Часть 11

Дым над Верхним лесом

Они возвращались в Нору. Несмотря на усталость от тяжёлых испытаний, ещё сильнее они устали от смеха. Ржали так, что птицы разлетались. Весь Верхний лес знал, что троллям безумно весело.
Валяй изображал медведа. Он любил это делать, но сейчас старший из братьев превзошёл себя, а всё благодаря хорошему гриму и костюму. Перемазанный сажей, он нацепил медвежью шкуру, что лежала в сундуке Филина, и теперь на потеху братьев, шёл так же шатко, как вставший на задние косолапый. Он то рычал, то бросался на братьев, и тогда завязывалась борьба. Каждому хотелось заломать медведа, и сегодня у каждого это получилось.
Рыгун добыл из сундука шаманский бубен, молотил в него, что есть сил, а когда уставал, засовывал его наполовину в портки.
Мордун себе забрал яркий красный плащ и сапоги, кои не смог натянуть. И вот он, чумазый, в кожаном жилете, меховых штанах, босиком и в алом плаще гордо шествовал через лес.
Последним брёл Кусок, волочил в мешке за спиной всё ценное, что удалось выгрести из конуры Филина перед тем, как она разгорелась. Он очень устал, впервые в жизни он испытывал дискомфорт от простой ходьбы. Ему хотелось лечь под деревом и вздремнуть, лишь бы восстановить силы. Но до Норы оставалось недалеко, и он заставлял себя шагать.
Когда из кустов навстречу троллям выскочил Смрад, Кусок зашагал веселей. Верный друг тёрся горячим, мохнатым боком о ногу, от чего усталый людоед чувствовал себя спокойней.
После череды последних событий было из-за чего переживать. Мало того, что Кусок лишился жизни и был воскрешён, затем, без возможности опомниться, отправился в жутчайшее из мест в Верхнем лесу, а после ещё был свидетелем таких чуд, что язык так не повернётся, чтоб описать. Да ещё с Филином обошлись странно, даже для троллей низковато. Но, похоже, колдун заигрался в свои игры, потому и пал. Для пущей безопасности, чтобы Филин случайно не вернулся из зазеркалья и не начал мстить, они сожгли его хижину вместе с разбитым зеркалом. И теперь старались это забыть, веселились, шумели, праздновали победу над тёмными силами.
До Норы они так и не добрались. Из-за деревьев наперерез выскочил запыхавшийся сатир Дурной. Тролли никогда прежде не видели такого обеспокоенного взгляда. Он очень торопился доложить что-то важное, но завидев видок братьев, замер с разинутой пастью.
- Здарова! Чаво застыл, аки статУя? - остановился Валяй, остальные следом.
- Вы где были, ёлы-палы? На параде рудокопов?
- Работали мы. А это подарки. Чаво здесь шастаешь один?
- Ну и хорошо, что вы такие грязные, незаметней будете, только тряпки с бубном бросайте прям тут. Дела такие, Валяй, в Верхнем лесу гости. Много, целая ватага. Часть этой ватаги обложила вашу Нору и выжидает.
Братья похмурнели.
- Хто такие? Разбойники?
- Не. Пнище сказал, не знает таких, но выглядят сурьёзно. Опасней даже охотников.
- Шо делать будем, браты? Делитесь мыслишками.
- Валяй, - сатир коснулся коготком ноги тролля, - Пнище просил вас привесть к нему на разговор. Тут дело такое, весь лес в опале.
- Весь лес, говоришь. Ну, веди.
- Вы только одёжу эту сбросьте, лады?


Дом лешего Пнище среди лесных жителей считался местом сакральным, для избранных. Попасть туда могли лишь духи леса: сатиры, кикиморы, нимфы и другие лешие. Троллей провели сюда второй раз, но они снова не запомнили путь.
Уютная полянка, укрытая густыми низкими кронами, - здесь всегда царил полумрак, - заросла высокой травой. Кое-где в зелени мелькали яркие лесные цветочки, жужжали пчёлы, порхали бабочки. Из глубины кустов доносилось стрекотание.
В центре поляны рос огромный дуб, в стволе его чернело внушительное дупло, а на ветвях расселись совы и филины, разных мастей и размером. Там, в густых ветвях они отсыпались днём, чтобы нести дозоры по ночам. Но сейчас все они бодрствовали и внимательно следили за редкими гостями.
В глубине дупла моргнул блёкло-зелёный свет. Заскрипело.
- Сейчас... - прошептал Дурной, не сводя взгляда с чёрного отверстия.
Наружу высунулся Пнище. Взгляд его зелёных глазок прожигал насквозь.
