Вслед за весенним ливнем

За окном машины быстро мелькали леса, окрашенные в золотистый цвет и совершенно пустые поля. Ясное солнце светило с такой силой, что поверить, что на улице конец сентября было совершенно невозможно. В машине царила духота. Кира опустила окно и с наслаждением подставила лицо по-летнему тёплому воздуху.
- Закрой, пожалуйста. – Чуть поморщилась Марина, сестра Киры. – Простудишься.
- Тепло же! – возразила ей Кира. – Маришка, не занудствуй!
- Закрой я тебе говорю! Подхватишь менингит, лечи тебя потом! – припугнула её сестра, медик по образованию.
Кира только рассмеялась в ответ и, вжав педаль газа в пол, буквально полетела по дороге. Красивые чёрные волосы развевались на ветру.
- Ах вот как! – рассмеялась Маринка и, потянулась через сестру к окошку. – Что ж, сама закрою! Ты же у нас как прыщавый подросток, всё делаешь наоборот!
- Я?! – деланно возмутилась Кира и щёлкнула сестру по носу. – Зато ты как старуха!
- Я?! – в свою очередь ахнула Марина и стукнула её в живот. – Я старуха?!
Завязалась весёлая потасовка. Кира одной рукой держала руль, постепенно снижая скорость.
- Ох, как пить хочется! – пробормотала Марина и потянулась на заднее сиденье за сумкой. Вдруг, неловко взмахнув рукой, девушка полоснула сестру по лицу металлической заклёпкой, которыми щедро была усыпана её сумочка.
- Ой! – вскрикнула Кира и инстинктивно поднесла руки к лицу, отпустив руль.
- Кира! – тут же завизжала Марина, опрокидывая на себя бутылку с водой.
Кира дёрнулась всем телом, пытаясь справиться с развившей бешеную скорость машиной, но в какую-то долю секунды, она врезалась в дерево, буквально смяв всю переднюю часть. Над капотом тут же заполыхал огонь.

Прошло три месяца.
00:00. Самое страшное время. Хотя нет, это даже не время, а провал какой-то. Старый день закончился, а новый ещё не начался. Кира вздрогнула и отвела взгляд от часов.
Придя с работы, оно вот уже который час сидела на диване, тупо глядя в одну точку и раскачиваясь из стороны в сторону. Прошло три месяца, с той страшной аварии, перевернувшей всю её жизнь, а легче не стало ни на одну капельку. Тот день врезался в память навсегда. И она всегда будет винить себя в случившемся. Если для кого-то время доктор, то для неё это патологоанатом.
Взгляд привычно метнулся к фотографии Марины, с чёрной лентой на нижнем левом углу, так нелепо смотрящейся рядом с её сестрой. Ясные голубые глаза девушки светились счастьем, чёрные волосы растрепались от ветра, лучезарная улыбка. Марина была красавицей. Высокая, статная, с точёной фигуркой, она приковывала взгляды окружающих, заставляя женщин завидовать, а мужчин восхищаться. Разве можно было подумать в тот солнечный летний день, что фотография эта делается для траурной рамки? Нет, конечно же, нет, это абсурд! От чего может умереть молодая здоровая девушка? Только от рук своей безголовой сестры…
Кира прикусила кулачок и тоненько завыла, не отрывая глаз от снимка. Маринка, Маринка… Почему именно ты?
… В тот страшный день Кира очнулась уже в больнице. Долго пыталась сообразить, где она, а когда поняла, начала мучиться неизвестностью. Едва в дверь вошла медсестра, как она задала ей единственно важный для неё вопрос: «Как Марина?». Медсестра, заранее набрав успокоительное в шприц, пряча глаза и бормоча сочувствующие слова, сказала, что Марина погибла. Основной удар пришёлся в левый бок, поэтому она умерла на месте.

- Не могу больше! – всхлипнула девушка, заваливаясь на бок и трясясь в беззвучных рыданиях. – Почему она? Почему не я? Ведь я сидела за рулём! Почему я осталась здесь? Чтобы мучиться?

Затихнув на несколько минут, Кира собралась с силами и сползла с дивана. Нахлобучив на голову шапку и накинув на плечи расстёгнутое пальто, выключила свет и вышла из квартиры. Оставаться одной и дальше было выше её сил.
Наверное, это было странное зрелище. Ночь, ветер, бросающий в лицо крупные хлопья снега и девушка, как сомнамбула, бредущая по улице, держащая ворот пальто обеими руками.
Внезапно взгляд зацепился за огромную вывеску ночного клуба. «Мотылёк», мерцали красные буквы.
Потянув на себя тяжёлую дверь, сморщилась от сильного амбре из сигаретного дыма и алкоголя. Сдав пальто в гардероб, несмело вошла в зал. Беснующиеся люди, грохочущая музыка давили на нервы. Кира пробралась к барной стойке и, опустившись на высокий стул, облегчённо выдохнула. Поймав на себе вопросительный взгляд бармена, растерянно оглядела полки за его спиной и наконец, решившись, заявила:
- Водки, сто грамм!
Холодная горькая жидкость полилась в горло и Кира закашлялась. Схватив с тарелки, заботливо предложенной барменом кусочек сыра, быстро-быстро сжевала его и стала судорожно хватать ртом воздух. Голову стал заполнять туман, в груди как будто лопнула туго натянутая верёвка. Вдруг стало легко и спокойно.
«Дожила – пьёшь в одиночку. Алкоголичка». – Укоризненно пробубнил внутренний голос.
Кира в ответ лишь громко хмыкнула, не заметив, как настороженно покосился на неё бармен.
- Повторите, пожалуйста! – величаво махнула рукой Кира.
Вторую рюмку организм воспринял гораздо легче. Танцующие люди стали раздваиваться в глазах, но эта метаморфоза развеселила девушку.
- Мне ещё столько же… - заплетающимся языком велела Кира.
- Может вам уже хватит? – робко заикнулся бармен.
- Не командуй! – рявкнула девушка и хлопнула ладонью по стойке. – Наливай, сказала!
Неодобрительно покачав головой, парень, тем не менее, наполнил рюмку. Желание клиента – закон.
Выпив третью порцию, Кира внезапно заплакала. Из груди рвались сдавленные рыдания, она размазывала слёзы и косметику по лицу, совсем не заботясь о внешнем виде. Бармен с отвращением смотрел на девушку.
«Ну, всё, кондиция. Сейчас начнёт жаловаться на жизнь». – Тоскливо подумал он, но оказался не прав. Кира не проронила ни слова. Она молча смотрела на толпу галдящей молодёжи и тихо вытирала слёзы, горохом катившиеся по щекам. Такая реакция здорово озадачила парня.
- Может вам помочь чем? – осторожно спросил он, коснувшись её плеча.
- Мне никто не поможет… - печально ответила Кира, пытаясь сфокусировать взгляд. У неё это не получилось и, махнув рукой, она соскользнула со стула, вытащила из кармана джинсов деньги и, бросив их на стойку, пошатываясь, пошла к выходу.
- Подождите, сдачу дам! – крикнул ей вслед бармен, но девушка даже не оглянулась. Ей было всё равно.
- Вот молодёжь! – в сердцах плюнула на пол гардеробщица, когда Кира, всё так же, не застегнув пальто, вывалилась на улицу. – Зачем же так напиваться? Ещё замёрзнет где! – женщина подошла к стеклянной двери и, вытянув шею, посмотрела вслед Кире. Девушка, покачиваясь, медленно брела по снегу. – Ох, грехи наши тяжкие… - пробурчала она и вернулась на своё место.
Никто не заметил, как из толпы равнодушной молодёжи, вслед Кире смотрел парень в кожаной куртке и с татуировкой во всю руку. Задумчиво покручивая на пальце ключи от машины, он оценивающим взглядом наблюдал в окно, за еле волочащей ноги девушкой.
«Она ещё вернётся». – Решил он. – «Обязательно вернётся».

Утро было ужасным. Звонок будильника ударил по ушам как набат. Кира резко села в постели и, привычно встряхнув головой, глухо охнула от боли. Руки мелко подрагивали, желудок сводило предательской судорогой, а во рту поселился вкус железа. Зеркало в ванной отразило опухшую физиономию с красными глазами и всколоченными волосами. Кое-как приведя себя в порядок, Кира с отвращением оглядела себя и констатировала:
- Сегодня с этим ничего не поделаешь. Алкоголичка!
Холодный ветер пробирал до костей. За ночь снега намело почти по колено, дворники быстро-быстро чистили тротуар. Кое-как добравшись до офиса, Кира вошла в двери и, буркнув тихое «Привет», рухнула на диван.
- Кир, что с тобой? – изумлённо вскинула брови Света, секретарь агентства, а по совместительству лучшая подруга Киры.
- Дай мне что-нибудь от головы! – простонала в ответ девушка, сжимая виски пальцами.
- Аспирин? – вскочила Света и бросилась к аптечке.
- Лучше топор, всё остальное уже вряд ли поможет! – Кира откинулась на спинку, и потолок тут же закружился перед глазами.
- Не говори ерунды! – строго пресекла её Света, подавая таблетку и стакан воды. – Ты что, пила?
- Откуда ты знаешь? – вздрогнула Кира.
- Вижу, не слепая! – хмыкнула Света, присаживаясь рядом с подругой. – И не просто пила, а уж извини за выражение, бухала! Вон, вся морда опухшая! Ты гуляла где-то вчера?
- Ага, гуляла… - криво ухмыльнулась Кира, отставив стакан. – Мне вчера так плохо было, хоть волком вой. Вот и отправилась в бар, напивалась в одиночестве. Честно говоря, даже не помню, как домой добралась!
- Да ты с ума сошла! – ахнула Света. – Что ж ты творишь-то? Мало ли что могла случиться с тобой в таком состоянии! Зачем? Думаешь, твоей сестре понравилось бы, что ты из-за неё пить начала?
- Не надо о Марине! – слишком резко бросила Кира и поднялась. – Пойду, к Максу зайду.
- Я бы на твоём месте этого не делала. – Вслед ей крикнула Света. – Зачем ему видеть тебя в таком виде?
Кира, не обратив внимания на её слова, открыла дверь в кабинет.
- Привет Кир. У нас сегодня много работы, столько дел накопилось что-то! Для начала, ты помоги Свете разобраться с отчётом, а то она зашивается. – На одном дыхании выпалил он, не отрывая взгляда от бумаг.
- Хорошо. – Покорно кивнула девушка. – Я только кофе выпью и сразу работать.
- Что с тобой? – вздрогнул Макс, взглянув, наконец, на девушку.
- Всё в порядке, просто не выспалась. – Соврала она и поспешила ретироваться из кабинета.
День прошёл как обычно. К обеду Кире полегчало, и она уже с аппетитом съела Светины пирожки. Когда часы показали восемь вечера, Максим дал команду расходиться по домам. Кира нехотя поплелась к выходу. На работе ей было легче, чем дома, где всё напоминало о сестре. Впереди был ещё один тоскливый вечер.
Света устремилась вслед за подругой, но была остановлена Максимом.
- Подожди. – Тронул он девушку за рукав. – Что с Кирой? Она сегодня сама не своя.
- Всё нормально с ней. – Пряча глаза, пробормотала Света. – С чего ты взял?
- Ну, я же вижу! – возразил Макс. – С ней что-то не так!
- Критические дни! – хихикнула девушка и быстро выскользнула за дверь.

Кира честно пыталась отвлечься и посмотреть телевизор. Но взгляд вновь и вновь возвращался к портрету сестры, а глаза наполнялись слезами. Когда время подкатило к полуночи, девушка решительно встала и вышла на улицу.
- Я не буду больше пить. – Уговаривала она себя, бредя по заснеженной улице. – Я только погуляю и всё.
Но ноги сами принесли её к уже знакомому клубу. Стул возле барной стойки вдруг показался родным, а атмосфера чересчур знакомой. Лихо, опрокинув в себя первую стопку, она даже не поморщилась.
- Кажется, я действительно становлюсь алкоголичкой! – тихонько рассмеялась она и, стремясь утишить душевную боль, выпила вторую рюмку.
А следом всё повторилось. Голова приятно кружилась, боль отступила. Но едва рука потянулась к третьей порции, как над ухом раздался приятный мужской голос:
- Может вам уже хватит? Завтра будет плохо.
От неожиданности Кира расплескала содержимое рюмки и оглянулась на говорящего. За её спиной стоял удивительно красивый парень. Высокий блондин, с голубыми глазами, греческим носом и чувственными губами. Словно ожившая женская мечта.
- Вы это мне? – пьяно икнула девушка.
- Вам. – Улыбнулся ей парень. – Вы такая молодая и такая красивая. Зачем столько пить? – Он протянул руку и отобрал у неё рюмку. Кира машинально отметила, что у него на коже была замысловатая татуировка.
- Раз пью, значит надо. – Она кокетливым движением поправила волосы, пытаясь сообразить, как сейчас выглядит.
- У вас что-то случилось? – лицо парня вдруг посерьёзнело. – Вам страшно, больно, обидно?
- Ага… - ошарашенно смотрела на него Кира. – А вы что, ясновидящий?
- Нет, я просто вижу это в ваших глазах. – Равнодушно пожал плечами парень. – Но алкоголь не поможет вам справиться с проблемой. С его помощью вы не выйдете из депрессии, а только глубже себя загоните в неё.
- И что мне делать? – спросила Кира, готовая расплакаться от его сочувствия.
- Для начала, выйти из бара и отправиться домой. – Посоветовал ей парень. – А завтра, мы с вами встретимся и обязательно придумаем, как вам помочь, без помощи алкоголя.
- Правда? – вдруг непонятно чему обрадовалась Кира.
- Правда. – Улыбнулся ей парень. – Пойдёмте, я помогу вам.
Накинув куртку ей на плечи, парень вывел её из клуба и, закусив губу, задумался, где записать свой номер. За неимением листочка, он нацарапал несколько цифр прямо на ладони Киры. 
- Спасибо. – Глупо улыбаясь, сказала она и, еле волоча ноги, ушла в ночь.

- Господи, Кира, что с тобой? – ахнула Света, узрев подругу. – Ты что, опять?
- Отстань. – Отмахнулась от неё Кира и, подойдя к столу, стала пить воду прямо из чайника.
- Да что же ты творишь-то, а? – причитала Света, бегая вокруг неё. – Спиться решила, да?
- Оставь меня в покое. – Отрезала Кира, возвращая чайник на место и промокая губы салфеткой. – Этого больше не повторится.
- Ты вчера говорила то же самое! – чуть не плакала Света, нервно ломая руки. – Кирочка, милая, зачем же ломать свою жизнь?
- Отстань, я сказала! – прикрикнула на неё Кира, сердито сверкая подпухшими не накрашенными глазами. – Макс здесь?
- Здесь. – Кивнула Света. - Надеюсь, ты не собираешь показываться ему в таком виде?
- Нормальный у меня вид! – зло прошипела Кира и бросив взгляд в зеркало, скривилась. Оно отразило девушку, с давно немытыми волосами, лихорадочно блестящими глазами, в помятой одежде. – Мда... – Крякнула она. – Ты права. К Максу я точно не пойду. Авось пронесёт и он меня не заметит.
- Ага, сейчас же! – хмыкнула Света, возвращаясь на своё рабочее место и откидываясь на спинку стула. – Да он едва на работу пришёл, тут же спросил, где ты. Когда такое было, чтобы он тебя не заметил? Любите друг друга, а ведёте себя как дети малые, ей-Богу!
- Никого я не люблю! – отмахнулась от неё Кира, вытряхивая содержимое косметички на стол и пытаясь привести себя в порядок. – А уж он меня тем более.
- Кому другому это расскажи, да только не мне! Я же не слепая. Да и вообще, все в офисе знают об этом. Разве можно такое скрыть, работая в маленьком коллективе?
- Если не слепая, то должна была заметить, что мне сейчас никто не нужен. Мне просто ничего не интересно. – Пробубнила ей в ответ Кира, держа во рту заколку и закручивая волосы в пучок.
- У тебя просто депрессия. – Констатировала Света. – Это пройдёт. Ты смиришься со смертью сестры, просто прошло слишком мало времени. Ты должна быть сильной, а не топить своё горе в алкоголе.
- Не учи меня! – Кира удовлетворённо разглядывала своё лицо в зеркале. Толстый слой тонального крема, тени, и тушь сделали своё дело. Теперь она казалась просто не выспавшейся. – Ну как, нормально теперь? – спросила она у подруги.
- На троечку! – ответила Света и, отвернувшись, уткнулась в компьютер. Сердце испуганно билось в предчувствии беды. Состояние Киры оставляло желать лучшего. Алкоголь ещё никого не спасал.
Когда за окном сгустилась темень, Кира принялась беспокойно поглядывать на часы. Света с тревогой наблюдала за ней, гадая, куда она может так спешить.
- Макс, можно я сегодня пораньше уйду? – вдруг спросила она.
- Зачем? – поднял голову от бумаг мужчина. – Ты куда-то собралась?
- Ну… - замялась Кира. – У меня дела. Отпусти, пожалуйста, мне, правда, очень нужно.
- Ну, иди, конечно. – Разрешил Максим и удивлённо проводил девушку взглядом, грея руки о чашку с кофе.
- Зачем ты её отпустил?! – схватилась за голову Света, едва за Кирой закрылась дверь.
- А что, нельзя было? – поперхнулся Макс.
- Нет, конечно! – девушка вскочила с места и забегала взад-вперёд по офису.
- Может, всё-таки объяснишь, что случилось? – потребовал Максим, закрывая папку и отставляя чашку в сторону.
- Наверное, зря я всё не рассказала ещё вчера… - лицо Светы скривилось, будто она собралась заплакать. – Но я думала, что ещё ничего страшного не случилось, что она одумается!
- Я ничего не понимаю! Рассказывай нормально! – стукнул головой по столу Макс. – Сядь!
- Ладно, хорошо… - пробормотала Света, опускаясь на стул. – Я просто в панике. Кира – пьёт.
- В смысле? – не понял Макс.
- В прямом! – опять вскочила на ноги девушка. – Она второй день подряд приходит на работу с похмелья! Она сама на себя не похожа!
- Да не может быть! – засомневался Максим. – Ты не ошибаешься?
- Макс, очнись! – повела у него перед лицом ладонью Света. – Неужели ты не видишь, что с ней происходит? Её надо вытаскивать из депрессии, иначе она просто сопьётся!
- Я поеду к ней! – вскочил на ноги мужчина и, сорвав с вешалки куртку, бросился к двери.

Едва выйдя из офиса, Кира набрала номер и, нервно теребя сумку, поднесла трубку к уху.
- Алло. – Раздался приятный голос. – Алло, слушаю вас.
- Здравствуйте. – Наконец подала внезапно охрипший голос девушка. – Мне зовут Кира. Вы мне вчера в клубе «Мотылёк» свой номер дали.
- А, это вы! – обрадовался голос. – Рад, очень рад, что вы решились мне позвонить! Давайте встретимся с вами у клуба и всё обсудим.
- Подождите! – растерялась Кира. – Но как вы мне помогать собрались?
- Да вы не переживайте, Кирочка! – рассмеялся парень. – Ничего противозаконного! С вами будет всё в порядке!
- Как вас хоть зовут? – спросила девушка, поняв, что пусть ей и страшно идти ночью к незнакомому парню, но намного страшнее остаться в пустой квартире, наедине со своими мыслями.
- Руслан. – Ответил парень. – Я жду вас Кира, через час у клуба.
- Хорошо, я буду. – Кивнула девушка и принялась ловить такси.

На улице неожиданно потеплело, снег таял, образуя под ногами кашу. Тонкие замшевые сапожки Киры, промокли сразу же, как она выбралась из такси. Чувствуя, как пальцы ног начинают замерзать, она быстро побежала вперёд, надеясь согреться.
- Здравствуйте! – обрадовалась она, увидев Руслана.
- Здравствуйте Кира! – широко улыбнулся он. – Это вы так на встречу спешили, что так запыхались?
- Нет, я просто пыталась согреться! – ответила девушка.
Взглянув в глаза Руслана, Кира ощутила мороз по коже, но тут же попыталась прогнать дурное предчувствие.
- Чем вы можете мне помочь? – перешла она к делу.
- Очень просто. – Продолжал улыбаться Руслан. – Идите сюда. – Он взял девушку за руку и потянул к тёмному проходу между клубом и прилегающим к нему домом.
- Зачем? – вырвала свою руку Кира.
- Не бойтесь меня, я не сделаю вам ничего плохого!
- Зачем нам туда идти, объясните мне здесь, чем вы собрались мне помогать! – Кира вдруг почувствовала, что совершила ошибку, позвонив этому парню.
- Ладно. – Вдруг легко согласился Руслан. – Я просто увидел вас и понял, что не могу пройти мимо. Невооружённым глазом видно, что вам очень плохо. Но топить своё горе в алкоголе – это не выход. – Сказал он те же слова, что несколькими словами раньше Света. Но если эти слова из уст подруги не вызывали ничего, кроме раздражения, то слова Руслана, оказали прямо противоположный эффект. Глаза Киры наполнились слезами, а душа доверием.
- И что же мне делать? – жалобно спросила она. – Я не могу так больше. Из-за меня погибла моя сестра. Вы даже не представляете, как сильно я хочу повернуть всё вспять и оказаться на её месте! – горячо добавила она.
- А вот этого не надо! – обнял её за плечи Руслан. – Ни в коем случае нельзя допускать даже мысль о смерти! Вы молодая, красивая, у вас ещё всё будет хорошо! И в гибели сестры вы не виноваты, это просто трагическая случайность!
- Как мне жить без неё? – всхлипнула Кира. – Она единственный родной человек, на всё белом свете. Была… - в голос заревела она. – А теперь я одна, я никому не нужна…
- Я могу вам помочь. Только успокойтесь, пожалуйста. – Руслан порылся во внутреннем кармане куртки и вытащил на свет початую упаковку таблеток. – Вот, выпейте это и перестаньте плакать.
- Что это? – напряглась Кира, вытерев мокрые щёки рукавом
- Да не пугайтесь вы так! Это просто валерьянка! – пояснил парень. – В вашем состоянии, нельзя без седативных средств. Нужно поддержать ослабленные нервы! Пейте! – вытряхнув на ладонь Киры две таблетки, велел Руслан.
- А воды?
- Так проглотите, они же маленькие. – Пожал плечами Руслан. – Нет у меня с собой воды.
- Ну ладно… - согласилась Кира и с трудом протолкнула в себя неожиданно сладкие таблетки. – Так чем вы мне поможете? Вы так и не сказали!
- Я уже вам помог! – улыбнулся Руслан. – Номер мой не потеряйте. Он вам скоро понадобится.
- Что? – непонятно чего испугалась Кира. – Я не понимаю вас!
Но Руслан уже не слышал её слов. Ссутулившись, засунув руки в карманы куртки, он быстро удалялся от неё.
- Опять вы здесь ошиваетесь, наркоманы проклятые! – вдруг выскочил из подъезда, молодой парень в форме охраны. – Сколько можно вас отсюда гонять?
- Вы ошиблись, я не наркоманка! – попыталась улыбнуться Кира. – Не ругайтесь!
- Нормальный люди с Русланом не связываются! – злобно сплюнул на снег парень.
- Почему? – вздрогнула Кира. – Кто он такой?
- Пушер! – скривился, словно от зубной боли охранник. – Его вся округа знает! Жаль доказательств не хватает, чтобы за решётку тварюгу упрятать! Ну, ничего, он доиграется, что кто-нибудь из его клиентов прирежет его! Козёл! – высказавшись, парень скрылся в подъезде.
- Кто такой пушер? – крикнула ему вслед Кира, но ответа не услышала.
Голова внезапно приятно закружилась, из груди стал рваться смех. Громко захохотав, девушка прыгнула в самый большой сугроб и, не обращая внимания на то, что он попал ей за шиворот, стала прыгать. Редкие в этот час прохожие, оглядывались на неё, указывали пальцем и снимали на видеокамеры.
Устав, Кира бросилась к двери знакомого клуба и прямо в пальто ввалилась на танцплощадку. Не ощущая, что лоб покрывает испарина, а по спине текут струйки пота, она стала танцевать, по все горло, подпевая музыке. Молодёжь расступилась, с недоумением поглядывая на девушку. Через несколько минут появился вышибала и, подхватив её под руки, выволок на улицу.
- Иди отсюда, кретинка обдолбанная! – рявкнул он, швырнув её прямо в талый снег.
Дверь в клуб закрылась, а Кира так и осталась лежать на холодной земле, повернувшись на спину и глядя в небо, где звёзды кружили хоровод.

