Любовь, как наваждение

 Они встретились в первом классе, (родители Оли  вернулись  из города, жить в   деревню,   по какой  - то причине) да так и прошли через школьные годы, рука   об руку.    Были они  разные внешне и внутренне, как небо и земля, а вот почему  -  то дружили.  Все школьные  годы просидели за одной партой.    Таню, с самого детства, все  в селе    звали, не Таней, а Танком, а  Олю  - Олюшкой.  Первая была ещё  той оторвой,   и не раз  попадало ей,  как    от родителей,   так и от  многих  односельчан.    И огороды  она   соседские   обчистит,  и  в  сад не   к  одному  заберётся.   Хотя и  была уже  здоровая дылда.   Да,  бахчу  опустошит за ночь.   Причём, до последнего арбуза  унесёт.     Хотя  добычу от  своих  акций  она    приносила   к  местным,  таким  же, как и она,   оболтусам,     в общий котёл.     Не жадничала.   

Но, уж  слишком   была она,    какая  то,  словно    торпеда.    В  магазине никогда не  стояла в очереди, лезла напролом.   Взрослых людей  не стеснялась и могла  послать туда, откуда  ничего не видать.   В, общем,  что называется,    пёрла  танком,   где даже и нельзя.    А, уж, если    барьер был  лёгкий, она просто не замечала его.   Перешагивала, не глядя, что оставляет за собой.     Пусть, хоть  чистое поле.    Главное, ей хорошо, выгодно, удобно.   

Олюшка    всегда защищала её, как от  ровесников, так и взрослых, но   всё равно той  доставалось      по первое число.     Сама   же   девочка была  полной противоположностью   подружки.     Скромная, тихая,    послушная,    она    старалась  всем, кто нуждался в этом, помочь и выручить.  Родители не могли нарадоваться  на  свою  дочку и жалели лишь о том, что она  у них  одна.  Ребёнком она была поздним.      Других  детей  родить,   так и не получилось  у них.   

Но, говорят же, что жалеть о том, что уже   нельзя  исправить.   Возраст был  у них   уже  не тот,    да и здоровьем  мама Оли не блистала.   Частенько у неё прихватывало сердечко, и муж боялся,  остаться вдовцом    по    среди жизненного пути.  Поэтому и  в деревню они вернулись.     На   свежий воздух, деревенские продукты, покой.    Жену свою он любил и  жалел, помогая всегда и во всём, не деля работу,  на   мужскую и женскую.   В дочери своей оба родителя души нечаяли,   да её и нельзя было не любить.               

Детство девчонок пронеслось  быстроногой ланью и вот они уже заневестились.    Груди   за бугрились под   ситцевыми    платьями,   глаза  подёрнулись поволокой  и    косили на мальчишек, сердечко замирало от  нечаянного взгляда   ребят постарше.   Но, глупостями, как влюбиться,   им заниматься было не когда.  Десять   классов закончили,  готовились к поступлению в  институт.     Обе выбрали  бухгалтерский учёт,     хотя Татьяна шла туда с Олей за компанию.  Учиться она не хотела, причём – ни    на   кого,  просто хотелось быстрее уехать из дома, от   опеки   родителей и всевидящих глаз  односельчан.     Поэтому и делала она вид,  что готовится к сдаче экзаменов.   Чтобы родители   отпустили её   без  проволочек.      

Но, как ни странно, в  институт   они поступили обе,     хотя и с разными результатами.    Оля   сразу  же   ухватилась  за учебники и приступила  к изучению   математических    формул, а Татьяна,     отсидев на парах и перекусив,    почти    на ходу,  быстро принималась за  наведение  макияжа, чтобы побежать в местный ДК на танцульки. Приходила с  танцев   под     утро, забираясь по пожарной лестнице в окно общежития.    Поспав пару часов, она бежала на занятия, прихватив у Оли конспекты. Так промучившись  один курс, она  вдруг выскочила замуж за  молодого преподавателя их  же   института.    Ну, как молодого.   Был он ещё,  конечно же,   молодой, но   на двенадцать лет  старше   неё.    

Оля  была  у неё на  свадьбе  свидетельницей и поймала  букет невесты.   Значит  дело теперь за ней.    Её  очередь  замуж выходить, хотя  Оля  замуж не спешила.   Главное  закончить учёбу,  работу найти. Опериться   чуть -  чуть,    да, главное же,  влюбиться  ещё  нужно.    С бухты  - барахты этот шаг не делается.     Ведь это  шаг,   на всю  жизнь и   негоже  шагать наобум.   Она      так  не умеет, да и не хочет.  Любовь,  это самое  главное и прекрасное чувство.  И,  пусть и порой  оно заставляет  человека страдать, (она знает,  что это такое,  из рассказов  других), это   чувство  нужно    обязательно  узнать и  прочувствовать самому.  А, как же иначе, ты узнаешь всю  сладость и    горечь.   Это    подобно  тому,     как  крошечный ребёнок познаёт мир.   Падает,   набивает  шишки. Поднимается и снова падает.   Больно   ему,  трудно,  но, через них  он  познаёт всю   прелесть   и проблемы   жизни. От этого он растёт, развивается, становится личностью.               

Пока Оля училась,    они    виделись,     хотя и не часто.  При  встречах с  подругой,   Татьяна,  не  скрывала,  что     жалела    о  своём скоропалительном      шаге,     замуже    за  этого дурака и простофилю, как она называла своего благоверного.  Любви  у неё к нему  не было,   но  что делать.  Теперь нужно уже как -  то жить, хотя бы пока получит диплом. То, что  она  его  получит,    она была уверена на сто процентов.  А зачем же она тогда  выходила замуж?  Нужно   получать  уж теперь  от этого брака, хоть   что – то полезное.   

Всё  у каждого  из  нас,  получается в этой   жизни по  - разному.   Если    бы одинаково было у всех,  не интересно было бы и  жить.    А, так, есть с чем   сравнивать, завидовать, радоваться, или огорчаться.   В, общем,  жизнь  бежит, торопится и каждому  преподносит  то, что он   заслуживает.    Просто мы этого не понимаем   и, порой обижаемся на неё, за, якобы несправедливость  к нам. А, если  обстоятельно разобраться, то выходит именно так,      поступает с нами жизнь,  как мы   того  заслуживаем.    Как готовимся,   как  относимся к ней,  как располагаем её к себе.

 А, вот и диплом получен.    Олю, по окончанию  учёбы распределили  далеко  от места  учёбы и связь, сама собой закончилась, между этими двумя, такими разными душами,   прожившими бок о бок   более десяти  лет,    по какой  - то причине.      Писем  писать  обе  не любили.      Эти прожитые годы  рядом, каждой из них  дали свой  опыт.    Хотя,    если  совсем быть точным, опыт    получала,    тихая и скромная  Оля.   Татьяна же, разбрасывая  и    то, что имела, ничего взамен от других не старалась   взять. Считала, что  у неё и своего   лишнее.  Прожив,    а может,   промучившись,    замужем  пять лет, она   развелась и прихватила  у мужа, всё, что можно было  забрать.

Парень он  был  уже к своим годам не бедный, но  отдал ей всё движимое и недвижимое, только бы  она оставила его в покое.  Жить с ней  было просто невозможно, так считал он.    Пусть  она всё заберёт,    решил  он,     только  уберётся из  его жизни на всегда.  Диплом об окончании  института она,  конечно  же,    получила, не без его помощи, но работать не спешила.     А,    недолго   годя, выскочила снова замуж.    Этих  замужеств  было у неё впереди ещё несколько.  Мужья, последующие были и старые, и молодые.   Богатые и не очень.               


Теперь, это был  уже  не  молодой  педагог  какого – то там, аграрного   института. Она  замахнулась  куда, как выше.   Вторым   её  мужем стал   директор  овощной  базы.   Правда, был он  уже не так молод и свеж,  сверкая  глубокими  залысинами,   обладал,   довольно приличным животом,  и почти дряблым телом.     Но и  имел  хороший  доход.     Домик  не плохой,  в два этажа  с участком в сорок соток, приличное,  иностранного происхождения   авто.    Они  дважды   на год  ездили на море, а уж  тряпок, в   виде  шуб,   сапог и  всякой мелочи, как    платья и туфли,  пелерины  да шляпки     она имела целые   гардеробы.    Да всякие там женские цацки заполняли,  бесчисленные     шкатулки  и  ящички.      Для конца восьмидесятых, она неплохо устроилась,   как считала сама.   Родители  её,   тоже  были не против, освободившись от груза обязательств    за  эту  взбалмошную душу, которая искала на  свою голову приключения. 

 И Татьяна  Андреевна,  теперь уже только Андреевна,   статус  замужней дамы  давал право,  проматывала  капиталы мужа, как только    позволяла ей   её   фантазия.   Его первая семья  осталась  после  развода,   почти, что на бобах, а там было двое деток и  не совсем здоровая супруга, но   новую  пассию их  отца  не волновало это никоим  образом.    Включить бы мозги, да подумать,  а    каково это, если бы с ней, вот так?     Но, наша  Татьяна, ни о чём  таком,   даже и не помышляла.    Жила себе в своё полное удовольствие,   пользуясь   всем  тем,  что  получила  в связи  своего нового положения.  Но, только пользовалась.    Любви, опять же  не было, даже  отдалённо.  Ну, вот  такая она  была  натура.  Из  таких,    наверное,    становятся  женщины  лёгкого поведения.  Чувства у них на втором плане, после    материальных  ценностей. 

Хотя,   все мы   хорошо знаем и понимаем, что чувства, это в жизни главное, но так уж получалось у нашей  Тани, что  чувства эти были неважными. Хорошо  телу, а душа могла потерпеть. Да, и не  очень  - то она верила в эту  любовь. А, если она и есть на свете, много ли от неё проку?  С   милым рай  в шалаше? Нет, дудки.     Это не про неё.   Её холеное тело привыкло уже к удобствам,   к    нежному отношению к нему.   Чтобы с   уважением    и  вниманием.     А, как же  секс, без любви?  -    скажете   вы. Подумаешь, какая загвоздка. Притворился.    Поиграл  какое  - то время страсть и всё.  Подарки  и   определённая сумма у тебя  в кармане. А есть деньги,  значит,    есть всё.     Ну, почти всё,  особенно, когда ты молод и недурён    собой. 

