Значок

ЗНАЧОК

Больше всего в жизни Юра Ковалевский мечтал попасть в Ленинград – ну, сами понимаете: Зимний, «Аврора», Петропавловка и все такое прочее... Увидеть то, о чем с придыханием рассказывала историчка Марьниколавна. А еще - Петр Первый, «Медный всадник», Пушкин, лицей… Но это, кажется, уже Лидия Петровна, русичка.
Мечта неожиданно сбылась: накануне осенних каникул на школу выделили десять путевок. На три дня в город на Неве! Две путевки взяли себе директор и завуч (надо же кому-то сопровождать ребят?), остальные честно разыграли между восьмиклассниками – отправляли именно их. Юре несказанно повезло – вытянул заветную бумажку с крестиком. Прибежал домой, рассказал маме, та даже ахнула от неожиданности, а папа пообещал дать с собой фотоаппарат «Зоркий-10» – снимать достопримечательности.
…На второй день их привели в Исаакиевский собор. Экскурсоводша заученно бубнила об истории и особенностях архитектуре, подчеркивала, что церковная служба здесь давно не проводится, это только музей. И показала на знаменитый маятник Фуко: из-под высокого купола вниз спускалась длинная цепь, на которой висел тяжелый шар со штырем. Он равномерно раскачивался и наглядно демонстрировал, что Земля вертится.
Экскурсоводша поставила на пол спичечный коробок, и через некоторое время штырь медный сбил его. Девчонки заохали, а Ковалевский лишь пожал плечами – обычная физика! Он про маятник Фуко все знал - регулярно читал свежие номера «Юного техника» и «Техника-молодежи». Однако равномерное качание маятника неожиданно подействовало на него гипнотически, он не мог оторвать от него взора... Экскурсоводша повела группу дальше, а он все стоял и смотрел...
 - «И все-таки она вертится!» - услышал Юра за своей спиной чей-то веселый, насмешливый голос.
Обернулся – и с удивлением обнаружил, что это новая группа. Очевидно, подошла, пока он смотрел на маятник. Известные слова Галилея произнес крепкий, плечистый парень в белой рубашке и широких брюках. Рядом с ним стояла девушка в длинном светлом платье. Они держались за руки и, очевидно, были абсолютно счастливы.
- Откуда это, Андрей? – удивленно спросила парня девушка.
- Какой-то ученый сказал, - пожал тот плечами.
- Верно, это сказал Галилео Галилей, - кивнул старичок-экскурсовод, удивительно похожий на писателя Чехова (такое же пенсне плюс аккуратная бородка). – А затем его заставили отречься от своих взглядов... Вы, кстати, знаете, в чем его обвиняли?
Андрей отрицательно покачал головой, и Юра решил помочь ему - по старой школьной привычке:
- В ереси. Галилео говорил, что Земля вращается вокруг Солнца.
- Именно так! – радостно произнес старичок. – Вы видимо, увлекаетесь наукой, молодой человек?
- Люблю астрономию, - признался Ковалевский, – и читал в одном журнале…
- А почему этот ваш Галилео не боролся за свои взгляды? - удивился Андрей. – Они же были правильными! Какой же он тогда ученый? Малодушный оппортунист получается!
- Эх, молодой человек, - вздохнул старичок, - Святая Инквизиция умела добиваться своего. Почти как…
Он резко оборвал свою фразу и оглянулся – не слышал ли кто?
Внимание Ковалевского привлек значок на рубашке Андрея: красивый, с большой красной звездой, посередине - скрещенные винтовка и пропеллер. Внизу была крупная надпись: «ОСОАВИАХИМ СССР».
Андрей, заметив его интересе, подмигнул:
- Что, нравится? Сам не думаешь вступать?
Юра пожал плечами – мол, не знаю…
- Надо быть готовым, - твердо произнес Андрей. - Я в этом году в летное училище пойду, должны взять – два года в городском аэроклубе отзанимался, планером управлять умею...
- И с парашютом прыгали? – поинтересовался Ковалевский.
- Восемь раз!
- Ладно, не хвастайся! – упрекнула Андрея девушка. – У других тоже было много прыжков.
 - Зато у меня половина ночных! – гордо ответил Андрей. – А это, Нина, за два считается!
Андрей подмигнул Ковалевскому и заговорщицки прошептал:
- Она так говорит, потому что тоже хочет прыгать ночью. Но ей пока не разрешают – опыта маловато…
- Все равно я своего добьюсь! – упрямо тряхнула кудряшками Нина. - Вот увидишь!
- Даже не сомневаюсь! – хмыкнул Андрей. – Прешь вперед, как паровоз!
- Да ну тебя! – легко стукнула его кулачком в бок Нина. – Вот закончу курсы в аэроклубе и тоже пойду в летное училище. Окончу и буду, как Марина Раскова...
- Ладно, не сердись! – примирительно протянул Андрей. – Конечно же, будешь! 
Нина улыбнулась и отошла в сторону - слушать старичка-экскурсовода, а Андрей показал на пионерский значок на лацкане Ковалевского - с дедушкой Лениным и девизом «Будь готов!»:
- Что это у тебя? Никогда не видел таких…
- Это новые, только что выпустили, - тут же нашелся Юра. – И дают только самым лучшим пионерам!
Затем предложил:
- Давайте меняться - мой значок на ваш!
Он был умным мальчиком и мгновенное сообразил, что за настоящий значок ОСОАВИАХИМ сможет выменять у ребят много чего…
- Хорошо, - неожиданно согласился Андрей, – давай!
Обмен состоялся, затем Андрей отошел к своей группе. Встал рядом с Ниной и положил руку на ее талию. Ковалевский же с радостью прицепил новый значок на лацкан своего пиджака: вот это удача, ребята в школе от зависти умрут, ни у кого такого нет!
…И вдруг увидел самого себя как бы со стороны: щуплый мальчик в сером школьном костюме стоит у маятника Фуко. А потом медленно исчезает, будто тает в воздухе... Минута – и нет его.
…Юра Ковалевский тряхнул головой, прогоняя странное наваждение, и вдруг понял, что стоит рядом с красавицей Ниной и держит свою руку на ее тонкой талии…


Рецензии