Свет Нового Солнца 2. Пролог-3

Ссылка на предыдущую часть: http://www.proza.ru/2018/03/27/1281

Был близок рассвет.
       
***

Вода в ручье была чистой, или, по крайней мере, выглядела таковой.

Лишь отойдя на приличное расстояние от города-крепости, Лайнел решил сделать привал. Он жадно прильнул к воде и пил прямо из ручья, утоляя жажду, а заодно давая отдых горевшим мышцам.

Персиваль все еще не пришел в себя. Лайнел осторожно омыл его рану водой, затем достал из жакета чистые бинты и снова перебинтовал наставника.

Небо еще немного посветлело, но до рассвета оставалось не меньше часа.

Лайнел прилег на землю, скрывшись в зарослях высокой травы. Усталость потихоньку брала свое, а вместе с тем нарастало и чувство голода.
 
Единственной надеждой Лайнела была Алая крепость, а он даже не знал, правильной ли дорогой идёт к ней. А даже если правильной – что будет делать, если крепость окажется в осаде мертвецов.

Столько вопросов, а ответов на них у Лайнела не было. Вернулось к нему и странное чувство преследования, которое на время пропало после побега из крепости.

Юноша вскочил и начал разминаться, чтобы прогнать сонливость. Они с наставником находились недалеко от дороги, которая пролегала внутри большого оврага. По правую сторону, за ручейком, высился отвесный склон породы, уходивший вверх на несколько метров. Слева от дороги подъем был пологим, но зато с начинавшимся тут лесом небольших хвойных деревьев.

Лайнел делал разминку, и не отрывал взгляда от дороги. Он смотрел в ту сторону, где остался город, а, значит, и откуда могли появиться враги. Но беда пришла с неожиданной стороны.

Ломая деревья со стороны леса что-то быстро приближалось. Лайнел тут же схватил фрист и отошел подальше от места, где спрятал в густых зарослях наставника.

Перехватив фрист поудобней, и сжав его двумя руками, юноша начал ждать. Треск ломаемых деревьев быстро приближался. Вот посреди стволов показались белые кости, а затем рухнули и передние деревья.

На дорогу выкатился огромный костяной шар. Он был идеально ровным, словно шар для боулинга. Однако, по размерам этот шар превосходил даже земного слона.

Выкатившись по опрокинутым деревьям на центр дороги, шар остановился и неожиданно начал раскрываться. С такого расстояния Лайнел уже заметил, что кости шара покрыты выбоинами и трещинами, в которых застряли ветки деревьев и скомкавшаяся грязь.

Раскрывшись, подобно ежу, монстр действительно стал напоминать ежа. У огромного чудища не было колючек, но зато внутри пульсировала плоть и была видна морда. Имелось у монстра и четыре лапы, которые, как и тело, казались прилипшими к внешним костяным пластинам.

А еще, в центре тела этого костяного ежа, в области живота, Лайнел заметил огромный шар темного естества. В точности такого же, как и коней преисподней и у встреченного недавно черного рыцаря.

Сейчас этот шар был неподвижен. Замер и сам монстр, явно принадлежавший к отряду живых мертвецов. Блеклые глаза чудовища едва подергивались. Они уставились на Лайнела, словно монстр был способен видеть в своей посмертной жизни.

Повисла напряженная тишина, прерываемая лишь журчанием ручейка. Монстр не двигался. Замер и Лайнел, не сводивший взгляда с противника. Секунда тянулась за секундой. Подул холодный ночной ветер, зашелестевший густыми зарослями и ветками деревьев.
 
А затем, в кустах, застонал Персиваль. Полный боли и страдания стон пробился через глубокую дрему. Он и стал сигналом к началу боя.

Темный шар естества внутри монстра зашевелился и, подчиняясь магии, задвигались и кости-пластины чудовища. Монстр вновь стал похож на шар, складываясь подобно ежу. При этом, собираясь с невероятной, подчинявшейся магии скоростью, шар в тоже время начал катиться вперед.
 
Лайнел среагировал мгновенно. Он отскочил в сторону, и шар пронесся мимо, промокнув в ручье и врезавшись в отвесный пласт породы, в котором и застрял. Сверху на монстра осыпалась земля и камни.