Всё  это  ещё  было у нашей героини, и она  пользовалась ими на полную катушку.  Длинноногая,  с симпатичной  мордашкой,   в обрамлении  роскошной  гривы    волос.  Аккуратный  носик, с  веснушками,   губки – бутончики, глазки    ясные, со смешинками и чуть  - чуть раскосые. Но, это придавало им только    пикантности.  От этого, весь образ  её  смотрелся  очень    даже  привлекательно.   И, мужиков, падких  до  этих прелестей, в совокупности с молодым телом, было,   ох,  как много.

  А,  как  - то, подруги вновь  встретились.   Оля приехала  снова в город,  где  они   учились вместе, на повышение квалификации.   Татьяна, встретила подругу на широкую ногу, хвастаясь  своим богатством   и  не последним   местом в обществе.   Она демонстрировала перед ней  свои  наряды, пригласила    Олю в ресторан,    где   шиковала, не считая  деньги  и, заказывая  самые  дорогие  блюда.    Оле  не нужно  было ничего этого.    Она, просто хотела  увидеть подругу и  поговорить.   Вспомнить студенческие годы, да ведь и   в школе, они  так  славно    дружили.   

Таня ни о чём  таком  говорить не хотела.    Она  не любила вспоминать то время, когда  была  ещё  ни кем в этой жизни.   Так она  выражалась.   Сейчас она  тоже  была  никем.    Просто женой  богатых  мужей и не более.    Но, ей  казалось, что она достигла  вершины  пирамиды и жизнь её  сложилась в целом.      Оля не понимала    подругу (хоть и не виделись они больше пяти лет), она считала  по – прежнему  Танюшу  своей  подругой.  Ну, как можно жить, без любви?    А, дети, как же?  Ну, что это за жизнь   без  детей?  Мы с Анатолием  хотим  непременно, дочку и сыночка.   

Татьяна  смеялась ей в лицо и   смотрела  на неё, как на ненормальную.   Оль, да не смеши ты мои коленки.   Какая,  такая любовь?     Какие дети?  Да, что же я похожа, на  спрыгнувшую  с третьего этажа и  отбившую   себе   всю  голову?  Зачем  мне  весь  этот геморрой?  Чем плохо,  -   скажи мне, я живу?   Может   ты  мне, ещё     предложишь,    вскакивать    по ночам    на детские   крики, или греть  смеси и варить  кашки?   Да, я под  утро только  прихожу  домой  со  своих  увеселительных  тусовок.   Ой, Ольга, ну  ты и клуша.     Ещё и женой не стала, а уже о детях.  Я тебя умоляю.    Живи для себя.   

Но, Оля, слушая  её,    не говорила  ей  вслух, ни да, ни нет.  Чтобы, не обидеть   подругу детства.     Но, в душе  ни в чём с ней  не соглашалась и   пригласила  ту  на их  свадьбу с Анатолием.   А,  как же иначе, ведь дружат со школьной скамьи.   Да и,  пусть увидит подруга, какие у них  с любимым чувства. Они любили друг друга    нежно и преданно.       Татьяна  пообещала, если, конечно  же, не образуются  дела  важнее.   И, она  засмеялась, хотя и поняла,   что обидела  подругу.   Это ведь  свадьба и она,  не каждый день бывает.    Ну, какие  такие   дела, могут быть важнее свадьбы  подруги?   Но, всё  же, на свадьбу  Оли  она, так и не приехала,   сообщив  телеграммой, что у неё очередной развод.    С очередным  мужем.    Ну, да бог с ней.     Оля не обиделась  на неё, ни сколечко. 
 

Сама  же  Оля,    была   хорошим  специалистом.    Встретила  свою настоящую любовь, от которой у них родился прекрасный сыночек,   Глебушка.    Родители  в своём сыночке души не чаяли. Холили и лелеяли.         Растили из него настоящую личность.   Но,  так уж  случилось, что  счастье их  продлилось недолго.    Как то, муж,   возвращаясь,   домой   поздно после работы, стал камнем преткновения,  на пути  пьяной  группы молодчиков. Те просили  у него  денег на выпивку, а он и, не потому, что жалко ему было,   не дал.    Просто,  хорошо знал, как они зарабатываются.    Кровью и потом.   Но, молодчики эти добывали их совсем другим путём и  получали, то, что хотели всегда.    Они ударили    Анатолия  ножом.   

Удар оказался смертельным,   и  Оля остались с сыном,   без     любимого и отца.   Описать,  как ей приходилось трудно, одной воспитывать  мальчишку     подростка,    можно.    Но, понять, да ещё и по – настоящему, это не каждому под силу.     Да, и захочет ли этот, каждый понять правильно и в полном объёме.     Это  был просто титанический труд.    Родителей у неё к   тому  времени уже не было, значит помочь некому.    У мамы  не выдержало  больное сердце, а отец, не смог без неё жить и  ушёл почти    вслед за ней.        Она разрывалась между сыном и работой и, ни одного нельзя было бросить, или же уделить внимания меньше.    От работы,  они зависели в материальном  плане,  а    сын - продолжение её самой.   Её смысл жизни.   Поэтому,   ей доставалось по – полной от жизни.  Хотя, мальчишка был слишком  воспитанным,  казалось   с первых дней жизни, чтобы доставлять матери проблемы.   Но и без них не проживёшь.   

Где  - то, как  - то, а всё равно получалось, что   матери  приходилось  разбираться   и даже  плакать,  иногда.   То, подрался сын,     хоть и защищал  свою   ли,    её   честь.   То испортил чью  - то вещь, опять по той же, самой   причине.  Но,  ведь был  же виноват,   и  спорить об обратном, не могло быть и речи.     Денег не хватало   критически,   и    мальчик страдал от этого.   Она это замечала,   да видела.   Чтобы  исправить положение,   она   устроилась на вторую работу.    Домой приходила уставшая,    выжатая, словно лимон.   Ребёнок теперь, большей частью рос  без   её   присмотра.    Денег   в семье  стало  больше.   

Казалось бы, всё наладилось.   Но, мать стала   замечать, что сын её стал меняться в худшую сторону.    Начал грубить ей.   Сначала, это только проскальзывало и,   можно было,    не заострять на этом своё внимание.   Хотя, было очень обидно.    Указывая ему на это, она получала в ответ  уже, куда больший  отпор.    А  иногда, он,  хлопнув дверью,   уходил  и, мог не прийти ночевать домой.  Она просиживала всю ночь без сна, после  обзвонов    всех и вся.    Радовало одно лишь, что ни в больнице, ни в морге   его не  было. Но, ведь и дома не    было тоже.    Иногда плохая компания,  ещё  хуже.    Вон отец его  погиб ни за что,  от рук отморозков  малолетних.     А,  ведь  компания  та,   тоже состояла из чьих  -  то детей.   

Так,  просидев до утра, она уходила на работу, но,  каждые десять минут звонила   домой, или в школу. Узнав, что сын на уроках, успокаивалась, хоть и не на долго.  Боялась, что это вновь повторится.    А, главное   боялась, что  она с сыном теряла связующую их нить.   Был бы отец, всё было по-другому,    сверлила мысль.  Но,  где  же его взять, раз  судьба распорядилась  именно так, а не иначе.    Как бы ни   было трудно, нужно наводить мосты с сыном.    И, она старалась, но, он отодвигался всё дальше и дальше от  неё.    Стал  колючим и неприступным и  намеренно, так ей казалось, старался обидеть её.    И, как можно больнее.   

Подруги и  коллеги   советовали принять   в семью мужчину. Но, она была однолюбкой, а просто  так, наобум, не хотелось.  Да  и, ведь ещё никто не знает, как на это  прореагирует сын.  Может, ещё  хуже станет вести себя с ней.  А, после  одного, нечаянно подслушанного   ею разговора сына с приятелем и, как он отзывался об отчиме друга, она вообще перестала думать  о том,   чтобы   с кем  - то связать   свою  жизнь.  Нет уж, пусть  всё будет, как будет. 

 Так жизнь её потихоньку проходила, а вместе с этим, заканчивалась и молодость.    Хоть, она и не хотела  слушать своих  приятельниц и коллег, что: сорок лет, бабий  век.  Нужно прибиваться к кому  - то, а то так и завянешь одна.    Она  не хотела    думать о своей личной жизни, главное сын.     Но,  конечно же,  замечала, что, действительно, жизнь проходит мимо неё.  А ей,  как и любой другой, хотелось   сильной руки рядом, крепкого плеча,  ласкового слова. 

Ничего этого у неё не было, раз она боялась, что  сын  не примет    другого мужчину рядом с ней. Но, ведь она даже не пробовала этого сделать. А, сын её и так  не слушался и  отношения  между ними были, из ряда вон, плохие.  А, казалось  бы, почему?  Ведь она   отдавала  всю душу ему.  Как могла,  баловала.  Одевала, обувала  его, не хуже  детей, у которых  была полная семья.     Всё  свободное время старалась проводить со своим сыночком.  Даже  участвовала с ним   в велопробегах,    и играла в волейбол.    Ходила в походы  с  ночёвками, ловила  рыбу, как заправский  рыболов, но, при этом, всё равно  чувствовала, что мальчик  её  отодвигается от неё.    Видно,  что  -  то делала  она  не так, как,   если   бы   это делал  отец его.   

А, как – то, он прямо  в глаза  сказал  ей, чтобы она,   не  старалась   играть   роль   наставника,   ей  это не удаётся.    Мужиком нужно родиться, подвёл он черту.   А,   баба, она и останется  бабой, хоть  и   даже, если    бороду   отпустит.    Эти слова больно задели её,   и она решила,  пусть  растёт, что вырастет из  сына.   Видит бог, она  старалась изо всех  сил, но  это   ей  не удалось.

