Милосердие против зла. Глава 2

Анне снились сыновья. Высокие, зеленоглазые, как Гринька. Они слушали вместе с Анной, как кто-то рассказывал про урожаи, что люди хотят и что будет. Рядом что-то громыхнуло. «Наверное, опять ведро задели», - подумала Анна и проснулась. Оказалось, это Гринька пришёл с дежурства. Он присел на кровать рядом с Анной и сказал:
- Аннушка, а вовремя мы из Бошчоя уехали! Трясло их сильно.
- Как так – трясло?
- Землетрясение сильное было. Люди приехали оттуда, рассказали, что стены домов ломались, деревья падали, пыль страшенная, земля местами расходилась!
Гринька несколько раз взмахнул руками и принялся снимать рубаху.
- Сильно трясло, похоже.
- Да. Кто-то под обвалы попал, померло народу немало.
- А кто рассказывал?
- Оттуда с фабрики привезли людей, чтобы без работы не сидели. Пока там восстановят! Может, кто-то и совсем останется. Я про тебя поговорил, сказал, что ты мастерица: и платки вяжешь, и ткать, и петь! Завтра пойдём тебя тоже в цех устраивать.
Анна посмотрела на мужа и грустно улыбнулась. Пробыли в Бошчое недолго, близких знакомцев не появилось. Но людей было жалко.
- Не журись, радость моя. Трясло далеко. Здесь крепко на ногах стоим.
Рука Гриньки обхватила Анну за плечи, а другая потянулась ниже…


За окном прокричал петух. Анна подумала: «Господи, как хорошо! Как дома, в деревне. Так дома и есть: на заводе работу дали, а люд деревенский до работы дурён»… Представила в мыслях кокон шелкопряда: «Нить хорошая, к ниткам я привыкшая. С мала платки вяжу. Да и к чанам – кастрюлям приспособлюсь».
- Гриша, сделай мне хваталку для коконов поудобнее. Ладно?
- Аня, Аннушка, какую такую хваталку, хорошая моя? Где схватить? Что схватить? Я схвачу…
Анна засмеялась и прижалась к мужу.
Эх, а, ведь, могла и проглядеть Григория! Сначала брат его собирался Анну сватать, кругами ходил. До сих пор его жена Олька говорит, что он на Анну смотрит не так, как должен. Жаловалась, что Анна у Гриньки и поспать днём в жару может между делами, и ласковее Гринька, чем Егор с ней. А Егор ей в ответ: «Так это же Анна! И я бы для неё расстарался!» До слёз бедную доводит. Решила: «Попрошу Егора не злить золовку. Жена же его! Нельзя»…


На работе Анна уставала. В пару и грохоте, с новыми людьми… И старалась: не до шуток, не до песен. Поволжские девки из деревень сноровистые – справлялась, это само собой. В пару Анне поставили таджичку Рохат, её отец работал при конторе сторожем. И за садом вокруг конторы он смотрел. Трудяга, как Григорий. Анне сказали научить Рохат, как правильно разматывать коконы. А как учить? Сама не так давно пришла в «горячий» цех. Обе старались. А вчера Анна поняла, что Рохат «тяжелая», и срок не маленький. Посоветовались с бабоньками и попросили мастера убрать брюхатую от горячих чанов. Анна обещала за двоих работать, но это не понадобилось, поделили выработку на всех оставшихся. Бригада! О, как!
Шло время. Привычная работа дарила мир в душе. Когда Анна забеременела третий раз, она быстро догадалась, что будет девочка. С детских лет Анны взрослые мамки и бабки, чужие тётки не стеснялись при сиротке говорить о приметах, женском здоровье, сплетничали про соседок. Не раз Анна слышала: «Золотая слеза не выкатится!» И старалась крутить веретено, потом вязать пришлось, скотину обихаживать. Сама была дитём, а малым деткам носы вытирала: и родных, и сводных вынянчила. Теперь со своей маленькой, долгожданной и любимой, будет легче. А иначе молодухам рядом кто-то нужен: и пригляд, и руки освободить для домашних дел, и на работу сразу после родов надо выйти, как бы не потерять работу!
Люди едут и едут, со всей страны. Где работа, там и копеечка есть, туда и едут. А в Хуштокухе и тепло, и абрикосы, и совсем незнакомые по первости дыни. Абрикосы-то и в Елани росли!
Знакомый уезжал за семьёй в Саратов, с оказией Гринька передал своим в Елань, через тётку родную, чтобы в Хуштокух приезжали. Он поможет обустроиться. Анна была рада. Свои, родные! Через несколько месяцев ждали не маленькую семью: свекровь, ещё двух её сыновей, дочь Груньку и Ольку – жену среднего брата. Ещё одна дочь Прасковья осталась в Елани с семьёй мужа, давно жила с ними. Приехали трое. Олька и Егор не доехали всего ничего: Егор нанялся в соседнем городке Дардарьинске что-то ремонтировать. Этот с кем угодно поладит! Говорун и певун. А не доехали – Анна понимала, до сих пор её к Гриньке ревнует. Судьба не ласковая. Груша тоже не задержалась, приехал за ней жених из Саратова, не понравилось ему в Хуштокухе, да и то: если в Саратове есть работа, что в Хуштокухе делать? Не убегал от обид из родных мест, как Гринька Нефёдов! Увёз жених Груньку к родителям его.
Так и жили: Гринька с Анной, свекровь Екатерина и младший Гринькин брат Василий. А когда дочка родилась, то Анна рада была без меры: жили недалеко от фабрики, Анна через неделю вернулась в цех, а свекровь ляльку на проходную приносила к кормлениям. Не пришлось от титьки отнимать рано!

