Свет Нового Солнца 2. Пролог-2

Ссылка на предыдущую часть: http://www.proza.ru/2018/03/23/1142

– Если яд попал в кровь, то Персиваль может умереть. Нужно искать помощь.

Лайнел встал, поднимая с пола свой фрист. В этот момент на чердак ворвался странного вида оживший труп. Сгорбленный с серой плотью, стянутой грязными бинтами, он двигался намного резвее обычных мертвецов. Вдобавок его руки оканчивались когтями, как у животных.

Именно ими мертвец и попытался атаковать Юношу. Но Лайнел не стал особо хитрить. В момент приближения монстра, он выставил вперед руку с зажатым в ней фристом, нанося колющий удар точно в голову противника. Лезвие воткнулось в лоб, от силы удара пробивая его. Монстр дернулся, захрипел, хватаясь руками за древко фриста, оставляя на них царапины. Но надолго его не хватило.

Лайнел выдернул фрист, и безвольной тушей мертвец упал на пол чердака.

Бросив прощальный взгляд на их рюкзаки с провизией и прочими необходимыми в походе вещами, юноша решил их оставить. Подхватив Персиваля левой рукой, и продолжая сжимать фрист в правой, он начал спуск вниз.

Наставник был нелегким, но Лайнел, пускай и неумеха в магии, обладал одной особенностью. Его телу мог позавидовать любой воин. Юноша обладал сильными выносливыми мышцами, которые получил после своего исчезновения в Тихой Гавани. И пускай сам Лайнел ничего не помнил об этом, но именно Тихой гавани он был обязан своей потрясающей физической формой и умением сражаться.

Подхватив Персиваля поудобней, Лайнел двинулся вперед. Тьма прохода пугала его, но оставаться на неуютном чердаке хотелось еще меньше.

Спуск на первый этаж дался нелегко. Персиваль то и дело норовил упасть. Да и ступеньки были измазаны чем-то жидким и скользким. По пути Лайнел слышал скрипы и шуршание в дальних комнатах. В таких случаях он останавливался, сжимая в руке фрист, отчего белели костяшки. Но на него никто не нападал. И старательно прислушиваясь к звукам, Лайнел продолжил спуск. Нелегкий спуск на первый этаж казалось, длился вечность.

На первом этаже было светло. Оставив наставника на нижних ступенях лестницы, юноша пошел осмотреться. Сразу за лестницей начиналась гостиная. Правда сейчас она больше напоминавшая какой-то извращенный инкубатор. Всюду была слизь, на полу подрагивали большие склизкие кучи из костей и плоти. Внутри этих странных "гнёзд" что-то подергивалось и шевелилось. Усилием воли отведя от них взгляд, Лайнел посмотрел на улицу.

Через окно был виден полыхавший возле дома пожар. Горела баррикада из мебели, видимо умышленно подожжённая защитниками. Однако дома вокруг были из камня, и пожар не перекидывался на них. Еще, среди горящих досок, Лайнел с грустью заметил обугленные трупы. Не все они принадлежали монстрам.

Юноша поглядел в другое окно, сразу замечая вдали маршировавший отряд мертвецов-солдат. Хотя маршем-то их посмертное бдение назвать было сложно. Мертвецы едва волочили ноги. Как и в прошлый раз, нечисть возглавлял бледно-синий летающий шар. Отряд неспешно отдалялся от дома, где укрывались люди.
Посчитав это хорошим знаком, юноша вернулся за наставником. При этом он переводил взгляд с одной кучи на другую, но те пока явно не собирались вылупляться.

На этот раз Лайнел взял Персиваля уже двумя руками. Фрист он оставил болтаться на спине, прекрасно понимая, что далеко одной рукой наставника не утащит.
Старательно обходя странные «живые» кучи, юноша начал выбираться из дома.

Улица, пускай и со следами разрухи и горевшим вблизи пожаром, тем не менее, приятно бодрила. Горелый воздух казался свежим. Особенно после мертвецкой затхлости оставленного дома. Да и не было вокруг слизи или непонятных «гнёзд», что тоже не могло не радовать.

Подхватив Персиваля, юноша зашагал вперед. Вдали все так же высились башни, позади полыхал рукотворный ад.
       