Макс долго звонил в дверь её квартиры, а потом опустился на ступеньку и прислонившись головой к стене, неотрывно смотрел на часы, гадая, в каком клубе она напивается в этот раз…


Кира вернулась только под утро. Усталый и продрогший Максим, укутавшись в куртку, спал, прислонившись к стене. Девушка поднялась на свой этаж и, увидев его, спросила:
- Ты что здесь делаешь?
Макс вскочил, сонно хлопая глазами и силясь понять, где находится. Наконец всё вспомнив, он перевёл взгляд на часы и воскликнул:
- Ничего себе! Ты где была всю ночь?
- Где надо! - отрезала Кира и, обойдя его, зазвенела ключами, пытаясь попасть в замочную скважину. Максим, опешивший от такой грубости, молча наблюдал за её усилиями. Руки девушки дрожали.
- Кир, что ты творишь? - спросил он. - Ты таскаешься ночи на пролёт неизвестно где, пьёшь, сама на себя не похожа стала! Зачем же так? Да, у тебя горе, мы понимаем это, но ведь жизнь продолжается! И это не значит, что ты должна опуститься! Ты должна быть счастливой, а не превратиться в алкоголичку!
- Что ты привязался ко мне? - разозлилась Кира и, обернувшись, швырнула связку ключей, Максу под ноги. Глаза её пылали от гнева. - Что вам всем от меня нужно? Катитесь вы на... со своим грёбаным сочувствием! - грязно выругалась девушка. - Мне никто не нужен! Разберусь сама! Что вы пристали ко мне, что ты, что Светка, пьёшь, пьёшь! Не пью я, что не понятного?! - с этими словами, Кира приблизила своё лицо к опешившему от неожиданности Максу и дыхнула. - Ну? Теперь-то, можешь оставить меня в покое?!
Отфутболив ключи ногой, девушка развернулась и побежала вниз по лестнице. Макс молча смотрел ей вслед. Видеть Киру вот такой: злой, неряшливой, ругающейся матом, было для него в диковинку. Подобрав ключи, он позвонил в соседнюю квартиру и пресекая любые вопросы, попросил передать ключи хозяйке. Затем, подобрав свою сумку, вышел из подъезда.
От вчерашней внезапной оттепели не осталось и следа. У утру подморозило и теперь дорога походила на каток. Завернув за угол дома, Макс увидел Киру, сидящую на снегу и держащуюся за ногу.
- Кира! - бросился он к ней. - Ты упала? Очень больно?
- Да оставь ты меня в покое! Сколько можно просить! - заорала она, едва Макс присел рядом с ней и коснулся опухшей лодыжки.
- Успокойся! - велел ей Максим, расстёгивая ботинок на её ноге. - Я хочу тебе помочь!
- Да не нужна мне твоя помощь! - Кира зло дёрнула за молнию и опёршись на руки, поднялась. Нога тут же отозвалась болью. По щекам девушки покатились злые слёзы. - Ну вот только этого не хватало! - она подняла растерянные глаза на Макса и тут же бросилась ему на шею. - Прости, прости меня, пожалуйста! Я не хотела тебе грубить! Я не знаю, что на меня нашло! Пожалуйста, прости!
В который раз за это утро, Максим, в крайнем изумлении наблюдал за Кирой.  Резкая смена её настроения здорово пугала его. Девушка по-детски всхлипывала, доверчиво прижавшись к его плечу, стоя на одной ноге. Макс погладил её по спутанным волосам, покрытым изморозью и подхватив на руки, пробормотал:
- Горе ты мое, луковое...
Стараясь не замечать удивлённого взгляда соседки, забрал ключи обратно и войдя в квартиру Киры, посадил её на диван.
- Сиди спокойно! - велел он, заметив её попытки встать. - Сейчас я займусь твоей ногой.
- Пить очень хочется... - прошептала девушка, откидываясь на подушки.
- Сейчас принесу. - Макс бросился на кухню. Открыв холодильник, налил в стакан минералки. А когда вернулся в комнату, Кира спала, прямо в куртке, подложив ладонь под щёку.
Поставив стакан на столик, мужчина тяжело вздохнул и, стащив с её ног ботинки, уложил её поудобнее. Кира застонала во сне и беспокойно заметалась.
- Пушер... - прошептала она. - Пушер...
Макс покачал головой и вышел из квартиры, захлопнув за собой дверь.

На улице совсем рассвело. Всё вокруг блестело в лучах солнца. Но Максу было не до красот природы. Осторожно переставляя ноги, он добрался до остановки и, усевшись на скамейку, задумался.
«С Кирой явно что-то не так. Она очень похожа на людей, с сильного похмелья, но ведь спиртным от неё не пахло. Неряшливо одетая, со всколоченными волосами, неестественно бледная и непривычно грубая. Да что там непривычная! Даже представить её такой и то невозможно! Слишком резкая смена настроения... Сначала грубит, потом плачет и просит прощения... Нет, что-то здесь не так...» - Думал Максим, раскуривая сигарету. - «Что она бормотала во сне? Пушер! Кто такой или что такое пушер? Надо спросить у Светки».
Наконец подошёл автобус. Макс выбросил окурок в урну и, вскочив в холодный салон, сел у окна. Ему очень хотелось съездить домой, принять душ, но ещё больше хотелось обсудить сложившуюся ситуацию со Светой и приказать ей, никому из коллег не рассказывать о происходящем с Кирой.

Почти вбежав в офис, он прямо с порога спросил у девушки, несмотря на раннее утро уже сидящей на своём рабочем месте:
- Светка, что такое пушер?
- Прибор такой, для маникюра, - захлопала ресницами Света. - А тебе зачем?
- Блин... - выругался Максим, устало опускаясь на диван. - А я-то уж подумал, что вся разгадка в нём...
- Да что случилось? - поинтересовалась девушка. - И вообще! Почему ты трубку не берёшь? Я тебе обзвонилась со вчерашнего вечера! Ничего, что я переживаю?!
Макс вытащил телефон из сумки и взглянув на дисплей, ответил:
- Свет, извини... Я на беззвучный поставил и забыл.
- Ты узнал, что с Кирой?
- Сделай мне кофе, - попросил мужчина, вылезая из надоевшей за ночь куртки. - Я всё расскажу, дай отдохнуть чуток.

Кира открыла глаза, когда на часах была половина четвёртого вечера. Повреждённая нога отчаянно болела. Перед глазами прыгали чёрные точки. Вся кожа нестерпимо чесалась, хотя никаких видимых причин для этого не было. Её знобило.
Кира поднялась на ноги и прихрамывая поплелась в ванную. Стоя под горячей водой, она не почувствовала должного облегчения. Теплее не стало, зуд не прошёл. Закутавшись в тёплый халат, девушка отправилась на кухню. Вид еды вызывал отвращение, начало тошнить.
- Что со мной? - жалобно простонала она, плюхаясь на стул. Вдобавок ко всему, немилосердно начали болеть мышцы. Вскочив обратно на ноги, Кира заметалась по квартире. Она то садилась, то вставала, потом опять опускалась на диван, чтобы тут же подскочить.
Пытаясь припомнить события прошедшего вечера, Кира с силой сжала виски и закрыла глаза. В памяти всплыл образ Руслана, загадочное слово «пушер», ассоциируемое почему-то с салоном красоты, затем прыжки в холодном снегу и танцы в клубе. Затем бесцельное брожение по городу.
«Что он мне дал вчера?» - заметались мысли. – «Наркотики?»
Кира в очередной раз вскочила и бросилась искать номер Руслана. Набрав его, долго слушала гудки, но он не брал трубку. Отшвырнув от себя телефон, сползла вниз по стене и зарыдала.

После работы заскочил Макс. При нём Кира честно пыталась держать себя в руках, сдерживая рвущиеся наружу стоны, от нестерпимой боли. А болело всё: руки, ноги, голова. Каждое движение давалось с трудом. Каждое слово, девушка почти выдавливала из себя, мечтая, чтобы Макс скорее ушёл. А ведь раньше, до гибели Маринки, она бы многое отдала за такой вечер. Но всё это осталось в прошлой жизни.
- С тобой точно всё в порядке? - спросил Макс, настороженно разглядывая её.
- Точно-точно! - улыбнулась Кира, натягивая рукава на озябшие руки. - Не волнуйся, пожалуйста. Я сегодня никуда не пойду, а завтра буду на работе. Обещаю.
- Ну ладно... - протянул Максим и взялся за ручку двери. - Тогда ты ложись спать сразу же, что-то ты не важно выглядишь.
- Хорошо. - Покорно кивнула Кира и, едва закрыв дверь за мужчиной, взвыла от боли. Ноги подломились и она упала на пол, стукнувшись локтем от угол тумбочки.
Встав на четвереньки, поползла в комнату, чтобы ещё раз позвонить Руслану. На этот раз он ответил.
- Что за таблетки ты мне дал?! - прорычала она, едва услышав его спокойный голос. - Мне плохо!
- Бывает! - Руслан был на удивление спокоен. - Готовь двести долларов и получишь ещё одну дозу.
- Что?! - задохнулась от ярости девушка. - Какую дозу?! Это были наркотики, да? Ну, конечно, наркотики, глупый вопрос! Но я не собираюсь больше их принимать, понял?
- Дело твоё. - Равнодушно ответил Руслан. - Только запомни, чем дальше, тем хуже будет тебе. Привыкание возникает с одной дозы. Но не хочешь, не покупай.
- А ты не боишься, что я сдам тебя в полицию? - перебила его Кира.
- Тогда это будет юбилейное дело, которое на меня заведут! - захохотал Руслан. - Пятнадцатое! Были у меня такие смелые клиенты, как ты! И как видишь, я свободен!
- Сволочь! - заплакала девушка и бросила трубку.
Эта ночь оказалась слишком длинной. Казалось, с наступлением рассвета боль уйдёт, но за окном была беспросветная мгла. Но когда небо на востоке посветлело, Кира не выдержала и в очередной раз набрала ненавистный номер. Руслан отозвался сразу, как будто ждал.
- Я не могу больше! - выдохнула девушка, корчась от боли. - Ещё одна доза... Я просто не выдержу.
- А волшебное слово? - издевательски сказал Руслан.
- Пожалуйста! - собрав все силы в кулак, заорала Кира.
- Давай адрес. - Велел парень. - И готовь деньги. Я скоро буду.

Отдав деньги, Кира быстро проглотила знакомые таблетки и принялась ждать эффекта. И он не замедлил явиться. Вдруг стало весело, захотелось смеяться, петь и плясать. Врубив на полную мощность музыкальный центр, девушка бодро отплясывала посреди комнаты. Она не слышала возмущённых криков соседей и звонков в дверь. К девяти часам, устав до изнеможения, Кира выключила музыку и рухнув на ковёр, мгновенно уснула.

Пришедший на работу Макс, долго пытался дозвониться ей, но её телефон был недоступен. Бросив все дела, они со Светой рванули по знакомому адресу, обуреваемые самыми худшими подозрениями.
И они только укрепились, когда через пять минут интенсивного трезвона в дверь, Кира не открыла им.
- Господи, неужели опять пьёт где-то? - Света взволнованно кусала губы.
- Где пьёт в это время? - возразил ей Максим, не отпуская палец от кнопки звонка. - Разве что под забором где-то! В такое время все клубы и бары закрыты!
- А вдруг с ней что-то случилось? - стремительно бледнея, сказала девушка. - Макс, нужно ломать дверь!
- Да спит она, наверняка! Ночь буянила, что ж ей делать-то ранним утром! - вдруг раздался за спинами ребят злой голос. Обернувшись, они увидели полную женщину, в угрожающе красном халате и с бигуди на голове.
- Что вы имеете в виду? - вздрогнула Света. - Почему буянила?
- Вот уж от кого, от кого, а от Киры я такого не ожидала! - поджала губы женщина. - Я соседка её, Валентина Сергеевна. Сколько уж рядом живём, никогда такого не было! Всегда тихая, спокойная, приветливая! А тут! - от переизбытка эмоций всплеснула руками соседка. - Около пяти утра было! Я как раз проснулась, вышла водички попить. Слышу, звонок у Киры трезвонит.   Я в глазок глянула, парень симпатичный у двери стоит. Кира впустила его, но долго он у неё не пробыл, минут десять, наверное. А потом! Как загремела музыка! Стук раздаётся! Она видать танцевать начала! Подпевает музыке во всё горло! Я из квартиры выскочила, давай ей звонить. А тут и из нижнего этажа соседи подтянулись! Хотели полицию вызвать, еле я их уговорила этого не делать! Вот только пару часов назад угомонилась. - Выдохшись, замолчала Валентина Сергеевна.
- Ничего себе... - пробормотала Света, косясь на дверь квартиры Киры.
- Спасибо вам за информацию, Валентина Сергеевна! - вежливо поблагодарил женщину Максим и под её недобрым взглядом, достал из сумки перочинный ножик и принялся открывать замок.
- Эй, вы что делаете-то? - возмутилась соседка. - Что делаете? Никак ограбить девочку решили!
- Да успокойтесь вы! - в сердцах воскликнула Света. - Мы коллеги её! Вы же знаете, у Киры недавно сестра погибла, мы боимся, как бы чего не случилось!
- Ой! - взвизгнула Валентина Сергеевна и прикрыла рот ладонью. - Вы думаете, она того? С собой что сотворила? - понизив голос до шёпота, спросила она.
- Да не каркайте вы! - прикрикнул на них обеих Максим. От подобных разговоров, руки его начали дрожать, замок не желал открываться. - Света, звони ещё, может она сама откроет!
Но проходили минуты, за дверью неистово звенел звонок, а Кира всё не отзывалась. Наконец замок тихо щёлкнув, открылся.
Макс первым шагнул в прихожую и прижав палец к губам, дав знак дамам молчать, прислушался. На кухне капала из крана вода, со двора доносились голоса торопящихся на работу людей. Осторожно ступая по мягкому ковру, Макс толкнул дверь в гостиную и, идущая следом за ним Света, завизжала.
Кира лежала на полу, нелепо вывернув руку. Из груди доносилось хриплое дыхание. Тоненькая жилка на вспотевшем лбу, билась быстро-быстро.
- Макс, что с ней? - приложив руки к щекам, Света отступила к двери, боясь взглянуть на подругу. - Она жива?
- Жива. - Буркнул мужчина, поднимая Киру на руки и перенося её на диван. - Кира, ты меня слышишь? - хлопнув её по лицу, громко спросил он.
Девушка шумно вздохнула, веки её задрожали.
- Пушер... - пробормотала она. - Пушер...
- Блин! - выругался Максим. - Опять этот пушер! При чём здесь маникюр?
- А может кроме инструмента для маникюра, ещё что-то так называют? - спросила, постепенно приходящая в себя Света.
- Какое диковинное слово! - воскликнула до этого молча жавшаяся к дверям, Валентина Сергеевна. - Никогда не слышала! Пушер! Что за зверь такой!
- Уважаемая Валентина Сергеевна, вам лучше сейчас пойти домой! - железным тоном велел Максим, которого, присутствие постороннего человека, нервировало.
- Ага, я уйду, а вы украдёте что! Нет уж, я здесь побуду! - подбоченилась женщина. - Прослежу за всем!
- Немедленно покиньте квартиру! - рявкнул на неё Максим. От его сдержанности не осталось и следа.
- А я вот сейчас полицию вызову! - крикнула на него Валентина Сергеевна. - Может вы и не коллеги никакие, а бандиты! Вон как ловко ты замок вскрыл!
- Макс, да пускай стоит! - Ппребила их перепалку Света. - С Кирой-то что делать? Почему она не просыпается?
- Принеси воды. - Велел мужчина, напряжённо прислушиваясь к дыханию девушки.
- Сейчас! - Света метнулась на кухню.
- Спасибо. - Макс забрал из рук девушки холодный стакан и, набрав в рот воды, брызнул её Кире в лицо.
Она что-то невнятно забормотала и, проведя рукой по лицу, села. Обведя всех мутным взглядом, остановила его на соседке.
- Сергеевна Валентинович, а вы что здесь делаете? - перепутав её имя-отчество, спросила она.
- Имущество твоё защищаю от этих бандитов! - гордо заявила женщина.
- Это не бандиты... - простонала Кира, хватаясь руками за голову. - Это Максим и Света...
- Убедились? - язвительно спросила её Света. - А теперь идите домой!
- Не пойду! - Упёрлась соседка. - Пусть она своё поведение сначала объяснит!
- Ну это уже слишком! - вспылил Макс и, вскочив на ноги, вытолкал её на лестничную клетку.
- Хулиган! - верещала Валентина Сергеевна. - Не трогай меня! Люди! Убивают!
Не обращая внимания на её вопли, Максим захлопнул дверь и вернулся в гостиную. На Киру было страшно смотреть. Лицо покрывала какая-то мертвенная бледность, губы казались синими, а красные глаза лихорадочно блестели.
- Ты же обещала мне... - тихо сказал Максим, исподлобья глядя на девушку. - Ты же обещала мне вчера, никуда не идти и не пить!
- Я никуда и не ходила... - прошептала Кира, заваливаясь опять на диван.
- Конечно, ты не ходила! Выпивку тебе доставили на дом!
- Я не пила! - повысила голос девушка.
- Тогда почему ты в таком виде? - заорал Максим.
- Не кричи! - попросила его Света и присев рядом с подругой, погладила её по голове. - Кирочка, скажи, а что значит слово «пушер»?
- Не знаю! - вздрогнув, ответила Кира.
- Но ты шептала его во сне!
- Не знаю я, что я там шептала! - закрывая глаза, ответила девушка. - Уйдите, а? Мне очень плохо.
- Пойдёшь опохмеляться? - жёстко глядя на неё, зло спросил Максим.
- Да не пью я! - взорвалась Кира и, подхватившись с дивана, подлетела к мужчине и, схватив его за куртку подтянула к своему лицу. - Что ты из меня алкоголичку делаешь! Не пью я!!! Не пью!!! Не пью!!!
Еле оторвав от себя разбушевавшуюся девушку, по лицу которой градом катились слёзы, Макс оттолкнул её. Не удержавшись на ногах, Кира упала на пол и жалобно воя, свернулась калачиком. Света с ужасом смотрела на разворачивающуюся картину. Максим нервно сглотнув, шагнул к плачущей девушке и, рывком подняв с пола, крепко прижал к себе. Кира пыталась вырваться, но ей это не удалось. Постепенно она затихла и, доверчиво прижавшись к его груди, прошептала:
- Я не пила, честное слово... - прошептала она. - Но я не знаю, как мне дальше жить... Я запуталась, мне очень страшно...
- Успокойся... - ответил ей Максим, уткнувшись лицом в её волосы. - Я с тобой. Я всегда буду рядом. Только дай тебе помочь, не отгораживайся от нас...
Кира тоненько всхлипнула и ещё сильнее прижалась к мужчине. В этот момент, он был единственной точкой опоры. Казалось, оторвись она от него сейчас и её жизнь, итак уже почти разбитая, разрушится окончательно.
Смотрящей на них во все глаза Свете, внезапно стало стыдно, словно она присутствовала при какой-то интимной сцене. Тихо поднявшись, она выскользнула из квартиры, понимая, что оставляет подругу в надёжных руках.

Усадив девушку в кресло, Макс ласково погладил её по голове и спросил:
- Что вчера здесь произошло?
- Нет! - Кира быстро-быстро замотала головой. - Я ничего тебе не скажу! Ты будешь презирать меня!
- Не буду! Обещаю тебе! - горячо заверил её мужчина.
- Нет, я не скажу! - опять залилась слезами Кира. - Боже, как же мне плохо!
- Что болит? - испугался Макс. Он опустился на колени, рядом с корчившейся в кресле девушкой и, взяв её руку, поднёс к губам.
- Всё болит... - застонала Кира. - Голова, руки, ноги! Тошнит ужасно! Перед глазами всё плывёт!
- Я вызову «скорую»! - подскочил Максим.
- Нет! - взвизгнула Кира. - Не надо! Умоляю тебя!
- Но что делать-то? - растерялся мужчина.
- Само пройдёт... - ответила Кира и, зажав рот рукой, бросилась в туалет. Её выворачивало наизнанку. Казалось, желудок просится наружу. Ещё чуть-чуть и он вылетит через рот и упадёт на дно унитаза.
- Кира, как ты? - с тревогой спросил Максим, стуча в дверь туалета.
- Нормально. - Сдавленный голосом ответила девушка, появляясь в коридоре и вытираясь полотенцем. - Хочу чая. - Внезапно призналась она. - Крепкого и сладкого.
- Сейчас сделаю!

Через полчаса, притихая Кира, мирно дремала у него на плече. Раздавшийся писк телефона, оказался очень не вовремя. Переложив голову девушки на подушку, Максим вышел в коридор.
- Да, Света.
- Макс, я узнала кто такой пушер! - кричала в трубку Света.
- И кто же? - устало спросил мужчина, приваливаясь к стене.
- Пушер — торговец наркотиками, активно пытающийся приучить к ним новичков!
- Что?! - Ахнул Макс, чувствуя, что сердце перевернувшись в груди, упало куда-то вниз.
- Наша Кира принимает наркотики!


В квартире стояла звенящая тишина, лишь изредка нарушаемая нервными стонами спящей Киры. Максим стоял у окна заложив руки за спину и смотрел на никогда не засыпающую Москву. По проспекту то и дело неслись машины, по тротуарам прогуливались влюблённые парочки и толпы подростков, сбежавших от родительского контроля. Полная луна спряталась за облаками и через несколько секунд повалил густой снег. Он налипал на деревья, лавочки и окна домов. Декабрь всегда привлекает своей таинственностью и одновременно пугает ею. Он управляет темнотой и в самые долгие ночи рассылает по своим владениям сказочные сны и мечты...
Максим тяжело вздохнул и отвернулся от окна, отогнав от себя лирические мысли. Никакой сказки в их жизни нет, скорее уж она напоминает фильм ужасов. Поверить в то, что Кира стала наркоманкой было выше его сил, но тем не менее, все факты указывали на это. Удивительно, как он раньше этого не понял? Даже если вспомнить ту ночь, когда он спал под её дверью! Она пришла под утро, в невменяемом состоянии, но ведь спиртным от неё не пахло! Она стала несдержанной, грубой, циничной. Сначала злилась и поливала грязью, а через минуту плакала и просила прощения. У неё постоянно были красные глаза и мутный взгляд, она сильно похудела, значит, перестала есть. Боже, где были его глаза!
- Кира, Кира... Что же ты наделала... - прошептал Макс, не отрывая взгляда от скрученной фигурки девушки под тонким одеялом. Она казалась такой слабой и беззащитной...
Опустившись в старое продавленное кресло, Максим вдруг понял, как сильно устал. Глаза сами собой закрылись и он провалился в сон.

Очередная мучительная волна боли заставила Киру проснуться. Она села в постели, мутным взглядом обвела комнату, на несколько секунд задержавшись на Максиме и сильнее завернулась в одеяло, приказывая себе терпеть и не сдаваться. Но уже через двадцать минут, она спешно одевалась, сжав зубы, чтобы не закричать в голос от раздирающей тело боли. Казалось, что каждую мышцу разрывали на части. Схватив телефон, Кира с жалостью посмотрела на спящего мужчину и прошептав тихое «Прости», выбежала из квартиры. Она кубарем скатывалась по лестнице, одновременно набирая номер Руслана.
- Я буду ждать тебя за седьмым гаражом. - Коротко бросил ей парень. - Только не опаздывай, у меня дела.
Метель к этому времени прекратилась, на улице лежал ровный, девственно чистый слой снега. Кира на мгновение остановилась, не желая своими следами портить такую красоту, но новый приступ боли, словно подстегнул её и она бросилась к гаражам, уже не обращая внимания на красоту природы.
- Руслан! - громко позвала она, завернув за нужный гараж. - Руслан, ты где!
Сделав ещё один шаг, она внезапно увидела мужской ботинок. Замерев на месте, от внезапно охватившего её ужаса, Кира осторожно вытянула шею и заглянула за угол.
Руслан лежал на снегу. В его груди торчала рукоятка ножа, а вокруг левой руки расплывалось красное пятно. Глаза безжизненно смотрели в небо, рот приоткрылся, словно от удивления.
Кира зажала рот ладонью и бросилась бежать. Сапоги, пальто и свежий рыхлый снег мешали быстрому бегу, но она старалась изо всех сил. Подбежав к подъезду, она вдруг почувствовала на себе чей-то взгляд и, обернувшись увидела Валентину Сергеевну.
- Откуда это ты в такую рань да в таком виде? - подозрительно прищурившись, спросила она.
- Не ваше дело! - отрезала Кира и бросилась домой.
Валентина Сергеевна досадливо причмокнула и, увидев цепочку следов, пробормотала:
- А вот я сейчас сама узнаю, откуда ты такая взмыленная прибежала!