Нет, он  не был   каким – то  оторвой, или   хулиганом  высшей    марки. Просто  был, не таким,  как хотелось ей.   Как она  мечтала, как  виделось ей,    когда он был  совсем крохой.    Ну,   а  уж, когда пробились  усы, тут он  совсем стал   самостоятельным   и авторитет    матери,  перестал  существовать для него  совершенно.    Он формировался, как   получалось.     А, тут и Армия подоспела,   и он ушёл  на долгих  два года из   под её  опеки,   совсем.     Хоть и жалко ей  было его,  мальчишка, ведь   совсем ещё, но и что душой кривить, она и радовалась за него.  Армия   сделает из него настоящего мужика, что не удалось сделать ей  самой.   

Эти два года  пролетели, птичкой и протянулись очень долго.  В его отсутствие,  она поняла, как дорог ей  сын и, как его ей не хватает.  Писала ему письма, отсылала посылки.     Ответы приходили редко, но он  не жаловался  на службу.    Писал, что у него всё хорошо.    Копила  понемножку   денежки для его дальнейшей  жизни и  ждала.     Одной ей, много ли нужно? Да   ещё, в её  - то   возрасте.   Ей  ведь уже почти сорок,  какие  уж тут запросы.   Внуков ждать, да   нянькаться с ними. Вот и всё, о чём она теперь мечтала.    Да, боязнь, доверят ли   ещё  ей,  этих  внуков.   

 Она совсем поставила на себе крест, как на женщине и, даже не заботилась о своём внешнем виде.  Нет,  выглядела  она,  совсем  - совсем неплохо, для своих лет. Румянец, ещё  не сошёл   с   её    щёк.  Да и  в глазах  жил  огонь и губы  посещала, хоть и  редко, очень даже   красивая улыбка, открывая, прекрасные, белоснежные  зубы.  И, губы   были упругие и  красиво очерченные, и яркость с них  совсем не пропала.   Волосы, по  -   девичьи густые, блестящие и   шелковистые, падали на плечи красивой  волной.  Их шоколадный  отлив, приятно оттенял  белизну кожи лица и подчёркивал   голубизну глаз.  А, сами глаза  были ещё полны  огня и задора и могли бы  радовать  не одного, из    членов сильного пола. 

Но, она  об этом  даже и не помышляла. Её счастье закончилось в тот вечер, когда не стало её любимого супруга.    Маленькие   руки, с тонкими  пальчиками, были похожи на руки ребёнка, подростка.  Но, не смотря на их  аккуратность, руки эти могли выполнять любую работу, вплоть до копания  лопатой, вбивания гвоздей.  Она   могла   пилить,  сверлить, строгать.    Прибить полочку, повесить  люстру.      Да и, много чего   ещё,    могли эти руки.     Фигурка  аккуратная, подтянутая.   С высокой  грудью и тонкой  талией,  о которых,   мечтала   не   одна    особа   слабого   пола,  в её возрасте.   Да и сильный  пол,   не против     был  бы,    приобнять ли, или пройти под  руку с такой  женщиной.   

Но, сама она  редко смотрела  на себя в зеркало, да и глядя, не находила в отражении  чего  - то такого,  что могло бы  заставить её  пересмотреть свой взгляд  на  её образ  жизни в целом.   Жизнь её была  - дом, работа,  продмаг,  хозтовары.    Она уже не помнила, когда  была в отделе  женского белья и красивого женского платья,   перешивая  вышедшую из  моды,  свою    старую  одежду.   Где  -  то подспудно, ей, конечно же,   хотелось  купить новое, нарядное  пальто ли, или платье. А то, блузу и юбку, с отрезной кокеткой, которая  подчеркнула бы  её  фигурку.  Но, она  задвигала  эти мысли подальше в дальний  уголок и копила  денежку  на  жизнь  сына, после  прихода  его,  их  Армии.   Ну, ка,  небось,  ещё  вытянулся, да  в плечах  раздался. Старая одежда  теперь вся на выброс пойдёт.     Хотя, при желании, она,    что нибудь  сможет   из его  старых  вещей пошить   себе. 
 
 А, наша  Танечка  наслаждалась жизнью, которая  щедро  одаривала её  своими благами.    Она не задумывалась, как прокормить себя  хлебом  насущным, или  во что нарядить, своё, ставшее ближе к сорока годам,  полноватое  тело.   Полноватое, но не толстое.    Красивое,  ухоженное,  обласканное.   Этим занимались  её   мужья, которых  она  меняла, с  периодичностью, раз в пять лет. Нет, она  не специально  делала  это, просто так получалось, уж  почему  - то.     Мужья  её, как правило,    были все  состоятельные и при разводе  оставляли ей  львиную  долю,  будто  с лёгкой  руки её первого мужа.    Кто  то, может  и  правда      хотел,   чтобы   она    действительно   в   дальнейшем не бедствовала,    а кто   -  то, как бы  откупался  от  неё, только бы  откарастаться  от этой   предприимчивой  дамочки.  Лучше уж  потерять    недвижимость, чем    нервы и здоровье  в целом.      

Работать   она, так и не научилась.    Просто прожигала  жизнь  рядом со своими,  новыми мужьями.   Хотя,     некоторые  были далеко не новыми,   скорее уж, старыми.      Но, она не обращала на это никакого внимания, главное, они были с деньгами и она просто жила рядом с ними.    Говорят же,  привычка, вторая натура.     Да, она привыкла жить хорошо и не обращала внимания, что рядом  с ней:  шёл, сидел, лежал,  занимался с ней любовью  -  порой  далеко не её возраста  спутник  жизни.  Хотя, какая  там любовь!  Так,   пятнадцать минут    сюсюканья и   две  минуты  максимум,     того самого, что называется сексом.       Да,     дьявол с ними, главное, что они     позволяли   ей   жить,    как она  того хотела.   

А, любовь,    да нет её,    той  любви,    уже точно знала  Татьяна и смеялась в лицо  тем, кто   красиво  рассказывал о ней.    Этой   химерной, этой   неизвестно где, находившейся любви.    Которая,   якобы, и мёртвого с одра поднимает, и  бедного делает богатым, и  страшного   превращает в принца.    И, что  только эта   любовь,     делает человека счастливым  в полной  мере.    В эти сказочки, про белого бычка  она не верила,    будучи ещё  девчонкой, а уж  теперь, когда  она   входила  в    возраст, сорок лет  - бабий  век и подавно.    

Счастье,    это богатство,  а  не, какая  -  то там  любовь.    И, никто её  не мог переубедить, что это не так.    Ведь она  живёт уже немало лет, а любви этой  так и не встретила.     А, всё почему?    Да,  просто её  нет.    Это  придумывают  те, кто  не устроился в жизни  так,    как она, Татьяна -   Гурова, Немова, Берендеева, Анисимова.   Да,   фамилий у неё  было, как и достатка  многовато.      Вот они и рассказывают  душещипательные  истории, про эту   нереальную  любовь.   

 А, жили бы, как она  живёт,  вот бы  уже и  точно знали, чем ты богаче, тем счастливее.     И нет, ничего такого, чтобы она не могла  себе позволить  в жизни.  Она  не жила, а прямо купалась  в   бассейне   счастья.  Так считала сама  Таня, ну и её окружающие.   Такие  же, как и она, жёны  старых мужей.   Никто не нарушал  её покоя и блаженства и она, получала от жизни  всё, что хотела   в полном    объёме.    

Когда   Глеб   написал ей,  в очередном письме,  что  сразу же, после Армии он едет не домой, а к другу, мать не то, чтобы   расстроилась.    Она  была просто огорошена.     Как же так?     Ведь  два года  ребёнок  не был  дома и, на тебе.    Не домой, а к другу.     Значит,   она  действительно  не  нужна  ему  совсем    и   он  не хочет  даже видеть  её.     Она так  огорчилась, что без обиняков  написала ему всё на   прямую.    Пускай обижается, если хочет.    Ведь он  ни  сколько  не думает, как обижает  мать,    своим отношением к ней,    что же она  должна думать о нём.      

 Но, к её  большому удивлению,     сын  без всякой обиды  написал,     что едет он  к другу потому, что  он    прямо на второй день, по приезду     женится.   Они с невестой  ещё два месяца назад,  когда он был в   отпуске,  подали заявление  в загс,   и теперь   свадьба  назначена,   именно на этот день.   Он, Глеб  будет у них  свидетелем.    А, как только  свадьба закончится, он примчится домой  с великой  радостью.     Он очень соскучился и по ней, и по дому в целом.     Пусть она не расстраивается и ждёт его непременно.     Ехал он в тот самый город, где она  когда  - то училась. 

Она вспомнила  свою  юность,   беззаботное  время учёбы.     Подругу свою  Танечку.    Интересно, как сложилась её судьба,  после  того развода,  из  за которого, она   так и не приехала к ним с Анатолием на свадьбу?  И,  какие  теперь у неё мужья?  Всё пожилые, или может она  наоборот,  теперь  переключилась на   зелёных юнцов? Да, от неё всё можно ожидать. Это же, не     кто нибудь, а Татьяна.        Ну,  да,  как бы  там ни было,    будем надеяться, лучше, чем у неё самой.   Увидеться    бы, поговорить.    Вспомнить золотые   денёчки  беззаботной юности. 

Там  она  была ещё  свободна,  от   каких либо    жизненных  проблем.     Только учёба и,  ничего больше.      А, учёба, это  такое прекрасное   время  в  жизни человека, хоть   и понимает он это,    на много позже.     Ну да, что об этом  говорить, получается  у нас у всех, как получается.    Говорят же, знал бы,  где упасть, соломки подстелил.      Но, все падали сначала, а стелили потом, если  это ещё требовалось.    Конечно же,   не все, но большинство.   

 Мать ждала сына домой,    а сын всё не ехал и не ехал,     хотя времени прошло довольно таки прилично.      Третья неделя  была на исходе,     а его всё не было.    Думки   одолевали её, одна страшнее другой.      Кто –  то,   где  - то  побил его и  лежит он теперь в больнице,  не дай  бог, конечно.     А,  может,  ещё  хуже,       когда ехал домой  сбросили  его  с поезда.    Людей  злых хватает на земле.   Ой, сохрани, помилуй   господи.   И,  она крестилась и читала  отче наш, перевирая слова и не очень понимая их.    Ну да,  если всё хорошо,     что же не едет он домой  - то?      Ведь обещался, после свадьбы сразу  приехать.   