Потом произошло чудо. Кора дуба плавно разъехалась в стороны, и Леший просто вышел и встал перед троллями. И тут же, совершенно бесшумно из-за дуба вышел огр. Волосатый громила замер за спиной лешего. Тролли разглядывали великана сверху вниз.
Огр возвышался над Валяем на две головы, а толстенные ручищи спускались до земли. Он мог бы обхватить любого из братьев за бока и почесать им спину.
- Пришли, бедовые, - пнище говорил, как никогда серьёзно, даже его скрипучий голос звучал ниже. - Вы хоть знаете, что в лесу случается?
- Охотники рыщут? - закинул удочку Валяй.
- Солдаты, Валяй. Солдаты. И все по ваши... - Пнище обвёл взглядом чумазых троллей. - По ваши шкуры.
- А что ж не по ваши-то? - скривил пасть Валяй, ему не нравились подобные нападки.
- А мы королевских героев не кушаем, - скривился в ответ Пнище.
- Мы тоже, - развёл лапы в стороны Валяй.
- Кому врать пытаешься? У меня весь Верхний лес в ушах, глазах и носах. Всё знаю. Мало того, что на королевского, знатного человека полезли, так ещё и помощника просрали, нелюди, - Пнище махнул рукой. - А теперь знаете, что здесь творится? Леших, младших братьев моих, огнём согнали с насиженных мест! Выжгли родные поляны, постреляли полдюжины сатиров, волколаков пробудили не по сезону и перебили почти каждого! Обложили нас со всех сторон, и всё из-за вас. Понятно?
- А шо сразу из-за нас?! Крайних нашли? Мы живём в глуши, тихо-мирно! Ты дед, следи за языком-то! - взорвался Валяй, аж раскраснелся.
Кусок тоже не остался в стороне, вышел вровень с братом:
- Пнище, обоснуй. По што на нас бочку катишь?
- Что тут обосновывать! Зенки распахни, Куся! - носик веточка лешего дрожал от негодования, глаза горели ярко, как после хмельного мёда. - Вы, пока тут живёте, сожрали больше сотни народу! Почитай, целую деревню убрали. Как такое не заметить! Я же предупреждал, чтобы дороги сторонились. Лес прокормит! Нет! Им деликатесов подавай! Всё из-за вас, ребята.
- А разбойники? - Валяй стоял мрачный, как грозовая туча, кулаки сжаты, один удар, и леший к пращурам умчится.
- Разбойники тише травы, вы же знаете. Сами поспособствовали.
- Скажешь, плохое дело сделали?
Пнище скрипуче засмеялся:
- Ха хаха! Дурачьё! Ничего вы не сделали! Всё сделал "чёрный" человек! Не ваша заслуга.
- Мы сами ходили к ним... - начал было возмущаться Валяй.
- Не ори, - спокойно осадил леший. - Валяй, какой же ты глупый. Колдун сам всё сделал и вас заставил считать себя обязанными ему. Рышуша грибов обожрался, поганок, так нет бы меня покликать! Ха, где там. Попёрлись за птицей. А птица прям как знала, кто там в лесу поганки ест. Всё продумано было, а вы не видели. И с разбойниками вас так же одурачили.
- В чём одурачили-то? Не разберу. Дед, что ты городишь? Колдун Кусю спас от верной смерти.
- Так природа устроена, что дураки мрут, чтобы других не рожали, - леший постукал изогнутыми мальцами себе по виску. - А тот умник попёр против природы. Вот природа через вас, дураков, его и прищучила. Дураками легко вертеть. Все ими вертят. И колдун вами вертел. Он много чего мог делать, но вот в башенку сам лезть боялся. Потому вы и оказались ему должны. Странно, что живыми воротились. Благо, теперь то место не опасно. Лес его скоро поглотит.
- Ну, вот, хорошее же дело!
- Маловато хороших дел выходит на все те беды, что теперь есть! Давал я вам наказ, быть смирными. Дважды давал, да всё жалел ваши слабости. Но, вижу, вас не переделать добром.
Братья пристыжено смотрели себе под ноги, а леший добивал:
- Вышло моё терпение. Если жить хотите, валите с Верхнего леса подальше и никогда не возвращайтесь.
Рты троллей поползли вниз. У Рыгуна предательски заблестели глаза.
Валяй выпятил челюсть и почти ткнул пальцем в глаз лешему:
- Ты, дед, нам не указ, так что сбавь обороты!
Защищая лешего, огр выбросил вперёд лапу, сделал это слишком быстро для своих габаритов. Но Валяй успел отпрянуть. Тролли попятились, а огр, угрожающе и воинственно резко, сделал шаг вперёд, загораживая лешего.
