. – Упрямо мотнула головой Ася.
Вот так, вдвоём, они и просидели до самого рассвета, чутко прислушиваясь ко всем звукам, доносящимся с улицы. Но в ту ночь, так никто и не пришёл…
- Вот чёрт… - выругался Сергей, когда за окно окончательно рассвело. – Всё зря, всё…
- Может, мы в чём-то просчитались? – задумалась Ася.
- Знаешь, в чём мы просчитались? – взглянув в окно, где уже сновали с вёдрами их односельчане, спросил Сергей.
- В чём? – встрепенулась Ася.
- В том, что нам придётся сидеть в доме, до ночи. Каким образом, мы выберемся отсюда днём, когда на улице полно людей?
- Ё-моё! – присвистнула Ася, осознав всю незавидность их положения. – Вот это мы попали! Так, а как здесь сидеть? Холодно же! Надо было вчера хоть дров принести, сейчас бы печку разожгли…
- Ты с ума сошла? – покрутил пальцем у виска Сергей. – Как это мы её разожгли бы? Дым же из трубы шёл бы! Как бы ты это людям объяснила? Барабашку на хозяйстве оставила?
Ася нервно рассмеялась в ответ на его слова и, ничего не говоря, перебралась на кровать к сыну. Сергей вытянулся на диване и закрыл глаза. Обоих их сморил сон, сказывалась бессонная тяжёлая ночь.
Асю растормошил Димка в десять утра.
- Мам, вставай! – тряс он её за плечо. – Вставай, хватит спать! Мне скучно, давай играть!
- Дим, иди сюда, - позвал его проснувшийся Сергей. – Давай я с тобой поиграю, оставь маму, пусть поспит.
- Ура! – подпрыгнул Димка. – А во что играть будем, дядя Серёжа?
- А во что ты хочешь?
- Давай в «Морской бой»? – тут же загорелся мальчик и бросился к своему альбому, за листами и карандашами.
- К окнам не подходите, - сонно пробурчала Ася, переворачиваясь на другой бок и натягивая одеяло на голову.
- Будет сделано! – шутливо козырнул Сергей и, закрыв дверь в кухню, уселся на ковёр. – Сегодня, Димка, мы будем играть на полу. Только тихо, не разбуди маму.
- Хорошо, - шёпотом ответил мальчик и, высунув от усердия язык, стал чертить корабли, на своём листочке.

Ася проснулась к обеду. Несколько минут она сквозь приоткрытые веки наблюдала за мужчинами, режущимися в «крестики-нолики». Неожиданно ей стало так хорошо и уютно, как уже давно не было. Не хотелось вставать, чтобы не нарушать эту идиллию, но она понимала, что Сергей тоже устал, поэтому нужно сменить его.
- Ну что, моряки, меня в свою команду примете? – улыбнулась она и, спустив ноги с кровати, сладко потянулась.
- Конечно! – обрадовался её пробуждению Димка и тут же притащил её один листок бумаги. – Давай я сам тебе корабли начерчу? – взглянул он на мать, надеясь, что она не поймёт его хитрости.
- Начерти, - разрешила ему Ася, делая вид, что не разгадала его намерений. Сергей лишь молча улыбнулся.
- Спасибо, что посидел с Димкой, теперь можешь отдохнуть.
- Да нет, я не хочу спать, - отказался Сергей. – У тебя такой классный мальчуган, я почувствовал себя ребёнком!
- Да, он такой! – чувствуя прилив гордости за сына, кивнула Ася.
Остаток дня прошёл в тихой, уютной обстановке. И только когда за окном стемнело, они все втроём проделали обратный путь до машины, оставленной в лесу.
Здесь их поджидал сюрприз. Через всё лобовое стекло шла огромная трещина, а два передних колеса были спущены.
- Чёрт! Это ещё что такое? – заволновался Сергей, разглядывая машину. – Какой урод это сделал?
- Кто-то из деревенских? – предположила Ася.
- Да нет у нас таких отморозков! – возразил Сергей. – Мальчишки хулиганы, конечно, но так, чтобы бить машину… Тем более они знают, что машина моя, а меня уважают в школе. Вроде бы…
- Но всё-таки кто-то же это сделал…
- Да какая разница кто это сделал?! – взорвался Сергей и стукнул кулаком по дереву. – Главное, что теперь придётся выложить немаленькую сумму за ремонт, а ещё, придумать нужно, каким образом нам домой добраться, чтобы никто ничего не понял! Эвакуатор же сюда не вызовешь!
- Серёж, ты что, не понимаешь? – поразилась Ася. – Если это устроил кто-то из деревенских, то скоро все будут знать, что твоя машина ночевала в лесу! Тебе в любом случае придётся объяснять это!
- Чёрт, чёрт, чёрт! – ещё больше запсиховал Сергей.
- Не чертыхайся, беду накличешь! – возмутилась Ася. – Успокойся! У тебя же есть запаска, надо поставить и доедем как-нибудь.
- Запаска одна, а колёс два!
- Попроси какого-нибудь друга… - неуверенно предложила Ася.
- Точно, сейчас позвоню, - опомнился Сергей и вытащил телефон.
Договорившись с кем-то, он спрятал мобильник в карман и сказал:
- Ась, иди домой. Холодно, не морозь ребёнка.
- Ну и как это я туда пойду? - возмутилась Ася. – Автобусы уже не ходят!
- Я вызову тебе такси, - опять схватился за телефон Сергей, но Ася остановила его:
- Нет, я не оставлю тебя одного в лесу среди ночи.
- Спасибо за заботу, но я, как ты выразилась, не кисейная барышня. – Скривился Сергей.
- Можешь говорить что хочешь, а я всё равно останусь, - обиженно отвернулась Ася.
Сергей что-то пробурчал себе под нос, но возражать не стал. Просто забрал Димку и усадил его в салон машины. Мальчик пришёл в бурный восторг и тут же принялся крутить руль.
- Извини, - тихо сказал Сергей и коснулся плеча Аси.
Она обернулась и взглянула в его глаза. Глаза красивого василькового цвета. Глаза, смотрящие на неё каким-то странным, непонятным взглядом. Взглянула и поняла, что несмотря на все свои уговоры и требования к себе самой, она пропала…

Глава 16
Ася и Сергей вернулись в деревню только около десяти часов вечера. Сначала долго ждали друга Сергея, потом мужчины, ругаясь сквозь зубы меняли колёса, а окончательно продрогшая Ася прижималась спиной к широкому стволу дуба, пытаясь защититься таким образом от ветра. Уставший Димка к тому времени мирно спал, раскинувшись на заднем сиденье.
Подъехав к дому Аси, они увидели тёмную фигуру, маячившую у калитки.
- Это ещё кто? – пробормотала Ася и распахнула дверцу.
- Вернулись! – раздался радостный крик и Ася узнала голос Марины.
- Что ты здесь делаешь? – подозрительно спросила она, глядя в сияющее лицо подруги. В свете последних событий она стала подозревать вся и всех.
- К тебе заходила, думала, может вы вернулись, а я просмотрела, - сообщила Марина. – Привет! – увидев Сергея, со спящим Димкой на руках.
- А отсутствие света в окнах тебя не смутило? – прищурилась Ася.
- Ты чего? – обиделась Марина. – Не хочешь со мной общаться так и скажи, что ты со мной, как с преступницей разговариваешь?
- Ладно, извини, - пошла на попятный Ася. – Нам пришлось задержаться дома на больше времени, чем рассчитывали. А потом вот в городе встретили Сергея и он нас подвёз.
- А у меня всё готово, чтобы исполнить твою мечту! – заявила Марина.
- Какую мечту? – заинтересовался Сергей.
- Ты не знаешь? Наша Аська мечтает о рыбалке! Однажды ночью попёрлась червей копать, еле я её успокоила. Так вот, я договорилась с Митричем, он даст нам лодку и удочки. Так что завтра выйдем в открытое море! То есть в открытое озеро… - смущённо добавила она, поняв, что сморозила глупость.
- Завтра? – замялась Ася. Ей совсем не хотелось сидеть у озера с удочкой в руках в такой холод. – А может ну её, эту рыбалку? Как-нибудь весной сходим…
- Ты всё-таки обижаешься на меня? – вытянулось лицо у Марины.
- Хорошо, на рыбалку, так на рыбалку, - сдалась Ася.
- Отлично! – просияла Марина. – Значит завтра в семь утра, чтобы была у меня. Смотри не проспи!
С этими словами Марины скрылась у себя во дворе. Ася, тяжело вздохнув, зазвенела ключами.
- Вот уж не думал, что твоя большая мечта – это рыбалка, - хмыкнул Сергей, входя следом за ней в дом.
- Да какая к чёрту мечта! – раздражённо бросила Ася, со злостью швырнув ключи на стол. – Мне совсем не улыбается вставать ни свет ни заря, тащиться куда-то… Да я вообще на это озеро идти боюсь!
- Почему? – поинтересовался Сергей и, уложив Димку на кровать, вышел в кухню, плотно закрыв за собой дверь в большую комнату. – Кстати, поведаешь, что ты делала тогда, ночью, на озере? Духов вызывала?
- Лопату топила, что же ещё, - буркнула Ася, пряча глаза. – Сам понимаешь, как мне хочется туда идти. Да и вообще, я воды в принципе боюсь, а Маринкины умения в управлении лодкой, вызывают у меня большие сомнения.
- Ну что ж, придётся мне отправиться вместе с вами, - развёл руками Сергей. – Не могу же я оставить вас на произвол судьбы. Так что за управление лодкой можешь не бояться.
- А как же работа? – вскинула на него глаза Ася.
- У меня первых уроков нет. А что за история с червями? – вспомнил Сергей. – С чего вдруг ты их копала ночью?
- Нож закапывала в огороде, - покраснела Ася. – В ночь, когда Маринин дом горел. Она ведь у меня ночевала, вот и увидела это. А я не знала что сказать, вот и ляпнула первое, что пришло в голову.
- Да уж, с тобой не соскучишься! – захохотал Сергей. – Постоянно находишь приключения на свою… кхм… голову.
- Планида такая, - обречённо заключила Ася, наливая в стакан воду и залпом выпивая её.
- Ладно, ложись спать. – Велел Сергей и шагнул к двери. – Подъем в шесть утра, не проспи.
Ася лишь закатила глаза, что было красноречивее всех слов. Ей безумно не хотелось вставать так рано. За время, проведённое в деревне, она так и не привыкла к их ритму жизни.
Закрыв за Сергеем дверь, Ася быстро переоделась и нырнула под одеяло, прижимаясь к спящему сыну.
Но не успела она закрыть глаза, как в дверь постучали. Взвившись над кроватью, Ася босиком выскочила в коридор, сорвав по пути с вешалки куртку и накидывая её поверх пижамы. Сердце стучало где-то в горле.
- Кто там? – сдавленно спросила она, обводя взглядом коридор и прикидывая, чем таким можно оглушить непрошенного гостя, если он вздумает напасть на неё.
- Ась, это я, - раздался знакомый голос.
Ася тут же распахнула дверь и увидела Сергея. Он стоял на пороге в костюме, защитного цвета, с удочкой наперевес.
- Хочешь сказать уже утро? – попятилась Ася.
- Не понял, - растерялся Сергей. – Конечно утро, пятнадцать минут седьмого уже. Ты что, спала ещё?
- Проходи, - кивнула Ася и, выглянув за дверь, передёрнулась. На улице было ещё темно, с неба сыпался то ли снег, то ли дождь, да ветер завывал в кронах деревьев.
- В такую погоду хороший хозяин собаку на улицу не выгонит, - пробормотала она себе под нос.
- Что ты там бубнишь? – тут же отреагировал Сергей. – Иди, собирайся скорее.
Ася, сгорбившись, обречённо вошла в кухню и оглянулась на мнущегося на пороге Сергея.
- Ты чего там застыл?
- Я здесь подожду.
- Откуда такая стеснительность? – скривилась Ася. – Заходи, хоть чаю попьём.
- Было бы неплохо, - зябко поёжился Сергей.
Пока Ася переодевалась, он поставил на плиту маленький бабушкин чайник и вскоре по дому поплыл аромат чая с бергамотом.
- Ммм… Какая прелесть! – воскликнула Ася, хватая чашку и грея об неё холодные ладони.
- Прости, пожалуйста, но ты так собралась идти? – удивлённо вскинул брови Сергей, окидывая её взглядом.
- Да, а что? – не поняла Ася, отхлёбывая ароматную жидкость и чувствуя, как внутри становится тепло.
На Асе красовались джинсы и свитер с воротником. Поверх всего этого она планировала надеть свою куртку.
- А то, что на улице минус три и ты, на озере, продуваемом всеми ветрами, окоченеешь.
- А что делать тогда? – растерялась Ася. – У меня нет ничего теплее. Может шубу надеть? Она висит в коридоре…
- Не смеши людей, - хмыкнул Сергей. – Кто же на рыбалку в шубе ходит? Допивай свой чай и пошли к Маринке, она тебя снарядит.
Так и оказалось. Через полчаса Ася разглядывала себя в огромном зеркале висящем у Марины в коридоре. На ней была надета тёплая кофта с огромным воротником, утеплённая куртка, мешком висящая на худенькой Асе и из-за этого перетянутая поясом на талии. На ногах штаны, комплект от этой же куртки и резиновые сапоги с мехом внутри.
- Теперь точно не замёрзнешь, - улыбнулась Марина, нахлобучивая на голову подруги платок.
- Теперь я даже пошевелиться не могу, - констатировала Ася, но платок послушно надела.
В семь на улице уже почти рассвело и они, всей небольшой компанией двинулись к озеру. Софья Александровна, неодобрительно покачав головой и пробормотав что-то про то, что молодёжи делать нечего, заперла дом и отправилась к Димке.
Марина бодро вышагивала впереди, казалось, она не чувствовала холода и ей совсем не хотелось спать в этот ранний час. Ася же еле переставляла ноги. Тёплая куртка, конечно же, защищала от ветра, но зато руки, нос и щёки её тут же замёрзли и покраснели. Вдобавок ко всему ей безумно хотелось спать.
- Откуда у неё столько энергии? – оглянувшись на Сергея, идущего сзади, тихо спросила она, кивая в сторону Марины.
Сергей лишь развёл руками и улыбнулся.
Ещё издали они заметили на берегу озера невысокого седого старичка с бородой, в шапке-ушанке и длинной, почти до колен куртке. Рядом с ним на воде тихо покачивалась тёмно-синяя лодка, в ней лежали такие же два весла, а на песке две удочки.
- Привет, Митрич! – поприветствовал его Сергей.
Старик оглянулся и на лбу его тут же разгладилась пролёгшая между бровями морщина.
- Здорово, Серёжка! – протянул он руку для рукопожатия. – А ты что, тоже на рыбалку?
- Да вот решил составить компанию девчонкам, куда ж их одних отправлять!
- Оно и верно, - быстро зашептал Митрич, подавшись к Сергею, но Ася всё равно разбирала его слова. – Я Маринке отказать не смог, уж очень просила, но всю ночь не спал, переживал. Этак они мне и лодку потопят и сами потопнут. Ну, а раз ты с ними, так я могу быть спокоен.
- Ой, не говори, что с них, женщин, взять? – засмеялся Сергей, за что тут же получил острым кулачком между рёбер. – И нечего драться, - погрозил он пальце насупленной Асе.
- Да хорош вам спорить, поплыли уже! – нетерпеливо переминалась с ноги на ногу Марина.
- Поплыли, - вздохнул Сергей и первым залез в лодку.
Едва усевшись в лодке, Ася почувствовала лёгкое головокружение, а следом за ним тошноту.
- Что-то мне нехорошо, - пожаловалась она.
- Морская болезнь? – удивился Сергей, усиленно работая вёслами. – Быстро, однако. То ли ещё будет, когда до середины озера доплывём!
- Может, не будем, а? – побледнела Ася. – Я боюсь.
- Да не слушай ты его! – метнула в Сергея испепеляющий взгляд Марина. – Это с непривычки так, сейчас пройдёт.
И правда, через несколько минут в голове просветлело, тошнота прошла. Ася огляделась вокруг и вдруг подумала, что днём и в компании озеро отнюдь не кажется враждебным. Вода приветливо колыхалась, ветер шумел в кронах деревьев.
«И совсем не страшно» - подумала Ася, опираясь на руки и с любопытством разглядывая пейзаж вокруг себя.
- Ну всё, приплыли, - вдруг сказал Сергей.
- Что случилось? – вздрогнула Ася.
- Приплыли говорю, - повторил Сергей. – Разматывайте удочки.
Марина со своей справилась быстро, Ася же даже не знала, как к ней подступиться. Понаблюдав некоторое время за её мучениями, Сергей отобрал удочку и, размотав её, прицепил к крючку горошину.
- Разве на горох ловят? – поразилась Ася. – Я думала, только на червей.
- Горох – самая лучшая наживка. – Со знанием дела заявил Сергей. – А теперь не шумите, не спугните рыбу.
Минут двадцать в лодке было тихо, но ни на один крючок не попалось ни одной рыбёшки.
- Надоело, - первой нарушила тишину разочарованная Ася. – Скучное это оказывается дело, рыбалка.
- А ты думала сейчас рыба к тебе в ведро сама прискачет? – фыркнул Сергей. – Здесь главное терпение. Сейчас просто холодно, а летом красота. Сидишь, тишина, покой, вода… Я вообще на воду смотреть люблю.
- Я тоже люблю, - эхом отозвалась Марина, не сводя глаз со своего поплавка.
- А я нет, - отвернулась Ася. – Меня больше огонь привлекает.
- Я всегда знал, что ты ведьма, - съязвил Сергей.
- Что?! – ахнула Ася и толкнула его. Сергею еле удалось удержать равновесие и не свалиться в воду. – Я ведьма?
- Эй, поосторожней! – возмутился Сергей. - Не май месяц, я в ледяной воде плавать не люблю!
- А ты за речью следи! – парировала ничуть не раскаивающаяся Ася.
- Да тише вы! – разозлилась Марина. – Всю рыбу распугали своим ором!
- Да где она эта рыба! – махнула рукой Ася и вздрогнула: - Ой, смотрите, клюёт!
- Осторожно! Держи, не отпускай! – бросился ей на помощь тут же забывший обиду Сергей.
Через несколько минут в ведре трепыхалась средних размеров щука.
- Вот это да! – восхищённо протянула Ася, заглядывая в ведро. – Интересно, сколько она весит? Килограммов три будет?
- Будет, - кивнул Сергей. – Даже больше. Молодец, хороший улов для новичка.
- Я здесь не при чём, - принялась кокетничать Ася. – Я бы без тебя её не вытащила, так что это скорее твоя заслуга, чем моя.
- Но попалась-то она тебе, - возразил Сергей. – Так что она по праву твоя.
- Нет!
- Да!
Марина с интересом переводила взгляд с него на неё, видя то, что эти двое ещё не осознавали…
Домой они вернулись только к одиннадцати. В ведре, кроме Асиной щуки лежал ещё и карасик, пойманный Сергеем. Марине сегодня не повезло.
- Всё девчонки, пока, - на ходу бросил Сергей и бегом помчался к дому, он опаздывал на работу.
- Подожди, а карасик? – крикнула ему вслед Ася.
- Димке пожарь! – Крикнул ей в ответ Сергей и вскоре скрылся за поворотом.
- Ну как, понравилась тебе наша деревенская рыбалка? – улыбнулась Марина, замерев у своей калитки.
- Да. – Честно ответила Ася. – Если бы не так холодно, вообще замечательно было бы. Наверное, летом здорово.
- Сходим и летом, если ты ещё жить здесь будешь. Будешь?
- Марин, я даже на завтрашний день ничего планировать не могу, а ты про лето спрашиваешь… - тут же помрачнела Ася. – Живу настоящим, чтобы не сойти с ума.
- Это не так и плохо, жить настоящим. – Заметила Марина. – Некоторое люди называют это счастьем.
- Счастье – это когда в этом настоящем у тебя всё хорошо, а не когда ты живёшь в подвешенном состоянии. – Возразила Ася, глядя куда-то вдаль.
- Ась, а ведь ты не домой ездила, да? – неожиданно спросила Марина.
- С чего ты взяла? – напряглась Ася. В какой-то момент ей показалось, что подруга раскусила их с Сергеем выходку.
- Ну просто ты так боялась мужа, что купила поддельные документы и сбежала на край света, а потом вдруг совершенно спокойно отправилась домой. Тут два варианта, либо ты врала тогда, либо врёшь сейчас.
- И ничего я не врала! – принялась выкручиваться Ася. – Я действительно ездила домой… То есть не совсем домой, а в соседний город. Мы там встретились с братом, Юркой… Кое-какие дела уладили и я вернулась.
- Ладно, не хочешь говорить, не говори, - не поверила ни единому её слову Марина. – Тогда скажи, что у тебя с Сергеем?
- А что у меня с Сергеем? – не поняла Ася.
- Ну я же не слепая, - улыбнулась Марина. – Ваши взгляды друг на друга невозможно не заметить. Больше не считаешь его сумасшедшим? – хитро прищурилась она, припомнив Асе её впечатление от первой встречи с Сергеем.
- Не считаю, - улыбнулась ей в ответ Ася. – Но в остальном ты ошибаешься. Не знаю, что ты там увидела, но ничего такого между нами нет.
- Я, конечно, понимаю, что потеряла твоё доверие, - вытянулось лицо у Марины, - но всё-таки так не честно. Я тебе всё о себе рассказывала, про своё прошлое, про Лёню, про жену его, а ты…
- Мариш, ну не обижайся, - коснулась её руки Ася. – Я тебе обещаю, если бы я найду мужчину, ты узнаешь об этом первой. Но между мной и Сергеем действительно ничего нет. Мы общаемся с ним точно так же как и с тобой. По-дружески.
- Ну-ну, - кивнула Марина. – Ты, видимо, ещё и сама ничего не понимаешь. Или не хочешь понимать.
- А как у тебя с твоим Лёней? – быстро перевела стрелки от опасной темы Ася. – Что нового?
- Ничего, - отвернулась Марина. – Он не звонит, я ему тоже. Зачем? Дело даже не в моих принципах, дело в том, что встречаться с ним бесперспективно. Он женат и разводиться не собирается. Я тут через кое-каких общих знакомых узнала, что у них с женой была очень нежная любовь. Она бесплодна, не смогла ему родить, но он, узнав это, всё равно остался с ней. Очень благородный поступок, между прочим. А потом она стала выпивать, а Лёня «ходить налево». Я у него далеко не первая.
- Мерзавец! – в сердцах воскликнула Ася, но Марина перебила её:
- Ну нужно так о нём. Он несчастный человек.
- И чем же он несчастный?! – поразилась Ася. – Тем, что давал тебе ложные надежды? Ведь мог сразу предупредить, что женат, чтобы ты не питала иллюзий!
- Не будем об этом, у нас всё равно мнения не сойдутся. – Отрезала Марина. – Ладно, Аська, иди домой. Димка наверняка уже проснулся. Свари ему ухи, думаю, ему понравится.
- Легко сказать, свари ухи… - пробурчала Ася, оставшись одна, и заглянула в ведро. – Как к этой рыбе ещё подступиться…