Она так накручивала себя, что жить больше было просто невмоготу, но  писать не знала куда,     звонить то  же   самое.  Она  уже собралась  было ехать сама   в   Орёл,     хотя и не знала,     где  там будет она искать своего сына, если  не известно было даже,      кто его друг.    Ни имени, ни фамилии его она не знала точно.   Ехать на деревню к дедушке и то  проще.      Деревня  не город, там каждый знает у кого свадьба.    А, это ведь город и, не маленький.    

Но,  вот её  терпение  и   огорчения      вознаграждены и её  сыночек, наконец  - то   возвратился домой.  Как она и предполагала, сын её  превратился из  юноши, в настоящего мужчину.  Высокий,  статный, косая    сажень  в плечах.  Как и она сама, голубоглазый, с   темными, сросшимися у переносицы, как у его отца, бровями.     Волосы густые и тёмные, тоже отцовы, ещё не отросли, как следует, но и не портили  всей картины.   Были   сильными и крепкими и здорово украшали   мужественное, красивое лицо  её сына.  Мамка, как же я соскучился   и   по тебе, и  по дому, целуя,     плачущую от радости   мать, -  говорил сын, а  сам  доставал из вещмешка подарки для неё.  Красивую, яркую блузу    и   стильную  юбку, с отрезной  кокеткой, прямо,     точно, как ей хотелось.     И с  размером  не ошибся.    Она  даже  плакать  перестала, от неожиданности.    Сыночек, откуда у тебя  такие  деньги?  Ведь это очень дорогие вещи.  Но, сын сказал, что экономил все два года и вот,  подарок  тебе  купил.     Я, ведь знал, что ты  давно хочешь    такие  вещи, только  не покупаешь  из  за  того, что боишься  мне  не хватит на  какую  нибудь    просьбу.   

Теперь, я буду  заботиться о тебе, мама.    И не перечь.    Недельку побуду  дома и айда   в Орёл.   Там   я уже присмотрел  себе работёнку    не пыльную.   Я, поэтому и домой  не приехал, как обещал  из  за этого.      Друг, Костя  помог, найти работу.      Будем  жить теперь с тобой, как нормальные люди.    Я, тебе это,  обещаю  мамочка.    

 А,  она смотрела на своего мальчика,  счастливыми глазами    и видела перед собой, взрослого мужчину.      Очень похожего на своего отца.   И на неё,  чуточку,    тоже.    Значит,   она  не  ошиблась,    думая,     что    Армия,    сделает из  её  сына человека.     Вон какой  орёл  вернулся    в родительское гнездо.     И, главное, взрослый совсем стал, умный, добрый.    Где и подевался  тот, мальчишка, что   трепал ей  нервы   своим  несносным   характером.   Теперь, это  серьёзный, ответственный  человек.    Да, не человек, настоящий  мужчина.  А, может   и её  труд   не пропал   даром.     Может жизнь  и её старания  записала  в его характере.      Хорошо бы, если так. 

 Теперь  бы, не разболтался,    да  женился  бы удачно,     на доброй и   порядочной  девушке.   Молодёжь  -  то теперь   старается  не обременять себя  скоро семьёй, а, как уж  разгуляются, какая семья потом.     Так и болтаются  по жизни неприкаянными,   пока не  пристроятся  к какой  нибудь   пожилой  матроне альфонсом.   А, это негоже.  Да, не дай  бог такого.       Сын у неё один и, она хочет,   чтобы он был  счастлив   во  всех  отношениях.   Нет, конечно  же, она его не торопит с женитьбой.     Пусть погуляет.      Встретит свою,     единственную.   И, тогда уже,  весёлым пирком, да за свадебку.   Недаром,    ох,    недаром  копила  она  денежки.    Прямо, как чувствовала.     Вот и   пригодятся.   

Неделя  промчалась, как один  миг   и, вот уже  её  дитятя, хоть и взрослое,   уже совсем,  собралось покинуть её.   Она   украдкой  смахивала слезу, не желая  огорчать взрослого сына, разведением сырости.     А, он,  обещал ей,  часто приезжать и помогать ей во  всём.  Ты, только  живи,   мама и, не смей ни в чём  ущемлять себя.     Я теперь буду  заботиться о тебе.   Мужчина я, или  как?   Она верила ему,  обещала  слушаться его и  ждать  домой,    при каждом, удобном случае.      А,  сама запихивала украдкой  от него в рюкзак  пирожки, что готовила почти ночью. Встала  для этого в четыре утра.   И он уехал, в город Орёл.       Город её молодости и беспечной  жизни  студентки.     В этом  городе, она  ещё не знала горя, но и не имела  такого прекрасного сыночка.


 Она старалась  быть больше на работе, чтобы не думать в одиночестве  о сыне и не придумывать  всякие  проблемы, что могли случиться с ним там, в большом городе.    А, он, при каждой возможности, приезжал к ней, на день, два  и, одарив её подарками, уезжал  снова и снова.  С, каждым разом,  она замечала, как взрослеет  её  сын и главное, становится мужиком.   Именно мужиком.  Развязным,   и  в какой  то степени   похотливым, что ли.       Да, даже самцом.  Словечки   в адрес    местных  девчонок, жесты, шуточки  - были тому  причиной.      Вот это  всё,   её  настораживало.  Молодой  совсем ещё.     Рано ему  быть таким.   А, может теперь   молодёжь другая и это им нравится?   Они  то, в своё время были  стеснительные и  скромные.   

Хотя, не все и, она подумала о Татьяне.    Она  -  то,   вон выскочила  за мужика, вдвое   старше себя.       Каждый приезд он привозил ей, что – то из  одежды,  помимо гостинцев и, всегда  нужный размер, фасон, расцветку.  Она  догадывалась, что это не его выбор. Так  ему не под силу  подобрать.   Это делает  женщина.     И, женщина,  неплохо    разбирающаяся в этом.   Почему  он  только  не признаётся     ей.      Спросить?    Нет.     Нужно подождать.    Не нужно  гнать коней.    Пусть  потаится.    Придёт  время, сам    похвалится, -  думала она,    и сердце  её  радовалось  за  сына и, за  себя  одновременно.    

Ладится у него, а значит и у неё всё в порядке будет.     Растёт её  мальчик.     Ведь ему за двадцать и, почему бы не быть уже,  именно      мужиком во всех отношениях.   Жалко, что нет отца его.    Уж он бы  выведал секрет его любовный.     Да и, наставил бы на путь     истинный и в  любовных  делах,  если что  -  то у сына  не так пошло бы.      Ведь мужик с опытом жизненным.    А, ей неловко спрашивать о таких вещах.    Подожду, -  решила  Ольга и   терпеливо ждала, когда сын сам расскажет ей о  своей  любимой.    Только бы  девочка хорошая оказалась.     Добрая и скромная.    Чтобы    любила  её  мальчика и заботилась о нём.    Мать ведь не вечная, а с женой  придётся пройти по всей жизни.    Хотя, никто не знает, кому и сколько отмерено той жизни.   

Она вот вынуждена жить  за двоих.    Её  супругу слишком короткую жизнь отмерил  тот, кто    распоряжается нашими жизнями.  А,  девочку всё же хочется скромную.     Сын её, в душе очень ранимый, при всей  браваде и  напускной развязности.  Пусть, она действительно будет простой и скромной, молилась в душе мать.   Хотя  по поведению  сына, уже сомневалась  в этом. 

А, у  Татьяны  нашей случилась  беда.       Таня  наша потеряла    покой.    Гуляла  она,  как  - то    на свадьбе  у  племянницы  своего  мужа и повстречала  парня.     Да, какой  там парень, мальчишка считай.    Лет  двадцать пять, не больше.   Мог бы   быть её сыном.     Но, какой.   Он  глянул на неё  как  - то так, что    она готова была  закричать от  чего  - то такого, что     зажгло  в её  душе пожар.    А, уж, когда обхватив её талию сильными  руками,   он повёл её в танце,  нежно прижимая  её,   похожее  на сдобу  тело,      она чуть  не потеряла    рассудок.  Ей хотелось  прямо здесь, во время танца отдаться ему  и, в тоже время, она, как   юная школьница  трепетала в его больших, горячих  руках.    Стеснялась и краснела.     И сердце её, не верящее ни единому слову о любви,     вдруг  задрожало и  оторвалось.   А, оторвавшись,   покатилось     спелым   яблоком, куда   -   то    в   неизвестные  дали.   

В этих   далях  она  видела  розовый  свет и, всё, что подпадало под него, было таким же  зефирно – воздушным и  розовым, при этом  ещё,   пахло   жасмином и ванилью.     Она    будто обезумела.    Ни сон, ни еда не шли ей на ум.    Хотелось одного, увидеть, услышать,  дотронуться до предмета    своего обожания.    Она  забыла, что ей четвёртый десяток и, что она в матери ему годится.   Она чувствовала себя  юной девчонкой, которая краснеет от каждого  не очень пристойного слова.  Руки дрожали, сердце колотилось в груди, а соски  твердели и рвали блузку. В низу живота полыхало пламя которое ни чем  не получалось затушить. Она и по магазинам ходила до изнеможения, и в салонах сидела до одури, но ничего не помогало. Перед глазами стоял  он, и     всё   остальное  отодвигалось на второй план.   


Что это с ней? -    недоумевала она.    Неужели, это,   правда, что есть на свете  такое чувство, что ты забываешь о себе и мысли только о том, кто   взбудоражил твою кровь, плоть, разум?      Забыты подруги, тряпки, драгоценности. Отодвинулись куда  - то  увеселительные  вечера с  танцами до утра.   Ей хотелось  одного, чтобы он обнял её, как тогда,  в танце и согрел её.   Оказывается, она все эти годы  замерзала от этой сытой жизни.   Он в один миг  доказал ей  это.    И,  теперь  ей  нужен был  он  и,  только он,     чтобы   согреться рядом с ним.    