Вот сейчас братья заробели все, как один. Они привыкли побеждать легко и быстро, слабые людишки ломались, словно тростинки в их руках. Но этот громила мог переломить любого тролля, одни ручищи чего стоят - две колонны, вылепленные неумелым скульптором. К тому же огры такие твари, они ж почти звери, если налетит, то парой синяков не отделаешься.
Пнище поднял тощую, сухую руку, указывая на лес, что прямо в этот момент расступался в стороны, образуя зелёный коридор.
- Я здесь хозяин. Уходите прочь и не оборачивайтесь!
- Куда мы пойдём-то! Наш дом здесь! - Валяй пребывал в такой растерянности, что не мог поверить в происходящее! Только что они одолели стражей жуткой башни и чёрного колдуна, как вдруг, их гонят взашей! Их, героев Верхнего леса.
- Вы и так сильно меня обременили своим поведением. Хотя бы сами решите, где жить. Если вы, конечно, жить хотите. Если не хотите, стойте на месте. Огря вас втопчет.
Валяй посмотрел в налитые кровью буркалы Огри, потом со злостью обвёл взглядом внимательных сов, где-то всех их он уже видел.
- Нам надо в Нору.
- Это второй вариант вашей гибели. Но я не пущу. Пойдёте туда. Идите уже, - рука Пнища вздрогнула, указывая на проход.
Валяй только зубами скрипел от бессильной злобы.
- Идём.
Они вошли под густые кроны, и лес тут же поспешил закрыться за их спинами. Даже когда это произошло, каждый из братьев чувствовал на себе едкий взгляд старого лешего.
Шли молча, неизвестность впереди пугающе расступалась, открывая новый лесной закаулок. Тишину в коридоре нарушали только шаги троллей и их гневное сопение.
Пока шли, Кусок шевелил заострёнными ушами, прислушивался, несколько раз порывался обернуться, в конце концов, тихо обратился к братьям:
- Щас скажу, но вы не вертитесь. Кто-то за нами приглядывает. По веткам тихо-тихо порхает, не отстаёт. Прямо от самой поляны.
- Мордун, ты что-нибудь слышишь? - прошептал Валяй.
В ответ кивок.
- А попадёшь?
Волосатая рука вытянула из-за пояса один из ножей. Мордун резко обернулся на шум, выпученными глазами уставился в ветви над головами, а в следующий миг отправил костяной нож в полёт. Что-то чёрное с писком рухнуло вниз.
Рыгун заглянул в кусты и, держа рукоять двумя пальцами, поднял нож. Лезвие насквозь пронзило галку.
- Тота, а то ишь ты! - забурчал Валяй. - Вот теперь чую, никто за нами не наблюдает.
- И я чую, - для убедительности Кусок принюхался.
- Валяй, мы же не уйдём? - наивно, по-детски спросил Рыгун.
- Может, и уйдём, но не как битые шавки, нет! У меня есть идейка. Ну-кась, Рыгуш, лезь на дерево, да смотри, с какой стороны гора. И далеко ли.
- Ты чего удумал? - Кусок поглаживал Смрада по спине, тот довольно похрюкивал.
- Щасом узнаешь...
Как самый лёгкий и юркий из братьев, ну и потому что так сказал Валяй, Рыгун вскарабкался на дерево. Крючковатые ветви цеплялись за одежду, волосы, за ноздри, то и дело норовили стянуть портки. Это походило на робкие попытки Пнища помешать троллям сойти с правильного пути. Но Рыгун стойко выдержал все нападки и смог выполнить приказ. Назад спускался хоть и поцарапанный, но гордый собой.
- Гора там! Вёрстах в шести от нас.
- Так и думал, - Валяй хлопнул кулаком по ладони. - Значит логово нашего лешего на самом краю Верхнего, у дубравы. Если всё так, как нам тут наплели, то в Нору нам хода нет. Но мы всё же пойдём к ней.
- Валяй, ты чё? - удивился Кусок.
- Может, не надо, а? - взмолился Рыгун.
- Слухайте сюды, ссыкуны, - старший брат зловеще оскалился и потёр ладоши, - план таков...

- Троооолль!
Это кричал один из патрульных лучников. Полянка рядом с Норой встала на дыбы: из-под кустов выпрыгивали охотники, спускались с деревьев стрелки, выходили из укрытия мечники. Все устремились на крик.
Неподалёку от поляны дежурили офицеры во главе с юным, но именитым героем виконтом Де'Монмераем.