Кира влетела домой и тут же наткнулась на укоряющий взгляд Макса.
- Я ничего не принимала! - отчаянно помотала она головой, с удивлением обнаружив, что боль ушла. - Честное слово! Но... Господи... Макс... Я такое видела! Мне так страшно!
- Что ты видела? - Максим поднялся с кресла и легонько встряхнул её за плечи.
- Не сейчас... - Кира вывернулась из его рук. - Я в душ. Горячая вода... Скорее в горячую воду... - Бормотала она.
Ничего не понимающий Максим проводил её взглядом, пожал плечами и отправился заваривать чай.

Кира, завёрнутая в халат, сидела на кухне и прихлёбывала ароматный чай, собираясь с силами, чтобы рассказать всё Максу, когда раздался звонок в дверь. Распахнув дверь, она увидела троих полицейских, с угрюмым выражением лица и выглядывающую из-за их спин Валентину Сергеевну, с ехидной улыбкой.
- Вы ко мне? - изумилась девушка. - Что-то случилось?
- Старший следователь Романов Сергей Иванович. - Представился один из полицейских, тучный дядька, с отёчным лицом. - Давыдова Кира Алексеевна?
- Да. - Помертвевшими губами ответила Кира, уже поняв, что вляпалась во что-то очень страшное.
- Вы задержаны по подозрению в убийстве Ворыкова Руслана Олеговича.
Кира тихо всхлипнув, рухнула на пол.
- Какие нынче нервные убийцы пошли! - досадливо крякнул полицейский.
- Не смейте так о ней говорить! - крикнул на него Максим и опустившись на корточки рядом с девушкой, похлопал её по щекам. - Кирюш, очнись!
- Водой холодной её облейте! - посоветовал Сергей Иванович.
- Я лучше вас водой оболью! - огрызнулся Макс, поднимая Киру на руки.
- А это уже оскорбление сотрудника полиции при исполнении! - полицейский грозно набычился, лицо его пошло пятнами.
- Извините. - Буркнул Максим, водя ваткой с нашатырём под носом у девушки.
Кира сморщилась и открыла глаза. Минуту она бессмысленным взглядом смотрела по сторонам, а потом резко села и закричала:
- Я не убивала его! Я вам клянусь, я не убивала!
- Всё так говорят. - Равнодушно ответил Сергей Иванович, без приглашения присаживаясь в кресло. - Узнаёте вещичку? - потряс он перед ребятами прозрачным пакетиком, с лежащим в нём мобильным телефоном.
- Да, это мой телефон... - Помертвела Кира.
- Хорошо, что вы признались! - улыбнулся в усы следователь.
- Я не убивала Руслана! Я просто потеряла телефон, когда увидела его тело и убежала оттуда! - сбивчато пояснила девушка.
- Вот мы и выяснили, что вы знали убитого! - продолжал радоваться Сергей Иванович. - И тело вы его видели! А что же вы, гражданка Давыдова, делали в такой ранний час, за гаражами?
- Мы с Русланом договорились о встрече. - Опустив подробности, ответила Кира. - Когда я пришла за гаражи, долго звала его, но он не отзывался. А потом... - запнулась на несколько мгновений девушка. - А потом я прошла несколько шагов и между гаражами увидела его. Мёртвого.
- С какой целью вы собирались встретиться? - следователь, нахмурив брови, что-то сосредоточенно чиркал в блокноте. Двое других полицейских, вытянувшись по струнке, стояли у дверей. Любопытная Валентина Сергеевна вытянув шею пыталась заглянуть в блокнот Сергея Ивановича.
- Это моё личное дело. - Голос Киры дрогнул. Ну не могла же она признаться полицейскому, что собиралась купить у Руслана наркотики! Стоящий за её спиной Максим, в знак ободрения сжал её плечо.
- Ну дурите мне голову, гражданка Давыдова! - внезапно рассвирепел следователь. - Вам лучше сразу признаться в содеянном! Как известно, чистосердечное признание смягчает вину!
- Но удлиняет срок! - продолжил на него Максим. - Как же быстро вы закрыли дело! Нашли Киру, сделали её убийцей и даже мысли не допускаете, что она говорит сейчас правду!
- Она врёт! - повысил голос Сергей Иванович. - Хотите расскажу свою версию событий?
- Сделайте милость. - Шутливо поклонился ему Максим.
- Все в округе знали торговца наркотиками Ворыкова Руслана... - начал следователь, но Максим перебил его:
- Почему же вы его до сих пор не посадили?
- Потому что у нас не было доказательств! - побагровел Сергей Иванович. - Ворыкову всегда удавалось выйти сухим из воды! Но речь сейчас не о нём! Итак! Ворыков был торговцом наркотиками или, как говорят в народе, пушером. Давыдова, наверняка, покупала у него какие-нибудь таблеточки и сделав анализ крови, мы легко докажем это! И бежала в такую рань на встречу за гаражи именно по этой причине! Не знаю, что там у них пошло не так, может быть Ворыков увеличил цену или отказался давать ей наркоту, но гражданка Давыдова, пырнула его ножом. Поверьте, наркоманы на такое способны! Увидев кровь, девушка так сказать протрезвела, испугалась и убежала домой, выронив мобильный телефон. В этот момент её увидела соседка, которая из чистого любопытства пошла проверить, куда бегала Давыдова и обнаружила труп Ворыкова.
- Этого не было! - глаза Киры расширились до размеров тёмных омутов. Сердце как сумасшедшее билось в груди. - Я не убивала Руслана, я нашла его уже мёртвым!
- Как видите, у нас есть и доказательства и свидетели. - Сурово заявил следователь. - Вы сейчас проедете с нами. Одевайтесь.
Кира в отчаянии оглянулась на Макса.
- Ну ты-то хоть мне веришь?! - воскликнула она. - Макс, я клянусь тебе! Слышишь? Клянусь своей жизнью! Да что там жизнью! Я клянусь памятью Марины, что не убивала его!
- Я верю тебе. - Опускаясь рядом с ней на корточки прошептал мужчина. - Я вытащу тебя оттуда, обещаю. Но сейчас тебе лучше поехать с ними. Одевайся, Кира, давай не будем их злить.
Как во сне, Кира натягивала на себя брюки и свитер, а затем пальто. И на всю жизнь запомнила тот момент, когда на её руках защелкнули наручники и повели в машину. Вот и всё, доигралась...

Едва за полицейскими закрылась дверь, как Макс схватив телефон, бросился к окну. Сердце больно сжалось, когда он увидел, как Киру увозят на машине с мигалками.
- Не время ныть! - приказал он к себе. - Нужно действовать.


Через час, Максим и Света перетрясли всех своих знакомых и знакомых знакомых и узнали много информации. В первую очередь то, что следователь Романов Сергей Иванович, порядочная гнида и уж если он захотел посадить человека, то не будет разбираться, кто прав, кто виноват, а просто посадит его.
Узнали и то, что в этом отделении есть следователь, Харитонов Олег Викторович, известный на всю Москву своей честность и принципиальностью.
- Вот бы дело Киры к этому следователю передать! - протянула Света, устремив задумчивый взгляд в окно.
- Для этого нужна очень веская причина. - Покачал головой Максим. - Боюсь, нам придётся своими силами доказывать, что Кира невиновна.
- А адвокат? - вдруг вспомнила девушка. - Ей нужен хороший адвокат!
- Я об этом уже позаботился! - махнул рукой Макс. - Есть у меня один такой. Но сидеть сложа руки мы не будем! Я сейчас же поеду и пообщаюсь с семьёй этого Руслана! Ты можешь найти его адрес?
- Конечно! - воскликнула Света и быстро-быстро застучала пальцами по клавиатуре.

Дом, где жили родители Руслана находился на окраине города и выглядел угнетающе. Кое-где выбитые окна, обшарпанная краска и покосившаяся дверь. В подъезде было не лучше. Сломанный лифт с открытыми дверями, лестница без перил, исписанные стены и запах кошачьей мочи. Зажав нос пальцами, Макс вихрем поднялся на пятый этаж и позвонил в дверь. Она тут же распахнулась. На пороге стояла не совсем трезвая женщина в чересчур коротком халате, открывающем полные грязные ноги, густо поросшие волосами. Сальные совершенно седые волосы, распущены по плечам, под правым глазом огромный синяк. В довершение ко всему от женщины исходило стойкой амбре из пота и алкоголя.
Чувствуя, как к горлу подкатывает тошнота, Макс нервно сглотнул и быстро сказал:
- Добрый день. Меня зовут Максим Колосов и я расследую дело о гибели Руслана Ворыкова. Кем вы ему приходитесь?
- Матерью, - пьяно икнула женщина. По грязным щекам неожиданно покатились слёзы. - Убили сыночку-то! Убили! Как жить-то теперь?
- Успокойтесь, пожалуйста, - попросил Макс, в груди которого, шевельнулась жалость. - Мне нужно с вами поговорить. Можно войти?
Женщина молча посторонилась и жестоком указала на белую дверь, ведущую в кухню. Кое-как устроившись за липким столом, по которому бегал таракан, Максим сказал:
- Простите, пожалуйста, что бережу рану, но я должен спросить. Как вы думаете, кто мог убить Руслана?
- Да тут и думать нечего! - всхлипнула женщина, вытирая слёзы куском тряпки, очевидно заменяющей полотенце. - Тимофей этот, чтоб он провалился!
- Простите, как вас зовут-то? - вдруг опомнился Максим.
- Клавдия Петровна. - Важно представилась женщина.
- Клавдия Петровна, а кто такой Тимофей и почему вы думаете, что он мог убить вашего сына?
- Так он же угрожал ему! - хлопнула ладонью по столу женщина. - Вот третье дня к нам приходил и орал, что он отомстит ему, прирежет! Вот и прирезал сыночку! - Опять завела она.
- За что отомстит? - напрягся Максим.
- Да не знаю я! - отмахнулась Клавдия Петровна. - Я как Русика не спрашивала, он не признался!
- А вы адрес или телефон Тимофея не знаете?
- Поищу сейчас. - Тяжело поднялась из-за стола женщина. - Русик книжку записную вёл, не доверял телефону. Вот там может и будет что. - Внезапно абсолютно трезвым и спокойным голосом сказала она и вышла из кухни, чтобы через минуту вернуться.
Положив толстую записную книжку, в дорогой кожаной обложке на стол, Клавдия Петровна, слюнявя пальцы, листала страницы, тихо бормоча:
- Как жить-то теперь? Одни мы с Владиком остались... Как мы без Русика-то теперь?
- А Владик кто? - напрягся Макс, услышав неизвестное имя.
- Сынок мой младший. - Пояснила Клавдия, не отрываясь от своего занятия. - Один он у меня остался, на всём белом свете!
- А поговорить с ним можно?
- Владик-то, как услышал о смерти брата, так лёг на кровать, отвернулся к стене и не отзывается! - опять заплакала женщина. - Уж как я ни просила, не реагирует!
- Может я попробую? - предложил Макс.
- Пробуйте, коли делать нечего... - пожала плечами Клавдия.
Но все попытки расшевелить лежащего на захламленной кровати парня оказались напрасными. Он даже не шевельнулся, только ресницы едва заметно дрожали.
Вернувшись на кухню, Макс застал Клавдию в состоянии крайнего возбуждения.
- Вот! - потрясла она перед носом мужчины блокнотом. - Нашла! Записывай телефон!
Макс вышел на улицу и полной грудью вдохнул в себя морозный воздух, показавшийся чересчур свежим, после запахов царивших в квартире. Подняв повыше воротник он добрёл до первого попавшегося кафе и сев за столик, набрал номер Тимофея.


Парень согласился встретиться лишь завтра утром. Его ответ взволновал Максима, но делать было нечего. Оставалось лишь надеяться, что Тимофей не вздумает бежать.
Вернувшись в офис, Макс велел Свете сходить завтра к Кире на свидание и сел за компьютер, намереваясь найти хоть какую-то информацию о погибшем Руслане.
Утром Света в растерянности стояла в магазине, не зная, что купить для подруги. К счастью, до этого момента ей не приходилось иметь дел с тюрьмой, поэтому что туда можно передать она представляла весьма расплывчато. Пожилая толстая продавщица, в застиранном халате и со старомодной «халой» на голове, неодобрительно косилась на слишком долго думающую покупательницу, боясь, как бы она не своровала чего.
- Девушка, что ж вы долго-то так? - наконец решилась спросить она.
- Да не знаю я, что купить... - призналась Света. - Мне передачу в тюрьму надо, а что можно-то...
- Ой, так что в сразу-то не спросили? - расплылась в добродушной улыбке женщина. - Я уже Бог знает что подумала! У меня магазин-то недалеко от СИЗО, здесь многие отовариваются! Слушай и запоминай! Бери кофе, чай, можно в пакетиках и побольше его бери, он в тюрьму вместо валюты, сигареты...
- Да она не курит! - перебила её Света.
- Ну и что? - удивилась продавщица. - Сигареты там тоже вместо валюты! Ты слушай лучше, я плохого не посоветую! Печенье можешь взять, до двух килограмм разрешают, колбаску, вот сахар обычно не разрешают, бояться, как бы самогон не вздумали гнать, вместо него лучше мёд. Маслице сливочное, супчики быстрого приготовления, сгущённое молоко, помидорки, яблочки.
- Хватит-хватит! - замахала руками Света. - Я всего не запомню и так голова кругом за последние дни! Вы положите мне, всё что нужно в сумку, хорошо?
- За что села-то подруга? - поинтересовалась женщина, когда Света отдуваясь потащила тяжеленную сумку к выходу.
- По глупости... - вздохнула девушка и вышла на улицу.

Тюремный коридор произвёл на неё самое угнетающее впечатление. Стены давили, хотелось поскорее отсюда убежать. Было страшно представить, каково находиться здесь постоянно.
Её проводили в маленькую комнатку, со стальной дверью и узеньким решётчатым окном и велели ждать. Минуты тянулись тоскливо медленно. Наконец загромыхал засов и появилась Кира. При взгляде на подругу, сердце Светы болезненно сжалось. В старом спортивном костюме, с сжатыми в тугой пучок волосами на затылке, с потухшим взглядом и лихорадочным румянцем на бледных щеках.
- Как ты? - тихо спросила Света, прикоснувшись к её плечу.
- Плохо. - Кира остановившимся взглядом смотрела в стену. - Знаешь, Светка, - заговорила она, - это наказание для меня, за смерть Маринки. Я ещё тогда должна была сесть, ведь фактически это я убила её. Но наш закон оказался слишком гуманным, ведь я сама была на краю могилы. Но возмездие всё равно настигло меня.
- Кира, что ты говоришь такое? - испуганно отпрянула Света. - Мы вытащим тебя отсюда!
- Нет. - Упрямо покачала головой Кира. - Не вытащите. Я отвечу за смерть сестры.
- Да что за бред ты несёшь?! - вспыхнула Света. - Кира, очнись! Гибель Марины случайность! Тысячи людей гинут в авариях! Это несомненно трагедия, но ты в этом не виновата! В твоей машине отказали тормоза, ты же знаешь!
- Они бы не отказали, если бы я не разогналась так.
- Откуда ты знаешь? Вот откуда? Прекрати себя мучить! Ты думаешь, Марине легко смотреть с небес на то, как ты скатываешься в пропасть? Такой жизни она для тебя хотела? Ты сама рассказывала, как она вытащила тебя из горящего дома! Она спасла тебя не для того, чтобы ты съела себя заживо от чувства вины!
Кира вздрогнула всем телом, вспомнив тот жуткий день, когда они с сестрой лишились всего.
Стоял ясный день, такой редкий для ноября. Ничего не предвещало беды, всё было как обычно. Папа зажёг печку, лежащая возле неё бабушка, вот уже полгода не передвигающаяся, привычно заворчала, что ей слишком жарко. Но никто не обратил внимания на её слова. Папа ушёл смотреть футбол и так увлёкся, что не услышал криков матери, а когда опомнился, вся комната была объята пламенем. Пытаясь вытащить старуху, папа шагнул в комнату и услышал треск. Всё. На него обрушилась горящая балка. Прибежавшая со двора мама, вызвала пожарных и, вытолкнув дочерей в коридор, и велев им бежать прочь от дома, бросилась к отчаянно кричащей свекрови и неподвижно лежащему мужу. Конечно, это был необдуманный поступок, но слышать крики заживо горящего человека и не попытаться помочь ему, было выше её сил. Кира и Марина, тогда ещё совсем дети, пытались открыть дверь на улицу, но она почему-то не поддавалась, а огонь подбирался всё ближе. С улицы были слышны голоса соседей, кто-то пытался сломать замок, но на это требовалось время, которого не было. Кира горько заплакала и принялась звать маму, а не растерявшаяся Марина, открыла подвал, столкнула сестру туда и прыгнула следом за ней. Над головами девочек бушевало пламя, были слышны вой бушующего пламени, треск от выбитой двери, голоса людей, а они сидели прижавшись друг к другу и плакали.
Их долго искали, но к сёстры отважились вылезти из своего укрытия только к вечеру. В то ночь, ночевали они у соседки, всю ночь плача, от осознания страшной потери. А потом их забрали в детский дом. Правда пробыли они там недолго. Нашла какая-то папина сестра, которая забрала племянниц к себе. Она была хорошей женщинам и дала девочкам всё, что могла. Она умерла за три года до гибели Марины.
Кира коснулась рукой щеки и с удивлением обнаружила что плачет, вспоминая детство.
- Кирюш, мы вытащим тебя, обещаю... - Света уткнулась лбом в лицо подруги и погладила её по спине. - Слышишь? Потерпи чуть-чуть.
- Боюсь что вы не успеете. - Горько усмехнулась Кира.
- Почему?
- У меня жуткая ломка. - Призналась девушка. - Ты не представляешь, как меня колбасит! Я просто боюсь умереть в этих застенках! Будь проклят тот день, когда я встретила Руслана!
- Не говори так! - заревела Света, вдруг вспомнив страшные истории, когда наркоманы умирали без дозы или без лечения. - Прошу тебя потерпи! Мы делаем всё возможное!
- Пытаюсь!

Света вернулась в офис, как обухом пришибленная. Войдя в двери, она швырнула сумку себе под ноги и рухнула на диван.
- Как она? Что она говорит? Держится? - засыпал её вопросами, выскочивший из кабинета Максим.
- Нам нужно поторопиться. - Глухо сказала девушка. - Иначе мы можем не успеть...
- Почему? - испугался Макс. - Что с ней?!
- Я очень боялась идти к ней, потому что ожидала истерики, - Света тяжело вздохнула, поднялась и сняла с себя пальто. - Но то что я увидела, оказалось гораздо хуже. Это абсолютная покорность судьбе. Она на сто процентов уверена, что эта история — наказание ей за аварию. Но что самое страшное, она готовится к смерти. У неё сильная ломка. Ей нужно лечить, иначе она в самом деле умрёт!
- О, Боже... - простонал Макс, проводя рукой по лицу.
- Что делать? - жалобно спросила девушка.
- Завтра к ней поедет адвокат, я отправлюсь с ним. Мы постараемся добиться, чтобы её поместили в больницу.
- До завтра так долго! - возразила Света. - А если с ней что-то случиться?
- Не дави на меня! - повысил голос Максим. - Я делаю всё, что могу! Думаешь мне легко осознавать, как она мучается там? Да в тысячу раз тяжелее чем тебе! Но я не Господь Бог, я не всесильный!
- Ты поговорил с Тимофеем? - резко перевела разговор на другую тему Света. Она почти физически ощутила тоску и отчаяние исходившее от мужчины.
- Нет. Он перенёс встречу на час дня.
- Опять? - закатила глаза девушка.
- Снова! - отрезал Макс. - Он дал свой адрес. Всё, я поехал.
- Держи меня в курсе! - крикнула ему вслед Света и скрестила пальцы на руках.
Дом, где проживал таинственный Тимофей был новым, окрашенным весёлой голубенькой краской. Окна радовали глаз стеклопакетами, на железной двери был установлен современный домофон.
Набрав номер квартиры, Макс с замиранием сердца стал ждать ответа, в глубине души боясь, что парень мог сбежать. Но его страхи оказались напрасными. Через минуту он уже входил в чистый подъезд, с витающими в нём вкусными запахами, долетающими из квартир.
Тимофей, оказался высоким молодым парнем, со стрижкой, практически под ноль и яркими зелёными глазами. Одет он был вроде бы просто, в белую футболку и джинсы, но сразу становилось понятно, что они куплены в дорогом магазине, а не на рынке.
Гостиная, куда провёл Макса парень, поразила его. Белоснежная мебель, такие же стены и ковёр. На стенах висели картины, принадлежащие кисти знаменитых художников, в красивом дорогом серванте, высились сервизы из хрусталя.
- Присаживайтесь. - Кивнул на кресло Тимофей и плюхнулся на диван. Макс опасливо присел на белоснежную ткань и замер в одной позе. Странное совпадение: вчера он посетил семью, от которой за версту разило бедностью, а сегодня попал в её полную противоположность.
- О чём вы хотели со мной поговорить? - спросил парень, не сводя глаз с Максима.
- Вы знаете Руслана Ворыкова? - сразу в лоб спросил Макс.
- Знаю. - Заметно напрягся Тимофей, взгляд его стал колючим, руки сжались в кулаки. - В чём дело?
- Позавчера утром Руслана нашли убитым. Его зарезали. А вчера от его матери мы узнали, что вы грозились его убить. - Макс пристально следил за выражением лица парня и успел заметить, как на миг оно озарилось радостью, а потом помрачнело.
- Так ему и надо! - зло прошипел Тимофей и вскочив на ноги, забегал из угла в угол. - Не трогал я его, хотя следовало бы!
- Чем он вам так досадил?
- Урод! - продолжал злиться парень. - Да я лично пожал бы руку человеку, освободившему мир от этой мрази! Надеюсь он долго мучился перед смертью!
- Он подсадил вас на наркотики? - не обращая внимания на его крики, продолжал допытываться Максим.
- Меня нет! - горько усмехнулся парень и сел обратно. - А мою сестру да. Ольке всего пятнадцать! Она влюбилась в эту сволочь, а он её соблазнил, а потом пристрастил к наркотикам! К счастью мы узнали об этом довольно быстро! У нас мама врач, вот она и поняла, что с Олей что-то не так. Сейчас она в больнице. Я хотел подать на него в суд, но когда отнёс заявление в полицию, мне сказали, что это гиблое дело. На Ворыкова уже заводили уголовные дела за сбыт наркотиков, но он ловко уходил от ответственности. Тогда я хотел, чтобы он ответил за совращение малолетней, но Оля наотрез отказалась давать показания. При упоминании об этом мерзавце она сразу начинает плакать. Как вы думаете, какие чувства я к нему испытываю?
- Мне очень жаль, что так вышло. - Пробормотал Макс. - И вас я прекрасно понимаю, сам испытываю те же чувства к Руслану.
- Что, он вам тоже крови попортил? - хмыкнул Тимофей.
- Не то слово. - Покачал головой Максим. - Извините, но я обязан спросить. Где вы были позавчера утром, около шести-восьми часов?
- Смену сдавал. Я охранником работаю в фирме «Синяя птица». - Спокойно ответил парень. - Да не убивал я его. Я думаю, у этой сволочи было много врагов. Кто угодно мог его прирезать. Даже могу подсказать вам, одну персону.
- Откуда знаете? - насторожился Макс.
- Когда приходил к нему домой, столкнулся с соседом. Он был в невменяемом состоянии. На лестницу выскочила молодая девчонка и забрав мужика в квартиру, прошипела «Чтоб он сдох, козёл вонючий. Ненавижу». А потом плюнула на дверь квартиры Руслана. Я в это время стоял за лифтом, она меня не видела, зато мне был обзор отличный.
- Спасибо за информацию. - Кивнул Макс поднимаясь. - До свидания.
- Всего доброго! - дружелюбно улыбнулся ему Тимофей. - Если что понадобится — звоните.

