Свет Нового Солнца. Книга 2. Глава 1-10

Ссылка на предыдущую часть: http://www.proza.ru/2018/04/15/2177


В следующий миг раздался звук удара.

***      

Смерть холодна и неумолима. Она забирает к себе всех с великой жадностью, и не возвращает уже никогда. Смерть ненасытна и смерть несправедлива. Никогда еще смерть не проявляла милосердия или снисхождения к тем, кто оказывался в ее лапах.

От смерти можно лишь убежать, лишь спастись, но в конечном итоге она всегда настигает свою жертву.

Но сейчас, глядя в глаза своей смерти, Лайнел молил не о том, чтобы смерть никогда не приходила. Нет… он хотел лишь отсрочить ее. Отсрочить настолько, насколько это вообще было возможно. Не дать ее холодным рукам сомкнуться на своей шее, не позволить жадным желаниям смерти погасить его разум.

И не важно, пусть он проживет лишь еще пару мгновений, Лайнел не хотел умирать. Совершенно не хотел умирать.

Меч наракина был уже возле лица юноши, когда мертвеца неожиданно откинули. Кто-то врезался в него, сшибая с ног. Сквозь закрывающиеся веки Лайнел различил тень своего спасителя, знакомые очертания. А в следующий миг юноша потерял сознание.

Но борьба со смертью еще не была выигранной. Даже сквозь отсутствие, даже не пребывая в сознании, юноша продолжал чувствовать боль. Тянущую противную боль в животе и плече. Он не мог прийти в себя, но и не мог окончательно провалиться в забытье. Находясь между жизнью и смертью, между сознанием и бессознательностью, Лайнел продолжал бороться, продолжал цепляться за жизнь.
И жизнь крохотным огоньком зажглась внутри него вновь. Он видел сны, видел странные видения, проваливался во тьму и снова возвращался лишь затем, чтобы опять погрузиться во тьму.

В какой-то момент такое тягучее непонятное бытие стало еще более тягучим, еще более непонятным. А затем Лайнел неожиданно проснулся.

Он лежал в незнакомой кровати, в незнакомой комнате. Простой каменный потолок, простая обстановка. Здесь не было ничего, даже окон. Только кровать и сам Лайнел на ней. А еще чадил на стене факел.

Дверей в комнате не было, и лишь арка проёма свидетельствовала о том, что где-то там еще остался целый огромный мир. Лайнел вдруг понял, что находится под землей. Он был жив, и этого ему было достаточно. Юноша вновь закрыл глаза, забываясь лихорадочным сном.

Когда юноша открыл их вновь, то оказался в кромешной тьме. Он руками ощущал кровать под собой, тело покрывали бинты, которые явно давно пора было сменить. Юноша вновь закрыл глаза, в очередной раз проваливаясь в забытье.

Следующее пробуждение отличалось от предыдущих. На этот раз Лайнел был не один. Возле его кровати, с факелом в руке, стоял Джайрон. Он держал руку на лбе юноши, и когда тот открыл глаза, радостно улыбнулся.

- Очнулся, наконец. Не пытайся разговаривать, ты еще слаб. Выпей лучше воды.

Джайрон достал из низкой тумбы возле кровати графин с водой и стакан. Пить Лайнелу хотелось жутко, и он прильнул к жидкости с большой жадностью, проливая часть воды мимо рта.

- Спокойней Лайнел, спокойней. – Джайрон улыбнулся, и поставил графин на место. – Ты жив, а это главное.

- Где я?

- В моем гробу. И именно об этом нам надо поговорить.

- Я в вашем гробу? – переполошился Лайнел, пытаясь встать, и это болью отозвалось во всем теле.

- Тише-тише. Не волнуйся. Я не знаю, есть ли в крепости маги света и тьмы, но я сделаю все, чтобы как можно скорее вытащить тебя отсюда.

- Это не похоже на ваш гроб. – Произнес Лайнел, оглядывая комнату.

- Да. Это иллюзия, созданная им. Здесь я смогу навещать тебя.

- Эртен и Персиваль – мои друзья. Они маги света и тьмы. Вы сможете найти их в замке.

- Тогда не стану зря тратить время. Отдыхай, гроб залечивает любые раны не хуже врача. Скоро мы вытащим тебя отсюда.