Глава 17
В то утро Ася проснулась в приподнятом настроении. Комнату заливало солнце, но в доме было очень холодно, гораздо холоднее обычного. Натянув поверх пижамы кофту, Ася выбралась из-под одеяла и, подойдя к окну, восхищённо замерла.
Оказалось, за ночь выпал снег. Он лежал вокруг её дома ровным белоснежным ковром, сверкал в солнечных лучах и слепил глаза. Ветки тополей согнулись от тяжести, но выглядели, словно вышедшие из сказки. Из очень красивой сказки.
- Димка, вставай! – завопила Ася, бросаясь к сыну. – Дима, снег выпал! Вставай, пойдём снеговика лепить!
- Где снег?! – крикнул мальчик и бросился к окну. – Ура! Снег! – радостно воскликнул он и запрыгал по дому на одной ноге. – Хочу в снежки играть!
- Будем играть, - пообещала Ася. – Сейчас печки истопим, позавтракаем и на улицу!
Через час, выйдя из тёплого дома на морозную улицу, Ася принялась лепить снеговика. Димка скакал вокруг неё, командуя, как делать голову, руки, рассуждал, из чего сделать нос и глаза.
Когда туловище снеговика было готово, Ася сбегала в гараж, порылась там и нашла старую кастрюлю с отвалившимся ушком. Надев её снеговику на голову, она подпрыгнула и уцепилась руками за ветку тополя. Весь снег, лежащий на ветках, осыпался ей на голову, попал за шиворот. Взвизгнув, Ася отскочила от тополя, но через мгновение, отряхнувшись, словно мокрая кошка, опять повисла на ветке. Она, не выдержав напора, с громким треском сломалась.
- Мам, а это зачем?
- А это для рук, - сказала Ася и засунула две ветки с боков снеговика. – Ну что, осталось только глаза и нос сделать?
- И рот, - добавил Димка. – Чтобы снеговик улыбался.
- И рот, - согласно повторила Ася и, прищурившись, задумалась, разглядывая снеговика. – Ну, для носа понятно, нужна морковь, а для глаз и рта?
Вскоре выход был найден. Рот и глаза Ася сделала из тех же веточек, а морковь попросила у Софьи Александровны. Снеговик получился на славу, Димка, радостно гикая, стал носиться вокруг него, а Ася устало прислонившись к крыльцу, наблюдала за ним.
- Развлекаетесь? – раздался голос Марины от калитки. Ася обернулась и увидела её.
Марина была одета в высокие сапоги на танкетке, джинсы и длинную зелёную куртку.
- Да вот, что-то как-то снегу обрадовались, - улыбнулась Ася. – А ты куда? На работу?
- Да, до автобуса двадцать минут осталось. – Кивнула Марина. – Хороший снеговик получился. Когда мы маленькие были, с Ленкой и Володей часто здесь в снежки играли и снеговиков лепили, у кого лучше получится. Они единственные принимали меня в свою компанию, так сказать, по-соседски.
- Елена Георгиевна? – вздрогнула Ася. – Как это? Она же много старше тебя! А Владимир?
- Ну и что, что старше? Раньше дети другими были, это сейчас, в пятнадцать лет уже с мальчиками по сеновалам бродят, а Лена тогда с нами, маленькими, играла. А Володя много младше её, он всего на пять лет старше меня был.
- Ты ведь говорила, что у него взрослый сын, - напомнила ей Ася. – А он такой молодой… должен был быть?
- Ну и что? – не поняла Марина. – Егору всего двадцать. А Володьке должно быть сорок.
- Я почему-то думала, что Егор примерно одного с Сергеем возраста.
- Нет, Сергей старше. И у них с Егором отношения как-то не ладятся. Егор типичная золотая молодёжь, а старший брат пытается урезонить его, поэтому они часто ругаются.
- Сколько же было мальчику, когда его отец пропал? – прошептала Ася. – Он ведь совсем маленьким был…
- Егору было девять, - подтвердила Марина. – Он был очень привязан к отцу. Но исчезновение Володи тяжело переживали все: и родители, и Лена, и Сергей, и Егор. А жена его вообще пить начала. Правда потом остепенилась.
- И что, они так ничего и не узнали? Даже примерно не знали, куда он делся?
- Нет, - покачала головой Марина. – Когда его умершим признали, Валентина Андреевна как-то обмолвилась мне, что в полиции говорят, будто таких много. Город есть город, отморозков много. Нападут, ограбят, а потом увидят, что перестарались и убили и труп спрячут. Видимо Володька на таких же ублюдков нарвался.
Ася покачнулась от неожиданно пришедшей ей на ум мысли.
- Когда он пропал? – уточнила она. – Сколько лет прошло?
- Я же уже говорила тебе! Одиннадцать лет назад, летом.
- Одиннадцать лет назад, летом… - эхом повторила за ней Ася, ей внезапно стало жарко, а потом так же резко холодно. Одиннадцать лет назад, летом, она совершила убийство и они с Васей спрятали труп… Что если?..
- Ась, ты чего? – обеспокоенно взглянула на неё Марина.
- Нет, ничего, - тряхнула головой Ася, стараясь отогнать страшные мысли. – Марин, скажи, здесь, в деревне можно на работу устроиться? Всё равно какую. У меня денег совсем нет.
- Ой, я даже не знаю… - задумалась Марина. – Ты лучше у Сергея спроси, может к ним в школу или в детский сад нужен кто. Он будет знать. А так куда ещё тут можно утроиться? В магазин не нужны работники, разве что на ферму, в соседнее село… Но думаю, ты с коровами не справишься.
- Я тоже так думаю, - содрогнулась Ася, представив огромное животное с большими рогами. – Ладно, я поговорю с Сергеем.
- Поговори. Ладно, я побежала, а то опоздаю!
Ася осталась одна. Димка копошился в снегу, пытаясь самостоятельно сделать ещё одного снеговика. Ася прислонилась к калитке, чувствуя, как дрожат колени.
- Господи, а если это правда, был дядя Сергея? – прошептала она, глядя перед собой. Снег и солнце уже не радовали её, мир вокруг окрасился в чёрный цвет.
«А Марина ещё намекала на какие-то отношения между мной и Сергеем…» - горько усмехнулась она. - «Боже, да если моя догадка верна, он никогда мне этого не простит! Именно из-за исчезновения Владимира и начались все беды в их семье. По сути именно из-за этого Валентина, или кто-то другой, убил Георгия, потому что он сошёл с ума… И в этом виновата я?».
По спине Аси побежали мурашки.
- Димка, пошли домой! – крикнула она и толкнула дверь.
- Ну мааам… - заканючил мальчик.
- Домой я сказала! – рявкнула Ася и, не обращая внимания на его обиженный вид, заперла дверь и, сняв куртку, прилегла на диван у печки.
- Я не хочу сидеть в доме, на улицу хочу! – топнул ногой Димка.
- Не капризничай! – отрезала Ася. – Иди, поиграй. На улицу холодно, ты что, опять заболеть хочешь?
Димка, сердито сопя, вылез из куртки и уселся за стол, с карандашами и листом бумаги.
Ася поднялась и, найдя пузырёк с валерьянкой, оставленной Сергеем, вылила его в стакан и, разведя водой, быстро выпила. Вскоре сердце уменьшило свой темп, её глаза закрылись, и она провалилась в сон.
И опять всё повторилось. Она опять видела себя среди поля, в длинном белом платье, которое медленно окрашивалось кровью. Она металась, кричала, звала на помощь, но её никто не слышал. Кровь мелкими фонтанчиками била из земли, Ася чувствовала её тепло на голых ногах. С ужасом закрыв лицо руками, Ася истово закричала и… проснулась.
- Мама, мамочка, тебе страшный сон приснился? – рядом с ней стоял Димка и с тревогой заглядывал ей в глаза.
- Да, мой хороший. – Ася села и обняла сына. Сердце её сжалось от страха. Она чувствовала, такой сон не к добру.

Сергей пришёл к ним ближе к вечеру. Постучал в дверь, но Ася, затаившись на диване, не спешила открывать. Ей было страшно даже представить, что придётся посмотреть ему в глаза, после сделанного ею открытия. Она понимала, что глупо прятать голову в песок, как пугливый страус, но ничего поделать с собой не могла.
- Мам? – вопросительно посмотрел на неё Димка.
- Мне болит голова, не будем открывать.
- Ну мам, это же дядя Серёжка! Он тебя полечит! – с этими словами Димка вскочил и бросился к двери. Из коридора тут же раздался его голос: - Дядя Серёжка, а маме голова болит. Она поэтому открывать не хотела.
- Голова болит? – Сергей заглянул в кухню и увидел Асю. – Кому это здесь голова болит? Чего в доме сидите, такая красота на улице! Пошли бы погулять, мигом бы боль прошла!
- Да, я тоже хочу погулять, а мама не разрешает, - тут же наябедничал Димка.
- Дима! – укоризненно посмотрела на него Ася.
- Иди собирайся, пойдём гулять, - велел ему Сергей и когда мальчик скрылся, присел рядом с Асей: - Что стряслось?
- Чего это ты раскомандовался? – приняла сидячее положение Ася. – Это вроде бы мой ребёнок и я ему никуда идти не разрешала.
- Не вредничай, тебе не идёт. – Улыбнулся Сергей. – Что плохого если мы с ним пройдёмся по улице?
- Ничего, - буркнула Ася и отвернулась.
- Давай, рассказывай, что опять случилось? Опять кто-то что-то подкинул?
- Нет.
- Тогда что?
- Мне работа нужна, - вспомнила о своей проблеме Ася и перевела тему. – У вас в школе никаких вакансий нет? Уборщицы, дворника?
- Городская девочка из богатого дома пойдёт работать дворником? – присвистнул Сергей. – Всё настолько плохо?
- Плохо. – Подтвердила Ася. – У меня денег почти нет, скоро не на что будет еду купить.
- Ну мы вас голодными, конечно, не оставим… Но в школе действительно нужна уборщица. Месяц назад на пенсию ушла Анна Фёдоровна, а новую пока не нашли. Пойдёшь?
- Спрашиваешь! –воскликнула Ася. – Только… Там наверное медкомиссию проходить нужно? А у меня кроме паспорта никаких документов…
- За это не переживай, я поговорю с директором, возьмут на первое время так, а потом, глядишь, и забудут.
- Спасибо тебе огромное! – искренне поблагодарила его Ася и наконец, осмелилась взглянуть на него. На неё с участием смотрели такие знакомые васильковые глаза… Знакомые и… родные, если не сказать больше.
Чувствуя, что сейчас расплачется, Ася вскочила и бросилась к Димке. Помогла ему одеться и, оставшись одна, дала волю слезам. Неужели ей всю жизнь придётся расплачиваться за совершённое в молодости преступление? Ну а что она хотела, это ведь такой грех…
Не в силах больше находится в этом доме, освещённом лучами заходящего солнца, Ася оделась и, выйдя на улицу, пошла в противоположную сторону, не туда, куда ушли Сергей и Дима.
Она брела не разбирая дороги и остановилась только возле кладбища. Старая калитка скрипела на ветру, на простом деревянном заборе лежал снег, снег же покрывал и всю территорию кладбища. Рядом, буквально в двух шагах от неё, Ася увидела старую церковь. Подойдя к ней поближе, Ася повернула ручку двери, но она не поддалась. Церковь в деревнях не работала каждый день, как в городе, её открывали только по праздникам.
Чувствуя огромную усталость, Ася опустилась на ступеньки, припорошенные снегом и, прижалась головой к периллам. Закрыв глаза, она прошептала:
- Прости меня, Господи…
Ася не знала, сколько времени просидела так, не чувствуя холода. Но когда она открыла глаза, на улице уже стемнело. Потерев ледяными руками щёки, Ася не почувствовала своих прикосновений и испугалась. Вскочив на ноги, она подула на руки, стараясь согреть их, но это мало помогало.
Спустившись со ступенек, Ася обогнула церковь и… И тут кровь прилила к щекам, мигом согревая их, а волосы на голове зашевелились. Ася застыла на месте, чувствуя, что ноги прирастают к земле, а сердце проваливается куда-то в пятки.
Всё кладбище было освещено. На каждой могиле горела свечка. Ася отчётливо видела, как трепыхались маленькие язычки пламени. Их было целое море.
Крик ужаса застрял где-то в горле, Ася развернулась и бросилась бежать, но сделав несколько шагов, запнулась обо что-то и полетела в снег.
- Ася-я!! – раздался мужской крик.
- Ася-я!! – вторил ему другой голос, женский. – Асенька-а-а!!
- Я здесь! – попыталась отозваться Ася, но слова вырвались изо рта тихим шипением.
- Ася-я! – мужской голос раздался совсем рядом. – Ася-я! Марин, её нет, с чего ты взяла, что она сюда пошла?
- Мама видела в окно! И тем более, смотри, сколько следов вокруг! Да кому ещё придёт в голову под вечер тащиться на кладбище!
«Да уж, кому ещё, кроме меня. Я одна тут, сумасшедшая», - усмехнулась Ася и пошевелилась.
- Я здесь! – крикнула она, вновь обретая голос и способность двигаться.
- Ася! – в темноте она различила фигуру Сергея с фонариком в руке. Он метнулся к ней и одним рывком поднял на ноги. – Аська, ну слава Богу!
- Асенька! – с другой стороны к ней бросилась плачущая Марина. – Асенька, ты в своём уме? Что же ты творишь, а? Да мы чуть не свихнулись, ища тебя!
- Тихо, смотри, она еле шевелится, - оборвал её Сергей. – Вся обмёрзла. Дура, ты Ася! Совершенно чокнутая!
- Не ругайся на неё! – возмутилась Марина.
- Смотри, а она не реагирует, - подул Асе в лицо Сергей. – Представь, что бы она со мной сделала за эти слова, а тут молчит.
- Асенька, ну что же с тобой такое? – запричитала Марина и крикнула Сергею: - Что ты стоишь? Повели её скорей в деревню!
- Там… - пробормотала Ася и с усилием подняв руку, ткнула пальцем в сторону кладбища. – Огонь.
- Какой огонь? – испугалась Марина. – Господи, Серёж, у неё видения!
- Свечки, свечки горят…
- Где свечки, Ася? Там ничего нет!
Ася повернула голову в сторону кладбища и ничего не увидела. Там было темно, словно только что не горели тысячи свечей.
- Там были свечки, - повторила она.
- Ну всё, хватит, - Сергей передал свой фонарь Марине и поднял Асю на руки. – Пойдём скорей, у неё видимо бред.
Ася не могла сказать, что она совсем ничего не помнила, но это были только обрывки, ничего целостного, что можно было бы понять. Перед её глазами то и дело всплывали лица, то Сергея, то Марины, то Софьи Александровны, то плачущего Димки. Единственное, что она хорошо запомнила, это холод. Холод, сковавший всё её тело. Рядом горела печка, она чувствовала тепло огня на коже, но не могла согреться.
- Оставьте её, - наконец отчётливо услышала она голос Сергея. – Я сделал ей укол, заснёт и согреется.
Это было последнее, что услышала Ася, перед тем как полететь в пустоту.
Очнулась Ася, когда за окном ярко светило солнце, заливая своим светом комнату. В доме было тепло и тихо. Так тихо, что Ася слышала тиканье часов на столе. Тик-так, тик-так…
Повернув голову, Ася увидела Сергея, лежащего на диване. Он был прикрыт пледом и спал, положив согнутую руку на глаза. Словно почувствовав её взгляд, Сергей глубоко вздохнул и пошевелился. А потом открыл глаза.
- Аська! – обрадовался он. – Ну наконец-то! С возвращением!
- Что произошло? – хрипло спросила Ася, с помощью Сергея садясь в постели. На ней была надела тёплая шерстяная кофта на пуговицах и такие же штаны. Горло было обкручено тёплым шарфом.
- Что это такое? – Ася поморщилась от прикосновения колючей ткани и стянула шарф. Дышать сразу стало легче.
- А ты что, ничего не помнишь? – Сергей присел с ней рядом и заботливо поправил подушку под спиной.
- Помню, - Ася наморщила лоб и коснулась его двумя пальцами. – Помню, как сидела на ступеньках церкви, замёрзла очень. Домой собралась, когда уже стемнело и увидела… О, Боже!! – вскрикнула она и закрыла рот ладонью. – Огоньки на кладбище! Серёж, что это было?
- Думаю, это был бред, - погладил её по худой руке Сергей. – Успокойся. К тому времени ты уже совсем продрогла и заболела. Когда мы с Мариной дотащили тебя домой, у тебя температура была сорок, в таком состоянии немудрено и огоньки увидеть.
- Не может быть… Я так отчётливо их помню!
- Ну… - замялся Сергей. – Софья Александровна, в ответ на твоё бормотание сказала, что старые люди такое знают. Мол, не надо ходить по ночам на кладбище, всякие дела там творятся, не нам, живым об этом знать. Но моё мнение ты знаешь. Не верю я в эту мистику. Тем более, почему мы с Мариной их не видели?
- Не знаю… Страшно-то как… - зябко поёжилась Ася, натягивая на себя одеяло. – А дальше что?
- А дальше мы вызвали «скорую», тебе накололи уколов, мы тебя спать уложили, а ты всё в бреду металась, согреться не могла. Врач со «скорой» сказал, что могут быть проблемы с почками, надо пройти обследование.
- С почками? Почему? – не поняла Ася.
- А как ты думаешь, столько часов просидев на каменном крыльце, в снегу? – неожиданно разозлился Сергей. – Скажи, какого чёрта тебе понесло на край деревни? Что случилось?
- Я не могу тебе сказать… - опустила голову Ася. – Ты больше никогда не захочешь говорить со мной.
- А вот с этого места поподробней, - плюхнулся обратно на кровать Сергей. – Что ты натворила?
- Нет, нет, даже не проси! – замотала головой Ася. – Я не могу, я не скажу… Я не знаю, что мне делать, как с этим жииить…. – заревела она.
- Ну-ка успокойся! – железным тоном приказал Сергей. – Я обещаю тебе, я не буду злиться. Расскажи, пожалуйста.
- Будешь, ещё как будешь, - Ася отвернулась к стене и натянула одеяло на голову. – Серёж, уходи. Не допрашивай меня.
Сергей молча поднялся с кровати и шагнул к двери.
- Где Димка? – оглянулась Ася. – У Марины?
- Да. – Буркнул Сергей и стал надевать куртку. В его васильковых глазах метались молнии. Ася неожиданно поняла, что не сможет промолчать.
- Подожди, - попросила она. – Я скажу. Я всё тебе скажу, иначе умру.
- Ну? – исподлобья взглянул на неё Сергей, застыв на пороге в расстёгнутой куртке.
- Серёж, твой дядя пропал одиннадцать лет назад, летом?
- Да. А при чём тут дядя? – поразился Сергей.
- А то, что одиннадцать лет назад, летом, я убила того человека. – Произнеся это, Ася почувствовала, как запылали щёки и уши, и спрятала лицо в ладонях.
- И ты решила, что это и был мой дядя Володя? – помолчав спросил Сергей. Вид у него был шокированный.
Ася в ответ лишь кивнула.
- Бред! – фыркнул Сергей и, стащив куртку, бросил её на диван. – Ася, ты ведь говорила, что этот мужчина, нападал на девушку?
- И что? – подняла на него глаза, полные слёз Ася.
- А то, что мой дядя не был ни убийцей, ни насильником. Он был обычным, нормальным, добрым человеком. И это никак не мог быть он. Да и с чего тебе такая мысль пришла в голову? Где твой город и где мы? Это просто совпадение.
- Ты, правда, так считаешь? – не поверила своим ушам Ася. – Ты не сердишься?
- Нет, - усмехнулся Сергей. – Дурочка ты, Аська. Напридумываешь себе Бог знает, что и глупости вытворяешь. Как ребёнок.
- Я так устала от этого чувства вины, - призналась Ася. – Оно всю жизнь меня мучает, я спать спокойно не могу. Проклинаю ту ночь, когда всё это случилось. Знаешь, иногда думаю, лучше бы он меня тогда убил, чем я его.
- Не говори так, - пробормотал Сергей. – Ты светлый, добрый человечек, а он преступник. Кто знает, сколько жизней он искалечил бы, останься в живых. Единственная глупость, которую вы с мужем сделали, это то, что спрятали труп. Надо было вызвать полицию.
- И это тоже не даёт мне покоя. Я столько раз думала, что надо бы узнать кто он такой, разыскать его родных… А мы похоронили его как собаку… Вот и получается, что я кругом виновата.
- Ты не виновата, - покачал головой Сергей и вдруг, без предупреждения наклонился к ней и прикоснулся губами к её губам. Асе в этот миг показалось, что солнце влетело в её окно и разбилось, брызнув вокруг сотнями маленьких лучиков, ослепляя её и заливая дом необычайно ярким светом.
- Прости, - прошептал Сергей и отстранился. – Я пойду. Отлёживайся, позже к тебе придёт Марина. Поправляйся, тебя ждут на работе.
С этими словами он поспешно схватил куртку и вышел из дома. Опешившая Ася не остановила его, все слова вдруг пропали, в голове была пустота. Откинувшись на подушки, Ася провела пальцем по губам, не веря в то, что только что произошло, и закрыла глаза.

