Дурной сон

(шутка в одном действии)


ДЕЙСТВУЮЩИЕ ПЕРСОНАЖИ

О н
О н а

* * *

Квартира с так называемой «свободной» планировкой. На переднем плане спальная зона, позади – кухонная. Раннее утро. На кровати лежат он и она. Ему, по-видимому, снится дурной сон. Он тихо стонет, дергает головой, извивается. Она лежит на боку, положив руку под голову, и смотрит на него.

О н а. Эй! (Тормоша его за плечо.) Э-эй!
О н. (Открыв глаза.) А?
О н а. Что с тобой?
О н. (Пытаясь разобраться что к чему.) А?
О н а. Ты уже с минуту стонешь.
О н. (Протирая глаза.) М-м-м…
О н а. Сон дурной приснился?
О н. Да.
О н а. Я так и подумала. За тобой собаки гнались?
О н. Нет. Я не боюсь собак.
О н а. Тогда что в нем было?
О н. Не важно.
О н а. Ты не хочешь мне рассказать?
О н. Нет.
О н а. Почему? (После паузы.) Этот сон был похабный? Ну, и с кем это ты развлекался?
О н. Ни с кем.
О н а. (Ухмыляясь.) С женщиной хотя бы?
О н. Это был страшный сон, там было не до развлечений!
О н а. А почему ты не хочешь рассказать мне о нем?
О н. Не хочу. Потому что мне приснилось, что ты… что ты умерла…
О н а. Чего?
О н. Мне приснилось…
О н а. Я слышала, что тебе приснилось. С чего бы мне умирать?
О н. Не знаю. Просто пришел человек и сказал, что тебя больше нет.
О н а. Что за человек?
О н. Не знаю.
О н а. А как он выглядел?
О н. Высокий, со строгими темными бровями.
О н а. С бровями? (Покачав головой.) Нет, среди моих знакомых таких нет. А ты уверен, что он говорил обо мне? Быть может, он просто квартирой ошибся?
О н. (С легкой нервозностью.) Он пришел не в квартиру!
О н а. А куда?
О н. Какая разница! Это был всего лишь сон! Он закончился, и – слава Богу…
О н а. Не хочешь – не говори. (После паузы.) Он был в военной форме?
О н. Кто?
О н а. Тот человек?
О н. Не… не знаю.
О н а. «Не знаю», «не знаю»… Это был твой сон или чей?

Пауза.

О н а. И как я умерла?
О н. Понятия не имею.
О н а. Хочется надеяться, что героически. И как ты отреагировал на эту новость?
О н. Опешил, сполз по стене и сел на пол. Затем схватился за голову, сидел так какое-то время. С трудом пришел в себя. (С улыбкой.) Потом включил музыку, открыл шампанское и пустился в пляс!
О н а. (Укоряюще пихнув его в бок.) Ну! А если серьезно?
О н. А если серьезно, то я испугался. Я чертовски испугался.
О н а. Ты испугался, что больше никогда меня не увидишь или того, что отныне придется жить одному?
О н. И того и другого, малышка. И того и другого…
О н а. Ого, я так много для тебя значу?
О н. Нет… (С улыбкой.) Просто выплату по кредиту мне одному не потянуть!
О н а. Остряк!
О н. (Смеясь.) А ты думала, что я по твоим глазам буду тосковать?
О н а. Сейчас вот нарочно возьму и умру!
О н. Только попробуй!

Он и она обнимаются.

О н. Который час?
О н а. Без пяти восемь. Можно еще пять минуть понежиться…

Она потягивается на кровати.

О н. Как думаешь, этот сон может быть вещим?
О н а. Что?
О н. Этот сон может сбыться?
О н а. В смысле – могу ли я вскоре умереть?
О н. Ну…
О н а. Смотри сам, сбываются только те сны, что снятся с четверга на пятницу. А сегодня у нас…
О н. Среда.
О н а. Вот, значит, я не умру.
О н. Черт, а счастье было так близко…
О н а. (Грубо ударив его в бок.) Не дождешься, понял!
О н. (Смеясь.) Видела бы ты свое лицо!
О н а. Избавиться от меня захотел, да? А знаешь что, если я вдруг соберусь умирать, прежде – я придушу тебя!
О н. Эй?!
О н а. А чего ты хотел? Ты думал, что я позволю тебе без меня веселиться? Открывать шампанское? Пускаться в пляс? Нет, такого удовольствия я тебе не доставлю!