Излюбленный золочёный камзол виконт для охоты сменил на приталенную куртку, на первый взгляд обычную охотничью, но таившую в себе много секретов: в её подкладку искусный мастер вшил десятки лёгких, прочных пластин, способных отражать выпущенные в упор стрелы; в рукавах таились стилеты, ткань не шуршала, не пропускала влагу, а на спине, с изнаночной стороны находилось главное достоинство наряда - плотная нашивка с плоскими, тоньше пуговиц, заговорёнными камушками. Иногда виконт отдавал их чародеям для восстановления истраченных сил, а иногда просто менял, когда те совсем выходили из строя из-за нагрузок. Назначение камушком знали только двое: сам виконт и маг, что занимался их заговором.
Де'Монмерай полагался на хорошую экипировку, однако не пренебрегал и личной подготовкой. Даже относился к ней фанатично. Владея десятком видов оружия, на охоту он собирался, как на войну, благо, было кому таскать весь этот арсенал.
Бывалый ветеран и верный спутник виконта, сэр Рой, выскочил из шалаша вслед за ним. Кожаный доспех он носил при дворе и на вылазках. Кто знает, может быть в нём же он и спал.
- Дождались! - оскалился Рой стройным рядом белых зубов.
- Будем загонять! За мной! - виконт махнул рукой и первым помчался в сторону переполоха.
Хищное пламя в его глазах перекинулось и на ближайших помощников. И вот словно стая волков на охоте они мчаться сквозь лес за добычей. Выскочили на сокрытую полянку троллей. Огромная засада вокруг не тронула здесь даже веточку. Котёл, брёвна, пеньки и горы костей, всё лежало на своих местах. В куче черепов под деревом виконт попытался узнать сэра Руммо. Представил, как его жрали живьём, как храбро он хранил молчание в последний свой час...
Гулко протопав по пыльной земле, вдохнув полной грудью вонь недоеденной, разлагающейся плоти, солдаты вновь скрылись в листве.
Погоня продолжалась несколько часов. Сначала шедшие впереди следопыты постоянно докладывали что двое троллей оставляют просеку следов, а иногда даже мелькают впереди меж деревьев. Да вот только приблизиться не дают. Устав от подобных историй Де'Монмерай и Рой догнали головной отряд и пошли одними из первых. Уставшие следопыты вынуждены были, скрипя зубами, держать темп виконта.
Некоторые не выдерживали и падали, спотыкаясь об корни, а может просто делали вид, что спотыкались. Даже Рой и сам виконт давно бы бросили изнурительную погоню, если бы лично не видели мелькающих меж деревьями косматых гигантов. То одного - голого по пояс, то другого - поздоровее, в жилете.
Чем дальше охотники углублялись в дебри, тем гуще те становились. Порой казалось, что сам лес препятствует движению чужаков. Они уже не бежали, а продирались через ветви. Единственное, что заставляло двигаться - треск ветвей впереди. Тролли постепенно замедлялись.
- Сейчас... мы их... возьмём! - запыхавшийся Рой снял с плеча аркан.
Виконт потянул из ножен короткий меч с бардовым широким лезвием.
- К бою!
Неожиданно бурелом закончился, и передовой отряд вылетел на поляну. Солнце здесь едва пробивалось через густые кроны, трава поднималась до колен, а в центре рос могучий дуб.
Один за другим люди вываливались на открытое пространство, но кроме собственного сиплого дыхание больше ничего не слышали. Тролли пропали.
- Искать следы! - скомандовал виконт и направился прямо к дубу.
До поляны добрались лишь дюжина бойцов. Пока остальные плелись позади, самые выносливые следопыты и охотники взялись за работу. Каждый из них несказанно радовался такой смене деятельности.
Виконт тоже тяжело дышал, но промедление его раздражало. Подойдя к гигантскому дереву, он пристально всмотрелся в огромное дупло, там мерцали тусклые зелёные отсветы.
- Дайте факел!
Несколько раз клацнуло огниво, Рой принял от охотника факел, но передать не успел.
Совершенно бесшумно из-за дуба вынырнула сначала здоровенная ручища, а за ней её хозяин - серый огр.
Лишь кошачья ловкость спасла виконту жизнь. Изогнувшись назад, он сумел избежать смертельной хватки. А лапа тянулась дальше.
Один взмах фамильным мечом с багровым лезвием заставил лапу отпрянуть. Кровь брызгала из глубоких порезов на пальцах. Едва ли простое оружие пробило бы шкуру огра, погнулось бы, отскочило, а то и сломалось, но виконт недолюбливал простые вещи. Когда-то давно унаследовав от предка церемониальный клинок, он так проникся его красотой, что всюду брал меч с собой. Лишь абсолютная непрактичность, непригодность клинка для сражений не давали виконту покоя. Искусные кузнецы гномы и надёжный чародей исправили недостатки семейной реликвии. С тех пор меч никогда надолго не забывал вкус крови. К наследнику рода Де'Монмерай перейдёт воистину клинок с богатой историей и славным списком павших от его лезвия.
