Это было у Стивена Кинга

Внезапно начавшаяся гроза застала Алевтину Семеновну Райскую, дородную женщину сорока лет, в своем кабинете, где она распекала начальника охраны вверенного ей в управление торгового центра «Супер Сити», что между посетителями ласково именовался «СС». Мощнейший удар грома прервал грубую брань директрисы, а так же обесточил все здание. В этот момент Алевтина Семеновна  физически почувствовала, как в «Перекрестке» продавцы накрыли собой зависшие кассы, заметались по холлам охранники, завопили в залах кинотеатра зрители, расстегнул кобуру полицейский в  ювелирном отделе, а несколько посетителей тайком вышли из торговых залов, прихватив с собой кое-какой товар. Алевтина Семеновна выскочила в коридор, начальник охраны опомнился позже и  бросился за начальницей. Райская аллюром неслась темными коридорами в сторону кабинета энергетика. Следом, отстав от директрисы на три круга, плелся начальник охраны.

Пока директриса преодолевала лабиринт коридоров торгового центра, продавщица книжного магазинчика «Буквоед» Наталья Ивановна Петрушевич, старая дева не полных тридцати восьми лет, прижала к груди свежий томик Стивена Кинга и благоговейно прошептала:
-Началось!
К своим тридцати семи с половиной годам, Наталья Ивановна успела побывать школьным учителем, библиотекарем и невестой. В последней роли она пребывала ровно до фразы: «Только после свадьбы», из-за чего и была отправлена в отставку. А еще Петрушевич целыми главами наизусть цитировала обожаемого ей Стивена Кинга. Кроме того, она установила личный рекорд, которым безмерно гордилась. К своим неполным тридцати восьми годам, она прочла тысячу четыреста книг, в то время как статистике точно известно, что за всю жизнь человек одолевает не более двух тысяч. Из написанного должно было следовать, что годы жизни Натальи Ивановны окажутся коротки, но Бог наградил продавщицу книжного отдела «Буквоед» отменным здоровьем.

В то же время, пока Райская мчалась по коридору, а Петрушевич нежно прижимала к груди Стивена Кинга в твердом переплете, пенсионер Макаров по случаю приобретал в супермаркете «Перекресток» нехитрую снедь. Пенсионер скорее на животном, нежели на сознательном уровне прочувствовал, что звездный час, которого он ждал всю свою жизнь, близится. «Эта гроза, она неспроста гроза», - подумал Макаров, но активных действий предпринимать не стал, благородно оставив право первого хода администрации торгового комплекса.

Надо отдать должное организаторскому таланту Алевтины Семеновны. Службы вверенного ей в управление торгового комплекса работали четко и слаженно. Каждый знал, что делать даже в таких экстренных случаях, как этот. Кроме, пожалуй, Раечки из бухгалтерии. Невозможность разложить пасьянс «Косынка» надолго выводила ее из себя. На улице бушевала одна гроза, в бухгалтерии назревала другая, а у энергетиков - третья. Оказалось, что не смотря на дублирующие системы, питание такого огромного торгового комплекса, как «СС» можно запросто отрубить. Главный энергетик искал причину и ключ от комнаты с аварийной системой освещения. Причина ускользала, ключ прятался, Алевтина Семеновна приближалась.

Меж тем гроза перерастала в стихийное бедствие. Посетители робко толпились в дверях комплекса, не решаясь выйти в этот свистящий поток черной воды. Первыми сдали нервы водителя старенькой шестерки, он полагал, что раз на светофорах делает всех, то и сейчас сможет не пострадав добежать до машины. Он успел сделать лишь несколько шагов, как его что-то резко подкинуло вверх. Пакеты с покупками разлетелись в разные стороны, водитель «шахи» завис в воздухе, словно кто-то невидимый держал его за ногу. Люди, толпившиеся в дверях, увидели, как мужчину еще пару раз подкинуло в воздухе, потом выкрутило и сломало пополам. Дети испуганно заревели, мужчины охнули, несколько дамочек зашлись пронзительным криком, переходящим в ультразвук.

