Эссе 3 Борьба миров и темная эпоха

Борьба миров и темная эпоха. Великая Тройка.

Эссе 3

Интересен путь к массовому читателю (не по количеству публикаций, а по доступности), который начался в Германии в середине XIX века. После публикации в 1857 году ряда его сочинений Францем Пфайффером, Экхарт стал популярной фигурой, однако даже в настоящий момент серьезное исследование его творчества еще остается насущной задачей для ученых.  В Россию он пришел в 1912 году через Маргариту Сабашникову, дочь видного старообрядческого деятеля купца Сабашникова, увлекавшейся антропософией и мистикой Рудольфа Штейнера.

Современная мысль так выражает идеи неоплатоников, причисляя к ним, и св. Григория Паламу, и Мейстера Экхарта, сюда же может быть отнесен и Преподобный Сергий Радонежский, хотя я упоминаний об этом у исследователей и не встречал.

 Синкретическая философия неоплатоников возникла в Александрии и неоплатонизм распространился даже в придворных кругах. Его ревностными последователем даже стал Император Галлиен.

Официоз: -

«В учении Платона об идеях мифы и символы всех народов сливались в  цельную систему. А неоплатониками значение их истолковывалось аллегорическими объяснениями в духе учения Платона об идеях. Строгое, стоическое учение о добродетели и воздержании было утрировано неоплатониками во вкусе восточного аскетизма».
 

И вот тут же в официозе следует знаменательное замечание, переворачивающее весь его предыдущий смысл: -

«Это была эклектика учений Плотина (189-270 г. н.э.) и Аристотеля, а также учений стоиков, Пифагора, восточной мистики и раннего христианства».

То есть здесь, пусть и не явно, официоз нехотя признает в неоплатонизме отблеск общих основ природной мифологии народов мира и сопутствующих идей мировой мысли, как перечисленных им «заблуждений». Но тут, Мы с Вами вынуждены признать, что такое множество разных идей, могут иметь общую основу исключительно в системе представлений от единого природного корня, который и есть истинная человеческая Природа Духа от Создателя.

А теперь давайте вспомним известный постулат, что если бы «те первохристиане апостольских времен встретились бы с сегодняшними католиками, протестантами, православными или иными толками сектантства, то не признали бы в них христиан». То есть сегодня и следа не осталось от природных мистических представлений народов мира и их элитной наднациональной составляющей социальности, духа первоимперцев, где христианство было одним из многих религиозных систем. Христианство жило Евангелием и не было никакой мировой религией, а лишь одним из религиозных представлений, ветхий Завет был присоединен к учению позже, после Эдикта Императора Феодосия Великого, объявившего Христианство единственной правильной религией. А конкретную истину здесь установить трудно все реальные источники не ранее XV века.  Все поле представлений и в Наше с Вами время, и давно, поглотила спекулятивная (сравнительная) «философско-теософская система представлений о мире» либерализма, как социального «мертвого» догматического мифа, где торжествует материализм, в том числе, и в современной иудохристианской религиозной мысли.



В этом же плане трактует дух деятельности Мейстера Экхарта официоз, где тон задает выразитель спекулятивной философии М.Ю. Реутин: -

 «Иоанн Экхарт, крупнейший немецкий мистик XIV века был не менее последователен в доказательствах, чем самый строгий схоласт. Он был очень близок мистике восточного христианства: он тоже признавал, что человек может стать «искоркой», зажженной светом свыше, что человек может полностью преобразиться от простой мысли о Всевышнем. Но к такому выводу его привел не личный опыт, а точные и выверенные соображения: если имена всех вещей просто расставляют вещи в правильном порядке, позволяя нам их познавать, то неизменное «имя Божие» уже само есть порядок и непосредственное присутствие Бога в душе мистика. Поразительное сходство мистики католика Экхарта, православного Григория Паламы, иудея бен-Маймонида (сюда можно было бы прибавить и мусульманских суфиев), показывает, что средневековые мыслители исходили вовсе не из «общих предпосылок», а из какой-то гипотезы, достаточно безумной для того, чтобы породить целую мировоззренческую систему. Это гипотеза об «истинном бытии»: эти два слова и обладают мощнейшей взрывной силой».

Давайте обсудим вышеперечисленные положения официоза. Начнем с основополагающей идеи Платона: -

 «Чистые идеи» можно познать лишь разумом, благодаря высшей духовной деятельности (идеалистическому познанию) и высшей духовной деятельностью могут заниматься только люди изначально способные к этому от природы, только они способны увидеть и осознать «чистые идеи».

У Аристотеля, также как и у Платона, - материя это первичный материал, потенция вещей. Придает же материи актуальное состояние форма.  Аристотель, понятие идеи заменяет, на понятие формы. Форма, согласно Аристотелю, - это активное начало, начало жизни и деятельности.

В воззрениях Плотина на мироустройство доминирует идея Единства.

