Охотник

    Много лет прошло с тех пор, как я впервые увидел этого человека. Это было в далеком детстве, в Уральском селе Лача. Вытянувшись длинной вереницей домов, оно стояло прилепившись с обеих сторон к широкой дороге.
    Село разместилось на высоком берегу  речушки, неторопливо несущей свои чистые воды из дремучего леса. Здесь заканчивался ее трудный путь. В километре от села, она сливала свои холодные воды в таежную красавицу Лозьву.
    Берег, поросший травой, полого опускался к речушке. За ней раскрывалась широкая панорама зеленых лугов, выпас для скота. За спиной села- огромное поле созревающей пшеницы. Дальше глухой стеной стояла необъятная тайга, не знавшая в те годы вандализма и массовых пожарищ.
    День был солнечный, пахло скошенной травой. Стрекот кузнечиков и порхание бабочек поднимали настроение. Вдали за рекой просматривался поблескивающий синевой лес.               
     Жилищем моей сестры был большой  пятистенный дом рубленый из толстых бревен. Его окна внимательно следили за всем происходившим в трех сторонах света. Железная крыша, выполненная в форме шатра, придавала ему какую-то привлекательность. Половину дома занимала сестра с мужем, другую – хозяин дома.
     Дома он бывал редко. Охота- его стихия. В таежной глухомани у него была зимовка, где со своими верными четвероногими спутниками он коротал ночные часы. Вдали от цивилизации, он находил для себя покой и умиротворение. Таинственная, молчаливая тайга не мешала ему размышлять о смысле жизни.
     Сегодня утром он приткнулся к берегу мелководной речушки. Его большая лодка заполнена боровой и водоплавающей птицей. Он пришел в свой дом отдохнуть, попариться в баньке, запастись провиантом и продуктами.
      Уставшее, ласковое солнышко с любопытством заглядывало в открытые окна дома.По селу прогнали мычавшее стадо, оставившее на дороге запах животных...
     Сестра готовила  ужин. На большом кухонном столе ворчал расходившийся пузатый самовар. Неожиданно появился хозяин дома.
     Крепкий, высокий, подвижный старик с густой копной волос, покрытых инеем времени. Его лицо было спрятано в густой бороде, скрывающей безобразные шрамы, идущие от виска и выше,  пропадавшие где-то в волосах бороды. Жилистая, толстая шея была покрыта множеством клетчатых складок. Большие, сильные руки в царапинах. Из под густых, лохматых, седых бровей смотрели два любопытных озорных огонька.
     После баньки,в чистой одежде, он выглядел гораздо моложе. Длинная темносиняя рубашка косоворотка  подпоясанная  плетенным шнурком,украшала его стан. Грубые суконные штаны прятались в кожаных голенищах свернутых бродней  (болотные сапоги  из кожи). Ходил он  легко и бесшумно. Это был веселый, жизнерадостный старик, манерами и речью похожий на старообрядца.
     Мы рассаживались за столом. Хлебосольная сестричка пригласила гостя к столу. 
     Дед,так я его называл, от приглашения не отказался. Энергичным шагом здорового человека, он быстро занял место за столом. Он оказался интересным собеседником и веселым рассказчиком. Из его уст летели искрометные, милые сердцу поговорки и прибаутки.
   За свою долгую жизнь, он многое видел. Месяцами находясь в тайге, привык к одиночеству, знал повадки зверей и птиц. Знал где искать: соболя, глухаря или белку, где висят не тронутыми гирлянды кедровых шишек. Знал где можно встретить хозяина тайги. Он любил таежную тишину. Это была его жизнь.
    -Вы знаете,-говорит дед,- в тайге я больше молчу. Ну с кем же мне там говорить? Тожно с собаками. Мне семь десятков, а я как горный козел ношусь по тайге. Другой жизни я не ведаю. Он громко засмеялся, в его горле что-то клокотало и хрипело.
     Сестра поставила на стол бутылку московской водки. Саша, неторопливо откупорив, наполнил содержимым три стаканчика. Смеясь и потирая ладони  рук, дед умиленно говорит,- Хороша водка! Шибко много я не пью, а вот рюмку другую с удовольствием прихлопну.
     Небольшой стаканчик потерялся в трущобах его громадной ладони. Выпив, он на мгновение зажмурился и тряся головой с восхищением выдохнул,- хороша!
     Но сидеть с ним за одним столом было как-то не комфортно. При пережевывании  пищи из его рта разносился неприятный шум. Словно там работали жернова. Дед не замечал наших перемигиваний. Он радовался семейному столу и тому, что никто не мешал ему выговориться. Глядя на его активное пережевывание, у меня невольно наворачивалась непрошенная слеза.
     Я выскочил на улицу. На дворе шагали тихие, летние сумерки. Я долго ходил по двору наблюдая, как миролюбиво уживаются собаки хозяина с нашим псом. Вернувшись в дом, деда я не застал. Сестричка занималась кухней, Саша проверял свое охотничье снаряжение. Я крутился рядом, пытаясь быть чем-то полезным.
     -Саша, а что за человек наш хозяин дома? Почему раньше я ничего не знал о нем?
     - Он охотник- промысловик, дома бывает редко. Поэтому мы тебе ничего о нем не рассказывали. Жена и дети живут где-то в городе. За свою долгую жизнь он многое повидал. В его охотничьей практике много интересных и страшных случаев.
     -Саша, что у него с лицом? Расскажи мне о нем.
-Хорошо, я расскажу тебе один случай из его жизни.
     Будучи молодым, он как-то собрался поохотиться на медведя.
- Батя, возьми меня с собой! – просит четырнадцатилетний сын.
-Что ты! Что ты!  Рановато тебе сынок идти на медведя. Не детское это занятие.
Но жена рассудила иначе. - Возьми! Пусть малец учится.
- Может и правильно, - спорить не стал.

