Конец старой драмы

   Это - подарок Рине Волошиной, что с Донбасса, одной из лучших авторов этого скатившегося в помойку, некогда прекрасного сайта.

   Всё то, что имеет начало имеет и конец.
   Фильм "Матрица-3".

   Конец - делу венец.
   Лучшая пословица про жизнь.

   Порывистый ветер превращал завесу проливного дождя в связки шипастых хлыстов, шумно хлеставшие одинокую женщину и проникая под осеннюю куртку ледяными иглами. Одиночество, впрочем, хлестало её не менее жестоко и безжалостно. Вспышки молний, приближавшихся к этому спальному району ярко-голубыми стрелами, превратили улицу в серию сюрреалистических фотоснимков, а в глазах прохожих женщина казалась тенью из другого мира, и они поспешили прочь по своим делам. Кошка, которая искала убежище под навесом дома, тут же шмыгнула в сырой и более знакомый подвал подальше от той, что выстукивала каблуками полусапожек дрожащую трель. Люди-то сейчас непонятные и злые, ещё кирпичом стукнет, с некоторых станется! Животные вообще никогда собой не рискуют понапрасну, в отличие от некоторых людей, особенно, при наличии нескольких голодных детей. Сегодня котятам достался лишь воробей, по дождю и холоду выходить на дворовую охоту повторно смысла не было. Да и какая-то неведомая опасность, дух смерти, что буквально повис в воздухе и кошке была непонятен в принципе, тоже склонил чашу весов в пользу сна в старом подвале около котельной. Мало ли, что там снаружи, особенно, если от него не знать, чего ожидать.
   Женщина, которая проходила хромой походкой мимо и продрогла до костей, не замечала всего этого. Её косынка намокла и более не защищала гладкую голову от струй с неба, а куртка промокла не меньше, хорошо, что из денег там была только мелочь, иначе бы все купюры пришлось высушивать на батарее, если её позавчера не отключили. Придя к себе домой, она тут же разрыдалась в голос, вспоминая своё счастливое прошлое, которое давно уже воспринимала как часть чужой жизни. Всё, что было "до", стало словно чужой жизнью, осталось лишь "после". Страшная жизнь изгоя, когда никто не пригласит на чай, а дети и взрослые бегут от тебя, как от чумной в Средневековье, а собственное тело становится лишь ветхой и полуживой пародией на себя прежнее, и есть настоящий ад. Её бросили все, кого она любила, все, с кем дружила. Поначалу утешали, но со временем - всё больше дежурно и лишь для соблюдения правил приличия. Приглашения в гости и согласия прийти на чай за один только месяц стали единичными, а потом вообще прекратились без перспектив как-то вернуться к прежнему распорядку. Любимый мужчина, что стало ясно после пары прогулок с молоденькой студенткой без малейших попыток скрыть их от неё, её бросил, как поношенные ботинки, а бойкие дети честно сказали, что боятся её, и не хотят, чтобы она вообще к ним подходила.
   Вот, что такое всамделишный ад, ощущать себя проклятой, когда отношение к тебе, как к опасной для других, заразной и больной. И, что самое главное, она поняла, почему так все боялись одного парня, который пережил нечто подобное. Она-то раньше подумывала, что он привирает для нагнетания жалости и драмы, но теперь она его понимала полностью. И его фраза: "Кто с моё увидит, тот поймёт, каково это". Теперь она знала, как жить в таком состоянии. где он теперь, чтобы попросить у него прощения и помощи, искупить вину? И можно ли теперь это сделать? Заставить мир заплатить за него, себя и всех товарищей по несчастью? Да, она плакала, ещё не понимая, как могли разорваться узы любви и дружбы. Лишь потом она поняла, что её вышвырнули прочь подыхать, исправно при этом служа пугалом для других. И возненавидела всех за это, искренне и честно. Поэтому многие дворовые "гопники" и уходили прочь, когда она смотрела им в глаза, боялись. Все боялись, что получат по заслугам. Вопрос лишь в том, как это сделать, как столкнуть их с адом, в котором была теперь она сама. Вместо рыданий она теперь зарычала, как раненый тигр. Они узнают её гнев, все узнают. Она отплатит по справедливости всем, кто виноват в её нынешней участи. Она поклялась в этом всему миру и самой себе особенно.
   Да, резвая и бодрая Вероника, пережившая полтора года назад рак и ставшая калекой на всю жизнь после интенсивной лучевой терапии, потеряла всё, чем дорожила в прежней жизни. Не беда, решила она, все подавятся, когда я стану собирать мне подобных и найду своё счастье с ними. И там найду людей, а не скотов в людском обличье, какими были все, кого я любила. Они недостойны меня, слюнтяи трусливые. Едва жареным запахло, так сразу ноги сделали, животные. Что же, это их выбор, все бросившие меня пускай подохнут, второго шанса у них больше не будет, я не дарю подонкам жалости и прощения! А мир в крови будет умываться, и все, кто не станет плечом к плечу с ней во имя благородного дела привнесения настоящего порядка!
   Хорошо, что квартира записана на меня, им тут ничего не достанется, иначе бы давно уморили, а потом бы дружно слезами заливались по "несчастной и любимой". Да, Вероника теперь, увидев людей с истинной стороны, не жалела их больше и не имела иллюзий по поводу жизни. Лишь пострадавшие, как она или в той же степени, находили у неё утешение. Она безошибочно распознавала их, брошенных миром, и её община росла день ото дня, многие обретали новую жизнь. Все, кто хотел прибиться к ним из корыстных побуждений, потом узнавал, что может сделать им тот. кому нечего терять. Так через два года Вероника с радостью и цветами на правах главы общины благословила молодожёнов, тощего парня-альбиноса и больную несахарным диабетом молодую девушку. Свадьбу праздновали шумно, а вскоре вторая помолвка обрадовала всех, любовь случилась у самой Вероники. Она вышла замуж за немного рыжего и светлого парня, тоже пережившего рак и испытавшего тот же ад, что она сама, и отмечали это с фейерверками, песнями и тортом прямо во дворе.
   


Рецензии