Следующим, надеясь на фарт, в черный поток бросился крупный мужчина уголовного вида. Он успел добежать до машины, прыгнуть внутрь и даже тронуться с места. Но тут история повторилась. Огромный джип взлетел метра на три в воздух и завис. Стихия играла машиной как игрушкой. Раскрылись дверцы, с криком выпал водитель, но, не долетев до земли, неожиданно завис в воздухе. Водитель повисел с полминуты в воздухе, а затем резко рухнул вниз. Сверху на него обрушилась его же машина.

-Это было у Стивена Кинга!
Сначала никто из посетителей не обратил на это внимания. Крики свидетелей событий ни у кого не вызывали доверия. Сзади напирали, требовали выпустить. Под напором нескольких человек вытолкали наружу, их тут же смыло черным потоком. Передние ряды в ужасе отшатнулись назад. Словесная перебранка переросла в потасовку. Растерянная охрана пыталась как-то скоординироваться, но рации работать отказывались. Мобильная связь сдохла у всех разом. Паника нарастала. Энергетик пыхтел у себя в кабинете, Алевтина Семеновна - на бегу, Макаров – в сплоченной вокруг себя ударной группе.

-Это было у Стивена Кинга! Вы что, не слышите?! – на Наталью Ивановну по-прежнему не обращали внимания. Потасовка у дверей перерастала в массовое побоище со всеми полагающимися атрибутами – битьем стекол, женскими криками: «Отстань от него! Саша, не лезь! Витя, прекрати, ты пугаешь Машеньку!», дружный детский рев и отборный мат вкупе с хрюканьем.

Между тем Макаров разделил группу, направив одних на поиск свечей, спичек, зажигалок, а вторых на сбор колюще-режущих предметов. Охрана, как ни странно, не препятствовала этому откровенному мародерству. Ураган под фамилией Райская достиг кабинета энергетика. Последнего он застал ползающим под столом теперь уже в поисках отвертки. Петрушевич, забравшись вверх по неработающему эскалатору, воспользовалась им как трибуной:
-Это было у Стивена Кинга!!!
Теперь мощь учительских легких была оценена посетителями по достоинству. Драка остановилась.

Воодушевленная первым успехом, Петрушевич продолжала:
-Это было у Стивена Кинга в романе «Туман». Вот, смотрите, - Наталья Ивановна сошла к своей аудитории и начала раздавать книги, - страница двадцать…
 По ходу раздачи Наталья Ивановна по памяти цитировала американского хоррор мастера:
-«Потом все начало происходить быстро  и  беспорядочно.  Через  входную дверь ввалился мужчина с разбитым носом. «Там что-то есть в тумане!» - закричал он. Билли  прижался  ко  мне,  то  ли  испугавшись   этого   человека с окровавленным лицом, то ли того, что он говорил. «Там в тумане что-то есть! - продолжал кричать мужчина. - Что-то  из тумана схватило Джона Ли! Что-то...» - Покачнувшись, он наткнулся спиной на
витрину с подкормкой для газонов и опустился рядом с ней на пол,  - «Что-то из тумана схватило Джона Ли, и я слышал, как он кричал!».

Успевшие открыть нужную страницу ахали, одна разгоряченная дракой дамочка что есть сил ударила книгой стоявшего рядом с ней мужчину:
-Я говорила, надо было ехать в другой тц! Я говорила!
Дамочка истерически взвыла, толпа заволновались. Ситуация перерастала в панику, но тут в дело наконец-то вступила Алевтина Степановна.
-Так, граждане, я директор этого торгового комплекса. Не паникуем, - вещала Райская с верхней ступеньки эскалатора, - буря повредила что-то на подстанции, аварийное освещение сейчас будет.