На улице заметно потеплело, повалил густой снег. Натянув поглубже на лоб шапку, Макс побрёл к остановке. Приехав к уже знакомому дому, он поднялся на нужный этаж и позвонил в дверь, ориентиры которой получил у Тимофея. На звонок выглянула пожилая женщина, в старомодной, но чистой кофте и длинной вязаной юбке. Из недр квартиры пахнуло котлетами.
- Что вам угодно, молодой человек? - улыбнулась она.
- Эм... - на секунду растерялся Макс. - Скажите, здесь проживаем молодая девушка... Красивая такая... - принялся выкручиваться мужчина, жалея, что не спросил хотя бы, как выглядела девчонка.
- Лилия? - ещё шире заулыбылась женщина. - Живёт! Это моя внучка! А вы кто будете?
- Понимаете, я увидел её на улице и сразу влюбился! - Принялся вдохновенно врать Макс. - Подойти побоялся, но терять её из вида не хотелось, поэтому проследил за ней и узнал где она живёт. Сегодня вот решился зайти и познакомиться. Вот.
- Как романтично! - всплеснула руками женщина и развернувшись, крикнула: - Лилечка! Поди сюда!
Из комнаты выпорхнула девушка, с копной рыжих кудрявых волос, разбросанных по плечам, в короткой юбке и топике.
- Что такое? - поинтересовалась она.
- Тут к тебе пылкий поклонник пожаловал! - зарделась женщина и бочком-бочком, выскользнула из прихожей.
- Вы кто такой? - изумилась девушка. - Какой поклонник? Я вас впервые вижу!
- Максим Колосов, уголовный розыск! - неожиданно для себя рявкнул Макс. - Я расследую дело об убийстве Руслана Ворыкова. Мне нужно задать вам пару вопросов.
- Ой! - пискнула девчонка, стремительно бледнея. - Руслана убили? Когда?
- Позавчера утром.
- Я его не трогала! - Лиля зажала рот рукой, её большие синие глаза стали быстро наполняться слезами.
- Успокойтесь, пожалуйста, - смягчился Макс. - Мне всего лишь нужно вас кое о чём спросить.
- Ба, я выйду на двадцать минут! - крикнула девушка и, сорвав с вешалки пальто, вытолкала Максима в коридор и выскочила за ним сама. - Не нужно волновать бабулю! Пойдёмте на улицу.
- Ваш отец принимает наркотики? - жёстко спросил мужчина, едва закрыв за собой дверь подъезда. - Вы ненавидите Руслана?
Лицо Лилии сравнялось по цвету с падающим снегом. Желая оправдаться она быстро-быстро затараторила, нервно раскуривая сигарету.
Да, её отец недавно пристрастился к наркотикам. Да, они всей семьёй дружно ненавидят Руслана, который эти наркотики ему поставляет. Да, она, Лиля, мечтала, чтобы он исчез из их жизни, может тогда папуля образумится. Иногда она в сердцах желала ему смерти, но никогда бы не смогла убить человека!
- Вы мне не верите? - взглянув в хмурое лицо Максима спросила она и по её щекам тут же полились слёзы. - Но я говорю правду!
- Где вы были позавчера утром между шестью и восемью часами? - безнадёжно поинтересовался он.
- В институт собиралась. - Захлопала глазами Лиля. - Меня все дома видели! И мама, и бабушка! Папа только спал ещё в это время! Вы мне не верите? - Опять спросила она.
- Верю. - Махнул рукой Макс и не сказав ни слова на прощание, быстро пошёл по заснеженной дороге. Расследование зашло в тупик.

На следующее утро, они вдвоём с адвокатом отправились к Кире. Увидев девушку, с запавшими вглубь черепа глазами, с чёрными кругами на пол лица, Макс еле сдержался, чтобы не броситься обнимать её. Кира молча села за стол и не отрывая взгляда от его поверхности, тихо отвечала на вопросы адвоката. Взглянув на часы Пётр Аркадьевич поднялся из-за стола и сказал:
- У меня больше нет вопросов. Макс, у вас осталось десять минут. - С этими словами он вышел из комнаты.
- Как ты? - коснувшись руки Киры, спросил Максим.
- Я не могу больше здесь! - вдруг сорвалась девушка и бросилась к мужчине на шею. - Забери меня отсюда! Я не могу больше! Макс, здесь так страшно! Я одна, в камере с уголовниками, я боюсь спать, есть и дышать! Я умру здесь, точно умру! Мне страшно! Умоляю забери меня! Сделайте что-нибудь! Умоляю! - По щекам девушки горохом катились слёзы.
- Тише, родная, тише... - шептал Макс, сильнее прижимая её к себе. - Потерпи, умоляю тебя! Мы делаем всё возможное! Мы вытащим тебя, обещаю!
- Ты веришь мне? - взглянула на него Кира и Макс задохнулся от сквозившего в её глазах отчаяния. - Веришь?!
- Верю. - Ответил он. - Я точно знаю, что ты никого не убивала, ведь ты на это не способна. Держись. И помни, я с тобою навсегда, даже там, где ты недосягаема. Слышишь меня? Я всегда буду рядом! Я сделаю все возможное и невозможное, но вытащу тебя отсюда! Завтра тебя переведут в больницу, думаю там тебе будет легче, чем в камере!
- Спасибо тебе! - всхлипнула Кира и прижалась к его щеке своей мокрой от слёз щекой.
- Не надо меня благодарить... - покачал головой Макс. - Я лю... - Начал он, но тут загремели замки и в комнату вошёл охранник.
- Свидание закончено. - Объявил он. - Давыдова! Лицом к стене, руки на спину!
Эти слова болью отозвались в сердце Максима. Он отдал бы всё на свете, чтобы поменяться с ней местами.

Начавшийся утром снегопад прошёл, теперь в небе вовсю светило солнце. Снег блестел под его лучами, деревья казались покрытыми серебром. Макс вышел за ворота следственного изолятора и сев в машину, аккуратно вырулил на проспект.
Неприметная синяя волга взялась словно из ниоткуда. Ещё секунду назад её не было на дороге, и вот она уже выскакивает из-за поворота и на огромной скорости мчится прямо на Макса. Резко крутанув руль, мужчина вылетел на обочину и нажал на тормоза. Волга промчалась в нескольких миллиметрах от крыла его машины, слегка задев её бампером. Через мгновение она скрылась из виду. Максим вышел из машины, на подламывающихся ногах. Руки дрожали, в ушах по-прежнему стоял визг тормозов. Мимо тёк равнодушный поток автомобилей. Никто даже не подумал остановиться.
Присев на корточки, Макс зачерпнул рукой грязный снег и провёл им по лицу, желая привести себя в чувство. Опять садиться за руль было очень страшно, но пересилив себя он плюхнулся на сиденье и завёл мотор. Развернувшись, он поехал в обратную сторону, к своему дому, вместо планируемого раньше офиса. Показаться в таком состоянии на глаза Свете, значит выслушать её охи и ахи, а на это у него не было сил. Мобильный тихо пискнул, оповещая о пришедшей смс-ке. Не отрывая глаз от дороги, Макс одной рукой нашарил его и тут же затормозил, не веря своим глазам.
«Сейчас тебе повезло. Заканчивай расследование или в следующий раз я буду точнее».
- Мне угрожают! - поразился Макс, отбрасывая телефон на сиденье и раскуривая сигарету. - Это была не случайность, а преднамеренный наезд! Убийца где-то рядом и он меня боится! Ну что ж, мы ещё посмотрим кто кого!
Приехав домой, Максим наскоро принял душ и сел за стол, положив перед собой лист бумаги.
Тот, кто убил Руслана находится где-то рядом, он знает о расследовании, а такие не так уж и много. Макс затянулся дымом и вывел на бумаге первое имя.
Тимофей. Он вполне мог его обмануть. Разжалобил, рассказав слезливую историю и даже подсказал ещё одного подозреваемого. В первую очередь нужно проверить его алиби. На самом ли деле он был на работе в то утро? А ещё, нужно поговорить с его сестрой. Думается Ольга может много интересного рассказать о «пушере» Руслане.
Лилия. Девочка из хорошей семьи. Умница, красавица. Алиби нет. В то утро она была дома, её видели члены семьи. Но ведь если дело коснётся полиции и мать и бабка скажут что угодно, лишь бы выручить её. Конечно, сложно представить, как она хладнокровно всаживает нож в грудь Руслана, но иногда за красивой упаковкой с наивными глазками, таятся страшные вещи.
Ольга. Оскорблённая в лучших чувствах девушка могла пойти на многое. Если она лежит в больнице, это ещё не значит, что она не могла сбежать на время, чтобы поговорить с любимым, а потом, услышав какую-нибудь гадость, убить его.
Клавдия. Мать Руслана. Наверное её всё же можно убрать из числа подозреваемых. Достаточно вспомнить её слёзы и убитый вид. По крайней мере, её проверять в последнюю очередь.
Влад. Брат Руслана. Парень, впавший в депрессию, после страшного известия. Стоит ли с ним пообщаться? Да! И в первую очередь! О нём ничего неизвестно, а ведь он вполне мог за что-то злиться на брата и убить его.
А ещё нужно узнать, была ли у Руслана девушка...
Макс тихо присвистнул, оглядев список. Работы предстоит много, а времени мало. Кире, сидящей в этих ужасных застенках, каждый час равен году.
Погасив сигарету, мужчина надел куртку и сунув листок во внутренний карман, вышел из квартиры. Его путь лежал к родственникам Ворыкова.

На этот раз, дверь открыл сам Влад. Он оказался худым, высоким парнем, с тёмными волосами и заспанными серыми глазами. На нём красовалась мешковатая кофта с какими-то грязными разводами и старые потёртые джинсы.
- На ловца и зверь бежит! - усмехнулся Макс. - Здравствуй, Влад.
- Кто вы? - вздрогнул парень.
- Не узнаёшь? А ведь я был у вас уже. Ну что ж, давай познакомимся. Максим Колосов. Расследую гибель твоего брата.
- Чего её расследовать? - шмыгнул носом Влад. - Ту сучку, что его убила, уже посадили.
- Поаккуратней в выражениях! - прикрикнул на него Макс, мысленно приказывая себе, успокоиться. Не время обращать внимания на оскорбления.
- А я чё? - попятился парень. - Я ни чё. Я говорю как все.
- Когда похороны Руслана?
- Так вчера ещё похоронили. - Сообщил Влад.
- Что-то быстро!
- А я чё? Я ни чё. - Опять завел свою волынку Влад.
- В каких ты был отношениях с братом?
- В обычных. - Пожал плечами парень. - Не дружили особо, но норм так, как все... Жалко Русика...
- У него была девушка? - спросил Макс, сжимая кулаки от охватившего его раздражения.
- Была. - Кивнул Влад. - Полинка. Прикиньте, она вчера вены порезала, после похорон. Еле откачали.
- Она в больнице? - вздрогнул Макс.
- Ага.
- В какой? Давай адрес! - велел мужчина.
- Да не знаю я! - Махнул рукой Влад. - Какая разница мне? Я к ней ходить не собираюсь. Вы ж типа мент, сами узнайте.
- Как фамилия Полины? Или тоже не знаешь? - чувствуя, что закипает, прошипел Максим.
- Почему? Знаю. Соева. Полина Соева. Они с братом пожениться собирались. Давно уже вместе гуляли. Вот и фамилию я запомнил.
Не сказав больше ни слова, Макс вышел из квартиры, хлопнув дверью.

Позвонив Свете и велев ей разыскать Полину, Макс вошёл в кафе и сев за столик у окна, попросил кофе. На улице заметно похолодало и мужчина совсем замёрз. Грея озябшие руки о горячую чашку, он задумался.
Конечно, Полина могла решить свести счёты с жизнью, узнав о гибели любимого, но каким-то шестым чувством, он ощущал: это не так. В поступке девушки кроется что-то другое, но совсем не любовь. Что ж, ещё немного и он заставит её ответить на этот вопрос.
Телефон, лежащий рядом на столе, пискнул. Света прислала адрес больницы.

Войдя в неприглядное с виду здание, Макс был поражён. Холл сиял чистотой, в стеклянной будке сидел охранник, рядом выдавались бахилы. Предъявив паспорт, Максим натянул шуршащие бахилы на ноги и зашагал вверх по лестнице, Полина лежала на четвёртом этаже.
Из палаты девушки вышла полная медсестра, в длинном белом халате и марлевой повязке на лице. На ногах девушки красовались несуразные ботинки, больше похожие на мужские.
- Здравствуйте. - Поздоровался Макс. Девушка быстро кивнула и бросилась вниз.
Недоуменно пожав плечами, мужчина толкнул дверь палаты.
Полина оказалась красивой девушкой, с длинными волнистыми каштановыми волосами и широко распахнутыми карими глазами. Единственное, что портило её внешность, это неестественно бледный вид и бескровные губы, сливающиеся с кожей. Руки девушки, на запястьях были туго перебинтованы. В левую была воткнута капельница.
- Добрый день, Полина. - Макс взял стул и, пододвинув его к кровати, уселся на него.
- Кто вы? - занервничала девушка. На её шее быстро-быстро забилась жилка, над губой выступили капельки пота. - Не смейте ко мне прикасаться, я буду кричать!
- Я не трону тебя! - пообещал Макс и спросил: - Чего ты боишься? Или кого?
- Никого я не боюсь! - отрезала Полина, но голос её звенел от напряжения. - Кто вы?
- Почему ты решила покончить с собой? - не обращая внимания на её вопрос, задал в ответ свой, Макс. - Только не начинай рассказывать о большой любви и нежелании жить без Руслана, я всё равно не поверю.
- Уходите!! - закричала девушка, и тут же побледнела ещё сильнее. Хотя нет, скорее посинела, ведь стать белее у неё вряд ли бы получилось. - Мне плохо... - просипела она.
- Я позову врача! - вскочил Макс, но Полина удержала его, коснувшись его руки своей:
- Подождите... Врач вряд ли поможет... - горячо зашептала она, без конца облизывая пересохшие губы. - Они всё-таки меня достали... Ну что ж, это не самый худший вариант... Я уже не боюсь смерти, гораздо больше я боюсь жить...
- Нет, я всё-таки позову врача! - попытался освободить руку Макс, но Полина клещом вцепилась в него:
- Я вам верю, у вас глаза добрые! - щёки девушки всё сильнее наливались синевой. - Пожалуйста, защитите маму и брата. Они не отстанут... Господи, зачем я во всё это влезла? - слёзы брызнули из глаз Полины. - Никогда себе не прощу!
- Куда влезла? - насторожился Макс.
- Мы узнали... - Бессвязно бормотала она. - Мы не пошли в полицию... Мы шантажировали... Нас предупредили... Спрячь маму и брата... Пожалуйста... - глаза девушки закрылись, рука безвольно обвисла.
- Врача! - крикнул Макс, выскакивая в коридор. - Девушке плохо!
Из кабинетов тут же повыскакивали люди в белых халатах и наводнили палату Полины, оттеснив Макса в коридор. Он сидел на корточках возле палаты сорок минут. Наконец дверь распахнулась и вышел усталый усатый врач, на ходу стягивая повязку.
- Доктор, подождите! - бросился к нему Макс. - Как Полина?
- Вы ей кто?
- Просто знакомый.
- Полина скончалась. - Печально вздохнул врач.
- Как? - попятился Макс. - Почему?!
- Её отравили. Кто-то добавил в капельницу яд. - Сухо ответил доктор. Я вызываю полицию. А вы, никуда не уходите, вы последний, кто был рядом с ней, а значит, главный подозреваемый.
«Вляпался!» - мелькнула отчаянная мысль.
- Я кажется, знаю кто её убил... - прошептал он.
- И кто же? - взметнул брови вверх врач.
- Когда я подходил к палате, оттуда вышла медсестра. Я не видел её лица, оно было закрыто повязкой. Она довольно полная и на ногах были странным туфли.
- Всё это расскажете полиции. - Заявил врач и скрылся в своём кабинете.

Записав его показания, следователь взял с него подписку о не выезде и отпустил. Выскочив на улицу, Макс поймал такси и поехал в офис.

- Господи, почему я не пришёл на десять минут раньше... - глядя в одну точку пробормотал Макс. Рядом с ним остывала чашка с чаем, но он даже не прикоснулся к ней.
- Не вини себя. - Тронула его за плечо Света. - Ты не мог знать, что её убьют.
- О чём они узнали? Кого шантажировали? - словно не слыша девушку, бормотал Макс.
- Давай позвоним её матери? - предложила Света.
- Точно! - вздрогнул Максим. - Она ведь просила позаботиться о своей семье! Надо забрать их сюда. Здесь они будут в относительной безопасности! - Вскочив, он бросился к двери.
- Хорошо всё-таки, что все наши в отпуске. - Вздохнула девушка, садясь за компьютер, чтобы найти адрес Полины. Макс убежал, даже не спросив его, а значит, через несколько минут опомниться и позвонит.

Мама Полины, открыла дверь, пряча лицо в большой носовой платок. Глаза её были красными и опухшими от слёз. Из-за её спины выглядывал мальчуган, примерно лет десяти-двенадцати.
- Таисия Кирилловна? - спросил Макс.
- Да, а вы кто?
- Собирайтесь, вам опасно здесь оставаться. - Велел мужчина.
- Я никуда не поеду! - отрезала Таисия. - Нужно подготовиться к похоронам... - взгляд её затуманился, она отвернулась к стене, тихо всхлипывая.
- Я понимаю ваше горе и очень сочувствую вам. - Мягко сказал Макс и прикоснулся к её плечу. - Но Полину уже не вернёшь, подумайте о вашем сыне. Я точно не знаю, что должно случиться, но ваша дочь перед смертью просила позаботиться о вас.
- Что? - вздрогнула Таисия. - Поленька? Зачем?
- Я же говорю, я не знаю, во что ввязалась Полина, но вам пока нужно побыть в безопасности.
- А похороны? - растерялась женщина.
- Я договорюсь и тело Полины побудет в морге подольше. - Пообещал Макс.
- Господи, я не верю! - внезапно бурно зарыдала Таисия. - Не могу поверить, что Поленька мертва! За что? Что она сделала?
Макс молча ждал, пока женщина успокоится. Мальчик прижался к матери, пытаясь успокоить её, хотя его ещё детское личико, жалостливо кривилось, от подступающих слёз.
- Извините меня. - Наконец выдохнула Таисия. - Я совсем не могу держать себя в руках сегодня. Мы сейчас соберёмся.
Через полчаса, они вышли из подъезда и погрузились в такси. Таисия и Колька (так звали мальчика), уселись сзади, а Макс впереди. Глаза женщины по-прежнему были на мокром месте, а Коля не отпускал руку матери.
 Света встретила их горячим чаем и пирожками, купленными в кулинарии. Коля съел один пирожок, а Таисия даже не прикоснулась к угощению.
-Вы бы поели? - заботливо предложила Света. - Вам силы сейчас нужны.
- Не хочу, - покачала головой женщина. - Ничего не хочу. Даже жить.
- Мам, не надо так... - Коля отставил в сторону чашку с недопитым чаем.
- Прости, мой хороший! - Таисия притянула мальчика к себе и поцеловала в макушку. - Я не буду так больше говорить, обещаю. Со мной всё будет в порядке, не бойся ничего.
Света сглотнула тугой комок в горле. Было до слёз жаль эту семью.
- Скажите, как вы думаете, почему убили Полину? - спросил Макс и тут же, словно опомнившись, добавил: - Я понимаю, что наступаю на больную мозоль, но дело не терпит отлагательств.
- Для начала расскажите, кто вы такой и зачем вас всё это нужно? - задала встречный вопрос Таисия, смотря ему прямо в глаза.
Макс со Светой переглянулись и он со вздохом сказал:
- Не знаю, поймёте ли вы нас, но...

Когда рассказ Максима иссяк, Таисия грустно покачала головой и сказала:
- Всегда знала, что Руслан добром не кончит. С тех пор как Полина связалась с ним, я спать перестала, всё ждала беды. И, к сожалению, не ошиблась. Вы говорили он наркоторговец? Поленьку как понимаете ему не удалось подсадить на эту гадость. Она не пила, не курила, и конечно же, не притронулась бы к наркотикам. Она у меня очень положительная девочка... Была... - Голос Таисия дрогнул, но она взяла себя в руки и одним глотком опустошив чашку с уже остывшим чаем, продолжила:
- В последнее время она ходила какая-то хмурая, всё о чём-то думала, а на днях пришла и говорит: «Скоро мама у нас будут деньги. Мы сможем купить нормальную квартиру». Я перепугалась до дрожи, давай её расспрашивать, а она улыбается и молчит. А потом прибежала домой, вся взвинченная, в слезах, кричит «Руслана убили». Она проплакала весь вечер. Я думала, она любила его сильно, а оно вон как оказывается на самом деле было... А после похорон заперлась в ванной и долго не выходила. Я переживала очень, как чувствовала. Потом не выдержала, давай стучать, а дверь оказывается и не заперта. Я забежала, а она в ванной лежит, вся в крови. Когда врачи откачали её, я вздохнула спокойно. Думаю, вовремя я вбежала, спасли доченьку. Не спасли всё-таки... - Заплакала женщина. - Как жить теперь без неё?
Света вскочила со стула и бросилась к аптечке. Накапав женщине валерьянки, спросила:
- А Полина кроме имени Руслана, никого больше не упоминала? Может фамилию какую, кличку или адрес?
- Да нет вроде... - пожала плечами Таисия, комкая в руках носовой платок.
- Я слышал, как она по телефону говорила, после похорон. - Вдруг сказал Коля.
- Что ты слышал? - в один голос воскликнули Таисия и Максим.
- Ничего особенного, - пожал плечами мальчик. - Она говорила: «Влад, я больше не играю. Я хочу жить». А потом заплакала, положила трубку и ушла в ванную.
- Влад?! - воскликнул Макс, сжимая кулаки. - Влад?!


От злости перед глазами всё плыло, в голове стучали маленькие молоточки. Макс вылетел на улицу и вскочив в автобус, попытался взять себя в руки. Столько времени потеряно! А ведь он пытался разговорить его два раза! И два раза у него этого не получилось! Да если бы Влад сразу сказал правду, то возможно Полина была бы сейчас жива, её мать и брат не плакали бы у них в офисе, а Кира уже была на свободе! Ничего, сегодня он душу вытрясет из негодяя, но узнает правду!
Вбежав в знакомый подъезд, Макс пулей взлетел по лестнице и нажал на звонок. В квартире минуты три разливалась весёлая трель, пока не загромыхали замки. На пороге появилась заспанная Клавдия в неизменном халате.
- Где Влад? - рявкнул Максим, едва увидев её.
- Уехал. - Икнула женщина и Макс понял, что она пьяна.
- Куда?!
- Не знаю. Собрал сумку и умчался. Ни слова мне не сказал, паршивец. - Клавдия пошатнулась и ухватилась рукой за косяк.
- Давно?!
- Часа два назад. Не помню точно. Чего ты привязался ко мне? - Вдруг рассердилась женщина и захлопнула дверь.
- Чёрт! Чёрт! Чёрт! - выругался Макс и стукнул стену кулаком. - Они идут на шаг впереди меня! Я везде опаздываю!
Выскочив из подъезда, мужчина поймал такси и поехал в полицию. Узнав у дежурного, что следователь Харитонов, которого все так хвалят, на месте, он прямиком отправился к нему.
- Помогите мне, пожалуйста! - заявил он, открыв дверь в кабинет.
- Вы кто? - вздрогнул следователь, высокий темноволосый мужчина, лет сорока пяти. - Представьтесь для начала!
- Извините. - Выдохнул Макс и сев на стул, сказал: - Меня зовут Максим Колосов.
Когда Макс закончил свой рассказ, за окном плотно сгустилась темень. В кабинете стояла звенящая тишина, лишь из коридора были слышны голоса и шаги. Следователь прищурившись и вертя в пальцах ручку, задумчиво смотрел перед собой.
- Да, история очень странная... - наконец промолвил он. - Но почему вы совсем этим пришли ко мне, а не к Романову? Он же ведёт это дело!
- И я, и вы прекрасно понимаем, что Сергей Иванович не захочет этим заниматься. - Усмехнулся Макс. - О нём ходит «хорошая» слава, не правда ли? Он просто закроет глаза, на то, что смерти Полины и Руслана связаны. Зачем ему лишняя морока, если он уже нашёл «убийцу»?
- Я попробую попросить дело об убийстве Полины себе, - пообещал Олег Викторович.
- Не могли бы вы по своим каналам узнать, куда направился Влад Ворыков? - Взмолился Макс. - Он последняя ниточка, если он уйдёт, нам никогда не разобраться в этом деле!
Харитонов молча поднял трубку и стал набирать номер. По мере того, как мрачнело его лицо, Макс понял, что дело плохо.
- Что? - спросил он, едва следователь повесил трубку.
- Владислава Ворыкова нашли час назад на обочине, недалеко от вокзала. Его сбила машина.
- Всё. Это конец! - Макс откинулся на спинку стула и закрыл лицо руками.
- Вы не поняли. - Мягко сказал Олег Викторович. - Владислав жив, он в больнице.
- Жив?! - подскочил Макс. - Так чего же мы ждём? Я сейчас же еду туда!
- Не порите горячку! - Велел следователь. - Нужно всё хорошо обдумать. Не факт, что Влад расскажет нам всё.
- Да нельзя ждать! Поймите, у нас совсем нет времени! А вдруг с парнем случится то же, что с Полиной? Его могут убить, а мы будем сидеть и выстраивать стратегию!
- Не пойму, чего вы больше боитесь, того, что человека лишат жизни, или что мы потеряем ценного свидетеля? - прищурился Харитонов.
- Да я и сам не знаю... - вздохнул Макс, опускаясь обратно на стул. - Когда я узнал о смерти Полины, у меня внутри всё перевернулось, я буквально проклинал себя, что не успел на каких-то пять минут. А сейчас...Влад у меня очень сильно ассоциируется с Русланом, который покалечил жизнь Киры... В общем, я запутался...
- Молодец! - внезапно улыбнулся следователь.
- Почему? - изумился Максим.
- Потому, что не каждый смог бы признаться. Другой, на вашем месте с пеной у рта доказывал, что он очень переживает за парня.
- Я не желаю ему смерти, в любом случае. - Покачал головой Макс. - Я и Руслану её бы не пожелал. Я хотел, чтобы его наказали, но смерти... Нет, это слишком жестоко.
- Я всё понимаю. - Успокаивающе похлопал его по плечу Олег Викторович. - Вот теперь, когда вы немного успокоились, мы можем ехать.