Звучит трель будильника.

О н а. (Поднимаясь с кровати.) Сегодня я в душ.
О н. Почему опять ты?
О н а. Потому что я так хочу. А еще я слабый пол. Мне надо уступать.
О н. Еще пара дней уступок, и я коростой покроюсь!
О н а. Ничего, думаю, она будет тебе к лицу.
О н. Эй?!
О н а. Один, один. Я тоже умею острить.

Она направляется в ванную комнату.

О н а. Сваришь мне кофе?
О н. Да.

Она скрывается в ванной комнате. Слышится шум льющейся воды.

О н. Приснится же такое…

Он поднимается с кровати, идет на кухню готовить завтрак. Гремит там посудой. Ставит чайник на плиту.

О н. (Усмехаясь.) Это ж надо!

  Он продолжает возиться с посудой.

О н. (Неожиданно замерев, серьезно.) Смех смехом, а если ее действительно вдруг не станет… Черт, черт, черт! Вот как теперь с этим жить!

В нервном порыве он швыряет в сторону оказавшуюся в его руке ложку. Затем он опирается на столешницу. Нервно барабанит по ней пальцами правой руки.

О н. Что-то она долго…

Он подходит к двери в ванную комнату и, прислонившись к ней ухом, прислушивается. Затем несмело стучит.

О н. Ты там в порядке?
Е е  г о л о с. Да! А что?
О н. Просто хотел узнать. С тобой точно все в порядке?
Е е  г о л о с. Да! Я ведь не злая волшебница, чтобы растаять под душем!
О н. Ну, мало ли… А сердце не беспокоит?
Е е  г о л о с. Нет.
О н. Станешь вылезать, на пол ступай осторожно. Не поскользнись.
Е е  г о л о с. Хорошо!
О н. И…
Е е  г о л о с. Что?
О н. Ничего. И болтай меньше, а то захлебнешься!
Е е  г о л о с. Не выду…

Она закашлялась.

О н. (Встревоженно.) Что? Что случилось?
Е е  г о л о с. Ничего, просто вода в горло попала. Я скоро выхожу. Мой кофе готов?
О н. Сейчас будет.
Е е  г о л о с. Лучше займись завтраком, а не задавай глупые вопросы. Или ты хочешь ко мне?
О н. Нет.
Е е  г о л о с. Уверен? Здесь места хватит.
О н. (После раздумья.) Н-нет. Не сегодня. Сегодня я слишком… (Негромко.) Хватит мне на сегодня впечатлений.
Е е  г о л о с. Что-что?
О н. Завтрак будет готов через минуту.
Е е  г о л о с. Ладно.

Он возвращается на кухню. Снова возится с посудой. Чайник начинает свистеть.

О н. (Добавляя ей в чашку сахар.) Один… Два… (Внезапно остановившись.) Что же это я! Сахар это ведь вредно! (Ссыпав содержимое второй ложки обратно в сахарницу.) Вот. Привыкай пить без сахара. О, и лимончика внутрь! Витамины лишними не бывают.

Он отрезает дольку лимона и бросает в приготовленный для нее кофе. Затем направляется к холодильнику.

О н. (Доастав из холодильника небольшой сверток.) Так… вяленое мясо… (Брезгливо осматривая.) Интересно, в чем они его валяли… Нет, есть это ты не будешь! (Достав из холодильника кусок сыра.) Сыр… (Понюхав, с отвращением.) Э-э… Нет, это тоже не годится! Еще и с таким запахом! Хлеб… (После недолгого раздумья забрасывает хлеб обратно в холодильник.) А, какого черта! О, а вот яблоко – то, что надо! Надо только помыть получше. С мылом.

Он закрывает холодильник, идет мыть яблоко. Через некоторое  Она возвращается из ванной комнаты

О н а. (Вытирая волосы полотенцем.) Фуф… Вот теперь я проснулась. Что может быть приятнее утреннего душа! Зря ты не захотел присоединиться ко мне.
О н. Твой кофе.
О н а. (Взяв чашку и заметив плавающий в ней лимон.) Что это?
О н. Кофе. Ты ведь просила.
О н а. А что в нем делает лимон?
О н. А что?
О н а. Лимон кладут в чай. Ты не выспался? Или ты просто решил меня разыграть?
О н. (Весело.) Если бы я решил тебя разыграть, то положил бы тебе в кофе не лимон, а горчицу!
О н а. М-м. Так что в моем кофе делает лимон?
О н. А почему нет? Ты никогда не пила кофе с лимоном?
О н а. Нет. Разве принято пить кофе с лимоном?
О н. Конечно! Сама английская королева пьет кофе только с лимоном!
О н а. В первый раз об этом слышу. А ты меня не обманываешь?
О н. Нет, с чего бы!
О н а. Ладно, поверю. (Сделав небольшой глоток.) Вообще-то ничего. Только сахара не хватает. Дай, пожалуйста, сахарницу.

