Ракета

И что толку, получил среднее профессиональное образование экономиста? К тому же, неоконченное высшее образование имею. Отслужил. Все ясно должно быть. Но нет, ни это, ни даже то, что везде в дипломе оценки с отличием, мозги есть, не служит основанием для приема на работу. В какие только фирмы не обращался! Не перечесть. И везде честно отвечал, да, опыта нет, но буду стараться, я способный! Но что им до моей честности. Напротив, улыбаются деликатно, а затем отказывают. Еще и говорят, вот надо же, честный попался. Видимо, честность сегодня не в цене. А я ведь нарочно говорил, чтоб принимали во внимание, опыта нет, но наработаю, наработаю после потом и кровью, как говорится. Иной раз взглянешь на тех, кто учился по соседству, преподавателей не уважал, вечно пропускал занятия, а потом идешь за какой-нибудь справкой к чиновникам, а он там сидит…улыбается во всю ширь… Посмотрим, что там у тебя, с чем пришел, говорит, и давай палки в колеса вставлять. Как такое получается? Вот и я про то же.

А на стройку не хотел идти. Жизнь заставила, и тут же пожалел, что специальность экономиста выбрал, в белом воротничке, без рабочей профессии. С армии пришел, в дом родительский вернулся. Папа во второй раз от мамы ушел. Второй раз предал. Первый раз прощали. Приходил, просил прощения. Но верно говорят, раз обманул, то и во второй раз может. Да я бы и не сердился так, будь он ушел нормально, не оскорбляя никого, как мужчина. К тому же, неблагоприятное время выбрал. В новый город переехали, старый дом продали, купили квартиру, да неудачный застройщик оказался, непорядочный, вот стройка и заморозилась. Пришлось снимать квартиру втридорога, а с работой тяжело. Ушел, и все. Разбирайтесь сами, – говорит. Единственно верную вещь сказал: Ты уже взрослый (это он мне), пахать за троих можешь.

Конечно, могу. И пошел. Пошел, потому что надо. Иду, вижу, дома строятся, и захожу на строительные площадки, прораба ищу. Китайцы работают, к себе не подпускают. Нет места, говорят, ты лишний. Ну, лишний так лишний, город большой, где-нибудь, да и улыбнется удача. И улыбнулась. Нашел-таки. Стоит передо мной прораб, мужичок интеллигентный-интеллигентный, с усами, умным взглядом, в очочках, чем-то мне доктора Айболита напомнил.

– Работу ищешь? – спрашивает.

– Ищу, – ответил я и обрадовался. Внутренний голос подсказал: с этим человеком можно быть честным.

– А какое образование?

– Экономическое.

– А что же на стройку пошел? Тут работа пыльная.

– Не берут. Опыта маловато.

Прораб улыбнулся и протянул руку.

– Ладно. Работа с 9 часов до 4 вечера. Платить много не смогу. По тысяче в день. Устраивает?

А я и этому рад, что скрывать. Много побегал, и напрасно. А тут сама работа в руки бежит.

– Конечно, устраивает.

– Вот и отлично. Строится большой торговый центр. Много тяжелой физической работы. Там место расчистить, там балки убрать, там ящики поднести. Справишься?

– Отлично. Тем более, работать будешь не один. Вот тебе еще три товарища в помощь.

Тут обратил внимание, двое парней в вагончик зашли.

Витя и Митя. Два закадычных друга.

Познакомились. Оказывается, они два дня подряд на этом участке орудуют. Говорят, работа с виду сложная, прораб – мужик, справишься хорошо, может и пораньше домой отпустить. А третий… только сейчас увидел – держится поодаль, маленький, щуплый, с большими глазищами, голова больше туловища. И имя странное такое: Берек.

Берек тоже пришел впервые, немного опередил меня. Глаза такие добрые-добрые, как у котенка, и улыбается. Умиление прямо какое-то вызывает. Наверное, в прошлой жизни и был пушистой зверюшкой.

–- Берек, а здесь работать надо, ты знаешь, – подошел к нему Витек. Тот был высокий, сбитый в плечах, здоровый.

– Знаю, знаю… – сказал Берек и улыбается.

– Много работать, – подытожил Митя, оценивая тоненькие ручонки Берека.

– Ну, ничего, – отвечает Берек.

Я стою, улыбаюсь. В последнее время совсем отчаялся почему-то, как с действительностью столкнулся.

– Ну, все. Хватит прохлаждаться, – говорит прораб. Его кстати Георгий Павлович зовут. – Пошлите, обрисую план работы на сегодня.

Мы за ним следом, как цыплята. Идем, а сами надеемся, чтобы работа не пыльная, простая какая-нибудь досталась. Приводит нас за здание. А там куча ржавого железа валяется, обломки всякие, арматура, металлическая сетка.

Все это место, говорит, надо расчистить. Вот вам перчатки, каски, чтоб не пораниться. С места «X» надо перенести в место «Y», как я понял своим аналитическим умом. Работы на весь день, а может и на завтра перепадет.

Витек присвистнул.

– Ого! Хорошо бы и завтра управиться.

– Ну и махнул Георгий Павлович, прям мы монстры какие, – подхватил Митя.

Берек стоит, улыбается как полоумный.

А мне чего-то расхотелось улыбаться. А с другой стороны, я ведь работать сюда пришел.

Георгий Павлович в вагончике скрылся.

Витя раздает сигареты. Щедрый, наверное, от рождения.

– Не, ну что, пацаны, я могу сказать, на любой лом – свой прием, курнем и все перевернем.

– Ты прям рэпер, – вставил слово Митя.

Берек сигарету не берет, смотрит на кучу мусора оценивающим взглядом, полным оптимизма.

Стали курить втроем. Сели на металлическую трубу, мечтаем о манне небесной.

Вдруг Берек выкидывает такую штуку. Подкрадывается к нам и говорит:

– Работы-то, вроде, малость.

Я опешил, а может и не я один.

Смотрим на него каждый по-своему, в ответ сказать никто не решается.

Витек тут прокашлялся и спрашивает.

– Тот есть вот три этажа труб, по-твоему, малость?

Царь Леонид, наверное, в гробу бы перевернулся, услышав такой краткий ответ Берека.

– Ага.

Митя на меня смотрит, смеется… странный малый, думает. Наверное, того.

А тут еще и Георгий Павлович свистит, рукой машет, зовет.

Ну, пойдемте, что ли.

Двинули к вагончику, а Витя Береку говорит.

– Лучше тут останься. Оцени стратегически будущий запас сил, – а сам ко мне обратился: – Сейчас Георгий Павлович нам лекцию прочитает.

Но никакую лекцию он не читал, завел в вагончик, а у него там, на столе, какие-то чертежи, карта сокровищ какая-то, и говорит:

– Времени мало. Сегодня все равно не управитесь. Сейчас до обеда железо таскаете, а после подметать главный зал.

– Хорошо, – мы закивали.

– А курить не часто только. Слышали такую поговорку: Сделал дело, гуляй смело?

Мы закивали, конечно, слышали. Стара, как мир.

Двинули обратно. По пути Витек и Митек забежали к крану воды напиться, подождал их чуток.

Заворачиваем за угол, а попутно перчатки натягиваем, а там Берек сидит на куче металлолома наверху и камешки оттуда кидает.

Мы ахнули. Полностью все перетащил на метров десять к забору, как и надо было Георгию Павловичу.

– Я аж дар речи потерял, – вымолвил Митек.

Витя полез к Береку, примостился рядом, вытащил из кармана откуда ни возьмись шоколадный батончик и, протянув его Береку, сказал:

– Ракета.


Рецензии