Рой был не так расторопен. От неожиданности он отступил и оступился, завалился на спину. Огр тут же направился к нему. Стрелы бессильно отскакивали от каменной кожи, даже арбалетный болт, ударившись в лоб великана, лишь смял наконечник и затерялся в траве.
Телохранитель сэр Рой, ветеран и герой королевства, неизбежно бы погиб, не вмешайся в дело сам виконт. Пока охотники судорожно перезаряжали луки, юный командир прыгнул навстречу опасности и загородил собой собственного стража.
Вновь сверкнул бурый клинок, глубоко разрезал кожу на запястье и застрял. Огр пёр напролом, порезы не могли его остановить. Рой и виконт успели откатиться в разные стороны, прежде чем туша обрушилась всем весом на траву.
Снова ударили лучники. Они лишь злили зверюгу. Разорвав пространство рёвом негодования, огр взмахнул кулаком, самым краешком задел одного из стрелков, и тот, вращаясь юлой, унёсся в листву крон.
Обезумевший от ярости взгляд наткнулся на главного виновника. Но в тот же миг что-то ужалило огра в лицо, горячее потекло по щеке. Он пытался проморгаться, но пелена не спадала.
Так сработали безупречные навыки Де'Монмерая. Зачарованная стрела, долго томившаяся в рукаве чудо-куртки выбила огру глаз.
Рой воспользовался моментом, подскочил и вырвал меч из раны. Кровь брызнула фонтаном из перебитой раны. Огр безуспешно пытался закрыть её рукой.
- Лес ожил! - завопил один из охотников, когда его ногу оплели корни. В такие же ловушки попали ещё несколько стрелков, находившихся близко к деревьям.
Огр тут же налетел на ближайшего и смял, растёр по траве твёрдой, как камень, ступнёй. Сразу же устремился к следующему.
Виконт подскочил сбоку, перекатился под кулаком и на подъёме несколько раз полосанул мечом по ноге огра. Отпрыгнул в сторону, так же обработал вторую.
Заслышав шум битвы, отставшие охотники подтянулись и только сейчас горохом выкатились на поляну. Выкатились да остолбенели! Едва ли кто-то из них видел в своей жизни живого огра. Тварь редкая и опасная. Идеальный хищник. Те немногие, кто видел его в живую, скорее всего пали. От огра не убежишь, оружием не возьмёшь, количеством тоже.
О том, что перед ними именно огр, виконт знал не только по описаниям из различных бестиариев, коими увлёкся ещё в ранней юности, но и благодаря трофею своего деда, знаменитого охотника на монстров. В родовом замке Де'Монмераев, в кабинете славного предка на стене, среди чучел кикимор, василисков и упырей весит голова огра. Эту алую пасть с огромными тупыми зубами, безумные глаза и широченный нос не спутаешь ни с чем.
Увы, из всего отряда лишь виконт знал, с кем им пришлось столкнуться. Но даже знание этого не помогло бы им победить. Для борьбы с этим чудом нужно особо мощное снаряжение, а не жалкие луки да мечи.
Вот только откуда огру взяться в чаще. Ведь, как гласят бестиарии, любые гиганты, в том числе и огры, исконные жители гор, никогда не покидающие своих вотчин. Так что же ему понадобилось в этих дьявольских землях?
Когда виконт разрывал дистанцию не в силах спасти ещё одного охотника, он краем глаза уловил усилившееся свечение в глубине дупла. Оно то мерцало, то затихло, а потом вспыхивало вновь. Виконт начал сопоставлять. Огр вылез в тот момент, когда чужаки приблизились к дереву, словно желал оградить от любопытных глаз. Но почему? Странный свет в глубине дуба разросся и словно опалил проблеском осознания память молодого охотника за нечистью.
- Рой! - крикнул виконт, пока огр неуклюже ловил по поляне охотников. - Отвлеки его! Мне нужно к дубу!
Телохранитель кивнул и принялся орать и махать руками, вызывая ярость огра на себя. Великан развернулся на шум и забыл про дерево.
Преодолев центр поляны, виконт раздвинул траву там, где обронил факел. Огонь ещё горел, - спасибо специальным устойчивым растворам, - а вот рукоять оплели корни трав и начали медленно втягивать в землю.
Он не успел подобрать факел. Вновь вспыхнуло сияние. В следующий миг с ветвей обрушилось нечто шипящее и лохматое. Виконт изогнулся по-кошачьи, избегая свистящего взмаха когтистой лапы. И тут же наотмашь выбросил меч навстречу опасности.