Он пропускает ее слова мимо ушей.

О н а. Ты что – заснул?
О н. А?
О н а. Сахар передай.
О н. (После паузы.) Не стоит тебе есть сахар.
О н а. Почему?
О н. Отвыкай от сахара.
О н а. Но как пить кофе без сахара?
О н. Значит, отвыкай пить кофе!
О н а. Но мне нравится кофе!

Он отмалчивается.

О н а. Эй!
О н. М-м?
О н а. Почему бы сразу не сказать, что у нас просто кончился сахар?
Он. Прости, стыдно было признаться. Да, у нас действительно кончился сахар. Я забыл купить.
О н а. Ты сегодня какой-то странный… Ладно, что у нас сегодня на завтрак?
О н. (Протягивая ей яблоко.) Вот.
О н а. Яблоко?
О н. Да. Смотри, какое оно – спелое, сочное, наливное!
О н а. А где хлеб, колбаса? Сыр наконец!
О н. А чем плохо яблоко?
О н а. Ты издеваешься? Я есть хочу, а не зубы после воздушной кукурузы почистить!
О н. А вот ее ты больше не увидишь!
О н а. Это еще почему?
О н. Потому что большей отравы для человеческого желудка и придумать нельзя!

Пауза. Она с недоверием косится на него.

О н а. Что-то произошло, пока я была в душе? Ты умом тронулся?
О н. Почему сразу умом! Просто я забочусь о тебе и твоем здоровье.
О н а. Заботишься? С чего вдруг? До нашей годовщины еще семь месяцев. А до моего дня рождения – четыре. Не рано ли ты начал играть в джентльмена?
О н. Я просто не хочу, чтобы ты ела всякую гадость!
О н а. По-твоему, будет лучше, если я  умру от голода?

Пауза.

О н а. Что произошло? Ну? Это как-то связано с твоим сном?
О н. (После паузы, наигранно смеясь.) Глупости какие! Вот еще – верить в сны!
О н а. Тогда что?
О н. Знаешь, я не хотел тебе говорить, но…
О н а. Что?
О н. Ты поправилась.
О н а. (С недоверчивой усмешкой.) Что?
О н. Что слышала! Поэтому хватит трескать сахар! И бутерброды! (Протягивая ей яблоко.) Привыкай к здоровой и полезной пище!
О н а. (Отмахнувшись от протянутого яблока.) С чего ты взял, что я поправилась? Пока я спала, ты подсунул под меня весы?
О н. Нет! Просто раньше я легко мог обхватить твою талию руками, а теперь…

Он обнимает ее за талию.

О н. Видишь, еле умещается.
О н а. (Недовольно.) Может, это у тебя пальцы скукожились! Или руки усохли!
О н. С моими руками все в порядке! Тебя разносит, потому что ты ешь всякую дрянь!
О н а. Ничего не всякую… И я меня не разносит, ясно! (Сделав еще несколько глотков.) Нет, без сахара кофе с лимоном пить невозможно. А ты что пьешь?
О н. Чай. (Сделав глоток.) С бергамотом.
О н а. Фу, не люблю бергамот! Пожалуй, выпью газировки…
О н. Натощак?!
О н а. А что?
О н. В ней же кислота! Представь, что она сделает с твоим желудком!
О н а. Какая еще кислота?
О н. Такая! Ты думала, что пузырьки в ней сами собой получаются? И вообще – от газировки у тебя выпадут зубы.
О н а. Ничего, закажу себе деревянные, как у Вашингтона.
О н. Пожалуйста, не делай этого! Умоляю!
О н а. Но я хочу пить! Мне выпить воды из крана? Хорошо…

Она собирается налить воды.

О н. С ума сошла, в ней ведь одни микробы!
О н а. Я всегда пью воду из крана. Она чистая.
О н. Конечно! Чем чище вода, тем больше в ней микробов!
О н а. Серьезно?
О н. Да! Они специально маскируются!

