Цветная ладонь на висках

Плести свои соломенные рты и зашивать полезные карманы для пространственных представлений о том, что же такое там, за окном, за окостеневшим пыльным стеклом, исцарапанными отверстиями междометий и глаголов твоих плодов ярости.
Согрей свою сырость ко мне, сотри свои дни для меня и окуни в сладкокипящую мерзость кисточек из хвостов алых белкообразных бизонов, что топают словно ежи-камыши.

Как приятно осознавать и заставлять. Тембр голоса врезается в грудную клетку и отбивается стенами твоих чистейших лёгких, что никогда не пробовали фиолетовый дым солнечного загара моего тысячного солнца. Я пишу тебе письма ежедневно, еженочно, ежесекундно, ежемгновенно, ежежизненно, на сколько хватит мне соблюдать свой план пополнения культурного досуга твоего сада, во дворе пределов движимости картонных шахмат и полупрозрачных обещаний о вечном небе под луной нот из солнечной пыли.
Хорошо - когда охуенно.
 
Предпочитаешь не читать мои стены и пепел в углах растекшейся туши? Нет разницы в размерах карманов и пальто, если ты и дышишь, то вечность пролетит, как вдох, если ты поешь, тогда она вернется в начало, как выдох самолюбивого отшельника из грез вездесущих ветров и ураганов.

Стоит ли это того? Обожаю танцевать с моими цветами на трупах затхлых идей о непонятных и банальных, неповоротливых и поддельных подельников самого сложного, на первый взгляд, каприза.

Выплюнь свой язык на подорожник дорогой дороги из лимонов и имбиря. Я каждый раз встречаю тебя там, когда слушаю музыку сверчков, повешенных дикобразов и смеющихся Анд. Иногда руки словно питоны, а глаза словно пионы в твоих чудесных ресницах. И если есть пыль на пути твоём - то это только лишь мой снег из завтрашнего утреннего кофе. Медь и творец. Золото и ****ец.
Создай и целуй меня сквозь преграду своего невнятного кошмара и одухотворенного дна. И если нет уже как, тогда только вверх. Я подмигну и подпишу на твоих ладонях “здесь”.

Ужаль меня ядом из моих словослияний. Слышишь дыхание корицы?
Я за твоей прекрасной спиной.


Рецензии