Все дни, пока Ася лежала дома, Сергей не появлялся. Несколько раз на день по очереди приходили Марина и Софья Александровна, приводили с собой Димку, но оставить его с Асей, категорически отказывались. Ася пыталась вставать, но сделав несколько шагов, чувствовала слабость и опять ложилась в постель. В один из дней, Марина вызвала такси и почти силой отвезла её в больницу, проверить почки. Врач со «скорой» оказался прав, почки оказались застужены, Асе назначили курс уколов. Вот здесь-то Сергею и пришлось наведываться к соседке…
Однажды утром Ася проснулась и поняла что здорова. Она легко поднялась с кровати, прошлась по дому, не чувствуя привычного дрожания в коленях и шума в ушах. Одевшись, она вышла на улицу и принесла дров, растопила печки.
- Аська, зачем ты встала? – тут же нарисовалась на пороге Марина, увидевшая дым валивший из трубы.
- Мне уже гораздо лучше, - улыбнулась ей Ася. – Чего я буду лежать? Сейчас протоплю дом, приготовлю чего-нибудь и заберу Димку.
- Ты что же, правда поправилась? – с тревогой вгляделась в её лицо Марина.
- Правда. – Кивнула Ася. – Завтра выхожу на работу. Сергей сказал, что можно приходить в любой день.
- Я очень рада! – воскликнула Марина и обняла подругу.

На следующий день, Ася, против обыкновения, поднялась очень рано, едва часы показали шесть. Тихо, стараясь не разбудить Димку, Ася выскользнула в кухню и, затопив печку и поставив на плиту кастрюльку с гречкой, бросилась к шкафу. Сегодня был её первый рабочий день, предстояло познакомиться с коллективом, не хотелось ударить в грязь лицом.
Порывшись в своём скудном гардеробе, Ася вытащила бежевый свитер с рисунком на груди, которой она ещё ни разу не надевала здесь и привычные джинсы. Натянув вещи на себя, она заколола волосы в пучок на затылке и нанесла лёгкий макияж. Оглядев себя в зеркале, Ася осталась довольна. Посмотрев на сиротливо валяющуюся на стуле сумочку, которой она не пользовалась ни разу, со дня своего приезда, Ася не сдержалась и повесила её на плечо. Зеркало отразило красивую, уверенную в себе женщину.
- Всё будет хорошо! – весело подмигнула себе Ася и, надев куртку и сапожки, поспешила к дому подруги.
- Доброе утро! – провозгласила она, входя на кухню, где спешно глотала чай Марина и ковырялась в тарелке с овсянкой Софья Александровна.
- Ася?! – поперхнулась чаем Марина и перевела взгляд на часы. – Господи, что стряслось?!
- Ничего, - засмеялась Ася. – Я же сегодня на работу выхожу! Через час должна быть в школе. Софья Александровна, вы посидите с Димкой, до моего возвращения?
- Конечно Асенька! – быстро отодвинула от себя тарелку старушка и, накинув на голову пуховой платок, вышла за дверь.
- Что это с ней? – проводила её удивлённым взглядом Ася.
- Да не обращай внимания, она не в духе. – Махнула рукой Марина. – Отец мой ей сегодня приснился, плакала всё утро, теперь злится.
- Он умер?
- Да, недавно. Правда они в разводе были, и мама после него успела два раза замуж выйти, но вот сегодня чего-то её пробило. Говорю же, не обращай внимания.
- Ладно, Мариша, я побежала! – заторопилась Ася.
- Удачи в первый рабочий день! – крикнула ей вдогонку Марина.
- Спасибо! – на ходу ответила Ася и выскочила на улицу.

Школа, где и трудился Сергей, оказалась на соседней улице. Огромное, монументальное здание, в два этажа, тёмной громадой возвышалось среди такого же огромного школьного двора. Пройдя по прочищенной дорожке, Ася потянула на себя тяжёлую дверь и втянула носом запах. Почти так же пахло в школе, где она училась. Мелом и жидкой манной кашей, которую неизменно готовили во всех столовых.
Школа в этот час ещё была пустой и Ася, пройдясь по тёмным коридорам, пожалела, что не зашла по пути к Сергею. Заглядывая по очереди во все классы, Ася обошла всё здание, но так и не встретила ни одного человека. Спустившись обратно на первый этаж, Ася пошла на запах каши и вскоре оказалась в столовой. За широкой дверью что-то шипело и слышался стук посуды.
- Здравствуйте! – громко поздоровалась Ася, заглядывая за эту дверь.
- Ой! – взвизгнула повариха, низенькая полная женщина с добродушным круглым лицом и пронзительными зелёными глазами. Тарелка выскользнула из её рук и с громким стуком упала на пол, тут же расколовшись на две половины.
- Простите, пожалуйста! Я не хотела вас напугать! – Ася бросилась и стала поднимать осколки. И тут же порезала палец. – Ой! – на пальце выступила капелька крови, и Ася тут же засунула его в рот. – Больно.
- Ну куда же вы, осколки, голыми руками! – закудахтала женщина и, схватив веник и совок, быстро сменила осколки и выбросила их в мусорное ведро.
- Простите, пожалуйста, - ещё раз извинилась Ася.
- Вы вообще кто такая? – подозрительно взглянула на неё женщина. – Что так рано в школе делаете? Здесь ещё никого нет!
- Я новая уборщица, - вытащив палец изо рта, сказала Ася. – Анастасия Лакшина.
- Уборщица? – окинула её взглядом повариха. – А! Точно! – лицо её разгладилось. – Это ведь вы недавно к нам переехали с мальчиком?
- Да, я, - улыбнулась Ася.
- Меня зовут, Виталина Петровна, - представилась женщина. – Извините, а вас как по батюшке-то?
- Ой, да не надо отчества! – махнула рукой Ася. – Называйте меня просто Ася и всё.
- Как это Ася? Вы же сказали, что вы Анастасия? – удивилась Виталина Петровна.
- Моё имя так сокращается, меня здесь все так зовут.
- Диковинное имя какое-то… - протянула повариха и неожиданно расхохоталась: - Ой, да кто бы говорил, у самой-то имечко не лучше! Удружила мамочка! Сериалов насмотрелась, вот и назвала дочурку на иностранным манер! Особенно оно сочетается с простецким отчеством Петровна!
Женщина смеялась так заразительно, что Ася тоже не смогла сдержать улыбки. Контакт был налажен.
Вскоре в школу подтянулись и другие работники. Первой пришла директриса, Анна Михайловна, высокая тощая женщина, в строгом костюме и «ракушкой» на голове. На её лице не было ни грамма косметики, серые, какие-то безликие глаза смотрели презрительно.
- Ты что ли новая уборщица? – окинула она взглядом Асю.
- Ну да… - стушевалась под её взглядом Ася.
- Ладно, всё-таки Сергей Юрьевич просил… - процедила она. – Но учти, будешь плохо работать, выгоню, и никакие просьбы на меня не подействуют.
- Ну что вы! – воскликнула Ася, прижимая руки к груди. – Я справлюсь, я старательная!
- Для начала постарайся меня не перебивать, - скривилась Анна Михайловна. – Пойдём, покажу, где тут что.
Директриса проводила Ася в малюсенькую комнатку у входа. Здесь у стены стоял низенький столик и два стула. На столе чайник и две чашки. А в углу два ведра, швабра, веник и тряпка.
- Вот весь инвентарь, - ткнула пальцем с длинным, идеально подпиленным ногтем, в угол Анна Михайловна. – Моешь весь первый этаж, на второй не суйся, там ни один класс не учится. Работаешь с Татьяной, сменщицей твоей, через сутки. Татьяна сейчас на больничном, так что пока одна. Халат висит в шкафу. Приступай.
С этими словами директриса развернулась и вышла из комнатки, прямо держа спину и стуча каблучками. Ася проводила её взглядом и кинулась к шкафу. Лучше не злить начальницу, работа ей очень нужна, да и Сергея подводить не хочется.