Пауза.

О н а. Так, не знаю, что ты там себе нафантазировал, но чтоб ты знал: я не беременна.
О н. Я знаю. С чего бы тебе быть беременной!
О н а. Хах! Да уж,  действительно – с чего!

Пауза.

О н. Вот… и я говорю.
О н а. Тогда что происходит?
О н. Ничего.
О н а. То есть ты просто обо мне заботишься?
О н. Да.
О н а. И никаких других причин морить меня голодом – у тебя нет?
О н. Ни единой.
О н а. Притворюсь, что поверила. А почему ты раньше не заботился обо мне?
О н. Что значит – почему? Я был глупым юнцом!
О н а. Тебе тридцать.
О н. Вот именно! Я наконец дозрел! Дозрел и понял, что того, кого любишь надо беречь, заботиться о нем, ограждать от разных бед.
О н а. Дозрел, значит…
О н. Да.
О н а. Ну-ну… (Надкусывает яблоко и тотчас выплевывает откусанный кусок.) Фя! У этого яблока вкус стирального порошка.
О н. Прости, я, наверное, плохо помыл его. Сейчас, я…
О н а. Не надо. Из-за всех этих разговоров про микробы мне есть расхотелось. (Негромко, неслышно для него.) Перехвачу что-нибудь по пути на работу.

Она уходит в гардеробную.

О н. (Допивая свой чай.) И не вздумай купить какую-нибудь дрянь по дороге! Вроде этих сосисок в булке или жареной свинины в лепешке!
Е е  г о л о с. (Из гардеробной.) Ладно. (Негромко.) Черт бы тебя побрал с твоей заботой…

Допив чай, он уходит в ванную комнату. Через некоторое время из гардеробной выходит она.

О н а. Все я готова.

Он – уже в костюме и при галстуке – выходит из ванной комнаты.

О н. Я тоже. Эй! Что это на тебе?!
О н а. Мой деловой костюм.
Он. Я не о том! Что у тебя на ногах?!
О н а. Лодочки.
О н. Лодочки? Это?! Да у них каблук сантиметров двадцать!
О н а. Ничего не двадцать… Только восемь…
О н. Восемь?! Да ты только представь, во что превратится твоя голова, если ты вдруг навернешься с этих лодочек!
О н а. Не выдумывай! Я всегда надеваю лодочки, когда иду на работу! С одеждой и обувью у нас, между прочим, строго.
О н. Вот и надень что-нибудь другое!
О н а. Что?
О н. Не знаю. Что-нибудь, что не поможет тебе свернуть шею! Шлепки, к примеру!
О н а. С ума сошел! В шлепках меня и на порог нашего офиса не пустят!
О н. Тогда кеды!
О н а.  В кедах тем более! Все, мне это надоело! Я иду на работу в лодочках!

Она выходит из квартиры.

О н. Эй, эй! Набрось хотя бы шаль поверх жакета! Эй! Ты можешь простудиться!
Е е  г о л о с. (С лестничной клетки.) Иди к черту!

Он и она уходят.

Вечер того же дня. Он и она возвращаются с работы.

О н а. С чего вдруг ты заехал за мной на работу?
О н. А что в этом странного – муж встречает свою жену после работы…
О н а. Но раньше ты никогда этого не делал.
О н. Надо же когда-то начинать! Вдвоем добираться с работы безопаснее.
О н а. Моя работа в трех минутах езды от дома.
О н. Я решил составить тебе компанию, чтобы ты не заскучала в пути!
О н а. И поэтому, пока мы ехали, ты не проронил ни слова?
О н. Я копил настроение на вечер!
О н а. И много накопил?
О н. Еще бы!
О н а. Придется поверить. А чем это так вкусно пахнет у тебя из пакета?
О н. Там куриные крылышки.
О н а. М-м-м… Ням-ням!
О н. Никаких «ням-ням»,  ясно! Тебе это нельзя!
О н а. Как это?
О н. Так. В них канцерогены, жиры и… черт знает что еще!
О н а. Но ты ведь их ешь!
О н. Я – другое дело!
О н а. То есть ты будешь есть куриные крылышки и потягивать пиво… А я что буду делать? Лапу сосать?
О н. Зачем лапу – ты меня недооцениваешь! Глянь, что я купил для тебя!
О н а. Купил? Для меня?
О н. Да. Натуральный продукт. Ничего вредного и смертельного. Ни канцерогенов, ни микробов.

