Часть 7

Волшебное мясо тяжело добывать

Завтра вечером братья собирались лихо отметить третий год жизни в Верхнем лесу! Большому событию - большое угощение, тем более, что придут гости. По этой причине, вопреки традиции, уже сегодня утром на засаду у дороги они пошли все вместе. Так увеличиваются шансы поймать сразу нескольких путников.
Валяй, Мордун и Рыгун дремали под деревьями, пока Кусок - самый внимательный и тихий - бдил за поворотом. Практика показала, что именно оттуда разные безумцы ходят через лес, а не наоборот.
Утро в засаде только началось, братья вытянулись на подлеске в ожидании сигнала, Рыгун даже всхрапнул, за что получил затрещину от старшего. Но только родившуюся идиллию нарушил голос Куска. Он бесшумно возник рядом с местом лёжки.
- Сегодня наш день, братцы!
- Чё, ужо? - изогнул брови Валяй и поспешил ухватиться за дубинал.
Рыгун с недовольным видом привстал на локте:
- Давайте следующих возьмём, а эти пусть едуть! В такую рань только дураки по лесам...
- Ага, такие, как мы, - кивнул Кусок. - Короче, там два на конях. Малый с девкой - лёгкая добыча. Мы с Мордушей сзади выйдем, а вы спереди, и всё, голубцы будут наши.
- Давай-ка посмотрим, хто там, - шмыгнул носом Валяй.
Тролли затихли.
Сначала послышался тихий разговор, а вскоре из-за поворота показались два всадника. Они мирно переговаривались, и даже не подозревали, что за ними следят.
По мере приближения вырисовывались детали.
- Больно худые, - покачал головой Валяй.
- Зато при конях, - по-деловому заметил Кусок.
- Тоже верно...
Всадники, парень и девушка, ехали так вольготно, будто никогда не слыхали про дурную славу Верхнего леса.
Рыжий парень в походных одеждах, с сумой через плечо лишь на первый взгляд мог показаться простаком. Что-то в его взгляде заставило Валяя призадуматься. Казалось, сунься к нему и обожжёшься.
Девчонка, наоборот, сразу настораживала. Миниатюрная блондиночка, волосы убраны в хвостик, рубашка и брюки чистые, опрятные, магический посох на седле! Такие верхом не ездят. Одним словом - чародейка!
Поравнявшись с засадой, всадники замолчали и, не сбавляя хода, начали всматриваться в лес, туда, где сидели тролли.
- Видят, что ли? - даже беспечный Рыгун напрягся.
- Не дОлжны! Место верное, с дороги не увидют, - прошептал Валяй.
Кусок смахнул с губ слюну:
- Ну чё, берём?
- Нет, - отрезал Валяй. - Эти двое не про нас. Чую, лучше не лезть.
- Да ты чё, Валяй! - чуть не подпрыгнул Кусок. - Малый да баба! Бери - не хочу!
- Нет, Куся. Ты лучше, вон, на ту палку глянь! Прямо как у нашего Филина, только лучше. Отвечаю, братцы, это едут колдуны.
Кусок оскалился и даже рыкнул вслед проехавшей парочке:
- Терпеть не могу колдунов!
- А они тебя. Так что сидим тихо и ждём. Все по местам, братцы.
- Эх, а я бы волшебного мяса хотел бы отведать, - Рыгун смотрел в спины всадникам мечтательным взглядом.
- А хотел бы сам остаться на дороге обугленным куском мяса? - показал жёлтые зубы старший брат.
Второй раз Кусок вернулся с поворота под вечер.
- Говорил же, утрешних надо было брать! Теперь там пять телег прёт, и на всех народу битком. Слышь, песни орут!
- Песни? Это я люблю! - подорвался Рыгун! - Давайте сначала послушаем!
Валяй же озадаченно почесал макушку:
- Интересно, кто это такой смелый, что в сумерках песни горлопанит в Верхнем лесу. Странный день, очень странный.
Умели братья работать и с обозами. Если без охраны, то просто выходили поперёк дороги и начинали обрабатывать самых нерасторопных. Телегу в этих местах быстро не развернёшь, так что всё добро останется брошенным.