Анна понимала жизнь просто: причины помогать ближнему или обижать ближнего и дальнего у каждого свои. Она была уверена, что если к людям по-хорошему, то всегда можно найти возможность договориться. Если заранее человек со злым умыслом не лез. С детства привыкла в большой семье родню утихомиривать – миром дела решать. А как иначе без мамки? Ласковый теляти и двух маток сосёт. А она без родной осталась с мала лет… Научишься тут людей понимать!


Анне очень нравилось в пустые от работы дни ходить на базар. Такого изобилия в маленькой Елани не было! А здесь, в Хуштокухе, отгрохали огромные арочные хоромы, поставили длинные лотки, назвали «Колхозный рынок».
Вот он, рынок! От сезона зависело: то развалы клубничные, то помидоровые, то горы арбузные, то дынные. И всегда рис в мешках, готовый плов в огромных казанах, запах лепёшек только из тандыра, кулёчки гороха крупного варёного – «нут» называется, пряные и острые запахи специй, разная и по виду, и по вкусу халва, кусочки вяленых фруктов…
Базар в Азии – место общения, не только торговля здесь. На скамьях сидят старики: кто торгует специями, чесноком или ещё чем-то, а кто просто беседует или молчит, или в чайхане расположатся старики, чай пьют. У молодёжи свои дела, не всегда Анне понятные.
В один из выходных Анна шла с маленькой дочкой, уже подходили к рынку, как Анна кого-то заметила знакомого и сама не поняла, почему испугалась, аж руки заледенели.
Человек быстро приблизился и сказал:
- Да, это я. Если увидят, что знакомы, скажешь – на базаре встречала. Торгую я здесь. Так и познакомились. Чем торгую? То тем, то сем… Чем придётся. И не вздумай дурить! Я тебя спас. Ты должна мне. Так что, молчи, глупая.
 Бабай понимал, почему решился подойти. Душа его пылала от нежности. Нежность – что-то незнакомое и болезненное для сердца Бабая. Он встретил ту самую молодку, что он не мог забыть, хоть видел её испуганной пузатой коровой. Спустя несколько лет встретил её в другом городе. За руку она вела кудрявого ребёнка одного – двух лет от роду.
Анна побледнела и сказала:
- Не выдам. Ты меня спас, я молчать буду.
- Зови меня Акзам. У меня в этом городе есть друзья. Обратишься – помогу! Бывай!
Собственно, Бабаем его звали с давних лет. А в документах значилось Акзам Бобоев.
Анна испуганно смотрела в спину уходящему такому чужому человеку и пожала плечами: Гринька рядом, зачем ей чья-то ещё помощь?
Дочка захныкала:
- Мама, ручку больно.
Анна расслабилась и пошла дальше с крохой Женькой. 
«Завтра со свекровью пойдём в церковь. Надеюсь, мужички наши тоже с нами пойдут», - подумала Анна.


Рецензии
"МИЛОСЕРДИЕ ПРОТИВ ЗЛА", Глава 2, состоящая по-прежнему из четырёх частей. Мне понравилось ОПИСАНИЕ автором жизни простых людей-тружениц на фабрике, как Анны, главного персонажа повести. Художественное описание "Колхозного рынка" передано точно: "...Базар в Азии - место общения, не только торговля здесь. На скамьях сидят старики: кто торгует специями, чесноком или ещё чем-то..." Никогда не бывала в Средней Азии или же в её южной части, но чётко представила жизнь и быт местного населения. Такова жизнь простых людей, как Анны, Гриньки, появился Аквам-Бабай. Что ждёт ИХ впереди? Об этом в следующих главах. До встречи! Всего ДОБРОГО автору!

Роза Салах   23.05.2019 08:01     Заявить о нарушении
Надо бы мне усерднее писать о героях моей книги. Но суета повседневной жизни, хоть не очень и мешает, но настроение сбивается, не хватает запала. Надо у Вас учиться серьёзному отношению к писательскому труду. Хотя, слабенькое оправдание есть: ещё стихи пишу.

Марина Александрова Вартовская   23.05.2019 20:13   Заявить о нарушении
Марина Григорьевна, надо Вам быть ДОБРЫМ, а НЕ ЗЛЫМ ЧЕЛОВЕКОМ. Почему ВАШИ произведения не читают? Отвечу: В ВАС СЛИШКОМ МНОГО ЗЛА и ЗАВИСТИ к другим ПИСАТЕЛЯМ-АВТОРАМ.

Роза Салах   01.07.2021 20:47   Заявить о нарушении