Пользуясь обездвиженностью врага, Лайнел подскочил к нему, нанося мощнейший удар. Фрсит расчертил воздух и врезался в толстую кость. От силы удара юноше больно отдало в ладони, сжимавшие древко.

С кости монстра слетел небольшой осколок, и по ней прошла маленькая трещина. Но этого явно было недостаточно, чтобы хотя бы ранить огромного врага. Лайнел отпрыгнул от зашевелившегося костяного шара, только сейчас замечая, что случилось с его оружием. Древко фриста треснуло ближе к навершию, лезвие покорежилось. Оружие явно пострадало больше, чем противник.

Монстр тем временем вылез из завала. Для этого ему пришлось раскрыться и оттолкнуться от породы толстыми неуклюжими лапками. Упав на спину, словно гигантская гусеница, монстр зашевелился.

Не прошло и мгновения, как он снова атаковал. На этот раз, не ожидавший такой прыти, Лайнел едва успел отскочить. Юношу обдало воздухом от пронесшейся мимо махины.

Не попав в человека, монстр докатился до леса, врезаясь в толстые стволы. В стороны полетели щепки, сами деревья жалобно накренились, некоторые даже упали с переломившимися стволами.

Монстр вновь раскрылся. Быстро обнаружив Лайнела, он опять атаковал.

На этот раз юноша влёгкую избежал атаки. А затем и последовавшей за ней, и еще одной. Лайнел начал замечать, что перед каждой «покатушкой» монстр раскрывается. Да и во время движения чудище не меняло своего направления.
 
Костяного ежа явно можно было перехитрить, и в голове Лайнела родился план.

Он в очередной раз увернулся от огромного шара и бросился к ручью. В руке юноша все еще сжимал поврежденный фрист.

Уже подбегая к ручью, Лайнел услышал, как позади грохочет приближавшийся костяной еж. Юноша тут же прыгнул в сторону. Но не успел полностью уйти от атаки. Монстр-шар едва-едва коснулся ступни Лайнела, но последнему показалось, что по ноге проехал целый грузовик.

Превозмогая адскую боль в конечности, Лайнел вскочил и бросился к ежу. Тот снова врезался в пласт породы за ручьем. Костяной монстр как раз раскрывался, для проверки направления, когда возле него и оказался юноша. Все свою ярость, боль, ненависть к жутким чудищам и сегодняшнему бесконечному дню – всё это Лайнел вложил в свой удар. Древко фриста с треснутым навершием и поврежденным клинком вонзилось в грудь чудовища. Но было в этом ударе и нечто еще. Золотыми спиралями по телу Лайнела проходили струи света. Они струились к его поврежденной ноге, усмиряя боль, ореолом окружали голову, принося ясность, и стекали к зажатому в руке фристу, делая последний удар действительно мощным.

Свет исходил от тела Лайнела, и под его нещадными лучами трепетала шарообразная тьма в теле монстра. Дрожало и само чудовище. Из пасти костяного ежа, словно из настоящего живого организма, вытекла струйка крови. А поблекшие глаза стекленели. Из них быстро уходили последние остатки посмертной жизни.

Монстр зашевелился, костяные пластины поползли вниз. Лайнел дернул было фрист, пытаясь вытащить его, но тот засел слишком глубоко и не поддавался. С неохотой отпустив его, юноша медленно отошел.

Второй фрист, прослуживший ему так верно, и так недолго, исчезал за смыкавшимися костяными пластинами. Лайнел молча смотрел на исчезавшее из виду древко. Костяной еж снова собирался в шар, но уже не атаковал. Это были последние конвульсии чудовища.

А затем, вдали, со стороны крепости, раздался жуткий вой. На миг Лайнелу, все еще окруженному спиралями света, почудилось, что он видит нечто в конце дороги. Нечто огромное, пропитанное злобой и ненавистью до самого основания. Нечто, что не позволит двум смельчакам уйти из его ловушки безнаказанно. И это нечто теперь вышло на охоту, отправилось вслед за ним, за Лайнелом.

Ощущая жуткий первобытный страх, юноша не оцепенел. Наоборот. Он кинулся к Персивалю, подхватывая наставника с земли и бросаясь вперед. Как можно дальше от чудовища, что теперь гналось за ними. Резкая боль в ноге напомнила Лайнелу, что он и сам ранен. Но видимо заклинание света слегка подлечило юношу, потому что боль была терпимой.