Глава 18
За трудами Ася не заметила, как пролетела неделя. С Сергеем они практически не виделись, лишь изредка пересекались в коридорах школы и обменивались короткими репликами. О том нечаянном поцелуе Ася старалась не вспоминать, чтобы не тешить себя пустыми надеждами. Сергей, как ей казалось, жалел о своём порыве, потому и старался не видеться с ней слишком часто.
Ася работала старательно, моя школьные коридоры по нескольку раз на дню, за что удостоилась скупой похвалы от Анны Михайловны. Но эта похвала для неё было лучше всех наград.
В пятницу, под конец дня, когда шёл последний урок, Ася вошла в свою маленькую комнатку и, стащив халат, устало взглянула на себя в зеркало. Оно отразило бледную, с синяками под глазами, особу, со шваброй в руке.
- Да уж, видела бы меня моя мама, - усмехнулась Ася. Сердце её тут же защемило: она так давно не звонила домой. Ей давно было тревожно за родных, но и звонить она боялась. Вдруг Сергей прав и Вася отслеживает звонки?
Щёлкнув кнопкой чайника, Ася насыпала в чашку сахара и, опустив туда пакетик чая, залила всё это кипятком. Горячий сладкий напиток пролился по пищеводу и упал в желудок, даря ей новые силы.
Но едва Ася расслаблено прижалась к стене, как услышала знакомый звук каблуков на лестнице и поспешно отставив чашку, надела халат. Успела как раз вовремя – в комнату заглянула Анна Михайловна.
- Лакшина, пойдём со мной, - велела она.
Ася с готовностью вскочила и бросилась вслед за директрисой, гадая, что ей нужно. Анна Михайловна привела её в своей кабинет и кивнула на трубку телефона, лежащую на столе.
- Тебе звонят.
- Кто?! – поразилась Ася.
- Понятия не имею. – Поджала губы директриса. – Какая-то сверх нервная женщина, она не представилась, просто истерила и требовала позвать тебя.
«Мама!» - мелькнула в сознании Аси глупая мысль.
Схватив вмиг похолодевшими пальцами трубку, она с силой прижала её к уху и спокойным голосом сказала:
- Алло.
- Ася, ты? – крикнули из телефона, и Ася тут же узнала голос Софьи Александровны.
- Я, что случилось? – помертвела Ася. – Что-то с Димкой?!
- Асенька, я ничего не смогла сделать! – зарыдала старушка. – Прости меня!
- Господи, что с ним?! – заорала Ася, забыв, где находится и кто сидит перед ней. – Он жив?!
- Жив! Но… - опять заплакала Софья Александровна. – Он ворвался в дом, я пыталась его не пустить, но он вышиб дверь, оттолкнул меня, и забрал Димку. Я упала и больно стукнулась головой. Димочка обрадовался, а потом кричать стал, что без мамы никуда не пойдёт, но он даже слушать ничего не стал! Асенька, прости!
- Кто он? – глупо спросила Ася, уже и так прекрасно зная, кто забрал её сына.
- Твой муж!
Ноги отказались служить своей хозяйке, и Ася буквально стекла на стул, выронив трубку.
- Эй, поосторожней! – начала было возмущаться Анна Михайловна, но наткнувшись на безумный Асин взгляд, осеклась. – Что у тебя стряслось? Что-то с сыном?
Ася не смогла ничего ответить – горло сжал спазм, лишь кивнула в ответ.
- Иди, на сегодня можешь быть свободна, - отпустила её директриса. – Завтра вызову Татьяну, она всё помоет.
- Спасибо вам, - прошептала Ася и, не сдержав слёз, вылетела в коридор.
Она плохо помнила, как добралась до комнатки, сбросила халат и влезла в свою куртку. Очнулась лишь на улице, когда холодный морозный ветер больно полоснул по мокрым от слёз щекам. Остановившись на мгновение, Ася сделала три глубоких вдоха и со всей силы припустила по улице домой.
Бледная до синевы Софья Александровна сидела на кухне, прижимая к щеке пакет с замороженным фаршем. На её коже наливался багровый синяк.
- Смотри, что сделал мне, гад? – жалостливо посмотрела на Асю старушка. – Сволочь!
Но Асе было не до неё.
- Давно он уехал? Давно?! – заорала она с порога.
- Да не знаю я! – шумно высморкалась в подол платья Софья Александровна. – Как только он уехал, я тут же бросилась звонить тебе. Полчаса где-то.
«Полчаса…» - прикинула Ася. – «Зная Васину манеру езды, он уже где-то возле города… Куда он повёз Димку? Явно не домой, он назло мне спрячет его. Господи, я больше никогда его не увижу!».
От этой страшной мысли Ася затряслась ещё сильнее и заметалась по комнате, не зная, что делать.
- У вас телефон есть? – наконец остановившись, спросила она.
- Домашний только, а мобильник у Марины. – Сообщила Софья Александровна. – Ты позвонить хочешь? Держи ключи, беги, звони. Я тут посижу, что-то мне нехорошо.
Схватив протянутую связку, Ася в мгновение ока пересекла улицу и взлетела на крыльцо соседнего дома. Руки не слушались её, и она смогла вставить ключ в скважину только с третьего раза. Не разуваясь и оставляя за собой грязные следы, Ася вихрем промчалась по комнатам разыскивая телефон и, наконец, нашла его на кухне. Набрав номер мамы, она прижала трубку к уху. Сердце билось так быстро, что своим стуком заглушало гудки.
- Алло. – Наконец раздался спокойный голос мамы.
- Мамочка! – закричала Ася. – Мамочка, скажи, Вася приходил к вам? Вы говорили ему, что я звонила?!
- Ася? – перепугалась мама. – Доченька, что случилось?
- Мама, отвечай на вопрос!
- Да не говорила я ему ничего! Да и не приходил он больше! Я уж было обрадовалась, думаю, может, смирился. Ася, что случилось?
- Он украл Димку… - захлебнулась в рыданиях Ася и сползла вниз по стене. – Мамочка, что мне делать? Я же даже в полицию не могу заявить…
- Как украл?! – ахнула мама. – Господи! Ася, ты его видела? Что он говорил? Он опять бил тебя?
- Я не видела его, - утёрла щёки Ася. – Я на работе была. С Димкой соседка сидела, он её оттолкнул, она упала, а он увёз Диму. Где-то полчаса назад…
- Ты ему звонила?
- Что? – вздрогнула Ася. – Мам, я дура! Как я могла не позвонить ему? Всё, я отключаюсь!
- Ася, подожди! – взмолилась мама. – Доченька, держи меня в курсе, я тут с ума сойду!
- Хорошо! – нетерпеливо крикнула Ася и, отсоединившись, начала набирать новый номер. Но к её великому разочарованию, мобильный Василия был недоступен.
- Чёрт! – рявкнула Ася и со злостью швырнула трубку на место.
Она не могла представить, что делать дальше. Её наполняла паника и отчаяние. Выскочив на улицу, Ася еле заставила себя остановиться и запереть дом. А затем сломя голову бросилась к школе. Ну кто ещё ей мог помочь, кроме Сергея? Он умный, он обязательно что-нибудь придумает, он поможет…
Уговаривая себя таким образом, Ася рванула дверь в школу и добежав до класса, где сейчас вёл урок Сергей, влетела туда. Все тут же замолчали и уставились на неё. Несчастные шестиклассники были поражены, увидев уборщицу в полубезумном виде, с растрёпанными волосами и потёками туши по щекам.
- Извините… - пробормотал Сергей и, двумя широкими шагами пересёк класс, вышел в коридор, увлекая Асю за собой.
- Что случилось? – спросил он, уже поняв, что произошло нечто экстраординарное.
- Он увёз Димку, - с надеждой заглядывая ему в глаза, прошептала Ася. – Он пришёл и забрал его. Я не знаю, что мне теперь делать…
- Муж? – коротко спросил Сергей.
- Да.
- Жди меня на улице, я сейчас буду.
Ася послушно кивнула и бросилась на улицу. Там, она наклонилась и, набрав пригоршню снега, обтёрла им лицо. Мышцы тут же отозвались болью, но в голове прояснилось. Вместе со снегом с лица смылась последняя косметика. Ася бросила равнодушный взгляд на своё отражение в оконном стекле и отвернулась. Оттуда на неё смотрела бледная женщина с заплывшими глазами.
- Когда они уехали? – спросил Сергей, выбегая из школы, на ходу натягивая куртку.
- Минут сорок-сорок пять назад. Серёж, что делать?!
- Номер машины мужа помнишь?
- Господи, да у него их несколько! – впала в истерику Ася. – Той, на которой мы всегда ездили, помню. А остальные…
- Как узнать на какой машине он был? Думай, Ася, думай! – приказал Сергей, теребя в руках телефон. – Домработница? Она может знать?
- Она ушла от Васи в тот же день что и мы! Точно! Я знаю! – воскликнула Ася. – Софья Александровна! Она могла видеть машину!
- Пойдём!
«Я сегодня побила все рекорды по бегу», - мелькнула в сознании Аси мысль, когда они, запыхавшиеся, вбежали в дом.
- Какая машина? – задумалась Софья Александровна. – Большая, чёрная, блестящая такая… И игрушка зелёная какая-то болталась…
- Всё, я знаю! – чуть не подпрыгнула Ася. – Номер А777МН.
- Найдём мы их, не волнуйся, - обнадёжил её Сергей и стал кому-то звонить.
- Попросили подождать, - наконец, сказал он, отключив телефон. – Сейчас проверят по своим каналам и скажут, куда подался этот урод…
- Что у тебя за знакомые? – поразилась Ася. - Ты что, из ФСБ? Кому ещё могут дать такую информацию?
- Нужно уметь заводить связи, - хохотнул Сергей, глядя на её изумлённое лицо. – У меня лучший друг в ГИБДД работает. Сейчас по камерам найдут твоего Васю и мы поедем за ним.
- Ох, хоть бы! – простонала Ася и замерла на стуле, зажав ладони между коленями.
Минуты казались часами, нервы были напряжены до предела. Когда, наконец, раздался звонок, Ася вскочила на ноги и закусила палец, с надеждой глядя на Сергея.
- Да, слушаю. – Сказал он. Из трубки нёсся чей-то бодрый голос, Сергей слушал и менялся в лице. Ася помертвела, не зная, что и думать.
- Хорошо, я понял. – Наконец буркнул Сергей. – Спасибо дружище.
- Ну что там? – не выдержала Ася, когда он отключился. – Он нашёл его?
- Сядь. – Неожиданно велел Сергей.
- Что случилось? – перепугалась Ася. – Говори!!
- Сядь, я сказал, - поднял на неё глаза Сергей. – Сядь, Ася.
- Что с ними? – плачущим голосом спросила Ася, плюхнувшись на стул. – Серёж, не молчи.
- Василий ехал на большой скорости, на повороте, сразу за деревней, не справился с управлением, его на льду развернуло и… В общем они вылетели на встречную полосу, прямо под КамАЗ.
- Мамочки… - пискнула Ася, буквально чувствуя, как застывает в жилах кровь и останавливается сердце. – Мамочки…
- Оба, и Василий и Дима в больнице, в тяжёлом состоянии. – Добавил Сергей. – В реанимации.
- Он жив?! – подскочила Ася, у которой открылось второе дыхание. – Димочка жив?
- Поехали, - коротко бросил Сергей и первым вышел из дома. Ася бросилась следом за ним.
Софья Александровна проводила их грустным взглядом и перекрестила удаляющуюся машину.
Сергей старался ехать аккуратно, но нога самопроизвольно вдавливала педаль газа в пол. Сразу за деревней они увидели разбитую машину и две машины ГИБДД  рядом с ней. Ася с ужасом смотрела на смятую в лепёшку машину, и Сергей постарался проскочить это место как можно скорее.
- Господи, как в такой аварии можно выжить? – прошептала Ася, слёзы опять покатились по её щекам. – Димочка, маленький мой…
Сергей молчал, он выехал на шоссе и теперь нёсся на предельной скорости.
Через полчаса они уже были в больнице, в кабинете врача, женщины с усталым лицом, Ирины Викторовны.
- И мужчина, и мальчик находятся в реанимации, - сообщила она, с сочувствием глядя на перекошенные лица Аси и Сергея. – Мы сообщили о происшествии в полицию, они сразу же бросились искать родных, но вы нашлись сами.
- Что с Димой? – перебила её Ася. – Он будет жить?
- Простите, Дима это кто? – поправила очки на носу Ирина Викторовна. – Взрослый или маленький?
- Дима это ребёнок, мой сын!
- У мальчика обильная кровопотеря, травма живота, перелом ребер. Он в коме. Ему срочно нужно переливание крови. Группа у него очень редкая, четвёртая отрицательная. Такая группа бывает у одного из двухсот тысяч человек. Сейчас около него находится бригада лучших медиков. Вы мать? Может у вас такая же группа крови?
- У меня вторая положительная, - закрыла лицо руками Ася.
- Как это? – поразилась Ирина Викторовна. – Но так не может быть!
- Да, наверное, только я Димке не родная, - глухо ответила Ася. – Его родная мать, первая жена Василия умерла.
- А Василий это второй пострадавший? – уточнила врачиха. – Ваш муж?
- Да, - кивнула Ася. – А с ним что?
- К сожалению, с ним всё ещё хуже. Мальчик сидел с другой стороны, поэтому Василий, видимо, я могу лишь предполагать, поняв, что авария неизбежна, направил машину к КамАЗу своей стороной. Грубо говоря, подставил под удар себя.
- Он жив?
- Да. У него тупая травма живота, отрыв почки, разрыв селезёнки, разрыв доли печени, большая кровопотеря. Но у него кровь не такая редкая как у мальчика, ему уже сделали переливание. Сейчас он без сознания и хочу вам сказать сразу, вероятность того, что он будет жить, очень мала. Простите.
- Я всё понимаю, - утёрла слёзы Ася. – Скажите, что мне делать? Искать человека с такой же группой крови как у Димы?
- Да, поищите. Если у матери мальчика была такая же, а это, скорее всего так и есть, то у её родных, у кого-нибудь, тоже будет. Ищите как можно скорее. Поверьте, счёт идёт даже не на часы.
- Господи, но даже если я кого-нибудь найду, пока они доберутся сюда!
- Поверьте, мы делаем всё, что в наших силах. – Заверила её Ирина Викторовна. – Простите, последний вопрос, я должна знать. Скажите, пожалуйста, фамилию мальчика и мужчины и ваше имя и фамилию тоже.
- Дмитрий и Василий Маклюк. – Сообщила Ася. – А я… - Запнулась она. – Арсения Маклюк.
- Хорошо, спасибо. – Быстро записала данные врачиха и отпустила их.
- Дай телефон, - попросила Ася у Сергея, выйдя из кабинета врача.
- Алло! – раздался из трубки взволнованный голос мамы.
- Мамочка, ни о чём сейчас не спрашивай, помоги мне найти нашу с Васей домработницу Евгению Георгиевну! Мам, это очень важно!
- Я всё сделаю, доченька! Только скажи мне, ты нашла Диму?
- Нашла. – Нервно сглотнула Ася.
- Где он? Он с тобой?
- Он в больнице. – Помня о мамином больном сердце, Ася старалась говорить спокойно. – Они с Васей попали в аварию. Но ты не волнуйся, сейчас уже всё нормально, всё обошлось.
- Господи! – ахнула мама. – Ну надо же!
- Мам, сейчас не время! – перебила её Ася. – Прошу тебя, найди Евгению Георгиевну!
Время тянулось томительно медленно, Ася стояла у окна в реанимацию, смотрела на маленькой белое, как бумага лицо Димки и обливалась слезами.
Наконец, раздался долгожданный звонок.
- Алло!
- Арсения? – раздался уже забытый Асей голос домработницы. – Ты меня искала?
- Евгения Георгиевна! – заорала Ася, забыв, где находится. – Слава Богу, вы нашлись!
- Так я и не пряталась, - невозмутимо ответила Евгения Георгиевна. – Что ты хотела?
- Евгения Георгиевна, скажите, вы знаете хоть кого-нибудь из родственников Аллы?
В трубке воцарилось молчание.
- Зачем тебе? – наконец подала голос домработница.
- Димка… - пробормотала Ася и залилась слезами. Кое-как, перемежая рассказ рыданиями, Асе удалось рассказать Евгении Павловне о случившемся.
- Какая ты сказала группа крови? – переспросила Евгения Георгиевна. – Четвёртая отрицательная? – В её голосе не было даже намёка на волнение.
- Да! Вы знаете кого-нибудь с такой группой?
- Знаю. Это я. – Заявила домработница. – Говори адрес и жди.
Сообщив адрес, Ася метнулась к кабинету Ирины Викторовны.
- Человек с четвёртой отрицательной группой крови уже едет, - сообщила она. – Но путь не близкий, нужно как минимум четыре часа, это если на самолёте. Они у нас есть?
- Не буду скрывать, мальчику стало хуже, - ответила доктор. – Но мы сделаем всё, что в наших силах, чтобы он смог дождаться помощи.
Ася молча покинула кабинет. Все эти четыре часа она простояла у реанимации, судорожно сжимая кулаки и шепча все известные ей молитвы. Сергей сидел рядом, время от времени прикасаясь к её руке и бормоча слова утешения.
Евгения Георгиевна позвонила только спустя пять с половиной часов. К тому времени Ася чувствовала себя постаревшей лет на десять. Она ослабела от слёз, голова гудела, а ноги отказывались слушать и подламывались в коленях.
Сергей поехал в аэропорт за женщиной, Ася осталась одна и ей стало жутко. Оказалось, ей очень тяжело существовать без его руки, не опускающей её ладонь и тёплого, сочувствующего взгляда.
«А если Димка не выживет?» - полезли в голову страшные мысли. – «Как я буду без него? Я не смогу. Зачем вообще тогда жить? Это мне наказание, за то что я хотела уйти из жизни, за убийство того мужчины… Но почему именно Димка? Он ещё маленький, ему жить и жить… Почему не я лежу сейчас на его месте?».
В конце коридора послышались шаги, и Ася увидела быстро идущую женщину в пальто. Она не смогла рассмотреть её лицо – в глазах как будто песок был, они нестерпимо чесались и болели, но решила, что это Евгения Георгиевна и обрадовалась.
Но это оказалась Марина. Она запыхалась, лицо было красным, а причёска растрепалась.
- Аська! – бросилась она к подруге и крепко обняла её. – Аська, держись! Мне мама полчаса назад позвонила и всё рассказала. Я всё бросила и сюда побежала. Держись, родная, я как никто другой понимаю тебя!
От искреннего участия подруги в носу у Аси защипало, а слёзы хлынули с новой силой. Она не промолвила ни слова, лишь уткнулась в плечо Марины и тихонько всхлипывала, а она, в ответ, поглаживала её по спутанным волосам.
Сергей и Евгения Георгиевна появились спустя двадцать минут. Домработницу тут же забрали в лабораторию, Ася, Сергей и Марина остались у дверей реанимации. Время тянулось медленно, секундная стрелка еле ползла по часам. Но всему приходит конец…
В реанимации забегали врачи, пищали какие-то приборы, Ася поднялась с кушетки и неотрывно смотрела на сына. Его личико казалось безжизненным, и сердце её замирало от страха.
Наконец из реанимации, на ходу стягивая с лица маску, вышла Ирина Викторовна.
- Ну что? Что с ним? – бросилась к ней Ася, с надеждой заглядывая в глаза.
- Состояние стабильно тяжёлое, - ответила ей доктор и провела рукой по лицу. – Сейчас его жизни ничего не угрожает, а там видно будет. Поймите, Арсения, вам нужно набраться терпения, ваш сын ещё не скоро выйдет отсюда.
- Я всё понимаю, - кивнула Ася. Слова о том, что Димке ничего не угрожает, успокоили её, но сильно легче не стало. Всё-таки стабильно тяжёлое состояние, это нехорошо. Совсем нехорошо.
- А Василий? – наконец вспомнила она о муже. – С ним что?
- С ним работает другая бригада врачей, мы все силы сосредоточили на мальчике. Ждите здесь, сейчас всё узнаю и сообщу вам. – Высказавшись Ирина Викторовна толкнула дверь и скрылась за ней.
- Арсения? – непонимающе взглянула на Асю Марина. – Тебя зовут Арсения? Я только сейчас поняла, что не знала, твоего настоящего имени, Ася и Ася.
- Теперь знаешь, - устало кивнула Ася и прижалась головой к стеклу, опять смотря на сына. – Меня зовут Арсения Маклюк.
- Что имя, что фамилия странные, - хмыкнула Марина.
- Бывает, - пожала плечами Ася.
На несколько минут в коридоре воцарилась тишина. Откуда-то издали слышались голоса, да мерно пищал какой-то аппарат в реанимации. Наконец дверь открылась и появилась Ирина Викторовна. Лицо её было мрачным.
- Что? – выдохнула Ася. – Что с ним?
- Мне очень жаль… - опустила голову доктор. – Мы сделали всё что смогли. Но ваш муж скончался.
- Умер? – вздрогнула Ася и попятилась. – Вася умер?! – губы её задрожали, по щеке скатилась одинокая слезинка.
- Держитесь, подумайте о сыне. Вы ему сейчас очень нужны. – Коснулась её плеча Ирина Викторовна и вышла.
- Как это умер? – обернулась к своим друзьям Ася и растерянно посмотрела на них.
- Аська… - начала Марина, но Ася перебила её.
- Я знаю! – крикнула она, рукавом вытирая слёзы. – Мой муж был тираном, я сбежала от него и хотела развестись, но смерти я ему не желала!
- Успокойся, - тихо попросил её Сергей и привлёк к себе. – Прошу тебя, успокойся. Ирина Викторовна права, подумай о Димке. Ради него ты должна быть сильной.
Ася согласно кивнула. Все втроём они вышли на улицу и остановились на пороге. Нужно было ещё дождаться Евгению Георгиевну.
- Я хочу его увидеть, - неожиданно сказала Ася и, развернувшись, бросилась обратно в больницу. Сергей, покачав головой, пошёл за ней следом.
После долгих уговоров, Асю пропустили в морг, куда несколькими минутами раньше спустили тело Василия. Сергей, несмотря на её возражения, последовал за ней, боясь оставлять её одну.
Войдя в холодную небольшую комнатку, Ася вздрогнула, увидев тело, накрытое белой простынёй, и вцепилась в руку Сергея.
- Я с тобой, - тихо шепнул он ей и подвёл к столу.
- Тело обезображено, сами понимаете, авария, - предупредил ей санитар и откинул простыню.
Ася еле сдержала крик, увидев Василия, всего в крови, с синяками на лице. Последнее время она ненавидела мужа, но, несмотря на это, помнила, как сильно любила его. Помнила, как он помогал ей. Помнила их совместную жизнь, радости и горести. Поэтому и не могла относиться к нему равнодушно.
- Вася… - простонала она, закрывая рот рукой. – Вася, прости… Я не хотела, чтобы так получилось…
Глаза щипало, но слёзы больше не текли, видимо их лимит закончился. Поняв, что ещё немного, и она потеряет сознание, Ася отвернулась и сказала, обращаясь к Сергею:
- Пойдём.
Но он не послушался. Дойдя до двери, Ася обернулась и с удивлением взглянула на Сергея, по-прежнему стоящего у стола и не сводившего глаз с лица Василия.
- В чём дело? – вернувшись дёрнула она его за рукав. – Серёж, что с тобой?
- Этого не может быть… - пробормотал Сергей. – Этого не может быть…
- Да что такое? – раздражённо спросила Ася. – Чего не может быть?
- Это он! – потрясённо вскрикнул Сергей. – Он! Мой давно пропавший дядя Володя!

Глава 19
- Ты с ума сошёл? – попятилась от него Ася. – Серёж, что ты несёшь?! Это мой муж, Василий Маклюк, причём тут твой дядя?!
- Нет, я не могу ошибаться, это он! – прижал ладони к пылающим щекам Сергей. – Аська, это он!
- Так, он, не он, покиньте помещение! –виз себя санитар и накрыл тело простынёй. – Выйдите, я сказал!
Сергей и Ася послушно вышли в коридор, а затем и на улицу, где нетерпеливо на крыльце топтались Марина и Евгения Павловна.
- Ты не понимаешь, что говоришь! – ругалась на него по дороге Ася. – Серёж, ты не в себе? Как Вася может оказаться твоим дядей? Его лицо разбито, возможно, они с твоим дядей похожи, а ты просто не разобрался! Столько лет прошло!
- Это он, понимаешь?! – заорал Сергей, разворачивая Асю к себе и хватая её за плечи. – Понимаешь? Я докажу тебе! Сейчас мы приедем домой и я покажу тебе фотографии!
- Да не нужны мне твои фотографии! – заорала в ответ Ася. – Ты соображаешь, что говоришь?! У меня ребёнок лежит в реанимации, мне не до твоего расследования!
- Я всё понимаю, но я не дам тебе похоронить Василия, пока не узнаю правду! Ты понимаешь, что мы с ума сходили, гадая, куда делся дядя Володя и я не оставлю это так, пока не узнаю правду!
- Чего вы орёте? – кинулась к ним Марина. – Вы забыли где находитесь? Поехали домой!
- Я никуда не поеду, - отрезала Ася. – Я останусь здесь, с сыном.
- Ася, тебе нужно отдохнуть! – принялась уговаривать её Марина. – Пойми, ты здесь ничем не поможешь. Что толку, что ты просидишь всю ночь у реанимации? Ещё нервный срыв заработаешь!
- Плевать!! – закричала Ася. – Мне плевать, понимаешь?! Ты бы на моём месте уехала домой?!
У неё началась истерика, слишком всего на неё свалилось за один день. Ася кричала, плакала, отбивалась от друзей, пытавшихся усмирить её. Наконец Сергей догадался позвать врачей и они, силой доставив её в кабинет Ирины Викторовны, вкололи ей успокоительное. Через несколько минут Ася задремала. Подняв её на руки, Сергей осторожно положил её на заднее сиденье машины, а сам сел за руль. Рядом с подругой, положив её голову к себе на колени, уселась Марина. Евгения Георгиевна села на переднее сиденье.
На город опустилась ночь. Вокруг горели фонари, витрины, окна домов. Сергей вёл машину, стараясь держать себя в руках, но ему это удавалось с трудом. Пальцы подрагивали, перед глазами стояло лицо Василия. Нет, он не мог ошибиться, это точно он, дядя Володя…

Доставив Асю домой, они осторожно уложили её в постель. Марина аккуратно стащила с неё куртку и сапоги, а Сергей в это время затопил печки. Евгения Георгиевна всё это время бродила по дому, рассматривая его и, наконец, присела в кухне за столом.
- Ася и Дима жили здесь? – спросила она у Сергея, подняв правую бровь. – В этой развалюхе?
- Почему развалюхе? – обиделся за дом Сергей. – Вполне нормальный дом, вы ещё развалюх не видели!
- Надеюсь, что и не увижу, - поморщилась женщина. – Всё-таки Ася на редкость взбалмошная особа. Когда я говорила, чтобы она забрала Диму и ушла от Василия, я даже предположить не могла, что она сбежит с ребёнком на край света. Неужели нельзя было решить всё цивилизованно?
- Ей никто не помог, - вступился за Асю Сергей. – Она была напугана. У Василия деньги, связи, а она кто? Не родная мать? Ася прекрасно понимала, что сына ей не отдадут, поэтому и решилась на этот шаг. Она настоящая мать.
- Да уж, мать, - фыркнула Евгения Георгиевна. – Самой хорошей матерью для Димы, могла быть только Алла. Как она радовалась, когда забеременела! И если бы не это животное, она была бы жива и растила бы сына!
- Вы забыли? О покойных или хорошее или ничего, - напомнил ей Сергей, сидя на корточках у печки и помешивая дрова кочергой. – В конце концов, если бы не это «животное», как вы выражаетесь, то Димки вообще не было бы на этом свете.
- Зато была бы Алла! – стукнула кулаком по столу женщина.
- Вы её мать, верно? – взглянув на неё, прямо в лоб спросил Сергей.
- Откуда вы знаете? – побледнела Евгения Георгиевна. – Я никому и никогда не говорила этого…
- Не сложно догадаться, - опять повернулся к огню Сергей. – У Аллы и Димы редкая группа крови, она же оказалась и у вас. Значит, вы близкая родственница Аллы. Таких совпадений просто не бывает. А ещё, судя по рассказам Аси, вы патологически обожали бывшую хозяйку. Немного странно для домработницы. Теперь я вижу, что Ася не преувеличивала. Значит, скорее всего, вы её мать. Ничего сложного. Одного не пойму, почему вы не любите Димку? Ведь не любите же?
Вмиг постаревшая женщина лишь покачала головой, пряча глаза.
- Но почему? Ведь он часть вашей дочери!
- Если бы не он, Алла была бы жива… - всхлипнула Евгения Георгиевна. – Когда Аллочка упала, она была ещё жива. А когда встал вопрос, кого спасать, она твёрдо заявила, что жить должен Дима. А ведь спасают обычно мать! Но в этот раз врачи не ослушались её…
- Это выбор вашей дочери, - заметил Сергей. – Вы не вправе осуждать её. Аллу можно только уважать, она поставила жизнь ребёнка выше своей жизни.
- Вот только обо мне она не подумала! Как я без неё?
- Думаю, вашей дочери даже в голову не пришло, что вы не полюбите внука. Да и вряд ли она в тот момент думала о вас. Поймите, она мать. Чтобы сделали вы на её месте?
Евгения Георгиевна промолчала, лишь тихо плакала, подперев голову кулаком. Свет от огня освещал её лицо и блестящие капельки слёз на её щеках.
- Вы всех вините в её смерти, Василия, Димку, а ведь это было лишь трагическое стечение обстоятельств. Так бывает, это судьба.
- Я ненавижу его! – прошипела женщина. – Василий виноват, я знаю это, только доказать не могу! В том магазине они были вместе! Я уверена, он толкнул её!
- Вы не можете знать этого наверняка, - возразил Сергей. – Кстати, почему же вы были у них домработницей, если Алла ваша дочь?
- Я стала домработницей, когда Василий женился на этой… - кивнула Евгения Георгиевна в сторону большой комнаты, где спала Ася. – Он хотел выгнать меня, но я первое время честно старалась полюбить Диму и не хотела оставлять его с ним. Вот и согласилась быть домработницей.
- У вас есть повод его ненавидеть… - пробормотал Сергей.
В комнате повисла тишина, нарушаемая лишь треском поленьев в печи. Евгения Георгиевна сидела за столом, неотрывно глядя на языки пламени, Сергей примостился на диване. Марина осталась сидеть рядом с Асей.

