Часть 9

Лесные демоны

- И так, юный Гудрик, ты думаешь, это были лешие. Но позволь разобраться профессионалам, - заложив руки за спину, по комнате от стены к стене расхаживал высокий, темноволосый молодой человек. Расшитый золотом камзол и высокие кожаные сапоги говорили о высоком положении владельца. - Ты уверен, что их было двое?
- Я видел только двоих, господин Де'Монмерай, - оруженосец пропавшего сэра Руммо вжался в стул и внимательно следил за каждым жестом собеседника.
- Опиши их лица, - требовательным тоном приказал молодой дворянин.
- У них зубы из-под нижней губы, носы огромные, вон, с мой ботинок, и по форме такие же.
- Какие глаза?
- Маленькие, злые глазки...
- Я тебя понял, юный Гудрик. Благодарю. Если мне понадобится твоя помощь, ты отведёшь меня к тому месту, где на вас напали?
- Можете на меня рассчитывать, господин Де'Монмерай! - склонил голову оруженосец.
- Тогда ступай. Поживи пока здесь, о тебе  позаботятся. Как только понадобишься, я тебя позову.
Не поднимая головы, парень вышел вон.
- Рой, что скажешь?
В комнате находился ещё один человек: мужчина лет сорока, чёрная бородка и усы, волосы до плеч, он носил кожаный доспех и меч на поясе. Рой сидел за столом и внимательно слушал рассказ трусливого оруженосца. Цепкий взгляд вояки видел мальчишку насквозь.
- Парень говорил про троллей. И раз сэр Руммо до сих пор не объявился, значит, его уже нет в этом мире.
- Тролли... - задумчиво произнёс юноша в камзоле и сел напротив солдата. - Это ужасно, когда прославленного героя постигает такая участь. Тролли ведь людоеды.
- Истинно так.
- В довесок к гибели славного рыцаря можно добавить другие истории о том, как эти лесные демоны похищают людей и даже детей. По королевству уже ходят дурные слухи.
- Это всего лишь тролли, к тому же, теперь мы знаем, где они промышляют, - рассуждал Рой. - Почему бы нам не пополнить коллекцию чучел, а?
- Чучела, это хорошо, но ведь если мы устраним угрозу троллей, о коей уже гудят в деревнях, то для нас это выльется многими дивидендами. К тому же наша репутация, как охотников за врагами покоя королевства, вырастет. Два тролля, это немного. А вреда от них, как от дюжины.
- Вы правы, виконт, нам необходимо их найти и представить на общий суд. Больших усилий не потребуется, а отдача будет весомой.
- Значит, решено, собираем отряд для охоты, - виконт закинул ногу на ногу и подпёр подбородок указательным пальцем. - А что же этот бедный мальчик, как его... Гудрик! Возьмёшь его к себе на воспитание.
Рой почесал бороду:
- Чем он занимался, перед тем, как попал к Руммо?
- Насколько мне известно, был конюхом.
- Вот пусть он им и будет. К оружию не подпускать.
- Вы суровы, - серьёзно подметил виконт.
- Если бы вы, виконт, были на месте сэра Руммо, то не говорили бы так.