Она  просто  рыдала  от   этого холода и слёзы её замерзали  вместе с  застуженным  сердцем.   Она   не знала, что предпринять, чтобы  снова увидеть его.   Узнать о нём  всё.   И, если он  свободен, любить его.  Баловать его, оберегать от проблем, помогать ему, холить, лелеять.   Быть  скорой помощью, быть феей,   фокусником, чародеем.   У неё    достаточно средств, чтобы  безбедно прожить не одну жизнь.   

А, что она видела в этой жизни?   Рестораны, курорты, тряпки. Толстых, потных, старых мужей. А,  ей   захотелось,    чтобы  нашёлся  такой  человек,  который смог бы  сыграть на ней, как на скрипке. Чтобы она  распрямилась   вся  от ноши из этих    богатств и зазвенела, как скрипка, под  рукой  умелого скрипача.  О! Как же она устала  от этой  бестолковой и бессмысленной жизни.  Она готова жить в нищете, только  чтобы  кто  то водил  смычком   по её  уставшей  душе и  из  под этого смычка,  раздавалась бы  музыка, её    измученного  сердца.    Она, ведь так устала  от этой жизни, только не признавалась никому. Да, она и себя обманывала столько лет,  говоря всем, доказывая, что она   -  якобы счастлива.    А, теперь не может больше,  когда  он  нашёлся.    Это смерти подобно.   

 Что делать, что делать?   Она металась по дому, как в каком  - то угаре.  Ей   было тридцать восемь лет, а она не  знала, как выйти из  создавшегося положения.   Как понравиться  молодому  человеку, как вести себя с этим молодым человеком. Она с самых  юных лет   завлекала   только    взрослых.    Да и этой юности у неё вовсе  и,  никогда   не было.    Она выскочила замуж в  семнадцать с половиной лет.     Не погуляв с парнями, ровесниками.    Не  на целовавшись с ними.   Не  сбивая  росу под утро с кустов и цветов, гуляя с ними по лугам у   реки, с парной водой под утро.   

Она отдала свою молодость  и, как ни странно, целомудренность    взрослому  мужику,  получается   за то, чтобы он помог  получить ей,  так    и не пригодившийся в жизни диплом.    Потом были  другие, такие же  взрослые и даже    пожилые  дядьки. Она никого из них не любила, только пользовалась    ими.   Права была её  школьная  подруга, Оля, без  любви, это не жизнь. Это видимость.    А, ведь у неё могли бы быть дети.    А, при её поспешности   с замужеством и,  даже  уже внуки.   Она   же   обокрала себя, как  последняя дура. А, поняла это, только теперь, повстречав   этого   мальчика.   Муж приходил с работы усталый и не интересовался, как она  здесь живёт. Он приносил ей деньги, остальное,   были   её проблемы.  Только её.    Развлекать её, ему  было  недосуг.   

Она  помчалась  к  девочке, племяннице мужа,  недавней невесте.  Ей  было очень стыдно (ей  -  то и, вдруг стыдно).    Да  - да, ей было стыдно спрашивать о таких  вещах, но, она всё -  таки набралась смелости и правдами, и неправдами выспросила о  предмете  своего обожания.  Наврав,  о какой -   то помощи, о благотворительности молодым талантам.    В общем, билиберда   несусветная,  но она прокатила.   

Гость же,  чтобы не  мешать молодым перед  своим  отъездом,    взял  номер в гостинице.   Узнав информацию, она помчалась  в гостиницу, боясь опоздать.    Вдруг, он уже уехал   и, что тогда?   Нет, нет, этого нельзя  допустить.   Она   не сможет теперь  спокойно жить, как жила  до сей  поры.    В  открытое   жерло вулкана    попала влага и,   теперь  взрыв  неминуем.   

Она  не помнит  всего  того, как она   вела с ним эту  первую  беседу. Что   говорила она, что он отвечал ей.    Это было, как в  горячке, в бреду.    Под гипнозом.   Когда  же, она  пришла в себя, то поняла,   что  она лежит   в номере  посреди  широкой кровати,    на  руке  того, кто разбудил в ней  вулкан  страстей и заставил  метаться в этом бреду.  Он  нежно целовал  её, называя  -  моя  прелесть.     Это были обыкновенные слова, которые  говорили ей почти все её  многочисленные  мужья, но это были  совсем не те банальные слова, что она слышала раньше. Это была музыка, извлекаемая из  скрипки, умелым    скрипачом. Её  скрипачом. Её любимым скрипачом.    


Так вот она, какая любовь!   Это  стыд и  развращённость, падение и взлёт,   боль и блаженство;     наслаждение, истома,   ревность,  умиротворение.  И, всё это,  в одном флаконе, всё это одновременно.   А, ведь она  могла  бы, так и не узнать всего этого, про живя  в своих  закромах.  Её  даже  передёрнуло от страха, что действительно могло так случиться, не пойди она на эту свадьбу и, не встреть там его.  Этого скрипача, своей   души.    Она  родилась  заново и начинала учиться  всему,   как   учится  годовалый  ребёнок.   Ходить, говорить, есть самостоятельно. 

Она   же,  училась  любви.     А, это:   слушать,  целоваться, радоваться, ждать, ревновать.     Доставлять радость,   и получать её  самой.   Она, взрослая  женщина,  у которой  за плечами было немерено браков, училась  всё  это делать заново.    И, у кого?   У мальчика, который по возрасту  годился ей  в сыновья.     Она  расцветала  от   его любви, ласки, внимания.   К ней, как будто вновь вернулись её  восемнадцать лет,   и она   порхала  бабочкой, не смотря, на  свои килограммы.     Да, она  их  не замечала.   

А, как их  заметишь  сама, если  они  не смущают того, кто рядом с ней.   Она,     выворачивалась  на изнанку,    ради него.   Устроила  на хорошую  работу, к  компаньону  своего мужа.    Хотя, ей  хотелось, чтобы  он не отходил от неё  ни на шаг. Ни на секунду.     Она одела  его, обула.     Она дарила  ему  подарки, возила его по курортам.   Сняла ему  прекрасный  домик, где  им никто не мешал, ни  узнавать друг  друга, ни  любить.   Да, она готова была подписать ему   всё своё имущество, до  последней  иголки и нитки.   

Зная, что у него  дома    одинокая  мама, она    была не против его поездок    к ней  в любое время и   насколько  захочет он.      Да, она  даже  для    неё, покупала подарки и, как он рассказывал  потом,    всегда    угадывала  со вкусом.    Ей хотелось   радовать его   каждый  день,    час, минуту.    Ну, а как же иначе.    Ведь он  научил  её самому прекрасному  -  любить.    За это  стоит  платить дорого,    что она    и делала с удовольствием.

Мы, люди, почему  - то считаем, что время  приходит.   Вот подожду, придёт время.    Нет, оно уходит безвозвратно.     Молод ты, или уже имеешь жизненный  опыт за плечами, разницы нет.  Просто молодым,   ещё  можно  разбрасываться  этим временем, его у них  ещё  достаточно, а вот   другим, нужно задуматься об этом  непременно.     Но, наша влюблённая пара ни о чём не думала, тем более о таком пустяке, как время.   Они наслаждались    жизнью по полной,     благо  для этого всё у них имелось.    Никто  им не мешал, никто не контролировал.   Пылу и жару  в их отношениях  было столько, что,  в пору  поджечь,   всю вселенную.   

Их не волновала ни разница в возрасте, ни положение в обществе.    Да, какое к чёрту  общество?   Так, сходка богатых  плебеев, куда приглашали от раза к разу,  очередного    мужа  Татьяны, а вместе с ним и её.   Ей  же, после того, как она,  наконец  - то  встретила    свою  любовь, эти  приёмы  были  нужны, как пятая  нога собаке.    Так,  если только  выгулять новый наряд.   Или посмотреть   на аналогичный,   жён   других  «аристократов».   Прибывших,    как и она  сама,    с той  же миссией.   

Нет,   среди  них  были и такие особы, которые   считались    эталоном   порядочных семей.       Она   в этот список не попадала.   А, теперь, ей  вообще  претили эти тусовки. Она была  теперь здесь совершенно чужой.     Ведь здесь все искусно притворялись, как и сама она в недавнем    времени, что они счастливы.  Она же, теперь действительно была счастлива, но  никто не догадывался  об этом. Просто  считали, что она слишком переигрывает, напустив на себя  вид  ослепительно   счастливой  женщины.  А, она, побыв для приличия час, другой, сказывалась   больной и уезжала  с  этих  вакханалий, к своему   любимому  скрипачу, как она  окрестила  своего любимого. 

 Ольга так привыкла,    что сын её  заботится  теперь  о ней, что  вдруг  даже вспомнила  о том, что ещё  совсем она   и не старая.  Что такое  тридцать восемь  лет? Это же    только старость юности.   Юности.    Впереди ещё  длинная жизнь.  Будет  ещё  молодость, пожилой возраст и уж,  только    потом,  старость.    Она    стала  следить за собой, как не следила уже  лет двадцать,  наверное.      Та, одежда, что сын привозил  ей в    виде подарков,  помимо гостинцев,   преобразила её  до неузнаваемости.   Она так выгодно подчёркивала все её достоинства, которых у неё было больше, чем достаточно.   И которые, она раньше скрывала под    старенькими, много раз  перешитыми  вещами, которые,   она называла одеждой.   

Теперь же она  выглядела  просто модной красоткой.   Вот и не верь словам, что  не одежда красит человека.    Она,  оказывается   тоже.    Да, она  стала  ловить на себе  всё чаще взгляды  мужчин  и, не совсем   её возраста. Многие  были, по её мнению, много моложе неё.  Но, она  так и осталась, скромной и порядочной женщиной  и о зелёных юнцах  даже и не мечтала.    Да, это же  можно с ума сойти, чтобы  связать свою жизнь, или даже  завести отношения с  юнцом, намного моложе себя.  У неё, вон у самой  сын  жених. Она  не разделяла взглядов своей подруги  Татьяны, которая  находила  себе  мужей, намного старше себя.    Может, как раз  поэтому  -  то и не ладилось у неё с ними. Нужно  выбирать пару себе  из  своих  ровесников, чтобы  был  у обоих  один интерес, один взгляд на вещи. А, так, вон, как получается. 