Повозки уже выползли из-за поворота, на каждой весело по три-четыре фонаря и сидела куча народу. Впереди обоза шли два верховых, да и те без оружия.
- Ну чё делать-то будем? - Кусок подхватил дубинал.

- Выходим толпой поперёк, - решительно произнёс Валяй. - Погнали.
И они вывалились из леса: четыре образины, здоровые, словно быки, лохматые, ручищи, что деревья, глазки блестят из-под тяжёлых бровей, зубищи наружу. А дубьё такое, что хоть на дракона иди.
Так братья устали лежать без дела, что еле сдерживались. Они остановились посередь пути, кто дубину перед собой, кто на плечо. И ждут. В сумерках, да под музыку их заметили только шагов за тридцать. Остановились. Струны стихли. Множество пар глаз уставились на троллей.
Вперёд выехали оба всадника: смуглые парни, волосы густые, чёрные, как ночь, в ушах кольца, рубахи яркие, щёгольские сапоги. А в сёдлах молодцы сидят так, будто в них и родились.
- По што стоите на дороге поздним вечером, а? Добрым путникам проехать мешаете, - обратился к троллям тот, что постарше.
Валяй ещё не огрел его дубиной только потому, что очень уж хотел узнать, кто эти добрые и до рези в дёснах бесстрашные путники.
- Вас поджидаем, - мрачно оскалился Валяй.
- Нас? Эй, такой взгляд усталый! Давно ждёшь?
- С утра.
Парень блеснул зубами, повернулся к обозу:
- С утра ждут нас! Устали, бедолаги! - вновь повернулся к троллям. - Ай да с нами! Накормим, напоим, песней развеселим! Усталость, как рукой снимет!
У Рыгуна забурчало в животе.
- Песню я бы послушал.
- И песня будет, и угощенья, и вино! Сколько хочешь! - подключился второй всадник, говорил он неразборчиво, словно на чужом языке.
- Чем накормите? - Валяй опустил дубину.
- Фрукты есть, мясо, рыба есть!
- Птица есть! Што хочешь есть! Вино, пиво! Будете нашими гостями!
Тролли переглянулись. Овечки сами пускали волков к себе в загон.

Балаган раскинул шатры рядом с дорогой - Валяй показал удобное местечко. Странные люди всё время смеялись, быстро развели костры, развешали фонарики. Не успели тролли сесть к огню, как уже запахло жареным мясом.
Два молодчика пыхтели, стараясь аккуратно скатить с телеги по доскам огромную бочку.
- А ну, дай сюды, - подошёл Валяй, обхватил бочку рыжими ручищами и поставил на траву. - Во, а то, не ровен час, расколите. Шо в ней?
- Пиво.
- Тогда наливай. Пора уже за проезд платить.
Валяя кто-то похлопал по плечу. Тролль обернулся. Перед ним стоял крупный дядя, лысый, с тонкими усиками. Хоть он и выделялся статью среди своих, на тролля смотрел, задравши голову.
- А так смогёшь? - прохрипел дядя, подхватил с земли гирю и несколько раз высоко подкинул. Ловил легко, одной рукой, а как закончил, протянул гирю Валяю да так и держал на вытянутой руке. Рука даже не вздрогнула.
- Вот так могу, - Валяй подхватил хвастуна вместе с гирей и подбросил в воздух.
Гиря взрыхлила землю, а её хозяин болтал ножками над головой тролля. Валяй держал его на вытянутых руках.
- А ну, не балуй! - раскраснелся усатый силач. - Поставь, где взял!
Дети, женщины, мужчины, все курчавые и смуглые,  обступили тролля и с восторгом взирали на происходящее.
- Чудо хочИте? - спросил Валяй у толпы.
В ответ одобрительно закричали.
- Тады смотрите! Летающий цыга! Куся, лови пузатенького, - подмигнул брату Валяй и запульнул мужика через поляну.
Кусок поймал снаряд, и уже собрался дать дёру с доброй добычей, но его окружили со всех сторон и радостно кричали, хлопали в ладоши, даже на гитаре начали играть.