Пока братья пролёживали бока в Норе, Кусок искал развлечений. Вместе со Смрадом они пошли в направлении пещеры сатиров. На сегодня Кусок уже знал, чем себя займёт.
Смрад бодренько топал рядом, иногда касаясь шерстью ноги тролля. Само собой, кабан не собирался идти развлекаться вместе с двуногим другом, просто провожал до дуба, где намеревался подкрепиться и встретиться со своими.
Кусок не переставал удивляться, какие отношения сложились между ними. А ведь когда-то недалеко от этого места он встретил этого кабана и захотел его сожрать. Кабан не ожидал, что найдётся дерзкий, готовый рискнуть жизнью и напасть на него рядом с желудёвой полянкой. Кусок же не мог и предположить, что какой-то хряк задаст ему трёпку.
Кабан был ловок и силён, и троллю не хватило опыта его одолеть. В Нору он возвращался с истоптанными ногами и боками. Решил взять кабанчика хитростью, начал подкармливать, носил с собой дубину.
Но так уж сложилось, что в процессе охоты одного на другого, они так привыкли друг к другу, что в нужный момент Кусок не сумел поднять оружие. Смрад слишком хорошо его понимал, второго такого друга судьба не дала бы.
Теперь они иногда вместе бродили по округе, охотились, спали на шкурах и оба любили есть сырое мясо. Бывало, Смрад надолго пропадал, но всегда возвращался, и Кусок по-детски этому радовался.
Но сегодня он пойдёт веселиться без верного друга, а с хорошим приятелем - сатиром Дурным. Недалеко от пещеры сатиров Смрад сменил направление и быстро затерялся в густой зелени. А Кусок бодрым шагом продолжил свой путь.
Обогнув по внушительной дуге окрестности близ чёрной башни, - место с дурной славой даже для троллей, - Кусок спустился в овраг и долго шёл по руслу, пока не добрался до сокрытой пещеры, заметить её можно было только из оврага.
- Ооооу! Дуря! Выходь! Пойдём беситься!
- Куды? - сонный голос из темноты.
- К огру под муды! - нетерпеливо выкрикнул Кусок. - Пошли деда пугать!
В пещере зашушукались. Потирая глаза, вышел Дурной: шерсть слиплась, местами топорщится, к спине прилипли листья.
Сатир потянулся:
- Давай моих друзей возьмём. Тоже хочут деда пугать.
- А мне что, пусть идут, - пожал плечищами тролль.

В Верхнем лесу старый отшельник жил уже много лет. Соорудил землянку, освоил участочек, алтарь поставил. Всё свободное от бытовых дел время проводил в смиренной молитве, в созерцании неба или лесной жизни.
Сначала жилось спокойно, дикие звери обходили земляку стороной, а люд и прочие леса сторонились. Но однажды мирное уединение нарушили...
Как и любого укрепившегося в вере подвижника, его начали искушать. Редкими ночами и вечерами проверять веру отшельника приходили демоны. Они шумели, рычали, топтали огород и ломились в землянку.
Лишь молитва от сердца помогала старому отшельнику выдержать страх. Он молился громко и неистово, пробовал разные тексты или повторял одни и те же. Это помогало. Ни один демон так и не проник в жилище.
Сегодня отшельника ожидало новое испытание. Он услышал приближение нечистых издали: захрустели ветки, потом донеслись жуткие блеющие и рычащие голоса. А ведь солнце только перевалило зенит.
Отшельник бросил работу на грядках и поспешил в землянку. Он оглянулся перед тем, как закрыть дверь, и увидел их: огромного, волосатого, лицо в тени, ручищи до земли, и нескольких помельче, рогатых, ноги козлиные, лапы медвежьи.
В ужасе старик запер дверь и поспешил к святым картинам. В момент, когда с губ сорвались первые слова молитвы, по крыше загрохотало, по стенам заскребли когти, а дверь начали яростно трясти. Демоны рычали, пронзительно орали в бессильной злобе! Хлипкая землянка не поддавалась их напору. Сила Господня хранила её!
Вдруг словно отцовская ладонь мягко легла на плечо старика. Голос, что раскат грома, величественный и спокойный, произнёс:
- Не бойся. Возьми ангельский меч и срази демонов! Их час пробил!
Отшельник повернулся к двери. Рядом с ней, вместо самодельной мотыги, стоял прислонённым к стене сверкающий меч, будто скованный из первородного света он озарил жалкую землянку и лишил её хозяина страха.

