Лунатики

            Сто лет назад закончилась Первая Мировая, перманентно  выпавшая из российской истории на фоне большевистской  революции  и  войны гражданской. Между тем, именно Первая  стала для Европы и мира водоразделом: на ней уничтожили 20 миллионов человек, раздолбали три империи  и заложили бомбу второй мировой ( после подписания в 19 году  Версальского договора фельдмаршал Фош пророчески буркнул : «Это не мир а перемирие на 20 лет!» - он более чем угадал).  Война укатала  победителей еще почище, чем побежденных. Франция и Англия  никогда не вернулсь к лоску  бель эпок  и бремени белого человека под незаходящим солнцем империи.  Россия пошла в разнос. Фортуна окончательно повернулась лицом к янки, успевшим на войнушку ровно к моменту раздачи призов — самым кровопрволитным делом  американской истории  остается война Севера и Юга.

          При всей трансцендентности события, историки до сих пор ломают себе голову над вопросом что же именно послужило его причиной. К столетию двух сараевских пулек ( их  было отнюдь не семь, как  утверждает Гашек)  историк из Кембриджа Кристофер Кларк написал толстенную книгу с названием «Лунатики».  Его тезис состоит в том, что русский император Никки, его друг  Вилли из Берлина, президент Пуанкаре,  премьеры, начальники МИДов и штабов и прочие отвественные лица абсолютно не ведали что творили — их засосало в воронку от открытия дырки в Сербии, одержимой  мечтой о том, чтобы прибрать к рукам  пару гектаров македонской  территории и сделать свою страну снова великой... Еще  Кларк что-то   бормочет о неисправимой мужественности людей 14 года : «на смену прагматичному и хитрому поколению Бисмарка и Солсбери пришли мачо-дуэлянты, которым легче было убиться, чем поступиться принципами...»  Ошибка вышла, вот какая штука... Мне эти  объяснения не кажутся слишком убедительными.



              Конечно, наследник австрийского престола — человек серьезный, но задумываясь о  размере  монаршьей шкуры, и даже приплюсовав шкурку его обожаемой супруги — стоило оно двадцати миллионов жизней?  Семь самодельных террористов, из которых пять струсили, один  кинул бомбу не туда,  двое не сумели  отравиться по причине негодного яда, и нашелся один, сдавший остальных  с потрохами...  Покушение, организованное где-то на уровне полковника сербского ГРУ, которому  ничего, похоже, не приказывали... Двум пулям Гаврилы Принципа место в музее с подписью: «самые эффективные боеприпасы в истории человечества — десять миллионов жертв каждая»...        Смерть Фердинанда была удобна для развязывания всеобщей драки именно в силу  своей малозначительности:  соседи по коммуналке начинают потасовку из-за чьей-нибудь кошки — никто не хочет брать на себя роль агрессора  просто так.
 

         Сараевский выстрел  снес   лавину — но снега собирались задолго до того. Россия грызлась с Австрией из-за Балкан и с Англией из-за Персиии с Китаем,  и из-за Балкан с проливами тоже; немцы хотели колоний; французы хотели обратно Эльзас и реванша за позор 1871-го года -  у всех был повод разобраться с остальными  и желание этим заняться. Слегка  в стороне находилась Британия, которая традиционно стравливала всех на континенте чтобы не били, собравшись кучей,  ее.  Британцы, как обычно, помогали более слабой сторне, чтобы сначала  накостылять более сильному, а потом примкнув к ослабевшему и разбитому, помочь ему дать в зубы бывшему сопернику. За 19-20 век Британия сначала с русскими и немцами била французов (наполеоновские войны), потом (крымская война) вместе с французами била русских, в 1904 году вооружила чтобы бить русских японцев, а затем (первая и вторая мировая) вместе с русскими и французами била немцев. Сразу после того, как немцы были разбиты, она начала вооружать Германию против своего недавнего  союзника,   СССР.  Единственным (и вполне оправданным) смыслом всей этой чехарды было,  поддерживая континент в состоянии вечного мордобоя, перманентно стоять на стороне потрепанного победителя  и радоваться у себя на острове удачной торговле в Китае индийским опиумом.

          Первого августа 14 года, когда немецкая мобилизация уже шла полным ходом, британский министр иностранных дел  через немецкого посла сделал  кайзеру интересное предложение: «давайте вы повоюете только с Россией, а мы удержим от активных действий французов». Кларк рассматривает этот демарш как что-то среднее между временным помешательством Грея, поломкой телефона  и военной хитростью с целью притормозить Рейхсармию  на денек. Второго числа  предложению  дали отбой  без всяких последствий для министра. Оно, это предложение,  лежит глубоко в русле британской логики действий на международной арене: разрешить  конкурентам Альбиона мочить друг друга до потери сознания. Почему же  интересная  идея  Грея не получила полного одобрения?  Вероятно, французы напомнили братьям по Антанте  чем кончаются серьезные войны с Россией: парой зим на бодрящем русском морозце под партизанами, тысячекиломитровыми линиями снабжения по превосходным русским дорогам, Сталинградом, Курском, Березиной, гробом и кладбищем. Вы хотите русских в Берлине уже в 1918 году, а не в 1945 ? — таков, вероятно, был смысл французской аргументации.   
   