Он достает из пакета несколько маленьких баночек.

О н а. Что это?
О н. То, что сделает тебя здоровой! Я взял с разными вкусами. Смотри, тут черемша, ревень, облепиха…
О н а. Фу-у… гадость!
О н. Ну да, – гадость!

Он берет чайную ложку, открывает одну из баночек, зачерпывает некоторое количество «здоровья» и предлагает ей.

О н. Попробуй!
О н а. (Отворачиваясь.) Не хочу!
О н. Да попробуй! Скажи «ам»!
О н а. Тьфу!
О н. Эй, ты хоть знаешь, сколько это стоит!
О н а. Сколько?
О н. Я показал бы тебе чек, но боюсь, что тебя хватит сердечный приступ.
О н а. Ладно, поверю на слово.
О н. Давай! Ам!

Перекрестившись, она отваживается попробовать здоровую пищу.

О н. Ну, скажи же, объедение?
О н а. Ничего, съедобно. Правда, по вкусу точь в точь крем для лица. Это точно внутрь принимают?
О н. Конечно! А вот еще.

Он достает из пакета небольшую коробку.

О н. (Трясет коробку.) Вот – печенье! Тоже натуральный продукт.(Открыв коробку.) Чуешь, как пахнет?
О н а. Никак.
О н. Вот именно, так пахнет здоровье! Да ты попробуй!
О н а. Не хочу!
О н. Попробуй!
О н а. Ладно. Но только после тебя.
О н. Хех!

Он тотчас отправляет одно печенье себе в рот.

О н. (Протягивая ей печенье.) М-м?

Она откусывает небольшой кусочек печенья.

О н. (Смакуя.) М-м! Как тебе?
О н а. На пенопласт похоже…
О н. Да, вкус специфический. Но ведь это здоровье!
О н а. (Слегка закашлявшись.) Поперек горла встало… Налей воды.
О н. Отставить!

Он достает из пакета небольшую бутылку воды.

О н. Вот!
О н а. (Усмехнувшись.) А это что?
О н. Вода. Дистиллированная. В ней точно нет никаких микробов!
О н а. Ничего живого тоже.
О н. Тем лучше!

Она делает несколько глотков из бутылки. Пауза..

О н а. Я ведь уже говорила тебе, что не беременна?
О н. Конечно! Держи свой ужин, а я пойду руки сполосну. К крылышкам надо подходить с чистыми руками.

Он уходит в ванную комнату.

О н а. (В одиночестве.) Что-то тут нечисто… Так, где договор по кредиту!

Она принимается разыскивать договор.

О н а. Черт, где же он!

Вскоре бумаги находятся на одном из стеллажей.

О н а. Ага! (Рассматривая договор.) «Кредитор, заемщик…» «Сумма кредита, процентная ставка…»  (Недовольно.) Век бы их не видеть! «Условия досрочного погашения…» (Усмехнувшись.) Интересно, для кого существует эта страница! Вот! «В случае смерти одного из супругов, кредитная нагрузка полностью ложится…» Ну же, куда ложится эта чертова нагрузка! (Взглянув на следующий лист.) «…на другого супруга…» Проклятье! Я так и знала что все это неспроста! Ну, подлец! Значит, это все правда! Ну, я тебе сейчас устрою!

Она быстро возвращает бумаги обратно. Возвращается он.

О н а. (Строго, скрестив руки.) Я хочу, чтобы ты отказался от пива!
О н. Что?
О н а. Я хочу. Чтобы ты. Отказался. От пива.
О н. А-а?..
О н а. И крылышек.
О н. Чего ради?
О н а. Своего здоровья.
О н. Но я здоров.
О н а. Это пока. Будешь и дальше есть подобную гадость, тебя разобьет гастрит. Или калит.
О н. Это что еще за ерунда?
О н а. Понятия не имею. Вот заработаешь, тогда узнаем.
О н. Не стану я ни от чего отказываться!
О н а. Тебе плевать на свое здоровье?
О н. Нет.
О н а. Ты хочешь сделать меня вдовой?
О н. Вдовой?! Шутишь, я здоров, как бык!
О н а. О-о, бык… Бык это, конечно, символ здоровья, но, думаю, если его поить пивом и кормить копчеными крылышками, то он протянет недолго.

Пауза.