Сотрясаясь от смеха, Кусок долго молотил в дверь и пытался рычать, ну, аки медвед. Запыхался. Отошёл на пару шагов и шикнул на сатиров, что плясали на крыше.
- А ну, цыц! Дед затих.
- Дух испустил? - проблеял Дурной. - Так давай влезем, посмотри...
Тролли и сатиры давно пугали этого чудака. Как пищу они его не рассматривали, уж больно дохлый, разве что на чёрный день берегли, а вот попугать любили. Пока они бесновались вокруг землянки, дед без умолку бормотал непонятные, смешные слова. Обычно он долго бубунил, но вот сегодня почему-то быстро умолк. И это насторожило Куска.
Раздался звук упавшего засова. Дверь начала открываться. И тролль, и сатиры застыли в изумлении: старый, видать, умом тронулся, раз решил выйти пока они здесь.
Кусок даже проморгался, вдруг привиделось! Из землянки, ослепляя белым сиянием, выходил высокий воин: вместо лица солнце, плечи, что валуны, за спиной крыла расправляются. Одной рукой воин держал белый двуручный меч.
Кусок не мог наглядеться. Воин двигался медленно, словно в воде, показательно неспешно воздел меч. Лицо тролля, грязное, тёмное, озарило пламенем блистающего клинка. Был тролль уродливой образиной, а в свете преобразился, разгладился, взгляд посветлел, кожа порозовела, даже клыки выпрямились и уже не топорщились, но воинственно устремлялись.
Меч обрушился со скоростью молнии. Кусок лишь успел зажмуриться.

Старик обернулся и погрозил мечом сатирам. Те застыли с разинутыми пастями. Разом вздрогнули, завидев, что старик их заметил. Толкая и сбивая друг друга, поломились с крыши, попадали, и вприпрыжку помчались прочь.
Отшельник взглянул на священное орудие, но пальцы его сжимали самое обыкновенное орудие труда.
- Чудны дела твои, Господи, - в благоговейном трепете прошептал он.
- О, верный сын мой! - прогремел голос, прижимая старика к земле, и тот с готовностью встал на колени. - Хватит проводить дни в одиночестве! Выйди в мир и неси волю мою сынам и дочерям моим. За верность дарую тебе силу: исцеляй страждущих и карай заблудших. И помни, пока ты сердцем со мной - я в тебе пребываю! Иди же!

- Иди же! Не ссы! Посмотри, что с Кусей, - жалобно блеял Дурной, расталкивая у костра пьяного Валяя.
Тролль присел, собрал глаза в кучу:
- Хто тута ссыт? Рассказывай, - Валяй икнул.
- Мы пошли деда пугать, ну, ты знаешь, есть тут один...
- Филина? - заторможено изогнул рыжие брови тролль.
- Нет же! Другого, ещё одного, ну, второго. Дурачка!
- Ааа! Помню-помню. Ну?
- Сегодня этот старый хрен совсем двинулся от наших проказ! Вылез с палкой-копалкой из дому да полез на Кусю! - Дурной тараторил, аж захлёбывался слюной. - А Куся, братец твой, стоит, варежку разявил, и лыбиться, как деб...
- Слышь, ты словечки-то выбирай, - Валяй нашёл в себе силы встать, навис горой над сатиром.
- Извиняй. Так вот, токма этот дед замахнулся. И тут молния, тыдыщ! Прям в маковку Кусену. А на небе ни облачка.
- Ну? - что-то пока ещё неуловимое заставило Валяя напрячься.
- Гну! Молния бах, и Куся чёрный, как уголёк, шмяк. Мы быстрей к тебе. Вернее я.
- Не понял, - складки на лбу тролля набухли, вздулись от напряжённой работы мысли. - Щасом где Куся.
- Говорю же, обугленный лежит там, у землянки!
Во взгляде Валяя забилось пламя:
- Ах ты козий сын! Брат мой там последний дух испускает, а ты мне сразу не говоришь!
Дурной вжался в землю: если побои Мордуна он кое-как вытерпел, седмицу кровью харкал, то Валяй с одного маха прибьёт.
- Веди, сучий рог!


