История 2. Реанимация

Совершенно и не случайно он попал в реанимацию для реанимирования внутренних конечностей промокших органов от бывалого второсортного спирта и, как, надобно - чтобы стать сново живым и немного здравомыслящим. Его нашли на балконе оперного театра во время антракта. “Не выдержали эмоции”, - так записала в предсмертный журнал смены дежурная. Ведь кто не знает, еще не означает, что это ложь - в реанимации все зависит от этих вот странных, амуроподобных ребят в халатах - кто будет жить, и сколько ты будешь потом  должен за это чудное воскресение им отдать.
Полутрупы, словно потрепанные, разрисованные и обоссаные гордыми, надоедливыми котами книги -  лежат на стеллажах и ноют о забвении и умиротворении. Все жить хотят, но не все.
Он почувствовал, что погас свет. Все. Наверно умер и теперь его ждет квадратный тоннель с мириадами ангелоподобных девиц, пару столов с вином и карликами-близнецами, и замок на краю земли. Плюс, выбор гореть в аду - где страшно, или пылиться в раю - где скучно.
Приоткрыв опухший левый глаз, он заметил ангела со свечой.
“Ну, все, теперь точно ****ец”, - отбилась эхом это совершенная уникальная  мысль нашего протагониста. 
Дежурная подошла с горящей от изумления свечей, накапала в пол литровую баночку парафин и вдавила ее в днище стекла. Баночка вскрикнула, выругалась, свеча отхаркнулась черной дымкой, огонек потанцевал и все превратилось в гармонию и благодать.
Электричество имеет право на отдых и его не волнует состояние вновь прибывших, пока (или еще?) теплых тушек двуногих прямоходящих. Поэтому, докурив, электрик уходя домой, пробормотав два слова - опустил рубильник.
Говорят, смертность выше после заката и до восхода. По этой логике, зачем на потенциальных трупов тратить и так не дешевый свет. Дожил до утра - возможно доживешь и до заката.
“Нет, все же, не ****ец”, - подумал наш герой и громко простонал. Печень отодвинулась в левый край для удобного сна, тем самым разбудив голодный желудок, почки перекинулись парой фраз с отекшим легким, наступила гармония и благодать.
Дежурная, громко храпя зимние сонеты о своей бурной молодости, спокойно смотрела сон про белого коня, принца и большой салат с ветчиной да грибами.
Рассвет улыбался и смеялся так громко, что последние звезды сходили с ума и топились в горизонте моря.
Свет нового дня мирно бегал по лицам свежеокоченевших тел такого просторного, такого зеленого, как гангрена от саркомы капоши коридора.
Из радио заиграл гимн, дежурная громко, долго прокашлялась, вытерла свои ночные слюни огрызком черного хлеба, затем проглотив его, двинулась криво по коридору, шаркая тяжелыми, многолетними ногами в домашних тапочках.
Тараканы завтракали дротаверином, моль лизала ампулу тоскующего димедрола.
Наш герой спокойно пил вино играя в карты с карликами-близнецами, выбирая страшный ад или скучный рай.
Конечно же в замке на краю земли.   


Рецензии