С жутким визгом страж дуба отпрянул и, завалившись на спину, забился в конвульсиях. Копыта на ногах взрыхлили землю, а рога запутались в высокой траве.
- Сатир, - прошипел виконт, тяжело дыша. Он больше не медлил, подхватил факел и бросил прямо в дупло. Затем выхватил из внутреннего кармана плоскую скляночку с прозрачной жидкостью, выдернул зубами пробку и бросил вслед факелу.
Полыхнуло так, что молодой охотник за монстрами отпрянул от дерева, жар нагнал, толкнул в грудь. Виконт упал.
То, что происходило дальше, заставило всех, даже огра, забыть о схватке.
Внутри дуба запищало, заскрипело, чёрный дым вырывался из древесного дупла упругими клубами, сквозь них пробивались яркие всполохи красного пламени.
Дуб зашевелился, ветви то поднимались, то опускались, ствол начал сжиматься в самом центре и сгибаться в сторону поляну, словно дерево стремилось наклониться. И всё это сопровождалось жутким скрипением.
Люди отпрянули, когда гигантский дуб распрямился и выплюнул из себя сноп искр, затем ещё один, а вместе с ним из дупла выскочило полыхающее нечто и с безумным воплем понеслось в чащу. Несколько стрел полетели вслед, но странным образом ни одна не попала.
- Пусть бежит, ему конец! - выкрикнул виконт, отходя от полыхающего дуба, теперь уже обычного дерева.
Огр замер, тупо смотрел вслед убежавшему хозяину. Ручищи и ножищи залила кровь. Виконт знал, где резать. Великан выдохся, с каждой потерянной каплей крови его силы таяли, едва ли он сохранил прежнюю прыть.
Рой не терял зря ни секунды. Пока все оторопело следили за агонией дуба - хранителя Верхнего леса, ветеран многих конфликтов подготовил аркан и, улучив момент, накинул петельку на шею великана.
- Навалились, ребзя! - заревел Рой охотникам, дюжина мужей сбежалась на зов и разом потянули. Огр не сразу сообразил, что произошло, наклонился в сторону. Виконт не ждал, не испытывал на прочность своих людей. Он рванулся к огру и в прыжке вонзил меч в толстую шею. Приземлившись, тут же перекатился, в очередной раз уходя от смертельного удара.
В первом яростном порыве огр протащил вереницу охотников за собой. Но на третьем шаге завалился на одно колено.
- Наш, голубчик! - сверкнул зубами Рой. - Виконт, хорошее пополнение к вашей коллекции чучел!
- Хорошее? Это будет второе чучело огра за всю историю королевства! - Де'Монмерай обтёр лезвие меча пучком травы и вогнал в ножны.
На его глазах огр завалился на бок и затих. Поляну огласило ликующее многоголосье. Охотники радовались как дети, ведь каждый из них сегодня был сопричастен историческому событию и остался цел.

Братья тролли  торопились дотемна выйти к тракту. По тайным тропам, некогда показанным местными сатирами, они срезали путь, обходя валежники и овраги. Шли молча, мятежное состояние от минувших событий и грядущей неопределённости всех держало в напряжении. К недавним подвигам прибавился новый. По хитрой задумке Валяя они совместными усилиями заманили охотников на поляну к Пнище. Будет старый знать, как гнать из дому нормальных ребят!
Но в Нору возвращаться всё равно опасно, мало ли, кто там остался. Придётся попрощаться с привычным гнёздышком, коллекцией черепов и множеством старых шкур, а ведь из них можно было делать одежду ещё много лет...
На дорогу они вывалились уже ночью. Лес их больше не тревожил, но Валяй гнал братьев вперёд, словно на дороге их ждало спасенье.
- Валяй, хорош! Дажа я с ног валюсь после всего! А Рыгуша ща и вовсе кони двинет, - Кусок сел прямо у дороги, дышал тяжело.
Рыгун завалился на спину, там же где стоял, раскидав руки и ноги, он не мог говорить. Мордун сел рядом с ним и положил лапу младшему на плечо, дескать, как же я тебя понимаю.
- Отдыхаем братцы, - Валяй тоже сел, судя по тому, как он кряхтел, чувствовал он себя не лучше остальных. - Пока поразмыслю, чё делать, куда податься.
Вскоре все они спали.
Чуткий слух Куска уловил приближающийся топот копыт. Тролль приподнялся на локте и вслушался. Покивал сам себе. С опытом многих засад за плечами он сумел определить количество лошадей.
- Валяй. Валяаай! Слышь! Кто-то едет, телегу везут.
Старший еле разомкнул веки, сухие глаза требовали больше сна.