Ася проснулась ночью и долго лежала, глядя на свет луны на потолке. В доме было тихо. Повернувшись на бок, Ася увидела свою бывшую домработницу, спящую на диване, ни Марины, ни Сергея нигде не было, видимо они разошлись по домам.
Ася размышляла. Странно получалось, почти тридцать лет она жила в городе, была замужем, училась, гуляла где-то, у неё были друзья, много друзей… Но ни одного человека из прошлой жизни не оказалось рядом в самый трудный для неё момент жизни. Ладно, мама, она уже старая, с больным сердцем, она бы не смогла прилететь к ней, а Юрка? Где её брат? Ведь он мог прилететь вместе с Евгенией Георгиевной, почему не сделал этого? Почему рядом с ней неотступно были, по сути, чужие люди? А чужие ли? Марина, которую она считала почти своей сестрой и Сергей… Сергей, ставший для неё гораздо больше чем другом… Он стал для неё тем, в чём она боялась признаться даже себе самой…
Что она там говорил про своего дядю? Неужели он прав? Тогда, в истерике, она не восприняла его слова всерьёз, а только сейчас задумалась. Что она вообще знала о своём муже? Он сирота, у него нет абсолютно никаких родственников. Он владелец автосалона. Почему она раньше не спросила его, как мальчик из детдома сумел построить свой собственный бизнес и стать богатым, успешным человеком? Была ослеплена любовью и счастьем… А были ли счастье счастьем?
Откинув одеяло, Ася встала и, нашарив тапочки, вышла в коридор. Там, натянув на себя куртку и сапоги, Ася тихонько вышла из дома.
Ночь была морозная, снег поскрипывал под ногами. Высоко в небе ярко сияли звёзды, да смотрела на мир абсолютно круглая луна.
Пройдя улицу, Ася добралась до дома Сергея и увидела свет в одном из окошек. Открыв калитку, Ася вошла во двор и, обойдя дом, заглянула в это окно.
Сергей, в тёмно-синей майке и спортивных штанах, сидел на разобранной кровати и листал альбом с фотографиями. Словно почувствовав её взгляд, Сергей поднял голову и вздрогнул. Ася, поняв, что её заметили, подняла руку и костяшками пальцев постучала в стекло. Сергей бросился к окну и распахнул его.
- Ты что здесь делаешь? – выдохнул он.
- Я к тебе, поговорить нужно. – Прошептала Ася. – Твоя мама дома?
- Конечно, а что?
- Не хочу с ней встречаться, возникнут вопросы. Помоги мне. – С этими словами Ася подтянулась на руках и перекинула ногу через подоконник. Сергей помог ей влезть в комнату и закрыл окно.
- Ты маньячка? Я чуть не с ума не сошёл, когда твоё лицо в окне увидел! Это мания такая, в окна за людьми подглядывать?
- Не смешно, - даже не улыбнулась Ася. – Я только подошла.
Она сняла куртку и, подойдя к печке, обложенной светло-зелёной плиткой, прижала руки к ней, пытаясь согреться.
- А у тебя уютно, - заметила она, обводя взглядом комнату.
Здесь стояла маленькая односпальная кровать, с подушкой и одеялом, в красивом, ярко-жёлтом белье. У окна письменный стол, напротив двери, небольшой книжный шкаф, весь уставленный книгами. У противоположной стены, компьютерный стол и ноутбук на нём.
- Спасибо, - кивнул Сергей. – Ась, что случилось-то? Ты меня напугала, я думал что-то с Димкой.
- А я не знаю, что с Димкой, - мотнула головой Аси, в глазах её тут же показались слёзы. – Я всё думаю, удобно ли звонить в это время в больницу? Знаешь, мне так страшно осознавать, что в одном помещении находятся мёртвый Вася, и мой Димочка… Вася ведь хотел забрать его у меня, вдруг и сейчас заберёт? Насовсем…
- Ася, не надо себя накручивать и придумывать всякие страшилки, - мягко попросил Сергей. – Ты забыла, что сказала Ирина Викторовна? Вася подставил под удар себя, пытаясь спасти Димку. Он не хотел его смерти.
- Да, ты прав. – Вытерла слёзы Ася. – Что-то я совсем расклеилась. Нужно всё-таки позвонить и узнать, что с Димкой.
- Давай я позвоню? – предложил Сергей.
- Давай! – тут же согласилась Ася.
Набрав номер, Сергей быстро переговорил с кем-то и отключился.
- Всё по-прежнему. Состояние стабильно тяжелое, он без сознания.
- Хорошо хоть не хуже, - вздохнула Ася. – Серёж, я чего пришла-то… Я тут подумала… А вдруг ты прав, ну, про своего дядю Володю? Ты говорил про фотографии… Можешь показать мне их?
- Конечно. – Сергей подошёл к кровати и, взяв с неё альбом, перелистнул его и протянул Асе. – Вот. Эту фотографию снимали на дне рождения бабушки, незадолго до исчезновения дяди Володи.
Ася взяла альбом в руки и вздрогнула. С фотографии на неё смотрел Василий. Он сидел за столом, в хорошо знакомой ей кухне со стаканом вина в руке и улыбался.
- Это он, - дрогнувшим голосом сказала Ася и подняла на Сергея глаза. – А может они двойники?
- А это легко проверить, - скрестил руки на груди Сергей.
- Как?
- Дядя Володя, лет в пятнадцать чуть не сгорел на пожаре. На нём полностью сгорела майка и у него на спине осталось…
- Большое пятно чуть пониже левой лопатки, - продолжила за него Ася и закрыла глаза, прижавший головой к печке.
- Значит всё-таки он… - пробормотал Сергей. – Господи, как? Как так получилось? Как он оказался в городе под другим именем? Может он потерял память? Что он рассказывал о себе?
- Ничего. Он не любил вспоминать прошлое, и я особо не интересовалась этим. Говорил, что он из детского дома, что мать у него алкоголичка, её лишили родительских прав, когда ему было два года. А по поводу пятна на спине сказал правду, что получил его при пожаре. Только в детском доме.
- Но как же так? – совсем растерялся Сергей. – Он что, просто сбежал от нас? Не подумал, что это убьёт родителей?
- А может они знали? – предположила Ася. – Послушай, в дневнике твой бабушки нет ни слова про исчезновение сына, там только постоянно говорится «несчастье с Володькой». Я, помнится, ещё подумала, почему она постоянно так говорит…
- Но зачем им всё это было? Какой смысл?
- Может они, таким образом, его спрятали? Мало ли какая опасность могла ему угрожать? А мама твоя не может этого знать?
- С ней надо поговорить! – бросился к двери Сергей, но Ася преградила ему путь.
- Не трогай её сейчас. Не пугай среди ночи. Подождём до утра.
- Аська, я уже ничего не понимаю, - Сергей опустился на кровать и обхватил голову руками. – Кто то «привидение» у тебя в доме? Почему Василий оказался дядей Володей? Кто убил дедушку? Чью вину бабушка взяла на себя? Кто подкидывает тебе предметы убийства? Тысяча вопросов и ни одного ответа.
- Про последний вопрос забудь.
- Почему? – вскинулся Сергей. – Ты что-то узнала?
- Нет, - мотнула головой Ася, глядя в окно на звёздное небо. – Просто у тебя и без меня слишком много проблем. Не вешай и мои себе на голову. Я тебе уже ничем не смогу помочь, мои мысли заняты только Димкой.
- Ася, не надо так… - попросил её Сергей, поднимаясь и подходя к ней ближе. – Мне совсем небезразлично, что с вами происходит. И я тоже переживаю за Димку.
- Почему? – взглянула ему в глаза Ася. – Почему?
- Потому что люблю его, - Сергей обхватил голову Аси руками и заглянул ей в глаза. – И тебя тоже.
На несколько мгновений Ася забыла о реальности, забыла обо всём на свете, чувствуя лишь его губы на своих губах. От них пахло кофе и ещё чем-то невыносимо приятным…
Усилием воли Ася заставила себя отстраниться. Голова кружилась, и она чувствовала себя немного пьяной.
- Серёж, сейчас не время… - мягко проговорила она, глядя в его васильковые глаза.
- Да, я понимаю, прости... – Сергей отступил от неё на шаг.
- Я… Мне нужно домой. Там Евгения Георгиевна одна, а утром надо в больницу. И… Серёж, а что делать с Васей? Если это действительно твой дядя, его нужно похоронить здесь…
- Утром я всё расскажу маме, - пообещал Сергей. – В конце концов, чтобы быть уверенными, можно сделать анализ ДНК.
- Да, хорошо, - кивнула Ася.
На неё накатила смертельная усталость. Больше всего на свете ей сейчас хотелось принять душ, именно душ, а не поплескаться в тазике с тёплой водой, как принято здесь, в деревне. И выспаться. Вот только вряд ли она сможет заснуть.
Вылезя через окно, Ася помахала рукой Сергею и почти бегом бросилась к своему дому. Часы показывали начало четвёртого, мороз крепчал. Натянув на голову капюшон и подняв воротник, Ася спрятала руки в карманы.
Вернувшись домой, она закрыла дверь в большую комнату, где мирно спала её бывшая домработница и заварила чай. Мысли в голове путались, словно вязли в липком тесте. Отхлёбывая горячий ароматный напиток, Ася чувствовала, как согревается озябший организм. Неожиданно она вспомнила свой страшный сон, преследующий её почти каждую ночь, и вздрогнула, чуть не расплескав чай.
- Кровь снится к потерям… - прошептала она, ставя чашку на стол. Руки её задрожали. – Что это значит? Димка? – ахнула она и закрыла рот рукой, мысленно приказывая себе не думать о плохом, не привлекать беду.
В ту ночь она так больше и не уснула. Едва на улице рассвело, она затопила печки, принесла воды, подмела пол. Руки действовали на автопилоте, Ася же не понимала, зачем всё это ей теперь, когда Димка лежит в больнице.
Около восьми из комнаты вышла зевающая во весь рот Евгения Георгиевна. Потерев заспанные глаза, она презрительно взглянула на Асю, торопливо закрывающую печку и спросила:
- Я так понимаю, душа здесь нет?
- Нет, - мотнула головой Ася.
- И как мне помыться?
- Могу нагреть воды, в коридоре стоит тазик, - равнодушно пожала плечами Ася.
- Ты издеваешься? – скривилась женщина. – Я должна мыться в тазике?
- Евгения Георгиевна, вы не в городе, здесь все так моются! – исподлобья взглянула на неё Ася. – Не хотите, можете просто умыться.
Ворча себе под нос, домработница взяла протянутое полотенце и вышла в коридор, к ведру с водой. Вернувшись обратно, она швырнула полотенце на холодильник и села к столу. Лицо её выражало крайнюю степень недовольства.
- Знаешь, Арсения, только такая сумасбродная особа как ты могла уехать с ребёнком в это захолустье! Дом, как будто сошедший с экрана телевизора! Знаешь, показывают такие в фильмах про войну? Канализации нет, туалет во дворе, мыться в тазике. Это же просто кошмар какой-то!
- Люди здесь тоже живут! – в сердцах воскликнула Ася и раздражённо бросила нож, которым намазывала масло на хлеб, на стол. – Вы уж извините, но мне сейчас не до ваших капризов. Я вам очень благодарна за помощь, поверьте, я не забуду этого никогда в жизни, но…
- Благодарность в карман не положишь, - неожиданно заявила Евгения Георгиевна и, взяв бутерброд у Аси из-под рук, откусила его.
- Вы… денег хотите? – растерялась Ася.
- А что? Было бы неплохо. Сейчас, когда Василий умер, я лишилась и работы, и крыши над головой.
- Где же вы жили раньше? Ведь должна быть у вас какая-то квартира!
- Есть. Маленькая, однокомнатная. Но там нужен капитальный ремонт, не могу же я жить в дыре!
- Да как вы можете… - опустилась на стул Ася. – Димка при смерти, Вася умер, а вы торгуетесь как баба на базаре…
- Осуждай меня сколько хочешь, но заплатить тебе придётся. – Спокойно сказала женщина. – Я сорвалась, приехала сюда…
- Хорошо, будут вам деньги, - перебила её Ася. – Не сейчас, когда мы получим наследство.
- Наследство ты получишь только через полгода, да и то, если Василий не составил завещание на кого-нибудь другого, - хохотнула домработница. – Но я, конечно, могу подождать, я же всё понимаю. Но только учти, всё это время я буду жить в вашем доме. Я имею в виду дом Василия и Аллы.
- Дом Василия и мой дом, - жёстко напомнила ей Ася. – Я не виновата в смерти Аллы, хватит надо мной издеваться!
- Я разве сказала хоть что-то о твоей вине? – вскинула на неё абсолютно честные глаза Евгения Георгиевна. – Это только твои слова, значит, ты в глубине души всё понимаешь.
- Если я и была в чём-то виновата перед Аллой, так я давно искупила эту вину! Я вырастила её сына!
- Ага, забрала его у богатого отца и притащила в эту дыру. Бедная девочка, наверное, в гробу переворачивается, глядя на это!
- Замолчите! – топнула ногой Ася. – Хватит!
- Я хочу уехать, - сменила тему Евгения Георгиевна, поняв, что довела Асю до белого каления. – На обратный билет ты мне денег дашь?
- Дам! – рявкнула Ася и выскочила из дома. – Лишь бы ты поскорее уехала! – прошипела она сквозь зубы и толкнула калитку в Маринин двор.
Выслушав Асю, Марина дала ей денег в долг и побежала на автобус, ей было нужно на работу.
- Ну что, здесь хватит, - пересчитав купюры, Евгения Георгиевна засунула деньги в лифчик и взглянула на Асю: - А до города мне как прикажешь добираться? Хахаль твой меня отвезёт?
- Он мне не хахаль! – чувствуя, что ещё немного и она взорвётся, спокойно ответила Ася.
- Смотри-ка, как быстро поняла, о ком я говорю! – рассмеялась женщина. – А говоришь не хахаль. Завела любовника при живом муже! Сейчас, наверняка, радуешься, что Василий погиб, дорога свободна!
- Замолчите, - прошипела Ася, сжимая кулаки. Перед её глазами всё побелело от ярости.
Евгения Георгиевна поняла, что перегнула палку и замолчала. В этот момент в глазах Аси она увидела нечто такое, что испугало её.
Сергей, написавший на работе заявление на отпуск за свой счёт, заехал за ними через час. На переднем сиденье сидела Елена Георгиевна, с бледным лицом и плотно сжатыми губами. На её лице не было ни капли косметики, глаза лихорадочно блестели.
Довезя Евгению Георгиевну до аэропорта, Сергей свернул в сторону больницы. Посмотрев вслед удаляющейся домработнице, Ася почувствовала облегчение. Ей и так тяжело, а присутствие этой женщины совсем убивало её.
Елена Георгиевна осталась сидеть в машине, а Ася и Сергей отправились в больницу, узнать о Димке.
Сразу в холле они увидели Ирину Викторовну, стоящую у стойки дежурной медсестры и бросились к ней.
- Как Дима?! – вместо приветствия спросила Ася, дёрнув доктора за рукав халата.
- Доброе утро, Арсения, - повернулась к ней Ирина Викторовна.
- Доброе ли? Как Дима?
- Могу вас порадовать, час назад ваш мальчик пришёл в себя.
- Правда?! – обрадовалась Ася. Из её глаз потоком хлынули слёзы радости. – Я могу его увидеть?
- Нет, ни в коем случае, - отрезала врачиха. – Несмотря на явно положительную динамику, Дима по-прежнему в реанимации. Сейчас он спит.
- Как спит? Вы же сказали он пришёл в себя!
- Он не без сознания, он просто спит, - мягко поправила её Ирина Викторовна. – Арсения, вы, конечно, можете посмотреть на сына в окно. И ещё, оставьте мне номер для связи с вами, а то вчера мы как-то об этом не подумали…
- У меня нет телефона… - промямлила Ася, оглядываясь на Сергея.
- Как это? – вздёрнула брови Ирина Викторовна.
- Так получилось…
- Ирина Викторовна, - вступил в разговор Сергей. – Разрешите нам взглянуть на Димку, а потом спуститься в морг, к Василию. Нам очень нужно. А потом мы купим Асе мобильник и оставим вам номер.
- Хорошо. Проходите, - посторонилась доктор.
- Что значит, купим мобильник? – прошипела Ася, когда они отошли на значительное расстояние от врача. – За какие шиши я его куплю?
- Я куплю тебе телефон, - отмахнулся Сергей и толкнул дверь, ведущую в реанимационный блок.
- О, Боже, я уже в долгах, как в шелках… - простонала Ася. – Но ты прав, мобильник мне действительно нужен. Но я отдам тебе деньги.
- Отдашь. – Буркнул Сергей, понимая, что её сейчас лучше не злить.
Подойдя к окну реанимации, Ася прижалась к нему лбом, жадно разглядывая личико сына.
- Маленький мой… - прошептала она. – Ну почему мне не разрешают зайти? На одну минуточку, к руке прикоснуться и всё!
- Ася, перестань… Ты же знаешь, так лучше.
- Да ничего не лучше! – вспылила Ася. – Серёж, покарауль, пожалуйста, а? Я на тридцать секунд, не больше. Прошу тебя!
- Ася, я тебе обещаю, потом я лично попрошу Ирину Викторовну пропустить тебя, но сейчас не надо. – Уговаривал её Сергей. – Пойдём. У нас много дел.
- Пойдём… - вздохнула Ася и, бросив на Димку прощальный взгляд, сгорбившись и шаркая ногами, побрела в обратном направлении.
Забрав из машины Елену Георгиевну, они все втроём спустились в морг. На этот раз их встретил другой санитар, молодой парень с забавными усиками. Открыв простыню он деликатно удалился от них на некоторое расстояние. Елена Георгиевна покачнулась и ухватилась за сына.
- Господи, Боже мой… - прошептала она. – Он! Володька! Сергей, как так получилось? Я ничего не понимаю...
- Мам, ты посмотри хорошенько, - попросил её Сергей. – Это точно он?
- Да что же я, брата своего не узнаю? – возмутилась женщина. – Да он мне все эти годы почти каждую ночь снился! Я не забыла ни одной чёрточки его лица!
- Может, всё-таки сделать анализ? – робко предложила Ася. В присутствии Елены Георгиевны она почему-то чувствовала себя неуверенно.
- Не нужно никаких анализов, - всхлипнула женщина. – Это точно он, Володенька…
- Мам, пойдём, - потянул её к выходу Сергей, с беспокойством глядя на мертвенную бледность, покрывающую её лицо. – Мамуль, мы во всём разберёмся, вот увидишь.
Елена Георгиевна, положив под язык таблетку валидола, дожидалась их в машине. Сергей и Ася быстро купили телефон и вернулись в больницу. Оставив своей номер, Ася всё же смогла уговорить Ирину Викторовну пропустить её к сыну.
- Димочка… - выдохнула она, опуская на колени, рядом с его кроватью. – Сыночек мой родной. – Взяв его руку, Ася прикоснулась к ней губами.
Ресницы Димки дрогнули и он открыл глаза.
- Мама… - прошептал он, но из его рта вырвался лишь шипящий звук.
- Тише, тише мой хороший, - провела рукой по его щеке Ася. – Ничего не говори, тебе нельзя. Я с тобой. Всё будет хорошо, слышишь? Ты скоро поправишься.
- Арсения, вам пора, - заглянула в палату Ирина Викторовна.
- Димочка, ты только ничего не бойся, всё будет хорошо, я обещаю тебе. – Затараторила Ася, опять целуя ладонь сына. – Я скоро опять к тебе приду.
- Идёмте, идёмте, - подтолкнула её к двери доктор.
Дорогу домой они все провели в полном молчании. Сергей остановил машину у своего дома, помог выйти матери.
- Ася, может, зайдёшь? – предложил он. – Хоть кофе попьём, ты же наверняка дома ничего не ешь.
- Нет, спасибо, я не хочу. – Отмахнулась от него Ася. – Я пойду домой.
По дороге, вытащив новенький мобильник из сумки, Ася набрала номер мамы и прижала его к уху.
- Алло! – тут же услышала она её взволнованный голос.
- Мам, это я.
- Ася! – выдохнула мама. – Доченька, как вы? Как Дима?
- Ему уже лучше. – Сообщила Ася. – Он пришёл в себя.
- Что значит пришёл в себя? – перепугалась мама. – Ты такого вчера не говорила!
Ася прикусила язык, поняв, что проболталась. Она совсем забыла, что вчера, не желая волновать мать, соврала ей. Пришлось говорить правду.
- Боже мой! – воскликнула мама. – Ася, почему ты мне вчера ничего не сказала? Я как чувствовала, что что-то не так, всю ночь не спала! Почему ты мне не перезвонила?
- Прости, мамочка, я совсем забыла… - пробормотала Ася, чувствуя свою вину перед матерью. – Пойми, мне было не до звонков.
- Понимаю… - всхлипнула мама. – А Вася? Господи, он был её той сволочью, но всё-таки… Такой молодой… Нужно организовать похороны, как-то переправить тело сюда…
- Не нужно. – Перебила её Ася. – Мам, здесь сложная история, я тебе потом её расскажу, не по телефону. Но Васю мы будем хоронить здесь.
- Как это? – ахнула мама. – Ася, ты в своём уме? Как же можно хоронить его на чужой земле! И кто это мы?
- Мам, Вася, оказывается, отсюда родом. Здесь похоронены его родители.
- Какие родители? Он же из детского дома!
- Мам, я же сказала, я потом всё объясню! – почувствовала раздражение Ася. – Мам, скажи, как там вы? Где Юрка? Как его дела?
- Всё нормально у нас, не переживай. Юра уехал в командировку, на месяц, вот уж три недели как. Скоро вернётся.
- Как уехал? – поразилась Ася. – А ты как же одна?
- Ко мне соседка каждый день заходит, проведывает. Доченька, не волнуйся за меня, у тебя своих проблем хватает.
- Ну как я могу не волноваться! – начала Ася и осеклась, увидев какое-то движение у своего дома. – Мамочка, я перезвоню. – Сказала он в трубку и отключила телефон.
Подбежав к своему двору, Ася присела у забора и осторожно посмотрела в сторону входа в подвал. Дверь его была чуть приоткрыта и поскрипывала на ветру.
- А вот и привидение… - прошептала Ася. – Интересно, которое? Моё или Сергея?
Выпрямившись во весь рост, Ася решительно толкнула калитку и, прячась за широкими стволами тополей, подошла к двери. Тихонько засунула ключ в замок. Он на удивление плавно там повернулся. Толкнув дверь, Ася зажгла свет в коридоре и шагнула в кухню.
На цыпочках переступив порог, она увидела мужскую фигуру, стоящую у стола. Смутно знакомую фигуру. Он стоял к ней спиной, у его ног валялся разбитый стакан, и мужчина тихо матерился. Наклонившись, чтобы собрать осколки, он порезался и огляделся в поисках чего-нибудь, чтобы остановить кровь. В этот момент он оказался к Асе лицом…
- Юрка! – взвизгнула Ася и, забыв обо всём, повисла у брата на шее.