Сатир Дурной от удовольствия закусил мохнатый палец и прищуривался каждый раз, когда Валяй наносил удар. Укреплённая железными пластинами дубина крушила ветхую землянку не хуже тарана. Щепки, листва, куски мха и мелкие доски разлетались в стороны. Дерево трещало под неистовый рык взбешённого тролля и свист его орудия возмездия.
Когда они заявились выручать братца, отшельник испарился. Хитрый пердун чуял, что останься он здесь хоть на час, то останется здесь на веке. Причём дед драпал так ловко, что пока Валяй горевал над бедным Куском, он, Дурной, поспешил осмотреть землю вокруг пыльного жилища. И где бы он ни смотрел, в какой бы укромный уголок ни заглянул везде находил лишь одно - естественную лесную девственность, и ни одного следа, словно старикашка улетел на крыльях, аки пташка.
- Сучий потрах! - Валяй сипел сорванным голосом. - Я найду его и отгрызу башку!
Тролль харкнул на уродливые руины, отбросил дубину и отряхнул ладони. Взгляд его не отрывался от тела брата.
- Куся, Куся, дурья ты голова. Чёрт тебя понёс такой ерундой страдать, - качал головой Валяй.
Кусок в ответ лишь смотрел в небо раскрытыми глазами, пасть его застыла нараспашку, того гляди, выкрикнет чего в ответ.
- Дед всегда был безобидный...
- Но вдруг обиделся! - рявкнул Валяй, и сатир примолк. - Довели... Так, сюда иди и помогай. Ну, что стоишь, вылупился, давай носилки делать. Есть одна мыслишка.
- Какие носилки, Валяй! Из чего? - округлил кошачьи глаза сатир. - Ты все нормальные доски измолотил в труху.
- Я тебе сейчас рога отломаю и вставлю в за...
- Дубину твою можем взять! И ещё что-нибудь! Щасом гляну, что тут валяется поблизости!

