Суп из одуванчиков

Я слышал недавно сопливые деревья шептали: участие в изгибах просторной дороги -  дороже дорогих сожалений в твоих искусственных мыслях, что уплетаются по два раза за ночь, пока не устанешь спать. Колышутся колоски колышков дубовожелезоголовых, на которых держаться еще такие прекрасные звёзды, под тяжестью радуги из конфет фраз и бонгов неземных богов.

Книги пишут жидкие кирпичи разочарований, отвращений и напутственных изумлений погоды, настроений и старений строго-гибких шуток о серьезных религиях и их догм, что так неистово режут стеклянные души об обмороки стен. Когда веришь - думаешь что прав и вечен. Когда мертв - забываешь прелести конечного.
Мне снилось поле и серый туман. Рыжий кот улыбался моими яркими руками, смеялся моими прекрасно-вкусными глазами. Слева была Смерть, с моим мраморным сердцем на троих. Как всегда смеялись, да и нам было очень даже смешно, ведь я попросил подождать, а она улыбнулась: ”Я знаю”.

Когда смешно - успеваешь жить, когда сладко скорбишь - твой день уже был вчера. Подогрей его в аптечке, что висит в углу твоей оранжевой спальни, и не забудь приправить ацетоном, если знаешь, о чем я пишу, и о чем пишет он, тот самый, что вел тебя сегодня по задворкам тающих и тощих лабиринтов, словно обезболиваешь мягкие стенки оконных рам, на которых вырезан синими муравьями дом, в нем озеро, в озере мертвые облака поедают таких же мертво-весёлых носорогов, с золотыми копытами счастья и безумных идей полудня, согласно моему календарю, украденного из твоего бумажного холодильника.

На дне этого неудивительного и вполне перманентного озера стоит фонарь, на фоне гнилой клубники, что недозрела после моего последнего визита в эти края. Я слежу за огородом событий. На нем висят восемь сомов, что весят по пуду белого снега, как пугала для платиновых рыбок, что выскакивают из моих голубых вен, вен белого повара мироздания зданий околоплодных дверей, что плотно прилегают к твоему чудесному телу. Озеро я одолжил у друга, а снег мне подарила ночь последней луны марта.

В доме нет песка - он в тарелке супа из самобытных обнаженных королев, что навязчиво пишут мне музыку солнца и морского неба любимого города из красок, струн улиц и совершенств восприятий.

Когда Вечность оберегает, не нужно подводить Вселенную, ведь она смеётся и весела вместе с нами, а ее выбор - мой смех, твой выбор - моя радость.
Давай раскрасим звёзды. Луна нам будет мольбертом, а я спою как летом, что никогда не закончится, не умрет и не вспомнит.

Когда уныло - съешь пальцы из кактусов увековеченных фраз и мотивов целой эпохи радости. Когда смешно - запомни, запиши, закопай, и не вспоминай, а сохрани для запаха услад и жизни.

А я не буду ждать. Мое озеро уже давно кипит восточными нотами сказок, где на ковре я ползаю по радуге ясного неба, моего любимого флуоресцентного неба.
А комната расплывается в улыбке.
Где же ты?
Canto meu, amor!


Рецензии