Лайнел шел вперед, прижимаясь к домам. Пару раз ему встречались мертвецы, но юноше это было даже на руку. Скрываясь от них в домах, Лайнел переводил дух, пропуская отряды нечисти мимо. Скелеты не замечали его, да и дома были обычными, без слизи или прятавшихся в тени монстров.

Так продолжалось довольно долго. Вскоре у Лайнела появилось странное ощущение. Ему стало казаться, что их кто-то преследует. Переходя от дома к дому, юноша то и дело оглядывался. Никого, тем не менее, не замечая. Однако чувство преследования не исчезало.
 
Лайнел был уже почти у стен, но все никак не мог успокоиться. Он то и дело оборачивался. И всегда позади было пусто. Конечно, пару раз юноша замечал в отдалении мертвецов. Но явно не они чудились Лайнелу.

Наконец, юноша зашел внутрь последнего дома, расположившегося ближе всех к стене. Внутри дома не было ни души. Мебель спокойно стояла на своих местах, совсем не тронутая. Это внушило доверие. Положив наставника на большой диван, юноша переводил дух. Его взгляд обратился к распахнутому окну, выходившему на дорогу. Лайнел терпеливо ждал, пока покажется его преследователь.

И тут, сзади, что-то зашевелилось. Стоило юноше обернуться, как в плечо вдруг вонзился клинок. Лайнел отскочил, касаясь ладонью места удара. При беглом осмотре рана оказалась совсем неглубокой, скорее даже обычной царапиной.

Хозяином меча был, казалось, самый обычный человек. Крепко сложенный верзила, с слегка высунутым языком и густой бородой. Лишь по поблекшим глазам юноша признал в нем ожившего мертвеца.

Едва передвигаясь, мертвец что-то промычал и попытался шагнуть вперед. Но тут же пошатнулся и рухнул на пол. Лайнел не стал ждать, когда тот поднимется. Лезвие фриста вонзилось мертвецу в затылок, заканчивая страдания бедолаги.

Убедившись, что враг больше не встанет, Лайнел скинул верхнюю одежду. Рана действительно оказалась легкой, и волноваться было не о чем. Обычная царапина – даже кровь остановилась сама. Снова накинув на себя жакет, юноша взглянул на Персиваля. Тот, как ни в чем не бывало, лежал на диване, где Лайнел его и оставил.
 
Переведя взгляд на окно, юноша тяжело вздохнул:

- Потерпи, Персиваль. Мы почти выбрались.

***

Либо Лайнелу везло, либо он выбрал удачный момент. Но до ворот юноша, вместе с не приходившим в себя наставником, дошел без осложнений.

Сложности начались именно отсюда.
 
Каменная кладка стены возле ворот не пострадала, да и сами они были открыты.

Вот только единственным и очень внушительным препятствием оказалась железная решетка, перекрывавшая проход. На вид она была тяжелой. С внешней ее стороны, у открытых створ ворот, спиной к решетке стояли живые мертвецы. Они не двигались, и не замечали подкравшегося к решетке юношу.

Лайнел заблаговременно оставил Персиваля у каменной стены и осторожно подкрался, чтобы осмотреть решетку. Его руки легли на железные прутья, и, напрягая мышцы, он попытался было поднять их вверх. Но многотонное железо осталось безучастным, не поддавшись ни на йоту.

«Где-то должен быть подъемный механизм» - подумал Лайнел, отходя от решетки. Он огляделся, замечая дверь в ближайшей из башен. Сейчас она была открыта.

В этот момент, словно почуяв человека, один из мертвецов-стражей вдруг обернулся. Пустые глазницы уставились прямо на юношу, а затем мертвый охранник медленно зашагал к решетке. В воздух поднялся его клинок.
 
Лайнел отступил. Скелет уперся в решетку, словно только теперь замечая ее. Он медленно завертел головой, глупо смотря на железо и немного отступая. А затем застучал об нее мечом, словно собираясь прорезать помеху. Конечно, мертвецу это не удалось. Зато от его стараний по округе разнесся громкий лязг, который мог привлечь других врагов.

Лайнел понял, что надо спешить. Подхватив Персиваля, юноша бросился в проем открытой двери, которую заметил ранее.

Здесь оказалась сторожка. Вверх поднималась винтовая лестница. На стенах в подставках догорали факелы, все еще дававшие достаточно тепла. На полу лежал мертвый человек в доспехах, в его руках виднелась связка ключей. Еще в сторожке был стол с приставленными стульями, за которыми сидело человек шесть. Все были мертвы, словно смерть настигла их прямо тут, во время трапезы.