Не в силах бежать, Лайнел, как мог быстро, заковылял, удаляясь прочь. Теперь ему было не важно, где находится Алая крепость и в правильную ли он идёт сторону. Единственное, что теперь волновало юношу, это желание как можно скорее уйти. Убежать, уползти, спрятаться. Главное не оставаться здесь, в досягаемости жуткого чудища.

Даже не оборачиваясь, Лайнел всем своим естеством ощущал преследовавшего его врага. Сейчас юноша был словно мышка, сумевшая выбраться из лап заигравшегося кота. И теперь этот кот был в бешенстве, собираясь догнать и наказать такую дерзкую добычу.

Дорога впереди раздваивалась на две другие. Центральная была шире и уходила вдаль, к просторным полям пшеницы и крестьянским постройкам. Боковая же дорога вела вверх через лес, на вершину холма. Юноша не сомневался в том, какую стоит выбрать. Далеко впереди по основной дороге виднелись люди. И Лайнел сильно сомневался, что это были живые.

Превозмогая все нараставшую боль в ноге, юноша заковылял наверх, на просторный покрытый лесом холм. Он прошел половину расстояния, когда в отдалении, сбоку, раздался грохот. Преследовавшее его чудовище было все ближе.

Лайнел не знал, что будет делать на вершине холма. Как будет сражаться с поврежденной ногой и без оружия. Но юноша упрямо шел вверх и тащил за собой наставника.

Вскоре, запыхавшийся, с сильно опухшей ногой, Лайнел остановился на самой вершине холма. Перед ним разверзлась пропасть глубиной метров сто. На дне этой пропасти начиналась долина, которая простиралась вдаль во все стороны.

Сейчас в этой долине передвигались, копошились, бушевали словно море, огромные орды живых мертвецов. И будто рыбы, в этой стихии, тут и там бесновались гигантские костяные монстры.

Но не это в первую очередь привлекло внимание юноши. На горизонте, отливая красным в лучах восходящего солнца, блистала величественная прекрасная крепость. Поразительные высокие башни, остроконечные пики, толстые надежные стены. Крепость располагалась не меньше, чем в трех километрах пути от места, где стоял Лайнел.

Юноша упал на колени. Алая крепость была сейчас как на ладони, и в тоже время оставалась такой недосягаемой. По испачканному грязью лицу Лайнела стекла слеза. Юноша оторвал взгляд от крепости и посмотрел на солнце. Начинался самый прекрасный рассвет, который он видел в своей жизни.

Позади, уверенный в своей победе, громыхал монстр, взбиравшийся на холм. Впереди, от Алой крепости, отделилась какая-то тень.

Теперь Лайнелу было все равно. Он не вспоминал своей короткой жизни, не пытался вернуть в памяти лицо Ди Айны, которую возможно любил. Юноша, оказавшийся слишком маленьким и слабым посреди бушевавших тут сил, просто продолжал смотреть на восход.

Но и это не могло продолжаться вечно. Отвернувшись от слепящих лучей, Лайнел остановил взгляд на Персивале. Лицо наставника сейчас выглядело расслабленным и умиротворенным. Конечно, он даже и не подозревал об уготованной им участи.

- Прости меня, Персиваль – даже голос Лайнела прозвучал хрипло и надрывисто.

Грохот сзади прекратился, гигантский монстр остановился в нескольких шагах от людей. Одновременно с этим, спереди, до Лайнела донесся шум от взмаха огромных крыльев.
    
Превозмогая адскую боль в ноге, юноша резко соскочил, на ходу подхватывая Персиваля. Что было сил, он прыгнул вперед, чувствуя, как от боли в ноге теряет сознание.

В этот момент его и подхватили. Уже в бреду сна и находящего морока, юноша увидел странное видение. Большого дракона с всадником на его спине. И жуткую, словно вышедшую из кошмаров, двенадцати-ногую тварь, бесновавшуюся на вершине холма.

А затем Лайнел окончательно потерял сознание.

Ссылка на следующую часть: http://www.proza.ru/2018/03/29/1921


Рецензии
Напомнило Хоббита, когда их орлы спасали. Пока интересно.

Тор Роган   13.04.2018 09:02     Заявить о нарушении