Мотылек на радуге горел

Неизданные параллели твоих образов бывалым образом расписывают стены самобытной фразой о конце словесных водопадов, в которых оголенно-уверенно купаешь свои согретые огни радости, безумия и похоти. Глаза приятно дышат корицей обещаний и продолжений страшно-странного накопления эмоций внешних повестей столетий одиночеств. Когда усталость стирает грань кошмаров жалкой жизни простодушных лиц, что каменно уставились на идолы несчастий и гробов бетонных, смех всех насекомых заставляет раздражаться даже небо.

Будь всегда на моей ты стороне - услышишь ритм ярких голосов вечерних, изумленных манекенов грязи, ты не забудешь эту жизнь, что сниться ежедневно снова-снова, тот причал, куда корабль твой дойдет внезапно.
Обещания гореть заставляет пламя мертвых Прометеев чтить богов блаженного начала наших дней.

Не говори “спасибо”, говори “привет”! Не говори как снег, а закапывай по локоть, чтобы видеть мог тот час, что все замертво пытается обидеть. Не обходи дороги, я все вижу. Не поворачивай ты вдоль, я замечаю. Где буква выпадет под яростным присмотром книг из пепельных хоромов - увидеть можно бездну совпадений. Зачем играть на радость всем скотам, коль можно просто выполнить желание падающих звезд, в вулканы модных магазинов на набережной мысли коченевшей? Позор готовить на обед одно и тоже ежедневно.

Ты туп, тупа или все разом прогнули корешки в домах? Все рты зашиты. Всем спасибо, вы так милы, что даже скучно. Где взять виселицу из соленых гор, чтобы подарком быть на сон грядущий?

Моя картина не прекрасна, она безумно хороша и ты - все лучшее найди, повесь, сожги, уйди и светом стань лучами межсезонья. Весна рождает принцип слова. Предложения все в силе. Руки может и не чисты, как и мысли о равнине, поле, смех и мертвый фон. Так стремительно светло бывает только здесь - внутри, но не снаружи всех застывших фигур морей беспечных.
Не отрекайся от моих советов на вопросы. Честно, мне все равно, наверно, может быть, уверен.

Ковер из южных птиц расстелет теплый вечер радуги бессонья. Крепко спи, не думай, но желай. И там где можешь ты успеть - уйди, но не забудь вернуться.
Оставь записку на дне колодца моего. Кто был, кто спал, когда решил проснуться. Стирай карандашом мои картины утром, а вечером налей в графин пустую жалость дня, что к ночи так бежит скорей, как будто ночь длиннее сна, как будто ночь дороже .
Согрей в платочке золотую нить. Я подарил тебе ее в начале, а ножницы храню я на причале, куда корабль твой дойдет внезапно. Нет границ, нет воздуха из пыли. Нет жалости к мертвеющим тропинкам. Нет больше ничего, не важно, есть то, о чем ты также знаешь и поешь.
Но если собираешься молчать - пожму я только руку и лучший дам совет: не умирать.


Рецензии