     Взяв двух натасканных на медведя собак, встав на лыжи, они заскользили в лесную чащу. Погода стояла тихая, морозная. Через плотные, снежные облака нет, нет да  и прорывался скупой желтый луч. От этого вокруг все оживало. Снег искрился своей нетронутой белизной. Широкие охотничьи лыжи на оленьей шкуре, легко скользили по снегу.

   Вскоре собаки обнаружили медвежью берлогу, засыпанную мощным слоем снега и начали облаивать.

   Охотники сняв лыжи, поставили их в сторонке. Сына, отец поставил подальше. Сам, опираясь спиной о сосну – вековуху, встал напротив берлоги.
   Разбуженный зверь, недовольный происходившим, лениво выполз из берлоги.
Увидев человека, разъяренный, поднявшись на задние лапы, не обращая внимания на собак кусавших его за лапы,  двинулся на охотника.

   Дед нажал на спусковой крючок. Выстрела не последовало, осечка. Пока охотник возился со своей одностволкой, медведь схватил его могучими лапами и подмял под себя. Когтистой лапой, зацепив лицо охотника, он сорвал кожу с правой стороны лица от виска до подбородка. От боли охотник потерял сознание.         
   Испуганный  сын, забыл что у него в руках оружие. С плачем  он бросился  к медведю, толкая ствол ружья в  пасть. Зверь жуя метал пытался вытолкнуть, но  мальчик все дальше и дальше толкал  его.  Резко мотнув головой и вытолкнув ствол, медведь бросился в лес по снежным сугробам, преследуемый собаками.

   Мороз крепчал. Стояла зловещая тишина. Снег, вокруг лежащего без чувств человека залит кровью. Быстро темнело. Скрипучая, морозная поземка тяготила сорванца.

   Боясь подойти к отцу. Предчувствуя что-то страшное, не поправимое, не зная что предпринять, он стоял в растерянности. Слезы бесконечным потоком текли по его замерзшим щекам.