- Сколько конных?
- Не больше шести.
- Быстро ли едут?
- Плетутся.
- Ага! Значит, что-то тяжёлое везут! А ну, братцы, зады оторвали, щасом напоследок Верхний встряхнём! Расталкивай их, Кусь.
Фонарики высветили на дороге одинокий силуэт, слишком большой для человеческого, но так на него похожий.
Возница остановил коней. Послышался звук выползающих из ножен мечей.
- С дороги пшёл! Или получишь стрелу между глаз, - кричал возница без страха, чувствовал за спиной дыхание верных товарищей и поддержку официальной власти - его цель оправдывает любые случайные жертвы, и уж тем более те, о которых никто не узнает.
Но стрелу он не спустил, и товарищи не помогли. Кони в испуге заржали, что-то запыхтело на обочине прямо рядом с крытой высокой повозкой. Резкий удар в борт оторвал колёса от земли. Несколько глоток зарычали от усилия, телега продолжала заваливаться. С крыши посыпались люди, возница тоже не удержался.
В следующий миг повозка громыхнула на бок, заскрипели доски. Скобы, крепившие к ней лошадей, с треском лопнули, и бедные животные понеслись прочь. Следом за ними спешили четверо людей. Сегодня страх оказался сильнее власти за спиной и мечей в руках. Мечи, кстати, они растеряли.
С повозки сползла плотная ткань, под ней находилась добротная деревянная клетка для хищников. И из неё доносились такие звуки, какие могли бы издавать крупные хищники, владей они человеческой речью. Изредка через отборную брань прорывались содержательные реплики нескольких прокуренных мужских голосов:
- Прёт, дороги не видит, дебил!
- Ногааа! Кажись, сломал!
- Какого лешего происходит! Э! Стрельцы херовы, вы чё, блин, ваще козероги!
Тролли обступили телегу и не торопились вмешиваться в перебранку. Фонари разбились при падении, последние искры догорали в траве и на краю дороги, поэтому те, кто находился в клетке, не видели ничего снаружи.
Валяй кивнул куску, они ухватились за дверку и потянули.
Заскрипели петли замка, изогнулись и с металлическим щелчком отлетели в темноту.
- Кто там сидит, выходь! - сурово скомандовал Валяй.
Под свет звёзд на четвереньках выбрались четверо мужичков, двое постарше, бородатые, а ещё два совсем молодые, патлатые. Выбрались и замерли. Замерли, потому что их обступили со всех сторон и перекрыли пути отхода.
- Это те...
- Да я вижу!
- Заткнитесь вы, - шептались мужики.
- Кто такие? - спросил Валяй, глядя сверху вниз.
- А кто спрашивает? - ответил один из старших.
- Тот, кто табе шею свернёт, аки цыплёнку и глазом не моргнёт, - последовал ответ.
- Мы разбойники. А вы тролли. Помним, как вы приходили работу просить.
- Помним, как вы не добро нас приняли, - сложил руки на груди Кусок.
- Зато никого не покалечили и не убили. В отличие от некоторых, - ответил другой разбойник.
- Не надо было за сабли хвататься! - возмутился Рыгун.
Валяй одобрительно кивнул, но разбойники не остались в долгу:
- Вот бы к вам так приходили, ломая заборы и с дубьём наперевес, мы бы посмотрели, что было бы.
- Тоже верно, - примирительно кивнул Валяй. - Это наша вина. Но ведь я извинился.
Разбойники переглянулись. Старший сказал:
- Мы ребята горячие, каждый день ходим по лезвию ножа. К тому же вы людоеды. Говорят, вы хитрые и разговоры с вами лучше не водить.
- Точно, - поддакнул другой, - среди наших только Ярый, не растерялся. А он мужик такой, за словом в карман не полезет.
- Ярый? Это тот молодой? Он что жа, у вас заправляет? - Валяй раздулся, уж так ему понравилось, что их считают хитрецами. Что, впрочем, так и было, в этом он не сомневался.
- Молодой, да с головой. Он пока не захворал, такие дела воротил! - вступились за главаря мужички.
- Тота вас боле не слышно-не видно. Чаво с ним за хвароба приключилась? - Валяю не терпелось услышать описание того, как сработало волшебство чёрного колдуна.
- Некогда емк теперь бандой управлять. Тока и делает, что волосню режет. Утром просыпается, волосы до пят. Состригает. А к вечеру снова до пят.
- Может съел чего, - Кусок почесал в напускной задумчивости макушку. - Тут чавотокма ни растёт...
- Кто его знает, - махнул рукой старший. - Неважно это больше. Банды-то нет.
- Это как так?!