Влад лежал в палате, весь перевязанный бинтами. Под его левым глазом расплывался синяк, левая рука была сломана. Но несмотря на страх, сквозивший в его глазах, он не сказал мужчинам ни слова. Просто молча отвернулся к окну и закрыл глаза. Так ничего и не добившись, они вышли в коридор и тихо посовещавшись, решили посторожить парня. Макс присел на кушетку у самых дверей и приготовился к длинной ночи. Утром его должен был сменить человек Олега Викторовича.
Около одиннадцати вечера в больнице наступила полная тишина. Максим еле-еле боролся со сном. Уткнувшись в планшет, он пытался читать, но глаза слипались. На минуту прикрыв их, он тут же вскочил, и принялся хлопать себя по щекам, отгоняя сон.
Внезапно из палаты Влада раздался осторожный скрип. Макс на секунду замер, прислушиваясь, а потом в два больших шага преодолел расстояние до двери и распахнул её. Кровать Влада была пусто. Окно, распахнутое настежь, и развевающиеся на холодном ветру занавески. Вот и всё. Оставалось только гадать, сбежал ли парень сам, или его так хитроумно похитили, благо палата была на первом этаже...
Макс опустился на корточки и привалился к стене. Дикая усталость накатила на мужчину, хотелось уснуть, а проснувшись понять: это страшная история всего лишь сон...

Кира ворочалась с боку на бок, пытаясь уснуть. Промучившись около часа, она села в постели и обхватив голову руками, принялась раскачиваться из стороны в сторону. Макс думал, что отправив её в тюремную больницу, он обеспечивает ей лучшие условия проживания, но лучше бы она по-прежнему была в камере. Обведя взглядом палату, Кира сцепила зубы, чтобы не закричать в голос.
Обшарпанные стены, железные кровати, которые отчаянно скрипели при малейшем движении. В углу стоит ведро с полиэтиленовым пакетом, служащее здесь туалетом. Его выносили раз в сутки, около двенадцати часов дня, а в остальное время в палате стояла нестерпимая вонь. Вдабавок ко всему, ведро не было ничем отгорожено и Кира каждый раз испытывала стресс, когда приходилось справлять нужду. Заключённые особенной культурностью не отличались и даже не пытались отвернуться.
Свет в палате не выключался, чтобы никто под покровом ночи не вздумал бежать, и ужасно мешал спать.
Умывальник в подвале, к которому следовало добираться по ужасно холодному коридору, с скованными за спиной руками. Душ, всё в том же подвале, но если умываться разрешали каждый день, то мыться полностью только раз в неделю. О горячей воде тут видимо никогда не слышали, поэтому вылезая из кабинки и бредя обратно в палату, Кира думала, что скончается от холода.
Единственным просветом в этой жизни для неё являлись прогулки. Они гуляли ровно час, одетые в старые фуфайки и тёплые пуховые платки. То тут, то там раздавались грозные крики, приказывающие не отдаляться друг от друга. Но всё равно, стоя на свежем воздухе, глядя в небо, Кира чувствовала, что свобода совсем рядом и это давало силы жить.
Только здесь, в этих страшных застенках, девушка поняла, в полной мере значение слова «свобода». А ещё, что она совсем не такая сильная, какой пытается быть всю жизнь. Внутри неё сидела всё та же Кира, которую когда-то сестра столкнула в подвал, спасая от огня. Всё та же, испуганная маленькая девочка, которая так остро нуждалась в надёжном человеке, который смог бы защитить её от всех невзгод, заслонить от ветра проблем, поддержать в ней огонь жизни. Долгие годы для неё этим человеком была сестра, а потом им стал Макс... Он одной своей улыбкой, взглядом любимых серых глаз словно давал ей второе дыхание, возрождал из пепла. Как жаль, что у него это не получилось на этот раз...
В больнице отношение ко всем оставляло желать лучшего, но на неё кричали сильнее других, больнее других ставили капельницы и уколы... Ведь она не была больна гриппом, туберкулёзом или другими болезнями заключённых, у неё была ломка, она наркоманка. Наркоманка и убийца. Какое ещё отношение могло к ней быть? Здесь она не блистательная Кира, довольно умная, талантливая девушка, здесь она — изгой.
- Господи, Макс, как же ты мне нужен... - всхлипнула девушка, заваливаясь на бок и натягивая одеяло на голову.
- Эй, ты! - раздался злой окрик с соседней кровати. - Хорош вертеться, спать мешаешь!
Скукожившись на узкой кровати, Кира подтянула колени к подбородку и тихо плакала, стараясь не издавать при этом лишних звуков.

- Иногда победа складывается из череды неудач. - Ободряюще улыбнулся Максу следователь Харитонов, узнав о пропаже Влада.
- Это как так? - мрачно глядя на него, буркнул Максим.
- Поживёшь — увидишь, - загадочно ответил Олег Викторович и сел за стол. - У больницы есть камеры слежения. Правда только над центральным входом, но может быть нам повезёт и Влад всё-таки попадёт в поле зрения. Я уже взял запись, поехали в участок, посмотрим.

Не прошло и пятнадцати минут, как камера отобразила крадущегося вдоль стены Влада. Парень тесно прижимался к шершавой поверхности и испуганно оглядывался по сторонам. А потом, лихо перескочил за забор и бросился через дорогу.
- Чёрт! - выругался Макс и вскочил на ноги. - Чёрт! Как я мог пропустить его! Идиот!
-Успокойся! - хлопнул ладонью по столу Харитонов. - Лучше подумай, куда он мог податься среди ночи?
- Домой? К матери?
- Вполне возможно. - Кивнул следователь. - Нужно съездить и проверить, но чутьё мне подсказывает, что мы его там не найдём.
- Ну тогда где? - чуть не взвыл Макс. - Где искать этого придурка?!
- Не ругайся, - поморщился Олег Викторович. - Поехали к его матери. В конце концов, узнаем, с ним ли мобильный телефон и его номер. Может быть получится найти его по пиллингу.
- Поехали! - Макс первым выскочил на улицу, на ходу натягивая шапку.
- Вот быстрый какой... - пробурчал ему вслед Харитонов и тоже покинул кабинет, тщательно заперев замок.

Клавдия, едва увидев Максима, разразилась гневной тирадой, состоящей только из нецензурных слов. Криво усмехнувшись, Харитонов вздохнул и полез за удостоверением.
- Следователь по особо важным делам, - медленно читала женщина, подслеповато прищурившись. - Ой! Чего же вы стоите? Проходите!
- То-то же! - хмыкнул Олег Викторович и первым шагнул в квартиру. - Сын дома?
- Так уехал он! - честно захлопала глазами Клавдия. - Да вот же, сотрудник ваш, спрашивал уже!
- Знаю. - Отрезал Харитонов. - Он не возвращался?
- Нет! Говорю же, уехал он!
- Проверь. - Кивнул Максу следователь.
Максим сразу же обогнул недовольную хозяйку квартиры и прошёлся по комнатам, заглядывая в шкафы и под кровати.
- Нет его тут... - буркнул она, возвращаясь в прихожую.
- Телефон Влад взял с собой?
- Нет, дома оставил. Говорит, я мама сам тебе позвоню, когда доберусь. - Ответила Клавдия, мня в руках край халата. - А чего вы ищете-то его? Влад хороший мальчик, он не мог ничего натворить!
- Телефон мы изымаем в следственных целях. - Заявил Харитонов, игнорируя её вопрос.
- Зачем это? Он денег между прочим стоит! - возмутилась женщина.
- Мы вернём вам его, как только закончится следствие.
- Знаю я вас! - всё больше распалялась Клавдия. - Заберёте сейчас, а потом ищи-свищи ветра в поле! Нет! Хотите проверить мобильник, проверяйте здесь! Не отдам я вам ничего!
Делать было нечего, пришлось усаживаться за липкий стол и переписывать в блокнот все контакты Влада. Выйдя на улицу, несмотря на поздний час мужчины принялись названивать знакомым парня.
- Не понял... - вдруг задумался Харитонов, почёсывая лоб. - Номер какой-то знакомый... Не подписанный никак. Откуда я могу его знать?
- Позвони — проверь, - пожал плечами Макс.
- Нет, пока не буду. Лучше я номерок отмечу и завтра его проверю. Не хотелось бы засветиться, если это кто-то знакомый, я ведь этим расследованием не формально занимаюсь. Так сказать, от доброго сердца! - Ухмыльнулся Олег.
- Угу... - словно не слыша его, бормотал Максим, не отрывая взгляда от экрана телефона.
- О, как всё запущено! - присвистнул Олег, похлопав мужчину по плечу. - Давай-ка брат по домам! Завтра будем всех обзванивать!
- Нет, я сейчас! - упрямо помотал головой Макс.
- На часы посмотри! Тебе выспаться не нужно, на привидение похож!
- Кира ещё хуже выглядит... - ответил Макс, и Олег поразился боли, звучащей в его голосе.
- Если ты себя угробишь, ей легче не станет! - заявил Харитонов. - По домам я сказал! А списочек мне отдай, завтра приедешь и заберёшь. А то вместо того, чтобы спать, всё равно звонить будешь.
- Ладно. - Вздохнул Максим и безропотно отдав листок, зашагал к стоянке такси.


Спал Максим плохо. Ему всё время снилась Кира: худая, измождённая, с впалыми щеками. Она металась по железной клетке и кричала. На часах была половина четвёртого ночи, когда он проснулся в холодном поту и, поняв, что уже не уснёт, отправился в душ.
Немного приведя нервы в порядок, он выпил крепкий кофе и задумался, глядя на свой список подозреваемых. За погоней за Владом, он совсем позабыл, что собирался поговорить с Олей, сестрой Тимофея. Может быть эта встреча и не принесёт результатов, но всё равно, для очистки совести, девушку нужно посетить.
Еле дождавшись восьми часов, он позвонил в справочную и, узнав адрес больницы, где лежала Ольга, направился туда.
Чистенькое аккуратное здание радовало глаз. Стены, выкрашенные голубой краской, цветы в кадках возле окон, мягкие диваны, вместо привычных кушеток. Добравшись до нужной двери, Макс постучал и толкнул её.
Палата оказалась одноместной. Вместо обычных штор, красивые яркие занавески  с рюшами и бантиками, яркое постельное бельё и пушистый сиреневый коврик возле кровати. Вместо железных стульев, здесь стояло кресло.
Оля оказалась самой обычной девушкой. Русые волосы собраны в высокий хвост, чёрные глаза смотрели настороженно, тонкий нос и почти бескровные губы. Она полулежала в кровати, листая журнал. На ней красовалась атласная, бледно-лиловая пижама.
- Кто вы? - спокойно спросила она, но настороженность из глаз не пропала.
- Добрый день. - Поздоровался Макс, усаживаясь в кресло. - Меня зовут Максим Колосов.
- Мне это ни о чём не говорит, - перебила его Оля.
- Конечно, - согласно кивнул мужчина. - Мы с вами незнакомы. Точнее я знаю вас заочно, а вы меня нет.
- Что вам нужно?
- Я расследую гибель Руслана Ворыкова и...
- Что?! - перебила его Оля, резко приняв вертикальное положение. - Что вы сказали?! Руслан погиб?!
- А вы не знаете? - растерялся Максим. - Простите мою бестактность, я думал, что Тимофей уже сообщил вам эту новость.
- Тим знал?! - затряслась Ольга. - Он знал и не сказал мне?! Боже, я даже не пришла проводить его в последний путь... Русик, как же так... Что с ним случилось?!
- Его убили. - Ответил Макс, следя за реакцией девушки. А она вдруг побледнела, глаза расширились до размеров тёмных омутов.
- Как убили? - прошептала она, хватаясь двумя руками за горло, словно ей не хватало дыхания. - Кто?
- Это я и пытаюсь выяснить. Скажите, Оля, вы ничего странного не замечали за ним? Хотя, что я спрашиваю... Вы же уже давно расстались...
- Русик мёртв... - пробормотала девушка, не обращая внимания на его слова, а потом захохотала. По её бледным щекам текли слёзы, а она истерически смеялась.
- Врача! - крикнул Макс, выскакивая в коридор. Откуда-то тут же вынырнула маленькая юркая медсестра и грозно сведя брови к переносице, крикнула:
- Кто вас сюда впустил?! - а потом, бросилась набирать в шприц лекарство. Оля по-прежнему билась в истерике.
Досадливо покачав головой, Макс покинул больницу и поехал к Олегу.

- Я думал ты примчишься сразу, как только начнётся рабочий день. - Едва завидев Максима, улыбнулся ему следователь. - Я уже волноваться начал, не попал ли ты в ещё какую передрягу. На часах половина десятого, а тебя всё нет.
- Я бы у Ольги. - Буркнул тот, садясь на стул и закидывая ногу на ногу.
- Это кто?
- Сестра Тимофея, девушка, которую Руслан подсадил на наркотики, - пояснил Макс. - Я же рассказывал тебе!
- Зачем? - нахмурился Олег. - Я же просил, ничего без меня не предпринимать!
- Я просто хотел поговорить с ней! - повысил голос Максим.
- Поговорил?
- Нет! - махнул рукой Макс. - Едва я сказал ей о гибели Руслана, как она закатила истерику. Если бы ты знал, как я раздражаю сам себя! Куда ни ткнусь, всё прахом оборачивается! Как идиот потащился к девчонке и устроил ей стресс! Чем это для неё обернётся? Кажусь себе полным неудачником!
- Успокойся! - велел ему Олег. - Ты не неудачник! Ты всё расследовал сам, нам осталось только найти Влада, так как он единственный, оставшийся в живых свидетель. Но до всего этого, ты докопался сам!  Я понимаю твои чувства. Когда на кону стоит жизнь близкого человека, трудно мыслить хладнокровно. Но ты должен собраться.
- Спасибо тебе, - нервно сглотнул Макс. - За поддержку. Ты узнал, что за знакомый тебе номер был в телефоне Влада?
- Да. - Харитонов разочарованно вздохнул. - Это Сергей Иванович, следак, который ведёт дело твоей Киры. Вполне естественно, что Влад общался с ним.
- Опять пустышка... - подытожил Максим. - Мне звонил адвокат, я сегодня могу съездить к Кире.
- Отлично. Поезжай и не беспокойся. Кстати, - вдруг оживился Олег. - Я тебе не сказал? Я всё-таки упросил отдать мне дело об отравлении Полины Соевой. Так что теперь руки у меня развязаны!
- Хорошая новость... - кивнул Макс. - Ну так что, я пойду?
- Давай! - обменявшись рукопожатием, Максим покинул отделение полиции и отправился к платной стоянке, где в прошлый раз оставил свою машину. После той аварии, когда он чудом избежал столкновения, за руль садиться совсем расхотелось и мужчина предпочитал передвигаться на общественном транспорте. Но в колонию, где была Кира, автобусом не добраться.

Выслушав сбивчатую речь адвоката, Макс понял, что совершенно зря платит ему деньги. Он ничем не помогал, только повторял слова следователя. Наконец он ушёл, и они с Кирой смогли остаться наедине.
- Как ты себя чувствуешь? - спросил он, с тревогой вглядываясь в её бледное лицо. - Стало лучше после больницы?
- Шутишь? - криво усмехнулась девушка. - Меня там чуть не угробили. Ломка не прошла, я уже стала привыкать к ней. А после их уколов и капельниц, я чувствовала дикую слабость. Да и вообще, в тюрьме лучше не болеть. Здесь хотя бы туалет отгорожен и вода тёплая есть.
- Там всё так плохо? - поразился Макс.
- Ты себе такое даже представить не можешь, - кивнула Кира.
- Потерпи ещё несколько дней, мы уже почти напали на след преступника. - Покривил душой мужчина, желая её утешить.
- Прости, я доставляю вам столько хлопот... - глядя на него грустными глазами, пробормотала Кира. - Лучше бы я умерла от этих наркотиков. Тогда вам уж точно меньше забот было бы. Поминки устроили и забыли.
Макс сам не понял, как это получилось. Перед глазами всё потемнело от злости, он вскочил, отвесил девушке пощёчину и прошипел:
- Ещё раз услышу что-нибудь подобное, вытащу тебя из тюрьмы и ты больше меня никогда не увидишь, поняла?! Я тут для неё стараюсь, ночи не сплю, мотаюсь по городу, не ем которые сутки, думая, как она здесь, переживаю, а она мне тут будет такое говорить! Поставь себя на моё место! Тебе было бы легко, если бы близкий, любимый человек, оказался в этих ужасных условиях?
Глаза Киры медленно наполнялись слезами, а нечаянное признание в порыве ярости сорвавшееся с губ Макса, заставило исстрадавшееся сердце затрепетать. Он впервые назвал её не просто близкой, а любимой...
- Прости, - прошептала она. - Прости меня... Я больше никогда так не скажу и даже не подумаю! Прости меня... Я в отчаянии, я понимаю, как вам тяжело и моё сердце разрывается... Прости...
Макс шагнул к ней ближе и прижался её голову к своей груди. Хотелось остановить момент, но через минуту раздался ненавистный лязг замков и суровый голос «Свидание окончено»...

Макс не помнил, как добрался до дома. Перед глазами всё плыло, в груди, казалось, горел огонь. Там, в этих страшных тюремных стенах, словно высасывали жизнь. Представляя, как Кира там одна, среди уголовников и злых, словно цепные псы, полицейских и надзирателей, он умирал от страха за неё.
Звонок телефона раздался, когда он выходил из лифта. Прижав трубку плечом к уху, Макс достал ключи и принялся открывать замок.
- Ты уже дома? – раздался голос Олега Викторовича.
- Вхожу в квартиру. – Буркнул Макс, закрывая за собой дверь и опускаясь на стул в прихожей.
- У меня есть новости.
- Надеюсь хорошие? – напрягся Максим.
- Ну, скажем так, неплохие. – По голосу было слышно, что Олег усмехнулся. – Два часа назад, Владислав Ворыков купил билет до Смоленска.
- Что?! – Макс резко подскочил и ударился головой об шкафчик. – Блин! – Охнул он.
- Что случилось?
- Всё в порядке! – вмахнулся мужчина. – Почему ты сразу не сообщил?
- Ты был на свидании. – Пояснил Харитонов. – Думаю, для тебя это не менее важное дело. Да ты не волнуйся, я же времени даром не терял. Я позвонил, его матери и выяснил, что в Смоленске живёт её брат, то есть родной дядя Влада. Думаю, он вполне мог податься к нему.
- Что-то как-то слишком просто, получается… - засомневался Макс. – Люди, от которых он скрывается, по логике, должны в первую очередь искать его у родственников. Мне кажется, парень не настолько глуп, чтобы не понимать этого.
- В любом случае нам надо ехать в Смоленск. На месте разберёмся. Билеты заказывать?
- Не надо. – Отказался Макс, бросая быстрый взгляд на часы. – На машине поедем. В нашем деле машина должна всегда быть под рукой.
- Ладно. – Легко согласился следователь. – Когда ты будешь готов?
- Минут через сорок жди меня у отделения. – Велел Макс и отбросил телефон.
Наскоро умывшись, он выпил чашку чая и стал одеваться. В квартире было тепло, но его колотило от холода. По спине побежали мурашки, стоило стянуть рубашку. Заподозрив неладное, мужчина схватил градусник.
- Этого ещё не хватало! – простонал он, когда через несколько минут, увидел, что полоска ртути пересекла границу тридцати восьми.
Спрятав градусник, он взял стакан тёплой воды и, высыпав туда растворимое лекарство, слегка поморщившись, выпил его. Затем, натянув свитер, глянул на себя в зеркало и присвистнул. Он болтался на нём как мешок. Попытался вспомнить, когда он ел в последний раз и не смог. Укоризненно взглянув на своё отражение, отправился на кухню и соорудив нехитрый бутерброд и силой запихнул его в себя. Аппетита не было совершенно. Взяв документы и деньги, он вышел из квартиры и стал ждать лифт, чувствуя, как в голове ворочается боль.
Олег уже ждал его на дороге. Обменявшись с новоприобретённым другом рукопожатием, Макс свернул на минское шоссе и прибавил газу.
- Что-то ты совсем плохо выглядишь! – покачал головой следователь.
- Всё в порядке. – Мотнул головой Макс. – Сейчас главное найти Влада.
- Да найдём мы его, найдём! – Олег расслабленно замер на сиденье, откинув голову и закрыв глаза. – Как там твоя Кира?
- Плохо. – Буркнул Макс. – Да и как может быть в тюрьме?
- Слушай… - вдруг замялся Харитонов. – Я тут тебя спросить хотел…
- Спрашивай. – Не отрывая взгляда от дороги, велел Максим.
- А если мы всё это расследуем и узнаем… Узнаем, что Руслана действительно убила Кира. Что тогда?
Макс резко ударил по тормозам. Машина взвизгнув шинами остановилась.
- Ты чего? – вздрогнул Олег.
- Не смей так говорить. – В голосе Макса прорезался металл. – Кира никого не убивала! Она не такой человек!
- Да я верю, что она хорошая девушка! – заверил его следователь. – Но в тот день, она могла быть «под кайфом», понимаешь? Она сама могла не осознавать, что делает.
- Если ты считаешь, что Кира убийца, то выходи из машины. – Отрезал Максим. – Я сам буду искать преступника.
- Успокойся! – повысил голос Харитонов. – Я не говорю, что она убийца, я так же как и ты, хочу докопаться до правды! Но по своему опыту я знаю, что иногда так бывает! Потому и спрашиваю: что будет, если в итоге выясниться, что виновата всё-таки твоя Кира? Что ты будешь с этим делать?
- Такого не будет. – Заводя машину, ответил Макс. – И перестань меня нервировать.
- Ладно, сдаюсь! – поднял ладони вверх Олег. – Пусть будет по-твоему.
- Я думал, что могу тебе доверять! – с горечью воскликнул Колосов. – А ты… Ты такой же, как все. Зачем ты тогда мне помогаешь?
- Потому, что я люблю справедливость. Потому, что я знаю следователя Романова. Я знаю, что он не утруждает себя поиском настоящего преступника. Но я привык обрабатывать все версии.
- Ладно, проехали. – Буркнул Макс. Состояние его становилось всё хуже. В горле немилосердно першило, кашель раздирал грудную клетку и он прилагал все силы, чтобы сдерживаться. Ведь если Олег узнает, что он болен, то чего доброго, упечёт его в больницу и будет заниматься расследованием сам. А он не может этого допустить.
К Смоленску они подъехали за полчаса до полуночи. Стелла с названием города была установлена на пяти высоких световых столбах и была видна далеко.
- Куда теперь? – спросил Макс.
- Я думаю можно нанести визит к дяде Влада прямо сейчас. Попытаемся застать их врасплох. – Олег открыл папку и стал перебирать листочки, ища адрес. – Думаю, наш беглец не ожидает, что его найдут так быстро, а значит, у нас есть возможность застать его на месте. Вот, нашёл, - следователь выудил один листок и поднеся его к окну прочитал: улица Николаева, двадцать шесть, квартира тридцать семь.
Включив навигатор, Максим проложил путь и поехал по освещённому огнями городу.
- Красиво здесь! – вздохнул Олег. – Вот бы когда-нибудь на экскурсию съездить, а то только по работе бываешь.
Макс промолчал, подумав, что город Смоленск теперь будет сниться ему в страшных снах.