 
         Неужели  политики 1914-го не представляли, что большая европейская  война с армиями призывников, автоматическим стрелковым оружием, бездымным порохом, отравляющими газами  и т.д и тп запросто может иметь те последствия, которые она в результате и поимела? Естественно, представляли — вне зависимости от того, что они по этому поводу  говорили  до, после и во время.  Но им было пофиг. У Гегеля в «Феноменологии духа» есть  шикарное объяснение диалектики хозяина и раба. Хозяин, по мысли светоча, не боится умереть, поэтому властвует. Раб же умереть боится, оттого  и живет в рабстве.  Гегель, с его западным мышлением,  не представляет себе   человека, который не хочет рисковать жизнью чтобы быть хозяином, но вполне готов погибнуть чтобы не стать рабом. В западном понимании Клаузевица война — продолжение политики другими средствами;  момент показать будущему рабу что будущий хозяин готов рисковать жизнью чтобы поставить его, раба, на место. Именно такое ощущение  войны — как естественной и рискованной  драки за власть, в которой побеждает сильнейший, особенно  присуще англосаксам. «Есть вещи важнее мира »  - говорят они (и эти вещи — быть хозяином (так  они не говорят, но подразумевают)). Мир, в котором англосаксы  не командуют, им  кажется переносимым лишь  в том случае, когда они крепко получили по мордасам и признали, что рыпаться бесполезно. На долю Британии такой момент уже выпал — у Штатов он еще впереди.

           В России , однако, наряду с западно - гегелевским пониманием  войны как средства борьбы за власть, развит еще и экзистенциальный момент : « А вот хрен  вам, сволочи — лучше я помру, чем буду так жить». Там, где человек Запада признает себя рабом, расслабляется и начинает получать удовольствие в пределах своего нового  положения, россиянин  тупо  берет берданку и  идет в лес. Французское Сопротивление было чем-то средним между проплаченными Англией диверсантами,  отдельными редкими фанатиками  и мюзик-холлом — никаких особенных неудобств Вермахту резистанс  вплоть до высадки союзников не доставил, Париж служил Вермахту местом отдыха. Прикормленная англичанами армия де Голля насчитывала 40 тысяч французов (примерно столько же в ней было жителей колоний).  Сартр писал под немцами  «Бытие и ничто» - и даже сумел свой труд  в 1943 году  издать  в условиях  дефицита бумаги.  Жан-Поль еще и составил  себе репутацию бунтаря — он держал в кармане фигу!  В опубликованной  англосаксами биографии де Голля есть момент, когда тот, высадившись в Нормандии в обозе амерканского десанта,  начинает объяснять местным жителям, которые буквально плавают в масле — немцы в последнее время  не могли вывозить сельхозпродукты  - каким образом эти  сыны и дочери отчизны   доблестно сражались с врагом. Пейзане  смотрят на  будущего президента  Франции как   на идиота...  После победы ужасное наказание ждет француженок, которые спали с оккупантами — им бреют головы... Недаром Кейтель, увидев на подписании капитуляции французскую делегацию заметил: «А эти что, тоже нас победили?» Не исключено, что ремарка фельдмаршала аукнулась его шее  на Нюрнбергском процессе...

                Нельзя сказать, что Россия не практиковала и не практикует западное понимание войнушки, но в России на бытовом, внутреннем, а не официальном уровне,   мало кто относится к Афгану, Кавказу  или взятию Казани Иваном Грозным  как к предмету особой  национальной гордости. Серьезно — это Отечественные Войны — 1812 и 1941, когда речь идет не о том, чтобы умереть с целью  быть хозяином, а о том, чтобы умереть не став рабом. Первая мировая для России попадает именно в ряд «несерьезных» войн, поражение в которых, хотя и малоприятное,  ни о чем таком не говорит. Ну, влезли; ну, получили по морде — дело житейское... Только таким отношением можно объяснить выход России из конфликта, который  ее союзники через год выиграли одни. Нам  надо было  лишь ровно просидеть  в окопе, придерживая  Австро-Венгрию с ее бравым солдатом Швейком, и не вылезая ни в какие брусиловские  прорывы;  отвлечь на себя  энный  процент, пособить союзникам продовольствием и сырьем  за твердую валюту, а когда дело для центральных держав серьезно  запахнет жареным, пройтись освободительным маршем по Балканам и Восточной Пруссии. Сделать точно то, что провернули  англо-американцы в 44-45. С профитом   обтяпать  этот  гешефт Россия, однако,  не сумела — ее понесло геройствовать и огребать на ровном месте пока население окончательно не взбунтовалось.   

