Гвоздеед

Гарик жрал гвозди сколько себя помнит. Не сказать, что гвозди были его любимым блюдом, но так уж повелось.

Мамка Гарика, очень прогрессивная леди, считала, что гвоздевая диета должна укреплять организм. А папка Гарика ничего не считал. Он умер задолго до того, как Гарик пристрастился к железу.

Можно усомниться, спросить себя, а выживет ли человек, тем более ребенок, если кормить его только гвоздями?

Ну, Гарик выжил. А его папка нет.

И не просто выжил – сделал гвозди частью ежедневного рациона! Даже разработал целую методику и учение, которое гласило:

«Каждый день ты должен съедать по гвоздю, а лучше целое ведро».

Да и без пуда гвоздей, как в любом деле продвинешься? Люди, которые не приучены жрать гвозди, становятся решетом, из них вытекают любые намерения.

«Самоистязание - часть саморазвития», «Излечиваются лишь те раны, которые нанесены», «Не в бровь, а в глаз», и прочие смелые лозунги шатко, но верно ставили Гарика с колен.

Поэтому Гарик всегда искал гвоздь в свое тело и искренне восхищался Иисусом.

Так Гарик уверовал.

«Вера без дел мертва», - произнес Гарик и пошел вершить дела.

К счастью, люди охотно кормят друг друга гвоздями, особенно если правильно попросить. Природное стеснение и жажда самосохранения - черты, которые не красят настоящего гвоздееда.

Не красили они и Гарика, который хоть и положил свою жизнь на гвоздевой алтарь, но до сих пор обладал недостатками, которые сам себе и запретил.

У настоящего гвоздееда есть обширный свод правил. Но кроме всяких банальностей вроде – «Не бери в рот гвоздь больше того, что сможешь проглотить», существует главное:

«Каждый гвоздь, что вошел - должен обязательно выйти. Так или иначе»

И однажды решил Гарик смухлевать. Вместо огромного гвоздя, что грозился проткнуть ему сердце, сожрал крошечный ржавенький гвоздик.

Сначала тот на вкус показался сладеньким. Навевал душевную тоску и грусть по чему-то прекрасному. Но Гарик тут же ощутил подвох, ударил кулаком по столу и прокричал: «зараза!».

Так Гарик влюбился.

Шли годы, а гвоздик все не выходил. Ни прямым путем, ни обратным. Железка впилась в районе печенки и непрестанно сосала кровь.

Организм Гарика стойко терпел инородный объект, но потихоньку стал сбоить. То селезенка лопнет, то, ни с того ни с сего, кишечник закровит.

Вот не было никогда, а тут те раз.

Лихорадило Гарика бойко. Врачи разводили руками, и все в один голос кричали: «Дурак ты, Гарик! Ты ж гвозди с детства жрешь, че ты хотел то?!»

Гарик кивал понуро и продолжал жрать, сыпавшиеся из врачей, гвозди.

Оперировать решили тут же, в приемной. Шваркнули скальпелем пару раз, ниткой на скорую прихватили - мастерская работа, одним словом - да и отпустили на четыре стороны, подарив злосчастный гвоздик местному коронеру.

«Вот, Гарик, человеком стал! Щас заживешь! Ты свою гвоздевую диету прекращай. У нас тут дары вселенной нынче в моде, позитивное оцепенение и конструктивный похуизм. А гвозди в ту-кей-икс-икс уже моветон и варварство. Психологи не рекомендуют».

Так Гарик стал Человеком.

Все вокруг заискрилось и стало заряжено электролитами добра. Хоть и начали поговаривать, что Гарик просто зажравшийся мудак.

Но Гарик дал себе зарок - больше не жрать чужие гвозди. И назвал эту черту броско - Самоуважение.

А годы всё шли. Гарик будучи человеком самоуважаемым нет-нет да сожрет гвоздик. Привычка, что тут. Но метаболизм уже не тот, и кишка тонка стала...

Так Гарик превратился в мешок с гвоздями.

Идет по улице, излучает электролиты добра да конструктивный похуизм и гремит всем брюхом. Все улыбаются и обходят Гарика стороной. Вдруг рванет? Ан нет, не рванул…

К концу, Гарик так и не понял смысла всего этого. Вроде и гвозди жрал, и человеком стал, и самоуважение приобрел. Но все равно, зараза, умирать.

Так и слег.

И унес все свои гвозди в могилу.


Рецензии