Эссе 12-1 Проблемы русской лингвистики

Проблемы русской лингвистики.

Эссе 12-1

Одним из первых попытку реставрации исконно русского мировоззрения на новых синтетических принципах науки предпринял гениальный отечественный ученый Василий Маркович Флоринский (1834- 1899). Эпистолярное наследие Василия Марковича Флоринского поистине огромно – это свыше трехсот тридцати монографий, статей, отзывов и рецензий по вопросам истории, медицины, в том числе и народной, по археологии, системе высшего образования, организации библиотек и научных фондов. И понятно, что из этого наследия можно выбрать нужные мысли.

А теперь давайте обсудим выдержки из Т.Д.Флоринского, как трансляцию лингвистических убеждений А.А.Потебни.

Вот официоз: -

Потебня Александр Афанасьевич [1835 – 1891] – русский филолог, культуролог, философ. Окончил историко-филологический факультет Харьковского университета (1856). Собиратель фольклорных и историко-культурных материалов украинского и русского этносов. На формирование политических воззрений Потебни большое влияние оказала судьба его брата активного члена «Земли и воли», погибшего во время польского восстания 1863 г. Демократические симпатии Потебня не скрывал. Большое значение для философских взглядов Потебни имеют категории «народ» и «народность». Отталкиваясь от идей В. Гумбольдта, Потебня считал народ творцом языка».

И так перед нами типичный либерал-демократ и типичный научный атеист, его заключение: - «народ творец языка», вызывает к жизни известную глуповатую атеистическую дилемму – «что появилось первым, курица или яйцо». Народ, человек, что появился немым, без языка? На этот вопрос дал исчерпывающий ответ антрополог и лингвист по совместительству Б. Ф. Поршнев (1905-1972) — русский историк и социолог. Поршнев считал, что изучение истории как набора фактов принципиально неправильно, что эта наука столь же логична и закономерна, как и точные науки.

Как и все Гении, исследователи, Поршнев смог сделать свои прорывные выводы и заключения благодаря своим научным прозрениям на стыке многих наук. Он работал не только в области общих гуманитарных общественных наук. В круг его исследовательских направлений входили и специальные области, такие как общая физиология нервной деятельности (Введенского, Ухтомского), высшая нервная деятельность (Сеченова и Павлова), патопсихология и психиатрия, языкознание, лингвистика и психолингвистика.

Большинство исследователей анализируют переход от животного к человеку в модели «особь — среда» и по Марксу и Энгельсу. Атеист Б.Ф. Поршнев в центр такого анализа ставит модель «особь — особь», что автоматически делает язык изначальной природной принадлежностью «особи». И объяснение, что главное диагностическое отличие (церебро-морфологическое и функциональное) человека принимаем по Геккелю – «дар слова» (и Геккель здесь не довел свою мысль до логического конца; «дар слова» не как возможность издавать связанные звуки, а врожденное качество языкового словарного запаса человеческой личности).

На языке современной физиологической науки это значит: наличие второй сигнальной системы, следовательно, тех образований в коре головного мозга (прежде всего в верхней лобной доле), которые и делают возможной эту вторую сигнальную систему. Это опровергало основополагающие выводы теории Маркса и Энгельса (это конкретно Энгельса) о том, что «труд создал человека» и была личная трагедия Поршнева, и она свела в итоге его в могилу. Но природная принадлежность «особи» природной второй сигнальной системы низводит наукообразную писанину Маркса и Энгельса и лингвистическую «демократическую» либералистику до уровня, даже не гипотез, а вольных, ничем не потвержденных, предположений.

Сюда же относятся и взгляды Потребни «народ творец языка» и цитирующего их Флоринского. Сотворены были и народы и их языки, иное дело язык народа менялся в соответствии с социальными условиями жизни народов.

Таковы и дальнейшие пересказы чужих мыслей от Флоринского: -

  «Первые русичи шли на северо-восток из Новгорода, Смоленска и Полоцка. Движение из Киева началось позднее, когда по непроходимым лесам и болотам вятичей стали прокладывать пути между юго-западными княжествами Руси и Суздальской землей, называемой в Приднепровье Залиссям. До того пользовались обходными путями через верховья Волги.

          Переселенцы приносили с собой топонимы своих родных мест. Так на высоком мысу, при слиянии Оки и Волги, в земле мордовской был построен Новгород, названный по своему местоположению Нижним….

(я уже писал, что Новгород и Киев стояли на пути «из варяг, в греки» и естественно были намного более влиятельны и богаты, чем поселения и народ русского Севера, и топонимика, приводимая Флоринским, говорит лишь об этом; то же относится и к Кубани В.М.)
 
  Предки нынешних украинцев в короткое время усилили русский элемент в Суздальском краю; они содействовали скорому ославяниванию этой финской окраины и подъему в ней княжеского могущества киевского рода Рюриковичей.

          Смешение финских коренных жителей с русскими переселенцами не прошло бесследно для последних. Меряне постепенно и мирно исчезли, но их кровь влилась в жилы южных и северных жителей Руси, от чего изменился их славянский тип и характер. Появился новый этнос позднее названый великороссами.