- Пусти, - хмуря брови, прохрипел силач.
Кусок отпустил. Вокруг него уже кружились в танце девки в цветастых платьях. Кто-то протянул кружку пива!
Так же окружили и Валяя, тот только репу чесал, пока под нос не сунули печёную утку и чарку с вином.
- Пейте! Ешьте! Веселитесь! Гости дорогие, всё для вас! - горлопанил пожилой циган в шляпе и всё бил по струнам маленькой гитарки.
- Красивые ножи, - подошёл к Мордуну худой мужичок в ярко-синей рубахе, блеснул золотыми зубами. - Кидать умеешь?
Мордун, не сводя угрюмого взгляда с цигана, протянул ему один из своих ножей. Тот выставил перед собой руки и замотал курчавой головой:
- Нет-нет! Это твой! Я чужой нож не трогаю. У меня свой есть. Вот, смотри, - с этими словами циган выхватил из-за пояса огромный кинжал и метнул навскидку. Лезвие вонзилось ровно в центр колеса ближайшей телеги. - Повторишь, нет?
Мордун убрал костяной нож к другим своим ножам на ремне. Отвернувшись, тролль пошёл к костру, где уже хрустел и чавкал Рыгун.
- Эу, а что так? - донеслось вслед. - Хочешь, научу почти даром!
Мордун сел к огню и, словно невзначай, опрокинул на землю чарку Рыгуна. Погрозил пальцем, мол, не расслабляйся.
Песни звучали всё громче, танцевали всё чаще. У одной из телег Валяй боролся на руках с каждым желающим. Побеждал всех, кроме детей. Ему нравилось им поддаваться. Так с ним играл его отец, чтобы сын рос уверенным в себе.
Посмотреть на борющегося тролля собралась половина табора, остальные же предавались безудержному веселью и пьянству.
Мордун сосредоточенно осматривался и посасывал косточку. Он ждал сигнала. В лесу заугукало. Тролль поднялся, махнул старшему, тот кивнул в ответ: "Слышал. Готов".
Сначала Мордун нашёл взглядом метателя ножей, он показывал малышне, как попадать в яблоко с десяти шагов. Потом молчаливый тролль незаметно выхватил из костра уголёк и бросил младшему брату за шиворот. Сам же поспешил прочь от огня.
Веселье вечера прервал дикий рёв Рыгуна. Из-под жилета валил дым, а сам тролль носился вокруг костра, извивался ужом и брызгал слюной. Старый цыган в шляпе заиграл быструю мелодию.
Дети смеялись, а женщины кружились вокруг Рыгуна, ловко избегая его припадков. В круг танцующих ворвался Валяй и поволок братца в сторону:
- Чаво визжишь! Людям отдыхать мешаешь, - грозно заорал тролль, чтобы все услышали. - Сейчас я его остужу, веселитесь!
Братья скрылись в темноте за телегами. Цыгане в лагере этого не заметил, там продолжалось веселье.

Валяй восседал на "царском пне" рядом с костром, недовольно причмокивал губами, разглядывая двух пленников. Тролли привязали их к дереву. Цыгане выглядели так, будто им такое не впервой.
Пухлую цыганку в годах приволок кусок, и как только не притомился до поляны тащить! А тощего, но заносчивого метателя ножей взял Мордун.
- Братцы, - начал со вздохом Валяй, - вы себе в засаде не только бока отлежали, но и бошки. Или это буйна вода вас сломила?
- Валяй, ну, чё те не так-то? - пристыжено пожал плечищами Кусок. Все три брата сидели на бревне, смотрели кто куда, лишь бы не на старшего.
- Хе! Всё не так, Кусь! Заре праздновать будем, а у нас баба старая, а мужик тощий. Как гостям в глаза смотреть, стыдоба-головушка?
- Валяйка, так давай бабу съедим. Поглянь, какая помпушка! - нашёл решение Рыгун.
- Бабу съедим, а с мужичком повеселимся? - злобно пробурчал Валяй. - Ты, Рыгуш, как хотишь, но это давай где-нибудь подальше отцедава. Забирай мужика, а нам бабу моложавку в замен ищи.