 Татьяна  была вроде уже за пятым  мужем,   Ольга слышала об   этом   от односельчанок, когда приезжала в деревню, чтобы убрать могилки родителей.  Место это, конечно же,   было не для  такой  информации, но некоторые люди не  замарачивались всякими этикетами.    Где  получилось, там и сказали.   Она, сама того не желая,  услышала   этот разговор и  пожалела   свою подругу.    Да, не сложилась у неё   с  семьёй.  Это  сколько же нужно сил, чтобы  каждый раз  привыкать к новому человеку.    Она бы так не смогла,  наверное.    Да, ещё же эти мужья  её  были, куда как старше .    

 А, вот  о ровеснике помечтать, она была  теперь,  не   против.  А, что, ведь жизнь действительно проходит. Сын её взрослый, вполне самостоятельный человек.   Скоро он  создаст  свою  семью, а она ещё не старая женщина и могла бы тоже скрасить жизнь одинокого, как и она сама, мужчины. Возможно, где  то бродит он  по  тем  же улицам, где ходит  и она, вот   только они никак не встретятся ещё.   Бродят, ищут, как слепые  кутята,  и  жизнь,  пока противится их встрече. Уж,  почему  - то.   Но, говорят  же, кто ищет, тот обязательно найдёт.  Возможно, что и они найдут друг  друга. А, почему бы и нет? Возраст ещё позволяет,  да и ведь  счастья  у неё  было так мало, что наверстать упущенное точно не грех.     Она,  конечно же,  чаще всего   гнала  эти мысли от себя, но они  всё  равно  стучались  в её  дверь.   И, она  уже не боялась их, как это было раньше.  Наоборот, ей приятно было думать  об этом, хотя  она  стыдилась, этих своих  мыслей.  Сын её, молодой  человек, ещё  не определён в жизни, а она, его мать   думает о всяких  глупостях.   

При его  приездах  домой, она всё чаще  заводила  разговор о его  любимой  девушке.   Сначала, он  просто игнорировал  её  эти разговоры, ссылаясь, что не время и искал, какой  нибудь предлог, прекратить этот разговор.   Но,    время шло,  и  сын  изменил  своё отношение  к  её словам и уже  не уходил  от разговора.   Только, как  - то обмолвился, что невеста его  замужем, но  мужа своего она  никогда не любила и, что если  он,    Глеб    сделает  ей  предложение  руки и сердца, то она  незамедлительно разведётся с  мужем    и выйдет замуж  за него без промедления.   

Мама, она  такая, такая  классная.    Я очень люблю её и   собираюсь    скоро сделать ей это предложение.    Оля   нисколько  не была  против  того, что сын  полюбил замужнюю девушку.  Такое бывает и не редко.  И, если  и она  любит её  сына, она благословит их  на  счастливую жизнь.   Зачем  мучиться с   нелюбимым,    да и  ещё, если  у них  нет ни детей, ни     общих  интересов.  А, так, у её  Глебушки и этой  молодой     девушки ещё и детки появятся и будут они  счастливы, раз  между ними любовь,     да понимание.  Главное, чтобы они любили друг  друга.  Ну, вот и открылся  сыночек ей.     И, развязность его теперь ей понятна.   Девушка его уже  с опытом   в   сексуальном плане, да,    это и не плохо.  Он  то,   ещё  мальчишка,    а с  ней,   стал  теперь     мужчиной.      И, хорошо, что  она  сама научит его азам любви.     Для  себя  воспитает    любовника, именно, какой  ей  нужен.     Ну, вот и прекрасно.     Скоро можно  ждать внуков, отраду  для  бабушек и дедушек. Дедушка не дожил до этого счастливого момента, а она обязательно постарается.    

Казалось бы,   Татьяна привыкла,  чтобы заботились о ней.  Её обеспечивали, её содержали, ей  дарили  всё,   что она желала, хотела, в чём нуждалась.  А,  тут,     вдруг,  она  сама    превратилась,   в   исполнителя   желаний.     В этакого деда  Мороза   и, не только раз в году зимой.  Она   работала этим   персонажем, чуть не каждый    день.   То,  билеты       на  горнолыжный     курорт  преподнесёт   любимому, то   подарит    ему  машину,  о  которой   он    давно   мечтал, но  не получалось у него пока, купить её. 

А  то, просто  купит ему    красивый  пуловер.      Нарядит его  в него и любуется им.       Он, конечно же,    сопротивлялся каждый раз  этим подаркам.   Говоря ей, что он не альфонс и купит  всё    это  прекрасно сам.    Только немного позже.   А, она  веселилась,  будто   напроказившая  девчонка и радовалась его смущению и его радости, которую он  не мог всё  -   таки скрыть.         Это доставляло и  ей  несказанное удовольствие, которое она,  также      как   и  он,   не могла  скрыть  от него.    Эта   обоюдная  радость    веселила  их,   как   если бы они   были детьми.    Они  научились  радоваться, особенно Татьяна, которая раньше принимала всё, как должное,    и это было,  теперь   просто  прекрасно. 

 Но, однажды, эта радость враз  превратилась в страх.  Да, ещё  какой!   Танюша,   так  всегда называл её  Глеб,   решила   самолично,    постирать рубашку любимому и,   проверив карманы, наткнулась на   его паспорт.    Открыв его,  без всякого умысла,   она увидела  на фото шестнадцатилетнего подростка, с   едва пробившимися усиками, который смотрел на мир ясными, проницательными глазами.     Арзамасов  Глеб   Анатольевич    значилось в графе   - ФИО.    Двадцать  второй  год  от роду,  этому  Глебу   Анатольевичу.   То, что  он   молод,    она   прекрасно   знала,  хотя и ни разу не спрашивала его об этом.    Это было видно невооружённым глазом.     Но, теперь,    не это её   взволновало.     Из   обложки  паспорта   выпало  маленькое  фото,   с   которого  на неё  смотрела, её подруга  детства,    Оля    Градова.      С которой,    они   потом    вместе  учились, вот в этом самом городе, где  она  теперь проживает, вот уже  больше двадцати лет.  Меняя    неоднократно   мужей,  и  встретив    свою   настоящую    любовь.   

И,   из этого   нужно было сделать вывод,    что  Глеб  это сын  Оли.  У него   были глаза,  точная    копия   глаз   Ольги.     Но, это    же невозможно.    Неужели судьба  так подшутила над ней,   Татьяной, дав её  шанс  стать,  наконец  - то счастливой   и,  в   то же время,     она хочет  отнять у неё  это счастье, так и не дав ей  насладиться им  полностью?   Да, по всей видимости, это действительно  так.  Глеб  сын Ольги и Анатолия Арзамасова, у которых  она  должна была в своё время  гулять на свадьбе, но, из  за развода с очередным мужем, она так и не попала на их  свадьбу. 

Потом,  получилось, что они с Олей, так  больше и  не пересеклись.  И, только   вот теперь, она  встретилась с ними, да не с ними, а уже с их  ребёнком.      С их сыном.    Через   столько лет.   Значит, она действительно  так  стара уже для него.     Ведь она ровесница  его родителей.      Да и,  они никогда не позволят им быть вместе.  Это  точно и  нечего  даже сомневаться в этом.     Хоть и сын их,  взрослый человек и волен распоряжаться своей  жизнью, как он  того захочет.   Она  не знала о смерти его отца.   

Когда Глеб, сказал ей, что у него дома осталась мама, совсем одна, она подумала, что родители  развелись. А, может так случилось, что мать его родила, будучи вообще не замужем.     Да, какое  кому дело до таких   тонкостей.   А, он  с  любовью   обрисовал  ей  свою  маму, взахлёб  рассказывая, как она ещё  молода и хороша собой  и она потом, так удачно подбирала для неё  одежду.   Которую  Глеб  дарил ей, зная, что этим очень обрадует    свою   маму.   Много лет Оля  опекала её, Татьяну, а тут получилось так, что пришло  время, отдавать долги  ей, Татьяне.   Да, она  нисколько не против.     Она готова  на всё, только бы  у неё не отняли её единственную  радость. Её смысл  теперешней жизни.   Она не сможет теперь жить без  своего скрипача. 
 
Но, она  боялась  не без  основательно, ведь она хорошо знала свою  подругу.   Слишком хорошо.   Она эталон порядочности.    Столько раз  Таня, ещё Таня наблюдала  за ней (когда та даже не подразумевала),  с каким укором  подруга смотрит на неё.  Как осуждает её  замужества эти.    Ольга  никогда и ни за что не разрешит своему сыну, связать судьбу с ней,   Татьяной.   Да   и,  ведь не факт, что сама она, Татьяна позволила бы  своему  сыну,      будь он у неё, жениться, да, даже просто жить с  ровесницей  самой  матери.    Она,  как бы проснулась от  какого  - то глубокого  сна.  Раньше,  она не понимала, что творит.    Теперь  гипноз любви    отпускал  её,  возвращая на круги своя.     Ведь через двадцать лет, её будет почти  шестьдесят.   Она так любит его,  что не имеет права ломать ему жизнь.     А, она  ломала  эту, его жизнь, не имея на это,    ни какого права.    

Она  так  испугалась  этого.    Это было  очень заметно.    Да, это прямо кидалось в глаза.  И, это,    конечно же,     не прошло   мимо Глеба.  Он только не понимал, что случилось с его любимой?    Когда он уходил на работу, всё было отлично.    Она  неистово, да, как всегда целовала его  перед   уходом на работу.    А, теперь  Татьяна  была сама не своя и глаза  её  переливались  слезами.   Неужели  её муж,    этот старый козёл,   позволил  обидеть её?  Он   сейчас же  поедет к нему и всё ему  скажет и сделает  ей предложение руки и сердца.      