(это откровенный наукообразный плагиат; антропологические исследования ясно показывают не только явные отличии любых меря, финно-угоров и прчих и такие же явные отличии малоруссов и белоруссов от великоруссов. Это просто неопровержимые данные и они показывают великорусский тип неизменным многие и многие века, как и ареал их распространения. И ставят крест на политических «исследованиях на заданную тему», чем является труд вышеуказанного Флоринского и многие вольные малорусские выводы Потребни. 

          Если мы проведем условную линию от Киева до Владимира-на-Клязьме и посмотрим, какие языки и говоры сохранились на пути следования по этой линии переселенцев, то мы увидим, что от современной украинско-российской границы (где, по понятным причинам, положен конец общению на украинском языке) продолжают встречаться близкие к нему наречия русского языка, являющие собою смесь украинских и русских слов, называемую суржиком.

 (по бытовому местному языку, коим является вышеозначенный суржик нельзя делать никаких лингвистических выводов; например на Кубани суржиками зовут любую смесь национальностей В.М.)

          Смесь праукраинского языка из Поднепровья, а также северославянских говоров с местными финскими диалектами северо-востока Киевской Руси, влияние на эту смесь церковно-славянского языка, разработанного Кириллом и Мефодием, а также последующее воздействие на образовавшиеся языковые смешения ордынской, точнее, тюркской лексики, привели к возникновению основ великорусского языка,  получившего толчок к быстрому развитию в петровский и, особенно, послепетровский период истории России».


В заключение этой части.

Само выражение - «церковно-славянского языка, разработанного Кириллом и Мефодием» и последующие политические примитивные глупости про петровский и послепетровский периоды либеральной трактовки «истории россии», не подлежат никакому конструктивному обсуждения. Книжный искусственный язык, выработанный из великорусского или славянского или украинского языков, не играет роли, не имеет никакого отношения к языковой культуре и великорусскому языку вообще. А наукообразная муть либерально-демократической политической «истории россии» это не предмет серьезных исследований. На Украине совершенно замалчивается творческое наследие И.А. Сикорского, который основал и возглавил кафедру душевных и нервных болезней в Университете Св. Владимира в Киеве, которой и руководил бессменно в течение 26 лет.  Главная заслуга Ивана Алексеевича Сикорского состоит в том, что он одним из первых начал создавать системную картину психологии различных национальностей на основе их наследственных расово-биологических различий. Его работы: «Черты из психологии славян» (Киев, 1895) и «Русские и украинцы» (Киев, 1913) могли бы помочь в современной националистической путанице мнений.

И вот обсуждение одного комментария на статью: -

В ответ на вопрос о присоединении и принадлежности Крыма Савченко говорит:-

«Да, Украина билась за Крым. Точнее, украинские казаки осваивали эти турецко-татарские территории в частях российской армии. Кубань – следствие этого масштабного освоения».

Ну, это такая явная историческая натяжка состава имперского войска России под командой Потемкина и генералов в войне двух Империй Османской и Русской, что и комментировать нечего. А присоединение Кубани это реализация плана инспекторской поездки Суворова и плод его записки Потемкину, когда реализовывался план по созданию оборонительной линии по реке Кубань от горцев. И уж, какими это делалось силами и как, никакого отношения не имеет, ни к какому украинству.

Вот материалы моего исследования Эссе 2 «Казачество и Традиции Русского Мiра»: -

 Сечь была расформирована и уничтожена в 1775 году.
В 1783 г. Потемкин поручает А. Головатому и 3. Чепиге сформировать из оставшихся в России запорожцев конные и пешие полки. За год Чепига сумел набрать лишь 300 казаков. А 6 Апреля 1784 года Потемкин получил Высочайшее разрешение обновить Войско Запорожское «на манер Донского». Потемкин владел огромным количеством крепостных крестьян, которым дозволил без ограничений вступать в казачество, и этот процесс поддержали другие близкие по русскому имперскому государственному духу Светлейшему Князю владельцы крепостных крестьян из своих владений. Первые две тысячи человек получают название «Кош верных казаков запорожских».

В 1787 г. во время путешествия Екатерины II на юг в Кременчуге верхушка запорожцев передает ей адрес, в котором просит разрешения восстановить войско и служить России. Екатерина II дает такое разрешение. Войску возвращаются все регалии прежнего Войска Запорожского. Атаманом назначается Сидор Белый. Происходит набор в войско уцелевших запорожцев и просто вольных людей. 3. Чепига ведет переговоры с запорожцами, в большинстве ушедшими на турецкую территорию Молдавии (Валахии) и Румынии, но те, за исключением единиц, отказываются вернуться на русскую службу.

После этого около 25 тысяч казаков-черноморцев переселились начиная с 1792 года на кубанские земли через Тамань (в составе которых непосредственно запорожских казаков было всего порядка 800 человек). Позже было еще несколько «волн» переселений со всей России.

А вот размежевание кубанского казачества на служилых казаков линейцев и богатой казачей, бюрократической старшинки – черноморцев, сыграло свою гибельную роль в годы Гражданской войны. Тогда, когда малочисленная, но влиятельная старшинка черноморцев начала мутить политическую воду. Ведя переговоры, то с Корниловым и Деникиным, то за этой ширмой, с Петлюрой и иными украинскими самостийниками. Результатом стало размежевание казачества и его истребление большевиками, как вооруженной силы политических шатунов.

Вот на этом закончим.


Рецензии