- Да я не о том! - переполошился младший! - Говорю, эту сожрём, а другую заре найдём!
- А то у нас тут ежний день бабы ходють: пошёл да нашёл! Помалкивай лучша, - скривился Валяй.
- Ромалы, - почуяв, чем дело пахнет, хрипло обратился пленник, - могу развлечь гостей метанием ножей и топоров! Будет красиво! Слово сына дорог!
- Метатель у нас свой есть. Мордуш, покажи недомерку.
Показательно медленно Мордун вытянул из-за пояса самый большой костяной нож, и резко выбросил руку в сторону пленника. Лезвие с глухим стуком вошло в древесную кору прямо над головой цыгана. Если бы тот не вжал шею в плечи, то потёртая рукоять торчала бы изо лба.
Циган закатил глаза и завалился на бок, насколько позволяли верёвки.
- Серьёзные вы ребята, как я посмотрю. Своё дело знаете туго, - цыганка покосилась на товарища по несчастью. - Может я смогу выкупить свободу для себя и него?
Валяй изогнул брови и упёрся руками в колени:
- А что у тебя есть?
- То, что есть, нам не надобно! - подал голос Рыгун, но притих, встретившись взглядом со старшим братом?
Цыганка вежливо подождала, когда закончится переглядка:
- Если не боитесь, то предскажу вам будущее. Но только взамен на свободу для нас обоих.
- За дурней нас держишь, карга? - нахмурился Валяй.
- Не веришь? - чёрные глаза женщины блеснули в свете костра. - Так проверь! Спроси о прошлом. Только прежде развяжи, у меня с собой карты...
- Развязывать я тебя не буду, дюжа хитрая. Если взаправду могёшь предсказывать, то давай прямо так.
Цыганка на миг растерялась, но вдруг её взгляд остекленел, и она сказала:
- Будь по-твоему, Хозяин леса. Буду читать по огню. Если отвечу на все твои вопросы, обещаешь нас отпустить?
- Слово Хозяина леса, - великодушно кивнул тролль, польщённый таким статусом.
- Спрашивай, - безжизненным голосом сказала гадалка, её взгляд уже блуждал в глубинах костра.
- Ну, давай, поведай о нас, что можешь.
Покачиваясь из стороны в сторону, она начала монотонно говорить:
- Вы не местные. Пришли издалека, из степей. Вижу между вами сильную связь. Вы всегда вместе. Вы братья. У вас одна мать...нооо, разные отцы.
- У троллей так, да, - закивал Валяй.
Кусок прекратил жевать древесную смолу, а Рыгун и вовсе сидел с раскрытым ртом. Лишь Мордун сохранял самоконтроль, зловеще мерцая маленькими глазками из-под длинных, нечёсаных волос.
- Ты, рыжий, старший здесь, и по летам, и по уму, - продолжала цыганка, пока Валяй раздувался от гордости. - Ты всегда оберегал своих братьев, заботился и учил всему, что знал. Каждый из них обязан тебе жизнью. Но и ты должен им... Но сегодня ты снова всех спас. Сегодня, если бы не твоё слово, то... Вижу двух всадников, огонь и ваши обугленные тела. Твоё чутьё не подводит.
Теперь пришёл черёд и Валяю замереть в изумлении. Гадалка рекла то, о чём братья не говорили даже между собой. А ведь в детстве он действительно спас каждого брата: Рыгуна из речки, Куска от волков, а Мордуна от смерти в изгнании.
Они все тоже однажды выручили его. Не дали в обиду слабакам, что ухаживали за той же троллихой, что и он сам. Но так, как у них не было шансов, эти степные шакалы объединились, чтобы извести самого сильного конкурента, и уже потом решить спор между равными.
Но тогда, хоть братья и были юны, но не побоялись заступиться за брата в самый трудный для него час. Всех их хорошо потрепали в тот день, но шакалы на то и шакалы, что даже добить не могут.
Валяй вынырнул из воспоминаний, а цыганка продолжала:
- Второй по старшинству. Независим и дик. Вижу, он долго жил отдельно в юном возрасте. Жил среди зверей. Там он научился всему, что умеет, стал сильным. Он - ваша опора, добытчик. Это его путь. Он даже спит отдельно. У него есть друг из его мира. Вижу кабана.