Подъехав к нужному дому, они вышли из машины и нырнули в замусоренный подъезд. Лифт не работал. Квартира оказалась на четвёртом этаже. Олег поднялся с лёгкостью, а Макс еле доплёлся, чувствуя, что лёгкие горят огнём. Не выдержав, он всё-таки раскашлялся.
- Заболел? – вскинул брови следователь. – Ох, доведёшь ты себя этим расследованием!
- Отстань! – огрызнулся Максим. – Звони давай!

Дядя Влада, оказался тучным мужиком, с лысиной и обрюзгшим лицом. На нём красовались растянутые тренировочные штаны и майка, которую в народе называют «алкоголичкой».
- Вы кто? –буркнул он.
Олег молча сунул ему под нос удостоверение и рявкнул:
- Племянник ваш, Владислав Ворыков, где сейчас находится?
Лицо мужика пошло пятнами, глаза забегали из стороны в сторону.
- Не знаю! – ответил он, пятясь в глубь квартиры. – Мы уже давно не виделись.
- Не врите! Я уверен, что ваш племянник сегодня побывал у вас!
- Да чего ты с ним церемонишься?! – вспылил Максим и, отодвинув мужика плечом, вихрем пронёсся по квартире.
- Макс, ты чё творишь? – догнав его, спросил Олег. – Ты хочешь чтобы он на нас жалобу накатал?
- Плевать! – сквозь зубы бросил Макс. – Нет его здесь! Опять ошиблись!
- Извините нас! – грозно взглянув на мужичка, сказал Харитонов. – Если Влад появиться здесь, позвоните по этому номеру. – Он сунул молчавшему, словно воды в рот набрав дяде, свою визитку и вышел из квартиры.
- Слушай, ты можешь держать себя в руках? – прикрикнул он на Макса, едва выйдя из подъезда. – Я всё понимаю, но соблюдай хоть какие-то приличия!
Макс молча шагал к машине, не обращая внимания на слова приятеля. Уже открыв дверцу машины, он, подчиняясь непонятному желанию поднял голову вверх и увидел знакомую фигуру, стоящую на подоконнике, знакомой им квартиры.
- Вот урод! – прошипел он и Олег, проследив за его взглядом, бросился обратно в подъезд. Фигура метнулась вглубь квартиры.
В этот момент у Макса зазвонил телефон. Схватив трубку, он услышал голос адвоката:
- Я звоню вам сообщить, что дело Киры через пару дней передадут в суд. Я пытаюсь оттянуть этот процесс, но думаю, что это мне не скоро удастся.
- Чёрт! - выругался Колосов и в сердцах швырнул трубку в снег.

Не обращая внимания, на бешено бьющееся сердце, Макс быстрее Олега взлетел по лестнице и забарабанил в дверь квартиры дядя Влада. В глазке метнулась тень, но никто даже не подумал открыть.
- Открывай! – орал Макс, обрушивая на дверь удары.
- Отойди! – Харитонов оттеснил его плечом и громко крикнул: - Артур Викторович, я убедительно советую открыть нам дверь! В противном случае, я вызову сюда наряд полиции!
В квартире ещё минуту стояла тишина, а потом заскрежетал замок и мужчина выглянул на площадку.
- Ну чего вам ещё надо? – спросил он.
- Мы знаем, что Влад сейчас находится у вас! Мы не собираемся арестовывать его, нам просто нужно с ним поговорить! – пообещал Олег. – Пожалуйста, пусть выйдет.
- Так нет его здесь! – вдруг улыбнулся совершенно беззубым ртом Артур Викторович. – Можете проверять, сколько хотите!
- Опять удрал! – констатировал Макс, прислоняясь к стене и заходясь в приступе кашля.
- Как?! – поразился следователь. – Мы же по лестнице поднимались! Что он, шапку-невидимку надел?
- В доме есть чердак? – полувопросительно-полуутвердительно сказал Макс, задумчиво глядя вверх.
- Не знаю! – буркнул Артур Викторович и захлопнул дверь.
- Пошли – посмотрим! – кивнул головой Олег и первым стал взбираться по лестнице.
- Дело Киры передают в суд, - мрачно сказал Максим, держась за перилла и медленно поднимаясь.
- Уже?! – вздрогнул Олег. – Значит, нам надо поторопиться.
- Как? Он всё время от нас убегает. Неуловимый какой-то!
- Поймаем! – оптимистично ответил Харитонов, проходя через чердак к открытой крышке люка и вылезая на крышу. – Вот отсюда он видимо и сбежал.
- Урод! – кипятился Макс, подходя к краю крыши и оглядывая город. Он светился яркими огнями, где-то был слышен смех и детские крики. Все занимались своими делами, и никому не было дела до их проблем. Затеряться в этом городе ничего не стоит. – Где теперь его искать? Куда он мог податься?
Новый приступ кашля буквально скрутил его. Прислонившись к трубе, Максим согнулся, чувствуя, как тело горит огнём.
- Да тебе в больницу пора! – покачал головой Олег, наблюдая за ним. – А ты по морозу мотаешься! Такими темпами мы Киру твою вытащим, а ты в реанимацию загремишь!
- Да хоть в морг! – отмахнулся Макс. – Лишь бы это дело скорее завершить!
- Не, в морг не надо! – положил руку ему на плечо Харитонов. – Ты нам ещё живой понадобишься! Хотя я понимаю тебя… Если бы моя Ритка… Не дай Бог конечно… - он на секунду прикрыл глаза и тут же вскинулся. – Так, хватит нюни распускать! Работать надо!
- Ты женат? – спросил Максим, вдруг подумав, что ничего не знает о товарище.
- Нет. – Глаза следователя заволок туман. – Но я её очень люблю. Правда, до сих пор не сказал ей об этом. Знаешь, я вот могу на пистолет грудью идти, а признаться Ритке боюсь как школьник.
- Мы боимся, а потому так часто проигрываем. – Вздохнул Макс. – Если бы я вовремя признался Кире, кто знает, стояли бы мы сейчас на этой крыше или нет. Вся жизнь, возможно, пошла бы по-другому.
- Всё, Макс, хорош! Давай не будем об этом! Всё случилось, как случилось. И в этом никто не виноват. Это судьба.
- Что делать теперь? Куда мы сейчас?
- В гостиницу. – Ответил Олег, направляясь к лестнице. – Отдохнуть не мешает. Тебе – в первую очередь. А заодно в аптеку заедем, я лечить умею. Завтра будешь как новенький!
- Уже страшно! – ухмыльнулся Макс. – Мент и врач в одном лице? У меня это почему-то ассоциируется только с патологоанатом!
- Не боись, живой будешь! – захохотал Харитоново. – Я ещё никого до смерти не залечил!
Обстановка разрядилась, на душе стало легче. Сидя в номере, Макс прихлёбывал горячий ромашковый чай, чувствуя, как спадает температура, а на сердце поселяется уверенность, что всё обязательно будет хорошо.

Утро началось со звонка Светы.
- Есть новости? – спросила она. – Ты в офисе не появляешься, не звонишь, я с ума схожу от неизвестности!
- Извини Светик! – Макс зевнул и сладко потянулся, натягивая одеяло на голову. – Я совсем забыл. Как там наши гости?
- Уехали. Таисии позвонили из полиции и велели забирать тело. Она не стала меня слушать. Сегодня похороны. Я схожу, наверное. Знаешь, говорят, преступника тянет на кладбище. Вдруг, что подозрительное увижу. Ты присоединишься?
- При всё желании не могу! Я в Смоленске, Света!
- Ни фига себе! – по-детски воскликнула девушка. – Как тебя туда занесло?
- Долгая история! – Макс поднял голову, взглянул в окно и рывком сел в постели, стремясь проснуться. – Вернусь – расскажу. А сходить на кладбище – хорошая идея! Обязательно там побывай. Думаю учить тебя не надо, как наблюдать за людьми?
- Не надо! – по голосу было слышно, что Света улыбнулась. – Ладно, удачи нам тогда!
- Удача для неудачников! – заявил Макс. – А нам успехов!
- Хорошо! Пусть будет успех! – засмеялась девушка и отключилась.

Олег пил кофе в баре, когда Макс спустился в холл.
- Долго спишь! – констатировал он, отставляя чашку и расплачиваясь. – Знаешь, кого я сегодня видел?
- Кого? – вскинулся Максим. – Говори скорее!
- Нашего беглеца! – победно улыбнулся Харитонов. – Спускаюсь я утром, а он стоит здесь, в холле, собственной персоной!
- Да ладно?! – поразился Макс. – Ты шутишь?
- Стал бы я таким шутить! – хмыкнул Олег. – Я к нему сзади подошёл, за нежный локоток придержал и, попросив не рыпаться, проводил в свой номер.
- Он сейчас там? Один? – занервничал Колосов. – Зачем ты его оставил? Он же опять сбежит!
- Не сбежит! – хмыкнул следователь и, наклонившись к другу, прошептал: - Я его наручниками к батарее пристегнул. А сам сюда, кофейку попить, тебя подождать. Будить не хотел, ты же у нас болеешь. Как, кстати, самочувствие?
- Да вроде неплохо! – прислушиваясь к себе, ответил Макс. – Пойдём уже, а?
- Нетерпеливый какой! – насмешливо посмотрел на него Олег. – Ладно уж, пойдём!

Влад действительно сидел прикованный к батарее. Его лицо было белее мела, губы тряслись, а глаза испуганно метались из стороны в сторону.
- Не убивайте меня! – завизжал он, едва увидев мужчин. – Пожалуйста, не убивайте! Я никому ничего не скажу!
- Вот это-то как раз и плохо! – вздохнул Олег, беря стул и поворачивая его спинкой вперёд. Затем, усевшись перед насмерть перепуганным парнем, спросил: - Кого ты боишься?
- Не понял… - ещё сильнее занервничал Влад. Теперь его лицо начало быстро краснеть.
- Ты не паникуй так, а то ещё инсульт заработаешь! – посоветовал ему Макс. Он стоял у двери, опираясь спиной на стену и не сводя с парня внимательных глаз.
- Я не хочу умирать… - прошептал Влад.
- Кто ж хочет? – резонно заметил Олег. – Сейчас попробуем прояснить ситуацию. Я не знаю, кого ты так боишься, но думаю, уж точно не нас. Позволь представиться: следователь по особо важным делам, Олег Харитонов. А это, - кивок на Макса, - мой напарник, Максим Колосов. Прошу любить и жаловать. А расследуем мы, убийство твоего брата. Вначале я думал, что это ты его порешил, потому бегаешь от полиции, но сейчас, судя по тому, что ты приготовился к смерти, понял, боишься ты отнюдь не правосудия. Кого тогда?
- Не скажу! – замотал головой Влад. Он заметно успокоился, взгляд стал по-прежнему наглым. – Хоть в тюрьму посадите! Хотя нет, он меня и там достанет!
- Кто он?
- Не скажу! Он точно убьёт меня! Как Руслана, как Польку! Зачем мы в это ввязались?
- Не знаю. – Пожал плечами Харитонов. – А во что ввязались?
- Мы узнали, что он убил девчонку… - свистящим шёпотом сообщил Влад. – Решили срубить бабла. А он платить не хотел. Руслан к нему на встречу пошёл и вот…
- То есть ты знал, кто убил твоего брата и молчал? – голосом, не предвещающим ничего хорошего, спросил Макс. – Значит, посадили невинного человека, а ты, спасая свою шкуру, промолчал?
- Макс, спокойно! – велел Харитонов, понимая, что ещё секунда и друг бросится на парня с кулаками. – Мальчик нам сейчас всё расскажет.
- Ничего не расскажу! – заверещал Влад. – Полька девчонку эту пожалела, хотела пойти в полицию, а он позвонил ей и припугнул, что убьёт её мать и брата. Она мне позвонила и рыдала. А потом с собой покончить хотела. Её спасли, но он всё равно убил её! И меня убьёт, если я расскажу!
- Он тебя в любом случае порешит. – Спокойно пояснил Олег. – Судя по твоему рассказу, это очень «хороший» человек. Если он убил Руслана и Полину, значит должен избавиться и от последнего свидетеля. Так что путёвка на тот свет тебе обеспечена. А мы можем тебе помочь.
- Нет, нет, нет! – Влад отчаянно мотал головой, отказываясь говорить. Переглянувшись, Макс и Олег, молча приняли единственно правильное решение в этой ситуации…

Света, одетая во всё чёрное, с четырьмя красными розами в руках, подошла к дому, где жила Полина.
Войдя в квартиру, она почувствовала, как больно сжимается сердце от жалости. Чёрная от горя Таисия, не поднимая на людей глаз, сидела у гроба. Рядом с ней, примостился Колька. Мальчик мужественно боролся со слезами, но они всё равно прорывались наружу и он быстрым движением смахивал им рукавом пиджака.
- Здравствуйте. – Тихо поздоровалась Света, подойдя к ним и присаживаясь рядом.
Таисия метнула на неё быстрый затуманенный взгляд и кивнула, вряд ли поняв, кто перед ней. Коля, подвинулся ближе к матери, освобождая место для девушки.
- Я понимаю, что все слова уже сказаны, - вполголоса сказала Света, прикасаясь к руке Таисии, - но примите и мои соболезнования. Мне очень жаль. Это невосполнимая утрата.
- Спасибо. – Пробормотала женщина, не поднимая глаз.
То тут, то там сновали люди. Замотанные в чёрные платки женщины и мужчины, с пьяными глазами. Света настороженно присматривалась к каждому, но подозрительным не казался никто. Тронув Колю за рукав, она наклонилась к самому его уху и попросила:
- Можешь отойти на несколько минут?
Мальчик кивнул и поднялся на ноги. Они со Светой вышли в коридор.
- Что вы хотели? – спросил Коля.
- Ты хочешь, чтобы убийцу твоей сестры нашли? – прямо спросила девушка.
- Больше всего на свете. – Горячо заверил её мальчик. – Эта тварь должна быть наказана!
- Тогда помоги мне!
- Как?
- Будь со мной рядом и дай знать, если появится человек, которого ты плохо знаешь.
- Да я всех их плохо знаю, - пожал плечами Коля. – Мама сказала, что это какие-то наши родственники. Но я их смутно помню, только по именам знаю и всё.
- А не родственники здесь есть? – спросила Света.
- Да. – Кивнул Коля. – Мамины коллеги, мои школьные учителя и подруги Польки.
- И всё? – безнадёжно спросила девушка.
- Всё.
- Ладно, тогда договоримся так, если появится человек, которого ты совсем не знаешь, который к вам не имел отношения, покажи мне его. Хорошо?
- Да. – Кивнул мальчик и бросился к матери. Таисия, закатив глаза, рухнула на пол. Поднялась суматоха. В этом переполохе, никто не заметил, как в квартиру проскользнула женщина, с закрытым платком лицом и, усмехнувшись, скрылась в бывшей спальне Полины.


- Как-то даже не верится! – воскликнул Макс, возвращаясь в Москву. Влад, сидящий на заднем сиденье, боялся даже взглянуть на мужчин. Харитонов, ещё в гостинице, ласково улыбаясь, предупредил его, что если он посмеет хоть пикнуть, то он за обозлённого друга, то бишь Максима, не ручается. Взглянув на его руки, сжатые в кулачищи и представив, сколько до Москвы пустынных лесов и полей, Влад решил помалкивать.
- Ты о чём? – вздрогнул Олег, что-то сосредоточенно ищущий в планшете.
- Да вот об этом! – кивок головы в сторону парня. – Он столько бегал от нас, столько мы его искали, а помогла случайность!
 - Я же говорил, что рано или поздно найдём! – ухмыльнулся следователь. – От меня ещё никто не уходил! – самодовольно заявил он.
- Слушай, возьму мой телефон и набери Свету, - попросил Макс, не отрывая взгляда от дороги. – Она уже давно должна была вернуться с похорон и позвонить. Что-то мне не по себе!
- Что ты вечно накручиваешься себя? – вздохнул Олег, но просьбу выполнил. Гудки долго неслись из трубки, но девушка не отвечала.
- Точно, что-то случилось! – занервничал Максим, прибавляя скорость.
- Так, прекрати! – велел следователь. – Не гони! Мало ли где она телефон оставила! С девчонками такое случается! Они же безголовые совсем!
- Света не такая! – отрезал Макс. – Она очень ответственная девушка!
- Даже с ответственными иногда такое случается! Не паникуй раньше времени!
Макс упрямо мотнул головой и не обращая внимания на строгие взгляды друга, всё же прибавил скорость до ста восьмидесяти.

Приведя Таисию в чувство, гостями было дружно решено сразу же ехать на кладбище. Слабые просьба женщины подождать ещё полчасика были отметены. Её чувства были понятны: ей просто хотелось смотреть на дочь. Но присутствующие боялись, что промедление может пагубно сказаться на здоровье Таисии. Чего доброго, ещё инфаркт заработает!
Света уже пожалела, что пришла сюда. Слишком тяжелая обстановка была в квартире. Да и подозрительного ничего заметно не было. Бочком-бочком, девушка проскользнула к двери, надеясь уйти незамеченной. Но ей это не удалось. Колька возник из ниоткуда. Он дёрнул её за рукав и тихо произнёс:
- Тётя Света, не уходите, пожалуйста! Все эти люди, - мальчик обвёл рукой пространство, - они какие-то злые… Мама говорила, что им плевать на нас и Польку, они собираются только поесть и выпить. А вы не такая. Мне страшно. Мама сейчас ничего не соображает. Пожалуйста, останьтесь.
- Хорошо, милый! – девушка опустилась на корточки и обняла Колю. Слёзы навернулись на глаза. – Я побуду ещё немного. Но извини, на кладбище не поеду. Я просто физически не выдержу этого зрелища, понимаешь?
- Понимаю. – Кивнул мальчик. – На кладбище приедет наш папа. Вы только здесь побудьте и езжайте.
- У вас есть папа? – удивилась Света.
- Почему нет? – вполне резонно спросил Коля. – Они с мамой в разводе и сильно разруганы. Поэтому он не захотел сюда приезжать.
- Понятно. – Кивнула девушка, подумав, что уж что-что, а гибель дочери должна была примирить родителей. – Иди к маме.
Коля убежал, а она осталась в прихожей. Опустившись на стул, стоящий у вешалки, тяжело вздохнула, желая побыстрей покинуть это место.
Шум в комнате насторожил её не сразу. В доме собралось столько людей, что тишины ждать было глупо. Но когда там что-то упало, девушка вскочила и бросилась туда. Открывшаяся картина поразила её. Какая-то женщина, самозабвенно рылась в столе. Она бесцеремонно скидывала на пол лежащий в нём блокноты, книги, бумаги. Света обвела взглядом комнату и задохнулась от возмущения. Дверцы шкафа были открыты, все вещи, скорее всего одежда Полины, были вывалены на пол и женщина топталась по ним грязными сапогами. Кровать перевёрнута, постельное бельё снято с подушек и одеяла.
- Что вы делаете?! – воскликнула девушка. Женщина обернулась, попятилась к стене, судорожно натягивая платок сильнее на лицо. – Кто вы?
Вместо ответа женщина метнулась к двери и молниеносным движением опустила на голову, пытающейся преградить ей путь Светы, тяжёлую вазу. Девушка как подкошенная рухнула на пол. Из-под её головы растекалась тёмно-бордовая лужа. Равнодушно взглянув на неё, женщина переступила неподвижное тело и заглянув в гостиную, где во весь голос рыдала Таисия, спокойно вышла из квартиры.
Телефон, лежащий у девушки в кармане, тихонько заливался бодрой музыкой. Отправляясь на похороны они минимально уменьшила громкость и в другой комнате его слышно не было.

Харитонов попеременно набирал телефон офиса, домашнего и мобильного Светы. Но она не отвечала. Все себя от страха, Макс то прибавлял скорость, то снижал её, понимая, что на заснеженной дороге машину может легко занести и тогда трагедии не избежать. До Москвы оставалось каких-то километров двадцать, когда его телефон зазвонил, а на экране появилось улыбающееся Светило лицо. Остановив машину, мужчина прижал телефон к уху и заорал:
- Где тебя носит?! Сколько можно тебе звонить! Да я уже не знал, что и думать!
- Не кричите, пожалуйста! – раздался из трубки тусклый знакомый голос. – Это не Света.
- А кто? – дёрнулся Макс и, поняв, что не задал единственно важный сейчас вопрос, поспешил спросить: - Она жива?
- Жива. – Вздохнула женщина. – Это Таисия. Помните, вы нас к себе в офис отвозили?
- Да-да, я помню. Что со Светой?
- Она в больнице. Когда мы с сыном вернулись с похорон, то нашли её в комнате Полины… - из трубки раздался всхлип. – Все вещи моей девочки раскиданы по полу и Света у порога с проломленной головой. Наверное, вы были правы, говоря, что нам угрожает опасность. Кто-то пробрался в квартиру и учинил здесь обыск. А ваша сотрудница заметила его, за что чуть не поплатилась жизнью. Доктор сказал, что ещё бы минут сорок, и они бы уже не смогли помочь ей. Мы долго были на кладбище, а значит, она долго лежала без сознания.
- Господи… - застонал Макс, опуская голову на руль. – Таисия, не открывайте никому дверь, даже хорошо знакомым людям. Мы подъедем к вам через час.
- Хорошо. – Согласилась женщина и отключилась.
- Что, сбылись твои предчувствия? – тихо спросил Олег.
- Светка в больнице. – Глухо ответил Макс, заводя машину. – Эта сволочь идёт на шаг впереди нас, оставляя за собой всё больше трупов.
- Она жива, не каркай!
- Но урод этот, не знает об этом! Ему было плевать, будет Света жива или умрёт!
Харитонов тяжело вздохнул и отвернулся к окну. Разговаривать не хотелось, на душе было гадко.

Влада было решено оставить в квартире Макса. Заперев все окна и двери, мужчины отправились к Таисии. Принеся ей свои соболезнования, они забрали вещи Светы и, пообещав прислать человечка для охраны, разошлись в разные стороны. Харитонов отправился домой, а Максим в больницу.

- Девушка в реанимации. – Сообщил доктор, тощий низкий мужчина, с бейджиком «Роман Аркадьевич Волков». – Но опасность миновала.
- Мне можно к ней? – взмолился Макс. – Хоть на минуточку!
- Нельзя. – Отрезал Роман Аркадьевич. – Да и что вы там увидите? Она же без сознания, вы не поговорите с ней. Езжайте домой.
- Позвоните мне, когда она очнётся. – Попросил Макс, протягивая свою визитку и вышел из больницы. На улице опять началась метель, мороз крепчал. Сев в машину, он подумал, что ему совсем не хочется возвращаться домой. Более того, он боится ехать туда. Натолкнувшись лишний раз на взгляд Влада, парня, который точно знает, кто виноват во всех бедах, он рискует не сдержаться и ударить его. А этого делать нельзя.
Развернувшись на пустой дороге, мужчина поехал к дому Киры и, достав ключ, зашёл в её квартиру.