Это казалось настолько странным, что Лайнел даже забыл о необходимости спешить. Он недоумевающе уставился на сидевших в стульях мертвецов. На них не было следов крови или борьбы. Да и лица погибших были какими-то высохшими и почерневшими, словно стражников иссушили прямо в их стульях.

- Эх, Персиваль. Ты бы нашел, как это объяснить. – Громко произнес Лайнел вслух, чтобы проверить, не оживут ли странные мертвецы.

Но они не шелохнулись. Лишь тогда юноша обошел стол с едой.С простого покрытого грубым лаком дерева стекало разлитое вино. В одной из тарелок важно копошилась муха. Лайнел спрятал Персиваля позади стола.

Сам он, не найдя в сторожке подъемного механизма, решил отправиться вверх по винтовой лестнице.

Перед этим юноша на всякий случай ткнул фристом в одного из странных сидевших мертвецов. От силы тычка тот рухнул на пол, но не ожил и даже не шелохнулся. Видимо злая аура, оживлявшая мертвецов в округе, не работала на этих странных убитых.

Бросив прощальный взгляд на наставника, Лайнел выхватил из рук убитого стража связку ключей и бросился на верх. Скорее всего подъемный механизм должен располагаться над самими воротами, что довольно логично. Преодолев небольшой подъем, Лайнел убедился в верности своей догадки. Все механизмы действительно оказались на пролете между двумя башнями.
 
Здесь же нашлась и система противовесов, поднимающих решетку, и рычаг для открытия самих ворот. Вот только, помимо механизмов, имелась в проходе между башнями и своя стража.

Стоило запыхавшемуся Лайнелу выбежать с лестницы, как он оказался лицом к лицу с ожившим мертвецом. Причем не с обычным скелетом.

На этот раз враг был облачен в полные черные доспехи, которые полностью закрывали все его тело. Над его плечами из нагрудника торчали черные стальные рога, что делало итак высокого мертвеца еще внушительней. В руках противник держал длинный двуручный меч, на который и опирался, стоя посреди прохода.

Единственное, что выдавало в новом противнике мертвеца - так это лицо. Оно было соткано из тьмы, словно трудами талантливого скульптора. Гордый нос с горбинкой, неподвижные горевшие красным глаза и даже пряди длинных волос выступали из-под открытого забрала. Лайнел уже встречал нечто подобное раньше – когда сражался с конями преисподней и адовыми всадниками. Тогда Персиваль назвал окутывающий мертвецов мрак - темным естеством. Нечто, что заменяет поднятой нечисти плоть и мышцы.

Юноша прекрасно знал, насколько опасны подобные враги с темным естеством. Ведь он так и не смог одолеть в честном бою раненного адского всадника. Воин, стоявший перед ним сейчас, выглядел куда внушительней адового всадника.

Неожиданно враг поднял правую руку, продолжая левой опираться на меч. Вокруг его пальцев заклубилась тьма, и ее потоки устремились прямо к Лайнелу. Юноша отпрянул, пытаясь дать деру. Но не успел. Тьма моментально настигла его.

Перед тем, как это случилось, Лайнел вспомнил стражников из сторожки. Похоже, их убило именно это заклинание. Тьма, способная мгновенно иссушать плоть и лишать жизни.

Уже окутанный тьмой, Лайнел против своей воли поднял вверх руку с ключами. Неожиданно тьма, обступившая его, замерла. Связка ключей из рук выскользнула и прямо по воздуху полетела к мертвецу в черных доспехах. Вместе с ней от юноши отступала и тьма, которая возвращалась к хозяину

Схватив приблизившуюся связку, скелет воткнул один из ключей в механизм. Он что-то сделал и потянул за рычаг, и тут же снизу раздался шум открываемой решетки.

Лайнел стоял, не в силах двинуться с места, ошарашенно глядя на мертвеца. Тот повернул к нему голову. А затем небрежно махнул рукой в кольчужной перчатке, словно приказывая юноше убираться. Едва пересилив оцепенение, Лайнел послушно бросился назад.

В сторожке уже прибыло «гостей». Шар-ищейка облетел стол, и завис прямо над Персивалем. Рядом встало пять мертвецов в доспехах городской стражи, с синими запачканными плащам.