Кусок вытер кулаком свисшие слюни, и замотал головой, дескать, невозможно!
- Третий брат. Его окружает молчание. И он не хотел бы, чтобы я знала о причине. Хорошо, я не буду смотреть. О нём расскажу лишь, что у него две жизни. В первой он был весёлым и разговорчивым, а во второй он нашёл себе увлечение, заменившее слова. Теперь за ним тянется кровавый след. Подробностей я сама не хочу знать.
Пока цыганка говорила, Мордун смотрел на неё так, словно дыру хотел прожечь.
Не замечая тяжёлого взгляда, циганка продолжала:
- Младший ваш брат... Как бы мягче сказать... Ему ещё многому предстоит научиться.
- Предельно мягко сказала, - Кусок хлопнул братца по худым плечам.
- Что ещё обо мне расскажешь? - не мог усидеть на месте Рыгун, вертелся и порывался подскочить.
- У тебя пока всё впереди. Много славных дел, - улыбка гадалки вышла натянутой.
- Гладко стелешь, тётя, но точно, да. Верю. Говори, шо нас ждёт. Будущее хотим знать, - Валяй потёр огромными ладонями.
- Что ж, слушайте, - и снова цыганка погрузилась в транс, пламя плясало на её лице таинственными отсветами. - Всех вас ждут приключения, но остерегайтесь лысого человека, он погубит вас.
Тролли переглянулись, все подумали об одном и том же знакомом.
- Брехня это всё! - Валяй махнул лапой.
А Рыгун подскочил к костру и подкинул веточек. Поляну озарили голодные всполохи.
- Хоть вы и дружны, но суждено вам расстаться, - циганка воинственно подняла подбородок, увидев в огне нечто настораживающее. Младшего брата ждёт дорога и одиночество, которые сделают его сильным. Самый молчаливый из вас пройдёт через испытания духа. И либо возвысится, либо падёт. Это будет его выбор! Тот из вас, кто ближе других к природе станет знаменитым на всё королевство. А самый старший тролль пусть готовится принять скотскую смерть...
И гадалка уронила голову.
Валяй смотрел на тихих пленников, потом поднялся, ухватил пень и с чудовищным рыком отбросил его в кусты.
- Убью ведьму!
- Валяйка! Не верь ей, она всё выдумала, чтоб тебя позлить! - сжался в комок Рыгун.
Кусок повис на брате:
- Валяй! Тихо! Накликаешь гостей! Не слушай ты эту дуру!
Но Валяй уже не мог остыть. Слова колдуньи глубоко задели его, потому что он успел ей поверить.
Он почти высвободился, но теперь уже все трое навалились, опрокинули, прижали к земле.
- Валяй, - Кусок тяжело дышал, - ладно тощего отлупить, но тётка толстая, её хошь не хошь надо придержать. Припрутся сатиры, Пнище придёт. Должно быть угощение.
Пелена медленно спадала с глаз старшего, он нашёл в себе силы ответить:
- Добро... Добро, брат!
Тролли оставили Валяя. Поднимаясь, тот добавил:
- Но знайте, братцы, её словам не быть ежели сам ей башку откру...
Рот Валяя раскрылся, рыжие брови изогнулись!
- Чё, - Кусок проследил за остекленевшим взглядом брата и тоже замер.
Державшие пленников верёвки лежали разрезанные у дерева. Сами цыгане испарились.
- Твой постарался, - Кусок посмотрел на Мордуна. Тот в бессилии сжимал кулаки.
- Ну, чё замерли, чуды! - рявкнул Валяй. - От нас в этом лесу никто не сбежит! Тощего прибейте на месте, а гадалку - мне оставьте!
Тролли рванули в темноту. Лишь одинокий костёр нарушал тишину звёздной ночи. А ещё двое цыган вынырнувших из кустов. Они пересекли поляну - по пути цыга харкнул в костёр - и скрылись с противоположной стороны.
Лежавший на шкурах кабан проводил их сонным взглядом.


Рецензии