Кира лежала на кровати, или как здесь принято выражаться на «шконке» и смотрела в потолок. В камере была тишина, заключённые мирно спали. Но к ней сон не шёл. Ломка становилась не такой болезненной, из чего девушка сделала вывод, что зависимость отступает. То ли помогли лекарства, то ли организм сам привык жить без наркотиков.
Но никакая ломка не могла быть хуже душевных мук, которые так терзали её. Сердце ни днём, ни ночью не унимало свой темп, стуча в груди как ненормальное. До жути хотелось знать, что творится там, на воле. Расследуют ли ребята её дело или уже опустили руки? Адвокат сказал, что дело передают в суд. Неужели ей суждено провести столько лет в тюрьме, отвечая за убийство, которого она не совершала?
Перевернувшись на другой бок, Кира уткнулась лицом в подушку. Нет, она не плакала. Слёз не было, словно закончился их лимит. Но это оказалось гораздо тяжелее, чем плакать. В груди всё горело огнём.
Кто-то из женщин тяжело поднялся с кровати и, шаркая ногами по полу, скрылся в туалете. Кира сморщилась и натянула одеяло на голову. Её, как новенькую, и ещё не заслужившую никакого авторитета, положили на шконку, вплотную прилегающую к «сортиру».  Впрочем, она не возражала. Лишь бы не трогал никто. С момента её появления в камере, прошло довольно много времени, но этот авторитет она так и не заслужила. Не смогла, да и не хотела, в глубине души всё же надеясь, что скоро выйдет отсюда. Вспоминая просмотренные за жизнь сериалы, она бесконечно прокручивала в голове, ставшую такой желанной фразу: «С вещами на выход». Боже, как же она ждала её!
Запястья опять начало выкручивать. Казалось, кто-то внутри сплетает жилы в косичку. Такие приступы возникали раза три-четыре за день, но быстро отпускали. Тихо застонав, девушка принялась интенсивно тереть руки.
- Эй, ты чего там возишься? – окликнула её женщина, выйдя из туалета. – Не спится?
- Не спится… - эхом повторила Кира, вжимаясь в стену. Находясь здесь, среди уголовников, она ужасно боялась. Именно поэтому всегда старалась быть незаметной, не вступая в переговоры, лишь изредка отвечая на вопросы.
- Что так? – неожиданно дружелюбно спросила женщина, присаживаясь на её кровать. – Совесть что ли мучает? Парня жалко?
- Нет! – покачала головой Кира, тоже садясь на кровати. – Чего мне мучаться, я не убивала его.
- Все мы так говорим! – махнула рукой женщина, тяжело поднимаясь на ноги. – Кому ж хочется в злодействе признаться да срок мотать?
- Но я, правда, не убивала! – возразила Кира, неожиданно для себя самой, вступая в беседу. – Когда я пришла, Руслан уже был мёртв! А следователь даже слушать меня не захотел…
- А кто следак-то? – заинтересовалась женщина.
- Романов. Сергей Иванович. – Ответила Кира, судорожно стараясь вспомнить, как зовут собеседницу, но так и не смогла.
- Тьфу, крыса! – сплюнула на пол женщина. – Не повезло тебе девка!
- Почему?
- Хуже следока и представить нельзя! Ему лишь бы дело закрыть, а уж кто виновен, это так, дело десятое! Была б моя воля, я б его сюда упекла!
- Плохо дело… - поникла Кира, по-прежнему массируя запястья.
- Да ты не кисни! – неожиданно улыбнулась женщина. – Ты лучше скажи родичам, чтоб они заплатили кому надо и дело другому следаку отдали! Конечно, легавые все козлы, но уж не такие как этот.
- Поздно. – Вздохнула Кира. – Дело в суд передают.
- Никогда не бывает поздно. – Возразила женщина. – Главное чтобы поддержка на воле была. – Тяжело ступая, она добралась до своей кровати и легла.
- Спасибо вам! – тихо воскликнула Кира. На душе неожиданно потеплело и она крепко уснула.

Макс захлопнул за собой дверь квартиры и втянул носом воздух. Сердце тут же защемило. От куртки, висящей тут же, на вешалке, пахло Кириными духами. Он подошёл поближе и, закрыв глаза, уткнулся лицом в мех на капюшоне. На секунду ему показалось, что она стоят рядом. Вот она улыбается своей неповторимой улыбкой, хитро прищуривает голубые глаза и насмешливо спрашивает:
- Ты что делаешь, а?
Почти задохнувшись от боли, обрушившейся на него от этого видения, Макс мотнул головой и прошёл в гостиную. Здесь всё было так, как в то страшное утро, когда Киру забрала полиция. Сбившееся покрывало на диване, приоткрытая штора на окне и её халат, который она в спешке бросила на кресло.
На кухне стояли чашки, одна, Кирина, с недопитым чаем. На тумбочке брошено ярко-красное полотенце. А в ванной открытая шампунь и зубная паста на стиральной машине.
- Господи, как же я скучаю! – проведя рукой по лицу, словно стремясь стереть с себя тоску, прошептал Максим. Как во сне он подошёл к дивану и принялся заправлять его.
Кое-как наведя порядок, он присел в кресло и откинул голову. Сердце отчаянно рвалось из груди, казалось, сейчас выпрыгнет и умчится в СИЗО, к Кире, оставив его одного здесь. Раньше, читая об этом в книгах или слыша такую фразу в фильмах, он снисходительно улыбался, думая, что это всего лишь красивый речевой оборот, но сейчас вдруг понял, нет, это правда. Это действительно можно прочувствовать и это действительно страшно.
Вскочив на ноги, Макс натянул куртку и выскочил на лестницу. Находиться и дальше в квартире, где каждая вещь дышит своей хозяйкой, выше его сил. Напрасно он мечется как безумный, ища покоя. Он не найдёт его, пока Кира не окажется на свободе. А значит, нужно искать преступника быстрее.
Погрузившись в свои мысли, он не сразу услышал движение за спиной, а потому, услышав голос, вздрогнул.
- О! Старый знакомый! – у открытой двери в свою квартиру, уперев руки в бока, стояла Валентина Сергеевна. – Здравствуй! Как поживаешь? Как там Кирочка? Сколько ей дали?
- Не ваше дело! – буркнул Макс, закипая от ярости.
- Ой, не груби мне! – засмеялась женщина. – Понимаю, почему ты злишься, но я же законопослушная гражданка, я не могла не сообщить в полицию!
- Слушайте, законопослушная… - начал Максим, но договорить не успел. Валентина Сергеевна вдруг побледнела, губы её задрожали. Выронив из рук половник, она схватилась за сердце и медленно осела на пол.
- Что с вами?! – бросился поднимать её мужчина.
- Сердце… - прошептала женщина. – Помоги…
Подхватив её на руки, Макс, отдуваясь от тяжести, перенёс её на кровать и заметался вокруг в поисках телефона.
- Не надо скорую… - слабым голосом попросила Валентина Сергеевна. – Там, в прихожей, на полочке, таблетки… Подай, пожалуйста…
Метнувшись, Максим схватил таблетки и, нечаянно задев дверцу шкафа, открыл её. Оттуда вывалилось, видимо запихнутое наспех, чёрное платье. Секунду оторопело смотря на него, мужчина почувствовал странную тревогу. Наклонившись, он вернул платье на место и словно сомнамбула вернулся в спальню и подал флакончик Валентине Сергеевне.
- Спасибо… - просипела она, запихивая таблетку под язык. – Иди, со мной всё в порядке будет.
Кивнув, Макс, плотно прикрыв дверь спальни, ещё раз заглянул в шкаф, желая подтвердить внезапно вспыхнувшую в мозгу догадку. Да, рядом с платьем лежал тёмный платок. Траурный наряд. Неужели она ходила на похороны Полины?
- Нет, это бред! – взглянув в глаза своему отражению, тихо сказал Макс. – Мне просто мерещиться всякая чушь. От усталости, от страха, от боли. Каким боком Валентина Сергеевна может быть замешана в этой истории? Ну, платье и платье, мало ли куда она его надевает? Может чёрный, это её любимый цвет?
Но внутренний голос уже не шептал, а орал дуриной, что он на верном пути. Опустив глаза, Макс скользнул взглядом по обуви женщины, почему-то показавшейся ему знакомой, и присев, поднял сапоги. На месте, где они стояли, расплылась небольшая грязная лужа. Значит, сегодня она выходила из дома. Неряшливая она, как следует, не отряхнула снег и вот результат. На краешке сапога, Максим с содроганием разглядел маленькое бурое пятно, расплывшееся по шву.
- Кровь? – одними губами прошептал Макс, возвращая сапог на место и пятясь к двери. – Не может быть…
Бегом спускаясь вниз по лестнице, он спешно набирал номер Олега. Тот ответил не сразу. Но наконец раздался его сонный голос.
- Ну чего тебе ещё надо? – недовольно буркнул он. – Только не говори, что Влад сбежал! Я это не переживу!
- Да нет, Олег, я не об этом! – не замечая, что кричит, говорит Макс, распахивая машину и плюхаясь на сиденье. – Я ещё не был дома! Но, кажется, я знаю, кто главный злодей нашей истории!

- Это глупо! – воскликнул Олег, выслушав сбивчатую речь друга. Он с сожалением поглядывал на разобранную кровать, думая, что мог бы ещё часов шесть мирно спать. Макс, от переизбытка эмоций, примчался прямо к нему домой и теперь метался по комнате, как раненый тигр в клетке, горячо отстаивая свою версию.
- Почему? – остановившись, спросил мужчина, с удивлением взглянув на друга.
-Да вспомни хотя бы Влада! Он всё время твердит: он, он, он! Не она, а он!
- Ну, это не выдерживает никакой критики! – натужно рассмеялся Макс. – У преступника могла быть сообщница! Поверь, Валентина Сергеевна, точно замешана в этой истории! Очень может быть, что это она укокошила Руслана, а потом ловко перевела стрелки на попавшуюся под руку Киру!
- Это всё только твои домыслы! – возразил Олег. – Нет никаких доказательств!
- Будут тебе доказательства! – Максим стукнул кулаком по столу и выскочил за дверь.
- Ты что задумал? – крикнул ему вслед Харитонов и, бубня себе под нос, сорвал с вешалки куртку и, забыв погасить свет, бросился вслед за другом.
- Куда ты помчался? – догнав его у машины, спросил он.
- Домой! – отрезал Макс.
- Где ты собрался добывать доказательства?
- Надеюсь, Света скоро придёт в себя и сможет опознать эту женщину! – Макс надулся как обиженный ребёнок и не смотрел на друга. – Плохо то, что ты не хочешь меня услышать, а время идёт! А Кира сидит за решёткой в обществе преступников!
- Что я могу сделать? – застонал Харитонов. – Прийти и арестовать её?
- Нет! Пойти со мной к ней и взять образец крови с её сапог, а потом сравнить со Светкиной!
- Ты в своём уме? – покрутил пальцем у виска Олег. – Да, кровь невозможно смыть с сапог, но она ходила в них по Москве, по снегу, неужели ты думаешь провести анализ возможно?
- А давай спросим Влада, не знает ли он Валентину Сергеевну? – предложил Макс.
- Так он тебе и расскажет! – язвительно воскликнул Харитонов, тем не менее, садясь в машину. – Поехали, попробуем разговорить нашего пленника!

Влад, в сапогах и куртке спал на диване, по-детски подложив ладонь под щёку.
- Просыпайся! – рявкнул у него над ухом донельзя обозлённый Максим и толкнул его в плечо. Парень вскочил и захлопал глазами. Левая его щека стала красной, от соприкосновения с подушкой, короткие волосы растрепались и он стал похож на взъерошенного воробья. Взглянув на него, Макс почему-то почувствовал острый приступ жалости и сразу же передумал бить его, как планировал всю дорогу.
- У нас накопилось к тебе много вопросов. – Как можно мягче сказал он, присаживаясь в кресло напротив. Харитонов устроился рядом с Владом на диване.
- Каких вопросов? – кадык на горле парня нервно дёрнулся.
- Не передумал? – спросил Олег. – Ничего не хочешь нам рассказать?
- Нет! – упрямо мотнул головой Влад, на всякий случай, отодвигаясь подальше от следователя. – Он убьёт меня!
- Он или она? – спокойным тоном спросил Макс, прищурив левый глаз и закусив палец.
- Она тоже может? – вдруг посерел Влад. – И Русика она грохнула?
- Не знаю, тебе виднее! – Макс подошёл близко-близко к парня и, наклонившись к самому его лицу, прошипел: - Значит, их было двое? Мужчина и женщина?

- Отстань! Ничего я не знаю! – отпрянул Влад. – Отпустите меня, а?
- По-моему здесь тебе находиться безопасней! – резонно заметил Олег. – На воле-то тебя твои злодеи быстро найдут и отправят к братцу.
- А с вами значит не страшно? Хрен вас знает, может вы ещё покруче тех ублюдков! – отодвигаясь всё дальше и дальше, Влад, в конце концов, вжался в стену.
- Мы конечно же покруче! – коротко хохотнул Харитонов. – Только мы людей спасаем, а не убиваем! Хватит ломаться, рассказывай всё!
- Нет! Нет! Не буду! – заверещал парень, крепко зажмуриваясь, вероятно ожидая тумаков.
- Оставь его! – устало махнул рукой Макс. – Пошли, кофейку глотнём!

Устроившись за узким кухонным столом, друзья пили обжигающе горячий кофе в полной тишине. Первым её нарушил Максим.
- Теперь мы знаем, что женщина в этой истории всё-таки замешана…
- Ещё бы знать, кто она такая! – вздохнул Олег. – Теперь у нас вся надежда на Свету. Если она очнётся, то должна опознать твою Валентину.
- Что значит если? – поперхнулся кофе Макс. – Ты что мелешь?
- Тихо-тихо! – поднял руки вверх Харитонов. – Оговорился, каюсь. Совсем не то имел в виду!
- В другой раз следи за речью, хорошо? – хмуро попросил Максим. – Утром поеду в больницу, вдруг она уже очнулась?
- Хорошо бы…
- Да… - протянул Макс.
- Я имею в виду, хорошо бы поспать до утра! – ухмыльнулся Харитонов.
- Иди, ложись.
- Куда?
- Куда твоей душе угодно. Хочешь на диван, хочешь на кровать. – Разрешил Макс, доставая сигареты. – Я спать не хочу.
- Ты разве куришь? – удивился Олег. – Не замечал вроде.
- Бывает иногда. – Равнодушно пожал плечами Колосов, открывая форточку и выпуская в неё дым. – Иди, Олег.

До самого утра Максим сидел на подоконнике, одну за другой смоля сигареты. Когда часы показали семь, пепельница была полна окурков, а пачка опустела. Максим слез с подоконника и пошатываясь пошёл к двери. От безостановочного употребления никотина, голова слегка кружилась. Сев в машину, он наткнулся взглядом на телефон и понял, что вчера забыл его здесь. Взглянув на дисплей, увидел одно непрочитанное сообщение.
«Ты так и не прекратил своего расследования? Что ж, тем хуже для тебя. Скоро ты пожалеешь, что ослушался моего совета. Впрочем, пожалеть ты, наверное, не успеешь…»
- Урод! – буркнул Макс, заводя машину и выруливая со двора. Угроза не возымела никакого действия. Нет, он прекрасно понимал, что человек, убивший столько людей, скорее всего его не пожалеет, но почему-то совсем не боялся. Равнодушие к собственной жизни, тоже не пугало его. Вытащить Киру из тюрьмы, вот что стало главное целью. И пусть это будет даже такой ценой. Плевать.
Приехав в больницу, он узнал хорошую новость. Света пришла в себя и её даже перевели в обычную палату.
Девушка лежала у окна и, нахмурившись, смотрела в небо. На её голове красовалась тугая повязка.
- Макс! – обрадовалась она, увидев входящего в палату мужчину. – Ну, слава Богу! Я места себе не нахожу! Какие новости?
- Новости есть, правда не знаю, хорошие или плохие, решай сама… - улыбнулся Максим, присаживаясь рядом с ней.
Когда, закончив свой рассказ, он замолчал, Света ещё долго не издавала ни звука, нервно кусая губы и теребя край одеяла.
- Да, это могла быть Валентина Сергеевна. – Наконец кивнула она. – Я не видела лица, только глаза. Ну и фигуру, конечно. Мне бы платье это увидеть… - задумалась девушка. – Знаешь, у меня есть план.

Не обращая внимания на причитания лечащего врача, Света подписала бумагу, что сама будет отвечать за последствия своего поведения и, пообещав вернуться к вечеру, нырнула в машину к Максу.
- Нужно купить парик и очки. – Велела она. – Знаешь, такие, с затемнёнными стёклами есть. А ещё накраситься поярче, чтоб она меня не узнала. Есть идейка, как заглянуть в её шкаф. А дальше уже надеяться, только на удачу.
- Попробуем! – ухмыльнулся Макс. Героизм Светы его поразил и он очень переживал за девушку. В конце концов ещё вчера она была при смерти, а сегодня уже сбежала из больницы. Но Света была непоколебима. На его робкие просьбы подождать хотя бы до завтра, она заявила:
- Если есть возможность вытащить Киру хотя бы на час раньше, я пойду куда угодно. Мне страшно представить, что она чувствует, находясь среди зеков. Я бы умерла от ужаса.

Час спустя, она вылезла из машины, припаркованной у чёрного входа в дом, и забежала в подъезд. Там, сняв пальто и сапоги, натянула приготовленные заранее халат, парик и очки, поднялась на нужный этаж и смело позвонила в дверь Валентины Сергеевны.
- Добрый день! – улыбнулась ей женщина. – Девушка, а вы кто?
Обрадованная тем, что Валентина Сергеевна не узнала её, Света принялась вдохновенно играть свою роль. А роль была предельно проста…
- Нет, ну вы посмотрите какая спокойная! – заголосила она, воздев руки к небу. – У меня там с потолка льёт, а она спокойная!
- В чём дело? – попятилась Валентина Сергеевна. – Вы сумасшедшая? У меня в квартире сухо!
- А вот это я сейчас проверю! – заявила Света и, оттолкнув женщину, вошла в квартиру.
- Стой, хулиганка! – заверещала та и ринулась следом за девушкой.
- И правда сухо… - растерянно протянула Света. – Ну что ж, бывает! Ой, - всплеснула руками она. – Какой же у вас шкаф красивый! Это ж моя мечта! Дорогой?
- Да. – Растаяла Валентина Сергеевна. Света, сама того не зная, нажала на нужную педаль: интерьер квартиры, всегда был самым главным для женщины. Похвалив шкафчик, Света тут же заслужила невольное уважение.
- Ой, вы не представляете, как же я хочу такой же! – не унималась Света. Схватившись за ручку, она распахнула дверцу и обозрела пространство. – А какой огромный внутри! – Восхищалась она, глазами цепко оглядывая пространство, стремясь найти то самое чёрное платье. И, наконец, увидела его. Скомканное, оно лежала на дне шкафа, рядом с обувью. – А это чего-й такое? – Бесцеремонно выхватив сверток, девушка встряхнула его и пошатнулась. Да, интуиция не подвела Максима. Это было то самое платье. А рядом, огромный кружевной платок, которым женщина прикрывала лицо в квартире Таисии. Сомнений больше не осталось.
- Ты что творишь?! – рявкнула на неё Валентина Сергеевна и, выхватив платье из рук, вытолкала девушку на лестницу. – Хамка!
Как во сне Света спустилась вниз, где ей заботливо подал пальто Максим.
- Поехали в больницу. – Попросила девушка, держась за виски. – Что-то голова кружится…

- Это всё конечно хорошо, - покачал головой Олег, услышав рассказ друга, - но у нас по-прежнему ничего на неё нет. Непонятны мотивы, никаких доказательств. Каким боком она связана с ребятами?
- Ты же слышал, что сказал Влад, тогда, в гостинице! Они шантажировали его… - споткнулся на слове Макс, туша сигарету. – Блин, ничего не сходится! Шантажировали какого-то мужика, за то, что он убил какую-то девчонку. При чём здесь Валентина Сергеевна?
- Может этот мужик её родственник? Любовник? – предположил Харитонов.
- С ума сошёл? – хмыкнул Макс. – Ей сто лет в обед.
- Ну тогда брат? Или сын?
- Возможно. – Кивнул Максим. – Надо проверить её. Кто она вообще такая, где работала, была ли замужем, если ли дети или другие родственники. В общем всю подноготную.
- Это не проблема! – махнул рукой Олег, доставая телефон. – Есть у меня спецы.
Коротко переговорив по телефону, он отключился и сказал:
- Через час обещают выслать инфу на почту.
- Долго! – вздохнул Макс, раскуривая очередную сигарету.
- Ну задачка-то тоже не самая лёгкая! – бросился защищать подчинённых следователь. – Мы даже фамилии её не знаем. Только адрес и имя-отчество. Это усложняет дело. Налей мне ещё чая, - попросил он.
Нехотя соскользнув с подоконника, Колосов щёлкнул кнопкой чайника и раскидал по чашкам чай и сахар. Затем, заглянув в холодильник, констатировал:
- Еды нет.
- А то я не знаю! – ухмыльнулся Харитонов. – Я потому и сказал «налей чаю». К счастью даже у такого как ты всегда найдётся кипяток и пакетик чая. Ты когда ел в последний раз?
- Не помню. – Равнодушно пожал плечами Максим.
- Ненормальный ты. – Осуждающе покачал головой Олег. – Так же нельзя.
- Отстань. – Махнул рукой Максим и принялся большими глотками опустошать чашку.
- Не отстану! – ударил ладонью по столу Харитонов. – Ты держишься сейчас на голом энтузиазме, как энерджайзер! Завод закончился, а ты всё барабанишь! А вот когда Киру выпустят, ты в больницу загремишь!
- Ну и хрен с ним! – не повышая голоса, ответил Макс. – И, по-моему, мы эту тему уже обсуждали в Смоленске. И я тебе тогда всё сказал. Хоть в морг. Лишь бы скорей её отпустили.
- Это говорит твоя эгоистичность! – безжалостно рубанул Олег. – Тебе только кажется, что твоя жертвенность кому-то нужна! Подумай сам, какой это стресс будет для девушки! Судя по-твоему рассказу, она винит себя в смерти сестры, хочешь, чтобы она винила себя в том, что ты дохнуть будешь?
- Да не могу я есть, как ты не понимаешь! – взорвался Колосов. – Мне кусок в горло не лезет! Поставь себя на моё место! Если бы твоя Рита сидела в тюрьме?
Олег замолчал и уткнулся носом в чашку. Такую ситуацию было страшно представить. Наверное, действительно, легко давать советы, когда дело касается не тебя лично.

Через час, близоруко щурясь, Олег читал полученную информацию. Макс, затаив дыхание, слушал его.
- Романова Валентина Сергеевна, тысяча девятьсот пятьдесят второго года рождения. Не привлекалась, не судима. Тридцать лет работала терапевтов в одной из клиник Москвы. Замужем не была, детей не имеет. Ведёт уединённый образ жизни, ни с кем близко не общается. Единственный родственник, двоюродный брат, Романов Сергей Иванович, следователь.
- Кто?! – вздрогнул Макс, расплескав чай. – Кто?!
- Вот это номер… - задумчиво почесал макушку Харитонов. – Такого я не ожидал. Интересная картинка вырисовывается.
- Кем ты говоришь она работала? – переспросил Макс. – Терапевтом?
- Да. А что? – насторожился Олег.
- Какой же я болван! Как же я сразу не узнал? – заметался он по тесной кухне.
- Что не узнал? – продолжал недоумевать Харитонов.
- Сапоги, которые я видел в прихожей у Валентины, те самые, что были на медсестре, которая поставила смертельную капельницу Полине!
- Ты уверен?
- Более чем!
- Кого же она так защищает?
- Вывод напрашивается сам собой! – радостно потёр руку об руку Макс. – Брата!
- Ты хочешь сказать, что Романов кого-то убил, а теперь его сестра уничтожает свидетелей? – засомневался Харитонов. – Что-то мне не верится! Романов конечно гад ещё тот, но чтобы так… Нет, этого не может быть!
- Олег, я тебе поражаюсь! – насмешливо посмотрел на него Максим. – Несколько дней назад, ты утверждал, что мы не знаем близких людей и на что они способны. Ты говорил о Кире. А сейчас защищаешь следователя, которого все ненавидят! Да откуда ты знаешь, на что способен он?
- Я уже не знаю что думать!
- Надо брать её на понт! – победно сложил руки на груди Максим. - Но для начала, мы должны узнать имя девушки, которую убил Романов.
- Давай не будем утрировать факты! – предостерегающе поднял руку Олег. – Мы ещё не знаем этого наверняка.
- Да всё сходится же!
- Стоп! Не нервничай так! В таком деле спешить нельзя, нужна холодная голова. Сейчас я попрошу своих ребят, найти сводки об убитых или просто пропавших без вести девчонок за последние месяца три. – Харитонов опять взялся за телефон.
- А если это было раньше?
- Я так не думаю. – Отрицательно покачал головой следователь. – Если он убил её ещё летом, то почему вся эта шумиха поднялась только сейчас?
- Может, спросим у Влада? Чтоб наверняка! – предложил Макс.
- Так он нам и сказал!
- Давай всё же попробуем! – Максим первым шагнул в гостиную и взяв руки в карманы и прищурившись, посмотрел на скукожившегося в кресле парня, обнимающего свой рюкзак. – Влад, будь человеком, ответь на один единственный вопрос. – Попросил он.
- Какой? – вздрогнул парень.
- Кто та девушка, которую убил наш главный злодей?
- Не скажу… - затрясся парень. – Он убьёт меня!
- Да будь же ты мужчиной в конце концов! – рявкнул Макс. – Тряпка! Всего-то ты боишься! Бросил мать одну и сбежал, даже не подумав, что ей могут причинить вред! Теперь сидишь здесь и трясёшься, как заячий хвост! Может, хватит? Я ведь не много прошу! Всего лишь имя той девчонки! Если ты так боишься назвать его имя, то скажи хотя бы её!
- Лида Дроздова. – Подняв на него мутные глаза, буркнул Влад. – Она в розыске. Он спрятал её труп. Ещё осенью.
- Откуда вы об этом узнали? – решив ковать железо пока горячо, быстро спросил Макс.
- Не скажу. – Опять завёл своё парень. – Даже не спрашивайте, ничего больше ни скажу. И про Лиду, я вам ничего не говорил, да?
- Трус! – презрительно сплюнул на пол Колосов, скрываясь на кухне.