Глава 20
- Юрик, Юрочка! Ты приехал! – захлёбывалась от счастья она. – Тебе мама обо всём рассказала, да? Юрка, как я рада тебя видеть!
- Да, мне мама рассказала, - подтвердил Юра, обнимая сестру. – Ну как ты здесь? Ты извини, я тебе стакан разбил…
- Юр, а как ты в дом попал? – опомнилась Ася, отстраняясь.
- Да не поверишь, что я видел! – всплеснул руками Юра. – Подхожу к дому, вижу, из подвала у тебя какой-то мужик вылезает. Я сначала обалдел, а потом дошло, понял, что это вор. Я за ним, а он, сволочь, сбежал. Ну, я сюда пришёл, вижу, замок на двери. Вот и решил, подвалом зайти и сюрприз тебе сделать. Сюрприз!
- Мужик? А как он выглядел, мужик этот? – загорелась Ася. – Ты его описать сможешь? Юр, постарайся, я же знаю, какая у тебя память!
- Нет, сестрёнка, тут даже с моей памятью, дохлый номер, - развёл руками Юра. – Я же его издали видел. Высокий такой, в синих джинсах, чёрной куртке и шапке. Лицо вообще не увидел.
- Жаль, - погрустнела Ася.
- Ты чего, боишься его что ли? Не бойся, он сюда вряд ли больше сунется! Побоится!
- Юрочка, всё-таки как хорошо, что ты приехал! – ещё раз обняла брата Ася. – Мама даже не обмолвилась, что ты приедешь!
- Так она и не знала, - усмехнулся Юра. – Я посидел, подумал, как ты здесь одна, дай думаю, проведаю!
- Ой, Юрка, со мной столько всего случилось здесь… - махнула рукой Ася. – Но это потом. Давай, раздевайся, я сейчас что-нибудь быстренько приготовлю, кормить тебя буду.
- О, вот это хорошо! – обрадовался Юра и, сняв куртку, повесил её на вешалку в коридоре. – А за едой мне всё подробно и расскажешь!
- Хорошо, - кивнула Ася и бросилась ставить кастрюльку на плиту.
- А где ты в командировке был? – вернувшись спросила Ася. – Тебя никогда ещё так надолго не отправляли! Хоть в приличное место попал?
- Да всё хорошо! – кивнул Юра. – Живу в отеле, четыре звезды. Вполне нормальные условия. Как Димка-то?
- Уже лучше, пришёл в себя, - сообщила Ася. – Но он такой жалкий… Маленький, худенький, весь в этих проводах… Лучше бы я лежала на его месте!
- Это ты брось! – перебил её Юра. – Всё с нашим Димкой будет хорошо. Он у нас пацан крепкий, справится! Новый год будем вместе встречать! Вы ведь вернётесь теперь домой?
- Домой? – растерялась Ася. – Да, наверное…
Она не думала об этом и сейчас растерялась. Да, это, конечно, хорошо, уехать домой, увидеть маму, жить в нормальных условиях… Но как же бросить всё здесь? Марину, Софью Александровну, Сергея? При воспоминании о Сергее её сердце заныло. Как она без него? Да и нужно ли? Это его признание сегодня ночью… Он любит её, а она его? Ася хорошо знала ответ на этот вопрос, но предпочитала не сознаваться в этом даже себе самой.
Быстро начистив картошки, Ася вымыла её и, выйдя в коридор, принялась варить суп. Наконец, всё закончив, она накрыла кастрюльку крышкой и, посмотрев на куртку Юры, обняла её, вдохнула знакомый запах.
Юрка, милый Юрка… Старший брат, всегда и во всём помогающий ей, знавший ответ на любой, даже самый сложный вопрос… Как же хорошо, что он у неё есть…
Скользнув рукой по куртке, Ася неожиданно почувствовала какой-то конверт, лежащий в кармане. Не сумев побороть любопытство, Ася вытащила его и, открыв, выудила на свет фотографию. Но едва она взглянула на фото, как оно выпало из её рук и плавно спланировало на пол.
- Что это такое? – прошептала Ася, прислоняясь спиной к двери и чувствуя нарастающий гул в ушах. Перед глазами запрыгали чёрные мушки и она, усилием воли, сунула руку в ведро с холодной водой, чтобы не потерять сознание.
Это помогло, голова резко прояснилась. Присев, Ася подняла фотографию и ещё раз взглянула на неё. Оттуда на неё смотрел хорошо знакомый ей человек, тот, кто снится ей почти каждую ночь, тот, кого она убила. На фотографии он широко улыбался, на руках его сидел озорной мальчуган, очень похожий на него самого, видимо сын. Мужчина был симпатичным, но впечатление портили глаза. Несмотря на улыбку, чёрные глаза оставались холодными и какими-то жестокими.
Дрожащими пальцами перевернув фотографию, она увидела размашистую надпись: «Узнаёшь? Смотри, какими мы были счастливыми? А теперь я лежу в могиле, а мой сын остался сиротой. И ты ответишь за это… Готовься!».
Почерк был тот же, что и в той записке, у пепельницы. Мысли одна быстрее другой завертелись в голове Аси.
Как эта фотография попала в карман куртки Юры? Что за странная командировка на целый месяц? Мама сказала, что он уехал три недели назад и именно три недели назад она нашла у себя нож… И всё это началось после первого звонка домой… Сергей сказал, что Вася отследил звонок и начал пакостить. А что если вовсе не Вася? Юра? Нет, этого не может быть! Он же её брат!
Зажав фотографию в руке, Ася вышла на улицу и набрала номер мамы.
- Алло.
- Мам, скажи, ты говорила Юре об аварии? – спросила Ася.
- Нет, я не смогла ему вчера дозвониться, он трубку не брал. А что? – не поняла мама.
- Ничего. Извини, я перезвоню.
Паззл сложился. Почему Юра оказался здесь? Он-то ведь сказал, что мама сообщила ему о несчастье! Но ведь он знал, что Димка в больнице, ведь спросил как он…
- Боже, какая я дура! – прошептала Ася, прижав телефон к губам. – Да он просто поинтересовался, как Димка, а я уже сама зачастила про больницу. Юра просто подыграл мне! Неужели это он?
Верить в то, что все её неприятности устраивал брат, категорически не хотелось, но по всему выходило, что это именно он.
- Неужели он, - раздался голос за её спиной. Ася обернулась и увидела Юру. Он стоял в дверях, сложив руки на груди и холодно улыбался.
- О чём ты? – попятилась Ася, почему-то испугавшись его.
- А ты не такая дура, сестрёнка, какой всегда казалась. – Хмыкнул он, окидывая её оценивающим взглядом. – Или климат тут целебный, подействовал на твои умственные способности?  Ты и правда повзрослела как-то, не узнать.
- Юра, что ты несёшь?
- Ты быстро сложила два и два, позвонила мамочке… А ведь могла спросить про фотографию у меня, а уж я, поверь, придумал бы, какой лапши навешать тебе на уши.
- Зачем тебе всё это? – с ужасом смотрела Ася на брата.
- Иди в дом, - жёстким голосом велел Юра.
- Мне и здесь хорошо, - заупрямилась Ася, не желая оставаться с ним наедине.
Юра же неожиданно схватил её за шиворот и втащил в дом. Не обращая внимания на крик, швырнул на стул в кухне и замер перед ней.
- Я два раза не повторяю, усекла? Не слышу!
- Да. – Кивнула Ася, решив, что лучше не злить его. Краем глаза она заметила, что Юра забыл запереть дверь, и очень надеялась, что Сергей или Марина придут проведать её.
- Удивлена? – усмехнулся Юра. Он взял стул и, повернув его спинкой вперёд, уселся на него верхом напротив Аси. – А я давно знал, что моя сестра убийца.
- Откуда? – прошептала Ася.
- Видел в ту ночь, как ты укокошила мужика, видел, как вы, с твоим обожаемым Васей, прятали труп. Следил за вами.
- Зачем?
- Просто так. Мне было интересно, что вы делаете. Да, в то время я ещё не собирался вредить тебе, да и сейчас бы не стал этого делать, всё-таки ты моя сестра… Но так сложились обстоятельства. Но сейчас не об этом. Когда твой Вася утопил лопату, пепельницу и нож, я видел это и когда вы уехали, нырнул и достал всё это. Не поверишь, позаботиться о тебе решил. Вася твой умный, но не особо. Озеро-то у нас мелкое, могли найти всё это и появились бы вопросы. А я спрятал их так, что их все эти годы никто не нашёл. А сейчас они пригодились.
- Зачем, Юра? Для чего ты пугал меня?
- Мамочка же тебе наверняка рассказала, что наш дядя умирает?
- Да. Но при чём здесь он? – не поняла Ася.
- А при том, что своё наследство он делит на нас двоих. – Спокойно заявил Юра.
- Так ты из-за денег?! – не поверила своим ушам Ася. – Я не понимаю…
- Сейчас поймёшь, - пообещал Юра. – Дело в том, сестрёнка, что я игрок. Да-да, не удивляйся. Я играю уже несколько лет, и вы ничего об этом не знаете. У меня всё шло нормально, выигрывал, проигрывал, ничего ужасного. А тут проигрался я по-крупному и меня пообещали убить, если не верну долг. А тут как раз дядя, с его наследством… Вот только моей доли не хватало, для погашения долга.
- Почему ты не сказал? – глазами, полными слёз смотрела на него Ася. – Я бы отдала тебе любые деньги!
- Как трогательно! – скривился Юра. – А потом бы вы с мамочкой мне плешь проели, до конца жизни напоминая про это! Когда ты позвонила первый раз, я поговорил с тобой и засёк номер. Дальше было дело техники. Район небольшой, узнать всех, кто переехал сюда в последнее время, было несложно. Я нашёл тебя. Забрал из тайника нож, пепельницу и лопату и приехал в ваш городок. Маме сказал, что в командировку. Однажды ночью я обследовал дом, нашёл вход в подвал и стал подбрасывать тебе орудия убийства.
- Для чего? Ты хотел, чтобы меня посадили?
- Нет, родная, я хотел, чтобы ты покончила с собой. – Улыбнулся ей Юра.
- Что?! – ахнула Ася, ожидавшая чего угодно, но не этих слов.
- Что слышала. Я знаю твою уязвимую натуру, нежную психику… Такой исход дела был предсказуем. А тут ещё ты с подружкой поругалась… Всё складывалось как нельзя лучше, ты скоро должна была порезать вены, ну или ещё что-нибудь… И у меня получилось! В тот день, когда Дима нашёл пепельницу, я сидел у тебя в сарае, представляешь? Мне была очень интересна твоя реакция. Я видел в окно, как ты рыдала и собиралась вешаться, но тут вмешался твой дружок! Я был готов убить его!
- Юра, ты соображаешь, что говоришь? – прошептала Ася, думая, что её брат, наверное сошёл с ума.
- Вполне. Подкидывать было больше нечего, я долго думал, а потом решил найти семью этого мужика. Поверь, это было очень трудно. Я летал домой, я перерыл кучу информации, но нашёл её. У него есть внебрачный сын. Я нашёл фотографию и понял, как могу добить тебя. Но ты, сучка, обо всём догадалась.
- Ты ненормальный, слышишь?! – закричала Ася, больше не в силах слушать этот бред. – Ты чудовище! Я не могу поверить, что ты решился на такое! Ты… Ты… Ты…
- Заткнись, дрянь! – Заорал Юра и отвесил сестру звонкую пощёчину. – У меня на весах была твоя жизнь и моя! Чтобы выбрала ты? Я выбрал себя! И я доведу начатое до конца!
- Что? – задохнулась от ужаса Ася. – Что ты собираешься делать?
- Ничего особенного, - равнодушно пожал плечами Юра. – Ты сейчас напишешь записку и выпьешь снотворное. Ты же знаешь, у меня проблемы со сном и лекарство всегда при мне, вот его мы и используем.
К ужасу Аси Юра встал и закрыл дверь, а потом завесил все окна шторами.
- Юра, ты не можешь так поступить… - затряслась Ася. – У меня же Димка, он в больнице, я нужна ему…
- Не волнуйся, мы о нём позаботимся, - пообещал Юра и положил перед сестрой лист бумаги и ручку.
- Юра, я откажусь от наследства, я никому ни слова не скажу, обещаю тебе!
- Заткнись. – Коротко велел он. – Пиши.
- А если не напишу? – вскинула голову Ася. – Что ты мне сделаешь? Убьёшь?
- Зачем? – взглянул на неё Юра. – У меня есть другие пути воздействия на тебя.
- Это какие же?
- Например, Димка. Знаешь, что будет, если отключить какой-нибудь аппарат в реанимации? А я сумею туда пробраться, поверь.
Ася с ужасом посмотрела в глаза брата и поняла, что он не шутит. Затем взяла в руки ручку и стала писать.
Но не успела она вывести первое слово, как в дверь постучали. Ася тут же отбросила ручку и вскочила на ноги.
- Тихо! – прикрикнул на неё брат и, схватив со стола нож, приставил его к боку Аси. – Иди к двери и спроси кто там. И без глупостей.
Сердце Аси бешено стучало. Она понимала, что это её шанс спастись и в то же время боялась Юры. Он не позволит ей открыть дверь, а кто бы там ни был, ему нужно будет время, чтобы прорваться в дом. За это время Юра убьёт её и исчезнет.
- Кто там? – стараясь, чтобы голос звучал спокойно, спросила Ася.
- Аська, это я! – раздался голос Марины. – Ты чего заперлась среди дня? Открывай!
- Скажи ей, что хочешь побыть одна, - склонившись к самому её уху, прошипел Юра.
- Мариш, прости, но я хочу побыть одна. Устала очень. – Ася лихорадочно соображала, что же такое сказать подруге, чтобы она поняла – ей нужна помощь. Но как назло, в голову ничего не приходило.
- Ася, да что ты выдумываешь? – словно предчувствуя что-то, не унималась Марина. – Открывай, я тебе говорю! Мне поговорить с тобой надо. У меня кое-что случилось.
- В другой раз. И Сергею скажи, чтобы ни за что не приходил! – крикнула она, надеясь, что Марина поймёт, что с ней что-то не так.
- Всё, хватит, - прошептал Юра и уволок её обратно на кухню.
- Ася, что за бред? Вы поругались с Сергеем? – заколотила в дверь Марина. – Ася, открой, слышишь? – но в доме была тишина.
Поняв, что ничего здесь не добьётся, Марина вышла со двора и набрала номер Сергея.
- Серёж, когда вы уже успели поругаться? – спросила она, едва он взял трубку.
- С кем поругаться? – удивился Сергей. – Ты о чём?
- С Асей, с кем же ещё!
- С чего ты взяла?!
- Да я к ней пришла, а она дверь не открыла. Говорит, хочу побыть одна.
- И поэтому ты решила, что мы поругались? – хмыкнул Сергей.
- Нет, она так странно сказала – скажи Сергею, чтобы ни за что не приходил. Вообще не в тему. – Задумалась Марина. – И шторы у неё почему-то задёрнуты… - оглянулась она на дом подруги. – Что-то не так…
- Шторы задёрнуты? – Вздрогнул Сергей, вспомнив давний рассказ Аси о призраке и её слова, что она никогда не закрывает шторы. – Марина, не уходи от двери, говори что хочешь, кричи, стучи, я уже бегу! С Асей беда!
Сергей отключился, а испуганная Марина, сунув телефон в карман, бросилась к дому и забарабанила в дверь.
- Ася, немедленно открой! Ася, слышишь меня?! Ася, я никуда отсюда не уйду! Ася!!
- Чего она прицепилась? – зло оглянулся на дверь Юра. – Ты никогда не умела выбирать друзей. Вот и здесь нашла подругу-прилипалу. Ясно же сказано, хочу побыть одна. Нет, стучит и стучит.
Ася промолчала, с надеждой прислушиваясь к звукам извне. Марина должна понять, что с ней что-то не так, ведь она никогда так себя не вела!
«Маришка, милая, позвони Сергею…» - мысленно умоляла она. – «Он испугается, что я опять решила что-то сделать с собой и сломает эту чёртову дверь!».
- Пиши, не отвлекайся, - приказал ей Юра, чуть приоткрывая штору и выглядывая наружу. – А красивая она, подружка твоя… - гадко ухмыльнулся он. – Как думаешь, клюнет она на убитого горем брата своей покойной подруги?
- Я вообще-то, ещё жива, - исподлобья взглянула на него Ася, опять беря ручку.
- Это ненадолго, - «утешил» её Юра. – Чёрт, а этот что здесь делает? –попятился он от окна. – Вот сволочь, вызвала твоего козла сюда! – сплюнул он на пол.
- Серёжа! – обрадованно вскрикнула Ася и бодро вскочив, бросилась в коридор. Но не успела она открыть замок, как Юра перехватил её и, зажав рот рукой, притащил в дом и бросил на кровать. – Обойдёмся без записки. Пей!
- Отойди! – отбивалась от него Ася. – Отойди, я ненавижу тебя!!
Юра оказался гораздо сильнее физически своей хрупкой сестры. Ловко высыпав в ладонь таблетки снотворного, он сжал щёки Аси, заставляя её таким образом открыть рот.
Ася отчаянно завизжала, слыша удары во входную дверь. Собрав всю волю в кулак, Ася поджала ноги в коленях и со всей силы ударила его в живот. Юра, не ожидавший нападения, захрипел и согнулся пополам. Ася, вскочив на ноги, схватила с окна горшок с геранью и опустила его на голову брата. Он тут же отключился.
Бросившись в коридор, Ася распахнула дверь.
- Аська, чёрт бы тебя побрал, что у тебя здесь происходит?! – завопила Марина, увидев живую и невредимую подругу.
- С тобой всё в порядке? – обхватив голову Аси руками, Сергей заглянул ей в лицо, а затем, отступив на шаг, оглядел всю целиком. – Что за синяки? – заметил он следы от Юриных пальцев на щеках Аси.
- Вообще-то не в порядке, - нервно дёрнула плечом Ася. – Там… - кивнула она в сторону большой комнаты.
Сергей бросился в указанном направлении и тут же раздался его удивлённый голос:
- Здесь нет никого!
- Как нет? Удрал?! – ахнула Ася и, войдя в комнату, обозрела пространство. У кровати валялась баночка из-под снотворного, рядом большие белые таблетки, осколки от горшка и несчастная герань.
Почему-то именно вид погибшего цветка, за которым она ухаживала уже больше месяца, окончательно выбил её из колеи. Ася опустилась на пол у печки и, обхватив голову руками, заплакала.
- Аська! – бросилась к ней Марина, на ходу сняв куртку и бросив её прямо на пол. – Асенька, не надо! Расскажи, что случилось?
Понадобилось минут десять и две таблетки валерьянки, прежде чем Ася пришла в себя.
- Герань жалко, - всхлипнула она, глядя на цветок.
- Ничего с ней не случилось, пересадим! – махнула рукой Марина. – Что тут произошло?
Сергей ничего не говорил, сидел на кровати и не сводил с них глаз.
- Это Юрка… - посмотрела на него Ася. – Юрка подкидывал мне все эти предметы.
- Твой брат? – присвистнул Сергей. – Ты уверена?
- Более чем. – Кивнула Ася. – Он сам мне всё рассказал. Таким образом, он пытался довести меня до самоубийства. И сегодня требовал написать записку и выпить снотворное. Угрожал, что убьёт Димку. Так что вы вовремя, ещё бы немного и…
- Сволочь! – стукнул кулаком Сергей по спинке кровати. – Это же надо… Родную сестру!
- Эй, а мне кто-нибудь объяснит? – переводила удивлённый взгляд с Сергея на Асю, Марина. – Какие предметы и в чём виноват твой брат?
Пришлось Асе в очередной раз признаваться в своих грехах. Марина смотрела на неё так, как будто впервые видела, а Сергей, открыв форточку, нервно курил, повернувшись к ним спиной.
- Бедная ты моя… - погладила Асю по голове Марина, когда она замолчала. – Сколько же ты натерпелась…
- Ты не презираешь меня? – взглянула на подругу Ася.
- С ума сошла? Нет, конечно!
- Девчонки, не об этом сейчас речь! – выбросил сигарету Сергей и повернулся к ним. – А в том, что Асе опасно оставаться в этом доме, да и вообще находиться одной. Пока мы не поймаем Юру.
- А если поймаем? Что тогда? В полицию его сдать? – посмотрела на него Ася.
- А как ты думаешь?
- Я не могу… - закусила губу Ася. – Он же мой брат… Он не выдержит в тюрьме!
- Ася, этот твой брат хотел тебя убить! – воскликнул Сергей. – Ты соображаешь, что говоришь?
- А мама? – словно не слыша его, бормотала Ася. – Мама этого не перенесёт. Господи, за что мне это?
- Перестань! – перебил её Сергей. – Сейчас не время для истерик. Звони матери и проси задержать Юру, если он появится.
- Мама не станет этого делать.
- Станет, если любит тебя! Если Юра останется на свободе, он обязательно повторит свою попытку!
- Ну хорошо, посадим мы его в тюрьму, а что потом? Он же выйдет и что тогда?
- А что ты предлагаешь? Убить его? – прищурился Сергей.
- Договориться! Я отдам Юре свою часть наследства и никому ничего не скажу, а он в свою очередь уедет подальше и больше никогда не покажется мне на глаза!
- Ты считаешь, что он примет такие условия? – скривился Сергей. – Ты ему этого не предлагала?
- Предлагала, - кивнула Ася. Она поднялась и собрала осколки горшка. Вспомнила, что видела в буфете ещё один, небольшой горшок и, принеся его, поместила герань туда. – Землёй присыпать надо.
- Ась, я сама пересажу её, - коснулась руки подруги Марина. – Сядь, ты сейчас о себе заботиться должна, а не о герани.
- Я не знаю, что мне делать.
- Матери звони. – Велел Сергей. – В любом случае, ты должна встретиться с Юрой.
- Ладно, хорошо. – Покорно кивнула Ася.
В ту ночь она отправилась ночевать к Марине, тщательно заперев дом, и входную дверь, и подвал. До двух часов ночи Ася не могла уснуть, но потом всё же Морфей принял её в свои объятия. Но отдохнуть ей не дали. Послышался осторожный стук в дверь и в комнату заглянула Марина.
- Спишь? – тихонько спросила она.
- Нет, - бодрым голосом ответила Ася, с трудом открывая глаза. – Что ты хотела?
- Ась, поговорить надо…
Марина прошлась по комнате, дважды включила и выключила ночник и уселась в кресло. Её рыжие волосы были распущены по плечам, поверх красивой кружевной ночнушки был накинут зелёный халат.
- Аська, я беременна.
- Что?! – подскочила разом проснувшаяся Ася. – Ты серьёзно?! Маришка, так я поздравляю тебя!
- Спасибо… - кисло улыбнулась Марина. – А я вот я даже не знаю, радоваться мне или огорчаться.
- Да ты что, с ума сошла? – поразилась Ася. – Судьба тебе такой шанс послала! Не всё же тебе одной быть! А отец кто? Леонид? Ты ему сказала?
- Нет, - покачала головой Марина. – Трижды набирала номер и сбрасывала. Не решилась. Что хорошего получится? Он жену не бросит, но даже если и так! Говорят, на чужом несчастье своего счастья не построишь.
- Марина, не философствуй. – Отрезала Ася. – Послушай меня, пожалуйста. Ты должна, нет, ты просто обязана сказать Леониду о беременности. А там он пусть сам решает. Ты вообще уверена, что разрушишь чьё-то счастье? Оно там есть? Может люди просто существуют рядом!
- Не забывай, он выбрал жену, - напомнила ей Марина.
- Как бы то ни было, ты должна сообщить ему о ребёнке, - гнула свою линию Ася. – Ты должна бороться за своё счастье!
- Да где оно, это счастье, - вздохнула Марина. – Эх, Аська, как хорошо, что ты у меня есть…
С этими словами она покинула комнату. Ася откинулась на подушки и посмотрела в окно, на звёздное небо. В ту ночь она так больше и не уснула, размышляя о своей жизни, о жизни Марины и о Сергее…