Лайнел вновь погрузился во тьму забытья. На душе стало неожиданно тепло и хорошо. То ли от слов Джайрона, то ли просто от осознания, что он жив. Юноша закрыл глаза, которые, впрочем и не открывал. В месте, в котором он находился, не было его тела. Была лишь тьма, бездонная и такая плотная. Она поглощала всё и вся.

А затем и это вдруг закончилось. Неожиданно тьму расчертила вспышка молнии. Она прошла прямо перед взором юноши, по всей поверхности тьмы перед ним, и Лайнел невольно зажмурился от ярких потоков солнечного света. Повеяло свежим воздухом, раздались голоса людей.

Лайнел открыл глаза и увидел перед собой уже знакомый закуток в алхимическом цехе. Джайрон не соврал, и юноша действительно находился в его гробу. Сам хозяин гроба стоял тут же. А возле него обнаружились Персиваль и Эртен. Оба радостно улыбались, глядя на юношу.

- Любишь же ты пропадать неизвестно куда. – произнес Персиваль.

Лайнел сделал шаг вперед, и чуть не грохнулся. Его поддержал Эртен. Сейчас седовласый маг выглядел сильно истощенным, и сам едва не упал вместе с Лайнелом. Персиваль тоже пребывал не в лучшей форме, но оба они были рады.
Рад был видеть их и Лайнел.

- Долго меня не было?

- Пять дней.

- А мертвые? Их смогли остановить??

- Да. Не переживай. И знаешь, с твоей стороны было глупо бросаться в бой, не восстановив силы! – Персиваль строго посмотрел на юношу, словно учитель на нашкодившего ученика.

Лайнел, который едва стоял на ногах, аж пошатнулся от этих слов. Он действительно неоднократно раскаивался в своей глупости и ничего не мог ответить Персивалю.

- Что ж, - нарушил затянувшееся молчание Джайрон, - как бы я не хотел вычеркнуть алхимию из своей жизни, но я, как никак, остаюсь главой алхимического цеха. Поэтому предлагаю вам воспользоваться моим гостеприимством и отдохнуть. Для каждого найдется комната и ужин. И да, в бой никому из вас пока бросаться не следует. Особенно тебе Лайнел.

Джайрон строго посмотрел на юношу, совсем как Персиваль недавно. Затем окинул взглядом остальных.

- Спасибо, Джайрон. – поблагодарил Персиваль. - Но мы лучше вернемся в замок.

***

Гроб Джайрона действительно неплохо исцелял. Уже через три дня Лайнел окончательно поправился.

 Больше он не расставался со своим фристом, и теперь носил его везде, куда бы ни пошел. Как он узнал от одногруппников, серьезных нападений на стены больше не происходило. Но люди все еще не оправились от первого прорыва. Как узнал Лайнел, при нападении наракинов погибло больше тысячи человек.

Оказывается, в тот памятный день, появился необычный костяной монстр. Внешне напоминавший огромную змею, он каким-то образом прикрепился к стене, и взобрался по ней, словно сороконожка. А уже затем из его пасти потоком хлынули отряды наракины. Пятьсот элитных солдат в дорогих доспехах из необычной стали и с такими же удивительными мечами.

В хаосе, созданном ими, погибло много солдат и простых людей, живших в домах у стены. Это было грустно, но к облегчению юноши, никто из его друзей не пострадал. Даже Джека и его товарищей, которые так вовремя сдали смену, Лайнел встретил позже в таверне.

При встрече Джек с интересом окинул взглядом его оружие, и юноша честно признался, что отобрал фрист у одного из скелетов. К счастью для Лайнела, Джек не особо заинтересовался этим и не задавал вопросов. Зато бывший бард сам с удовольствием поведал последние байки со стены, которые юноша слушал затаив дыхание.

Попрощавшись с Джеком, Лайнел прямиком отправился к западной стене. В прошлый раз ему так и не удалось взобраться на нее, и теперь он хотел восполнить этот пробел. А еще он хотел там кое с кем повидаться.

Окрестности западной стены остались такими же, какими юноша их и запомнил. Ни одно здание особо не пострадало, нигде даже не было следов разрухи или прочих памятников сражения. Для постороннего взгляда вообще могло показаться, что никакого бедствия здесь и вовсе не происходило.