Они не сразу заметили спустившегося по лестнице Лайнела, и юноша этим воспользовался. Он атаковал без сомнений. Двое врагов упали сразу же от взмахов фриста. В отличие от черного рыцаря эти мертвецы умирали от, казалось бы, самых безобидных ударов. Достаточно было даже слегка поранить их мертвую плоть или проткнуть тело в незащищенных доспехами местах, как двигавшая ими магия тут же исчезала.
 
Троих других мертвецов Лайнел так же уничтожил без особого труда. Он уже не впервые сражался с ожившими мертвецами, и знал, насколько слабее они простых людей. Поэтому он уклонялся от неуклюжих, медленных ударов, выискивая бреши в броне и издали наносил мощные колющие удары. Фрист работал безупречно.

Наконец, лезвием разрубив шар энергии, который с хлопком лопнул, юноша перевел дыхание. И тут же бросился к Персивалю. Наставник был невредим, если, конечно, не считать его старой раны. В сознание он так и не пришел.Подхватив его, юноша покинул сторожку.

На улице уже копошилось довольно много мертвецов. Было здесь и несколько отрядов с шарами-ищейками, и жуткие костяные монстры, и существо из слизи. Понимая, что давать бой будет глупой идеей, Лайнел сразу бросился к воротам, таща на руках Персиваля.

Он едва уклонился от меча одного из мертвецов-стражей, вышедших из проема ворот. Ногой Лайнел отпихнул другого стража, а затем, чтобы было сил, рванул в проем, плечом сбивая с ног третьего. Стоило ему пройти через то место, где раньше была решетка, как юноша услышал шум механизма. Уже выбежав из города-крепости на подъемный мост, Лайнел обернулся.

Решетка, загораживающая проход, рухнула на прежнее место, раздавив собой здорового костяного монстра. Чудовище, которое так неудачно пыталось протиснуться через проход, тут же рассыпалось грудой костей. За погибшим монстром столпилась куча другой нечисти помельче.Они колотили в решетку оружием и костями. Но та больше не поднималась.

А затем Лайнел поднял взгляд выше и увидел черного рыцаря. Тот все так же стоял в проходе над воротами и смотрел на Лайнела через мелкую решетку перед собой. Его рука снова поднялась, и все тем же небрежным жестом величественный мертвец приказал юноше убираться. Напоследок Лайнел благодарно кивнул ему и поспешил вперед.

Прямо от стен крепости, за водяным рвом, начиналась вымощенная булыжником дорога. Вдали полыхал огромный пожар. Видимо горели дома живших возле замка людей. Здесь же копошилось несколько безобидных на вид мертвецов, в простой крестьянской одежде. Одни стояли возле рва, другие уже успели упасть в воду.

Оглядевшись, Лайнел понял, что у ворот случилось целое побоище. Помимо редких оживших мертвецов, хватало и обычных, неподвижных трупов. Многие были в доспехах. Трупы застелили всю дорогу, лежали возле рва и на подъемном мосту. Некоторые тела плавали на поверхности воды. Те, кто не имел доспехов, и не пошел ко дну.

Стараясь не обращать внимания на трупный запах и мерзкую обстановку, Лайнел начал прокладывать себе дорогу вперед. Немногие ожившие мертвецы не приближались к нему. Похоже, поднятые совсем недавно злой аурой, они просто бесцельно бродили вокруг.

Когда крепость со всеми ее мертвецами осталась позади, юноша не удержался и подошел к кустам. Его стошнило.

Лишь отдышавшись и успокоившись, Лайнел огляделся. Вокруг была обычная, не оскверненная мертвецами природа. Стояло пара деревьев, по бокам от дороги росла высокая трава. Впереди мощенная дорога сменялась обычной проселочной. Где-то сбоку, скрытая в кустах, шумела небольшая речка.
 
А небо. Небо, ставшее свидетелем всех ужасов, произошедших за ночь, потихоньку светлело.

Был близок рассвет.   

Ссылка на следующую часть: http://www.proza.ru/2018/03/28/1391


Рецензии
Просто отличное произведение! Даже Лукьяненко далеко до такого уровня!

Абелард Азимов   16.04.2018 12:38     Заявить о нарушении
Спасибо! Но думаю до настоящих мэтров мне еще далеко

Джордж Форс   25.04.2018 22:43   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.