             Если англичанин готов умереть, чтобы стать хозяином, а русский — чтобы не стать совсем  рабом, немец готов умереть по естественной склонности. Германия — нация суицидников. Вертер - тому свидетель. Доктор  и Фрау Геббельс, которые отравили 6 своих  детей цианидом прежде чем покончить с собой — тоже. Немцев так долго и качественно били, что начиная войну они обыкновенно готовятся к катастрофе — и предчувствие их редко обманывает. Но войну они все равно начинают. Возможно, идея хорошо порезвиться прежде чем затейливо дать дуба кажется им особенно привлекательной. Недаром Германия — единственная страна Европы, где нет ограничения скорости на автобане...   



             Дела столетней давности  приобретают ныне особенную актуальность. Теперешний международный момент с некоторыми вариациями изрядно напоминает теплое лето 14-го. Напряжение ясно чувствуется. Роль британцев заняли их идейные преемники США, а Китай олицетворяет опасно растущую Германию. Россия же неизменно  напоминает себя саму...  Кларк несколько раз повторяет, что Бомба сделала прямое военное  противостояние великих держав невозможным. В свете истории эта мысль не кажется мне бесспорной — все разжигатели войны 14 года понимали, что жертв с некоторой вероятностью будет немеряно — но эта вероятность не казалась им неприемлимой. Для теперешних элит речь идет не о 20 миллионах жизней, но о 200 — или даже о двух миллиардах. Ставки больше —  интереснее игра.  Кларк пишет, что если бы машиной времени тогдашних руководителей можно было перенести на Сомму, войны бы не случилось — я этому не верю. Все лидеры второй мировой видели и Сомму и что похуже — Гитлер серьезно повредил зрение в результате газовой атаки — никого подобные видения не остановили. Если США будут иметь гарантию, что российские и китайские ракеты можно на 99 процентов нейтрализовать, они  без особых угрызений совести пойдут на еще одну гекатомбу — для власть имущих риск умереть — нормальная компонента их хозяйского положения, а возможность безнаказанно  убить — приятная привилегия такого положения. Остановить развязывание еще одной мировой бойни может лишь полная  уверенность всех заинтересованных сторон, что таковая неминуемо   будет означать коллективный суицид. 


Рецензии
Тема злободневная во все времена. И причины схожие и методы. Отобрать чужое силой кулака. И всё же ситуация меняется. В данном случае коренным образом. И вот несколько причин.
*При наличии ядерного оружия победителей не будет, все это понимают, и это сдерживающий фактор.
*Сейчас оружие - не единственный инструмент силы. Одни инфо-технологии чего стоят: можно нажать на кнопочку и вырубить всю страну с её боеголовками.
*Раньше целью был захват территорий с целью извлечь дармовые ресурсы. Итоги той же Первой мировой - передел Европы и колониальных территорий в Африке и Тихом океане. Сейчас это делается ползучим образом с помощью миграции, а также уничтожения коренного населения. Например, сейчас это проделывают с Россией. Или с помощью локальных войн как на Украине.
*Экономические выгоды от войны. Да, на них умельцы делали деньги. Но теперь им выгодны локальные войны, не мировая, что они и устраивают.
*Сейчас одна из главных позиций в извлечении прибыли, наряду с добычей и производством - финансовый рынок. Взять те же США, которые относительно мало чего производят, но пухнут от благосостояния. Уже не знают, чем себя развлечь, разве что поеданием пончиков на спор. Но финансовый рынок капризен и требует относительной устойчивости.
*Ситуация становится критической в планетарном масштабе, война не решит ничьих проблем, нужны новые решения: например, извлечение энергии мз возобновляемых источников.
Ну и так далее можно перечислять.

Но главное - сейчас назрел глобальный конфликт не между державами, а между глобальной олигархической структурой и Планетой со всем её воздухом, водой, недрами и живностью, включая людей. Власть, сила, оружие, финансы, ресурсы, законы - на их стороне. Что им может противостоять? Разве что они дойдут до точки невозврата, сами ужаснутся и сами же будут искать выход.

С уважением,

Галина Ларина   10.02.2019 15:28     Заявить о нарушении
В принципе, дурная экология влияет на всех, включая власть имущих. И на самом деле что-то делают - нормы на выхлоп, налоги на дым и тп. Это все-таки опасность в среднесрочной перспективе - лет 50-100. А войнушка может быть опасностью в перспективе десятка лет - и я не стопроцентно уверен, что атомное оружие от нее спасет ...

Ritase   10.02.2019 17:48   Заявить о нарушении
Респект и уважение тёзке Лариной!!!

Галина Фан Бонн-Дригайло   26.02.2019 00:10   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.