А утро началось с новости. На часах было всего семь утра, когда раздался звонок её мобильного. Перепуганная Ася схватила трубку, сердце стучало как сумасшедшее. Первой мыслью было то, что что-то случилось с Димкой. Но в трубке послышался голос Сергея.
- Не разбудил?
- Нет, что стряслось?
- Бери такси и приезжай в гостиницу «Океан». – Велел Сергей. – Номер триста двенадцать. И побыстрей, пожалуйста.
- Зачем? – попыталась что-то прояснить Ася, но Сергей уже отключился.
Отшвырнув телефон, Ася бросилась одеваться. Натянув привычные джинсы и свитер, она вызвала такси и, попрощавшись с Мариной и Софьей Александровной, побежала к остановке. По пути позвонила в больницу и узнала, что состояние Димки без изменений, это одновременно и порадовало и огорчило её.
Гостиница, куда позвал её Сергей, оказалась некрасивым серым зданием с шикарной вывеской. Войдя в холл, выложенный мрачной плиткой, Ася обратилась к администратору.
- Мне нужно пройти в номер триста двенадцать, меня там ждут.
- Да, конечно. – Кивнула девушка. – Меня предупредили, что придёт девушка.
Поднявшись по не слишком чистой лестнице с кое-где сколотыми ступенями, Ася прошла по длинному узкому коридору и вскоре увидела табличку с цифрами «312» на двери. Постучав, Ася, не дождавшись ответа, толкнула дверь.
- Эй, есть здесь кто-нибудь? – позвала она.
- Приехала? – выглянул из комнаты Сергей. – Проходи.
Он был не похож на себя. Глаза припухли, под ними залегли тёмные круги. Он был небрит и выглядел неопрятно.
Пройдя в указанном направлении, Ася переступила порог и вскрикнула. На широкой кровати, нагло положив ногу на ногу, с самым невозмутимым видом полулежал Юра.
- Привет сестрёнка, давно не виделись, - подмигнул он ей.
- Привет братишка, - в том ему ответила пришедшая в себя Ася и уселась на диван у противоположной стены. Сергей опустился с ней рядом.
- Как ты его нашёл? – поинтересовалась Ася.
- А он и не скрывался особо, видимо не ждал от тебя никакой опасности. В нашем городе всего две гостиницы, вот я приехал и спросил у администрации про нашего Юру. Небольшая сумма денег творит чудеса.
- Но ты же даже фамилию его не знал!
- Хватило имени. Наши гостиницы не пользуются большим спросом.
- Герой, просто герой, - хохотнул Юра, доставая из прикроватной тумбочки сигарету и закуривая.
- Заткнись! – рявкнул на него Сергей. – Будь моя воля, я бы упёк тебя в тюрьму, но у твоей сестры слишком доброе сердце.
- Она всегда была со сдвигом, - выдохнул облако дыма Юра. – Блаженная, что с неё взять.
- Наше предложение состоит в следующем, - игнорируя его реплику, продолжил Сергей. – Ася помогает оплатить тебе долг, а потом ты исчезаешь из её жизни. Навсегда.
- А если нет?
- А если нет, то я сейчас же вызываю полицию.
- Шантаж? – вздёрнул бровь Юра. Он старался казаться невозмутимым, но сигарета в его пальцах мелко подрагивала.
- Да, - улыбнулся Сергей. – У тебя выхода нет. Ты же понимаешь, если с Асей или Димой, что-то случится, я тебя из-под земли достану. И полиция уже не понадобится. И поверь, за мной никто не проследит и твой труп никто не найдёт.
- Аська, с кем ты общаешься? – взглянул на сестру Юра. – Впрочем, убийцу тянет к убийцам.
- Сволочь, - Ася смотрела в родное лицо брата и не могла поверить в его слова. – Какая же ты сволочь…
- То же мне Америку открыла! – фыркнул Юра.
- Ну так что, я жду твоего ответа, - Сергей остановился посреди комнаты и засунул руки в карманы.
- Я требую оплату долга и ещё двадцать тысяч долларов.
- Уважаемый Юрий… Э-э… Ася, как вашего отца зовут?
- Иван Иванишин.
- Уважаемый Иванишин Юрий Иванович, - насмешливо взглянул на него Сергей. – Не в твоей ситуации выдвигать требования. Номер полиции такой короткий…
- А как мне прикажете жить, если я уеду? – взорвался Юра. Он вскочил с кровати и, бросив сигарету на ковёр, затоптал её. – На какие шиши? На вокзале ночевать прикажете?
- Мы можем обеспечить тебе уютное местечко на нарах, - пообещал Сергей. – Там наверняка уютнее чем на вокзале.
- Юр, а ведь мы делим шкуру не убитого медведя, - усмехнулась Ася. – Наш дядя-то ещё жив.
- Наш дядя, дорогая сестрёнка, скончался неделю назад. – Издевательски произнёс Юра. – Мамочка не сообщила тебе? Видимо не захотела расстраивать дочурку.
- Как умер?
- Как все! – рявкнул Юра.
- Но деньги-то всё равно раньше чем через полгода вам не получить, - напомнил Сергей.
- Наш дядя не доверял закону и поделить денежки доверил нашему папе. Держу пари, что половину он оставит себе. – Зло сплюнул Юра.
- А мама говорила, что он составил завещание… - пробормотала ошарашенная новостью о смерти дяди, Ася.
- Мама ошиблась.
- Значит, разговор окончен. – Поднялась Ася. – Я сейчас же позвоню папе и скажу, чтобы он дал тебе половину моей доли. Ровно половину. И после этого я надеюсь никогда больше не видеть тебя.
Ася вышла из номера и прислонилась к стене, закрыв глаза. С виду она казалась невозмутимой, но разговор с братом дался ей нелегко.

Глава 21
Прошло две недели.
В этот день Ася поднялась раньше обычного. Подоткнув спящему сыну одеяло, пощупало его лоб, прислушалась к дыханию и, успокоившись, вышла на улицу. С тех пор, как они забрали Димку из больницы, она не отходила от него ни на шаг. Мальчик был ещё слабым, мало играл и большую часть времени спал или, лёжа листал журналы.
Вытащив телефон, Ася взглянула на часы и невольно задержала взгляд на дате. Тридцатое декабря. Послезавтра наступит Новый год.
Привычно уже принеся в дом дрова и воды, она подождала пока в печках разгорится огонь и, вытащив на середину комнаты чемодан, открыла шкаф. Вот и всё, пора уезжать. При этой мысли сердце её защемило. Здесь было много плохого, но и много хорошего. Здесь ей предстояло оставить дорогих людей. Но ничего не поделаешь, надо возвращаться домой. Надо…
Аккуратно сложив вещи, она застегнула чемодан и поставила его у стены. Затем вышла на улицу и вошла во двор Марины. Потрепала по холке собаку и поднялась на крыльцо.
- Мариш, присмотри за Димкой, - впервые попросила подругу она, с тех пор как сына выписали из больницы.
- А ты куда? – удивлённо взглянула на неё Марина.
- Мне нужно поговорить с Сергеем.
- Ааа, - хитро улыбнулась подруга. – Иди, конечно. Я присмотрю.
- Спасибо. – Кивнула Ася и медленно пошла по протоптанной тропинке к дому Сергея.
В этот субботний выходной день он был дома. Елена Сергеевна уехала неделю назад, и теперь он справлялся с хозяйством один. В тот момент, когда Ася подошла к его калитке, он как раз разжигал огонь в печке. Поднявшись на крыльцо, Ася постучала.
Сергей открыл дверь. На нём был надел тёмно-синий свитер, с абстрактным рисунком, чёрные штаны, заправленные в высокие сапоги. Волосы всколочены, а на щеках вчерашняя щетина.
- Аська, - улыбнулся он, глаза его обрадованно блеснули. – Проходи.
Ася аккуратно очистила сапоги от снега и вошла в кухню. Присела на стул у стола и уставилась на огонь.
- А ты чего так рано? Случилось чего?
- Да нет, - пожала плечами она. – Хотела сказать тебе… Мы уезжаем.
- Когда? – после минутной задержки спросил Сергей, дрогнувшим голосом.
- Сегодня вечером.
- Понятно. – Кивнул он и с преувеличенным вниманием принялся поправлять накидку на диване.
- Это всё что ты мне скажешь?
- А что ты хочешь услышать? Я не буду просить тебя остаться, это твоё решение. Я не имею на это права. Ты городская девочка и ты не сможешь жить в этой дыре.
Ася промолчала, в душе не совсем соглашаясь с ней. За это время она привыкла к деревенской жизни, и в город её тянуло гораздо меньше, чем вначале.
- Мы так и не разобрались с тем, кто убил твоего дедушку… - со вздохом вспомнила она.
- Знаешь, я тут подумал, - Сергей поставил веник в угол и взглянул на Асю. – Раз бабушка не хотела, чтобы все знали имя убийцы, значит и не нужно в этом копаться. Я всегда в душе буду верить, что это сделала не она. А остальные… Пусть думают, что хотят.
- Я люблю тебя. – Неожиданно даже для себя призналась Ася, взглянув в его васильковые глаза.
- Что? – вздрогнул Сергей. – Что ты сказала?
- Я. Тебя. Люблю. – Раздельно произнесла Ася.
- Аська… - выдохнул он, одним широким шагом сокращая расстояние между ними, и прижал её к себе. – Аська…
В этот раз она первая потянулась к его губам. Сергей легко подхватил её на руки и перенёс в постель. Она не сопротивлялась. Лёгкими движениями рук Сергей стащил с неё свитер и осторожно коснулся кожи. Ася закрыла глаза и застонала от наслаждения. Словно осмелев, Сергей коснулся её груди губами. Ася почувствовала приятный жар, наполняющий её тело, и зарылась пальцами в его волосы, по-прежнему не открывая глаз. Мир вокруг перестал существовать.
- Я должна идти… - пробормотала Ася, с тоской бросив взгляд на часы.
- Уже? – расстроился Сергей и, перевернувшись на бок, поцеловал её плечо. – Может… Может всё-таки останетесь? Хотя бы на Новый год.
- Не могу, - вздохнула Ася. – Мама очень расстроена из-за Юры, не хочу оставлять её на праздник одну. Она очень ждёт нас.
- Понимаю… - еле слышно прошептал Сергей.
Ася поднялась и быстро одевшись, наклонилась к нему и, поцеловав его на прощание, вышла из дома.
Вернувшись домой, Ася застала Марину, читающую Димке сказку. Мальчик сидел на кровати, прижавшись к ней и слушал с открытым ртом.
- Ну как ты, мой хороший? – поцеловала его лоб Ася.
- Хорошо. – Улыбнулся Димка. – Мам, когда мы поедем?
- Скоро, - кивнула Ася. – Очень скоро, сынок.
- Мне кажется, или твоё «очень скоро» звучит как-то невесело? – поинтересовалась Марина, выходя вслед за ней на кухню.
- Показалось. Что у тебя? Ты звонила Леониду или по-прежнему не можешь решиться?
- Звонила. – Улыбнулась Марина. – Вчера вечером. Сегодня должны встретиться.
- Ну что ж, желаю удачи, - усмехнулась Ася, шевеля угли в печке.
- Ты так говоришь, как будто прощаешься, - заметила Марина. – Ася, я буду скучать. Ты хоть звони иногда.
- Мариш, о чём ты говоришь? Я, возможно, ещё вернусь сюда.
- Что, причина появилась? – поддела её Марина, и Ася не смогла сдержать улыбки.
- Иди уже, готовься к свиданию! – толкнула она её в бок. – А у меня ещё дел выше крыши, а до автобуса всего пять часов осталось.
- Ладно-ладно, исчезаю, - шутливо подняла руки вверх Марина и вышла из дома.
- Димка, одевайся, - крикнула Ася. – Пойдём, сходим к папе, попрощаемся перед дорогой.
Через полчаса они, держась за руки, подошли к кладбищу. Открыв скрипучую калитку, они прошли по заметённой снегом тропинке к могиле Васи и остановились. Сергей и Елена настояли, чтобы его похоронили рядом с Георгием и Валентиной, Ася спорить не стала. Это его родители, пусть хоть после смерти они будут рядом.
- Ну вот и всё, мы уезжаем, Вася… - пробормотала Ася, опускаясь на корточки рядом с могилой и проводя рукой по фотографии на кресту. – Ты прости меня за всё, пожалуйста… Обещаю, я позабочусь о нашем сыне.
- Мам, мне холодно, - начал подпрыгивать на месте Димка. Ему, как, наверное, и каждому ребёнку, не нравилось быть на кладбище.
- Да, милый, идём. – В последний раз взглянув на фотографию, Ася взяла сына за руку и они двинулись в обратный путь.
Придя домой, Ася посадила Димку обедать, а сама сходила за водой и решила напоследок убрать дом. За это время он пришёл в запустение, ей было не до уборки.
Тщательно вымыв окна, она вытерла опустевшие полки в шкафу и буфете и, оставив его открытым, принялась мыть пол. Кольцо, прежде плотно сидевшее на её безымянном пальце левой руки, неожиданно упало с него и закатилось под стол.
- Чёрт! – раздражённо бросила Ася и, опустившись на колени, подняла скатерть и заглянула под стол. Кольцо лежало совсем близко, но её внимание привлёк смятый лист бумаги у стены. Дотянувшись до него, Ася встала и распрямила его.
Прочитав первые строчки, она почувствовала, что сердце забилось быстрее, а потом ухнуло куда-то вниз. Вот она, разгадка последней тайны…
Забыв об уборке, Ася кинулась к телефону. Сергей не брал трубку слишком долго, и она пританцовывала от нетерпения.
- Алло. – Наконец раздался из трубки родной голос.
- Серёжа, немедленно приходи ко мне! – тоном, не терпящим возражений, приказала Ася. – У меня такие новости!
- Что такое?
- Я нашла вырванную страницу из дневника!
Из трубки тут же понеслись гудки. Отшвырнув от себя мобильник, Ася ловко домыла пол, выкрутила тряпку и вынесла ведро в коридор. Затем вернулась к сыну и, положив перед ним лист бумаги, попросила:
- Димка, а давай ты сделаешь бабушке подарок? Нарисуй для неё нашего снеговика и дом, хорошо?
- Хорошо, - тут же согласился мальчик и взялся за карандаши, высунув от усердия язык.
В коридоре раздались шаги и звук захлопывающейся двери.
- Где он? Покажи! – заорал Сергей, вваливаясь в дом.
- Тише! – шикнула на него Ася и указала глазами на сына. – Иди сюда.
Усадив Сергея на диван, Ася плотно закрыла дверь в кухню и укоризненно покачала головой:
- Ну зачем так орать? Ты Димку напугал!
- Прости, - кивнул Сергей. – Где лист, показывай скорее!
- Вот он, - Ася вытащила из кармана джинсов сложенный вчетверо листок и протянула его Сергею. Он, бережно расправил его на колене и впился глазами в строчки.
Ася села рядом и, положив голову ему на плечо, так же посмотрела в листок.
«Всё, это конец…» - писала Валентина. – «Георгий совсем обезумел. Что-то случится, я чувствую это. Сегодня он был у Катерины и Егора. Внука дома не было, а у Катерины прорвало кран, и она позвонила бывшему свёкру с просьбой о помощи. Не знаю, как Георгий увидел этот документ, да и не разбираюсь я в этом, в этих чёртовых группах крови! Но он понял, что Егор, не родной сын нашему Володьке! Обезумев от ярости, он наорал на Катерину, ударил её и она призналась, что изменила нашему сыну… Володенька ничего не знал, да и не знает, а он так любит Егора… Приехав домой, Георгий целый час бегал по дому и орал, я еле успокоила его. Он уснул, но перед сном заявил, что это дело так не оставит, что обязательно расскажет Володе об обмане… Быть беде. Я чувствую это».
На этом запись обрывалась. Сергей поднял на Асю безумные глаза.
- Егор не родной? Господи, сколько ещё тайн хранится в нашем семействе!
- Успокойся, - попросила его Ася и погладила по руке. – Главное, что мы теперь знаем совершенно точно, что твоя бабушка не убивала дедушку. Смотри, эта запись сделана в то же число, в день его смерти! Я лично считаю, что его убила Катерина, это, я так понимаю, жена твоего дяди?
- Да… - сдавленно пробормотал Сергей. – Знаешь, а я из этой записи уяснил другое. И дед, и бабка прекрасно знали, что дядя Володя жив. Думаю, Катерина и Егор тоже. Только вот зачем? Зачем всё это было… разыграно? Или как ещё назвать их действия?
- Ты не хочешь поговорить с этой Катериной? – заглянула ему в глаза Ася. – Ведь она наверняка знает, зачем Владимир изменил имя, уехал, прикинулся пропавшим без вести. А ещё ты можешь прижать её, сказав, что всё знаешь об убийстве. Она признается.
- Нет, не хочу, - неожиданно мотнул головой Сергей. – С Катериной у нас всех сложные отношения, она много пьёт и… Нет, этот разговор бесполезен. Я хочу поговорить с Егором. Сейчас же позвоню ему и попрошу приехать.
- Можно я поприсутствую при этом разговоре? – взмолилась Ася.
- Ты же собиралась уезжать? – хмуро взглянул на неё Сергей.
- До автобуса чуть больше четырёх часов, можно всё успеть, - улыбнулась ему Ася. – Попрошу Софью Александровну посидеть с Димкой. Пожалуйста, Серёж, мне совсем не безразлична вся эта история.
- Ладно, ты можешь послушать. Но только при одном условии.
- Каком? – насторожилась Ася.
- Егор не должен тебя видеть. Ты будешь сидеть в другой комнате, и не высовываться ни при каких обстоятельствах. Не думаю, что брат обрадуется, если узнает, что о наших семейных делах, знает кто-то ещё.
- Хорошо! – просияла Ася. – Звони скорее!

