Факультетские вечера

     Когда меня после отлично сданных четырёх экзаменов на лесохозяйственный факультет ленинградской лесотехнической академии им.С.М.Кирова пригласили на собеседование, мой любезный декан задал только один вопрос: а где же Вы прохлаждались два года после школы, что делали, куда поступали? - я с гордостью ответила:
    "Я поступала в Театральный институт на актёрское отделение!"
Приговор декана был суров. Он ответил так:
"Если бы у меня была хоть какая-нибудь возможность Вас не принять, я бы с огромным удовльствием ею воспользовался. Потому что от леса до театра так далеко, как до Луны...Но у Вас набран высший балл - 24,5 (аттестат подкачал 4,5 а все экзамены сданы были на "5"), и я сдаюсь".
 "Не расстраивайтесь, Борис Васильевич, -ответила я, - Вы не пожалеете, я Вам обещаю", - сказала я и возглавила факультетскую художественную самодеятельность.
Учёба , конечно, особого восторга во мне не вызывала, но мне нравились науки о природе, законы биологии и как выяснилось цепей питания и связей в круговороте веществ и обмена энергий в окружающей среде. Потом я связала это всё с высшей философией и это мне открыло ещё более интересные вещи о социальных законах развития нашей планеты. А потом ещё мы изучали "научный" атеизм, который внимательно и уважительно рассматривал и описывал все существующие в мире религии, а в конце авторитетно заявлял, что никакого "Бога нет" а атеизм - единственно правильное учение, которого нам, биологам, следует придерживаться.
      Самое интересное, что я была очень хорошей студенткой и активно служила идеалам коммунизма в самом прямом смысле этого понятия. Я вступила в ряды коммунистической партии совершенно убеждённо, думая, что она действительно дарует людям нашего общества равные права и высшую справедливость в распределении всех благ. Совершенно так, как было написано в Манифесте Коммунистической партии. Этому я служила и в это верила. И поэтому , наверное, наши факультетские вечера были такими яркими и интересными и огромное количество студентов нашего факультета принимало в них участие в качестве организаторов, сценаристов, актёров, балетмейстеров (ставились обязательно и танцы), поэтов, песенников, костюмеров, художников. В фойе на полу лежал склеенный из бумаги задник, который с упоением разрисовывали художники , тонко уловившие идею спектакля, в кулуарах репетировали отдельные сценки артисты, а на сцене шёл прогон основного действия, который из зала отсматривала Галина Ивановна Зарудная (педагог,ответственный за нашу самодеятельность), подающая ценные реплики и замечания,- ну и я, мелькавшая то  на сцене, то с гитарой, то с микрофоном, то с блокнотом, где я помечала, что нужно будет изменить.
     Одним из организаторов этого действа был Кирилл Князев, мой однокурсник, который фокусировался на танцевально-пантомимических моментах и всегда со мной до хрипоты спорил. ( Потом у него начались очень сильные головные боли, и он от споров со мной отказался, потому что переубедить меня тогда было практически невозможно).
    Как бы то ни было а результат был налицо: из шести факультетов академии наш лесхоз все 5 лет моей учёбы занимал непереходящее первое место, и поэтому декану нашего факультета пришлось взять свои слова обратно и всё таки подтвердить, что и в лесу можно иметь "театр", если конечно, он не начинается "с вешалки", а идёт от чистого сердца.
     Ещё мне вспоминается очень неприятный случай, когда нашему факультету было поручено во время каникул, в августе месяце, в качестве "стройотряда" продавать в магазинах и на летних лотках овощи и фрукты. Я, конечно, была замполитом, то есть возглавляла это общественное мероприятие.
     Сама я продавала почему-то исключительно мороженое, потому что овощи мне продавать не доверяли, видимо из-за моего очень хорошего аппетита, а может быть потому, что обвешивать я категорически не могла, а видимо, по-другому, там не получалось. А мороженое мне привозили в картонных коробках, где они были расфасованы как ёлочные игрушки в своих гнёздышках. Вроде бы всё разумно и правильно. Только вот расписываясь в накладных за доставленных товар, а потом вскрыв пару коробок и обнаружив в них пустые "гнёздышки" , я сначала мучительно раздумывала, как они могли из закрытой коробки улетучиться, а уж потом мне приходила в голову мысль: "А кто же за эти несуществующие пломбирчики теперь будет платить, ведь сдавать выручку нужно "по накладным".
    Но и здесь Бог не оставил меня. Я продавала эскимо и другие виды мороженого так задорно и весело, мой ларёк пользовался такой популярностью, особенно у мужской половины населения, что пару раз у меня  покупали по две полные коробки и... оставляли мне их - в подарок. Так я совершенно неведомо для себя покрывала свою или несвою недостачу. Меня так и прозвали - "ЭСКИМО" наверное за мой шоколадный цвет волос и глаз.
     Была в этом стройотряде и трагедия, но писать о ней не хочется, потому что меня, невиновную, вывел Господь сухой из воды, а виновные как раз пострадали.
     Студенческие годы, конечно,самые яркие годы в нашей жизни.
     Добра вам, мои дорогие однокурсники и преподаватели!
03.04.2018  Пфорцхайм, Германия
    
   
      


Рецензии