- Вот так. Вчерась взяли нас. Всех разом.
- Хто? - хором выдохнули братья.
- Да хрен разберёт! Охотники-не охотники, солдаты-не солдаты! Завалились к нам толпой, да и повязали половину. Кто такие, не известно, - пожал плечами старший.
- Чё со второй половиной?
- Вторую половину пошинковали. Дрались они лихо, тут не поспоришь. Некоторых потом сразу на суку повесили. Остальных решили на рудники. Кроме нас, четверых, - улыбнулся беззубым ртом старикан.
- Вы особенные что ль?
- Типа того. Нас четверых, как самых опасных, повезли в город. Там вешать хотели. Дело такое, людишки видеть должны, что закон бдит.
- Самые опасные? На первый взгляд и не скажешь, - недоверчиво сказал Валяй. - Чем жа вы опасны-то?
- А тем, - хитро улыбнулся дедок, - что мы самую грязную работёнку делали. Мы замки вскрывать не умеем, следов не знаем, охотимся плохо, не шьём, не кашеварим. Зато сабелькой могём орудовать. На нас четверых столько смертей, что счёт уже лень весть.
Валяй с Куском переглянулись и прочли в глазах друг друга одну и ту же мысль.
- Хотели бы своим парням, кто каторги ждёт, подсобить? - вкрадчиво спросил Валяй.
- Хотеть хотим, да куда нам четверым.
- А ежли мы подсобим, возьмёте к себе? - спросил Валяй и поймал на себе удивлённые взгляды братьев.
Лишь Кусок сосредоточенно следил за разбойниками.
Старший повозил пальцами в бороде.
- Кто я такой, чтобы кого-то брать, а кого-то не брать. Вот поможете, там всей ватагой и решим. Если что, мест у нас много освободилось...

Лагерь разбойников впервые за многие годы мирно спал в предутренний час. Лишь коптила пара факелов. У костра сидели трое дозорных, остальные охотники спали штабелями чуть поодаль.
Бывшие хозяева лагеря тоже спали, но с другой стороны, у пещеры. С дюжину разбойников сидело у каменной стены, связанные не только по рукам и ногам, но и между собой. Сидели тихо, пытались спать. Где-то среди них должен был сидеть и Ярый.
Четверо разбойников выглядывали из-за кустов и ждали, когда же начнётся представление. Оружие, что побросали их конвоиры, пришлось кстати, молодые лихачи обзавелись арбалетами. Стреляли парни на зависть. Охотникам будет несладко. Наверняка  думают теперь, что им ничего не угрожает в Верхнем лесу.
Невольно каждый из разбойников позавидовал умению троллей бесшумно перемещаться. Четыре огромных косматых демона выскочили из кустов и под стрекотание цикад забили дубинами сонных часовых. Сразу же принялись за спящих. В свете костра дубины превратились в чёрные росчерки.
Настало время действовать. Разбойники выскочили на поляну. Связанные товарищи встретили их дружным криком приветствия.
Охотники вскакивали, хватались за оружие. И тогда арбалетные болты жалили их, заставляя бросать оружие и возвращаться в горизонтальное положение.
Пока один из рецидивистов резал верёвки, другой не давал никому мешать. А такие были. Вступали в размен и падали замертво. Оружие подбирали освобождённые товарищи и бросались на выручку троллям.
Главарь банды Ярый, получив свободу, о которой уже не мечтал, закричал, что есть сил:
- Братцы! А ну навалились! Никого не жалейте!
- Тролли с нами, - шепнули ему на ухо.
- О как... - опешил Ярый, но взял себя в руки. - Подсобим косматым, братцы! В бой!
Скрыться сумели лишь пара охотников, зато разбойники не только вернули собственный лагерь, но и завладели двумя десятками лошадей, целым арсеналом добротного оружия и телегой с провиантом.
Когда бой завершился и отгремел победный ор, Ярый подошёл к тяжело дышащим троллям.
- Значит, вы моих ребят выручили?
Остальные разбойники собрались за спиной главаря и ловили каждое его слово.
- И их, и всех, - Валяй упёр дубину в землю и положил на неё локоть, он смотрел на этого странного человечка в красной бандане и дивился, не тяжело ли ему ходить с такими длинными волосами: хвост Ярого опускался до пят.
- Это неожиданно, ведь мы плохо расстались прошлый раз...
Все молчали. Ярый обнажил губы в широкой улыбке:
- Но ведь кто прошлое помянет, так ведь! А мне глаза дороги. Предлагаю навести здесь порядок, откупорить бочку винца и поговорить о нашей новой штурм-бригаде!
Разбойники разразились одобрительными криками.


Рецензии