 (И Великая Троица постигла и отстаивала мистику не Единства, а цельности слитности Эстетики Мировой Культуры, где любая ее дробность вызывает приход доминирующей спекулятивной материалистической, разрушительной этики В.М.)

 «Единое возвышено над многим, первично в отношении многого и недостижимо для многого.

 («демократичного», как и природная элитарная сословность первична для имперского Общества и единственный способ сохранения и длительности существования природного социума В.М.)

 Единое (по мысли Троицы само по себе Эстетично и В.М.) превыше всего, и потому недоступно для понимания нижестоящих Разума, Души и Материи.

 (как система имперская и Высшая по отношении всех любых иных социальных систем; и не ведая или утратив это природное ощущение мир народов неминуемо скатывается в Мировой Хаос либералистики, социальных губительных систем и патологических конфликтов и войн, присущих торжеству черни, как «демократически-социальному» («социалистическому») Хаосу В.М.)

Единое не связано с категорией времени, поскольку оно вечно».

Великая Троица тем и Велика, что каждый их них шел своей дорогой отстаивая идеи Вечности, где спекулятивные категории Времени и Пространства не властны над Природой Человека от Создателя.

Многие творения Мейстера Экхарта глубоки, вневременны и многогранны. Но трактан Мейстера Экхарта «Об отрешенности» Вершина его Творчества (как и трактат «О человеке высокого рода»):

– «…любовь заставляет меня любить Бога. Но гораздо ценнее, чтобы я привел к себе Бога, чем пришел бы к Богу, ибо мое вечное блаженство заключается в том, чтобы Бог и я стали одно; потому что Бог может лучше войти в меня и соединиться со мной, нежели я с Ним. А то, что отрешенность приводит ко мне Бога, доказываю я так: каждое существо пребывает охотнее всего на своем естественном месте. Нерушимая отрешенность приводит человека в подобие Божие. «Чтобы быть исполненным вещей, нужно быть пустым для Бога; чтобы быть пустым для вещей, нужно быть исполненным Богом».

Конечно же, это было ересью в глазах христианства любого толка, где по сей день проповедуется всеобщая абстрактная «любовь», что вызывает отторжение природного чувства человека. Любовь реальна только предметная, например, к Богу или конкретному человеку, а так ведь и жестокий преступник садистски и сатанистски «любит» убивать и мучить себе подобных.

Здесь причисление Мейстера Экхарта от М.Ю. Реутина и прочих к неоплотоникам обыгрывается в духе предания, что Плотин, когда его приглашали на богослужение в храм, чтобы поклониться богам ответил: «Они должны приходить ко мне».

Только материальная «демократическо-плебейская» мысль примитивных «реутиных» и им подобным может делать вывод из творчества Экхарта: -

«Экхарт утверждал идею, что человек может стать «искоркой», зажженной светом свыше, что человек может полностью преобразиться от простой мысли о Всевышнем»

Экхарт будил «искорки» и «приближал человека к Богу» у тех, кто Эстетически был способен подняться над мирской повседневностью, и Мейстер далек был от низменного «демократического» убеждения, что подобное доступно всем подряд и будет доступно каждому, если его правильно «поагитировать и образовать, "образовательно" снабдить нужными сведениями».

Попутно замечу «всеобщая образованность» фишка паразитов либералов. Им сведения нужны, чтобы «правильно» паразитировать на Нас с Вами. А Нас с Вами они окунают «всеобщим образованием» в помойку либеральных догм.

Официоз о беггардах и бегинках: -

«Христианская ересь раннего средневековья. Возникла около 1170 г. в Брабанте и распространилась практически по всей Европе. Беггарды - название мужчин-приверженцев течения, название женщин - бегинки (от голл. «begen» - «нищенствовать»).

Основатель ереси - льежский священник Ламберт ле Бег.

Беггарды составляли общины, в которые входили ремесленники и крестьяне. Существовало небольшое количество бродячих беггардов.

Беггарды провозглашали возможность прямого общения с Богом, основанного на личном мистическом опыте, они проповедовали бедность, общность имущества, безбрачие, отвергали церковную и светскую власть.
 
Беггарды считали, что человек еще при жизни может стать совершеннее Христа, и в этом случае ему нет необходимости выполнять церковные каноны».

И добавлю от себя, что этот нищенствующий орден, как и иные тогдашние «ордена» (доминиканцев, францизканцев и прочие) были реакцией на оккупацию христианскими догмами католичества той Европы (особенно той части, где впоследствии зародилось протестантство). «Панки», «рокеры» и прочие молодежные движения Европы и мира, во второй половине XX века, это сегодняшняя калька тех средневековых «орденских» движений, но на основе уже крайне примитивного и безнравственного западного материализма. Здесь ничто не ново под луной.

Тема эта огромна и многопланова, она уже начинает выходить за рамки Великой Троицы, и даже не знаю, хватит ли сил раскрыть ее достаточным образом. А пока до встречи в следующей части.


Рецензии