Словно в подтверждение ее слов лампы освещения слабо моргнули, после чего тускло засветились. Эскалатор резко дернулся. Райская смешно всплеснула руками и повалилась навзничь.
-Этот свет не надолго! – в толпе возник Макаров, организованная им группа уже раздавала присутствующим свечи и зажигалки.
Это начинало походить на какое-то состязание пророков, потому что свет и в самом деле тут же погас.
Успевшая вскочить на ноги Райская моментально оценила обстановку и включилась в спор:
-Свет есть, не волнуйтесь граждане.
Лампы снова тускло засветились.
-Я уже связалась с МЧС. К нам едут, а пока…
-Нет ни света, ни связи, - Макаров резко прервал директрису, лампы потухли.
-Свет есть, - взвизгнула Алевтина Степановна, но на сей раз лампы ослушались.
-И это тоже было у Кинга, - прошептала Петрушевич.

«Быстрого и беспорядочного», как по Кингу, не произошло. Люди понуро разбрелись. Кто-то терзал мобильный телефон, кто-то требовал у дирекции одеяла. Решив, что посетители и впрямь застряли в торговом центре надолго, директриса распорядилась собрать все стулья, лавочки, диванчики и кресла на небольшой площадке второго этажа между эскалаторами. Туда же собрали большинство посетителей и не занятых в спасательных работах сотрудников ТЦ. Стихия за окном не умолкала, ветер швырял в окна торгового центра комья земли, обрушивал тонны воды, и первый этаж потихоньку заливало. За этим процессом с ужасом наблюдали несколько продавцов из магазинчиков первого этажа и одинокий вооруженный полицейский из ювелирного.

Попыток выйти наружу больше никто не предпринимал. Макаровцы сидели в дальнем углу и тихонько о чем-то совещались. Петрушевич благоговейно колдовала над книгами Стивена Кинга, раздавая их всем желающим как методические пособия. Райская, не готовая к такому повороту событий, сникла. Она еще пыталась руководить, как могла, обустраивала посетителей, раздавала распоряжения, упрашивала и даже умоляла. Но ее поручения исполнялись неохотно, большая часть сотрудников сидела по своим углам. И только одинокая Раечка истерически подвывала в бухгалтерии, ломая свежий маникюр о мертвую клавиатуру.

-Далека дорога твоя, – запел кто-то тоненьким голоском, - далека, тиха и пустынна…
Песенка подействовала как катализатор. Макаровцы поднялись. Пенсионер зычно потребовал внимания:
-Граждане, что ж мы тут так и будем сидеть?
-А что? Есть предложения? Ты на улице был? – раздалось со всех сторон.
-Это непросто стихия! Это бушует сама природа! Она восстала против нас! Взгляните же! Взгляните, что творится вокруг!
-Свет кончился, - хмыкнул кто-то из толпы.
-А что нужно чтобы вернуть нам свет? – продолжал Макаров
-Жертва! – хором подхватили макаровцы
-Только очистительная жертва спасет нас! – продолжал ораторствовать Макаров.

В этот момент вскинулась Петрушевич:
-Это было! И это было у Стивена Кинга! Вот, смотрите, вот, - потрясала она книгой, - страница шестьдесят восемь: «Искупление,  верно!  -  лихорадочно  кричала  миссис  Кармоди, - Искупление разгонит туман! Искупление  сметет  этих  чудовищных  монстров! Искупление снимет завесу тумана с наших глаз и позволит увидеть!  -  Голос ее  стал  чуть  тише.  -  А  что  есть  искупление  по  Библии?  Что  есть единственное средство, снимающее грех в глазах и разуме Божьем?
- Кровь!».

Сильнейший удар грома сотряс здание торгового центра. За ним последовала серия ярких вспышек, в свете которых Наталья Ивановна казалась не то ведьмой, не то пророком. Скорее всего, обе эти ипостаси рвались наружу в данный момент.
-Это добром не закончится, - прошептала Райская.
-Этточна, - эхом отозвался начальник охраны, - и в бухгалтерии еще что-то изнутри воет и скребется.

Среди самих макаровцев не было единства. Большая часть хотела только одного, поскорее убраться из «СС». Они явно ожидали от собравшихся поддержки и воодушевления, нежели вялой иронии. Тем более ошеломляющим был яростный отпор от книгочея. Меньшей, но деятельной и агрессивной части макаровского блока хотелось действий.
-Значит, по нему и будем действовать! – прошипел Макаров, - хватайте ее!
-Да вы что, ополоумели все? – вмешалась Райская, бросаясь наперерез макаровцам.
-И ее хватайте! – заорал Макаров.