Но Лайнел взглянул на эту картину совершенно по-другому. Он сразу уловил главную перемену, случившуюся тут. Дома вокруг опустели. Не было больше в округе людей, никто не суетился в запущенных огородах, не носил воду из ручьев. И даже солдаты на стенах как-то неуютно поеживались, жались ближе к кострам и очень уж неохотно подходили к краю стены.

Юноша сделал пару шагов, и заметил знакомый дом. Грустно похлопывала дверь, из которой когда-то выбежал наракин. Тот, самый, которого юноша почему-то с первого взгляда возненавидел всем сердцем и душой. Как он узнал от Персиваля, это странная ненависть к наракинам не было присуща всему живому. Почему то только он, Лайнел, пылал к ним лютой враждой. Для остальных же они были такими же мертвецами, как и все другие.

Лайнел внимательно осмотрел окрестности дома и вскоре нашел то место, где чуть не умер. Ничего особенного в лежавшей здесь земле не было. Лишь вглядевшись, юноша заметил тонкую полоску давно высохшей крови. Его крови.

Он уже знал, что стало с тем наракином. Это был чуть ли не его самый первый вопрос. Оказалось, что едва не убивший его мертвец был своего рода капитаном нашествия. Его доспехи действительно были лучше и качественней, чем у остальных. Да и воином он был явно умелым. После тяжелого боя наракина-командира помог одолеть Крас, вовремя подоспевший на своем драконе.

Но не Крас спас Лайнела и не он нанес последний удар наракину. Это сделал человек, помощи от которого юноша ждал меньше всего. Тот самый маг, которого назначили капитаном смены. Один из одногруппников Лайнела – Аргас. Человек, всем своим видом выказывавший неприязнь к юноше. И именно он оказался спасителем Лайнела.

- Да уж, бывают же совпадения – тихо произнес Лайнел вслух, закапывая носком ботинка собственную кровь.

 Лайнел принялся взбираться на стену. 

Не каждый человек способен полностью оценить величие моря. Особенно если в этом море нет воды, а колыхания в нём – движения мертвецов. Но стоило Лайнелу взглянуть со стены вниз, как он замер от неожиданности. Чем-то даже армия мертвецов показалась ему прекрасной. Второй раз он видел это зрелище, но сейчас оно вызывало у юноши благоговение.

Конечно, все это были враги. Неживые, каким-то образом покинувшие свои могилы, и почему-то так упорно жаждавшие людской крови. Но все же Лайнел не испытывал к ним ненависти, как к тем же наракинам. Мертвецы были не истинными врагами, а просто бушевавшей вокруг стихией. А человеку свойственно переживать даже самые сильные стихийные бедствия.

Стоявшие сейчас на стене солдаты замерли, заметив странного парня с фристом, замершего у стены. Кто-то из них даже окликнул его, но тут вперед выступил их командир.

- Чего тебе здесь надо?

- Искал тебя, Аргас. Хочу поблагодарить за своё спасение.

Глаза мага огня блеснули гневом. Он резки положил руки на рукояти своих палашей, и подошел вплотную к юноше. Его колючий взгляд, которым он одарил Лайнела, был отнюдь недобрым. Подойдя в упор, он тихо процедил сквозь зубы.

- Я не знал, кого спасал. Думал простой житель крепости. Тебя бы я не стал спасать.

- И все равно спасибо. Ты ведь победил его? Того наракина.

Аргас ухмыльнулся и отошел назад. Его глаза по-прежнему блестели гневом, но теперь в них читалось и злорадство.

- Ну я же не неженка как ты! – громко, чтобы слышали остальные солдаты, произнес Аргас. Раздались смешки и довольный эффектом, маг огня продолжил. – Не стал сюсюкаться с этим наракином, а просто снес мерзкую голову.

- Спасибо, что убил его, - Лайнел сделал легкий поклон, действительно испытывая чувство благодарности. Он всей душой ненавидел наракина, и ему было неважно кто положил ему конец. Главное, что этой бестии больше нет.

Лайнел развернулся, собираясь было спуститься со стены. Но Аргас окликнул его:

- Эй, неженка! Хотел тебе кое-что показать.

Маг огня резким движением обнажил один из своих палашей.


Рецензии
легко и приятно читать, однозначно - ум, острый и оригинальный, как перо гильгамеша!

Бахггерман Мёлнир   25.04.2018 11:29     Заявить о нарушении