Егор приехал через час. Ася, сидевшая в комнате Сергея, увидела в окно подъехавшее такси и уселась на стул у двери, вся превратившись в слух.
- Привет, - открыл дверь брату Сергей. – Рад тебя видеть. Проходи.
- Привет, - поздоровался Егор и его голос показался Асе смутно знакомым. – Что у тебя случилось? Что за спешка?
- Хочу поговорить с тобой о смерти деда.
- А что о ней говорить? – немного помолчав, глухо спросил Егор. – Ты опять за своё? Опять хочешь всем доказать, что бабушка не убивала его? Серёга, ты же не маленький ребёнок, должен уметь смотреть правде в глаза.
- А мне теперь не надо ничего доказывать.
- Не понял…
- Я нашёл бабушкин дневник и теперь знаю всё.
- Что всё? – изменившимся, сиплым голосом спросил Егор.
Ася чуть приоткрыла дверь и увидела его невысокую, чуть сутулую фигуру. Он стоял у стола и жадно пил воду, прямо из графина.
- Скажи честно, ты знал, что твой отец и мой дядя, жив?
- Знал. – Кивнул Егор. – Теперь уже нет смысла это скрывать. Отец мёртв, ему больше ничего не угрожает.
- А что ему угрожало? – не сводил глаз с лица брата, Егор. – Что такого ему угрожало, что он бросил всё и превратился в другого человека?
- Я не понимаю, зачем ворошить это? Это всё дела давно минувших дней. Столько лет прошло!
- И всё-таки я думаю, что имею право знать правду.
- Эта правда тебе не понравится, - вздохнул Егор. – Закурить есть?
Сергей молча подтолкнул к нему пачку сигарет и зажигалку. Егор медленно зажёг сигарету, с видимым наслаждением затянулся и сказал:
- Папа занимался не совсем легальным бизнесом. Он скорешился с какими-то бандитами и вместе с ними угонял машины.
- Ты шутишь? – вскочил Сергей. Глаза его едва не вылезли из орбит.
- А потом папа решил пойти дальше… - как ни в чём не бывало, продолжил Егор. – Он украл у своих подельников деньги, очень большие деньги. Думал, его не раскроют, но они тут же поняли, чьих это рук дело. Папа тут же вернул деньги, но они не собиралась оставлять его в живых, они ему больше не доверяли. Тогда папа бросился к бабке с дедом и во всём признался. Они вместе придумали эту историю с исчезновением папы, а он сам уехал на другой конец страны и превратился в Василия Маклюка.
Ася вздрогнула, услышав это имя. Пальцы её дрогнули, и дверь с лёгким хлопком закрылась.
- Что это? – услышала она голос Егора.
- Сквозняк, - спокойно ответил Сергей.
- Ну так вот… - продолжил Егор, раскуривая очередную сигарету. – Мы, конечно, знали об этом. А вот тебе и тёте Лене решили не сообщать правду, чем меньше людей знает, тем больше шанс на успех. Папа с мамой к тому времени собирались разводиться, но меня отец не бросил. Он регулярно присылал большие суммы денег. Насколько я знаю, там, он тоже пошёл по протоптанной дороге, опять угонял автомобили, хотя официально числился владельцем автосервиса. Вскоре он женился на какой-то тётке, вроде её звали Алла, потом она умерла, остался пацан, типа, мой брат. Денег стало меньше. Отец опять женился, на молоденькой какой-то, и жил с ней. Всё, больше я ничего не знаю.
- Егор, я, возможно, тебя шокирую, но… - начал Сергей. Ему было тяжело сообщать брату такие новости, но делать было нечего. – Егор, дядя Володя, тебе не родной.
- Чего? – выронил сигарету из пальцев парень. – Ты чё несёшь?!
- Возьми, почитай, - протянул вырванный из дневника листок Егору Сергей.
В узкую щель Ася видела, как побледнел Егор, взглянув на этот листок. Взяв его, он быстро пробежался глазами по строчкам и отшвырнул его от себя.
- Да мне плевать! – заорал он. – Слышишь, плевать! Отец всегда был и будет моим отцом и другого мне не нужно!
- Егор, успокойся, - протянул ему стакан с водой Сергей. – Не кричи. Послушай меня. Я понимаю, что своими словами причиню тебе новую боль, но… Я думаю, что деда убила твоя мать, Катерина.
В комнате повисла пауза. Егор, открыв рот, смотрел на брата. Затем, пошевелил лопатками, словно отклеивая от спины мокрую майку, осторожно взял стакан с водой, выпил её и закурил новую сигарету.
- Мать не трогай, понял? – неожиданно ровным, спокойным голосом сказал он и уселся на диван.
Он оказался лицом к Асе, и она еле сдержалась, чтобы не вскрикнуть. Перед ней сидела точная копия того мужчины, маньяка, которого она убила.
- Нет, это не Катерина убила Георгия, - прошептала она, чувствуя, как подрагивают пальцы, удерживающие дверь. – Это он. Он был у меня в доме! Я не сошла с ума! Вот почему я видела «привидение» того мужчины! Это был не он, это был Егор, как две капли воды похож на него! Это значит что…? Егор его сын?!
- Это не она. – Тем временем говорил Егор, смотря куда-то в стену. – Это я убил деда.
- Что?! – ахнул Сергей и плюхнулся на стул. – Что?! Зачем?!
- Затем. Он узнал правду о том, что я не родной и грозился рассказать отцу. И что было бы тогда? В лучшем случае он бы перестал давать деньги, а в худшем мог явиться и прикончить мать! Я не думал его убивать, честное слово! Когда рыдающая мама позвонила мне, я поехал в деревню, чтобы поговорить с дедом, но он даже слушать меня не стал! Назвал меня ублюдком, выродком и пообещал завтра же поехать к отцу. Я не мог этого допустить. Схватив нож, я прирезал его. А бабушка… Она сама мне сказала, чтобы я уходил. А я что? На нарах париться не очень хочется, а она уже старая, ей могли сделать снисхождение.
- Подонок, - даже не сказал, а как будто выплюнул это слово Сергей. – Ненавижу тебя.
- Ты всегда меня не любил, - усмехнулся Егор и, встав, подошёл к столу и затушил сигарету в пепельнице. - Я не удивлён твоим словам.
- Кто твой родной отец? Ты знаешь?
- О, это уже другая история. Очень интересная. Рассказать?
Сергей лишь молча смотрел на него, не веря своим глазам. И это его брат? Этот мерзавец?
- Расскажу, - сам себе ответил Егор. – А он пропал. Пропал без вести, представляешь? На самом деле, не в шутку. Вот такая ирония судьбы.
- Врёшь, - презрительно взглянул на него Сергей.
- Он не врёт, - Ася не выдержала и, нарушив данное Сергею обещание, вышла из комнаты.
- Ты кто такая? – попятился Егор.
- Ася, я же просил тебя… - начал Сергей, но Ася перебила его:
- Он не врёт, - повторила она. – Его отец действительно пропал без вести. И только я знаю, куда он подевался. Ну и ещё Вася это знал. Или Володя, это уж как вам удобнее. Действительно, ирония судьбы.
- В смысле он знал? – нервно дёрнул шеей Егор. – Отец знал, что я ему не родной?
- Нет, это вряд ли, - мотнула головой Ася. – Говорю же, действительно ирония судьбы. Вася, сам того не зная, помогал мне прятать труп любовника своей жены. Смешно.
Но никто не засмеялся, напротив, в доме повисла напряжённая тишина.
- Ты уверена? – первым нарушил её Сергей.
- Да. – С этими словами, Ася вытащила из внутреннего кармана куртки конверт, который принёс в её дом Юра, и достала из него фотографию. – Это ведь он, да? – взглянула она на помертвевшего Егора. – И ты маленький?
- Что ты с ним сделала? – прошептал он. Глаза его налились кровью. – Говори, тварь!! – бешено заорал он и бросился на Асю.
Сергей среагировал молниеносно и, перехватив брата, скрутил его руки за спиной.
- Ты убила его?! Убила? – бесновался Егор
Ася отвернулась, в её глазах стояли слёзы. Больше всего на свете она боялась хоть когда-нибудь увидеть родных того мужчины, особенно детей. И вот теперь перед ней стоит его сын. И пусть он хладнокровный убийца собственного деда, но ей было тяжело смотреть ему в глаза.
- Чего же хотеть от тебя, если твой родной отец маньяк… - пробормотал Сергей, бросая рыдающего брата на диван.
- Я скажу, где он похоронен, ты сможешь съездить к нему на могилу и перезахоронить его, если захочешь, - Ася по-прежнему стояла к братьям спиной, закрыв лицо руками.
- Извини, Ася, - перебил её Сергей, - но я не такой добросердечный как ты. И я сдам его в полицию.
- Я не добросердечная, - мотнула головой Ася. – Если бы Юра причинил вред моим близким, я, скорее всего, поступила бы так же… Но он хотел убить только меня.
- Ненавижу тебя, ненавижу… - рыдал Егор, упираясь кулаками в глаза. – Как же я тебя ненавижу…
- Как его зовут? – спросила Ася, наконец, взявшая себя в руки и повернувшаяся к Егору.
- Тебе вопрос задали! – встряхнул его Сергей.
- Роман Ушанов, - буркнул Егор и отвернулся. – Вызывай полицию, я видеть вас не хочу.

Эпилог
Егора арестовали. Катерина позвонила Сергею и орала в трубку, как она его ненавидит, но он не стал этого слушать, а просто отключил телефон.
Ася и Димка всё-таки опоздали в тот день на автобус, поэтому в аэропорт Сергей отвёз их лично.
- Вы вернётесь? – заглянул он Асе в глаза, стоя, у стойки регистрации.
- Да, - кивнула она, точно зная, что улетает ненадолго. Она просто не сможет расстаться навсегда с людьми, ставшими ей родными, с этой странной деревней, где столько всего с ней произошло.
- Обещаешь?
- Обещаю, - улыбнулась Ася, вставая на цыпочки и целуя его. – Мы вернёмся. Жди нас.
Сергей долго смотрел им вслед, стоя в здании аэропорта. Ася и Димка отправились на посадку. Они улетали домой в последний раз под фамилией Лакшины.
Родной город встретил Асю снегопадом и морозом. Кутаясь в воротник своей куртки, Ася взяла уставшего Димку на руки и побежала к стоянке такси. Взяв машину, они уже очень скоро оказались у дома матери Аси.
Войдя в родной подъезд, Ася на секунду замерла, закрыв глаза и вдыхая его запах. Сердце защемило.
- Мам, ну идём! – дёрнул её за руку Димка.
Поднявшись на свой этаж, Ася позвонила в дверь. Она распахнулась тут же, как будто мама дежурила в коридоре, ожидая возвращения блудной дочери.
- Ася! – ахнула мама.
- Мамочка! – тихонько вскрикнула Ася и, обняв мать заревела. – Мам, я так соскучилась!
Мама выглядела постаревшей. Под её глазами залегли морщинки, в волосах белела седина.
- Доченька, моя хорошая… - покрывала она лицо Аси поцелуями. – Девочка моя золотая…
Когда первая радость встречи улеглась, мама тут же бросилась к плите, стремясь поскорее накормить вновь обретённых дочь и внука. Через два часа, когда наевшийся Димка мирно спал, они вдвоём сидели на диване в гостиной и говорили. Ася рассказала матери всё, что с ней произошло, не упустив ни одного момента. Мама плакала, слушая её, и не выпускала из рук её ладонь.
Дни, проведённые дома бежали очень быстро. Ася не успела опомниться, как календарь показал десятое января. Однажды утром она проснулась с чёткой мыслью – пора возвращаться.
Мама восприняла эту новость в штыки, но Асе удалось уговорить её.
- Мам, ну ты же хочешь, чтобы я была счастливой? – обезоружила она её вопросом. – Вместо того, чтобы злиться и плакать, ты бы лучше то же подумала о переезде. Не в деревню, конечно, но рядом с Лукоморьем есть очень милый город.
- Куда я поеду, на старости лет? – отмахнулась от неё мама. – Я всю жизнь здесь…
- И что тебя здесь держит?
Мама не нашлась, что ответить на этот вопрос.
Одиннадцатого января, днём, Ася и Димка сели в самолёт. А вечером, уже въезжали в Лукоморье. Попросив таксиста остановиться у дома Сергея, Ася вытащила чемодан, взяла Димку за руку и толкнула калитку.
На Димке был надет новенький тёмно-зелёный комбинезон и белая шапка с помпоном. На Асе красовался красивый бордовый брючный костюм и чёрный топ. Поверх всего этого на ней была надета новая длинная белая куртка. Волосы были распущены по плечам.
Поднявшись на крыльцо, она постучала в дверь. Через несколько минут внутри дома раздались тяжёлые шаги и на крыльцо выглянул Сергей.
- Привет, - улыбнулась ему Ася.
- Привет… - эхом отозвался он, ошарашенно глядя на них. – Это что, сон?
- Это явь, - засмеялась Ася. – Пусти, мы замёрзли!
Сергей посторонился, Ася с Димкой вошли в дом.
- А вы как здесь оказались? Почему не позвонили?
- Что значит, как здесь оказались?! – возмутилась Ася. – Я, как мне кажется, обещала вернуться. А я всегда стараюсь держать своё обещание!
- Аська! – наконец-то отмер Сергей и заключил её в объятия.
Вечер они провели в тёплой и уютной обстановке. Ася испекла пирог, и они до полуночи сидели на кухне, разговаривая обо всём на свете.
Утром Ася проснулась раньше Сергея и, выбравшись из-под одеяла, быстро оделась и направилась к Марине.
- Аська!!! – завопила подруга так, что, казалось, задрожали стёкла в окнах, и обняла её. – Аська, наконец-то! Я думала, ты так и будешь в своём городе сидеть!
- Ну вот ещё! – фыркнула Ася, снимая куртку и усаживаясь за стол. – Я же сказала, что вернусь. Так, рассказывай. Что у тебя здесь нового произошло за время моего отсутствия?
- Да с чего ты взяла, что что-то произошло? – покраснела Марина и, отвернулась, нервно затеребив кончики волос.
- Ты мне зубы не заговаривай, - погрозила ей пальцем Ася, запихивая в рот целую ложку клубничного варенья. – Я ещё по телефону когда с тобой говорила, заметила, какой счастливый у тебя голос. Лёня?
Марина лишь кивнула, глаза её сияли.
- Я когда ему про ребёнка сказала, он мне руки целовал, представляешь? Сейчас разводится с женой… Представляешь, она первая подала на развод! Сказала, что не желает больше терпеть его измен! Аська, я так счастлива!
- Я так рада за тебя! – искренне воскликнула Ася и улыбнулась. – Выйдешь замуж, родишь себе мальчика или девочку…
- Мне кажется, что у меня будет мальчик, - призналась Марина. – Я очень хочу сына.
- Раз хочешь, значит, будет сын! – засмеялась Ася и обняла подругу.

Выйдя на улицу, Ася полной грудью вдохнула свежий морозный воздух, посмотрела на свой дом, освещённый лучами утреннего солнце и почувствовала, как счастье затапливает её. Захотелось вдруг громко-громко запеть, засмеяться и поделиться этим счастьем со всем миром.
Спустившись с крыльца, Ася застегнула куртку и поспешила к дому Сергея, нет, теперь уже к их дому… Эта история многому научила её и многое изменило в её жизни. Да, она потеряла брата, зато обрела сестру, потеряла мужа, зато теперь у неё есть Сергей…
Вспомнив день, когда она, заполненная отчаянием до краёв, рыдая делала петлю, Ася содрогнулась и быстро прогнала от себя это воспоминание. Теперь она точно знала, что после самых горьких слёз, обязательно придёт счастье, в расплату за боль и за страх. И это счастье будет большим и безоблачным… Надо только потерпеть…


Рецензии