Макаровцы бросились к женщинам, начальник охраны предусмотрительно захотел в туалет, несколько человек из присутствующих вяло возражали, но после нескольких затрещин даже самые стойкие макаровские оппозиционеры решили податься в толстовцы. Райскую и Петрушевич скрутили и поволокли по эскалаторам вниз, на подтопляемый первый этаж.
-Было! Было у  Стивена Кинга! – словно одержимая вещала Наталья Ивановна, - страница семьдесят: «…Будто апокалиптическое воплощение желтой и  мрачной  радости,  миссис
Кармоди запрыгала на месте, все еще держа накинутую на руку сумку: «Хватайте мальчишку! Хватайте девку! Обоих хватайте! Хватайте  всех! Хватайте...» Раздался короткий звук выстрела».

Макаровцы стащили обеих женщин вниз по эскалатору, как действительно раздался звук выстрела. Внизу, по колено в воде, стоял полицейский из ювелирного отдела, пистолет он держал над собой. Стрелял в воздух. Кажется, Наталье Ивановне предстояло дожить до полных тридцати восьми лет.

-Ты дурак что ли? Чего палишь? – прикрикнул на полицейского Макаров.
-Не мешайте слушать, уроды! – ответил полицейский.
-Э-э-э-э…- начал было один из макаровцев, но тут до всех дошел смысл фразы.
Сквозь рокот грома и завывание ветра настойчиво пробивался какой-то повторяющийся монотонный звук.
-Что это? – прошелестел кто-то из линчевателей.
-И это, и это было у Стивена Кинга, - прошептала все еще удерживаемая макаровцами Петрушевич, - роман «Лангольеры», страница девяносто: «…к  звукам, напоминавшим хруст и чавканье, добавился новый звук, еще более жуткий – в качестве постороннего фона: пронзительный, но странно безжизненный  вопль, скорее механический звук, напомнивший Бобу работу стартера без горючего».
-Можно записать и попробовать расшифровать! – прокричал кто-то с балкона, - я это уже полчаса слушаю!
-В «Эльдорадо» есть аппаратура! – подхватил один из макаровцев.
-А свет? – простонала Райская.
-А батарейки? – возразил кто-то.

Через полчаса все было готово, один из посетителей вызвался настроить оборудование, записать звук и отфильтровать лишний шум. С диктофонами наперевес посетители бросились в разные концы торгового центра, где-то звук был громче, где-то тише. Все записи стекались на второй этаж, к единственному работающему ноутбуку. Дальнейшее было делом техники и ушей звукооператора. Примерно минут через пятнадцать парень за компьютером нервно захихикал, подсоединил к ноутбуку усилитель и выкрутил ручку громкости до отказа. Эффект оказался неожиданным, словно все давно уже всё знали или, как минимум, догадывались. Лица были бесстрастны. Пару человек из толпы удивленно присвистнули. Одна девушка переспросила: «А как это?». Макаров пощелкал языком, а затем пробормотал:
-Хрень какая то.

Только директриса торгового центра «Супер Сити» Алевтина Семеновна Райская, тихонько плакала, сидя на ступеньках эскалатора. Петрушевич, как могла, успокаивала директрису, в свою очередь та кивала на колонки и тихо всхлипывала:
-Скажи, а это тоже было у Стивена Кинга?
Впервые у Натальи Ивановны не нашлось подходящей цитаты.
Меж тем из динамиков неслось:
-Уважаемые покупатели, сегодня на втором этаже нашего гипермаркета, в разделе «Товары для детей» яркая, динамичная, захватывающая игра-аттракцион «Стихия в торговом центре». Ваши дети по достоинству оценят поведение попавших в западню человечков. Впервые в игру добавлены новые возможности – паника, мародерство, борьба с непогодой и внутренние распри. Приобретайте «Стихию в торговом центре» всего за двадцать восемь девяносто.
И снова:
-Уважаемые покупатели…


Рецензии