   Суровый, дремучий лес, боясь окончательно испугать юного охотника, молча наблюдал за происходившим.  Просыпавшаяся вьюга, со звериным завыванием гнала поземку по белому снегу.

   Время не ждет. Встав на лыжи, малыш быстро бежит к людям за помощью...    
               
   Тем временем, отец от боли и холода пришел в сознание.

   Тишина. Лес точно онемел, боясь своим неосторожным движением причинить боль пострадавшему. Он один, ни собак, ни сына; страшно болит голова и тело помятое топтыгиным. Он ничего не видит. Глаза застилала кровавая пелена. Что-то холодное и мерзкое мешало ему, причиняло острую боль, клонило к земле.

   Быстро темнело. Лежать нельзя. Охотник попытался привстать, но острая боль в области лица, бросила его на окровавленный снег.

    Придя в сознание, ничего не видя, он нечеловеческим усилием, поддерживая рукой что-то липкое висевшее с подбородка, причиняющее неимоверную боль, поднимается на ноги.

   Сил нет... Напрягая последние усилия, он правой рукой поднимает с груди эту липкую, кровавую массу, постепенно сознавая случившееся….
 
   Подняв и как бы восстановив на место рваную массу, сквозь кровавую пелену, он что-то видит…. Осторожно делает первые, неуверенные шаги по глубокому снегу. Тело плохо слушалось, в голове страшный шум. Кровь, капая на одежду, сворачиваясь, замерзала. Сделав несколько шагов, охотник ногой зацепился за хворостину, лежащую под снегом. От резкого толчка страшная боль пронзила все тело. Теряя сознание, он падает.

   Свидетелями этой трагедии явились – молчаливая тайга, да плач вьюги то злой, то жалобный.

   Очнулся….Жуткий холод сковывал тело. Нужно двигаться, иначе – погибель.И вновь подняв рукой что-то висевшее, полузамерзшее, он пытался двигаться.
И опять падение….

   Ему на встречу двигались односельчане, поднятые по тревоге сыном. Оказав первую помощь и уложив охотника на спаренные лыжи, они торопливо двинулись в обратный путь. Их окружала суровая уральская ночь и разгулявшаяся вьюга.

   Утром охотники продолжили преследование, теперь уже опасного шатуна-медведя.
В больнице, пострадавшему удалили отмершие ткани лица, заменив на что-то  искусственное. Так он и жил, скрывая свой дефект, отпуская волосы с головы вниз, переплетая их с волосами бороды, зачесанными наверх….
   Вот какие страсти испытал в своей жизни наш дед.  А на дворе уже стояла темная ночь. Пора спать. Долго я не мог заснуть, вспоминая услышанное...
   Прошло много лет. Я приехал на Урал.  К тому времени, мои родственники, жили в рабочем поселке...               
   При разговоре с Сашей, я вспомнил эту страшную историю...
-Саша, а как наш дед- охотник? Жив еще?
-Застрелился наш дед.               
   Я не поверил своим ушам.
-Да, да! Когда он почувствовал свою немощь... застрелился. Он не хотел показывать людям свою старческую слабость.
    Где-то далеко слышится лай собаки.Ей отзываются другие и по всему рабочему поселку покатилась собачья песня, мешавшая заснуть. Меня поражала жизнь, а теперь и смерть сильного и скромного человека. В доме тишина и только под окном слышался тихий шелест. Пора спать...скоро подниматься. На востоке слабый ветерок уже стягивал ночную вуаль.

  RS- События происходили в довоенный период. В те годы надежда охотника- берданка, о двухствольных ружьях в глухих селах не знали. Зимний транспорт
охотника лыжи. Я встречался с дедом в тысяча девятьсот пятидесятом году.


Рецензии
Судьба сложная, но интересная. Спасибо за рассказ

Мария Глимакова   12.03.2020 16:57     Заявить о нарушении
Спасибо Мария.

Виктор Костылев   12.03.2020 22:37   Заявить о нарушении
На это произведение написана 21 рецензия, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.