Разжалобил

  Семья  Курлюкиных провожала своего младшего сына на учебу в город. Провожание это было привычным делом, повторяющимся каждое воскресенье. Сопровождалось оно непременно огромным нежеланием сына ехать; долгими прощаниями со сдерживанием слез и оканчивалось, как правило, трагическим уездом.

Виновник торжества – Паша Курлюкин, сидел за столом и ковырял ложкой комочки гречневой каши. Мать – Валентина Ивановна Курлюкина – тихая, робкая женщина без особых амбиций, заботливо укладывала уезжающему вещи в сумку.

 - Выгоняете сына, да? – трагически спросил тот. – Выгоняйте – выгоняйте! И даже не жалко?
 - Не жалко, - вздохнула она, стараясь на поддаваться чувствам, но тяжелая грусть теснила ей душу.
 - Будет же волноваться мать! А сын не будет звонить! – подливал масла в огонь Павлик.

Вошел отец – Петр Петрович – строгий мужчина, не любящий излишних нежностей.
 - Через пять минут Барсуковы подъедут, - сообщил он, поглядывая на часы. – Они свою дочку на вокзал везут и нашего оболтуса захватят. Так что собирайтесь!  - подытожил глава семейства и исчез в коридоре.

 Мать подошла, чтобы убрать за Пашей пустую тарелку.
 - Вот! Не успел доесть, как из-под носа тарелку вырывают! – гневно прокомментировал тот. – Не дают последнюю крошечку в рот положить!

 - А который час? – поинтересовалась, плюхаясь на диван, старшая сестра Катерина. (Она собиралась посмотреть интересную телепередачу).
 - Уже на время сыну указывают! – обиженно пробубнил Паша. – Чтоб не засиживался! Правильно! Вот уедет сынка – узнаете, как оно: без сыночка жить! А что он там? Где он? Это не волнует родных? Может, он голодный!

 - Мы же даем тебе деньги на еду! – ответила мать, сдерживая дрожь в голосе. – Покупай, кушай!
- А вдруг сынуля замерзает? Один, в холодной комнате! – продолжал свои провокации ученик.
 - Мы тебе электроплитку привезли! Грейся!

 - Не могу я! Не имею возможности! – прокричал Павлик, распаляя и без того сильную тревогу в душе матери. – А если сынулечка по дому скучает? Это как? Это уже не важно матери?!

 - И мы же ж скучаем, сынок! – не выдержала Валентина Ивановна, утирая платочком слезу. – Но что поделаешь? Надо ехать!
 - Вот так всегда!  - воскликнул сын, чувствуя, что перевес в этой борьбе уже на его стороне. – Хоть бы раз сказали: «Сыночка, останься! Не едь!» - жалобно проголосил он.

 - Но все же учатся, Павлик! – попыталась оправдаться мать.
 - Кто – «все»? Что мне «все»? Вы про свою сынуленьку думайте! А когда он…

Во дворе залаяла собака.
 - Выходите! Барсуковы сигналят! – прокричал с порога отец.
 - Сами пускай едут! – отмахнулась Валентина Ивановна.

 - Паш, ну ты чего? – заглянул из коридора Петр Петрович. – Ждут же люди!
 - Сказано уже: пусть не ждут! – повторила мать. – Не понятно? Не поедем мы! Всё!

   Машина отъехала от двора. Женщина вышла на кухню. «Эх, и зачем так над матерью издеваться! вздохнула она, гремя кастрюлями. – Разве для этого вам матерь дадена? Все нервы вымотал, оболтус!»
(2003)


Рецензии
Были такие времена, когда в деревне не было ШКОЛ - приходилось ходить за пять или более километров в ШКОЛУ. КТО ВИНОВАТ В ЭТОМ? Колхоз подвозил в школу за три-пять километров ребёнка из деревни. ТАК было и в моей деревне ШЛАНЬ, Но мы с сестрёнкой рано лишились родителей, и мы вынуждены были расти в детских домах. Ваш рассказ "РАЗЖАЛОБИЛ" именно об этом. ЧТО нет в деревне ШКОЛЫ, виновато было МЕСТНОЕ НАЧАЛЬСТВО. ИВАН, со всеми ПРАЗДНИКАМИ Вас. С наступающим КРЕЩЕНИЕМ Вас! ЗДОРОВЬЯ ВАМ! МИРА! Из-за таких стариков, как ТРАМП, пришлось попереживать многим. МИР надо беречь.

Роза Салах   08.01.2020 19:04     Заявить о нарушении
Спасибо за отзыв! Это рассказ о том, как студенты из сельской глубинки ездят в город учиться. И хотя родители предоставляют им все условия для учебы, они учиться не хотят. Этому рассказу скоро уже 20 лет. Я замечаю, что и сейчас настрой на учебу у молодежи не лучше.

Иван Ляпин Павловчанин   20.01.2020 19:30   Заявить о нарушении