Значит, пришло для этого время.      Они ведь уже почти год живут, как муж и жена.   Но, сама Таня не разделяла  его рвения и желания  пожениться.    Она сказала ему, что им нужно расстаться.      Это было похоже на взрыв снаряда. В Армии,  на ученьях   он  видел, как взрываются эти снаряды, выбрасывая    вверх  землю, камни, корни деревьев.    Да и сами деревья, вырывая с корнями.   Сейчас, он  ощущал  то же самое.  Только   она  теперь,    вырывала  из  него сердце.   Он  настолько привык, что они пара. Он действительно не замечал разницы в  их   возрасте.  Он просто  любил  эту  женщину и всё.    

Татьяна  была    неумолима и ушла  от него, больше не сказав ни слова.   Он рыдал  в, теперь уже своём доме.  Но, он не знал  об этом ещё.       Таня  подарила его  ему,   когда они прожили с ним  только три месяца.   Это был её  подарок,    за  три месяца  счастья.    Но, она  не хотела его смущать этим и, просто положила  документы  в  коробку  с его  запонками.   Запонки  она  всегда выбирала ему  сама, поэтому  не боялась, что он увидит бумаги. Пусть пройдёт времени   больше и он  примет её подарок намного   легче, чем теперь.  Он повзрослеет просто, а сейчас в нём  говорит    только юность.    А,  юность это  упрямство,  противостояние.    

 Глеб звонил ей  каждый день и хотел одного,  узнать  причину  разрыва.  Но, Танюша его,  отключала телефон  и  не говорила с ним  совсем.  Он  же  не собирался отступать и подкарауливал её  на каждом шагу.  Видя, что ей от него  не так просто отделаться, она решилась  встретиться с ним, чтобы расставить все точки над и.  Назначив  встречу   в немноголюдном  кафе, она  пришла строго в назначенный  час.   Была она  подчёркнуто,   строга и неприступна.   

Не собираясь  долго  с ним  сидеть, она сказала  Глебу, что муж её   смертельно   болен,   и она  не имеет права оставить его в таком  состоянии.   Её просто накажет бог,  если она  оставит его  на  произвол судьбы.     Да и, она его оказывается,    ещё   любит.      

Любовь же   между  ними, это просто   мимолётное увлечение, да можно сказать, момент помрачения ума и она его уже забыла. Что и советовала, сделать и ему- Глебу. Она ни разу  не  изменила  интонации голоса, не глянула на него, как  смотрела на него раньше.  Холодная, как лёд   и  - чужая.  Она ушла, так и не оглянувшись ни разу на него.      

 Он же,  будучи  ещё  таким молодым и эмоциональным, вообще отказывался понимать  её, да и вообще женщин в целом. Ну, как же так,-    кричало в нём  всё.  Ещё совсем недавно, его любимая  Танюша  не могла  без него ни минуты.  Она  просто  сходила  с  ума, если он задерживался на работе,  буквально  на    десять минут.   И про  мужа она  не вспоминала  всё время, что они проводили вместе.    

Да и, ведь говорила, что живёт с ним  просто по инерции и нисколько не любит. И, что  в любую секунду  она готова уйти от него к нему, Глебу.   Своему  любимому и единственному на свете.     А, теперь, она  даже не прикоснулась к нему.    Да, она даже не посмотрела на него ни разу,  как она смотрела  на него  раньше.     А,  он так хотел,   кинуться к ней и зацеловать её.    Ведь он так соскучился по ней, за эти  такие   бесконечно длинные  дни и  ночи,  которые он пробыл без неё.    Но, она  предупреждала  не только его движения. Она  контролировала даже его взгляды и, отражала  всё  холодом и неприступностью.   

 Неужели женщины  такие   лгуньи? – думал  он,  оставшись   сидеть в кафе.     Значит им нельзя  совсем верить.   То, что они говорят, совершенно  расходится с   тем, как они поступают  тут же.     Ему  лень было, даже сдвинуться с места.   Когда же ему  сказали, что кафе закрывается, он  встал на автомате и,    выйдя из кафе, пошёл неизвестно куда и зачем.  Он вышел  на набережную. Кругом не было ни души.    

Время для прогулок было довольно позднее, но, он об этом не знал. Просто он, как будто потерялся   во времени.   Он бездумно шёл  у воды, смотрел  на неё, но, как бы и ничего не видел.  Перед   глазами   стояла   его  Таня.    Да, ему казалось, что стоит ему протянуть руку,   и он  ощутит её, так  было  ощутимо его видение.  И, когда  с моста  в воду  что  - то упало, ему показалось, что это его  Танюша.

Он  страшно закричал и прямо, как был, в одежде  кинулся в воду.  Когда  он  выловил из  воды человека, ему точно показалось, что это его Танечка. Он бережно вынес её на берег и с жадностью  припал к её  губам. Они были  холодными и без жизненными.   Так и думая, что  это его любимая, он  согревал её  поцелуями, а когда понял, что она    задышала, он поднял её на руки и понёс  в город,  уходя от воды. Ноша его была не тяжела, но он  не смог бы всё равно  нести её   долго.   


Остановил,   проезжающее мимо  такси и  машинально назвал свой адрес.   Он прижал  её к себе и,  баюкая,   словно дитя, так и ехал всю дорогу, ни разу не взглянув ей в лицо. А, зачем, ведь он знал, что это его любимая, вернувшаяся к нему, пусть и таким необычным  путём.    Ведь он же видел её, когда она падала с моста.  Водитель, понимая ситуацию, не нарушал  тишину, только раз спросил: Жена, невеста? Глеб,   на автомате   ответил: Любимая.     Доехав до дома и расплатившись с водителем, он  вынес  опять на руках, свою драгоценную ношу из машины и бережно, словно она  была стеклянная, он понёс её  через  дорогу домой.   

И, только, когда  он положил   на диван ту, что   спас, он вдруг  увидел, что это совершенно  чужая  девушка.    Он растерялся сначала.   Что, если прямо сейчас к нему войдёт  его  Танюша. Ведь это её  дом и она вправе входить в него, когда захочет. Что, если она   вдруг  опомнилась и вернётся к нему. А, у него  другая девушка. А, вдруг, она не разобравшись, что к чему не захочет его даже выслушать  и снова уйдёт  от него.  И, уже  навсегда. Что же тогда будет? 

Он волновался, но не знал, что делать.  Девушка  тихонько спала, возможно,   даже, это был не сон, а  нервное потрясение. Ведь, что – то же заставило её кинуться с моста в воду.   И, если бы не он, она могла бы  теперь погибнуть.   Он пристальнее посмотрел  на неё.   Она  была   такая  молоденькая, совсем почти  ребёнок.     Мокрые волосы облепили всё её  личико.   Припухшие, от его поцелуев губы, цвели бутонами роз на её, ещё бледном лице.  Глаза были  закрыты. Тонкие пальчики  сжались в кулачки и были прижаты к груди.  И, вся она походила на  ребёнка.

Но, нет, это была девушка. Он  это видел.   Не раздевая, он  укрыл  её   тёплым пледом  и  включил   калорифер,   чтобы она быстрее согрелась.     Хоть и  за окном  было лето, она могла   застудиться, от пребывания в воде.    Он сел  рядом, прямо  на пол и,   не отрываясь, стал  смотреть на  неё, хотя, он  видел  не её, а  свою  Танюшу. 

 Что это?    Может знак свыше?  Он потерял  одну и тут же, нашёл другую.     Да нет, это просто   стечение обстоятельств.    Ему  нужно было   спасти сегодня  эту  душу,   и он её спас.    А,   свою  любимую, он  ещё  вернёт.    Она  была не права, пожертвовав своим счастьем, ради нелюбимого  мужа.   Какие обязательства?  Он не даст ей  погубить себя, вот так,    за здорово живёшь.    Он будет бороться  за  свою, нет, за их любовь.   И, они будут вместе, он в  это верит.    

За своими думками, он  не заметил, как прислонился к дивану и заснул.      Тело его, из  за неудобного положения,     затекло,  и он  проснулся.    За окном  было  уже  ослепительное   утро.   Он  перевернулся,    давая  телу  выпрямиться и вдруг,   увидел  глаза.  Они  были  напуганы и широко открыты.   Вы кто? -   спрашивали они  его.   А, потом,  он   услышал  голос, словно звон  колокольчика: Где я   и, как сюда попала?   

Он, не вставая, чтобы не напугать её,   рассказал   ей, что случилось  вчера и, как она попала  к нему.   Вместо ожидаемой  благодарности за спасение, он услышал  упрёки в свой  адрес.       Вы не должны  были   этого делать.    Я не хочу больше жить.  Он ушёл  к старухе, хотя совсем недавно, клялся мне в любви.     И, что теперь прикажете  делать мне?   Я потеряла  веру в людей и больше не смогу полюбить.  Он   говорил, что мы  поженимся, нарожаем детей и будем их любить  так, как никто ещё  не любил своих  деток. А, сам  ушёл  к женщине, по возрасту  годившейся ему в матери. А, она никогда уже не родит  ему. 

Мы  приехали с ним вместе  из одной  деревни, снимали  на двоих  одну  квартиру.  Теперь, мне даже жить негде.    Зачем вы спасли меня. Сейчас, мне бы  было уже  так хорошо там  и, я ни о чём бы  больше не волновалась и не переживала о потерянной  любви.    Вы  поступили  плохо, вытащив  меня из  воды.   Зачем вы    спасли   меня. 

 Он  даже  про свою, потерянную  любовь забыл  на время, от  негодования.   Вы злая, маленькая   невежа, - крикнул он ей в сердцах. Можете ещё раз пойти туда же и броситься  снова. Только теперь я уже не спасу вас.   Но, так вам и надо неблагодарная.   Она молча встала и тихо вышла  из дома. Он  не остановил  её, снова подумав, что женщин нельзя  понять, когда они  говорят правду,    а, когда лгут.      