О н. А понятно ты решила мне отомстить!
О н а. Я не мстительный человек.
О н. Тогда к чему все это?
О н а. Я просто забочусь о тебе.
О н. Что?
О н а. Забочусь. Когда мы любим кого-то, мы обыкновенно заботимся о нем.
О н. Что за чушь!
О н а. Тебе, значит, можно обо мне заботиться, а мне нельзя?
О н. Конечно?
О н а. Вот как? Почему это?
О н. Потому! Я мужчина! Пиво и крылышки – это моя терапия после тяжелого рабочего дня. Это как бокал вина для подводника!
О н а. Ты не подводник, ты клерк.
О н. Вот именно! Подумай, – что у меня за работа? Сплошь бумаги, бумаги, бумаги… Пиво после рабочего дня – это чуть ли не единственная радость в моей жизни!
О н а. Ничего, научишься радоваться чему-нибудь другому.
О н. Чему?
О н а. Не знаю. К примеру, чьим-нибудь спортивным успехам.
О н. Чьим?
О н а. Нашей футбольной команды.
О н. Там нечему радоваться! Их постоянно вышибают в третьем квалификационном раунде!
О н а. Третий раунд это тоже успех.
О н. Это позор! Нет, от пива и крылышек я не откажусь никогда!
О н а. Тогда я снова начну пить кофе!
О н. Нет, не начнешь!
О н а. Начну! И по три раза в день!
О н. Нет!
О н а. И с семью ложками сахара!
О н. Ты не посмеешь!
О н а. Посмею.
О н. Нет, не посмеешь!
О н а. Посмею! Сначала растолстею и подхвачу диабет. А затем… Затем сыграю в ящик! И это будет на твоей совести!

Пауза.

О н а. Ну? Ты отказываешься от пива и крылышек?
О н. Нет!
О н а. Ладно, сам напросился.

Она подходит к водопроводному крану, берет стакан…

О н. Что ты делаешь!

Она набирает полный стакан воды и подносит его ко рту.

О н а. (Угрожающе.) Ты думаешь, я этого не сделаю? Считаю до трех. Раз… Два… Два с половиной…
О н. А-а-а!.. Ладно-ладно! Ты хочешь, чтобы отказался от копченых крылышек? Все, – я больше не ем крылышки!
О н а. А пиво?

Он издает жалобный животный рев.

О н а.. Это не ответ.
О н. И пиво не пью! Довольна?!

Она делает несколько глотков из стакана.

О н. Эй, ведь ты обещала!
О н а. В горле пересохло.
О н. Но!..
О н а. Ничего со мной не сделается! От пары глотков водопроводной воды еще никто не умирал. А ты заканчивай этот цирк! Думаешь, я не знаю, почему ты все это делаешь!
О н. Делаю что?
О н а. «Заботишься» обо мне! А по факту – лишаешь любимой еды и напитков! Еще и заставляешь выходить из дома черте в чем! Ты боишься, что со мной что-то случится, потому что после моей смерти все обязательства по кредиту лягут на тебя!
О н. Нет!
О н а. А вот и да! Я только что смотрела документы!
О н. Нет, я имел в виду другое! Я имел в виду, что забочусь о тебе не из-за кредита!  Я забочусь о тебе, потому что не хочу тебя потерять! Этот чертов сон напрочь лишил меня покоя! Да, признаю, с лодочками я слегка перегнул, но это ведь от полноты чувств!
О н а. Так ты взялся портить мне жизнь только из любви ко мне?
О н. Да!
О н а. Точно?
О н. Точнее не придумаешь!
О н а. Ого… Ну, извини. Честно говоря, я этого не ожидала. Спасибо.
О н. На здоровье.

Продолжительное молчание.

О н. Там действительно так написано? В случае смерти одного из супругов, все обязательства ложатся на другого супруга?
О н а. Да, черным по белому!
О н. Ты уверена?
О н а. По-твоему, я дура? Или слепая?
О н. Ну, прости… Черт! Черт, черт, черт! И угораздило же нас так вляпаться!
О н а. Теперь уже ничего не поделаешь, обратного хода нет.

Пауза.

О н. Нам надо заботиться друг о друге.
О н а. Надо.

Пауза.

О н. Никакого пива.
О н а. Никакого кофе.
О н. Никаких крылышек.
О н а. Никаких лодочек.
О н. И пробежки по утрам!
О н а. (Одновременно с ним.) И пробежки по утрам!

Конец


Рецензии