Ближе к утру план дальнейшего расследования был составлен и друзья, с чувством выполненного долга, разошлись по кроватям.


Рита, возлюбленная Олега, оказалась красивой женщиной, с мягкими чертами лица и ясными голубыми глазами. Она беспрекословно, не выясняя подробностей, явилась по адресу Макса и сейчас стояла в прихожей, в расстёгнутом пальто, с блестящими на чёлке ещё не растаявшими снежинками.
- Здравствуйте! – улыбнулся ей Максим, пожимая протянутую руку. – Приятно познакомиться.
- Взаимно! – сверкнула глазами женщина, метнув быстрый взгляд на появившегося в дверях Олега. – Привет! – Кивнула она ему.
- Привет! – хлопнул её по плечу Харитонов. – Ритка, времени у нас мало, давай сразу к делу!
- Что от меня требуется? – спросила она, отдавая пальто Максу.
Через полчаса, выслушав их быстрый рассказ, женщина, задумчиво покрутив в руках чашку, кивнула:
- Я всё поняла. Мне нужна фотография девушки. Хотя нет, даже две! Одна где лицо крупным планом, а вторая в полный рост.
- Без проблем! – Макс метнулся в гостиную и выудил из альбома несколько фотографий, снятых на корпоративе и одну, из своего органайзера, где Кира улыбалась прямо в камеру.
Взглянув на карточки, Рита удовлетворённо сказала:
- Мы с ней немного похожи, думаю особого труда перевоплотиться в Киру, мне не составит.
- Сколько тебе нужно времени? – спросил Олег, всё утро не сводящий глаз с женщины.
- Часы три-четыре, не меньше. Нам же нужно, чтобы старушка была уверена, что видит перед собой соседку.
- Давай Ритка, - Кивнул Олег. – Мы на тебя надеемся!
- Не волнуйтесь, я справлюсь. – Женщина щёлкнула замком сумки, пряча фотографии внутри и поднялась. – Я позвоню, когда буду готова.
Когда за Ритой захлопнулась дверь, Харитонов повернулся к другу и спросил:
- Как она тебе?
- Красивая! – усмехнулся Макс. – И деловая. Вопросов лишних не задаёт. Мне кажется, она тебе подходит.
- Правда? – по-детски обрадовался Олег.
- Правда. Только ты поторопись, а то уведут! – Макс вышел в гостиную, оставив друга в смятении.
Вид Влада, по-прежнему сидящего в уголке, вызвал в мужчине глухое раздражение.
- Чего с этим делать? – буркнул он, обращаясь к Олегу.
- Не сейчас, Макс. – Успокаивающе коснулся его плеча следователь. – Давай завершим дело, а потом пусть катиться на все четыре стороны. Сам понимаешь, что парень в опасности. Стоит ему выйти на улицу, я уверен, завтра будет ещё один труп.
- Ладно. – Недовольно буркнул Максим и скрылся в спальне. Там он просидел до обеда, не отрывая взгляда от лениво ползущей по циферблату стрелки часов.
Долгожданный звонок, раздался в половине четвёртого.
- Да. – Отрывисто сказал Олег в трубку. – Понял. Выходим.

Выйдя из подъезда, Макс покрутил головой по сторонам и замер, не в силах пошевелиться. Возле тёмно-вишнёвой иномарки, стояла… Кира. Нервно сглотнув, мужчина сделал шаг к ней. Девушка пошевелилась и улыбнулась. Чужой улыбкой. Чужим движением она поправила причёску и взглянула на часы. Мираж рассеялся, сердце тупо заныло. Да, он прекрасно понимал, что это Рита, но на какую-то долю секунды, он вдруг поверил, что это действительно Кира.
- Ну как? – спросила Рита, переводя взгляд с одного мужчины на другого. – Похожа?
- Не то слово! – воскликнул Максим. – Как у вас это получилось? Вы что, гримёр?
- Я нет! – засмеялась Рита. – А вот моя сестра, да. Она профессионал.
- Ну что ж, если Макс купился на этот образ, то Валентина точно поверит. – Буркнул Олег, оттесняя друга от женщины. Ему очень не понравилось повышенное внимание к ней.
Рита села за руль и уверенно выехала на заснеженную трассу. Через полчаса она тормозила у дома Киры.
Сердца ребят взволнованно стучали, когда они поднимались по лестнице. Остановившись у нужной квартиры, они на минуту остановились, переводя дыхание. Затем Рита нажала на звонок. В квартире долго разливалась трель, а потом раздались шаркающие шаги. В глазке метнулась тень и тут же загремели замки.
- Ты?! – удивлённо выдохнула женщина, подслеповато прищурившись, вглядываясь в лицо женщины. – Ты же в тюрьме!
- Ну Слава Богу правосудие в нашей стране справедливое! – ухмыльнулась «Кира». – Меня отпустили.
- Почему?! – попятилась Валентина Сергеевна. Её щеки покрылись неровными красными пятнами, дыхание стало тяжёлым.
- Нашли настоящего преступника. – Равнодушно пожала плечами женщина. – Он занял моё место в камере. Надеюсь, его положат на ту же кровать, у туалета. Будет знать, как убивать людей.
- Его посадили? – ахнула Валентина Сергеевна, хватаясь рукой за косяк. – Не может быть!
- Почему это? – быстро спросила Рита, не сводя внимательных глаз с лица женщины.
- Но я же всего два часа назад с ним говорила! – воскликнула Валентина Сергеевна и тут же осеклась. – Ой, то есть я хотела сказать, совсем не это…
- Вот даже как? – выглянул из-за двери Максим, напугав женщину до полусмерти. – А мне кажется, вы всё правильно сказали. Валентина Сергеевна, мы уже вызвали полицию на ваш адрес. Не волнуйтесь, скоро вы окажетесь рядом с братом. Хотя… - Деланно задумался мужчина. – Проходящих по одному делу, вроде бы не сажают в одну камеру? Верно Кира?
- Понятия не имею! – отрезала Рита. – Вот сейчас следователь приедет и спросим у него!
- Какой следователь? – Валентина Сергеевна ухватилась за сердце и плюхнулась на стул. – Не надо полиции!
- Надо, очень даже надо! – пропустив «Киру» вперёд, Максим шагнул в квартиру и закрыл за собой дверь. – Единственное, чем мы можем вам помочь…
- Чем? – вскинулась женщина.
- Чистосердечное признание смягчает наказание. – Выдала Рита, со скучающим видом оглядывая квартиру. – Вашему брату уже никто не поможет, а вы ещё можете разжалобить следствие. Сейчас всё честно расскажете, потом учтут ваш возраст… Запросто сможете получить условный срок.
- Да? – Валентина Сергеевна переводила взгляд с Максима на «Киру». – Вы не врёте?
- Зачем бы нам это?
- А зачем вы мне помогаете? – вполне резонно спросила женщина.
- Ну… - на минуту растерялась «Кира», но тут же нашлась: - Ну, мы же столько лет, живём на одной площадке! Вы мне по сути ничего плохого раньше не делали, мне вас просто жаль! В вашем возрасте, вы на зоне пропадёте! Покайтесь, Валентина Сергеевна. Я от чистого сердца говорю. Поверьте.
- Пройдёмте на кухню… - вздохнула женщина, тяжело поднимаясь и направляясь на кухню.
Усевшись вокруг круглого стола, застланного белой клеёнкой, ребята не сводили с Валентины Сергеевны глаз. Осторожно коснувшись кармана, Макс проверил, хорошо ли работают диктофон и рация. Харитонов, оставшийся в машине, слушал все их разговоры, дожидаясь момента, когда на сцене должен появиться он.
- Неужели Серёжка в тюрьме? – всхлипнула женщина, закрыв лицо платком. – Не могу поверить… Вы меня не обманываете? – Насторожилась она. – А вот я ему сейчас позвоню!
- Звоните. – Спокойно сказал Макс, скрывая волнение. – Телефон дать?
- У меня свой есть! – воскликнула Валентина Сергеевна, дрожащей рукой набирая номер.
- Выход… - буркнул Максим и кашлянул. Это был условный сигнал, обозначающий, что следователю нужно явиться раньше времени.
Минута – и он уже звонит в дверь. Валентина Сергеевна вздрогнула и выронила телефон.
- Кто это? – сдавленно прошептала она.
- Полиция. – Ответила «Кира». – Открывайте, не тяните.
- Мамочки… - пробормотала Валентина Сергеевна и, прижав руки к груди, открыла дверь.
- Следователь по особо важным делам, Харитонов Олег Викторович. – Махнув удостоверением перед носом перепуганной женщины, заявил Олег, оттесняя её в сторону и проходя в квартиру.
- Ой! – воскликнула она и, закатив глаза, рухнула на пол.
- Какие нынче нежные преступники пошли! – досадливо мотнул головой Харитонов. Из кухни выскочила Рита и, пошарив в шкафу, нашла аптечку. Через несколько секунд, по квартире поплыл едкий запах нашатыря, и Валентина Сергеевна села, очумело тряся головой. Оглядев всех присутствующих мутным взглядом и убедившись, что всё случившееся не кошмарный сон, женщина заплакала.
- Я всё расскажу… - рыдала она, размазывая слёзы по щекам. – Не арестовывайте меня! Я больной человек! Я хочу умереть дома!
- Поднимайтесь. – Олег и Максим подхватили её под руки и мигом поставили на ноги. – Садитесь и рассказывайте.
Вернувшись на кухню, все расселись и приготовились слушать.
- Я не хотела никого убивать! – плакала женщина, сморкаясь в платок. – Но я брата хотела защитить!
- Давайте об этом потом! – Отрезал Олег. – Сейчас, пожалуйста, по порядку. Внимательно вас слушаем.
Оглядев ребят, посмотрев на их суровые лица, Валентина Сергеевна поняла, что слезами их не проймешь, и принялась каяться.


Лида Дроздова, девочка из хорошей семьи, училась в музыкальном училище. Но оторвавшись от родного дома, она связалась с дурной компанией, стала пить, курить и употреблять наркотики. В отделение полиции её привезли после кражи в магазине. Попав к следователю Романову, хитрая девчонка смекнула, чем ей грозит привод в полицию и принялась соблазнять мужика. Надо сказать, что Лида была чудо как хороша. Высокая, стройная, с короткими рыжими волосами и огромными зелёными глазами. Поняв, что следователь пал жертвой её чар, она соглашается поехать с ним на природу. На следующий день, она спокойно садится в машину следователя с уже готовым планом. Естественное, спать с ним она не собирается. Романов привозит девушку за город, в одну живописную деревеньку, где у него находится дача. Едва войдя в калитку, Лида рвёт на себе одежду и говорит, что сегодня же пойдёт в полицию и напишет на него заявление об изнасиловании. Сказать, что Сергей Иванович был удивлён, это не сказать ничего. А Лида между тем заявляет, что никому ничего не скажет, если он уничтожит её дело и об этом не узнают в училище. Между ними разгорается ссора. Лида выскакивает за ворота и несётся к дороге. Романов за ней. Схватив наглую девчонку за локоть, он тащит её обратно. Затем, брызжа слюной, орёт, что ей никто не поверит, а затем отвешивает пощёчину. И тут происходит трагическая случайность, стоившая жизней многим людям. Оттолкнув Лиду от себя, Романов не рассчитывает силы и девушка, не удержавшись на высоких каблуках, падает на землю, ударившись головой об железные перилла. Одного взгляда следователю хватило, чтобы понять: девушка мертва. Впав в истерику, он звонит сестре. Та немедленно едет на дачу и хладнокровно велит брату избавиться от тела. Перетащив в дом то, что ещё недавно было весёлой шебутной девчонкой в дом, они дожидаются темноты и переносят тело к речке. Там, привязав к нему два кирпича, опускают в воду. Всё. Словно и не существовало на свете Лиды Дроздовой.
Отпаивая брата успокоительным и убирая кровь, Валентина Сергеевна думала, что никто и никогда ничего не узнает. Но тут в дело вмешивается его величество Случай. Дача Ворыковых находилась в той же деревне и в тот вечер, Руслан и Влад сидели на берегу реки с удочками. Конечно, сложно представить этих парней мирно ловящими рыбку, но время за таким занятием они проводили часто. Услышав шум, братья спрятались в кустах и во все глаза смотрели как Романовы избавляются от трупа. В голове Руслана тут же созрел план. Поделившись им с братом, они решают шантажировать соседа. Выждав достаточно много времени, они звонят следователю и требуют двадцать тысяч долларов за молчание.
Сергей Иванович, пытающийся стереть из памяти тот страшный день, впадает в панику и едет на встречу с Русланом. Поговорив с ехидно ухмыляющимся парнем, он просит время, чтобы найти деньги. Тот даёт ему две недели. Мужчина привычно едет за советом к сестре. Валентина Сергеевна в растерянности. Признаться такого она не ожидала. За размышлениями проходит две недели, а выход так и не найден. Приехав на очередную встречу, Романов знакомится с Полиной, которую Руслан ввёл в курс дела. Девушка выдаёт ему заученную фразу, что они дают ему ещё неделю, но это крайний срок.
В тот же вечер Валентина Сергеевна видит Руслана, входящего в квартиру Киры и в ужасе понимает: они в западне. Через неделю она идёт с братом на встречу с Русланом и хладнокровно всаживает нож в грудь не ожидавшего нападения, а потому не сопротивляющегося парня. Романов, не думавший, что сестра таким способом избавится от шантажиста, начинает орать. Валентина Сергеевна велит ему ехать на работу и сама уходит домой. Выйдя из-за гаражей, она ещё долго сидит на скамейке в парке, не чувствуя холода. Всё-таки убить человека не лёгкое дело, и она испытывает стресс. За это время поднимается метель и прячет все их следы. Наконец женщина приходит в себя и идёт домой. У подъезда она сталкивается с Кирой и проследив за ней, понимает, что судьба дарит ей шанс. Позвонив брату, они разрабатывают план и делают из девушки убийцу. Всё, дело сделано. Даже если Кира будет что-то говорить про Лиду, ей уже никто не поверит. Для всех она убийца.
Осталось расправиться с последними двумя свидетелями. Полина, впав в истерику, решает покончить с собой, но её спасают. Посетовав на подобную неудачу, Валентина Сергеевна решает добить её. Облачившись в халат медсестры, она появляется в больнице и ставит смертельную капельницу девушке. Она умирает.
Следующий на очереди Влад. Но здесь её начинает преследовать неудача. Парень ускользает у неё из-под носа. Паникуя не на шутку, она ищет парня, но всё безрезультатно.
Решив на время прекратить его поиски, она под благовидным предлогом проникает в квартиру Ворыковых и напоив Клавдию, шарит в вещах ребят. Не найдя никаких бумаг или фотографий, касающихся убийства Лиды, она успокаивается. Осталось проверить только квартиру Полины. Надев траурный наряд, она приходит на похороны и обыскивает комнату несчастной девушки. Здесь её и замечает Света. Ударив девушку по голове, Валентина Сергеевна сбегает.
Поиски Влада продолжаются. Он единственный оставшийся в живых свидетель, поэтому уничтожив его, можно будет спать спокойно. Но её планам не суждено было сбыться…

Высказавшись, женщина уткнула лицо в ладони и зарыдала. Рита с брезгливостью отодвинулась от неё.
- Ну что ж, - первым подал голос Максим. – Теперь и правда можно вызывать полицию.
- Что?! – подняла на него глаза женщина. – Вы меня обманули?!
- Ох, наконец-то! – не обращая внимания на её слова, вздохнула Рита. Достав из сумочки бутылочку с гелем и ватный диск, она принялась быстро стирать с лица грим. – Кожа немилосердно чешется! – Посетовала она и стащила с головы парик.
- Что?! – ахнула Валентина Сергеевна. – Так ты не Кира!
- Представьте себе. – Хмыкнула Рита, закончив процедуру. – Я не Кира.
- Мне плохо… - всхлипнула женщина. – Вы обманули меня! Негодяи!
- Ух кто бы говорил! – сузив глаза, посмотрел на неё Максим. – Подлая, мерзкая убийца! Кто дал вам право распоряжаться судьбами людей? Кто дал вам право решать, кто может жить, а кто нет? А Кира? За что вы её запихнули в тюрьму? Она знать ничего не знала ни о вашем брате, ни о Лиде Дроздовой!
- Полиция уже едет. – Коротко бросил Олег, отложив телефон в сторону. – Молодец Макс! Ты всё-таки добился своего!
- А кто писал мне смс-ки с угрозами? – встрепенулся Максим.
- Не я! – тут же открестилась Валентина Сергеевна. – Это Сергей! Он знал, что ты расследуешь это дело! Да и я знала!
- Помнишь Олег, мы телефон Влада проверяли, и ты нашёл в нём номер Романова? – горько спросил Макс. – Мы-то подумали, что он просто со следователем разговаривал, а ведь разгадка была так близка…
- Да… - протянул Харитонов. – Но это сейчас не главное. Главное то, что мы всё-таки нашли убийцу. И Киру твою, теперь выпустят на свободу.
Рита, стоящая у окна, резко обернулась и воскликнула:
- Приехали! Полиция приехала!

Кира, свернувшись калачиком, лежала, отвернувшись к стене. Макс давно не приходил на свидания, и ей стало казаться, что он забыл её. Видно судьба ей, всё же сидеть в тюрьме. За спиной переговаривались заключённые, кто-то гремел посудой, кто-то играл в карты.
Неожиданно для всех загремели замки. Женщины повскакивали со своих мест. Пришлось слезать и Кире. В камеру вошёл охранник. Оглядев всех суровым взглядом, он оставил его на Кире и сказал:
- Давыдова, на выход! С вещами!
Девушке показалось, что земля ушла из-под ног. В ушах зазвенело, перед глазами запрыгали чёрным мушки. Неужели?! Господи, неужели её освободят!!
Похватав вещи, она бегом выскочила из камеры. Её проводили в кабинет следователя. Вместо ненавистного Романова, здесь сидел совсем другой человек.
- Так вот ты какая, Кира! – улыбнулся он ей.
- Вы меня знаете? – вздрогнула она.
- Ещё бы мне тебя не знать! Макс про тебя все уши прожужжал, пока мы дело расследовали!
- Макс? – встрепенулась девушка. – А где он?
- Ждёт тебя на улице.
- Я свободна? – к глазам Киры подкатили слёзы, одна сбежала по щеке.
- Свободна. – Легонько коснулся её руки Харитонов. – Максим сделал для этого всё. А тебе просьба от меня лично. Сегодня же накорми его. Он превратился в анорексика за эти три недели. Ничего не ел и не спал.
Слёзы лились из глаз девушки сплошным потоком.
- Спасибо! – воскликнула она. – Спасибо вам огромное! Обязательно накормлю! Обещаю!
- Ну всё, иди уже! – засмеялся Олег, подписывая ей пропуск.
- А кто Руслана-то убил? – спросила она, подходя к двери кабинета.
- Максим тебе всё расскажет. Иди.

Снег на солнце искрился сотнями маленьких бриллиантов. Зажмурившись от этого великолепия, Кира полной грудью вдохнула воздух и чуть не упала, от нахлынувшего на неё облегчения. Сердце радостно забилось в груди, ледяная рука, стискивающая его всё это время, разжалась.
- Кира! – крикнул родной голос. Девушка обернулась и увидела спешащего к ней от ворот Максима. Вредного, временами невыносимого, но такого любимого…
- Макс!!! – завизжала она и бросилась ему на шею.
Прижимая к себе её, он чувствовал, что сейчас совсем не по-мужски расплачется. Он так долго ждал этого момента.
А она вовсе не скрывала слёз. Целуя его, она плакала и слёзы катились вниз, падая на её пальто и образуя на нём мокрые дорожки.
- Я люблю тебя, слышишь? – взяв её лицо в ладони, прошептал Макс.
- И я люблю тебя! – глаза Киры светились от счастья. – Люблю!


Валентина Сергеевна не дожила до суда. Она скончалась в камере от сердечного приступа. В её квартире поселилась молодая пара с ребёнком, которые стали друзьями Кира и Максима. Сергей Иванович получил семь лет строгого режима. На нем, конечно же, было меньше преступлений, чем на его сестре. Влад вернулся к матери и они вдвоём уехали жить в Смоленск. Таисия и Коля мужественно учатся жить без Полины.
Света выписалась из больницы и записалась на курсы восточных единоборств. Не понятно, почему её выбор пал именно на эти курсы, но девушка счастлива.
Максим переехал к Кире. Они подали заявление в ЗАГС. Кира съездила на могилу к сестре и долго плакала, смотря на её фотографию. Удивительно, но после этого визита, чувство вины отпустила её окончательно, и она смогла вздохнуть спокойно.
Олег всё-таки признался в любви Рите. Женщина заявила в ответ, что он балбес и что она давно уже ждёт этого признания. Думается, свадьба этих двои уже не за горами. Рита и Кира познакомились и стали подругами. Втроём со Светой они по выходным ходят в кафе и кино.

На улице вовсю шумел апрель. Максим и Кира приехали его родителям в деревню и теперь гуляли по улице, наслаждаясь теплом и запахами цветущих садов. За всей этой историей, они не успели заметить, как закончилась зима и наступила весна и вот теперь наверстывали упущенное.
- Как же хорошо! – вздохнула девушка, прижимаясь к плечу Максима.
Он молча обнял её и, закрыв глаза, подставил лицо ласковым солнечным лучам. Но солнце внезапно скрылось и из-за набежавшей тучки загремел первый весенний гром.
- Бежим домой? – взяв Киру за руку, предложил Макс.
- Не хочу! – лукаво взглянула на него девушка. – На улице так хорошо!
- Но дождь ведь! – воскликнул мужчина, чувствуя первые холодные капли, начинающегося ливня.
- Ну и что?! – засмеялась Кира и разведя руки в стороны, закружилась на месте. – Под первым весенним дождём, не страшно и промокнуть! Мы в детстве очень любили танцевать под дождиком!
Макс улыбаясь наблюдал за любимой, а она, кружась в незатейливом танце, громко распевала:
- Вслед за весенним ливнем, раньше придёт рассвет и для двоих счастливых, много-много лет…


Рецензии
Сколько раз смотрел в детстве "Кавказскую пленницу" и всё думал, что замечательную там песенку про медведей поёт сама Наталья Варлей. Оказвается, вместо неё зрители слышат голос Аиды Ведищевой. Более того, героиня Варлей и разговаривает чужим голосом. Не совсем понятно, чем Леонида Гайдая не устроил голос актрисы? А произведение получилось весьма интересным. Жму зелёную кнопку.

Петр Панасейко   16.12.2018 21:36     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.