- Я что, похож на лекаря, а? - Филин усиленно чесал лысую макушку и разглядывал тело Куска у порога его дома.
- Ну, да, - Валяй потупил взор, он понимал, что просьба глупая, но чем Филин не шутит!
Три брата тролля стояли рядом, понурив головы. На завалинке сидел взмокший Дурной. Пока доволокли тяжеленного Куска до Норы, он проклял весь мир, так эти верзилы ещё заставили идти в старый ельник, чтобы всё как было рассказать какому-то местному умнику.
- Допустим, похож, но я что похож на того, кто может мёртвых воскрешать?
Тролли разом повернули головы к скелетам, что висели на заборе.
- Вапще-то похож!
Дурной не понял, о чём речь, прислушался. Колдун же поджал губы и громко втянул носом воздух:
- Добро. Давайте поговорим об этом, коли вы такие уверенные и решительные. Нечисть лесная пусть уходит, - Филин покосился на Дурного.
- С радостью, - обиженно буркнул сатир и поплёлся к калитке. - Валяй, ты хоть скажи, что да как, когда воротитесь.
- Иди, давай! - махнул рукой тролль.
- Вносите, - Филин распахнул дверь.
Положили Куска в центре комнаты, где раньше стоял котёл. Тролли, как обычно, уселись в рядок на лавочке у окна, только втроём получилось не так тесно, как прежде вчетвером.
- Где твоя кашеварка-то? - между делом спросил Валяй.
Филин пододвинул пенёк, сел рядом с покойником, пожевал губами:
- Больше не нужен. Моюсь в нём на улице. В дождь.
- Вон чё...
Филин водил взглядом от одного тролля к другому. Впервые он видел их такими озабоченными. Смотрят на него щенячьими глазками, как на божество, верят, что поможет старый и мудрый колдун. Три огромных бугая, что дети малые сидят, да сопли пускают.
- Не зря вы ко мне пришли. Попробую вашему братцу помочь. Дело это непростое, но что я, хуже святоши какого-нибудь!
- Неужто смогёшь Кусю нам вернуть? - Валяй и братья с раскрытыми пастями уставились на великого учителя!
- Я попробую. Не уверен, что сам он этого хотел бы... - искривив рот Колдун смотрел на обугленный нос тролля. - Но раз вы просите... Мда. Знаю я, каким силам поклонялся тот старикан. Те силы, что стоят за мной, ещё могущественней. Силы благоволят верным и не отказывают в помощи, когда верные просят. Благо, мои покровители могут многое.
Тролли усиленно пытались понять, о чём это там бормочет колдун. Филин это заметил и перешёл к сути:
- Дух вашего братца ещё здесь, я его чувствую. Он даже не понял, что погиб. И это не удивительно, да. Инструмент для понимания остался там, - колдун указал крючковатым пальцем на голову Куска. - И остался не в лучшем виде. И всё же я не сомневаюсь в силах, что питают меня. Вернуть ему жизнь и восстановить тело весьма сложно, с меня за такую услугу потребуют жирный барыш, ну, а вы мне, не обессудьте, по гроб жизни должны будете. Не боитесь?
Филин говорил страшные вещи, но в данный момент решимость троллей не знала границ!
- Кусю поднимешь, мы што хошь для тебя! Я те отвечаю! - Валяй стукнул себя кулаком в грудь.
- Зуб даю, всё сделаем, - Рыгун решился открыть рот в присутствии колдуна, раньше боялся, что злая магия через рот залетит, но ради брата можно рискнуть!
Мордун кивнул.
Филин покачал головой:
- Неа, вслух надо сказать, что согласен.
Мордун вопросительно посмотрел на старшего. Тот встрепенулся:
- Он не может.
- Почему это?
- У него языка нету.
- Не боись, - прищурил глазки Филин, - я тебе другой пришью, будешь хлеще сороки! А теперь к делу, рубяты. Я буду сейчас призывать своих Владык, процесс не из приятных, но если не боитесь, я не против вашего присутствия.
- Мы останемся с Кусей, - ответил старший.
- Да! - Рыгун ушёл бы, если бы не решение Валяя.
Филин резко поднялся, отшвырнул пинком в угол комнаты полено. Его лицо преобразилось: взгляд похолодел, вокруг глаз пролегли тени, осунулись щёки, но губы истончились в улыбке. Филин смотрел в пространство над Куском, словно видел там что-то приятное сердцу. Зазвучал скрипучий голос:
- Владычица Смерть - мой поводырь, моя возлюбленная. Ты - госпожа моих мыслей. Для тебя живу. За тебя умру. Всё что делаю - для тебя, любовь моя!
Меня вопрошают о твоей помощи. А я тебя вопрошаю. Так же и ты потом спросишь с меня, а я с вопрошающих. Баланс сохранится.
Прошу тебя восстановить для жизни это вместилище и указать в него дорогу духу, что его покинул!...
Колдун продолжал говорить, но тролли уже не слышали его слов, они с удивлением следили, как заживают ожоги, расправляются морщины на лице, рот медленно закрывается. А в конце, когда речь колдуна закончилась, глаза тролля блеснули, он закрыл их, вдохнул. И принялся усиленно тереть глаза.
- Принимайте, - на ослабших ногах Филин проковылял в угол и сел на полено.
Тролли бросились обнимать брата.
- Живой, Куся!
- Что-то я затёк, парни, - прошептал Кусок. - Что случилось?
- Куся, ты оживился! Прикинь! Был мёртвый, стал живой! - плакал от радости Рыгун.
- Что он городит?
- Всё так, Куся, - Валяй помог брату встать на одеревеневшие ноги и сесть на одубевший зад.
Снова они заняли лавочку все вместе.
- Ох, спасибо, тебе Филя, - сказал Валяй и осёкся, вряд ли колдуну понравится такое обращение.
Все смотрели на хозяина, а хозяин дремал прямо там, где сидел.
- Всё, братцы, уходим. Пусть хозяин отдыхает. Мы к нему потом наведаемся. Давай-ка, Куся, полезай на носилки, пока слаб. Дотащим до Норы. Рыгуш, придержи дверку.
Мордун с Валяем подхватили носилки, но и шагу не успели ступить.
- А ну, сели на место! - Филин встал и вернул полено в центр комнаты, сел, указывая братьям на лавку.
Тролли с неохотой опустили брата и вернулись. Кусок лежал, оперевшись на локоть. Он пока мало что понимал.
- Теперь поговорим о вашем долге, - сухо, по-деловому предложил Филин. - Вы знаете, где находится чёрная башня?
При этих словах тролли дружно сглотнули тугую слюну.


Рецензии