Ну,  разве   же,   это  правда, что на дне реки лежать лучше, чем гулять по  солнечному  городу.  Ну и что из  того, что её предал  любимый человек? Разве  из  за этого стоит умирать?   Впрочем, ведь у него самого  идентичная    ситуация.   Его тоже бросила  любимая и он, тоже не хотел жить.  Значит, теперь он не одинок в своём горе?  Их  теперь  уже двое.   Хотя, ведь он  обидел эту девочку и, кажется,  посоветовал ей, пойти и снова броситься  в воду. А, если она и вправду  сделает это. 

Он  заторопился.   Выскочив  из дома, он бегом помчался в сторону речки.    Да, даже, прямо  к тому месту,  где  ночью выловил  свою неблагодарную  гостью, забыв  даже,    вызвать такси.     Он  бежал, как будто сдавал   кросс.   Его гнал страх, что он   своими необдуманными словами мог  натворить непоправимое.  Кто знает, на что они ещё способны, эти женщины.    Когда он прибежал к мосту, той  девушки нигде не было.   Да, ведь уже столько времени прошло, что можно было утонуть несколько раз при желании.   Он смотрел, на прогуливающиеся    пары и на сердце у него было  грустно и тяжело. Мало того, что он  сам потерял свою  любовь, он ещё  необдуманно  мог загубить жизнь, ещё  одного  человека.  Может она уже лежит там, глубоко  - глубоко на дне и,   смотрит на ночное небо. И  обвиняет  теперь уже  не того, кто её  бросил, а его, Глеба, за то, что он  не понял её  боли и,  получается,  выгнал из  дома.    Ведь он так и сказал ей,  иди и  бросься в воду.   Вот  кретин.     Пойти и, напиться что  ли  - подумал он, хотя   уже понял, что пришёл к   своему  дому.      

Вечер  уже заявил  свои права,  и  сумерки наплывали, бархатным покрывалом на город.    На небе  вспыхивали, как ёлочные  фонарики звёзды.   Вечер  обещал быть тихим и тёплым. Если бы  он   был сейчас со  своей  Танюшей, они бы  сидели в саду, пили чай, вдыхали аромат цветов и целовались.   Он, прямо почувствовал  на своих  губах поцелуй  губ  любимой и  тоска, ещё  больше  завладела его сердцем.   

Он уже  взялся  за  ручку    калитки, чтобы войти  на территорию двора, как услышал, чей  то всхлип.   Он  сразу же  подумал, что это его Танюша и  кинулся в заросли, что окружали  усадьбу.   В кустах  замерли, но он  чувствовал, что там, кто  то есть.    Живой и  нуждающийся в помощи, раз  он плачет.    Он  окликнул, но там молчали. Он  побежал, зовя:  Танюша, Танечка, любимая. Ну не прячься  ты от меня. Я прошу  тебя, родная. Я не могу  больше  без  тебя.  Я схожу с ума. Сегодня   я, кажется,  убил человека.  Вернись, вернись ко мне,   пожалуйста, иначе я  натворю    ещё  немало бед.   Я просто  пропадаю  без  тебя  моя  любовь, моя  жизнь, моё  солнце.   

Он снова услышал  всхлип, почти рядом с собой и пошёл  на него.   Но, это была не Таня. Это была  малюсенькая, лежащая на земле,   свернувшаяся калачиком  фигурка, которую он поднял на руки и понёс  на свет.    Как же  он  обрадовался, когда  понял, что это его недавняя, спасённая им, незнакомка.   Он  так,  наверное,  не радовался,  даже,  когда  встречал  свою  Танюшу на  свидании.   Они пили чай в саду,  вдыхали аромат цветов,  только не целовались.  Но, им было хорошо.    Они рассказывали друг  другу  свои истории о потерянной любви и, понимали, что,  каждый из них,  уже не одинок. 

Ей  больше  не  хотелось жить.  А, зачем,  для чего,  для кого?   Да, она любит, но, что из этого.  Она не может его видеть, не может его  обнять, целовать.   Прижаться к его великолепному телу. Почувствовать запах его волос и перебирать  его локоны.  Значит,  она  переоценила свои силы? Она обманула  сама себя, возомнив  такой  благородной и   кристально   чистой, что  сумеет  отпустить любимого.    Дать ему  шанс  стать по-  настоящему  счастливым, не сломав его жизнь.    Но возврата  теперь  нет.   Она  теперь должна уйти с его дороги и  дать ему возможность стать   счастливым.  Он встретит   свою  сверстницу, у них  будут дети, потом   внуки.     Она не может  дать ему  ничего этого.  Она  правильно сделала, только это невыносимо больно.   С  мужем  жить, она тоже теперь не сможет. 

Значит, остаётся одно. Умереть. Но, ведь она  так ещё  молода, привлекательна.   Может быть,    сбросить маску благородства, стать снова   стервой,   какой   она была до этой  любви и  броситься назад, вернув  всё на круги своя.   Хотя, что возвращать?  Он умирает  по ней, она  точно в этом уверена.    Прошло слишком  мало времени, чтобы  он  смог забыть её  саму и их  ночи любви.  Их прогулки под  луной, поездки  на необитаемые острова, дикие, лазурные  пляжи, где   были только  они,  одни.    Да солнце днём, а ночью луна и звёзды и океан  кругом, на  много километров.   

А, их  домик, такой  уютный, такой    прекрасный, уединённый. Разве может он забыть вечера в саду, где они пили чай, слушали тишину, любовались на звёзды и, целовались.  До изнеможения,  до одури.    Вот сейчас она  поедет к нему,  и он будет плакать от счастья, при виде неё.      Он будет на седьмом небе, обняв её  за  колени и, целуя эти колени.     Но, нет.   Она не пойдёт к нему. Она пойдёт в клуб, как раньше.   И,   она закатилась  в ночной клуб со  старыми друзьями, которые были  рады, вернувшейся в их  компанию  богатенькой, компанейской   подружке, что   закатывала пир на весь мир, при чём,   оплачивала  всегда  за всех сама.

Но, теперь,   она пила, но не хмелела, она смеялась, но сердце её  рыдало.   А, что,  если он уже нашёл себе  кого нибудь и  забыл, думать о ней?   Что, если она придумала всё  себе сама, про эту   сумасшедшую любовь,  которую нельзя забыть.  Он  может быть вот прямо сейчас, развлекается с какой нибудь молоденькой, смазливой  дурочкой и забыл  о ней, о  Танюше, как о вчерашнем дне.  Они пьют  чай в саду.   В их саду. Они любуются на луну и, целуются.   Она    не могла  больше  этого терпеть.  Нужно поехать к колдунье, пусть она приворожит его  к ней, к Татьяне, чтобы он не смог никого полюбить.  Тогда он  навсегда будет её.     Она перепишет  на него всё, что у неё есть,  только пусть он будет её и, только её.   

Она всё  так и сделала.    Переписала  всё  на Глеба  и, теперь ехала  к знакомой  колдунье, чтобы поставить последний  штрих  в этой  истории.  Да, она не выполнила  своего обещания, отпустить его, но он будет счастлив с ней.    Только с ней.   Благородной из  неё не получилось, да и не надо. Это ни к чему  теперь. Она просто будет любить его, а он её и они будут счастливы, как никто и никогда ещё  не был  счастлив на земле.  Просто нужно подстраховаться, ведь годы идут и, она не становится моложе.  На всякий  случай.   

Но, колдунья  сказала ей, что она опоздала.  Он  уже встретил  свою  любовь, настоящую любовь.     От которой,   у него будут дети, а потом,  появятся  и внуки.   И, он  будет очень счастлив с ней.  Она даже показала  ей  их,  в стеклянном шаре. Они стояли,  взявшись за руки,  и  смотрели друг на друга.   Её  любимый  Глеб и,  тоненькая, как тростиночка, маленькая девочка.     С глазами  озёрами и пухлыми от поцелуев, словно бутоны роз, губами.   

Она просто обезумела  от этого  видения.  Нет, нет, этого не может быть, кричала она, рыдая и ломая  пальцы.   Это невозможно. Он только её, Татьянин.   В радости и печали.   Он обещал ей.      Она вскочила в машину,   и  помчалась на страшной  скорости.    Ветер развевал её волосы.   Спустившийся, внезапно дождь хлестал в  на  половину  закрытое  стекло,   смешиваясь со слезами,  застилал глаза. Но, она ничего не чувствовала.   Она  хотела успеть.    Куда, знала только она, да  ветер, трепавший  её волосы  и дождь, смешанный со слезами.  Когда она  падала с моста,  на берегу  не было видно ни одной живой  души, кто бы смог спасти её.

 Оля, беременная  на  шестом  месяце,     со своим мужем    Егором  нянчили внучку Танечку.    Глеб и Нина собирали  осенние, краснобокие яблоки.   Скоро у них  появится ещё   один   малыш, сыночек Егорушка.    Жизнь продолжалась.


Рецензии
Читаю «Любовь, как наваждение» второй раз и не могу оторваться от повествования.

Произведения Екатерины Полухиной подобны любимым фильмам:их можно перечитывать по несколько раз с неугасаемым интересом.

Екатерина Полухина - очень тонкий психолог! Каждое действующее лицо её произведений предстаёт перед читателем с обнажённой душой.
Перед нами открывается жизнь живых людей. И Екатерина Полухина очень точно передаёт их чувства, мысли, поступки.

Вот и сегодня я устроила себе встречу с любимыми героями, порадовалась и попереживала.

Что мне очень нравится, что финал здесь меня устроил.

Людмила Пархоменко   14.04.2019 16:56     Заявить о нарушении
Добрый день Людочка. Вы, как всегда почти признаётесь мне в любви в своих комментариях и рецензиях. А я, не скрывая, жду их с великим нетерпением. И не потому, что вы восхваляете меня всячески, приписывая мне всевозможные заслуги. Просто я рада, что работы мои нужны людям, что их читают. Ну, а уж, если они и ещё нравятся и их перечитывают, это верх желаемого. Пусть будет благословенна ваша жизнь, мой преданный читатель и почитатель. Вы даёте мне сил не только писать, я живу в целом ради вот этих пожеланий. Храни вас Господь, мой дорогой человек. с уважением и признательностью Екатерина.

Екатерина Полухина   14.04.2019 17:26   Заявить о нарушении